СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Если вы не читаете стихов - в итоге получите войну"

Культ Дорошенко"Прибежище поэта". Арт-проект в каневской галерее "ЧервонеЧорне"

Стенограмма передачи "Культ Дорошенко" на Радио Вести

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На волне Вестей - радио новостей и мнений, у микрофона Константин Дорошенко. И в ближайший час мы будем говорить с вами о выставке современного искусства, которая открылась в удивительном городе Каневе в новой галерее, которая называется "ЧервонеЧорне". Выставка эта, как и следовало ожидать от места расположения, во многом инспирирована творчеством Тараса Шевченко, но вы не столкнетесь в этой экспозиции с какими-то иллюстрациями и цитатами из произведений Шевченко. И хочу сказать, что сегодня у нас в гостях художники Влада Ралко и Владимир Будников, которые создали этот проект, он называется "Прибежище поэта", или "Прихисток поета" по-украински. А также Юрий Сташкив - человек, который с две тысячи пятого года, то есть уже девять лет подряд, проводит художественный симпозиумы в Каневе, и вот сейчас создал и галерею, в которой, я так понимаю, вслед за проектом Влады Ралко и Владимира Будникова, также будут интересные, не простые проекты современного искусства. Мне посчастливилось побывать на открытии этой выставки и встретиться там со Святославом Вакарчуком, который, оказывается, тоже следит за современным искусством. Я предлагаю для начала послушать, что он мне рассказал о своем отношении к искусству и к вашему проекту, а потом уже будем все это вместе обсуждать:

"Ну, по-перше, я маю, скажім так, певне відношення до цього комплекса "Княжа гора", ми колись разом його організовували багато років тому. Тобто, безвідносно до мистецтва, я як вдома. А що стосується мистетцтва, ну я сам людина, яка займається мистецтвом трошки іншого порядку і плану, але тим не менше, для мене завжди ємоційні вібрації людей творчих дуже цікаві. Я не є великим спеціалістом зі скульптури, ще мені цікаво було дивитися на скульптури, які тут виставили, але я себе вважаю, ну як мінімум, оціновуючим активним шанувальником образотворчого мистецтва. Найсучасніше мистецтво останніх двадцяти, тридцяти років я знаю достатньо погано, але тому що мені просто не вистачає часу, але стараюсь якось до нього долучатись. Мій товариш, мій колега, музикант "Океан Ельзи" Паша Гудімов, він в цьому великий спеціаліст, нас деколи навіть долучає до якихось там, займається просвітницькою роллю. Але в принипі, мистецтво мені завжди було цікаво, і мистецтво деяке робилось останні сто років, воно дуже соціальне. Якщо раніше мистецтво було, все-таки, ну я бі сказав, не стільки абстрактним, а трошкі відірвано від реальності. Воно дуже соціальне. Ми дивились сьогоднішні роботи - це все на злобу дня. При тому, там залишаються творча іскра, але воно на злобу дня. Цікаво дивитися, як люди на це роеагуюсть. Я но злобу дня пишу в твітері повідомлення, люди малюють картини".

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Не совсем я соглашусь со Святославом относительно оценки того, что выставка эта на злобу дня. Может быть, при желании, в первую очередь, Влада, в ваших работах, потому что там есть образы, непосредственно реагирующие на определенные, можно даже сказать, стереотипы, скорее. Не медийные образы, а вот какие-то мифологические, если хотите. Но как вы сами оцените такое восприятие, и чего вы хотели от этого проекта?

Влада РАЛКО, художник: Я, в общем-то, недавно поняла, что мне уже задавали подобные вопросы по поводу художников, которые сейчас рисуют войну, либо они ищут что-то связанное с тем, что происходит сейчас в Украине. Но я дл я себя сформулировала это так - художники, которые сейчас рисуют войну, условно, я не имею в виду конкретно военные действия, они рисовали войну и до этого. То есть, я рисовала, уделяла огромное внимание вопросам жизни и смерти до того, что случилось сейчас в Украине. Сейчас просто эти темы обострились, проявились, стали более выпуклыми. И поэтому я использую очень конкретные ситуации, очень конкретные образы из того, что происходит сейчас. На самом деле, это мне близко, я занималась этими исследованиями и до теперешней ситуации.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Люди, которым знакомо ваше творчество, они, во-первых, согласятся, что я не хочу ни в коем случае проявить какой-нибудь сексизм, но что это искусство в хорошем смысле не женское. В том смысле, что настоящее искусство, оно не может быть привязано к тому или иному гендеру. И действительно в ваших работах, достаточно долго всегда было моментов конфликта, жестокости, даже каких-то моментов насилия, если угодно. Однако, образы, которые в этой выставке проявляются, например, "Девушка и медведь", но они согласитесь, сейчас вызывают очень прямые ассоциации?

Влада РАЛКО, художник: Да, некоторые работы очень конкретные, но я намерено использовала совершенно конкретные, очень узнаваемые моменты для того, чтобы максимально сделать высказывание точным, и максимально ясным, максимально конкретизировать все в условиях, я бы сказала, новой жестокости того, что происходит сейчас.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А можно ли проследить этот момент новой жестокости в работах Владимира Будникова, потому что, в общем-то, это пейзажи, причем достаточно не фигуративные, пейзажи такие с уходом в некую абстрактность, может быть жесткость? Я соглашусь, что творчеству Будникова, искусству Будникова присуща жесткость, но не жестокость. И насколько такие пейзажи, притом, что там много и монохромных вещей, но есть и цветные живописные работы. Насколько они передают идею конфликта, того что заложено в сам проект?

Влада РАЛКО, художник: На самом деле, художник может в данной ситуации, и вообще в любой ситуации, делать все что угодно, совершенно не должен быть актуальным в самом прямом понимании этого слова. И актуальность может быть заложена в прямом реагировании на события, и актуальность может быть заложена в совершенно отвлеченных местах. Поэтому я абсолютно уверена в совершенной свободе художника, поэтому в условиях войны, художник абсолютно не должен рисовать войну. И это важно.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Владимир, а вот как вы считаете? Пейзаж - это одна из главных тем вашего искусства, от достаточно узнаваемых пейзажей, пейзажей юного, еще молодого художника Будникова, их можно увидеть в комплексе "Княжа гора", который создал Сташкив. Это отель, это ресторанчик, это территория пленэров, сейчас плюс галерея. Но и вплоть до действительно не фигуративных пейзажей. Для вас пейзаж Каневский какое-то особое значение имеет, каким-то духом особым он наполнен?

Владимир БУДНИКОВ, украинский художник: Ну безусловно. Стоит только подняться на гору, где похоронен Шевченко и как-то становится все на свои места. Ощущения невероятные от вот этих пространств, какой-то мистики, удивительной поэзии этих мест. В принципе, я очень мало делаю таких и не люблю социальных таких работ. Не то, что не люблю, я не люблю их рисовать.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну вот то, что называется на злобу дня?

Владимир БУДНИКОВ, украинский художник: Ну да, на злобу дня мне нравится, естественно на меня очень сильно влияет все, что происходит и в стране, и в мире и так далее, но все это трансформируется через меня. И мне главное свой внутренний мир показать в своих работах, а не рефлекс на то, что происходит в мире.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но, опять же, не первых год, имея возможность следить за вашим искусством, я могу сказать, что те работы, которые сейчас можно увидеть в Каневе, в них достаточно много тревоги, в них достаточно много такого, что не было свойственно вашим работам. Они были более интеллектуальны, с точки зрения, если хотите, психологической, всегда уравновешенны. Здесь появилась тревога, что-то нагнетающееся, вот это чувствуется. 

Владимир БУДНИКОВ, украинский художник: Безусловно, потому что все время живешь в ощущении этой тревоги. Каждый день напряжения, каждый день думаешь о всех этих вещах и страшных, которые происходят у нас в стране. Безусловно, это влияет на творчество, и творчество становится работой напряженней, становится драматичней, но все равно это как бы внутренне обобщение того, что происходит, а не реакция конкретная на какое-то событие.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: В этом году, буквально в этой студии в эфире у Василисы Фроловой и Дмитрия Терешкова, говорили о другом вашем проекте, проекте посвященном Крыму. Там тоже были пейзажи, они были черно-белые монохромные, и несмотря на то, что потеря Крыма, потеря возможности бывать в Крыму, сейчас это достаточно трагично для многих людей, для творческих людей, которые привыкли искать вдохновение в Крыму. Там в той выставке, посвященной Крыму, не было тревоги.

Владимир БУДНИКОВ, украинский художник: Но дело в том, что выставка, о которой мы говорим, работы были сделаны еще в том Крыму, который был наш Крым, мой любимый Крым, в котором я провел десятки лет. И, конечно, тогда, возможно, какое-то предчувствие было, но весь этот драматизм появился уже после Крыма. Сейчас я бы не смог так мягко, лирично нарисовать, наверное, Крым.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Мы сейчас прервемся на вести, а после них продолжим разговор об искусстве.

На волне Вестей - радио новостей и мнений. С вами Константин Дорошенко. И мы продолжаем говорить об очень неординарной, на мой взгляд, выставке, которая называется "Прихисток поета" - "Прибежище поэта", которая открылась в городе, который можно называть, в определенном смысле местом силы, ну уж точно местом паломничества для многих украинцев - это Канев. Город, который в свое время выбрал Тарас Шевченко, чтобы там жить, но получилось так, что жить ему там не удалось, вот он там похоронен. Сегодня в студии у нас Владимир Будников и Влада Ралко - люди, которые создали этот проект в молодой галерее "ЧервонеЧорне" в Каневе. И Юрий Сташкив - человек, который эту галерею создал. Я вот, Юрий, хотел бы чтобы вы подробнее мне рассказали, откуда вся эта идея взаимодействия с искусством у вас взялась, потому что есть у вас отель в правильном месте, куда так или иначе ездят многие люди в Украине, есть хороший ресторан, жить бы да и радоваться, нет - тут современное искусство. С ним же мороки сколько.

Юрий СТАШКИВ, основатель галереи «ЧервонеЧорне»: Насправді ця морока дає величезну можливість розвитку і надхнення. Це почалось у дві тисячі п'ятому році, дуже проста ініціатива, я сам зі Львова, дружу з художниками зі Львова, вони мені сказали: "Раз в тебе є готель, напевне, там мусить бути картини. Взагалі, прийнято за кордоном, якщо ти маєш готель, проводите пленери". Я сказав: "Добре, будемо проводити пленери". Так почався перший пленер. Ми запросили знайомих митців, потрудилися порядка двох тижнів, зробила багото робіт, зробили першу виставку. Виявилось вона цікавить людей, і з цього часу ми провдим всі міроприємства регулярно. Єдине, що повинен сказати, завдяки моїм, скажім так, знайомствам в процесі проведення симпозиумів, я зустрів дуже цікавих людей, з якими разом мені доводиться давати навіть інтерв"ю, за що велике дякую, і вони вплинули на мій смак. Думаю, що це дуже сильно вплив буде мати так само на цю місцевість, яку ми освоїмо. Чому часме мистецство? Це дуже просто, прагматично. Я рахую, що нерухомість вимагає певного міфу, в тому випадку вона створює якусь цінність для людей, які аж з Києва повинні чомусь приїхати в Канів, якось провести там час, і я думаю, що ніщо як творчість не заповнить, скажем так, ту сьогодні пустоту, яка виникає у нас в просторі. І я думаю, Канів - особливе місце, і що ми робимо, ми лише заповнюєм простір дійсно змістовним живописом, скульптурою, садом, який ми там створюємо, цією атмосферою, яку ми там будуємо. Тобто, мистецтво є номер один, коли ти хочеш стоворити якийсь міф про місцевість, і створити настрій, куди люди хочуть повертатись.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Тут очень интересно, что вы не пошли по пути наименьшего сопротивления, потому что понятно - Шевченковские места и давайте продолжать, увековечивать традиционным образом все, что связано с Шевченко. Вы даете возможность проектам реализоваться концептуальным, проектам очень современным, проектам, которые, может быть, если сам тарас Григорьевич увидел, он пришел бы, наверное, в ужас от них, потому что в девятнадцатом веке были совершенно другие понятия и критерии эстетического. Мне кажется, эта позиция тем более правильная, потому что Шевченко, не смотря на все попытки советские и постсоветские, некоего обронзовения этого образа, он был человеком очень живым в совсем творчестве и в своей жизни, и он, в общем-то, таким и остается. То есть, его обращенность к современности самой прямой. Давайте вспомним, Шевченко вообще в российском искусстве обратился к теме простого человека до всяких передвижников, причем простого человека не как аллегории, не как некоего милого крестьянина или хорошего рабочего, он показывал человека в его пороках, в его падении, он показывал падших, и не осуждал их, он принимал. Он был на самом деле, действительно, невероятно демократичным в своем видении. Во всяком случае, я в первую очередь имею в виду его как художника, а не как поэт. И как художник, он создавал изображения простых людей, часто, если хотите, отвергнутых обществом, вот его серия про блудного сына и так далее. Это, в самом деле, революционно для тех времен, и это, в самом деле, совершенно не схоже с тем, чем занимался тогда российский академизм, в окружении которого он находился. Поэтому, если сейчас обращаться к памяти Шевченко, я тут с вами соглашусь, нужно обращаться ко дню сегодняшнему, а не просто к каким-то мемуаристическим моментам из прошлого. Но если вернуться к концепции вашего проекта "Прибежище поэтов", вы все-таки, Владимир, Влада, вы делаете акцент, ну, во-первых, на Шевченко как на поэте, а не как на художнике, мне интересно почему, потому что, мне кажется, у него равнозначны обе эти ипостаси. И, во-вторых, выходите их моментов, опять же, все-таки, прибежище.

Влада РАЛКО, художник: Тут в первую очередь Шевченко выступает как бы примером, потому что на самом деле, мы бы хотели расширить тему, и мы бы хотели поговорить о силе художественного слова - насколько оно может быть действенным, не только сегодняшней, в любой ситуации. И в принципе, Шевченко своим примером это и доказывает. То есть, он делает поэтический язык очень живым и настоящим, потому что в принципе, как только мы начинаем говорить о поэзии, мы думаем о том, что это нечто отвлеченное и нечто дистанцированное от настоящей жизни. На самом деле, поэтический язык в котором не работают законы обычной логики, в котором, как правило, абсолютно алогичен и подчинен совершенно своим особым законам, он содержит намного больше информации и обладает намного большей силой, чем обычная повседневная логическая речь. И поэтому Шевченко, собственно, своим примером... и его же воспринимают больше как поэта, а Шевченко как художник - это прилагается к Шевченко поэту. И его поэтическое слово вышло за пределы того, что было принято считать во времена Шевченко поэзией. К нам в руки попал сборник, где собраны воедино стихи Шевченко и стихи Пушкина. Да, это так и называлось - "Стихи Пушкина и Шевченко".

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Интересно.

Влада РАЛКО, художник: Да. Это достаточно редкое издание и именно в таком сравнении обнаруживается невероятная сила, одновременно и разрушительная, и созидательная, естественно, Шевченковского слова. Потому что если вспомнить, где он писал "Гайдамаков", он же писал находясь в очень изысканном обществе, в хороших условиях в Петербурге, он почему-то написал одну из самых кровавых своих вещей.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Кстати, вот эту тему мы тоже, я помню, с вами обсуждали о том, что часто творчество Шевченко, говорят, что оно жестоко, о том, что там много кровавых сцен, неких народны волнений и так далее. Я помню, что Владимир Будников, вы тогда сказали, что на самом деле дело тут вовсе не в Шевченко, а романтической традиции, в традиции тех поэтов, которые в девятнадцатом веке брали на себя ответственность за целые народы.

Владимир БУДНИКОВ, украинский художник: Безусловно. И я думаю, что Шевченко как бы продолжатель этой традиции. Но если говорить о Шевченко-художнике и Шевченко-поэт, мне кажется, безусловно, Шевченко мощнее как поэт, потому что как художник - он великий мастер. Но это, вот живописные его произведения, это как бы продолжение через Брюллова итальянской традиции, офорт - это явно рембрандовская такая школа, а в поэзии очень трудно найти в мировой поэзии такой мощное слово как у Шевченко. И вот Влада вспоминала эту книжечку, это Лейпцигское издание тысяча восемьсот там какого-то года, там, где Пушкин и Шевченко. И очень интересно читать подряд пару стихотворений Пушкина и Шевченко, и великий Пушкин, о чем там говорить, и Шевченко кажется мощнее, просто мощнее по силе воздействия, по силе слова, по силе каких-то эмоций.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Относительно искусства, я с вами с точки зрения формальной, безусловно, соглашусь, но я по-прежнему считаю, и буду всегда на этом настаивать, что с точки зрения собственно тематики, вот ровно также и в поэзии, Шевченко в своем изобразительном искусстве, с точки зрения тем, которые он выбирал, он в достаточной степени революционен для своего времени.

Влада РАЛКО, художник: Ну конечно, безусловно. Но все-таки, я бы повторила, что проект не о Шевченко, то есть тут без Шевченко было не обойтись, потому что действительно такой пример, находясь просто рядом в пяти минутах от на Чернечьей горы, невозможно было не сказать о Шевченко. Но проект о том, что должен делать художник и как он должен себя вести в условиях сегодняшней Украины. То есть, что должен делать художник: может быть он должен идти на фронт, идти в госпиталь, и если он будет продолжать рисовать, насколько действенны его работы, нужны ли кому-то его работы, и понимают ли его работы, и слышно ли его слово среди таких просто постоянно меняющихся событий.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Мы давайте подробнее на этом остановимся, потому что действительно, это очень важный момент для общества, для той ситуации, в которой сейчас находится Украина, а пока прервемся ненадолго.

С вами Вести - радио новостей и мнений. У микрофона Константин Дорошенко. И мы продолжаем говорить об арт-проекте, об уникальном арт-проекте в уникальном месте - о выставке "Прихисток поета" - "Прибежище поэта", которая открылась в новой и действительно очень профессиональной, даже и для столицы эта галерея была бы очень профессиональной, галерея, которая называется "ЧервонеЧорне" в городе Канев. В городе, который в первую очередь, для всех нас связан с именем Тараса Шевченко. У нас сегодня в студии у нас Владимир Будников и Влада Ралко - собственно создатели этого проекта, а также Юрий Сташкив - человек, который создал галерею "ЧервонеЧорне", и вообще много лет занимается розбудовой Канева, как места интересного с точки зрения не просто единоразового паломничества на могилу Кобзаря, как города, который может жить современной жизнью. В своей концепции Влада Ралко и Владимир Будников, в концепции выставки пишут: "Спроба замкнути Шеченко в музеях та книжках, задушити його гучними вшануваннями і знешкодити живі тексти, шляхом роздирання на мертві цитати геть порожні від давно загублених змістів, в котре зазнало пораски. Шевченко знов звільнився і сам вийшов на власне ювілейне святкування, сміючись сльозами". Действительно, Шевченко в поэтическом своем творчестве, главное, что волновало его - это драма народа, судьба народа, некий путь. И вот сейчас двухсотлетний юбилей Тараса Шевченко, можно смело сказать, что это один из тех Людей, который создал украинскую идею. В год двухсотлетнего юбилея в истории Украины произошло столько драматических моментов, что действительно сложно не поверить в какую-то мистику в данном смысле. Но возвращаясь, Влада, к тому, о чем говорили вы. В такие драматические, «буремні» моменты для жизни страны и народа, какова может быть позиция художника? Может действительно нужно все бросить и идти на войну или в госпиталь? Понимаете, когда мы видим быстро на скорую руку сделанные проекты, собственно художники рисуют войну, грубо говоря, назовем это так, они вызывают много вопросов.

Влада РАЛКО, художник: Позиция художника должна быть, естественно, для самого художника. И, в общем-то, я повторюсь, что художник может вести себя как угодно, он может пойти на фронт, он может пойти в госпиталь, он может молчать, и он может говорить. В нашем случае - рисовать. И это должно быть естественным и логичным для самого художника, и поэтому, говоря, вспоминая Шевченко, мы говорим о том, что алогичный поэтический язык он как нельзя силен в данной ситуации. Потому что я вспоминаю себя, когда начиная с Киевских событий, продолжая тем, что происходит сейчас, для меня больше всего информации и больше всего что ли силы, содержится именно в вещах, которые делают поэты и художники. Когда я читаю стихи написанные поэтами сейчас, и когда я смотрю на какие-то работы, которые сделали художники, но не специально, не искусственно, не на злобу дня - это ужасное выражение "на злобу дня". То есть, художники, для которых произошло некоторое совпадение, которое, в общем-то, и раньше рассматривали темы, которые сейчас вышли на первый план, многие вещи прояснились. Собственно как и тот же Шевченко прояснился. И не только Шевченко, очень многие произведения искусства стали яснее и в них открылись новые стороны. То есть, вот та самая сила художника и тот самый дар предвидения, пророческий дар, он сейчас стал как нельзя более ясен. То есть, в принципе одна из самых главных задач художника - быть пророком.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну такой взгляд у вас, скажем, уже романтичный, если хотите. Это из романтизма выросшая идея о то, что художник может и должен быть пророком. Если вернуться к истории Канева и взаимоотношении Канева с искусством, то там с тридцать седьмого года, насколько мне известно, проходили некие творческие мероприятия с художниками. Юрий, может быть, вы нам немного расскажете об истории Канева, как места, для которого не является открытием художественный симпозиум?

Юрий СТАШКИВ, основатель галереи «ЧервонеЧорне»: Ні, це взагалі не відкриття ніяке. дуже цікавий факт, що вперше в історіі Радянського Союзу, готель для художників був створений Сталіном в тридцять сьомому році. І на цьому місці до сих пір існує база хужодників, нажаль, вона порожня після Чорнобильських подій. Більше художників в Канів не привозили, тому нам було дуж елегко знайти привід для того, щоб будувати, розбудовувати міф нашого місця, місця де ми в майбутньому плануємо зробити санаторій. Просто підхопили цю ідею, яка вже, скажемо десятиліттями там нашарувалась. Та мбули всі абсолютно відомі митці, кручем ходили люди з етюдниками, ще починаючи з тридцятих років, ще до війни Другої світової. Це дуже цікавий факт. Зараз я збираю деякі невеличкі роботи цих людей, вивішую в готелі, готель набирає від цього сили, створюється спецальна атмосфера, і це нам дуже сильно допомогає, скажемо так, творити історію там на цьому мцісті. Канів давно відомий є как місце, де художики вібрали конспірацію для себе.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну и в проекте Будникова и Ролко, насколько важным для вас было то, что он вызревал и создавался собственно в Каневе? Это не просто некая хорошая идея двух людей, которых можно назвать на сегодняшний день мэтрами современного искусства Украины. Насколько принципиально, чтобы это все происходило во взаимодействии с местом?

Юрий СТАШКИВ, основатель галереи «ЧервонеЧорне»: Надзвичайно якісне питання, величезне дякую. Я хотів бі сказати Владу і Владі, мі надзвичайно горді за те, що там відбулося. Ми, як завжди, займалися лише одним, організацію всього на світі, ми хотіли зробити так, щоб нас не було ні чути, ні видно, щоб ми взагалі ніяке не впливали на процес. Саме так побудовано співпраця художників і нас на сомпозиумі. Я думаю, Влада і Влад завжди таким чином на нас впливають, що в нас завжди все получається. Ми надзвичайно горді, що в цей раз, абсолютно впевнений, ми створили визначний проект, ми однозначно покажем, ще в майбутньом. ще в великих виставках, і можливо, не тільки в Києві. І ми дуже горді за все, що відбулося цього року в Каневі і на території "ЧервонеЧорне".

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Если я правильно вас понимаю, то этот проект и какие-то будущие ваши проекты, вы будете показывать, например, в Киеве и где-нибудь еще в других местах. Не мешает ли это тогда вашей идее того, что вы хотите привлечь людей именно в Канев?

Юрий СТАШКИВ, основатель галереи «ЧервонеЧорне»: Навпаки, ми не мєм ідеї тільки кликати людей в Канів. Одна вже з міссій, яка лежить на "Червоному Чорному" - допомогти людям познайомитись з найкращіми, скажем так, подіямми, які відбуваються в Україні, і реально впливати на смак людей, які в принципі, на сьогоднішній день, не балувані кількістю виставок або кількістю високого рівня мистецтва. Повторюсь, те що відбулось цього року - є надзвичайне для нас, і ми цим надзвичайно горді, і ми дуже сильно хотіли б поділитися цим рівнем єнергії, який створили Влада і Влад. Я впевнений, що багато людей для себе отримує дуже багато цікавого і отримує, скажем так, для свого смаку щось підживити свій смак і свою силу. Тому що, нажаль, в Україні дуж емало речей відбувається на високому рівні, і тим більше, дуже шкода, що ми не маємо зараз ні сил, ні грошей для того, щоб представляти високого рівня мистецтво.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На самом деле, видите, даже пример вашей галереи, вашего проекта говорит о том, что есть у нас такие возможности, есть у нас такие силы. Другое дело, что действительно, презентация искусства, и это нужно понимать, это не просто набор интересных и выразительных произведений, тут очень многое зависит от локации, от подачи, от галереи. Во всем мире давно уже это понимают, что выставка искусства - это не просто развеска в ангаре. Опять же, хочу отдать вам должное, вы начали работать в правильном направлении с точки зрения всего: дизайна галереи и прочих подходов. Чтоб вас не перехвалить, давайте-ка мы прервемся.

Юрий СТАШКИВ, основатель галереи «ЧервонеЧорне»: Дякую. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: С вами Вести - радио новостей и мнений. У микрофона Константин Дорошенко. Мы продолжаем говорить о художественном проекте, который сейчас можно посмотреть в Каневе в галерее "ЧервонеЧорне". Проекте Владимира Будникова и Влады Ралко, они сегодня у нас в студии. А также у нас в гостях Юрий Сташкив - организатор галереи "ЧервонеЧорне". И знаете, что побудило меня с удовольствием вас позвать сегодня в нашу студию? Потому что я вообще считаю, что это очень важно, что культура в любой стране, и Украина здесь не может быть исключением, она развивается, когда она развивается не только в столице. Я не верю в то, что в развитой стране может быть только один центр культуры, поэтому все инициативы, которые у нас происходят, несмотря на отсутствие финансирования, не смотря, часто на отсутствие даже интереса. А ведь понятно, что человеку не может понравиться то, чего он не знает, его не может заинтересовать то, чего он не видел. Поэтому тут просветительский момент он очень важен. Но и "ЕрмиловЦентр" в Харькове, и галерея "Дзига" в Львове, и те инициативы, которые на Бирючей проходят на Азовском море, и выставки галереи "Цех" в Запорожье - это все те вещи, которые очень важны были и остаются. Вот то, что общество, а если хотите, иногда и государство не уделяло этому большего внимания, то что... даже средства массовой информации, мои коллеги, не уделяли этому должного внимания, оно приводит только к таким результатам, что на территории, допустим, арт-центра "Изоляция" сегодня у нас существует настоящий изолятор, в котором пытают людей.

Влада РАЛКО, художник: Ну, собственно, если проследить весь процесс от начала до конца и взять начальную и конечную точку, можно сказать, что если вы не читаете стихов - вы в итоге получите войну. Потому что именно искусство учит людей отделять добро от зла. И сейчас, когда нужно быстро принимать решения. И когда от этих решений зависит не только твоя жизнь, а жизнь других людей, человек может стать как жертвой, он может стать невольным, конечно, но все-таки, убийцей. И поэтому поэтическое слово, слово художника, я бы не сужала до поэтического слова, оно невероятно важно, и оно невероятно революционно.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Если говорить о современном искусстве, с одной стороны это территория очень демократичная, потому что еще один из идеологов современного искусства Йозеф Бойс говорил о том, что художником, в общем-то, может стать каждый, и искусством может быть все. С другой стороны, мы видим, что за двадцать три года на постсоветском пространстве после десятилетий одного жесткого идеологического стиля, люди все еще не всегда современное искусство воспринимают, считают его не тем, что говорит о красивом, еще какие-то предъявляют к искусству требования, которые, в общем-то, в мире уже сегодня к искусству не предъявляются, так вот насколько эта работа может быть благодарно и насколько все-таки, можно приучить человека воспринимать современное искусство вот таким, каким оно есть в мире, а не ждать от искусства только красоты.

Влада РАЛКО, художник: Ну те, кто ждет от искусства только красоты, они разделяют жизнь на части, они просто отделяют жизнь от смерти, что в общем-то является... это составные части единого процесса. И поэтому многие люди оказались не готовы к тому, что происходит сейчас. И именно искусство оно может быть неудобным, оно может быть жестким, оно может раздражать. Но дело в том, что человек, если он не уделяет внимания искусству и не понимает его, он создает вокруг себя нечто вроде мертвого мира, мира который не действует, некий своеобразный иммунитет, и, в общем-то, такой комфортный иммунитет. И задача современного искусства именно разрушить вот эту вот привычную систему и вспомнить Гете, эту заезженную цитату, которую все знают, но никто не задумывается - "Лишь тот достоин жизни и свободы".

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Владимир Будников, вы неоднократно выставлялись в Германии, причем не только в Берлине, в разных городах, в том числе, я знаю, что ваши работы находятся в музее города, в котором родился Йозеф Бойс. Это достаточно небольшой немецкий город, в котором, насколько я понимаю, достаточно неплохая культурная структура создана вообще. Вот насколько можно сказать, понятно, что Берлин - одна из мировых столиц искусства на сегодняшний день, насколько в Германии в разных ее землях и городах жизнь настолько же насыщена художественная как в столице?

Владимир БУДНИКОВ, украинский художник: В Германии абсолютно равномерно насыщена культурная жизнь и в столице и даже в маленьких поселочках. Можно в каком-то селе прослушать великолепный концерт какого-то мирового оркестра и маэстро. И там нет зала, но они там в церкви какой-то, в костеле каком-то сыграют, можно увидеть удивительную выставку. В малюсеньких городах, вот упоминали Бойса, это колоссальный музей, это колоссальный замок в маленьком совершенно городишке немецком. Ну это правда специфическая такая страна, где равномерно все это можно увидеть искусство везде. Еще мне очень нравится в Германии воспитательный момент. Вот мы говорим о современном искусстве и люди не очень воспринимают его, им хочется чего-то там красивое и так далее. В каждом музее вы увидите детей, которых на самое такое экстримально-совремннное-авангардистское такое актуальное искусство водят школьников, водят больных, водят каких-то детей разбитых, с какими-то болезнями - их приучают к современному искусству, это везде, во всем мире. У нас как-то нет работы с детьми, с людьми - это, мне кажется, огромный недостаток, мы на этом очень много теряем. И поэтому очень узкий слой людей, который понимает современно искусство, который любит современное искусство, тут в этом нужно, конечно, в воспитательном моменте очень много менять.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Существует идея, что для того, чтобы современное искусство стало более востребованным, оно должно как раз выходить с территории галерей и каких-нибудь рафинированных культурных центров, выходить прямо к людям, на улицы, с перфомансом каким-нибудь, какое-нибудь граффити и так далее. А вы продолжаете все-таки придерживаться традиционных художественных пространств, и вы Юрий Сташкив, с другой стороны, у вас есть пленэры скульптурные, это все находится вот то, что называется "просто неба". Но создание галерей как концептуального пространства, вам не кажется, что это немножко, если хотите, старомодный ход?

Юрий СТАШКИВ, основатель галереи «ЧервонеЧорне»: Старомодний якщо не вибудувати стратегію з ким ті йдеш далі. Я думаю, так як ми будуєм наші подальші дії, я думаю, ми попереду планети всієї, і я впевнений, що в перчу чергу "ЧервонеЧорне" на сьогодній день має всі шанси бути галереєю, яка гарє вдовгу. Тобто, ми впевнені, що через деякий час ми будемо звучати як найпотужніша, найкісніша галерея, наймодерніша галерея сучасного мистецтва.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но вы же понимаете, что действительно, то что касается современного искусства - это не та территория, где можно очень быстро... нет, на ней можно быстро добиться популярности, по сути можно даже и денег быстро заработать. Только действительно раз в долгоиграющем моменте, оно может все и выгореть. Очень сложно этот бизнес с визуальным искусством связано.

Юрий СТАШКИВ, основатель галереи «ЧервонеЧорне»: Так, якщо це перетворювати в бізнес. Но сьогдішній день, повторюсь, це не є бізнес на сьогоднішній день, це є задоволення від процесу, величезне задоволення від того, які люди приїжають до нас, с кимми спілкуємось, що ми дістаємо в результаті того, коли проводимо виставки. Я маю велику надію, нам достатньо буд е сил для того, щоб маленькими поступовими кроками рухатись. Я впервнений, мене вигоремо, тому що ми зібрали вже навколо себе достатньо якісних людей. І через те, що ми дуже маленькми кроками будемо рухатись вперед, я впевнений, що в нас все вийде.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А вот то, о чем говорил Владимир Будников, что такое пусть в небольших городах Германии, кроме того, что там присутствует современное искусство, современное визуальное искусство, там бывают замечательные концерты, еще какие-то подобные инициативы. Вы в этом направлении не собирались работать?

Юрий СТАШКИВ, основатель галереи «ЧервонеЧорне»: А ми вже прцюєм, в нас є деякі свята, які нам дуже добре вдаються. Наприклад, свято Молодого вина. До нас приїджають люди з Києва, люди з Львова, люди з Харкова, причому у нас невеличкий арт-готель, всього тринадцять номерів. Це свято маємо наперед запомнити назавжди. Ми завжди якось так запрошуєм живу тільки музику, стараємось відповідати настрою, який є в ці дні - це дуже добре помагає. Так само інші свята непогано проходять, і ми запрошуєм виконавців, які досить цікаву музику виконують. Поки що це не є такий супер-рівень, як нам вдається з художниками або скульпторами, це початок лише. Але я думаю, через деякий час ми так само підтягнемо цю область.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Очевидно, Юрий, что вы верите в Канев, в его потенциал и возможности современного искусства в Каневе. Как вы, к сожалению, уже заканчивается программа, как вы чувствуете, Канев вам взаимностью отвечает? Канев в вас верит?

Юрий СТАШКИВ, основатель галереи «ЧервонеЧорне»: Канів. Я велечезне, повторюю, задоволення отримую, що як мужчини ми маємо вплив на все, що відувається в актуальному мистецтві в Україні. І от от тут ми маємо дуже велику підтримку і величезне задоволення ми отримуєм від того, що ми корисні. От я би так відповів.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А я еще раз могу поздравить всех нас с тем, что современное искусство и культура вопреки всему, продолжают прорастать и развиваться на весьма достойном уровне, отнюдь не только в столице нашей Родины, но и в других городах. Спасибо за эфир.

Влада РАЛКО, художник: Спасибо.

Юрий СТАШКИВ, основатель галереи «ЧервонеЧорне»: Дякую.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все