СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Люди, котрі знають жестову мову, зрозуміють більше, ніж звичайна публіка"

Культ Дорошенко"Племя". "Кинематограф уже никогда не будет прежним"

Стенограмма эфира на Радио Вести

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Это Вести - Радио новостей и мнений. У микрофона Константин Дорошенко. В ближайший час мы будем говорить с вами о фильм, о котором американский кинорежиссер Даррен Аронофски недавно в своем Twitter написал: "Кинематограф уже никогда не будет прежним". Это фильм "Племя", снятый украинским режиссером Ярославом Слабошпицким, который собрал уже достаточно много ярких наград, в том числе приз прессы на Канском кинофестивале. Он показывался недавно в Торонто и наконец-то выходит на наши экраны. В нас в гостях сегодня оператор постановщик и продюсер этого фильма Валентин Васянович, который кроме всего прочего и сам является интересным кинорежиссером и Александр Гусев - кинокритик. Фильм довольно не простой. Безусловно, впечатляющий. Я уверен, что каждый человек, который попадет в кинотеатры и будет смотреть этот фильм, даже если ему он не понравится, он не сможет выйти, развернуться и уйти. Вот тут такой интересный момент, что действительно фильм притягивает. От него довольно сложно оторваться. Как часто говорят от прекрасного и от уродливого очень сложно оторваться. И в общем, и прекрасное и уродливое не внешне, а как бы психологически уродливое в этом фильме присутствует. Сразу скажу, что фильм уникален тем, что в нем не звучит человеческая вещь. Вообще не слова, потому что фильм этот посвящен жизни людей слабослышащих или глухих. Еще недавно в Советском Союзе называли глухонемыми, но это абсолютная глупость. У этих людей есть язык. Они не немые. У них есть язык жестов, которым они пользуются и общаются. Поэтому правильнее называть их слабослышащими. Тема, к которой обращались в искусстве, в том числе в кинематографе, в том числе в постсоветском есть такой известный фильм, многие, наверное, смотрели "Страна глухих", который Валерий Тодоровский снял. Может быть, мы его еще помянем с нашими гостями. Но начать я хочу с несколько лирического момента, потому что одно из своих выступлений актерскому мастерству учит Лайзи Минелли такая известная всем киноактриса и одно из своих выступлений в актерской студии она посвятила как раз вот теме слабослышащих людей. Наверное, скорее даже глухих людей. Давайте послушаем отрывок из этой ее песни, а потом перейдем к нашей темы непосредственно. 

Фрагмент записи

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На самом деле невероятно лирический текст у этой песни. Мой любимый не издает звук. Его язык это руки. Я смотрю на танец его пальцев и пытаюсь понять его изысканный балет. Я вам рекомендую посмотреть, как она исполняет эту песню. Это можно увидеть в Youtube. Это действительно впечатляет и оставляет понимание того, что такое великий артист, потому что Минелли там просто сидит на сцене. Без всяких эффектов она полупоет, полуразговаривает и это действительно впечатляет. Но вернемся мы к фильму "Племя". Валентин Васянович и оператор фильма, и продюсер. Скажите, вот вам в работе над этим фильмом, а слушатели должны знать, что все, кто в нем снимались, это люди тоже глухие, плохо слышащие. Вам удалось среди них рассмотреть действительно больших артистов, и вообще насколько сложно было подобрать этих людей? Насколько долгим был кастинг, потому что там очень выразительный, очень фактурно выразительны все. Даже второстепенные персонажи, которые просто своей пластикой, своей внешностью и своей искренностью завораживают настолько, что кажется, что на самом деле это действительно профессиональные актеры. Как вообще это все произошло?

Валентин ВАСЯНОВИЧ, оператор, продюсер фильма "Племя": Ок. Доброго вечора, Костянтине. Доброго вечора, шановні слухачі. Дійсно, в цьому фільмі найголовнішою було на початках знайти акторів. Чому? Тому що було зрозуміло… Ну, в Україні є театр глухих людей. Там є актори, там вони грають, вони грають якісь драматичні вистави адаптовані. Але те, що написав Мирослав, цей текст, ці фактури, ця історія вона потребувала. Тобто, люди, котрі не є професійними акторами це було зрозуміло з початку і потрібно було їх якось шукати. Кастинг, відбір акторів тривав майже рік. Майже рік через нас пройшло, через Мирослава пройшло, я не пам’ятаю точно, але здається більше тисячі людей, котрі їхали з України, з Росії, з Білорусі і з інших країн. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А как они узнали, что кастинг происходит?

Валентин ВАСЯНОВИЧ, оператор, продюсер фильма "Племя": Ці люди це спільнота досить закрита. Вони досить активно користуються ресурсами на кшталт "ВКонтакте", Facebook. Тобто, і всі новини дуже швидко розлітаються і нам при цьому допоміг ще клуб при "Утозі", котрий пішов нам на зустріч, дав приміщення і ми мали змогу там проводити кастинги. Людей було дуже багато і те, що це все тривало досить довго – майже рік, дало змогу знайти серед цієї великої кількості людей потенційних. Тобто, природжених акторів. Фактично ці всі люди вони нагороджені Богом даром виглядати перед камерою органічно і ці люди були знайдені. Відносно типажів, відносно всього ми за рік зібрали групу. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Как вы находили общий язык с ними? У Вас были переводчики?

Валентин ВАСЯНОВИЧ, оператор, продюсер фильма "Племя": Так. У нас були перекладачі, бо по-іншому просто ми б один одного не зрозуміли. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И насколько сложно с этими людьми было работать? Вот вы говорили, что это действительно очень закрытое сообщество. В самом деле, действительно люди, у которых есть определенные сложности в развитии, как правило они составляют определенные закрытые сообщества. 

Валентин ВАСЯНОВИЧ, оператор, продюсер фильма "Племя": Ну, так. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Легко ли пробиться, легко ли вызвать их доверие? Легко ли предложить им, заставить их играть по каким-то правилам? Не по своим, а вот по правилам, вот по правилам съемочной площадки. 

Валентин ВАСЯНОВИЧ, оператор, продюсер фильма "Племя": Ні. Ясна річ, це було зовсім нелегко і це також забрало дуже велику кількість часу. Скажімо, мотивацією було те, що вони знімаються, що вони є справжніми акторами, вони знімаються у фільмі, котрий отримає головну нагороду самого більшого фестивалю світу. Це весь час артикулювалося. Про це ми розмовляли, щоб якось зацікавити. Але мені здавалося, що вони досить скептично до цього ставляться. Взагалі до людей, які не є глухими, не є їх закритою територією, вони до них скептично ставляться із недовірою. Вони вважають, що їх хочуть всі обдурити. Це нормально. Таке життя. І єдиний, хто вірив в цей міф запропонований це була актриса Яна, котра виконує головну жіночу роль і вона в це вірила. Вона героїчно, вона просто з собою дозволяла таке робити, що ми самі були… Тобто, у нас мурашки по шкірі йшли весь час і тому вона була в Каннах. Я думаю, що завдяки їй десь… Тобто, ясна річ, що в першу чергу це завдяки Мирославу все це відбулося, але завдяки самовідданості в першу чергу Яни я думаю, що фільм вийшов такий, яким він є. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На самом деле интересно, достаточно самоуверенное заявление, которое вы сделали для своих актеров о том, что фильм получит очень престижные награды на главном фестивале и в общем, тогда можно было поверить в их логику, что их хотят обмануть. И получается, что действительно на Канском кинофестивале фильм получает приз, который профессионалы ценят даже больше, чем гран-при собственного Каннского кинофестиваля, потому что фильм прессы, фильм искушенных зрителей это куда сложнее. Это гораздо сложнее. 

Валентин ВАСЯНОВИЧ, оператор, продюсер фильма "Племя": Це головний приз. Наша номінація називалась " Тиждень критики". І як знавці фестивалю кажуть, що взагалі так має відбуватися головний конкурс. Все чесно, найкращі фільми змагаються, а не якісь там політичні фігури або вже розкручені так би мовити бренди змагаються. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Мы чуть-чуть подробнее поговорим об этом после небольшой паузы. В эфире Вестей радио новостей и мнений у микрофона Константин Дорошенко. Мы продолжаем говорить о фильме, о котором недавно Даррен Аронофски – человек, создавший легендарную картину "Черный лебедь" написал "Кинематограф уже никогда не будет прежнем". Это фильм "Племя" – фильм украинского режиссера Мирослава Слабошпицкого. Он выходит на украинские экраны и вы имеете возможность сейчас проверить, насколько вы согласны с американцем Аронофски. У нас в гостях сегодня продюсер этого фильма Валентин Васянович и кинокритик Александр Гусев. Вот Александр, вопрос у меня будет сейчас к вам. Сама тема закрытого сообщества, сама тема чего-то непонятного вот глухие люди, слабослышащие люди она уже в определенном роде спекулятивна, потому что каждому человеку интересно подсмотреть за чем-то, куда он не имеет доступа, увидеть что-то, чего он не видит каждый день в своей жизни. Как по-вашему, не получилось ли здесь спекуляция на вот чисто, чисто человеческом любопытстве?

Александр ГУСЕВ, кинокритик: Добрый вечер Константин. Добрый вечер, уважаемые радиослушатели. Вы знаете, мне кажется, что авторы этой картины как раз мешают, препятствуют искушению своего зрителя воспринимать этот фильм, как некий чернушный экскурс вот в неизвестную суб-культуру, в некий потаенный мир. Когда мы начинаем смотреть этот фильм, нам очень хочется поверить, что это вот какое-то закрытое действительно сообщество, с которым наша повседневная реальность не пересекается. Но чем больше мы смотрим эту картину, тем более становится очевидно, что это является такая гротескная метафора о той реальности, в которой мы живем или, по крайней мере в которой мы жили очень долгое время. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Там много действительно того, что можно по терминологии постсоветского кино, даже еще и советского назвать чернухой. Много насилия, много каких-то… Того, что в обществе воспринимают как бы некой социальной девиацией. С другой стороны любой житель не то, что провинциального города, да собственно киевского спального района может подобные сцены видеть каждый день в своих подворотнях и ничего особенного. В том то и дело, что как бы ловят, его заманивают тем, что он видит некий мир от природы как бы девиантный, потому что это люди, которые не слышат. А оказывается, его как бы окунают в его же собственный мир. 

Александр ГУСЕВ, кинокритик: Совершенно с этим согласен. Мне вообще кажется, что разговоры о некой жесткости, о какой-то порнографичности этого фильма, они очень преувеличены. Мы не видим ничего из ряда вон выходящего и при этом действительно есть сцены, на которые вот зрители будут закрывать глаза, но точно также в реальности мы закрываем глаза на какие-то вещи, которые от этого все равно не перестают быть частью наших будней. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот вы сказали слово порнографичность. На самом деле порнография она предполагает самой некую симуляцию. Порнография это скорее пародия, это то, чего на самом деле в жизни нет. Это гибротрофированные вещи. Те сексуальные сцены, которых немало в этом фильме, скажем так, они вовсе не из ряда вон выходящие. Они вполне естественные. Но тут другой возникает момент, но все равно не работает ли этот фильм, который экспроприируют и достаточное количество клеше наше о глухих людей слабослышащих. То, например, то, как они предлагают некие дешевые ерундовые товары в поездах, что было еще со времен Советского Союза. Я прекрасно помню свои детские воспоминания. Тогда эти люди точно также ходили по вагонах. У них был очень интересный набор того, что они продавали. Это черно-белые маленькие фотографии Сталина и порнуху. В общем, сейчас очевидно, что и Сталина, и порнухи полно в интернете, поэтому немножко там что эти люди предлагают в поездах изменилось. Но не кажется вам, что это каким-то образом работает на стигматизацию. Если зритель посмотрит поверхностно фильм, ему покажется, что он все-таки может поверить, что есть некая мафия глухих людей, еще что-то такое или так не случится?

Александр ГУСЕВ, кинокритик: Вы знаете, парадоксы восприятия абсолютно не ограничены, но мне все же кажется, что достоинство этой картины в том, что ее создатели показывают вот эту даже уголовную составляющую жизни глухих не как нечто обособленное, а как часть целого, как абсолютно закономерное следствие нашего общества и коллапса наших государственных институтов. Когда люди, которые призваны осуществлять надзор за этими подростками, они собственно являются людьми, которые…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Растлителями фактически, да. 

Александр ГУСЕВ, кинокритик: Абсолютно верно. Они курируют их преступную деятельность. Когда на протяжение всего фильма единственный раз, когда сотрудники правоохранительных органов включаются в действие, они просто помогают выправлять иностранные паспорта для девушек, которые высылают в сексуальное рабство в Италию. И в этом смысле этот фильм очень хорошо показывает реальность Украины. По крайней меры той Украины, реальность той Украины, которую мы сейчас пытаемся изменить. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вас не удивила реакция Даррена Аронофски. Безусловно, он проявил себя эстетом в "Черном лебеде", но его последняя картина "Ной" такая развесистая попсовая клюква, что как бы сложно представить, что человек, который такое создает, может оценить такой фильм, как "Племя". 

Александр ГУСЕВ, кинокритик: Вы знаете, я вообще с некой осторожностью отношусь к заявлениям о неких переломных фильмах. Безусловно, "Племя" с чисто формальной точки зрения необычайно интересны и энтузиазм фестивальных завсегдатаев и как кинематографистов, как и кинокритиков совершенно закономерен. Помимо того, что действительно очень интересный эксперимент, очень хорошо воплощенная идея немого фильма, в котором вот собственно немота является не стилизацией, а следствием естественных причин. Помимо этого в фильме очень интересные сцены, снятые единым кадром с очень хорошо, тщательно выверенной мизансцены. Но мне все же кажется, что вот это тот случай, когда проблематика, идейный посыл фильма по настоящему понятно не за рубежом, а гражданам страны и не обязательно киноспециалистам, не обязательно кинокритикам, не обязательно кинематографистам. Этот фильм ориентирован, в общем, на зрителя, который хочет, который готов увидеть на экране отражение нашей реальности. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Я даже поправлю Вас. Я думаю, что не только гражданам страны, а гражданам всего постсоветского пространства. 

Александр ГУСЕВ, кинокритик: Совершенно согласен. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Потому что и эти подворотни, и эти…

Александр ГУСЕВ, кинокритик: Абсолютно так. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Эти строения, все это, одежда – это все то, что мне приходилось видеть совсем не то, что в Украине, а в Киргизстане, и в Молдове, и на других территориях. Но сложно представить себе подобные вещи в Балтийских республиках это правда. Они в самом деле очень отличаются. А вот все, что начинается от границ Балтии и до границ Китая в любой из этих стран вполне можно представить развитие такого фильма. Поэтому я думаю, что он, безусловно, обречен на интерес на постсоветском пространстве. Но я думаю, что интересно было бы… Кстати, Валентин, в двух словах скажите, у Вас есть предложение прокате в России, в Казахстане?

Валентин ВАСЯНОВИЧ, оператор, продюсер фильма "Племя": Щодо Казахстану поки ні, але на сьогоднішній день укладені попередні угоди з 25 країнами. Також найбільші країни з цього списку це Америка, Японія, Франція. Тобто, насправді для арт-хаусного фільму, взагалі для фільму, виробленого на Україні це перший раз. Це перший раз стільки країн зацікавилися цим фільм і це надзвичайний успіх. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На самом деле мы можем друг друга с этим поздравить. Сейчас перервемся снова на Вести, а потом продолжим говорить о фильме "Племя". С вами Вести – радио новостей и мнений. У микрофона Константин Дорошенко. "Племя" – украинский фильм, который получил в этом году престижную премию на каннской недели критики в рамках Каннского кинофестиваля и сейчас именно им открылся кинофестиваль в Торонто, который неофициально считается одной из самых главных и может быть последней степенью к выдвижению действительно попадания в официальную программу "Оскара". Мы говорим об этом фильме с оператором-постановщиком и продюсером его Валентином Васяновичем, из кинокритиком Александром Гусевым. Обязательно стоит напомнить, что снял этот фильм украинский кинорежиссер Мирослав Слабошпицкий. Вот это продвижение фильма реальный успех. Наверное, вы меня поправите, господа. Но мне кажется, что ни один фильм, снятый в независимой Украине еще не имел такого успеха и на фестивалях, и всюду. Это ломает вот те сценарии, которые вот раньше пытались использовать постсоветские и постсоциалистические страны в продвижение своего кинопродукта. Увидев там такого этнического совершенно кино на подобие того, что делал Кустурица или каких-то этноисторизма, национального историзма Ежи Гоффмана у нас на определенном этапе вцепились в идею украинского поэтичного кино и начали вокруг него плясать и пытаться предлагать миру что-то вот подобное, какие-то отголоски этих вещей. Достаточно долго считалось, что новое государство может заявить о себе с точки зрения исторической или этнической. Фильм Слабошпицкого он совершенно о другом. Он о том, что понятно всему миру и вот как раз его успех в Каннах он, мне кажется, должен заставить задуматься всех творческих людей в Украине о том, что людям не нужно предлагать не этнического, ни какого-то конъюнктурного, не связанного с давней или новой историей нашей. Миру интересен человек вообще. Валентин, у Вас было замечание, я так понимаю, по поводу.

Валентин ВАСЯНОВИЧ, оператор, продюсер фильма "Племя": Я навпаки хотів підтримати цю розмову з приводу того, що Мирослав один з перших почав розмовляти сучасною мовою із сучасним світом про сучасну Україну. Бо те, що ви згадали про поетичне українське кіно, воно таке да, ми за нього зачепилися і цього не треба. Це мабуть була помилка, а може не помилка. Ми мали це перейти, перерости і змінитися, бо що таке є поетичне кіно? Це є кіно тоталітарної доби. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Совершенно верно. Эзопов язык – совершенно верно. 

Валентин ВАСЯНОВИЧ, оператор, продюсер фильма "Племя": Так. Це дуже просто. Не можна було сказати біле-біле, чорне-чорне. Можна було, але один раз і відразу за грати або з професії. І казали, це дуже темно там, баклажанно-бурячкове, знаєте, майже чорне, але не чорне, от. А Європа вона так давно не живе. Вона взагалі не жила ніколи. У них біле є біле, чорне є чорне і Мирослав почав з ними цією мовою розмовляти. Ще й тому успіх відбувся. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Я хочу сказать слушателям, что в Украине Премьера фильма, который сейчас активно прошелся по целому ряду кинофестивалей серьезных и происходит уже сейчас, 15 сентября те наши соотечественники, которые оказываются в Париже, могут видеть премьеру европейскую этого кино. Фильм "Племя" выходит в прокат в 24 странах мира, включая Соединенные Штаты Америки, Японию, Канаду и нашим слушателям в Днепропетровске с удовольствием сообщаю, что днепропетровская премьера состоится раньше, чем киевская. В Днепропетровске фильм будет представлен 9 сентября. В Киеве только на следующий день, поэтому первыми в нашей стране смогут увидеть фильм днепропетровцы. Меня всегда такие вещи радуют, потому что у нас в стране немножко существуют зацикленность на столице, а нормальное европейское государство, если мы себя таковым считаем, оно должно существовать за счет того, что все регионы развиты, в том числе и культурно. Вот какой вопрос у меня, фильм принципиально снят на языке глухих, на языке жестов и его не сопровождают субтитры. Вообще мировой кинематограф знает несколько примеров, когда фильм снимался там на мертвом языке или без звука. Это, допустим, возьму хотя бы "Медея" Пазолини, в котором тоже не звучит ничего. Здесь есть некий формализм, некий формальный подход в таком. Два вопроса возникает, во-первых, насколько те диалоги языком жестом, которые ведут герои фильма на экране, действительно диалоги. Их можно прочитать, их можно понять тем, кто понимает?

Валентин ВАСЯНОВИЧ, оператор, продюсер фильма "Племя": Так, це дійсно діалог і це дійсно справжній діалог. І люди, котрі знають жестову мову, вони прийдуть і вони зрозуміють більше, ніж звичайна публіка. Але цього 2-годинного пластичного етюду простій людині вистачить з головою, щоб зрозуміти всю драму і всю-всю, весь біль і всю любов цього фільму. Це фантастичне кіно. В цьому є новаторство і тут, як на мене, взагалі немає жодної штучності в цьому, бо Мирослав знімає. Тобто, це є виправдана глухота. Тобто, Мирослав знімає кіно про фільм, про людей, котрі не вживають цієї мови. Це дуже просто. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И чем, на самом деле, этот фильм отличается от нового немого кино, на которое появилась мода в Европе? Действительно, это достаточно снобистская такая мода и эстецкая, потому что в отличии от нового немого кино в фильме Слабошпицкого "Племя" присутствуют звуки. Там очень интересный саунд. Там действительно во многом, как раз напряжение зрителя и возникает из-за того, что он постоянно слышит огромное количество звуков – звуков окружающего мира. И при этом ни одного слова. 

Валентин ВАСЯНОВИЧ, оператор, продюсер фильма "Племя": Я хотів сказати одне слово, чому виникає гіпнотичний ефект? Коли людина – глядач приходить в зал, починається фільм, він перших 10 хвилин дивиться і розуміє, що словами до нього не будуть звертатися. Словами він не отримає ніякої інформації і то за 10 хвилин він виключає слух просто. Він виключає, тобто, частину мозку, котра займається цим і переключається вся увага на зір. І він розуміє, цей фільм потрібно дуже уважно дивитися і він починає дивитися в екран і він не відволікається і там за хвилин 15-20 все, людина зникає. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И при этом опять же вы его определенным образом обводите вокруг пальца – зрителя, потому что звук есть и звук достаточно драматичный. 

Валентин ВАСЯНОВИЧ, оператор, продюсер фильма "Племя": Є інтер шум, але інтер шум природний і ми навпаки ми брали цей інтер шум кроки, якісь рухи, якесь тертя одягу. Все це його далі відсунули. Бо з початку, коли ми його зробили дуже близьким, чітким, виразним, ми зрозуміли, що він починає конкурувати із зображенням, тому ми його ще далі відсунули і він ледь-ледь є. Взагалі його там на 30-50% менше, ніж він є в житті, в природі. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот Александр Гусев, кинокритик у меня к вам вопрос. Есть еще информация о том, она звучит довольно громко, о том, что фильм "Племя" в данный момент является одним из 3 претендентов на выдвижение на номинацию "Оскар" за лучший фильм на иностранном языке. Украинский Оскаровский комитет вынесет свое решение по этому поводу. Звучит довольно-таки смешно. Украинский Оскаровский комитет звучит действительно смешно, потому что мы еще ни разу не получали "Оскара". Зато каждый год в прессе у нас появляется, что Украинский Оскоровский комитет что-то куда-то выдвинул. Насколько вообще релевантны эти заявления, насколько вообще может Украинский Оскаровский комитет, если реально существует вот тот же фестиваль в Торонто, который гораздо ближе к "Оскару", чем огромное количество всяких комитетов. 

Александр ГУСЕВ, кинокритик: Быть может он не столь нужен для фильма "Племя", о котором и так большинство потенциальных украинских зрителей получало представление, но в принципе, безусловно, нужный институт, поскольку на протяжение практически всей нашей независимости зрителями отечественных фильмов становились профессиональные киноманы и фильмы украинских режиссеров не получали никакого доступа до украинских зрителей либо из-за развального проката, либо по тому, что просто они не вызывали никакого интереса, не обращали на себя никакого внимания. И учитывая это обстоятельство, очень важно привлекать к ним наибольшее внимание. И очень напоминать о том, что пациент скорее жив, чем мертв. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы считаете, что этот Национальный Оскаровский комитет привлекает внимание к фильм, потому что просто называется Оскаровский?

Александр ГУСЕВ, кинокритик: Конечно. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: То есть, это просто себе пиар, да, да и все. 

Александр ГУСЕВ, кинокритик: Отчасти так, отчасти… Разумеется, у нас есть надежда, что когда-нибудь, пока что этого не происходило, что когда-нибудь по настоящий достойный украинский фильм и вот в кое-то веки такая вероятность сейчас особенно возможна, получит возможность быть выдвинутым от страны. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Признайтесь честно, Алексей, вы входите в этот Оскаровский комитет?

Александр ГУСЕВ, кинокритик: Нет. Я, к сожалению, не вхожу. 

Александр ГУСЕВ, кинокритик: Может быть, и к счастью, потому что все равно у меня пока что большое подозрение, что это очередная структура такая абсолютно декоративная и существует для того, чтобы удовлетворять амбиции и заполнять время вот вашего брата кинокритика. 

Александр ГУСЕВ, кинокритик: Простите, я позволю себе не согласится, потому что я знаю многих, которые участвуют в отборе фильмов и люди эти весьма и весьма достойные и, к сожалению, они имеют дело с украинским кинематографом. К сожалению, к счастью, именно с теми фильмами, которые им предоставляют. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну что же, вообще динамика такова, что хороших украинских фильмов действительно становится больше. Мы прервемся сейчас с вами на Вести и продолжим после них. Это Вести – радио новостей и мнений. У микрофона Константин Дорошенко. "Племя" – украинский фильм, который получил гран-при каннской недели критики, выходит на украинские экраны. Его украинская премьера проходит 9 сентября в городе Днепропетровск и там фильм представит главная героиня, актриса, которая сыграла главную роль Яна Новикова. Валентин Васянович – продюсер и оператор постановщик фильма, который у нас в студии говорил о том, что во многом как раз позиция именно этой актрисы Яны Новиковой она во многом помогла, она во многом вдохновляла других актеров, которые скептически были настроены к съемкам. Но и если это правда, подтвердите мне, Яна Новикова собирается представлять фильм в Японии?

Валентин ВАСЯНОВИЧ, оператор, продюсер фильма "Племя": Так, так. Дійсно, японці дуже зацікавилися цим фільмом. Вони запропонували чудові умови і одразу запросили Яну для презентації фільму. І вона там, думаю, дуже буде мати велику увагу преси. Це буде корисно як для неї, так і для фільму. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А чому ви думаєте, що вона там матиме велику увагу?

Валентин ВАСЯНОВИЧ, оператор, продюсер фильма "Племя": Я не знаю. По-перше, те, що така юна дівчина, така мила, така героїня аніме фактично вона дозволяла з собою робити такі речі. Вона так відігравала, вона так віддавалася професії. Вона просто цим бентежила журі. Я думаю, що дуже велика її заслуга. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Напомню, что у нас в студии еще кинокритик Александр Гусев. Александр, скажите, вот те люди, которые… А ведь кроме, на самом деле Яны Новиковой там есть еще несколько людей, чья игра в самом деле завораживает с точки зрения именно вот актерского мастерства. Ну, скажем так, таланта, потому что ведь сложно говорить о мастерстве. Все эти люди они не играли, насколько я понимаю до этого фильма. Как вы думаете, Александр, насколько эти актеры, которые сейчас прозвучат в мире в этом фильме, могут дальше развивать актерскую карьеру?

Александр ГУСЕВ, кинокритик: Это всегда очень тяжело прогнозировать. Тем более, учитывая понятное ограничение, скажем так, ролей, которые они могут исполнить. К сожалению, мы знаем очень много примеров того, когда молодые непрофессиональные актеры замечательно сыграв в некоторых нашумевших фильмах, потом абсолютно исчезали из кино. Очень бы хотелось верить, что именно исполнители в этом фильме, что они останутся, что они будут продолжать свою актерскую карьеру, потому что ряд ролей действительно необычайно выразительных. Вот не только главные актеры, замечательно сыгравшие, но и ряд второстепенных, которые вот буквально появившись на очень короткий промежуток времени, остаются в памяти. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да. На меня, например, произвела впечатление актриса, которая играла директора школы. Буквально несколько мгновений. На самом деле, в этом сколько психологизма, совершенно исчезает опять. Сперва только лишь настораживает момент того, что нет никаких звуков и человек общается жестами, но в этом образе все, кто провел свое детство в Советском Союзе, наверняка узнаем этот образ либо завуча, либо директора школы. Удивительно, как это, как действительно некая матрица просто сохраняется все эти десятилетия этот образ. Валентин, вот вы мне скажите, вот на самом деле вы сами кинорежиссер, у Вас есть фильмы, которые получали международные награды очень интересные и сейчас ваши фильмы тоже участвуют в международных кинофестивалях. Не обидно ли вам, в данном случае быть оператором и продюсером первого фильма украинского, попавшего на кинофестиваль в Торонто, получившего приз каннской "Недели критики". Все-таки это с одной стороны ваш успех, безусловно, потому что продюсер это очень много. Оператор-постановщик это очень много, но всегда ведь вспоминают режиссера. 

Валентин ВАСЯНОВИЧ, оператор, продюсер фильма "Племя": Ні, я розумію. Це взагалі не є питання для чого я пішов на цей проект. Я побачив сценарій, прочитав сценарій Мірика і зрозумів, що це дуже потужна драма, фантастично зроблена і я розумію, що я не можу пройти повз цю подію і не отримати цього досвіду. Знову-таки, мені було дуже цікаво як Мирослав буде справлятися з 20 підлітків, які не можуть розмовляти. Вони можуть, але котрі не чують. І взагалі мені було цікаво як буде Мирослав працювати з професійними акторами і я вирішив йому просто допомогти. Знову-таки бо я не так давно був дебютантом, зняв там потім другу картину і я розумів, хто такий є дебютант, що таке є перше кіно для режисера. Перше кіно для режисера це є кіно всього його життя. Це над важливо і тому я розумів там, вже почали виникати проблеми з продюсерами. Я просто вирішив, що потрібно людині допомогти. І мені було цікаво, і приємно з ним поруч бути весь цей час. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Александр, вот такой серьезный фильм – фильм-cобытие, насколько режиссер после такого фильма, как он должен себя вести? Ведь он же попадает в невероятную ловушку. От него уже очень много ожидают. В основном от него ожидают повторения такого же опыта, чтобы прийти на его фильм и быть пораженным чем-то. Возможно, ли продуцировать такие фильмы, которые постоянно будут поражать зрителя? Возможно, или нужно как-то по-другому действовать? Если мы возьмем, допустим, того же Параджанова "Тени забытых предков" в свое время, возвращаясь к разговору об поэтическом кино, они ошеломили зрителя. Но то, что он делал потом, это уже были совсем другие вещи. Больше всего в сторону, я бы сказал, визуального искусства, больше в сторону арта. Просто тогда термина в Советском Союзе не было. Как можно оценить вот эти риски для режиссера, который так прозвучал?

Александр ГУСЕВ, кинокритик: Риски есть абсолютно в независимости от того, какой фильм по счету ты делаешь, какой роман по счету ты пишешь. Мне кажется, что профессия режиссера предполагает настолько яркую выраженную индивидуальность, что хороший режиссер, как я думаю, он будет отстраняться от ожидания, от неких возложенных на него общественных обязательств и будет делать то, что будет ему интересно. И насколько это будет хорошо сделано, насколько это будет интересно кому либо еще, предсказать очень сложно. Потому что как вы совершенно заметили сейчас в отношении Параджанова, последующие фильмы Параджанова были мало похожи на "Тени забытых предков". А если мы вспомним дебют Параджанова, если мы вспомним несколько фильмов, которые он снял до "Теней забытых предков", то мы можем сказать, что карьера режиссера является абсолютно не прогнозированной. Потому что то, что он делал до этого, это был такой махровый социализм. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну, а вы как кинокритик теперь вы будете уже чего-то конкретно ожидать? Захочется вам Слабошпицкого на чем-то подловить, поймать в его новых фильмах?

Александр ГУСЕВ, кинокритик: Я всегда стараюсь воспринимать фильмы в отрыве от предшествующих, в частности, когда я смотрел этот фильм, я старался отстраниться от тех 4 его короткометражек, которые выдел до этого. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И очень часто кинокритики, и украинские, и зарубежные любят искать какие-то кинематографические параллели. В нашу эпоху – эпоху постмодернизма все влияет на все. Удалось ли вам высмотреть какие-то моменты? Что-то проклевывается в фильме "Племя" абсолютно однозначно ассоциирующее с другими вершинами кинематографа?

Александр ГУСЕВ, кинокритик: Мне сложно говорить о какой-то однозначном соответствии. Просто мне кажется, что фильм вообще существует в русле тех лент, которые снимаются на территории, скажем так, посткоммунистических пространств. Когда ты смотришь этот фильм с очень приближенной к нашему быту, к нашим социальным проблемам, вспоминаются фильмы румынской "Новой волны", балканского кино, сербского, хорватского. Очень общие темы, очень общие проблемы. Тоже самое могу сказать и о российских фильмах, независимых российских кинематографистов. И главное, это очень честное отношение к нашей действительности, готовность говорить о вещах, о которых мы не любим слушать. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Валентин, вот если бы произошел такой момент вам понадобился бы продюсер, единомышленник в каком-то новаторском фильме, вы пригласили бы на эту роль Слабошпицкого? Вы готовы были бы поменяться с ним местами – вы режиссер, а он, предположим, продюсер? 

Валентин ВАСЯНОВИЧ, оператор, продюсер фильма "Племя": Ні, річ у тім, що я думаю, що він більше режисер. Він справжній режисер. Йому не потрібно там… Таке питання цікаве, слухайте. Я думаю, що немає потреби в цьому. У мене потреби, скажемо, запрошувати Мирослава, щоб він виконував там дуже специфічну роботу продюсера і у Мирослава немає потреби мені допомагати в цій якості. Краще хай Мирослав знімає кіно і друге, і третє. І тим більше, у нього є ідеї і ми над цим далі будемо працювати. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну что же, я с удовольствием повторю для наших слушателей о том, что на украинские экраны выходит фильм "Племя", получивший гран-при Каннской недели критики, представляющийся на открывший кинофестиваль в Торонто, который считается последней главной степенью к попаданию в номинацию на "Оскар". И премьера этого фильма, что тоже для меня приятно, первый показ произойдет не в столице, а в городе Днепропетровск. Я всячески приветствую развитие вот такой как бы культурной жизни в городах, в которых много замечательных, интересных в нашей стране. Спасибо за внимание. С вами был господин Дорошенко. До встречи.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все