СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"В Европе мы шли к совершенствованию законодательства больше 60 лет"

Максимум мнений с Сакеном АймурзаевымСтулик: " Надо затянуть пояс и перетерпеть момент реформ"

Стенограмма вечернего эфира на Радио Вести

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: 20 часов 3 минуты 46 секунд. 3 июля, четверг. Вы слушаете радиостанцию Вести. Сакен Аймурзаев и моя программа продолжается. И начинается новая часть этой программы. В ближайший час мы пообщаемся с послом… С послом. Повысил сразу. С пресс-атташе посольства Евросоюза в Украине Дэвидом Стуликом. Дэвид, приветствую вас!

Дэвид СТУЛИК: Добрый вечер!

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И вопросы, пожалуйста, нашему гостю. 2435 это для ваших SMS. Этот человек ответит на все ваши вопросы и сомнения по поводу Евросоюза. Поверьте, это его работа и это его искреннее желание – донести до наших слушателей, что такое Евросоюз и по какому пути сейчас идет Украина. Пожалуйста, пишите. И в конце часа мы обязательно включим телефон, чтобы Дэвид мог поговорить с вами уже непосредственно в живом эфире. Итак, 2435. Вопросы по европейской интеграции Украины и по Евросоюзу. Подписывайте свои имена, чтобы вопросы были какие-то личностные, а не просто анонимки. Да, вот сейчас продолжим. Дэвид Стулик, пресс-атташе посольства Евросоюза у нас в гостях. Дэвид, у меня первый вопрос. Сегодня первая страна Евросоюза ратифицировала соглашение об ассоциации – это Румыния. Правительство Литвы утвердило законопроект о ратификации соглашения об ассоциации ЕС не только с Украиной. Мы все время должны помнить, что этот выбор сделала Молдова и Грузия. В этой связи у меня такой вопрос. Внутри Украины ратификация пока не происходит. И это становится предметом разных спекуляций внутренних, внешних и прочих. Это вообще важно – скорость ратификации соглашения сейчас?

Дэвид СТУЛИК: Да, потому что сейчас нужна ратификация со стороны украинского парламента. Там не так уж просто. Скажу коротко, почему это важно. У нас до 1 ноября действуют торговые преференции между ЕС и Украиной. И ЕС открыл в одностороннем порядке рынок для украинского экспорта. И это уже с нашей стороны означает, что в одностороннем порядке вступила в силу эта зона свободной торговли. Но эти преференции заканчиваются 1 ноября. И именно чтоб потом опять украинским предпринимателям не пришлось платить высокие пошлины и было бы ограничение на их экспорт, нужно то, чтоб с 1 ноября уже заработала зона свободной торговли. И для того, чтоб она заработала, нужна ратификация со стороны украинского парламента. Потому что эта торговая часть будет так называемо временно применена. Потому что мы не будем ждать полной ратификации во всех странах ЕС. Это по законодательству Европейского Союза можно уже начать действовать по зоне свободной торговли раньше, но только когда вот эта страна, для которой это сделано, ратифицирует соглашение. В договоре написано, что это соглашение о зоне свободной торговли вступает в силу во второй месяц после месяца, когда был договор ратифицирован. Так что вот если сейчас мы услышали заявление и Президента, и некоторых депутатских фракций, что начнется ратификация. Если ратификация произойдет в августе, тогда зона свободной торговли может заработать с 1 октября – второй месяц после месяца ратификации. Если зона свободной торговли будет ратифицирована, скажем, осенью, а были такие опасения, скажем, в октябре, тогда зона свободной торговли не заработает с 1 ноября, как нужно, она начнет работать тогда с 1 декабря. И это создаст большие технические проблемы. Нам придется на границе опять повесить ставки, пошлины, украинские экспортеры будут платить опять высокие ставки, чтоб, например, через месяц опять их убрать.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: То есть де-юре уже все будет по договору, а де-факто будет тот же режим, что был до подписания ассоциации?

Дэвид СТУЛИК: Более-менее да. Да, да. И тут, конечно, очень хорошо, что некоторые страны ЕС уже ратифицировали договор. Но они ратифицировали целый договор. И вот, как я сказал, зона свободной торговли – она как бы отдельно идет. Поэтому нужна ратификация со стороны Украины, чтоб этот договор начал действовать к 1 ноября. А остальной процесс ратификации в странах ЕС в таких случаях длится иногда от полтора года даже до двух, до трех лет. Но работа зона свободной торговли начнется уже 1 ноября.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Это политическая часть ассоциации?

Дэвид СТУЛИК: Да-да-да. Вот мы тут говорим… Договор складывается с двух частей : экономической (зона свободной торговли) и политической. А вот торговля в ЕС – это компетенция Европейского Союза. Поэтому тут достаточно согласия страны, которая хочет эту зону свободной торговли иметь с Украиной, и ЕС уже может как бы временно применять эту зону свободной торговли. Мы не будем ждать полной ратификации во всех странах ЕС. И как я сказал, это хорошо, что Румыния, Литва, сейчас Латвия должна ратифицировать. Но у нас там есть время, внутри ЕС этот процесс может еще длиться действительно 2-3 года.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А вот не получается ли так, что пока не ратифицировано соглашение парламентом Украины, что как бы страна живет на два вектора? Ведь есть особые торговые отношения с Россией. И когда они должны закончиться формально?

Дэвид СТУЛИК: Не закончатся.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Они не закончатся?

Дэвид СТУЛИК: Вот это один из самых больших стереотипов, мифов. Это вообще неправда, что Украина должна выйти из каких-то торговых отношений с Россией, Белоруссией, Молдовой, другими странами Содружества Независимых Государств. Нет. Эти два договора или эти две зоны свободной торговли сопоставимы. Украина может дальше продолжать участие в любых зонах свободной торговли с Турцией. Мы знаем, тоже есть соглашение со Швейцарией, с Норвегией. Это все может существовать рядом одно с другим. Так что Украина не будет выходить не из какой зоны свободной торговли со странами СНГ. Будет это все дальше работать.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Но вот тот миф, который еще возник, когда Украина отказалась от подписания в прошлом году, что, собственно, и повлекло за собой протесты, особенно молодых украинцев. И мы были с вами тогда в Вильнюсе и наблюдали эту драматическую картину, когда все европейское сообщество в лице ведущих мировых лидеров вынуждено было уговаривать одного человека, за которым стояли миллионы людей, которые уже свой выбор сделали. Вот тогда правительство отменило подписание из-за этих разговоров, что все, крах, целые отрасли, все пропадет. И это мнение живет до сих пор. Почему оно не исчезает? Что результат того, что украинцы не могут, многие украинцы до сих пор продолжают так думать и задавать эти вопросы?

Дэвид СТУЛИК: Потому что Украина – это страна, которая не отделена от того, что происходит в мире. Вот я даже не хочу говорить, что есть соглашение с ЕС. Тут намного важнее процессы, это глобальные процессы экономические. Украина является открытой экономикой. Но, я думаю, каждый украинец вам ответит на вопрос "Является ли украинская экономика конкурентоспособной по сравнению, скажем, с Японией, по сравнению с ЕС?". Каждый даст свой очевидный ответ. И вот поэтому участие Украины в этом глобальном мире – оно повлечет за собой какие-то растраты. И вот европейская интеграция – она является частью вот этого глобального процесса. Вот европейская экономика – она полностью уже интегрирована в глобальную. Так называемые европейские стандарты, технические регламенты – они являются общемировыми. И даже вот это интересно, что даже Россия и Таможенный союз переходят на те же самые стандарты. Так что вот украинским предпринимателям, предприятиям придется в любом случае переходить на эти европейские, общемировые стандарты и регламенты, даже если захотят через 2-3 года экспортировать свою продукцию в Россию. Это общемировой процесс, это глобальные тенденции, от которых никуда нельзя деться. Есть страны Северная Корея, Куба, которые не хотят в этом участвовать. Мы видим, к сожалению, как там граждане этих стран живут. Поэтому Европейский Союз тут предлагает Украине как бы помощь с выходом на глобальный рынок через вот это соглашение об ассоциации. Конечно, это тоже следующие мифы, что мы хотим уничтожить национальных производителей, что мы хотим сюда обеспечить доступ для европейского, международного бизнеса и уничтожить все, что украинское.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И сметана будет не украинская, а польская, например.

Дэвид СТУЛИК: Да. Я вот сам из Чехии. И у нас, например, немцы выкупили фабрику Skoda. И сейчас все в Чехии гордятся теми машинами Skoda, потому что они производятся у нас, этот чешский бренд продолжается. И в то же самое время это предприятие платит довольно большие налоги в чешский госбюджет и обеспечивает много рабочих мест. Кстати, не хочу тут рекламой заниматься, но все вот такие компании, которые были выкуплены международными инвесторами, у них уровень заработной платы в среднем в 2-3 раза выше, чем вот в тех, которые остались в руках национального бизнеса.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Дэвид Стулик, пресс-атташе посольства Европейского Союза в Украине. Пожалуйста, 2435 это телефон для SMS. Задавайте вопросы. Вы уже их задаете. Я Дэвиду адресую ваши вопросы чуть позже. А сейчас короткие новости, после чего мы вернемся в эфир.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: 20:16 в Киеве. Продолжаем наш эфир. У нас в гостях Дэвид Стулик, пресс-атташе посольства Европейского Союза в Украине. И ваши вопросы 2435, пожалуйста, пишите, задавайте их. И обязательно мы их прочитаем и попробуем на них ответить. Мы продолжим сейчас тот разговор с Дэвидом, на котором остановились, на котором прервались. Вот о практической стороне экономической ассоциации. О политике – чуть позже. И вообще в политике сейчас слишком много психологии и психиатрии, на мой взгляд. Давайте больше о цифрах. Цифры – это конкретика и объективная реальность. Вот первое – это не уничтожение никаких отраслей украинской экономики, это нормальные отношения с другими странами. Какие еще позитивные стороны ассоциации в экономическом смысле получает страна?

Дэвид СТУЛИК: Украина получит доступ к самому современному законодательству, которое влияет практически на все секторы жизни, которые мы можем себе представить. Договор об ассоциации касается, например, правил дорожного движения, обеспечивает права участников дорожного движения, обеспечивает права потребителей, обеспечивает тоже самые высокие европейские стандарты защиты окружающей среды. Это все может звучать как бы абстрактно, но вот если посмотреть, какую воду мы пьем из кранов в украинских городах, а какую воду пьем в европейских странах, уже получается большая разница. Или если посмотреть, какое загрязнение воздуха в украинских городах, в европейских тоже получается большая разница. И все вот это тоже связано с договором об ассоциации. В Европе к этому мы шли больше чем 60 лет – к совершенствованию законодательства, которое работает в интересе граждан, избирателей, потребителей. И вот это все мы сейчас как бы предлагаем Украине взять вот этот европейский опыт. И когда шли переговоры о соглашении об ассоциации, украинские переговорщики, конечно, отстаивали украинские интересы. Поэтому это соглашение будет защищать интересы тоже тех же самых украинских потребителей, тех же самых граждан, будет обеспечивать те же самые стандарты, скажем, качества воздуха, воды, у украинских потребителей будет двухгодовая гарантия на все продукты. Вот если вы покупаете ботинки в Украине, вам дают гарантию на 2 недели, а в ЕС это 2 года. Так что вот эти все стандарты будут иметь какое-то положительное влияние. С другой стороны, мы тоже не хотим как бы только, что будут позитивы. Конечно, будут определенные затраты. Это часть как бы нашей жизни, не всегда как бы мы все получаем максимум, поэтому что-то придется тоже отдать. И тут, конечно, растраты будут такие, что тот, кто не готов к этим условиям конкурентной борьбы экономической, конечно, им будет тяжело. Вот если компания, предприятие не будет реструктуризироваться, не будет отвечать их продукция европейским стандартам, им придется уйти с рынка. Но опять, это не ради того, чтобы закрывать эти компании, а ради того, чтобы выжили те самые сильные, те самые конкурентные и те, которые изготавливают продукцию, которая отвечает самым высоким качественным критериям.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И тут возникает главный страх, что закрываются неконкурентоспособные предприятия, но это конкретные люди. И вот есть ли какой-то анализ замещения? Вот нет неконкурентоспособных, но зато конкурентоспособные будут расширяться, увеличиваться и обеспечивать рабочие места и так далее и так далее. Ведь это главный страх, по сути.

Дэвид СТУЛИК: Опять, тут мы не будем изобретать велосипед. Тем же самым путем прошли бывшие коммунистические страны Центральной и Восточной Европы, которые стали членами ЕС: Прибалтика, Польша, Чехия. У нас тоже закрывались компании, закрывались шахты, которые не были конкурентоспособные. Но с другой стороны, создавались правительственные программы для людей, которых увольняли с работы, для того чтоб они нашли новую работу. Конечно, нельзя из слесаря, скажем, сделать хирурга. Конечно, нельзя. Но можно вот этим людям найти другую работу в другой отрасли. И вот в этом плане такие стратегии как бы замещения рабочих мест или замещения продукции работали вот в этих новых странах-членах ЕС. И таким же самым способом должна идти Украина. И тут ЕС опять готов помочь Украине своим опыт, вот именно из этих стран как Польша, Чехия, Прибалтика. И с другой стороны, будем тоже оказывать финансовую помощь вот в таких программах, чтобы этот переход на эти глобальные общемировые стандарты был как можно менее болезненным для людей. Действительно Европейский Союз имеет в виду интересы граждан, конкретного гражданина, конкретного человека. Это для нас не один человек, это не масса. Это конкретный человек со своими интересами, со своими взглядами. И вот для этого человека как бы мы должны сделать все, чтоб его требования, интересы были защищены. Поэтому тут мы, конечно, будем сотрудничать с украинским правительством, сотрудничать с региональными властями, чтобы максимально вот этот переход на эти общеевропейские, общемировые стандарты был как можно менее болезненным.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Переход на эти рельсы сколько может занять лет?

Дэвид СТУЛИК: Это зависит от Украины. Не хочу уходить от ответа, но, конечно…

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну какой опыт вот у других стран, вашей родной страны и так далее и так далее?

Дэвид СТУЛИК: Конечно, есть опыт стран, которые смогли этот путь пройти довольно быстро. Вот, например, Прибалтика. Хотя даже у них был кризис в 2008-2009 году, они довольно быстро и успешно из него вышли. Потом есть пример стран – не хочу называть, какие – имеют пока до сих пор большие проблемы с приспосабливанием к этим новым стандартам, к новым требованиям. Поэтому это все зависит от того, как сама страна сможет мобилизировать свои ресурсы, своих граждан, как сама быстро сможет разработать вот эти реформные программы. И чем быстрее это будет сделано, тем, конечно, вот лучше для страны. Не для Европейского Союза. Это вы, конечно, все делаете для себя, не для нас. Но, конечно, нам приятнее иметь дело с тем, кто успешный, тот, кто сам сможет заботиться про себя, кто сам сможет выйти из проблем. Потому что вот такой партнер всегда как бы хороший компаньон для любой тусовки.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: 2435. Задавайте свои вопросы Дэвиду Стулику, пресс-атташе посольства Евросоюза в Украине. Вот первый вопрос, который вам прислали: "Когда отменят визы в ЕС? Макс из Днепропетровска".

Дэвид СТУЛИК: Опять не буду уходить от ответа, но тут все зависит опять от Украины. Как сможет Украина сама выполнить требования, которые есть для безвизового режима, тем быстрее, конечно, наступит момент, когда безвизовый режим будет сделано. Вот посмотрите на пример маленькой Молдовы. Молдова получила ту же самую программу для безвизового режима на год позже, чем Украина, а выполнила ее уже в этом году. Вот с апреля граждане Молдовы уже могут ездить без виз в Европейский Союз. А Украина пока только что перешла в другой этап выполнения этого плана, этой программы. Но тут Европейский Союз не может ничего сделать. Вот почему как бы мяч на футбольном поле Украины? В Украине пока нет биометрических паспортов. Нужно тоже создать определенные органы. Антикоррупционный комитет – один из них. Вот когда это все заработает, вот эти условия вот этого плана для безвизового режима будут сделаны и выполнены, тогда Украина получит безвизовый режим. Так что мне тяжело сказать, когда это будет, но хочу подчеркнуть: мы в последнее время видим очень позитивное развитие со стороны Украины, есть конкретный план правительства выполнить эти условия, уже есть, налаживается производство биометрических паспортов, приняты соответствующие законы. Так что вот в этом плане украинское правительство, украинский парламент уже сделали свою работу, довольно быстро продвигаются. И со стороны ЕС никто не будет делать препятствий для того, чтобы не давать украинским гражданам ездить без виз.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вот так, Макс. Вот вам ответили. Смотрите, Андрей из Харькова: "Я частный предприниматель. Будут ли доступнее кредиты на покупку нового оборудования?" Имеет в виду человек, чтобы быть конкурентоспособнее.

Дэвид СТУЛИК: Частью соглашения о зоне свободной торговли будет являться либерализация рынка услуг, в том числе банковских услуг. Украинское законодательство будет поднято до того уровня, как европейское, то же, что касается деятельности иностранных банков. И вот когда вернуться иностранные банки в Украину, опять будет конкуренция, понизятся кредитные ставки, процентные ставки на кредиты, будет уменьшена инфляция, тогда кредитные ставки станут намного доступнее. Банки будут соревноваться в том, чтобы давать кредиты по минимальной цене бизнесменам, у которых будут хорошие идеи. Вот именно это опять как бы глобальная конкуренция, конкурентная борьба, она помогает именно малому и среднему бизнесу. Для них услуги банковские будут намного доступнее и более приятные.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Обычно три главных вопроса, когда мы говорим о Европе, о Евросоюзе, об ассоциации – это визы, вот сейчас банки, и третий вопрос машины. Собственно об этом спросил нас Юрий из Днепропетровска: "Может ли Евросоюз и ассоциация с ним вынудить правительство Украины снять или снизить таможенные пошлины на автомобили?".

Дэвид СТУЛИК: Да. Если так просто ответить, то да. Но украинская сторона во время переговоров просила переходный период, пока заработает зона свободной торговли, именно в секторе машин. И тут эта зона свободной торговли на машины не будет работать сразу, а заработает через некоторое время. Вот мы специально, Европейский Союз, это тоже показывает, как мы прислушивались к мнению наших партнеров на переговорах. Наши партнеры нам говорили, что украинское машиностроение, автомобильная промышленность должна пройти через процесс реструктуризации. И мы хотели дать им время, этим всем предприятиям, подготовиться на вот эту глобальную конкуренцию. Поэтому мы отложили, разложили во времени снятие пошлин на импорт машин с Европы. Но это произойдет не сразу, где-то, может, через 10 лет, но это будет происходить. Но каждый год, это тоже важно, у нас есть квота на беспошлинный ввоз машин из Европейского Союза в Украину. Так что это опять окажет влияние на конкуренцию, окажет влияние на цены. Так что мы надеемся, что в конечном счете эти цены понизятся. И тут еще один очень важный момент. В Европе действуют другие стандарты безопасности для машин. Вот я тут недавно хотел купить машину в Украине, но я б ее не мог ввезти назад в ЕС, потому что эта машина, которую производит один европейский производитель, та, которая продается в Украине, не соответствует европейским правилам безопасности. И в этом случае тоже это будет плюс, потому что для украинских водителей, пассажиров улучшится защита их жизни, их здоровья именно через эти стандарты безопасности машин, которые будут продаваться в Украине.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: 2435. Задавайте по SMS свои вопросы Дэвиду Стулику, пресс-атташе посольства Евросоюза в Украине. Мы вернемся к разговору после небольшой рубрики и новостей середины часа.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: 20 часов 34 минуты. Продолжаем наш эфир. В гостях Дэвид Стулик, пресс-атташе посольства Европейского Союза в Украине. Задавайте ваши вопросы. 2435. И чуть-чуть позже включим телефон, чтобы вы могли уже непосредственно пообщаться с нашим сегодняшним гостем. Да, и вот что я хотел сказать. Вот такие пишут нам SMS. Роман из Днепропетровска: "Возможно ли вообще выполнить все условия ассоциации, если в Украине идет война?".

Дэвид СТУЛИК: Тут вопрос, что было раньше – яйца или курица. С нашей точки зрения, те все условия, которые Украина должна выполнить, или те все обязательства, которые Украина на себя взяла в соглашении об ассоциации, помогут Украине создать сильное государство, помогут создать современные институты государственные. И все это поможет, конечно, потом стать Украине как государству намного сильнее. Но в то же самое время мы прекрасно понимаем, что в Украине очень тяжелая ситуация, что люди гибнут на востоке. И это как бы тоже сейчас приоритет – защищать территориальную целостность. Вот идеальным как бы таким выходом из этого всего было бы проводить эти два процесса одновременно. Мы, конечно, стараемся как Европейский Союз, страны ЕС помочь Украине и делать реформы, и тоже ей помогать сохранить территориальную целостность. Конечно, наверное, никогда в истории отношений ЕС с третьими странами такого не было уникального момента, когда страна, которая хотела стать ближе к Европейскому Союзу, в то же самое время защищала территориальную целостность. Вот это как бы уникальный такой исторический, к сожалению, момент, что именно Украина проходит через вот такое испытание двойным, может быть, дальше больше чем двойным процессом реформ и изменений и этих всех вызовов.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: 24 июня, совсем недавно, исполнилось 20 лет двухстороннему соглашению о партнерстве и сотрудничестве между Европейским Союзом и Россией. За эти 20 лет отношения, можно сказать, не просто изменились, они практически сейчас прекратились из-за происходящего. Может быть, на каком-то технологическом уровне они и есть. Вот этот выбор Украины сейчас – он вообще к какой реакции может привести со стороны российской?

Дэвид СТУЛИК: Вы знаете, с самого начала процесса создания этого "Восточного партнерства", куда входит 6 стран бывшего Советского Союза, мы постоянно заявляли, что это процесс, который не направлен против кого-то. Даже было предложение Россию включить в этот процесс. Россия тогда сама отказалась от участия в таких процессах, сказала, что Россия настолько большая, настолько стратегически важна для Европейского Союза, что для отношений ЕС с Россией нужно создать другой формат. И вот когда развивалось "Восточное партнерство", тогда был создан такой формат четырех общих сфер отношений ЕС и Украины. И тоже начались переговоры по новому соглашению, которое должно было заменить это соглашение о партнерстве и сотрудничестве. Но, к сожалению, вот на данный момент эти разговоры как бы зашли в тупик. Конечно, нас это не радует, что Россия воспринимает саму политику "Восточного партнерства" как направленную против нее. Наоборот, по всем нашим экономическим расчетам российская экономика, российские граждане, российские потребители могут от того, что Украина, Молдова, Грузия имеют зону свободной торговли, наоборот, могут от этого выиграть.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Каким образом?

Дэвид СТУЛИК: Каким образом? Что вот эти страны станут действительно развиваться, потребительская сила их увеличится, Россия сможет сюда экспортировать больше своих продуктов, торговые отношения станут намного интенсивнее между даже этими странами, которые входят в зону свободной торговли с Содружеством Независимых Государств. Я бы сказал, тут философская проблема в том, что подход ЕС базируется на принципе или на подходе "выигрывают все". К сожалению, другой подход, который называется "игра с нулевым счетом", обозначает, что кто-то выигрывает, кто-то теряет. Вот мы хотим тоже как бы наших российских партнеров убедить в том, что от этого процесса европейского партнерства выигрывают все, в том числе и Россия.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, на это, Дэвид, две SMS от наших слушателей. Алексей из Харькова и Георгий написали. Я объединю их послания. "Никогда не верил Евросоюзу. Ему нужна нищая, заплеванная Украина, стоящая на коленях с протянутой рукой и пятью миллионами населения". Почему пятью – я не знаю. А-а, ну, то есть, он имеет в виду, что цель – сократить население. И второе: "У европейского сообщества есть много хороших законов, но есть и такие, противоречащие человеческой морали, устоям веры, например – как вы думаете, какой пример? – свобода содомитов. Георгий". Вот эти страхи, которые мы видим… Это слушатели. Я не могу не прочитать их вопросы.

Дэвид СТУЛИК: Конечно, все вот эти точки зрения имеют право на существование. Я, конечно, не буду сейчас стараться полностью убедить слушателей в том, что у меня другая позиция. Но хочу сказать пару пунктов. Такие же самые волнения и такие опасения были и в 90-х годах в Центральной Европе, в бывших коммунистических странах, что тоже придут, нас скупят, мы будем нищие, будем представлять сами собой только рабочую силу, будем массой, которую будут использовать западноевропейские предприниматели. Посмотрите на то, что произошло в Центральной Европе. Нет, наоборот. Вот эти страны сейчас стали как бы тоже двигателем вот такого прогресса экономического внутри ЕС. Вот это первое. Так что есть эмпирические, практические доказательства того, что Европейский Союз никогда не заинтересован в том, чтобы ставить какую-то страну на колени. Наоборот, у нас принцип соседства. Каждый хочет иметь своим соседом богатую семью, людей, которые образованные, у которых все благополучно, чем иметь семью, где есть проблемы, скажем, с социальными вопросами, как алкоголизм и так дальше. Никто не хочет иметь такого соседа. ЕС тоже. Поэтому мы предлагаем, не заставляем – предлагаем вот нашим соседям выйти из тех проблем, которые у них есть, и вот именно использовать тот опыт, который у нас есть, который помогает идти к этому благополучию. Второй вопрос – вопрос ценностей. Тут я слушателям хотел бы сказать одно: каждый из нас в какой-то степени является каким-то меньшинством. У кого-то есть национальность другая, у кого-то есть другой язык, у кого-то есть другая религия, а кто-то носит красные туфли, кто-то носит синие туфли. Каждый из нас представляет свое меньшинство. И принцип весь в том, что любое меньшинство имеет свои права, и эти права надо защищать. Иначе у нас не получится. Иначе будут конфликты, иначе будут разборки, кто-то на кого-то будет нападать. Поэтому каждое меньшинство имеет гарантированные свои права: права на высказывания, на религию…

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: На личную жизнь в конце концов.

Дэвид СТУЛИК: На личную жизнь.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И потом, дорогой Георгий, наш слушатель, никто не гарантирует, что в вашей семье может появиться человек, который тоже будет меньшинством, или кто-то из ваших близких. В каком угодно смысле. Поэтому это разговор широкий. Давайте еще один такой практический вопрос, после чего дадим нашим слушателям задать свои вопросы. Сегодня президент Европейской комиссии Жозе Мануэль Баррозу, в некотором смысле ваш самый главный начальник, предупредил, что энергетическая зависимость Союза Европейского увеличится. В этой связи меня очень волнует… И он призвал диверсифицировать и все эти уже известные всем давно слова, что делать, чтобы не зависеть. Эта фраза, по сути дела, такой эвфемизм. Потому что мы понимаем, от кого зависит Европа и от кого зависит Украина в энергетическом смысле – это Россия. Что делать в этом смысле? Есть ли гарантия, что Украина не останется без газа, и Россия не будет использовать газ как шантаж, в том числе и в европейском интеграционном смысле?

Дэвид СТУЛИК: Уже несколько лет, еще с 2009 года, с года первых газовых войн, Европа разрабатывает свои программы по энергетике. Основа этих программ на том, чтобы сберегать энергию, меньше ее потреблять, сделать более разнообразными и пути поставки, и пути получения энергии. И такой же путь предлагается Украине. Я всегда всем задаю вопрос: знаете, какой самый дешевый газ, цена которого ноль? Тот газ, который не употребляется. Поэтому в Украине тоже есть огромный потенциал, огромные возможности для неупотребления газа, использовать современные технологии утепления зданий.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Энергосбережение.

Дэвид СТУЛИК: Энергосбережение, да.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, об этом много говорят.

Дэвид СТУЛИК: И вот по разным расчетам, которые делал Мировой банк, несколько наших проектов, Украина даже может быть экспортером энергии, чем ее импортером, вот если использовать вот этот самый последний современный опыт, самые последние технологии, которые разработаны. Но конечно, мы все живем в таком комфорте, что мы все употребляем много энергии, пользуемся разными приборами электрическими, поэтому мы без энергии никак жить не можем. И, конечно, тут вопрос уже каждого себе – нужно ли мне включать свет, использовать вот такое оборудование или нет. И вот тут каждый должен начинать с себя. И поэтому нужно – другой такой непопулярный вопрос – поэтому нужно в Украине поставить тарифы на газ, электричество на рыночные. Иначе люди не будут знать, какая цена вот этой энергии. Когда будут знать, какая цена, какой будет счет за электричество, тогда будут думать, как сберечь, как уменьшить эти расходы.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Дэвид Стулик, пресс-атташе посольства Европейского Союза в Украине. Пожалуйста, задавайте свои вопросы по телефону 044-390-104-6. После коротких новостей включу телефон.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: 044-390-104-6, Последние минуты нашего эфира. В гостях Дэвид Стулик, пресс-секретарь посольства Европейского Союза в Украине. Задавайте ему ваши вопросы. Это время для вас. Да, вот вы в эфире.

Слушательница: Алло!

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, здравствуйте! Как вас зовут? И ваш вопрос.

Слушательница: Добрый день! Галина, Киев. Вопрос гостю. Знает ли он по поводу наших зарплат и пенсий в городе Киеве, не говоря уже на окраине? Электрик получает зарплату полторы тысячи гривен. У нас квартиры, которые и квартирами-то назвать нельзя. В Европе однокомнатная квартира это значит комната метров 30 гостиная, гостиная, и кухня метров 17. У нас однокомнатная квартира…

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Как вас зовут?

Слушательница: Галина.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Галина, да. То есть вопрос – знает ли наш гость..?

Слушательница: Знает ли наш гость о состоянии наших граждан? Я даже не знаю, как это назвать, может, я неправильно выражаюсь.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо. Спасибо вам за вопрос.

Дэвид СТУЛИК: Да, конечно, госпожа Галина, я прекрасно знаю, какая ситуация, потому что у меня тут много знакомых, друзей. В Киеве еще ситуация лучше, чем в других городах, в меньших городах, в районных центрах. Знаете, конечно да, ситуация очень тяжелая. И тут как бы говорить о том, что тарифы надо повышать, это может для кого-то звучать как какое-то издевательство. Но, с другой стороны, опять повторюсь, надо вот сказать следующее: через такой путь вот моя страна, я сам из Чехии, мы тоже через это прошли. И я помню в 90-х годах, когда 70-80% заработной платы уходило на оплату коммунально-жилищных услуг и еду. Но сейчас, спустя, скажем, 20 лет, попозже эти пропорции поменялись, сейчас мы на этот тратим где-то 40% заработной платы. Потому что заработные платы тоже поднялись. Проблема Украины была в том, что вы долгое время не проводили этих реформ. Вот вы знаете, в 91 году Польша и Украина были на том же самом уровне развития. И никто как бы не запрещал Украине эти реформы проводить. Вот это как бы ходить к зубному врачу. Чем больше вы не идете к зубному врачу, тем боль потом становится более чувствительной. И тогда придется вам вытерпеть побольше. Вот я, конечно, как сказать, полностью как бы сочувствую или уважаю то, что многие ваши граждане, большинство ваших граждан должны через это пройти. Но другого пути нет. Вот это нужно осознать. Как говорили тогда в Польше, надо затянуть пояс и протерпеть этот момент этих реформ. Но то, что они заработают, это тоже, как я уже несколько раз говорил, это есть эмпирически, практически подтверждено. Посмотрите на Польшу, Прибалтику, Чехию. Мы через это прошли. И видите, мы стали сильнее, здоровее и богаче.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, вы в эфире. Задавайте ваш вопрос. Как вас зовут? И задавайте вопрос.

Слушательница: Алло! Здравствуйте! Меня зовут Наталья, я из Киева. Вот вы говорите перетерпеть период. А сколько примерно? Какой это может быть реабилитационный период? Потому что действительно трудовое законодательство у нас у всех не соблюдаются, люди работают без пенсионных книжек. В общем, у людей действительно очень тяжелое материальное состояние. И выжить очень тяжело. Хотя бы то, что одно из первых условий ассоциации это повышение платы за газ. Ну вот как-то не хотелось бы, чтоб повысились цены, а уровень жизни остался бы таким же низким. Ну вот сколько все-таки? Может быть, какие-то есть механизмы защиты прав личности вообще во всех сферах?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо.

Дэвид СТУЛИК: Так, во-первых, как я тоже уже говорил, чем быстрее ваша страна будет проводить эти изменения, тем лучше для вас. Поэтому тут Европейский Союз не может ускорить эти процессы. Вы суверенная страна, у вас суверенное государство, парламент. Они должны принимать эти законы как можно быстрее ради своих граждан, ради интересов страны. Второе. ЕС не требует повышения этих стандартов. Это опять требует жизнь. Вот это натурально, что человек должен платить за то, что потребляет. Должно все иметь свою цену. Это не требование Европейского Союза, это требование как бы рыночной экономики. Поэтому мы вам только можем помочь быстрее через этот путь. Поэтому опять все, в основном, в ваших руках, в руках вашего правительства, будет все зависеть тоже от того, насколько вы, как общество, будете контролировать своих политиков, заставлять их действовать в ваших интересах.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Задавайте свой вопрос. Вы в эфире. Как вас зовут?

Слушатель: Добрый день! Борис.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Борис, откуда вы?

Слушатель: Город Киев.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, Борис, задавайте вопрос.

Слушатель: Я хотел бы вначале ремарочку, а потом вопрос.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Желательно сразу вопрос. Давайте вопрос. Времени очень мало.

Слушатель: Хорошо. Интересует вопрос. Как работает система малого и среднего бизнеса в Европе? То есть как эти программы, являются ли государственными? Я точно знаю, что они есть. Насколько эти программы реально реализовать на территории Украины? И каков механизм?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо, Борис, за вопрос.

Дэвид СТУЛИК: Да, я понял. Смотрите, вот в ЕС малый и средний бизнес составляет где-то 60% валового продукта. В Украине это сейчас меньше чем 40. Поэтому тут есть огромное пространство для улучшения и работы именно малого и среднего бизнеса. Как ЕС может помочь? Мы не будем помогать конкретным компаниям, потому что это уже является как бы неконкурентным как бы подходом. Поэтому нужно помогать создать систему. А система будет и должна быть следующая. Должны быть гарантии от европейских банков украинским банкам, которые будут иметь кредитные программы для малого и среднего бизнеса, государство должно подключиться, которое должно гарантировать уплату, скажем, кредитных ставок. И все это повлияет, например, в общем для всего малого и среднего бизнеса в понижении кредитных ставок по кредитам. И конечно, в странах ЕС это работало так, что предприниматель, который имел хорошую идею, получал кредит с небольшими процентами. Если не уплачивал, тогда за него, например, уплачивала страна или вот эта кредитная программа гарантирования Европейского Союза. Но конкретным компаниям мы не можем помогать, потому что это уже является кумовством, и это не наша культура.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Не ваш метод.

Дэвид СТУЛИК: Да.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вы в эфире. Задавайте свой вопрос. Как зовут вас? Да, пожалуйста, говорите. Как вас зовут?

Слушатель: Здравствуйте! Меня зовут Евгений, Киев.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, Евгений. Задавайте вопрос.

Слушатель: Я согласен с тем, что надо платить больше за коммунальные услуги и все такое. Но вот как придет вопрос к тому, что должны получать такие же услуги?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Зарплаты, как в Европе. Такие же зарплаты, да? Вы это хотите сказать?

Слушатель: Нет-нет-нет, не зарплаты.

Дэвид СТУЛИК: Качество услуг.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А-а, качество. Я понял, да.

Слушатель: То есть, смотрите, я, допустим, плачу 700 гривен за отопление, но получаю на входе в квартиру 18 градусов.

Дэвид СТУЛИК: Я понял. Смотрите, например в Чехии я сейчас, у меня там тоже есть квартира, я могу себе выбрать из 8 поставщиков газа того, который мне предлагает лучшие услуги. У нас уже система ЖЭКов уже давно не работает. Она рухнула, эта система, еще в 90 году. И появились компании, которые обеспечивают вас и электроэнергией, которые обеспечивают уборкой территории, были созданы эти как бы кооперативы жителей, которые потом могут проводить свои тендеры между вот этими компаниями, которые там занимаются и поставкой газа, электричества, уборкой территорий. Вот опять, конкуренция поможет решать эти вопросы.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: У нас чуть больше минуты остается. Ну вот такой я хотел задать вопрос. Ваша родная страна, Дэвид, Чехия пережила от советского режима очень много. И я имел честь знать Наталью Горбаневскую, которая в вашей стране была героем, которая вышла в свое время в Москве с лозунгом "За вашу и нашу свободу!". Когда-нибудь Россия откажется от этого всего и перестанет ли терзать Восточную Европу так, как это сейчас происходит? Уже к вам как, хотя не можете отказаться от дипломатического статуса, как к гражданину Чехии вопрос.

Дэвид СТУЛИК: Я скажу так, что в моей стране живет много россиян, у меня там тоже есть знакомые, которые себя там чувствуют прекрасно. Почему? Потому что они там как люди, граждане могут реализовать сами себя. Именно потому они выехали из России, потому что вот там эта система им не давала такую возможность. И, конечно, они все мечтают о том, чтобы такие возможности у них были там, дома, в России. И конечно, Европейский Союз опять, мы, как Европа, предлагаем России, россиянам вот тот такой способ жизни, который близок людям. Я надеюсь, что когда-то будет и такой момент, что действительно и россияне как бы сами поймут, что это не какой-то там культурный империализм, что кто-то их заставляет меняться или сдаваться, что они поймут, что это натурально, реально, естественно. Поэтому я оптимист.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Дэвид Стулик, пресс-атташе посольства Европейского Союза в Украине оптимист. Передавайте привет, пожалуйста, господину послу. И всегда ждем его и вас в нашей студии. Всего доброго! До свидания!

Дэвид СТУЛИК: Спасибо.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все
Читать все