СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"У власти в России находится корпорация КГБ"

Максимум мнений с Сакеном АймурзаевымГость студии - Евгения Альбац

Стенограмма вечернего эфира на Радио Вести

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Двадцать часов три минуты и тридцать пять секунд, двенадцатое сентября, пятница, вы слушаете Радио Вести. И у кого я научился всегда произносить секунды, когда начинаю свой эфир? У Евгении Альбац, моей коллеги по радио "Эхо Москвы" главный редактор The new times, доктор философии, преподаватель, мыслитель и большой человек. Женя, я очень рад вас видеть. Добрый вечер.

Евгения АЛЬБАЦ, главный редактор журнала "The new times": Я тоже очень рада. Спасибо большое, Сакен, за приглашение.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Мы этот час проведем с Евгенией Альбац, задавайте вопросы - 2435, всегда по этому номеру можете задать свой вопрос в виде СМС и если будет у нас желание и возможность включим телефон прямого эфира 0443901046. Евгения Альбац - главный редактор "The new times", вы приехали в Киев на форум "Ялтинская европейская стратегия", которая проходит в Мистецьком арсенале, выступали сегодня. Тема этой встречи была медиа-цифровые коммуникации как инструмент революции и войны - информация и дезинформация. Выступление Евгении мы еще поставим чуть позже, я думаю завтра, но вот я хотел бы вас, Женя, попросить вот тезисно очень важный был момент, когда вы сказали собравшимся там европейцам, американцам, высоколобым мыслителям и экспертам, что Россия - это не Советский союз, тоже в плане информации, дезинформации. А что же такое сейчас Россия в российской информационной, дезинформационное пространство, с чем его можно сравнить и как понять?

Евгения АЛЬБАЦ, главный редактор журнала "The new times": Ну конечно это не Советский союз, потому что в Советском союзе была правящая партия, она же государство и все, что... Ничего за пределами этой трубы под название КПСС существовать не могло. И очень важное, что была государственная собственность, средства производства, не было частной собственности, она не была разрешена, поэтому никакой плюрализм взглядов, мнений он в легальном поле возникнуть не мог. Сегодняшняя Россия - это все-таки страна, в которой пока еще сорок процентов ВВП создается все таки частными предприятиями. Когда у вас есть частные бизнесы, то это уже неизбежно разные интересы, столкновения этих интересов, это само по себе порождает плюралистическую среду, поэтому если не знать, что в России демократия, конечно в России никакой демократии нет, это авторитарное государство довольно жесткое сейчас авторитарное государство, но плюралистическая среда есть. Второе, в советское время существование радиостанции "Эхо Москвы" или журнала "The new times" просто не могло быть по определению. Люди, которые позволяли себе излагать точку зрения отличную от точки зрения политбюро ЦК КПСС и власти, они либо уезжали в лагеря, либо занимались самиздатом и тамиздатом. В России сегодня есть жесточайший контроль государства над электронным средством массовой информации, это все телевизионные каналы, за исключением небольшого кабельного канала "Дождь", собственно, Сакен, я так понимаю, что в Украине показывают, да?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, показывают, показывают в кабеле тоже, можно смотреть.

Евгения АЛЬБАЦ, главный редактор журнала "The new times": Всё остальное контролируется государством, а телевизионные каналы - это девяносто восемь процентов всех домов то, что называется хаус холдс, всех домов по всей стране, во всех девяти часовых зонах Российской Федерации. Они собственно и определяют, что люди знают, чего они не знают, что люди думают и в большой степени те социологические опросы, которые мы видим, они собственно смеряют не общественное мнение, когда есть такой жесткий контроль за пропагандой, то общественное мнение, они снимают то, что люди вот меряют то, как люди переварили ту информацию, которую им показало телевидение и не более того. Но при этом сам факт существования в легальном поле независимых средств массовой информации, конечно надо сказать, новая газета известная, независимая газета, это существенно отличает нынешнюю ситуацию от Советского союза. Есть и интернет, есть социальные сети, они в большой степени сейчас контролируются и направляются с использованием всяких троллей, вот такой техники, но тем не менее все равно это до известной степени свободное пространство. Поэтому мы в политической науке такие режимы называем режимом военно-бюрократического авторитаризма, это идет из Латинской Америки, где существует или существовала коалиция между людьми в погонах и бюрократами, которые выполняют вполне технологические функции. В России функции военных выполняют чекисты, наследники комитета государственной безопасности. Вот они являются главной опорой этого режима. Они собственно и являются режимом. У власти находится корпорация, корпорация КГБ и они занимают все ключевые посты, они же контролируют важнейшие ресурсы, причем когда я говорю все ключевые посты это не обязательно первые лица, как правило, это вторые лица. Так, кстати, было и при советской власти, когда КГБшники занимали посты заместителей министров и так далее. Вот эта корпорация находится у власти и она конечно дальше будет пытаться всячески поставить заслон любому свободному слову.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: О корпорации КГБ очень я хотел поговорить и непременно мы это сделаем, но сразу тогда вспомним, я слушателям скажу те, кто не читали, есть книга Евгении Альбац "Мина замедленного действия", она не знаю, как вы к этому относитесь, она есть в интернете, ее можно свободно прочитать.

Евгения АЛЬБАЦ, главный редактор журнала "The new times": Это очень хорошо кто хочет.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Хорошо. Я там ее прочитал. Вот девяносто второго года издание книга и вы пишите в предисловии к читателю, пишите удивительные слова: "Суфлер тоталитарной власти именуемой КГБ не может до бесконечности оставаться за кулисами политической сцены. Обязательно он попытается заявить свои претензии на главные роли в том спектакле, что разыгрывается на территории СССР". Книгу писали в еще Союз, не распался. Сейчас они вышли из-за кулис окончательно. Вот вы тогда изучая этот вопрос какой портрет для себя этой организации составили и с каких университетов Владимир Путин?

Евгения АЛЬБАЦ, главный редактор журнала "The new times": Комитет государственной безопасности - это тайная полиция, это не совсем секретная служба, точнее называть тайная полиция, которая под своей крышей объединяла разведку, контрразведку, военную контрразведку, этиологическую контрразведку. Так же специальным было управление, которое занималось возможными шрифтами, техникой, так называемое оперативно-техническое управление. Ну шрифты это было восьмое управление КГБ. Это была тайная полиция, главная задача которой была собственно сформулирована товарищем Лениным еще в восемнадцатом году, когда создавалось ВЧК - Всероссийская чрезвычайная комиссия, а именно защита власти, борьба с инакомыслием. Собственно, тогда в восемнадцатом году вышел Указ Ленина, по которому надо было арестовывать или расстреливать представителей всех существовавших в той России политических партий и движений без исключения, списки такие. Я когда-то публиковала этот документ. И это была главная функция КГБ. Конечно существовала разведка, которая осуществляла различные, в том числе активные мероприятия за пределами страны, добычей военно-технических секретов занималась другая организация - Главное разведуправление, так называемые дальние соседи. А КГБ это прежде всего борьба с инакомыслием везде, в любых формах. Вот откуда, собственно, вышел Путин. Он закончил юридический факультет Ленинградского университета еще будучи студентом так я понимаю его завербовали и по окончании университета он пошел служить в КГБ. Работал он в Ленинградском управлении КГБ по так называемой второй линии, это контрразведка. А потом ему удалось поступить, ну тогда это было распределение, направляли сотрудников и вот его направили на обучение в Краснознаменный институт разведки, сейчас это Академия разведки имени Андропова, где собственно он и учился, у него был очень хороший немецкий язык. После окончания Краснознаменного института разведки его не взяли в разведку в первое главное управление КГБ и насколько я знаю его отправили служить в Дрезден, это тогда был ГДР, Германская демократическая республика по линии управления делами ГКБ СССР. Это очень многих так направляли, потому что требовалось очень много людей именно в Германии, где в ГДР прежде всего в Карлсхорсте, это такой был компалнт в Берлине находился собственно главный аутпост, представительство КГБ, которое работало прежде всего против Запада, Западной Германии, но ему не повезло, его в Карлсхорст не взяли и поэтому он работал в Дрездене на существенно менее интересной истории.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: На этом его Дрезденском местонахождении в КГБ Путина мы прервемся, сейчас новости. Продолжим. Евгения Альбац, главный редактор журнала "The new times".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Евгения Альбац, главный редактор журнала "The new times" у нас сегодня в студии. Женя, вот он Путин, мы про него, вот в Дрездене достаточно мелкий пост как бы был или не очень мелкий был для такого возраста?

Евгения АЛЬБАЦ, главный редактор журнала "The new times": Это просто, понимаете, Дрезден это была такая вот все кому не удалось попасть в Карлсхорст, вот они оказывались в Дрездене. Карьеру в Дрездене сделать было нельзя. Ровно поэтому он ее ведь и не сделал в разведке, вернувшись после Германии, Путина опять не взяли в ПГУ - первое главное управление КГБ СССР и он пошел помощников ректором Ленинградского университета по работе с иностранцами. Это вообще такая должность была для тех, кто провалился или кто засветился, короче, ну это такая пенсионная абсолютно должность, хотя он был еще вполне молодой тогда парень. Собственно уже оттуда он ушел к Собчаку еще будучи сотрудником КГБ он ушел к Собчаку, а потом Собчак помог ему уволиться из КГБ. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Как офицер КГБ вот такой советский человек того периода, начавший работать в Комитете при Брежневе мог бы относиться к Украине вот тогда? Вот что для них, для комитетчиков было украинское национальное движение? Вот как они вообще видели или никак не видели? Потом мы плавно придем к тому, откуда у них этот русских патриотизм, но начать хотелось бы с Украины все таки.

Евгения АЛЬБАЦ, главный редактор журнала "The new times": Украина был частью Советского союза, поэтому здесь было КГБ УССР, собственно, я одного из последних председателей КГБ УССР, он потом возглавлял недолго КГБ России. Ну это был вот одно управление КГБ, так же как и во всех, каждый из пятнадцати союзных республик, так же как они, управления были во всех больших городах и так далее. Что касается национального движения, то мы же знаем, что очень много сидело украинских националистов. Советская власть всегда очень боялась националистов, ну понятно, потому что это империя, а империя не могла себе позволить никакие национальные движения, это бы разорвало бы империю очень быстро, что собственно потом и наблюдали в конце девяносто первого года. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Но это отношение, вот почему, если они все взяли власть, основные позиции КГБисты, чекисты, в них во всех появился вот этот русский национальный дух? Это откуда взялось? Вот почему я пытаюсь понять, может какое-то особое отношение к Украине в органах было уже тогда, в восьмидесятые годы и они не хотели бы отдавать, будучи тайным орденом империализма советского, я не могу понять откуда русский патриотизм у Путина советского КГБиста.

Евгения АЛЬБАЦ, главный редактор журнала "The new times": Понимаете, идеологии же никакой нет. Была при советской власти, это можно ее было называть коммунистическая идеология, тем не менее это была идеология. Это была имперская идеология, это была идеология великой державы, ядерной державы, которая находилась в состоянии "холодной войны" с Западным миром. Поэтому сейчас никакой идеологии нет. Но очевидно совершенно, что когда ты особенно вступаешь в войну, когда посылаешь своих солдат умирать, а солдата другой страны, который говорит правда на очень похожем языке, если не на том же, начинаешь убивать, и тебе нужно под это подложить какую-то идеологическую подкладку. Ты не просто сукин сын, а ты сукин сын с идеологией, это разница, правда? А тут ты говоришь, вот надо возрождать великую Россию. На Донбассе живут этнические русские, и мы их будем защищать. Я не думаю, что Путин такой вот настоящий русский националист, нет. Я думаю, он человек очень рациональный и он скорее империалист. Не случайно там все время вертится Александр Дугин, сторонник так называемого Евразийства. Путин, я думаю, хотел бы возрождения Советской империи и случайно именно ему принадлежит фраза, что распад советского союза девяносто первый год, это была главная геополитическая катастрофа двадцатого века для всех нас, кто жил в Советском союзе конечно распад союза, потеря страны - это была такая психологически сложная история, я это хорошо помню. Но Путин ее квалифицировал именно в такой форме, как геополитическая катастрофа, поэтому я думаю, что Путин прежде всего хотел бы возрождения в какой-то форме Советского Союза, но для целей вот в нынешней ситуации защита обычных людей на Донбассе применима, вполне применима апелляция к таким мифологемам как Новороссия или Малороссия. Апелляций к каким-то там историям из давней, давней истории царской России до Советского времени. Известно, что Путин много читает исторических книг, причем иногда, мне кажется, не самого лучшего свойства. Когда-то он увлекался, такой был фашиствующий националист Ильин. Потом как рассказывают, он прочитал Карамзина и Ключевского, и у него появились какие-то там новые увлечения.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Свои уже выводы какие-то.

Евгения АЛЬБАЦ, главный редактор журнала "The new times": Да, да. Но я, честно говоря, я думаю, что он очень прагматический человек и поэтому в каждой конкретной ситуации он будет востребован, будет востребована та идеологема, которую сегодня он должен.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А вот это его, в Украине очень много об этом говорят, о некоем его помешательстве, о том, что начав войну с Украиной, он переступил какой-то порог адекватности. Ну так его здесь воспринимают, вы знаете как его здесь называют, ВВХ, а не ВВП, не будем говорить это слово. Ну то есть вот такое отношение как просто сошедшему с ума человеку. Вот насколько вы изнутри видите, он в уме или это все создает впечатление осознанности то, что он делает?

Евгения АЛЬБАЦ, главный редактор журнала "The new times": Да, мы понимаем, что я с ним не встречаюсь, правда? Я думаю, что это очень ошибочное представление думать о Путине как о человеке, который сошел с ума, неадекватен и так далее. Я думаю, что человек очень прагматичный, очень рациональный, просто эта рациональность она как бы, Сакен, она не совпадает с нашей рациональностью. Как Казанова когда-то говорил: Эти понятия нам чужды не потому что они нам чужды, а потому что они не входят в круг наших понятий. Вот нам с вами трудно понять как можно пойти убивать людей на Украине. Я думаю, что у него то совершенно другая логика, его логика заключается в том, что вот в бизнесе есть такой термин "большие выигрывают", то есть когда компания набирает определенный вес, она начинает политику экспансии на рынке, она начинает захватывать, покупать все больше и больше смежников, конкурентов и так далее, она разрастается. Почему? Потому что когда вы большие, вы диктуете правила на рынке и в бизнесе это давно и хорошо известно, вот "большие выигрывают" если конечно они развалятся по дороге или их не съедят более сильные конкуренты и так далее. Вот я думаю, что Путин действует ровно в этой логике, он считает что у него есть единственный оппонент, этот оппонент Соединенные Штаты. И что Соединенные Штаты Америки это мировой жандарм и единственная возможность стать вровень и стать вторым мировым жандармом - это вернуться в известной мере в ситуацию Советского союза, когда в Советском союзе жрать было нечего, но при этом был биполярный мир и Советский союз находился в состоянии войны, "холодной" войны с Соединенными Штатами Америки, как тогда шутили, Верхней Вольты с ракеты. Путин понимает, что с одной стороны Россия самая большая страна по территории в мире. Это первая в мире страна по территории. С другой стороны, она восьмая по населению. Демография одна из ключевых проблем России, которую отмечают все аналитики. Идет сокращение населения и что это значит? А это значит, что у вас ресурсов рабочих рук равно и как и ресурсов пушечного мяса у вас все время будет уменьшаться. У вас не рождается достаточно молодых людей, которые бы в восемнадцать лет можно забрать в армию, направить на пушечное мясо. Ну и так далее. Это проблема, которая есть, поэтому в Россию приходится завозить, и приезжают очень много так называемых гастарбайтеров из средней Азии. Гастарбайтеров из Средней Азии вы в армию воевать не позовете, вам нужны там все-таки более менее лояльные, а вот более менее лояльных мало. Просто есть языковые проблемы, и так далее. Короче, вам нужна территориальная экспансия не столько ради даже территории, сколько где-то вы захватываете ресурсы, где-то вы получаете население, которое, когда титульная нация воюет будет работать на заводах, фабриках и так далее, вот эта экспансия я думаю то, что движет Путиным.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Мы вернемся к этому разговору вот прямо начнем с вопроса. Евгения, ваша тезка из Киева спрашивает вас: "А Казахстан и Беларусь в этой концепции могут ли быть следующими?".

Евгения АЛЬБАЦ, главный редактор журнала "The new times": Да, конечно.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Мы продолжим об этом говорить сразу после новостей.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: 20 часов и 34 минуты Евгения Альбац, главный редактор журнала "New Times" сегодня в гостях. 2435 телефон для СМС-ок и телефон прямого эфира мы тут перерыли и решили включить позже. Задавайте вопросы пока думайте, что хотите спросить у Евгении Альбатс. Еще раз спросить, не надо выступать здесь со своими программными заявлениями. С просит - очень редкая возможность у главного редактора «New Times» что хотите узнать по поводу тех тем что мы обсуждали мы и закончили на теории Большой выигрывает и демографических проблемах России и неизбежной экспансии И вопрос слушательницы из Киева, Евгений Казахстан, Беларусь . Они следующие. 

Евгения АЛЬБАЦ, главный редактор журнала "New Times": Да я думаю при плохом, будем надеяться на этого не произойдет конечно, потому что это просто кошмар будет, но в этой логике безусловно Белоруссия и Казахстан собственно, недавно на встрече на Селигере, с преподавателями классических наук или что-то в этом роде Путину был задан вопрос о Казахстане и мы знаем, что на таких встречах не бывает случайных вопросов, и он ответил ,что да Казахстан это пример страны у которой никогда не было своей государственности. Вот там Назарбаев молодец. Это всем наблюдателям напомнило слова Путина о том, что Украина недогосударство и заявление различных сторонников власти Россия что Украины до распада союза никогда не было своей государственности. На это последовал довольно жесткий ответ Президента Казахстана Назарбаева, который сказал, что вообще-то мы всегда можем выйти из Таможенного союза. Во всяком случае очевидно, что поскольку, я знаю, Казахстан отключил российские каналы у себя на севере страны, где большая часть населения этнические русские, и в Казахстане существует много волнений по поводу того, что Казахстан может быть следующим, как минимум север Казахстана. Есть Байконур, которым Россия заинтересована, там есть земли, там есть целый полигон на котором испытывались наши водородные бомбы. И соответственно Беларусия, которая очень зависит от российского газа и понятно что и вообще от российских углеводородов. Так что да, конечно. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Мне всегда нравилось, как вы даете определения режимам, потому как это четкая научная история. Есть военно-бюрократический режим. Авторитаризм. Берем военно-бюрократический авторитаризм плюс демография и неизбежная экспансия равно только война. 

Евгения АЛЬБАЦ, главный редактор журнала "New Times": Ну конечно, Сакен, весь кошмар в том-то весь кошмар. Война не только для цели захвата территории, а самая большая с моей точки зрения большая война в Европе, потому что если не дай Бог всякие сумасшедшие в голову в России решат идти в страны Прибалтики, мы заем что страны Прибалтики они члены НАТО. А устав НАТО говорит, что война, акт агрессии, против страны члена НОТО, это акт агрессии против всего Альянса. Это такая неизбежная война в Европе. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И это перемирие, которое сейчас, которое заключили, мы сегодня видели там Кучму, которые участвовал в переговорах , это что передышка, желание погреться последний раз перед тем как начать уже драку.

Евгения АЛЬБАЦ, главный редактор журнала "New Times": Не знаю, понимаете очень хочется надеяться, что во всяком случае сегодня российская армия, российское государство не готово сегодня воевать и что оно Кремль решил пойти на перемирие. Вот я сегодня слушала прейти Порошенко утром на Ялтинской конференции и он все время подчеркивал о том как необходим этот мир. Потому что иначе невозможно, как он говорил, начать реформы на Украине, которые жизненно необходимы. Потому что инвестиции не пойдут в страну, которая в состоянии войны. А без инвестиций проводить реформы невозможно. Поэтому мне искренне хочется надеяться что мы здесь говорим не о том что может быть реальностью завтра а о неких плохих сценариях, которые могут возникнуть и могут быть в реализованными, и такой сценарий может реализовываться мне очень не хотелось бы жить в такой России не в таком мире 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А что пишут об этом те люди о которых читали, которых лично знаете. Вы закончили Гарвард и преподавали в американских вузах . Вот эти столпы мыслители, которые там когда-то нам писали о конце истории , когда-то писали нам о шахматной доске, которые понимают о ком сейчас говорим, давайте сейчас без имен, Мне просто важно понять а там вообще интеллектуалы понимают что мы на грани такого сценария.

Евгения АЛЬБАЦ, главный редактор журнала "New Times": Я думаю, что интеллектуалы и в Европе и Соединенных штатах хорошо понимают насколько это тяжелая и опасная ситуация, что совершено неожиданно, когда, казалось, в Европе созданы условия, чтобы страны между собой не воевали... мир реально оказался на грани очередной большой войны. Там это много обсуждают, когда сюда пришел один из высших экономических историков Нэил Фюргенсон, профессор Гарвардского университета, гениальная абсолютно книжка о восхождении денег, я читала, она есть по-английски, я знаю, она издавалась по-русски, гениальная абсолютная книжка. Здесь находятся профессора целого ряда университетов, и из Джорджтаунского университета, и ряд других профессоров здесь находятся, которые занимаются этой тематикой. Конечно, все трясут головой, потому что этого никто не ожидал. На самом деле я не знаю ни одного анализа который бы подсказывал войну, с одной славянской стороны - России, с другой славянской стороны - Украины. Понимаете, конечно существовало чрезвычайно много иллюзий на Западе по поводу Путина. И существовало до самого последнего времени. И казалось что да, вот со свободой у них не здорово, это у них не очень хорошо, но Путин вполне такой европеец, но оказалось что не совсем. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: 044390904 пожалуйста задавайте свои вопросы Евгении Альбац. Да, слушаем вас , как вас зовут и какой ваш вопрос.

Иван, Киев, слушатель: Здравствуйте, Иван из Киева. Я хотел бы спросить вот что как вы думаете, сколько должно времени пройти чтобы украинцы и русские вновь смогли друг на друга смотреть по-мирному что ли, с добрым сердцем и намерениями.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо, Иван. 

Евгения АЛЬБАЦ, главный редактор журнала "New Times": Иван, спасибо за ваш вопрос, я собственно не вижу причин почему мы и сейчас не можем этого делать, нет никаких проблем что бы целоваться и обниматься с моими коллегами здесь на Украине. Наверное, вы имеете в виду несколько другую историю - как сумеют опять жить вместе, если придется жить вместе, люди, этнические русские люди Донбасса, и украинцы, после всего того, что произошло и после того, как города Донбасса бомбила и обстреливала артиллерия, бомбили самолеты и так далее, после того как 3 тысячи солдат и офицеров, мужчин и женщин украинской армии и батальонов добровольческих погибли в результате этой войны. Конечно, это трудная история. Вы знаете, люди тем и отличаются от животных , что они способны животную ненависть преодолевать, они способны включать голову и понимать что если жить в одном государстве над научиться вместе жить потому, что иначе это будет такой гопсианский мир, каждый находится в состоянии войны с каждым, в таком мире ни жить, ни растить детей невозможно. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: После коротких новостей мы продолжим со слушателями. 0443901046 пожалуйста звоните. 20 часов и 47 у нас еще приблизительно 10 минут есть, для того чтобы принять ваши звонки и ваши вопросы. Евгеия АЛьбатс, главный редактор журнала New Times" отвечает на ваши звонки. 0443901046 задавайте вопросы. как вас зовут?

Сергей, Киев, слушатель: Добрый вечер! Сергей из Киева. У меня вопрос к вашему гостью. Не ходит ли выражение вот именно в Москве по поводу может быть свержения этого путинского режима или что-тов этом роде?

Евгения АЛЬБАЦ, главный редактор журнала "New Times": Знаете вообще в принципе подобного рода режимы не падают в результате протесов, это такие слабые авторитарные режимы каким был режим Януковича, они падают в результате низовой мобилизации, а такие режимы как военно-бюракратический авторитаризм, они падают в результате раскола элиты. Конечно, я думаю в Москве в верхнем классе среди людей, которые привыкли за годы путинского режима делать большие деньги, существует достаточное количество недовольных. Весь вопрос в том, когда эти люди, ощутят когда Путин окончательно порушит договор негласный, договор, который существовал, а именно: я вам даю делать деньги а вы за это не лезете в политику. В принципе, такое может быть, другой вопрос что к сожалению для такого рода смена режима заканчивается очень плохо. Поэтому вы знаете , это выбор между плохим и очень-очень плохим. Хороших вариантов я пока во всяком случае не очень вижу. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вы как то привлекались за слова сказанные о развале России, был такой случай конкретный. 

Евгения АЛЬБАЦ, главный редактор журнала "New Times": Меня не привлекали. Тогда Дмитрий Киселев, известный ведущий Россия -1 значит, он там устроил такое шоу и привел фразу которую я никогда не говорила по поводу разделу по Уральскому хребту. Я говорила о том и об этом говорят очень многие люди, политологи, я говорила о том, что если Россия по прежнему не будет развивать Сибирь и Дальни Восток, то тогда совершенно естественным образом начнется интеграция китайцев, и через какое-то время территория может оказаться под патронажем китайцев... Когда-то бывший глава Коффи Аннен, он как раз сказал что идет вторая колонизация Перми, в этот раз китайская колонизация, видно там очень много китайцев, к сожалению китайцы. Так, может, очень много народу, а места там не хватает. И у них просто есть потребность к территории. Жизненная потребность.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Я к чему вспомнил, этот случай сражу Кофе Аллон из России, которую вам навязали может для.. мы говорили сейчас может ли быть свержение Путина. Может ли быть одним из последствий изменение режима и изменение России в том числе в плане границ. 

Евгения АЛЬБАЦ, главный редактор журнала "New Times": Эти те страхи которые существую т у многих интеллектуалов РОСССИИ. Я не очень понимаю как это будет, которые существуют за многие интеллектуалов России. Я не очень понимаю как это может произойти. Потому что собственно всего одиннадцать регионов России являются регионами доноры, все остальное это реципиенты. Сейчас в условиях выворачивающегося кризиса многие регионы абсолютно банкроты. В этой ситуация просто не очень понимаю как технически это будет происходить. Если вы идете в Москвы для того чтобы получить деньги потому что у вас своих нет. Знаете, его завидуют тот кто дал деньги тот с девушкой гуляет . Я не очень представляю ситуацию с Дальним Востоком и Сибирью немножко другая, потому что Сибирь практически не заселена. Там известно один человек на квадратный километр. И там по левобережью проживает довольно много людей, а Сибирь пустая. И живут китайцы, которым просто надо . Там немножко другая история я уверю во все эти страхи про распад России Мне еще раз то что может произойти что окажется практиче6ски между собой Европейская и азиатская части России , это может случится. Н о не я верю в распад России. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Еще ваши вопросы 0443901046. Пожалуйста ваш вопрос Евгении Альбац . Слушаем вас 

Киев, слушатель: Алло! Здравствуйте, вопрос у меня вот какой. Я звоню с Киева, Скажите пожалуйста. Видите ли что-то что могла в ближайшее время остановить Путина. И второй вопрос то о чем говорили Физическое устранение Путина могло ли изменить эти ситуации. Только или от него одного зависти эта ситуация на Востоке Украины. 

Евгения АЛЬБАЦ, главный редактор журнала "New Times": Мне очень не нравится вопрос про физическое устранение по двум причинам, Во -первых потому что убивать нельзя, это как известно сказано вчера, за исключением тех случаев, когда вы дом защищаете. Во-вторых потому что история переворотов в странах Латинской Америки показывает что при смене диктатора на его место приходит что-нибудь похожее. Например, когда в Аргентине сместили авторитарного лидера Перона. то на 10 лет к сласти пришла хунта. За эти 10 лет исчезли, были убиты, сгинули примерно 20 тысяч молодых людей. Там через 10 лет Перон вернулся. К сожалению, такие перевороты очень плохо заканчиваются потому что у власти оказываются люди самого близкого окружения и как правило значительно более радикальными. Вот я понимаю, что люди в Киеве очень раздражены по отношению к Путину. И вот я разделяю их. Ну, мягко скажем раздражены. Но надо отдать должное он человек очень умный и он пока во всяком случае чекистский план. Люди, которые сделали состояние ровно потому что он был у власти. Я думаю что с целым рядом людей это отношение хозяина и холопов ну есть там люди вполне независимые мы, наверное люди которые составляют близкое окружение Путина, они в той или иной степени участвуют в принятии решений. Поэтому ругой вопрос, я писала свою диссертацию о теории рационального выбора, я как бы сторонник как называется рациональный выбор. Я не могу понять какова рациональность в том. что делается сегодня и в Крыму и на Востоке Украины. Предположим Крым, ну там Черноморский флот, и это вызвало невероятный восторг, люди смогут, хотя почему они раньше не могли ездить в Крым отдыхать, и раньше могли. Никакой разницы. Ну вот я не вижу этой рациональности. Донбасс предположим, России абсолютно не нужны все эти угольные шахты, собственно наши угольные шахты закрывают, поэтому не эти металлургические заводы, которые будут составлять только конкуренцию Северстали и так далее. То есть понимаете вот рациональности я не вижу вот этих рациональных интересов в том, что сейчас происходит на Востоке Украины, кроме идеи экспансии воссоздания Советского союза. Ничего другого я здесь не вижу . Поэтому я не знаю, я не то что бы ухожу от ответа я честно вам скажу это процесс и я еще не все додумала что бы на такие тяжелые вопросы давать однозначные ответы.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Всего мало времени, минутка. Мы с вами граждане России, коллеги, много лет друг друга знаем, россияне есть ли наша с вами коллектив на ответственность в том что происходит?

Евгения АЛЬБАЦ, главный редактор журнала "New Times": Нет, я не в какую коллективную ответственность не верю. Люди всегда ответственные индивидуально. Но конечно каждый из нас взрослый разумный человек, россиянин понимает, что если мы допустили таких людей до власти, которые посылают людей убивать на Украине, конечно, мы несем за это ответственность, безусловно, нет вопросов. Для меня. Да, конечно я чувствую себя виноватой, в том числе пред гражданами Украины за то, что делает мое правительство, безусловно. Я взрослый и понимающий и отвечающий за свои поступи человек и я допустила таких людей до власти . Значит, я виновата конечно. 

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Евгения АЛЬБАЦ, главный редактор журнала "New Times".

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все