СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"В Москве полки книг, которые рассказывают, какой хороший Сталин, а Запад вредит России"

"Точка зрения"Эйсмонт: "Нужно никогда не останавливаться и продолжать искать правду"

Стенограмма "Точки зрения" на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Шестнадцать часов три минуты в украинской столице. Меня зовут Юлия Литвиненко, в рамках проекта "Точка зрения" я сегодня познакомлю с Марией Эйсмонт. Мария, здравствуйте.

Мария ЭЙСМОНТ, российская журналистка: Здравствуйте.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Что это нелегкая судьба журналиста занесла вас в Киев?

Мария ЭЙСМОНТ, российская журналистка: Это не первый раз, когда я посещаю вас прекрасный город, я была только в этом году здесь уже три раза. Сейчас я приехала, потому что мне очень интересны процессы, которые будут происходить в стране и в обществе в связи с принятием, подписанием и вступлением в силу закона о люстрации. В России об этом пока говорят только в соцсетях, и как такое пожелание, которое "Ах, если бы, мир во всем мире". То, что очень хочется, но не понятно вообще, и будет ли на нашей памяти, а тут интересный может быть опыт.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как вы находите вообще в целом этот закон, эту идею? Довелось ли вам пообщаться с люстрированными, с люстрировавшими, кто эти люди, вы дали себе ответ на вопрос?

Мария ЭЙСМОНТ, российская журналистка: Ответ на вопрос, кто люди, которые подпадают под закон о люстрации и речь идет о нескольких группах лиц. Во-первых, это те чиновники, которые занимали высокие посты в правительстве Януковича, при чем как минимум год. Во вторую очередь это люди, которые занимали высшие коммунистические должности в бывшем ЦК комсомола. Как я понимаю, это в некотором роде веянье европейских люстраторов, то есть это то, чем занимались в начале девяностых годов в Восточной Европе после краха коммунистических режимов этих стран. И третья, большая группа граждан, это те, кто не пройдут антикоррупционную проверку, которая будет заключаться в обязательном декларировании доходов и расходов, и проверки верности этих декларация. Это то, что касается текста закона. Как мне рассказали, поскольку закон принимался под большим давлением общества и многие мои собеседники говорили, что до последнего были уверены, что так его и не примут. Это был такой долгий процесс и автор и вдохновители закона до сих пор пребывают в некой эйфории. Ура это случилось. Довольно интересная сама процедура уговоров и, не хочется употреблять слово угроз, хотя может в некотором роде и угроз, общественного порицания, которое предшествовало итоговому консенсусу. Потому что с Егором Соболевым, главой общественного люстрационного комитета и идеолог люстрации, мы разговаривали в мае этого года. Тогда суть разговора сводилась к тому, что нас с люстрацией обманули, был Майдан, объявили, что это будет, а сейчас я хожу по кабинетам, и мне говорят, да, конечно, но сейчас не время. Сейчас война, другие проблемы. Тогда, я помню хорошо нашу беседу, он был намерен продолжать бороться, но при этом надежды на то, что закон примут, не было. Это произошло неожиданно, ну и как все, что принимается в спешке, наверное, оно имеет риски иметь в тексте разные вопросы, которые возникают. Но, на это ответ, я так понимаю, скоро даст Венецианская комиссия, куда уже отправили закон на соответствие его нормам. Все будет зависеть от имплементации.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но, в Европе ведь тоже неоднозначную реакцию вызывали идеи о люстрации. Даже иногда церковь переходила на сторону людей, которых должны был и люстрировать. Они попадали под опеку, под особое внимание церкви. Действительно это единственный метод обрести иную власть? И где гарантия, что через полгода люди, пришедшие во власть, тоже не подпадут под какой-либо пункт из этого закона.

Мария ЭЙСМОНТ, российская журналистка: Никаких гарантий нет, а в нашей части земного шара особенно. Многие прекрасные прогрессивные законы в итоге не были должным образом исполнены, или со временем трансформировались, поэтому здесь можно только предполагать. Мы в самом начале этого процесса, это только зарождение. Тем более, идет предвыборная борьба и тема люстрации, что видно на печатной агитации на всех столбах, это одна из главных тем. Я встречала очень много бигбордов, где рассказывали, что именно такой-то депутат - автор закона о люстрации, и такая-то партия проголосовала стопроцентно, а другие партии меньшим числом за закон. Закон о люстрации используют, потому что общество его хотело. Другое дело, что разные силы общества подразумевали, когда кричали что хотят люстрацию. Хотели ли они гарантий, что режим Януковича никак не сможет себя воспроизвести с новыми людьми, хотели ли они наказания для конкретных чиновников, которых они считают виновными в нарушениях прав человека, преступлениях? Хотят ли они тем самым гарантии того, что будет проходить реальная борьба с коррупцией? Понятно, что всего понемногу. Но, если сделать какой-то уличный опрос с просьбой к людям объяснить, что такое люстрация в их понимании, возможно, вы получите самые разные ответы. Но, очевидно, что значительная часть общества это требовало, и конечно, особенно перед выборами было бы странно, если бы политики не пошли навстречу обществу.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот в России когда-либо возможна люстрация?

Мария ЭЙСМОНТ, российская журналистка: Опять же, мы с вами должны договориться, что они бывают разные, и по-разному проходили в разных странах. Хотелось ли бы мне очищения российской власти? Безусловно. Хотелось ли бы мне, чтобы люди, которые сейчас возглавляют страну, больше никогда не могли ее возглавить? Да. Но, в России мы сейчас в такой ситуации, когда говорить об этом как сказки детям читать. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы сейчас как Егор Соболев полгода назад?

Мария ЭЙСМОНТ, российская журналистка: Нет, все-таки хуже. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но, вот вы ведь так вскользь до начала интервью сказали, что вам удалось пообщаться с некоторыми люстрированными. В каком они настроении?

Мария ЭЙСМОНТ, российская журналистка: Сказать, что они в радостном настроении, нельзя. Да, действительно, я сегодня сутра встретилась с тремя людьми, которые как раз попали под люстрацию, они, по-моему, еще не уволились. Они либо ждали решения об их увольнении, либо собирались писать сами заявление. Но, понятно, что они подпадают под закон. Потому что он вчера был опубликован, на что тоже потребовалось целых несколько дней, после его подписания.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: История рассудит.

Мария ЭЙСМОНТ, российская журналистка: Конечно, да опять же эти люди, с которыми я общалась, они, в общем-то, не являются одиозными личностями режима Януковича, о которых все знают, что они занимались такими-то делами. Это не судьи или прокуроры, и конечно у них есть ощущение обиды и несправедливости. Все они считают, что в каком-то виде люстрация нужна. Я вообще не встретила ни одного человека здесь, который бы сказал, что люстрация не нужна, но то, как был принят этот закон, и то, что он в себе несет, их не устраивает. Понятно, что может быть это и личные обиды, но с другой стороны есть некая проблема в законе, которую Венецианская комиссия поправит.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Смотрите, как наши слушатели отреагировали на обсуждаемую тему. Пишет нам Леонид из города Харьков - "Этот закон расколет общество и приведет к полномасштабной гражданской войне".

Мария ЭЙСМОНТ, российская журналистка: Будем надеяться, что такого не произойдет. Я ни в коем случае здесь выступать, как защитник этого закона, и как особо большой критик, я наблюдатель за этими процессами, поэтому я бы пока не хотела бы рассказывать про недоработки, которые нашла я. Потому что я до конца не готова сказать свое мнение, но я хотела бы обратить внимание на те проблемы, которые могут возникнуть Европейской комиссии. 
Дело в том, что закон об очищении власти носит не индивидуальный характер ответственности. Иными словами, человек подвергается люстрации не потому, что он совершил такие-то действия, что доказано, а потому, что он просто занимал в определенное время какую-то должность. Это нарушает принцип презумпции невиновности, который содержится в пункте два статьи один закона о люстрации в качестве основных принципов очистки власти, среди которых верховенство права и законности, открытость и прозрачность, публичность, презумпция невиновности, индивидуальной ответственности и гарантированного права на защиту. И в данном случае индивидуальная ответственность предполагает ответственность за некие деяния, либо действия преступные, призывы, какие-то факты, которые доказаны. В данном случае, если человек занимал должность в правительстве Януковича в течении одного года и месяца, то в отличии от человека, который занимал должность в правительстве Януковича одиннадцать месяцев, этот второй человек вне зависимости от доказанной его вины лично подлежит люстрации и в течении десяти лет не имеет права занимать какую-либо должность. 
Я задавала этот вопрос одному из авторов закона о люстрации, депутату Леониду Емцу. Он сказал, что система власти была настолько прогнившей и коррумпированной при Януковиче, что сам факт занятия определенной должности предполагал что этот человек так или иначе участвовал в этих коррупционных схемах. Наверняка в этих историях есть некая доля правда. Но, даже если это общий консенсус, что да, было так, все равно хотелось бы с точки зрения права доказать участие конкретного чиновника в той или иной коррупционной схеме, что для некоторых должностей, которые автоматически подпадают под люстрацию, не предусмотрено. Когда речь идет о более низком ранге чиновников, которые автоматически не увольняются, а сейчас будут заполнять декларации люстрационные и будут уже отчитываться, вот в этом случае есть индивидуальный подход, то есть проверять будут каждого. Что касается именно вот этих должностей, то как мне объясняли специалисты по люстрации в странах Восточной Европы, что с большой долей вероятности именно этот пункт может вызвать в Европейской комиссии больше всего вопросов. Ну и эмоционально конечно, те кто попал под люстрацию и кто наблюдает ее, задаются вопросом, почему закон о люстрации не коснулся депутатов, ведь именно они принимали те самые печально известные законы шестнадцатого числа, которые стали причиной пролития крови. Этот вопрос я тоже слышу очень часто из уст людей принадлежащих к разным партиям и беспартийных тоже. Опять же соавтор закона мне объяснил, что возможно в будущем парламентарии тоже будут включены. 
Может быть, будут какие-то внесены поправки в закон об очищении власти. Но, для того чтобы закон был вообще проголосован иначе он просто мог не пройти. И именно этот парламент могла бы его не принять. А вторая причина, что он требовал, как мне объяснили, проблема была в том, что включение парламентариев потребовало бы внесение изменений в ряд других законов, что могло бы тоже затянуть время. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну да, тут диктуют, конечно, еще приближающиеся выборы. Значит, мнения наших слушателей разделились. Одни говорят, что пользы никакой. Другие говорят, что одни и те же лица, ничего не поменяется. Еще говорят, что если бы не сейчас, то никогда бы не приняли. Теперь классический вопрос, а судьи кто? Постараемся на этот вопрос ответить. Люди, которые теперь будут принимать решения о политических судьбах тех, кто запятнал себя, оказавшись в ненужное время в ненужных местах. Вызывают ли они какие-то вопросы у вас?

Мария ЭЙСМОНТ, российская журналистка: Я так понимаю, что все-таки прописан механизм люстрации и не позволяет одному человеку или даже группе лиц просто принять такое решение. 
Что касается судей, буквально, у нас в России я, надо сказать, довольно долго наблюдаю полную деградацию нашей судебной системы. И когда рассказываю украинским коллегам, то мне говорят, что у нас то же самое. 
Но, в России это точно одно из самых ужасных с точки зрения... Коррупция, о которой говорят здесь, на мой взгляд, применительно к России - не самое большое зло, хотя она конечно присутствует. Самое большое зло - это полное отсутствие их независимости. Полная зависимость от прокуроров, от администрации президента, от ФСБ и так далее. Мне говорят, что здесь примерно то же самое, ну, еще и очень большая коррупция. И когда я встречалась также с заместителем председателя новой комиссии, речь идет сейчас о законе о проверке судей. Он называется по-моему О возврате доверия к судебной системе, который был принят несколько ранее, чем закон о люстрации. Это был первый из таких законов принят, и комиссия действует уже три с половиной месяца. Будет действовать год согласно тексту закона. Просто некоторые цифры я передам, как мне сообщил заместитель главы этой комиссии. За это время им пришло около девяти сот заявлений на судей, из которых отвечают критериям для того, чтобы быть проверенной этой комиссией, потому что по закону речь идет только судьях, которые действовали во время Майдана, как я понимаю, и выносили решения по участникам протестных действий, принимали решения о запрете массовых манифестаций. И о судьях, которые имели отношение к нарушениям на выборах. Поэтому эти девятьсот жалоб касаются вообще деятельности судей во все времена. Из них около семидесяти отвечают критерии. То есть на семьдесят судей комиссия получила заявления с просьбой о проверке. Из них уже проверено семь, из которых шесть было признано, что в их действиях действительно есть признаки нарушения присяги с точки зрения комиссии, и одна судья, которая, когда открыли материалы дела, увидели, что да, решение было принято незаконное, но эта конкретная судья имела особое мнение, и поэтому комиссия приняла решение, что она ни в чем не виновата. Все эти шесть судей работают до сих пор. Почему они работают? Потому что, по закону уволить этих судей комиссия не может, она может только высказать свое мнение и передать его в Высший совет юстиции. А Высший совет юстиции не сформирован и будет он сформирован только после выборов. Только Высший совет юстиции может принять решение, а уволить судью может только тот, кто назначал, а это либо президент, либо парламент. 
Так что прошло треть времени, которое было выделено на работу этой комиссии, и я понимаю, что конечно сейчас, наверное, после выборов все пойдет быстрее. Как я поняла, раньше были проблемы с получением материалов дела. Сейчас очень много материалов дел комиссией получено, и наверное двадцать четвертого будет следующее заседание. Я буду следить уже по интернету. Будет большее количество рассмотренных дел. Но, все равно многие люди когда, как и многие наши слушатели, когда видят, что прошло восемь месяцев, я это слышала от нескольких разных людей, восемь месяцев прошло с Майдана и никто не наказан.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот еще есть такое мнение, Мария пишет - "Если докажут участие в коррупционных схемах, то это уголовная статья, а так ведь просто уволят". Я бы хотела сменить немного тему. Понятно, что про люстрацию мы будем до бесконечности исследовать это явление. Поговорить о работе в России общественных правозащитных организаций, есть ли между ними какая-то коммуникация по части сегодняшней информации о том, что солдатские матери тех ребят, которые якобы пропали без вести, обратились в службу безопасности Украины с просьбой найти пропавших. Какое влияние все эти события могут на российское общество оказать?

Мария ЭЙСМОНТ, российская журналистка: Я услышала об этом несколько минут назад и тут же вспомнила событие более чем пятнадцатилетней давности, я помню солдатских матерей, которые ездили по Чечне под бомбежкой из самолетов и искали пропавших сыновей. Кто-то находил и радовался, другие не находили и даже переставали общаться с теми, кто находил. Они погибали, они пытались помогать друг другу и тем, кого они встречали, и к ним тоже очень разное отношение было. Это было давно, и это был ужас и кошмар, и долгое время казалось, что такого кошмара наверное уже больше не будет. Но, вот то, что сейчас происходит на востоке Украины и очевидным образом, хотя не все в России я сразу могу сказать, знают и верят в то, что российские войска участвуют в этом конфликте. Да, действительно в последний месяц информация о погибших все-таки дошла до СМИ. Во-первых, периодически появляются ссылки на местные газеты, сайты, которые рассказывают про односельчанина, которого привезли в гробу. Часто это просто два-три абзаца о том, что такой-то погиб и в большинстве своем, к сожалению, те, кто об этом пишут, им достаточно просто передать официальную точку зрения, что эти люди погибли во время учения в Ростовской области. Мало кто задается вопросом, что же это за учения такие, на которых гибнут так много солдат почему-то. И не случайна ли массовая гибель на так называемых учениях в Ростовской области российских военных совпадает с боевыми действиями на востоке Украины. Что касается общественных организаций, Солдатские матери - известная организация, есть комитеты солдатских матерей, они разные в разных регионах. Где-то они сильные, где-то слабые, но это довольно известная организация, которая помогает уже на протяжении многих лет бороться с проблемами в российской армии. С дедовщиной, с пропажей, со смертью. Есть специальный фонд права матери, который занимается погибшими солдатами. То есть если у семьи, потерявшей сына, брата, мужа есть желание получить юридическую помощь и моральную поддержку, то им есть куда обращаться. К сожалению, проблема в том, что очень многие предпочитают никуда не обращаться и просто ничего не делать. Я слышала несколько раз и от родственников погибших и от односельчан фразу -"Какая разница? Все равно человека не вернуть". Человека, понятно, все равно не вернуть, но чтобы таких погибших было меньше, общество обязано требовать и потом относиться к этому по-всякому. Точка зрения на происходящее - это одно, но требование узнать правду и представить информацию о том, что конкретно происходит, в чем участвует твоя страна - это требование обязательное взрослого общества. Дальше можно разделиться, кто-то может считать что это правильно, кто-то - что это ужасное преступление. Но, надо понять вообще, где мы находимся, признать какие-то вещи. Потому что когда говоришь, можно ли участвовать нашим военным в боевых действиях на территории суверенной соседней страны, ответ может быть "А наши военные там и не участвуют". К сожалению не все готовы требовать правды и причины могут быть понятны. Наверное, это какие-то обещания помощи взамен на молчание, возможно, как говорил депутат Псковской Думы Лев Шлосберг, тот самый, который расследовал гибель псковских десантников и был избит довольно жестоко и находился какое-то время в больнице. Вот, нужно требовать, он рассказывал, что да, что многим обещают помощь за молчание, говорят, что давайте вы будете получать пенсии, лишь бы вы не поднимали шума.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Набор методов стандартный.

Мария ЭЙСМОНТ, российская журналистка: Да, поэтому трудно мне психологически обвинять, они и так жертвы эти люди, их жалко. Я могу только огорчаться за то что такое происходит и в этом смысле не знаю правильно ли было обращаться именно в СБУ, но то что эти конкретно матери, о которых сейчас рассказывали в новостях, это делают и пытаются что-то выяснить, то они большие молодцы и я желаю им успеха.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Еще интересная одна тема. Тема усыновления. Вот что сейчас, известны ли вам факты, какой закон действует в Крыму? Является ли эта территория теперь тоже в юрисдикции закона Димы Яковлева об усыновление иностранцами детей?

Мария ЭЙСМОНТ, российская журналистка: В Крыму да, поскольку Крым теперь наш. Я просто пытаюсь не перепутать де-факто и де-юре. Что де-факто сейчас Крым находится под юрисдикцией РФ и в связи с этим да, к сожалению, этот бесчеловечный, ужасный закон, не хочу произносить имя несчастного, погибшего мальчика, вот этот, мы его называем антимагнитский закон или антисиротский закон, потому что антимагнитский потому что он был принят в ответ на принятие американцами списка Магнитского. Вот этот закон действует на территории Крыма и я знаю, что как минимум две семьи американские, с которыми я общалась, которые уже встретились с детьми в Крыму и пообещали им что они их заберут. Почти закончили оформление документов. Думаю, что их больше. К сожалению да, произошли события весны и им сообщили, что все процесс заторможен, теперь здесь зона действия такого-то закона, и вы как граждане Америки не можете забрать этих детей. Одна из этих мам в итоге она должна была поехать за двумя детьми, один из Киева а другой из Крыма, в итоге забрала только киевского ребенка. Что при этом чувствует довольно взрослый ребенок, который был готов уехать в семью и не уехал. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Что должно произойти? Другие времена, другие законы. Когда это произойдет? И что должно произойти, чтобы я не знаю? Но, уповать и идеализировать и говорить, что вот должно просветление произойти, а нет же. Что и зачем Дима Яковлев со своей законодательной инициативой, как это вообще возможно в двадцать первом веке?

Мария ЭЙСМОНТ, российская журналистка: В двадцать первом веке много чего возможно, как мы видим. Если посмотреть сводки с сирийского фронта, где набирает силу Исламское государство, которое каждые несколько дней отрезает кому-то голову и выкладывает это в интернет. То слова двадцать первый ничего кроме номера века не означают, ни к чему человечество не обязывают. 
Что делать? Российское общество, конечно, отреагировало на этот закон довольно хорошо, и я знаю очень многих, кто взял ребенка из вот этого так называемого американского списка. К сожалению, еще не все устроены в семьи, потому что многие детки не очень здоровы, но этим занимаются. Есть очень сильные организации, которые помогают с устройством в семью детей-сирот, помогают семьям, которые приняли детей-сирот. Куча волонтеров, в этом смысле очень много позитивного. Но, когда думаешь, что какой-то конкретный ребенок мог бы быть уже два года в семье...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Любим и дорог. Ждем ваших вопросов и звонков. Есть у нас уже звонок. Добрый день.

Слушатель: Добрый день. Киев, Алексей. Как же получается, интернет есть у всех и у российских тоже журналистов, но почему-то никто не видит такого, что происходит в Украине, российских войск в Украине. Как вот так получается?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сегодня Маша будет отвечать за всех российских журналистов.

Мария ЭЙСМОНТ, российская журналистка: Если вы думаете, что мы этот вопрос не задаем у себя по многу раз, то вы ошибаетесь. Мы тоже его задаем. Известно, что телевиденье более мощный источник пропаганды, чем интернет, потому что это одностороннее вещание на тебя, а в интернете ты можешь выбрать куда пойти, на один или другой сайт, найти информацию и сделать выводы. Но, гораздо проще получать уже готовую картинку, когда за тебя решили не только какую часть информации тебе, но и как к ней относиться. 
Люди в России тоже пользуются интернетом и в соц сетях очень много разных групп и пользователей и тема Украины обсуждается. Она обсуждается гораздо чаще и больше чем российские проблемы, но если мы откроем даже мою ленту Фейсбука, которая не типична, но даже в ней я очень часто натыкаюсь на разные ссылки и мало кто, даже включая очень умных и грамотных людей, но мало кто верифицирует источник информации, когда что-то перепостит. Это новая стилистика информационного века, когда нажать кнопку поделиться и написать, что это адский ад, или я плакаль и прочее, гораздо проще, чем пойти по источнику прочитать информацию, подумать, откуда этот источник взял эту информацию. Дойти до первоисточника и понять насколько он достоен доверия, для этого нужно уметь критически думать, иметь время и желание докопаться до правды. 
Гораздо проще написать, ужас, кошмар, ад и нажать кнопку. Это тоже уже доказано многими экспериментами психологическими, что огромный вал информации, и каждый отбирает для себя то, что соответствует его представлению о мире. Человек, чья картина мира уже сформировалась с помощью программы Киселева идет конечно в интернет, где очень много разной информации, но так или иначе все равно отфильтровывает то, что соответствует его уже сложившемуся впечатлению о событиях. Один из последних известных фейков - это некие эксперты вообще кто такие это эксперты и чего там. Некий немецкий эксперт доказал, кто сбил Боинг. Было целое расследование, что нет никакого эксперта, нашлись люди, которые понимают по-немецки и перевели эту часть, но любой фейк достигает большую часть аудитории, чем разоблачение этого фейка. Я знаю, что есть сайт Стоп Фейк, я знаю, что много фейков и в украинских СМИ и много очень непроверенной информации. В российских тоже очень много этого всего. Люди, которые делают эти программы типа Стоп Фейк, они большие молодцы, но к сожалению когда ты пишешь "Ой, шок, трепет" - тебя читают и лайкают больше людей, чем если ты напишешь, что предыдущий пост немного не точный. На что еще рассчитывают те, кто намеренно вбрасывают информацию. Потому что чем больше самой разной информации, с кучей деталей, имен, не проверенной, тем быстрее человек поднимет руки и скажет я сдаюсь, все так сложно, разбираться некогда. Мы правды никогда не узнаем. И вот на это и рассчитано. 

Надо никогда не останавливаться и искать эту правду обязательно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый день вам.

Слушатель: Добрый день. Владимир из Киева. Вчера господин Навальный - радость и счастье российской либеральной интеллигенции, сказал что русские и украинцы - это один народ. Мне интересно ваше личное мнение по этому поводу. Почему при столкновении с украинскими вопросами русский либерал тут же проявляется как человек с имперским мышлением?

Мария ЭЙСМОНТ, российская журналистка: Когда вы заговорили о Навальном я была уверена, что вы попросите меня прокомментировать, что он сообщил что Крым все-таки наш. Потому что именно это все обсуждали в моем кругу именно это выступление. 

Что касается моего личного мнения про народы, мой папа покойный, еврей был написан украинцем в паспорте, моя мама была написана русской, я не знаю, какой я народности, но я могу точно сказать, что это две разные страны и точно два разных государства. Украина суверенная страна, которая полное право имеет жить так, как ее народ сочтет нужным, выбирать органы власти и свергать, и это все достойно только уважения. Нельзя вмешиваться и смотреть свысока и говорить, да ну, что такое Украина. Пусть украинцы делают свои ошибки и геройства. Это другая страна, это не часть России, поэтому это территория на которой люди проживающие имеют полное право самим решать, как им жить. Так что на счет народа мне сложно сказать, но это отдельная страна, суверенитет которой надо уважать.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вопрос про российских либералов.

Мария ЭЙСМОНТ, российская журналистка: Почему они все становятся... Ну, во-первых не все. И на самом деле те, кого. Сложно кого называть либералом, и что это такое. Но, очень многие известные россияне либеральной направленности, писатели наши очень многие, Рубенштейн, Шандерович, Улицкая, Быков, Акунина. Они все очень четко и ясно высказывались против вмешательства России в дела Украины, говорили, что нет там никакой киевской хунты. Выходили на марши мира, туда выходят десятки тысяч человек. Десятки тысяч людей уже минимум два раза выходили на так называемые марши мира, а именно марши против вмешательства России в дела Украины. Поэтому не все, а что касается вообще имперского мышления, есть такая проблема. Это проблема не впервые и не только в России. Это проблема известная, она описана и падение империй переживают многие жители многих империй. Есть комплексы, есть очень муссированная специально точка зрения, что нас все обижают и не любят, что не правда. Есть совершенно подростковое мы всем покажем, культ силы. Это есть. При наличии нормальных свободных СМИ и выборов и куча разных политических партий, и некоего консенсуса обсуждать и говорить о нашей истории мы все не проговорили какие-то очень важные моменты касательно нашей общей истории пребывания в СССР. Поэтому сейчас, хотя сейчас совершенно другие смыслы и темы, но все равно все возвращается к тому, что рушат памятники Ленину, потому что не проговорено. Если будете как-то в Москве зайдите в книжный магазин, там такие книги, полки книг, которые рассказывают какой хороший Сталин, а Запад вредит России и это все в таких Киселевских красно-черных тонах, шок-трепет-ужас. Поэтому до сих пор майки Сталина продаются и майки Путина. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В связи с чем Маша уже лучше вы к нам как и кстати ваш коллега Матвей Юрьевич Ганапольский. Мы ему сейчас уступим место. Маша спасибо большое. Я очень надеюсь, что не последний. 

Мария ЭЙСМОНТ, российская журналистка: Я тоже очень надеюсь. Спасибо.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Приятного дня всем, кто остается дальше с Матвеем Ганапольским.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все