СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Я не работаю материалами, я работаю какими-то идеями"

ДиалогиОлег Пинчук: "В Украине небольшое количество людей, которые играют в искусство"

Стенограмма передачи "Диалоги" на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый вечер. Вы слушаете Радио Вести и я, Юлия Литвиненко с огромным удовольствием представляю вам человека, с которым сегодня мы скоротаем этот вечер в нашей студии - скульптор Олег Пинчук. Здрасьте.

Олег ПИНЧУК, скульптор: Привет, рад слышать.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Когда меня попросили коллеги намедни сделать анонс о человеке, который придет, обычно меня просят делиться своими личными впечатлениями, потому что считают, что мои какие-то емкие фразочки в адрес людей, которые должны прийти, иногда как нельзя точно олицетворяют нутро и природу героя. И я вот подумала, что я знаю много о Пинчуке, и в тоже время я не знаю ничего. И мне кажется, я не одна, потому что Пинчук гораздо больше, чем то, что мы видим и то, что он позволяет нам о себе говорить и видеть. Ведь Пинчук-скульптор не похож на богемного художника. Или я ошибаюсь?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Ну, наверное, я больше похож на богемного художника, потому что современный художник - это такой художник, который живет своими мыслями, он так замкнут на пространстве, общается исключительно с художниками. Я, в отличии от таких художников, люблю жизнь, люблю общение, люблю людей, и бываю везде, где только можно в течение дня в десять-пятнадцать встреч, плюс прихожу домой, начинаю работать, заниматься скульптурой, какие-то наброски, опять общение по телефону - это ежедневно без выходных.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот эти художники своей мрачностью иногда, мы знаем, затворничеством, не позволяют вообще к себе и приблизиться. А Пинчук, может кого-то это и раздражает...

Олег ПИНЧУК, скульптор: Я наоборот - за рукав, за рубашку, за руку тащу к себе в мастерскую, вэлком, пожалуйста, приходите смотрите. Это знаешь, я еще был в институте, были такие ребята, которые не показывали свои эскизы, потому что они боялись, что у них украдут идею. Вот они до сих пор прячут свою идею, их никто не увидел с тех пор, прошло триста сорок лет. Я наоборот считаю, что искусство должно быть открытым, оно должно быть понятным, оно должно служить людям. Поэтому если ты любишь людей, твое искусство будет контактным, оно будет общаться при помощи эмоций, которые ты вложил, при помощи чувств, с которыми ты работал.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, Олег. То о чем ты говоришь - они прятали свои эскизы не потому, что они не хотели, чтоб искусство служило людям, они боялись, что эту идею могут позаимствовать.

Олег ПИНЧУК, скульптор: Ну мы возьмем с того, что все украинское искусство в большинстве, оно вторично. Оно вторично потому, что люди смотрели журналы польские, немецкие...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И твои работы вторичные?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Мои... они тоже вторичные от того, что я осознанно пошел по пути того, что считалось моветоном, плохим вкусом. Статуэтки у нас у каждого в сервантике, рыбки, птички, слоники, бегемотики. Все стояло...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мещанство.

Олег ПИНЧУК, скульптор: Мещанство этот моветон, мещанский вкус. Я как художник, который помимо образования художественного в Киеве, получил еще образование в Швейцарии, то бишь европейское искусство, и мне просто сказали: "Смотри, у тебя есть хорошее мастерство, с одной стороны. С другой стороны, ты должен быть похожим и делать то, что ты делаешь". Я начал этих слоников, птичек, рыбок - это как бы мой концептуальный ход.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так ты коньюктурщик?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Я не коньюктурщик, я человек, который делает то, что я любил в детстве. Ведь у каждого из нас знакомство с искусством начиналось с серванта или с какого-то журнала "Огонька", который висел у каждого где-нибудь в кладовке, да? И вот я всегда очень любил этих слоников, птичек, рыбок, которые были у моей бабушки, в которые на большие праздники наливали самодельное вино. И вот эта любовь к скульптуре - это первые знакомства были с скульптурой. Конечно, потом был Эрмитаж, потом был Лувр, потом были другие музеи мировые, где уже ознакамливался, был институт, были преподаватели по истории искусства, которые меня научили понимать и видеть. Но вот эти первые ощущения детские, они сохранились. И я не хотел кого-то копировать, я хотел отобразить свою юношеские, детские чувства того времени, когда это мне нравилось, это время мне нравилось. Поэтому они такие какие-то вот наши, отчасти совковые, но с другой стороны, они...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну эта рыбка, которую ты вспоминаешь, она глиняная была, да? Винный кувшин такой.

Олег ПИНЧУК, скульптор: Ну да. Все такое было.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но ведь ты с бронзой работаешь сегодня.

Олег ПИНЧУК, скульптор: Бронза, да. Потому что бронза - это уже твердый материал, это материал, который фактически не уничтожается, он существует вечно, и как и каждый профессиональный художник, ты еще должен думать о том, чтобы еще работы хорошо презентовать, чтобы их хорошо показать. А бронза - она передает теплоту каких-то там... твоих рук, твоих мыслей.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Подожди, а акварель, что не передает? Масло не передает?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Это к живописцам, к графикам. Я все-таки скульптор, я сколько себя помню, я всегда что-то лепил сидел из пластилина, из хлеба, из глины непонятно из чего, но что-то мастерил. Даже делал какие-то инсталляции из маленьких кусочков дерева, веревочек. Всегда, когда идешь на пляж, кто-то играет в карты, кто-то читает книжку, а я находил какие-то ракушки, камешки, и что-то компилировал из них, какие-то композиции. И потом смотрю, сделал какую-то красивую штучку, и начали ребята драться, что это моя, это я сделал.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сколько лет тебе было?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Мне лет семь было, восемь, шесть может быть. То бишь, сколько помню - все лепил. И первые ощущения глины, теплоты такой, чувственности материала, мне было, наверное, лет четыре, пять, когда разрыли... трубу прорвало и достали оттуда глину. Я вылепил всякие там рожицы всевозможные такие чудачков таких вот, кто-то делал себе индейцев, рисовали, а я вот налепил скульптур, принес домой, говорю: "Мама, поставь их пожалуйста в духовку", потому что мне казалось тогда, что они должны обжигаться в печи. Мама поставила в духовку, они развалились, это был мой такой первый неудачный опыт.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну хорошо. Олег Пинчук сегодня, я все время пытаюсь вот понять форму и содержание, потому что внешне ты производишь впечатление такого успешного продюсера, я бы сказала вот так. 

Олег ПИНЧУК, скульптор: Это хорошо.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Или менеджера по продажам своих же, кстати, работ. Вот у тебя ведь нет агентов, которые представляли твои интересы или есть?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Ситуативно я работаю. У меня есть несколько очень уважаемых агентов, которые работали в Швейцарии, которые работали во Франции, и которые работали в Великобритании, но... отчасти они работали в России, но сегодня я считаю, что я не как кто-нибудь другой могу представить свои работы. Я делаю хорошую рекламу, я выпуская каталоги, я участвую в Международных выставках, музейных выставках, я приглашаю...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А скажи вот мерила сегодня успешности в твоем мире, что это?

Олег ПИНЧУК, скульптор: В моем мире, успешность - это то, что ты востребован. Вот с одной стороны. Но вы знаете, на улице война, на улице гибнут люди. Художникам не легче, понимаете? Потому что сегодня не покупают дорогие автомобили, не покупают картин художников. И многие талантливые люди сидят на гречке. Я заходил к своему товарищу, нормальный, хороший художник, который условно в неделю, съедает килограмм гречки, все. У него нет денег платить ни за мастерскую, ни за что. Сколько неоплаченных счетов, сколько неоплаченных мастерских: за свет, за газ, за воду. Люди выживают. Те люди, которые условно раньше делали серьезные творческие работы - занимаются заказухой. Тех, у кого остались деньги, они не спешат их тратить на искусство. То бишь, никто не знает, что будет завтра. Поэтому художникам очень тяжело. А скажи, вот ты говоришь, не покупают дорогие автомобили и работы художников. То есть, по сути, это такая лакшери продукт.

Олег ПИНЧУК, скульптор: Ну не у всех не покупают. Конечно, если кто сидит дома и ничего не делает, конечно, тому хуже. Если человек ездит в Европу, если человек выставляется в каких-то престижных местах, если он работает с коллекционерами, все-все...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо, я поняла. А скажи, а отличается, скажем, твой клиент, ценитель твоих работ в Европе и в Украине? Если да, то... чем руководствуются покупатели твоих работ в Украине, и скажем...

Олег ПИНЧУК, скульптор: Ну скажу, наверное, прежде всего, люди эмоциональным зарядом, который вызывает работа. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Эмоции просто?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Эмоции. Ему нравится и все, ему нравится - я хочу. В прежние времена любители толстых рам, они не покупали искусство, они покупали какие-то поделки европейские девятнадцатого-двадцатого века, дарили друг другу большие лампы, часы старинные, то бишь это было не очень хорошее время для искусства, для современного искусства. Сегодня то же самое, но есть возможность, в силу того, что интерес Украине, есть возможность показать, что есть и Украинское искусство. И вот многие художники ездят в Лондон, в Париж, в Женеву, ездят во Францию, и показывают, и с этого живут. Многие как бы опустили руки - это самая большая проблема.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: скажите мне как скульптор, кто подарил золотой батон президенту Януковичу?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Ну, наверное, человек с хорошим вкусом, с хорошим образованием, человек, который очень любит посещать музеи, который не вылазил с Лувра, с Третьяковки, у кого были деньги, который... и, зная высокие тонкие вкусы нашего бывшего президента, он ему, наверное, и преподнес этот подарок.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сколько президентов...

Олег ПИНЧУК, скульптор: Последнему, который удрал непонятно куда.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сколько президентов было среди ваших клиентов?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Я в очень хороших отношениях с Виктором Викторовичем Ющенко. Это человек, который действительно, знаете, он такой европейский человек. Он ходил спокойно с одним охранником, будучи президентом, на блошиный рынок, выбирал какие-то тарелки, выбирал какие-то там миски, кастрюли, какие-то рушники, это был нормальный хороший человек, к которому можно было подойти и пообщаться. Все остальные это огромная охрана, это какие-то джипы, боязнь, что их замочат, закатают и так далее. Я знаю лично всех президентов, хорошо знаю, и всегда считал, что искусство должно быть вне политики. Потому что есть коньюктура политическая, она очень быстро меняется, непонятно, что будут говорить завтра о сегодняшнем президенте, потому что все очень как бы в жизни быстротечно, и искусство оно должно как бы вариться в собственном соку, тогда оно будет и вкуснее, и интересней и самобытней. А если подстраиваться под чьи-то вкусы, это право каждого художника, но я считаю, что нужно, прежде всего, сохранить себя, свой стиль, узнаваемость, и не изменять себе.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Скульптор Олег Пинчук сегодня в эфире радио Вести. Мы вернемся через пару мгновений и продолжим наш разговор.

Добрый вечер, вы слушаете радио Вести. Олег Пинчук сегодня наш гость. Кстати, как реагируете теперь вы, когда вас еще отождествляют с известным галеристом Виктором Пинчуком?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Ну нормально, я уже привык. По-моему, он не галерист, он миллиардер, это наверное, главное, да?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я ж не знаю. что для него главное.

Олег ПИНЧУК, скульптор: Для него главное деньги, потому что при помощи искусства он пытается сохранить заработанные деньги, и для него это отдушина, для него это возможность как-то выпустить те эмоциональные пары, которые существуют в его бизнесе. Это очень сложная система, которой нужно управлять, такой психоделическое состояние, пограничное такое состояние, оно вызывает у него потребность в чем-то ином, в чем-то ином интеллектуальном - это современное искусство. И тут как ни возьмись, съезжаются художники со всего мира, кураторы и прочие, и прочие, которые начинают делать Киев таким интересным европейским городом, с интересной культурой, которая выставляется вот в его центре.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но это вам слава Виктора Пинчука не дает покоя, что вы затеяли этот проект? Расскажите-ка.

Олег ПИНЧУК, скульптор: Не, ну мне слава... вы знаете, я к славе очень так отношусь так прагматично, если она дает возможность как-то какие-то дивиденды, я к этому иду. Я просто всю жизнь мечтал заниматься монументальной скульптурой. Но монументальная скульптура требует больших финансовых вложений и место, где это можно выставлять. Я поставил несколько памятников в Киеве. Это памятник Антонию и Феодосию, это Андрей Первозванный, это небезвестная Жаба, это Антиспид и другие там памятники в Киеве. Это монументальные работы, но это, как правило, заказные работы. Мои творческие работы, они в силу отсутствия финансирования со стороны, их могу только финансировать я, и поэтому для того, чтобы их где-то выставлять, я решил построить музей под открытым небом. Там три гектара земли с подсветкой, с дорогами, с экспозицией, которая будет меняться.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну сколько стоит этот проект?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Он стоил немало, все честно заработанные деньги туда вложил.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну сколько?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Очень приличная сумма, это неприлично.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Послушай, ну ты ж не олигарх Пинчук?

Олег ПИНЧУК, скульптор: неприлично. Вот олигарх Пинчук, фактически все, что заработал за последних там лет десять, я вложил в музей.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо, я поставлю по-другому, по-другому задам этот вопрос - только ли деньги от продаж своих работ ты использовал в строительстве музея?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Я в жизни не заработал ничего кроме творчества, кроме искусства. То бишь, у меня может были, какие-то там, когда мне было двадцать лет, я работал где-нибудь на стройке или на заводе, какие-то небольшие советские двести триста рублей в месяц - все. Все остальное в жизни я зарабатываю исключительно искусством, своим искусством.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Торговлей недвижимости?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Нет. Никогда ничего не заработал, наоборот, только терял. Теряю потому, что это не мое. Я купил когда-то там что-то, хотел, думал заработать, но потом цены упали, я потерял это все.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я сейчас... просто в руках меня журнал с репортажем как раз. Село Пинчуки называется это местность, и там сейчас будет этот проект "Музей под открытом небом". И значит, что это? Всех приезжающих встречает хатинка, така собі хатинка. Это, по сути, твой загородный дом, имение, поместье, что это?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Это дом на первом этаже. На цокольном этаже находится выставочный зал.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это жилое помещение?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Это жилое помещение, потому что я там должен жить, я должен там трудиться.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вот смотри, ты не украсил своими работами? Возможно, они и есть, но тут есть работы Марии Приймаченко.

Олег ПИНЧУК, скульптор: Да. Я очень люблю и она как-то...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: У тебя, правда, одна из самых больших?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Да. У меня одна из лучших коллекций отобранных, которые национальный банк печатал на юбилейных серебряных монетах. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А почему Приймаченко? Расскажи.

Олег ПИНЧУК, скульптор: Ну потому, что это художница, которая мне очень созвучна эмоционально моему. Я когда ее вижу, когда видел вначале, я просто входил в какой-то такой транс, она вызывала у меня шквал эмоций, чувств, переживаний. И вот непонятно, какие-то животные странные.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Примитивистика же?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Да, но это человек, который получил хорошее академическое образование, с отличием закончил нашу академию, учился в Швейцарии. И вот наивное искусство, она трогает своей искренностью, своей непосредственностью. Она представитель обзазотворчого мистецтва, она творила образи, а не изображала. Она жила в глухом селе, где не было света, не было дорог. Приходила ночь, это Полесская деревня оживала: пели, перекрикивались там, кричали, и її уява малювала цих чудових дивних тварин. И вот это ни на что не похоже, вот это ее фишка, вот это то, что в принципе, делает художника художником - непохожесть не на кого.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Говорят, что существует в современном мире у вас у художников некий сговор, и все галеристы - это такие себе дельцы, которые могут вступить в сговор, договориться, лабировать интересы каких-либо художников и поэтому трудно сказать, кто будет действительно через десять лет популярен, востребован и хорошо продаваем. Правда?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Ну, это как бы, правда отчасти. Но дело в том, что приходит новое поколение, оно не хочет считаться с чужими договоренностями, это как в политике - был один президент, сегодня другой.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Люстрация.

Олег ПИНЧУК, скульптор: Люстрация происходит, да. Кто-то о чем-то договорился, но у них нет просто финансовой возможности все это воплощать в жизнь, вот эти договоренности. И люди очень быстро меняются и выживают самые приспосабливаемые в искусстве. Потому что очень много талантливых людей, которые не сумели приспособиться, которые не занимаются искусством. Которые занимаются бизнесом, которые занимаются непонятно чем, которые вообще ничем не занимаются.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Слушай, ну что значит приспособленцы? Это как-то всегда было...

Олег ПИНЧУК, скульптор: Смотри. Дело в том, что искусство- это способ заработка. Мы все почему-то говорим о деньгах, но давайте уже более подробно расскажу свои мысли и ты, если ты профессиональный художник, ты должен жить с того, что ты производишь. Вот если ты диктор, ты должна жить с того, что ты сидишь здесь.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Диктор...

Олег ПИНЧУК, скульптор: Ведущая. Ну ты диктор, ведущая.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так, ну, ну...

Олег ПИНЧУК, скульптор: И помнишь, как мы начинали когда-то готовить какие-то там блюда, не помнишь, да?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Кстати, ну почему, у меня был такой проект.

Олег ПИНЧУК, скульптор: Ну да, это было сто лет назад, ты не меняешься и я пришел к тебе.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А меня, между прочим, позвали на эту программу, называлась она "Неполитическая кухня" помню. О том, что я делала именно серию интервью с политиками.

Олег ПИНЧУК, скульптор: Так о чем, мы? Я забыл. Мы так зашли в сторону.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я о том, что вот эта коньюктура в искусстве.

Олег ПИНЧУК, скульптор: Коньюктура она существует. Существует, есть договоренности.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Послушай, ну хорошо, но мы же знаем, возможно, это неправильно и нет никаких правил...

Олег ПИНЧУК, скульптор: Правила есть, но они как бы... понимаешь, в чем дело, искусство - это не картошка, искусство может стоить сто долларов, может стоить сто миллионов долларов. И задача искуратора, художника и искусствоведа, как система, не просто, довести до максимальной цены. И этим занимается, потому что всегда на любой товар есть всегда покупатель. Всегда готовы люди платить эти суммы. В Украине рынок очень ограничен, тут небольшое количество людей, которые выбирают искусство. В мире, посмотри, там сто, двести, двести пятьдесят за картину Сезанна, четверть миллиона долларов одна картина стоит. Значит, есть механизмы, по которым это все происходит. И наши художники они тоже идут по такому пути. Это своего рода манипуляция, это создание бренда, который стоит денег, не важно, что нарисовано. Ведь за двести, триста тысяч долларов, которые продают наши художники, это вещь просто... ты повесил - все. Она не лечит, нет заикания, нет энуреза, нет от бессонницы, она просто висит. Это твоя статусная вещь, за которую ты заплатил деньги. Это не Bentley который ездит. И пойди завтра ее продай. Как сегодня тем художникам, которые очень дорого стоят? Им же тяжело. Потому что денег, наверное, растратили, а новых клиентов нет, а цену опускать невозможно, потому что есть как бы амбиции, статус и прочее. Я понимаю это, я особо не лез в эти игры. Потому что играя с кураторами на повышение цены, ты себе отрубываешь средний ценовой сегмент. И ты не мог... можно нарисовать себе на совесть большие приличные суммы денег, но ты отсекал от вот этих реальных клиентов, потому что украинское искусство, к сожалению, оно магинально и большие деньги никто не хочет платить. Если покупает, то, как правило, анонимный покупатель. А анонимный покупатель, это, как правило, или близкие друзья, или люди заинтересованные в том, чтобы цена была высокой. И потом найти одного коллекционера, который сегодня, допустим, формирует коллекцию, и ему по этим фиксированным на престижных аукционах ценах, предлагать эти работы. Всегда найдется тот, кто, заработав миллиарды, хочет иметь элитное искусство.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В какой стране нравится тебе продаваться?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Мне всегда нравится в Швейцарии продаваться. Вот они швейцарцы не покупают только скульптуру, они покупают отноешние с тобой. И это очень мило, потому что ты становился как бы членом семьи, тебя звали на какие-то обеды, на праздники, тебе писали письма, притом люди очень состоятельные, влиятельные. Они к тебе относились как своему. У нас в основном покупают люди молодые, люди успешные. Вот говорят, Пинчука работы - это на фарт. Это не потому, а потому что человек, добившийся успеха в бизнесе, хочет иметь успешного художника у себя в коллекции. Конечно, сразу набегутся искусствоведы, которые начнут выступать, что это коньюктура, что это коммерческое искусство. Ребята, а разве плохо, что это коммерческое искусство? А почему оно должно быть некоммерческим? Почему искусство должно жить на дотации?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Послушай, ну есть история искусств, где нам рассказывают факты из биографии великих ныне художников, которые в нищете и в бедности жили.

Олег ПИНЧУК, скульптор: Это отчасти. Сейчас большинство в нищете и, как правило, это не совсем так. Не совсем так, потому что все немножко изменилось. Отношение к искусству изменилось. Это инструмент, прежде всего, при котором группы людей пытаются воплотить свои жизни. Это как политические технологии, то есть технологии, которые используются для продвижения художников, картин, скульптур на рынок. Они может быть непонятны всем, но люди, которые занимаются профессионалы, они это все прекрасно понимают. Они должны раздуть, раскрутить и продать мыльный пузырь, который в любой момент может лопнуть.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Билеты будешь продавать в свой музей?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Нет. Это все бесплатно. Я считаю, что вот нужно отчасти и больше всего заниматься благотворительностью, и просвітницькою работою. Нужно людей приглашать. Я там хочу не только выставлять свои скульптуры, а хочу приглашать туда ребят с Европы. Я очень знаю большое количество известных хороших художников, тех же швейцарцев, тех же французов, тех же американцев. Я бы хотел бы делать симпозиумы по скульптуре. Вот это село Пинчук, оно в следующем году, как ни странно, отмечает свое тысячелетие, то бишь это село старше лет на двадцать Белой Церкви, город Юрьев. Так что вот там куда не копнешь, черепки, какие-то стрелы, какие-то там чуть ли не клады. В двадцать шестом году там нашли клад серебряных и золотых монет Владимирской эпохи. Это не шутка.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть хорошее украинское слово - родичатися. Вот с олигархом Пинчуком в виду одной фамилии, вы каким-то образом родичаетесь?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Я хорошо знаю Лену Пинчук. Через Лену Пинчук тоже однофамилица, его жена, которая в далеких девяностых меня нашла, приехала в мою мастерскую, мы много общались, а потом мы давай вместе лепить для Виктора скульптуру.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ко дню рождения?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Да. И вот она очень...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А что это была за скульптура?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Это были рыбы. Виктор там сидит сверху, там стрелы, трубы. И Лена говорит: "Ты знаешь, вот что-то надо сделать такое как бы вытянуть нос, потянуть трубу потянуть, что-то оно как-то..." Я так сделал, смотрю - красиво. И потом начал делать я целую серию и потом Витя говорит: "Олежек, ну с тебя ж процент, понимаешьь?"

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: За идею.

Олег ПИНЧУК, скульптор: Настоящий бизнесмен.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Олег Пинчук сегодня у нас в гостях. Вернемся через пару мгновений и продолжим.

Вы слушаете радио Вести. Скульптор Олег Пинчук сегодня у нас в гостях. Я просто вспоминаю, когда я увидела впервые буклет, точнее сказать, Пинчука знают очень многие и я как раз просто узнала сначала просто Пинчука гражданина, такого балагура, острослова, человека неунывающего никогда. И потом как-то мне посчастливилось увидеть буклет с еще самыми ранними работами. Очень много таких приятных неожиданностей я бы сказала в этом буклете. И я увидела совсем другого, очень глубокого и серьезного художника, вот так я бы все-таки обозначила. Ну в общем, бронзовых дел мастер, сегодня так я говорю о Олеге Пинчуке. И я знаю, что очень многих людей вот это ваша невыносимая легкость бытия она раздражает. Я не знаю, зависть ли это, потому что некоторым свойственно художникам впадать в уныние, а вы всегда навеселе.

Олег ПИНЧУК, скульптор: Навеселе не потому, что немножко накатил, а потому что по жизни я такой.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А Пинчук не пьет.

Олег ПИНЧУК, скульптор: Я принципиально не пью.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А скажи почему? Потому что больше уже не можешь?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Потому что в жизни много всего интересного и тратить время...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну Пинчук, ну скажи честно.

Олег ПИНЧУК, скульптор: Я клянусь, я не хочу просто. Мне не интересно быть пьяным, мне достаточно и так легко общаться, мне достаточно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ты напивался когда-нибудь?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Ну когда... как можно напиться, допустим, когда тебе там двадцать, двадцать один год? Последний раз я выпил, когда мне был двадцать один год. Все. С тех пор я в себя не взял ни одну сигарету, ни одного...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: То есть, ты выпил так, что...

Олег ПИНЧУК, скульптор: Не, не, не, это не был такой... я просто жизнь начинал с самых низов. Я приехал в Киев...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ты прям как Винсент Ван Гог.

Олег ПИНЧУК, скульптор: Жил в двенадцать квадратных метров пять человек мальчиков пятнадцатилетних. Туалет в конце коридора, работал на стройках...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это куда ты приехал?

Олег ПИНЧУК, скульптор: В ПТУ приехал. Поступил в ПТУ, профтехучилище двадцать девятое - столяром. Носил бетон в ведрах, плитку ложил в туалетах на Виноградаре, на Куреневке. Жизнь была такова, что если ты... я смотрел, как жили мои друзья, как жили мои однокурсники. Они в пятнадцать лет уже начинали пить, в шестнадцать лет уже были пьяницами, в двадцать уже были алкоголиками, в тридцать - многие не дожили. И вот это был пример, когда ты понимал, что тебе это не нужно. Есть театры, есть музеи, есть люди интересные, есть куда поехать, что посмотреть. Зачем тебе это нужно? Ты или выбираешь интересную жизнь, или ты выбираешь бутылку и стакан?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну почему же? Очень многие художники...

Олег ПИНЧУК, скульптор: Это их выбор.


Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Подожди. В состоянии эйфории, они видят новые образы.

Олег ПИНЧУК, скульптор: Мне говорят: "Пинчук, ты или что-то куришь, или ты нюхаешь, но разве можно таких чудиков понапридумывать?". Потому что знаете, мне достаточно ощущения от общения с людьми.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вот как ты, у тебя есть какие-то определенные часы, когда ты работаешь, ты закрываешься от всех, или что?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Я ничего не закрываюсь, я, Боже мой, приходите, смотрите. Я человек открытый.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это не раздражает тебя?

Олег ПИНЧУК, скульптор: И мои работы открыты. Почему они как магнитом тянут? Потому что я открытый. И работы открыты. Хотите - приходите, хотите - посоветуйте. Я наоборот зову к себе людей, потому что когда ты работаешь, твое видение немножко притупляется, и тебе нужны какие-то взгляд со стороны. И ты какого-то соседа поймал, парня который пришел к тебе отремонтировать телевизор. Как вы считаете? Вот они мне советуют, я их слушаю, я умею людей слушать, я умею делать правильные выводы. Многие считают, что все дураки, посылают всех на три буквы, и закрываются в своей мастерской и никому ничего не показывают. Когда потом что-то приносят, ты понимаешь, что тут нет эмоций, там есть какой-то негатив, ну который бы не хотел, чтоб он был у тебя дома.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Подожди. Хорошо, а если, скажем, художественные арт-критики просто уничтожат какую-то из твоих работ?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Ну на здоровье. Это их право. Бывает наезжают какие-то, пишут что-то.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну ты же реагируешь, ты же остро реагируешь.

Олег ПИНЧУК, скульптор: Я все делаю искренне, с любовью. Я делаю, как я понимаю, и делать, как вы хотите я не буду - у меня свое видение, у вас свое видение. Поэтому, я положил жизнь, чтобы быть самим собой. Это очень важно для художника - быть самим собой. Кто-то не согласен - пожалуйста, встаньте сделайте. Критики имеют право критиковать - это профессия, но я вправе ответить на эту критику. Потому что бывает критика, обусловленная конъюктурой, заказухой, желанием сделать сенсацию или просто темпераментным человеком, который об этом написал.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Зависть. Тебе это чувство ведомо?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Я считаю, что зависть - плохое чувство. Я всем, кто добился в жизни успеха, я считаю, что у них нужно учиться. И таких людей очень много. Я прислушиваюсь к их мнению, я советуюсь с ними, я их спрашиваю. У нас же чужой успех вызывает раздражение, особенно людей, которые рядом, которые были с тобой, которые всю жизнь просидели, условно, на диванах приходят к пониманию, что жизнь уже заканчивается, что шестой десяток пошел, а, в принципе, ничего нет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ты сказал сегодня, что твои самые любимые покупатели живут в Швейцарии, но не упомянул о ближайшей подруге Маргарет Тэтчер, хотя я знаю, что эта дама очень вдохновляла тебя. 

Олег ПИНЧУК, скульптор: Это не дама, скажем так.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А кто же?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Это очень уважаемая баронесса. Баронесса Ширли Уильямс оф Кросби, в замке возле Лондона, она член палаты лордов, она очень любит мои скульптуры, она их покупает.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сколько у нее?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Есть, я возил туда к ней. Не только себя, но и наших украинских художников. Она очень любит Украину, и, когда я туда приезжаю, она для меня покупает котлеты по-киевски в супермаркетах и жарит. А каждое утро она готовит овсянку и чай с молоком. Я не очень люблю чай с молоком, но мне неудобно отказать. У нее шикарные павлины живут на территории, они мирно сосуществуют. И она меня зовет: "Иди посмотри как он распустил". Они живут отдельной жизнью, каждый имеет свою территорию. И она повезла меня кода-то в музей под открытым небом Генри Мура. Это великий художник двадцатого века, скульптор. Его жена, Ирина Радецкая, очень много сделала для него, для становления его как художника. И вот этот музей под открытым небом вдохновил меня на создание музея под открытым небом в Украине. Я десять лет этим занимаюсь, и я думаю, что уже сделано девяносто девять процентов. Осталось наполнить этот музей, это пространство жизнью. То бишь, симпозиумы, скульптуры, какие-то арт-проекты, арт-ленд проекты и так далее.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ты думаешь, что будут приходить, в том числе, и украинские художники к тебе, которые будут продаваться на твоей территории?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Нет, вопрос продаваться - это не ко мне. Все говорят: "Пинчук, ты так хорошо продаешь". Я вообще об этом не думаю, потому что если ты будешь думать как продать, то ты не будешь думать о том, как сделать хороший, качественный продукт. Искусство - это тоже продукт, и это может наоборот находить единомышленников, у которых есть деньги. Потому что одни тратят на футбол, другие - на машины, а третьи любят искусство. Кто тратит на искусство - это наивысший уровень интеллекта. Потому что искусство - это эмоции, искусство - это состояние. И недаром искусство в мире занимает...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Подожди, давай разберемся. Не было разве такого, что к тебе в студию приходили, ты знаешь этих людей. Ты знаешь, что это человек с абсолютным отсутствием вкуса. Ну, что, ты откажешь ему?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Они не ходят.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мне кажется, что ты сейчас кокетничаешь со своими покупателями.

Олег ПИНЧУК, скульптор: Они не ходят, потому что те люди, которые покупают - я знаю их коллекции. У них есть какая-то топ украинского искусства, оно может смотреться под разными углами, кто представляет, какие искусствоведы, какие журналы, какие люди стоят за этим топом. По большому счету, это человек тридцать-пятьдесят, которые варятся в этой каше, в этом котле. Я когда прихожу, вижу этого художника, я понимаю - чтобы воспринимать этого художника нужно быть подготовленным человеком. Нужно пройти сначала какие-то этапы развития, какие-то понимания, переживания. И тогда ты сможешь окунуться в этот мир, который называется искусство. Это не каждому дано. Многие тупые приходят, и они не понимают, и они ушли. Все. Они пришли, они не нашли себе ничего интересного, они не нашли понятной живописи.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это их, разве, вина? В чем ты считаешь миссия, роль искусства? Сделать людей лучше, заставить их пережить катарсис, сочувствовать, сопереживать? Цель какая?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Конечно, сочувствовать, сопереживать. Цель искусства - раскрыть новые грани эмоционального состояния человека. А тупые - им не нужно, они не приходят. Как ни странно, они не приходят. У меня собрано большое количество украинских художников. И кто приходит - он всех этих художников знает. Возможно, он бы хотел иметь этого художника, спрашивает, интересуется. То бишь, это своего рода интеллектуальный продукт, в котором зашифрованы какие-то коды.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Подожди, каждому художнику свойственно и дано заниматься просветительской функцией, в том числе. Ты делаешь, образовываешь людей, которые к тебе приходят?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Ко мне приходят образованные люде, вот в чем дело. Вот образовывают в школе, в институте, на выставках. А ведь если ты придешь на мистецький арсенал, на какую-нибудь… арт-проект, то там половина людей, которые покупают мои работы, я их лично знаю.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ты считаешь себя современным художником?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Я считаю себя скульптором. Понятие скульптура оно немножко вне времени. Я тоже иногда делаю контемпорари, инсталляции. Недавно такая нашумевшая: притарабанил целую остановочку в украинский дом когда-то, с объявлениями куплю, делаем там работы, лечим от храпа, это было все заклеено. Притащил, называется инсталляция. Очень эмоционально повоздействовал. У нас нет коллекторов на это, у нас нет людей, нет места, где это можно сохранять постоянной коллекцией. Это все показал, разобрал, сложил до лучших времен. Скульптура - она вне времени, знаешь. Вот ее сделал, и она стоит у тебя так два, три, пять, десять лет, ты ее показал по всему миру, потом пришел ...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как часто повторяешь ты свои работы?

Олег ПИНЧУК, скульптор: С одной стороны художник должен быть узнаваемым, то бишь нельзя прыгать направо налево, посмотрел, сказали: это Пинчук. С другой стороны, ест правила игры, авторскими работами считается четырнадцать одинаковых авторских отливок. Я уменьшил их до девяти, сейчас уменьшаю до семи-пяти. Для того чтобы не наводнить рынок одинаковыми работами, я их лучше просто по новой вылеплю как-нибудь что-нибудь изменю, но это будет не тиражная скульптура, которая в принципе, балуются многие художники, тоже и Дали, которые полторы, две тысячи экземпляров выпускали одинаковых работ, тот же Пикассо штамповали. Хотя есть такие, они делали восемь, шесть, двенадцать работ максимум.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот так деликатно скульптор Пинчук сравнил себя с великими, мы вернемся через пару мгновений и продолжим разговор.

Скульптор Олег Пинчук сегодня на радио Вести. Мы говорим о современном искусстве, о философии, о мещанстве. Когда обвиняют вас ваши же коллеги, что вы ту на потребу публики создаете, как реагируете?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Я не создаю на потребу публики, потому что это не интересно. Мне интересно то, что мне интересно. Я, прежде всего, удовлетворяю свой интерес, а если это сделано искреннее, честно и эмоционально, это задевает остальных. Люди приходят за эмоциями.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Чем занимались ваши родители.

Олег ПИНЧУК, скульптор: Царство небесное моим родителям. У меня мама была учительницей, отец был преподавателем. Нам нелегко было в силу политической коньюктуры, их преследовали, отца особенно, он за национализм, выгнали с работы. Были проблемы, но был сильный духом человек. И мама была сильным духом вот, наверное, вот эти лучшие черты я взял от своих родителей.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну никто не творил ничего?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Нет. Знаете, творить я как бы до последнего момента я понимал, откуда это. Оказывается, мой дедушка, прадедушка, он был церковным живописцем, он расписывал очень много храмов в Кривом Роге, кстати, в Бердянске, в Запорожье. Вот эту часть, Днепропетровск, Запорожская область, он там много работал, но умер рано, потому что заболел, простудился и умер. И вот я ходил в этот храм, сохранились фрески моего прадеда, они очень красивые, они очень непонятные, теплые такие. Хотя не понятно, он ли это, но то, что именно его команда живописцев расписывала эти храмы, знаю точно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сегодня хочется попробовать себя в каком-нибудь совершенно неожиданным приемах, неожиданный материал? С чем кроме бронзы работает Пинчук?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Я не работаю бронзой, я не работаю материалами, я работаю какими-то идеями, которые я воплощаю через бронзу условно. Меня не интересует... то бишь, можно делать скульптуру из отходов пищевых, можно делать из дерева, из камня, но это первый этап, но дальше влиться в этот серьезные контекст культурный, это очень сложно, потому что жестокая конкуренция. У каждого свое мнение, кланы, какие-то предпочтения, молодые подпирают, старые не дают расслабиться. И вот эта конкурентная борьба за место под солнцем и несет огласку, потому что...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А не обидно бывает, вот я перебью, задав такой вопрос. Не обидно бывает, когда вы там творите и придумываете, и идеи покупают во всем мире, а галерея Пинчука выставляет, скажем, Домиана Херста?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Ну и молодец. Я считаю, что...

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Кто молодец? Пинчук или Херст?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Я считаю, что Херст молодец. И Пинчук молодец, потому что он должен научиться сделать так, чтобы найти Пинчука, вот в чем дело. Они нашли, значит надо думать, советоваться, спрашивать, как они сделали, потому что само искусство по себе, оно не интересно, когда оно завалено пылью стоит в углу твоей мастерской, это одно. Когда оно выставляется в Пинчука центре или в другом центре мировом, это очень важно. Вот этот процесс, когда некий продукт произведенный художником попадает эксклюзивно в элитное место - это самый сложный момент.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Где сегодня есть ваши работы?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Ну во многих музеях, во многих выставках, начиная с Венского музея истории искусств выставлялись, купили работы там. В Российских музеях, в украинских музеях, в частной коллекции, у того же Пинчука очень много моих работ. Но это понимаю, что это только начало, потому что в хорошее место попасть сложно в силу того, что все туда хотят, нет денег, а там огромная-огромная очередь и очень много советников, которые советуют, что хорошо, а что плохо.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А хорошие места это что?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Ну допустим, тот же Step Gallery, тот же Нью-Йоркский музей современного искусства, музей в Бильбао допустим, или тоже Венецианское Биеннале.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: То есть, вам есть куда стремиться?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Ну конечно. Но и без серьезной финансовой поддержки, без четкой системы, без команды, это невозможно сделать.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А что за финансовая поддержка? Это нужно заплатить чтобы?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Для того чтобы заплатить триста, пятьсот, миллион евро, их нужно где-то найти, их должен кто-то дать, а это деньги выброшенные на ветер. Я привык рассчитывать только на свои силы и на поддержку людей, которые меня окружаю, но это не такие суммы, которые нужны для того, чтобы участвовать в этих проектах. С другой стороны, есть интерес к скульптуре, которую я делаю, если я сумею подогреть этот интерес, если цены вырастут, если они будут востребованы на рынке, я смогу все эти проекты осуществлять за свои средства, это очень важно. То бишь, с одной стороны, можно найти какие-то там на гранты пять тысяч долларов, и писать всю жизнь и жить на эти гранты, как большинство художников и делает западных. То бишь, в рынке там мало кто существует. С рынка живет небольшое количество художников, потому что жизненный уровень очень высокий, и ты не зарабатываешь эти деньги, там пять, семь тысяч долларов, евро в месяц, для того, чтобы нормально себя чувствовать. Ты должен заниматься бизнесом, должен работать в банке, в воскресенье, в субботу рисовать и то есть художник. Профессиональных художников, который вне грантов за то, что он продал, очень мало.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как ты в династии в искусстве относишься?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Ну как... уважаю, но, как правило... это очень сложный вопрос, потому что как я отношусь? Я не отношусь никак. У меня не было художников в роду, в таком понятном. С другой стороны, по-моему мнению, это немножко тормозит. Тормозит, потому что это старые связи, это какие-то отношения с людьми не дает возможности тебе найти самого себя.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но эти старые связи дают новые возможности.

Олег ПИНЧУК, скульптор: Это так кажется. Вот я смотрю со стороны, а люди опускаются вниз. Потому что ничего нет постоянного в этом мире, особенно в мире искусства. Каждый появляется новые люди, они очень прагматичны, очень настроены, как минимум, агрессивно к своим конкурентам. И по большому счету, мочат, особенно это молодежь не отличается какими-то такими... позитивным отношением к коллегам.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо. Ну если дети твои заинтересуются? Кстати, как они, проявляют интерес?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Они проявляют, но у них больше, мне кажется, что у них больше получается какие-то музыкальные. Они хорошо поет, они хорошо играют. Но ведь само диплом художник а не делает тебя художником. Можно быть художником без диплома, вот очень важно, поэтому сумеют ли они повторить этот тяжелый путь с той же улыбкой, с тем же оптимизмом, который прошел я, я не знаю. Потому что мои дети, они немножко балованные, им не надо прикладывать усилия для того чтобы что-то добиться. Захотели - получили. И искусство - это немножко другое. Быть художником - это преодоление, преодоление трудности, непонимания, сложностей, это не есть предметом первой необходимости картина или скульптура, это пробиться очень сложно. И поэтому я за то, чтобы они занимались чем-то другим, может занимались какой-то галерейной деятельностью, чтобы неплохо. Потому что сам художник по себе - это адский труд. При этом я прекрасно понимаю, хотя я люблю очень свою профессию, я прикладываю огромное количество труда, вот каждый день, вот у меня нет выходных, я с утра встал и пошел. Я все делаю с любовью, с оптимизмом. Вот эта любовь, она есть моих работах, вот эта любовь она заставляет улыбаться людей смотря на этих обормотов, которые я делаю, заставляет их улыбаться, потому что вот этот позитив он всегда сохранен. И люди хотят иметь позитив. Серость, негатив вокруг нас, она утомляет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Лет через двадцать как ты представляешь свою жизнь?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Ну дожить бы, дай Боже. Ну планы... а если на двести лет. Задача художника поставить на рельсы свое понимание искусства и дать ему толчок, чтобы он двигался в правильном нужном направлении. Если ты сегодня не станешь - прекрасно, ты станешь лет через пятьдесят или через сто лет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну что, у тебя есть школа, ученики, что сегодня?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Есть огромное количество подражателей, потому что мои друзья недавно вернулись из Риги, у меня была там выставка десять лет назад, толстый каталог, там Президентский дворец, публика, а разошлись эти каталоги с моими носорогами по всей Риге, по всей Латвии, и прошло каких-то там десять лет, и привозят журнал, называется "Рига сейчас", где стоит скульптор рижский с мои носорогом на обложке. Я еле-еле нашел отличия. Тоже полированный рог, та же фактура, все тоже самое, только по каким-то небольшим деталям как глаза, я вижу, что это не моя работа. Сколько людей мне звонят, Олеже, у меня твоя работа стоит в сауне, мне подарили на день рождения. Я говорю, это не моя работа, могу оспорить все, что хочешь. Потому что мои работы четко лимитированы, их не так много продается, их продается только тем, кто хочет иметь действительно Пинчука. А кто хочет продать, что это ученик Пинчука или Пинчук, подписи то не стоит там, и люди покупает задешево и думают, что это Олег Пинчук и счастливы, и пусть будут счастливы.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: есть мечта у скульптора Пинчука?

Олег ПИНЧУК, скульптор: У меня есть не только мечтаю у меня есть их очень много. Во-первых, быть счастливым и чтобы люди, которые вокруг меня были счастливы, чтоб было... это, конечно, банальные вещи, но они... а хочется... и ты была счастлива, и чтоб не стреляли, не убивали, и не убивали наших солдат на границе, и эти все ненормальные люди, которые там пришли валить Украину, чтоб они исчезли как можно быстрее, чтобы за них забыли и люди жили нормальной хорошей жизнью.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Жалеешь, что не остался жить и работать в Швейцарии?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Нет, не жалею. Хотя сейчас я опять начинаю немножко туда ездить, встречаю своих знакомых, планы, хочу создать Украинский культурный центр в Женеве. нужно подключать людей, и тут как раз уже мои связи. мои какие-то организационные возможности начинают срабатывать.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Когда начнешь?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Ну вот-вот, планирую, уже взял визу, думаю, дозвониться к тем людям, с которыми нужно встретиться, обсудить. Ты знаешь, что хорошо? Я притом, что я знаю людей двадцать, тридцать лет, у них обо мне нету ничего плохого, вот я так поймал на мысли, что я позвоню через пятнадцать лет, они улыбнуться, когда меня услышат, и обрадуются, когда меня увидят.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А есть у тебя плохое? Вот недостатки есть у тебя?

Олег ПИНЧУК, скульптор: Есть недостатки - люблю кушать.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ты кстати, поправился с момента нашей последней встречи.

Олег ПИНЧУК, скульптор: Да. Люблю покушать, я не уделяю внимания своему здоровью. Хотелось бы, конечно, заниматься спортом, мне хотелось бы плавать в бассейне, но с другой стороны, я понимаю, что это трата времени, потому что искусство-то вечно. Все мы биологически когда-то закончим свой путь, а как художник вот хочется оставить после себя след. Поэтому главное - это оставить после себя вот эти свои чудернацькі роботи.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Чего я искренне тебе желаю. Скульптор Олег Пинчук сегодня был на радио Вести в программе "Диалоги". Приятного вечера всем, кто остается с нами.

Правила комментирования
На ресурсе запрещены:
  • Любые проявления нетерпимости к разным конфесcиям,расовым различиям,национальностям.
  • Размещение провокационной и/или ложной информации
  • Нецензурные выражения (мат) и оскорбления
  • Реклама(прямая или ссылки), оффтоп, флуд, капс.
Читать все