СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

Утренний эфир с Матвеем Ганапольским, 22 октября

Утро с Матвеем Ганапольским"Нужно строить государственный капитализм"

Стенограмма утреннего эфира на Радио Вести

Павел НОВИКОВ, ведущий: В 07:00 утра вы слушаете Радио Вести – радио новостей и мнений. Главные теми нашего эфира: результаты социологических исследований. Треть украинцев оказывали благотворительную помощь армии или вынужденным переселенцам. Украина должна вернуть себе статус великой космической державы, - заявил Президент Петр Порошенко. Обсудим с 09:00 утра. С 10:00 утра слушайте о развитии главных тем дня в эфире Татьяны Гончаровой и Олега Билецкого. И напоминаю, что нас можно не только слушать, но и смотреть на сайте radio.vesti.ua, а сейчас самые свежие новости. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Семь часов 4,5 минуты. Доброе утро, уважаемые радиослушатели. Доброе утро! Матвей Ганапольский с вами здоровается. Павел Новиков к этому присоединяется. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Павел Новиков молчит, но мысленно присоединяется к этому приветствую. Доброе утро!

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Павел Новиков, я хочу тебе сказать, что КГБ работает. Сейчас тебе прочитаю. Сейчас, сейчас. Виталий из Киева 06:43. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Так, так.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: «Доброе утро, Матвей Юрьевич. Рано вы сегодня. Доброго дня». То есть, еще ничего не началось. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Эфир не начался.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, я пришел в студию, как всегда в трусах. Ты знаешь, семейных в цветочек. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Я не знаю, как всегда. Не надо. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ты тоже приходишь. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Конечно. Я за секунду до эфира влетаю. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Только после душа. Девочки звукорежиссеры и девочки журналистки делают мне тайский массаж. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Стыдливо закрывая лицо. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, да. Как звезде. Ты что? Это красота. Они ею любуются, и все готовится к эфиру. И вдруг, пожалуйста, Виталий из Киева, оказывается… У нас тут дискуссия была с одним из наших компьютерных гениев. Это ж что такое происходит. У меня спрашивают в 06:43, что делает человек? По какой причине он уже включил? То есть, во-первых, почему он встал в 06:43 и почему он в 06:43 уже начал все смотреть?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Хорошо, не спится человеку. Не спиться бы мне. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет. Это я понимаю, что ты заботишься об этом. Это главная проблема у тебя, но тут другое. Если бы он там включил телевизор, боевичек какой-то или какие-то новости или что? Тут просто тишина. Вернее, идет другой звук, новости какие-то и там человек нажимает на кнопки, смотрит. Это очень смешно. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Это шикарно. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это очень смешно.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Кстати, о не спится. У меня есть, я сегодня нашел набор интересных шуток и анекдотов, как шутят ученые. Мне кажется, это все… Мы же все ученые, по сути. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Особенно мы с тобой. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Особенно мы, конечно, конечно. Так вот, например, заходит в бар бесконечное количество ученых. Подходят к барной стойки. Первый говорит: «Дайте мне бокал пива». Бармен говорит: «Ок». Значит, второй говорит: «Дайне мне половину бокала пива» - Хорошо. Третий подходит, говорит: «Дайте четверть бокала пива».

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Так. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Следующий: «1/8 бокала пива». Бармен так: «Я понял, вам два на всех».

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А, вот так вот – два на всех. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Например, мало кто помнит, мало, кто помнит лаборантку Марию Кюви. - Да она не особенно и светилась. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: О Боже, какой ужас. Ну что это такое, да? 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ровно так. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, да, да. Хорошо. Дорогие друзья, мы сегодня особенно так радостно тут хлопотать не будем. Почему? Потому что как-то нет настроения. Знаешь, мы все-таки делаем под настроение, да. И у нас тут всякие разные новости есть, которые необходимо нам рассказывать. Я должен сказать, что мир еще все-таки находится под впечатлением гибели президента Total господина Маржери, Кристофа Маржери. И по этому поводу на наших глазах развертывается такая интересная история, которая называется «Поиск стрелочника». Поиск стрелочника серьезная вещь. Ведь погиб друг Путина. Погиб человек, который был… Знаешь, он, как тебе сказать, я изучил, поскольку писал статью по этому поводу, я изучил там его речи, которые он говорил, его обращение, его монологи и так далее. Он не был, он как абсолютно западный человек и такой абсолютный бизнесмен, человек, для которого смысл жизни в хорошо работающем бизнесе. При этом он не сумасшедший. Он не трудуголик и так далее. Такой настоящий француз. Там, например, он выступал за отмену санкций. Ну, аккуратно. Он просто говорил, что санкции вредят бизнесу. При этом он…

Павел НОВИКОВ, ведущий: При этом он был, кстати, прав. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Но при этом он не занимался такой агитацией. Он просто это говорил, да. Сейчас многие хотят сделать из него какого-то ватника и какого-то агента Кремля. Он не был агентом Кремля. Просто гигантская империя, у которой есть интересы в России. Да, это правда. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Он отстаивал эти самые свои интересы. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Он отстаивал эти интересы точно так же, как, например, он отстаивал интересы своей компании в Соединенных Штатах Америки. Просто, представляешь, 40 лет проработать в компании. Он проработал в компании 40 лет с самых низов. Он, правда, пошутил, почему он выбрал именно эту компанию? Он жил рядом. Он сказал…

Павел НОВИКОВ, ведущий: 40 лет работал в этой компании, дослужился до председателя Совета директоров просто потому, что недалеко было ходить. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. У него было несколько вариантов. Просто входы были рядом. Он шел там не более 7 минут. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Уважаю. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А потом, когда компания поменяла офис, в большой такой офис, так он поближе сам переехал туда. В общем, короче говоря, человек, который знал все это. Такой действительно менеджер крупнейшей компании. А Total это один из столпов…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Европейского энергетического…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не только. Это и гигантская нефтехимическая промышленность. Это изделия. Это участия в научных разработках и прочее-прочее. Такая. И, конечно, у господина Путина сейчас проблемы. Почему? Потому что 2 человека, которые претендуют сейчас на пост Маржери это люди нового поколения. Дело в том, что он умер, когда ему было 63 года. Ну, относительно молодой. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: По французским меркам еще не пенсионный возраст, кстати. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, да. Кстати, напомни мне, о пенсионном возрасте мы поговорим. Оказывается, мы с тобой можем ни дня не работать, и вообще глупо мы делаем, что мы работаем. Это мы сейчас расскажем. Оказывается, надо просто быть итальянцем и тогда ты прекрасно проведешь по жизни и ни дня не проработав, выйдешь на пенсию. Я об этом расскажу. Но этот человек не боялся работы. Успешно это делал. Отрастил усы такие, которые назывались самыми большими усами в Европе. На самом деле они были больше похоже… То есть, француз бы мог себе усы сделать такие, знаешь, всякие дартаяновские и тогда… Нет, он не то делал. У него усы были как… Почему они были самые большие? Потому что они были широкие, как у Брежнева брови. Поэтому его там в шутку называли…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Усиленные брежневские брови.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Усиленные брежневские брови, да. Вот такой был человек. И проблема заключается в том, и почему Путин так быстро отреагировал, соболезнования и так далее. У Путина сейчас черные дни, потому что он потерял, конечно, одного из самых своих цивилизованных лоббистов, которые, например, там беседовал Маржери с Олландом и говорил ему: нет, все-таки надо дать…

Павел НОВИКОВ, ведущий: «Мистрали». 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: «Мистраль». 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Иначе это мешает бизнесу. Собственно, основная парадигма. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: В общем, короче говоря, да. Во всяком случае, его, как Шрёдера не упрекнешь в том, что он работал за русские деньги и то, что он работал, например, в «Газпроме». Или в «Росхим…». 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Чем-то там. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Чем-то там, да. Поэтому, конечно, это такая большая потеря. Но уже то, с чего я начал, начались поиски стрелочников. И как их ищут прямо на наших глазах, я расскажу сразу после паузы. Это занимательно, понимаешь, потому что тут многое поставлено на карту. Во-первых, международный аэропорт. Я уже рассказывал тебе или вчера… Я по-моему не рассказывал тебе. Но опять же, когда я писал ту статью, я изучил этот вопрос, это была обычная полоса для взлета для самолетов. Маленький самолет – у него разбег, что называется, 5 метро. Никуда он там… Это не А-380, который там 100 километров, пока взлетит. Взлетает он, как свечка. Ну, в общем говоря, все нормально. Скорость там 20 километров в час. Вот он только покатился, чуть-чуть разогнался и тут же он взлетает. В общем, такое все, нормально. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Казалось бы, ни один из этих факторов, точнее каждый из этих факторов должен был бы предотвратить эту катастрофу, а тем не менее, она произошла и сейчас ищут, кто виновен – ищут стрелочника. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ищут, кто стрелочник. И вдруг выясняется, что стрелочника на самом деле, если только этого человека не купят, несчастного водителя снегоуборочной машины, если только к нему не придут и не скажут волшебные слова, мы даем тебе, например, миллион долларов, а такое может быть. Возьми вину на себя. Скажи, что ты пьян был. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Твоя семья не будет бедствовать. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хотя он был не пьян, да. Значит, ты отсидишь. Мы дадим тебе 12 лет. Ты отсидишь там 3 года. После этого по амнистии выйдешь. Мы не будем вспоминать о тебе в СМИ и будешь жить в свое удовольствии и будешь, обеспечен на всю жизнь, потому что мы попали в тяжелую ситуацию. А на самом деле все оказалось сложнее, понимаешь. Все оказалось сложнее. И то, как оказалось сложнее, я расскажу тебе и радиослушателям сразу после паузы. Total, представляешь, годовая выручка 74-го года. Зарплата у него 3 миллиона евро согласно Forbes 2012 года. Это немного и немало. Такой, по европейским меркам…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Серьезный руководитель серьезной структуры. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Но, правда, налоги 150%. Правда Франция очень тяжелые налоги и так далее, и так далее. Кстати, у него, он такого элитного происхождения. Он внук Пьера Тэтэнже – основателя знаменитого дома шампанского. Но сам к шампанскому был абсолютно равнодушен, но любил водку и виски, и имел прозвище «Мистер усы». И вот я хотел тебе сказать, что как так сказать, что происходит здесь. Вот Андрей Нечаев – это известный российский экономист такой. Такой не совсем путинский, я бы так сказал. Вот он посмотрел канал «Россия 24» - вот этот зомбоящик и пишет: «Телеканал «Россия 24» это какая-то фантастическая мерзость. Интервью со специалистами по авиабезопасности, которые в один голос говорят, что в катастрофе во Внуково виноваты службы аэропорта». Ну, я действительно тоже придерживаюсь этого. Есть, конечно, всякое такое, что ФСБ его убило. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Конспирологические теории начинаются, да. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Интересно. «Потом выступает некий экономический эксперт Кориевский, который на голубом глазу выдвигает версию, что гибель главы Total Маржери не случайна, т.к. она выгодна антироссийским силам в США и Европе, и в аварии нужно искать их след. А ведущий, один из Кисилевых…». Он оказывается там тоже подрабатывает. «Начавший программу со слов, что нет нам прощения и оправдания за гибель друга России, радостно кивает и поддакивает: да, такие вещи случайно не происходят. Нет слов. По крайней мере цензурных». И я хочу тебе сказать, что смешно очень вчера писали. Ну, как, оно было бы смешно, если не было бы грустно по поводу того, что там естественно обнаружится след «Правого сектора» и найдут лежащие на взлетной полосе…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Визитки. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Визитки Яроша. И все бы было, все бы так хорошо оно шло, понимаешь, когда сами обделались и непонятно, кого винить. Но можно подмигивать и так далее. Если бы не появилось интервью коллеги водителя, который работает…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Работает там же на снегоуборочной машине. Я вот тоже его увидел.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: «Вы работаете водителем, да? Скажите, когда вы выходите на работу, есть у Вас проверки? – «Есть, нас осматривает врач, проверяют на спиртное и утром и вечером, это всегда у нас происходит в аэропорте. Утром и вечером, до работы и после работы, но дело еще у нас со связью, потому что иногда бывает, что рация срабатывает, а иногда не срабатывает. И вообще очень много зависит от вышки, потому, что у нас очень часто бывает, что мы приходим очищаться от снега, и ночью начинается, что надо уйти со взлетки и взлетает самолет. Вообще, я считаю, что должен быть перерыв, чтобы наша техника могла убирать взлетку без всяких самолетов и без ничего, но аэропорту это видимо невыгодно. Поэтому бывают вот такие случаи». Значит, корреспондент удивляется и говорит: получается, что вы убираете посадочно-взлетную полосу во время того, как взлетают самолеты? Ответ: «Да-да, именно так, нам не дают ни коридоры во время уборки, ничего. В таких условиях приходится работать». «То есть вы буквально варьируете…». Тут замечательно слово. Тут тоже корреспондент нашел слово «вариируете». «…между самолетами, получается? - Да, да, да, таких ситуаций много бывает». Вопрос: «А, скажите, а уборочная машина, она, что из себя представляет? Она обычная, как по улицам Москвы ездит или какая-то особенная? - Нет, она особенная, аэропортовская, она выкидывает снег на обочину, ездит очень медленно, она считается тихоходной и она никак не может экстренно уйти со взлетки. Ей нужно минут 6-7 чтобы выехать вдоль линии МРС». Что это такое? Не знаю. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Наверное, рулежка какая-то. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Что-то такое. «…чтобы не мешать самолету сесть или улететь. Она высокая и очень-очень тяжелая техника. Вы работали вчера? - Вчера я утром работал, и заступила именно эта смена». Вопрос: «А была необходимость в уборке взлетно-посадочной полосы, вроде бы к вечеру не было снега? - Вчера мы убирали, обрабатывали, отлично убрали все, а к вечеру я даже не знаю, стоило ее убирать или не стоило. Кто дает команду, когда нужно убирать взлетно-посадочную полосу? - Нам дает команду руководство, диспетчера, ну их команда, потом наш инженер собирает всю технику и там уже по команде инженера. Инженер запрашивает обработку, диспетчера осматривают все это, и мы по команде самого главного нашего инженера уже приступаем к уборке и работе». В общем, я напомню тебе, что первая версия была, что водитель этой снегоуборочной машины был пьян. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Просто напился. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А теперь, как? При том, что ищут стрелочника, у него появился адвокат, который говорит, ни черта этого не было, потому что он сердечник, и он вообще не пьет, понимаешь? Его вот арестовали. Я понимаю, что ему уже сделали анализ так сказать содержания алкоголя в крови. Но видишь, их дважды проверяют. Я спрашивал, и мы сейчас спросим наших радиослушателей по этому поводу. Вот то, что машины едут прямо, что нет такого… Пауза, понимаешь, а едут эти машины. Я вот попрошу нас позвонить. Именно людей, связанных с авиацией. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Может, кто-то в «Борисполе» работает или в «Жулянах». 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Гражданской авиации. 044-390-104-6. Объясните нам, пожалуйста, вот то, что рассказывал вот этот человек, это нормальная практика? Потому что сейчас пытаются найти 2 виновных. Первый виновный – это водитель, который был пьян, а второй диспетчер стажер, который не…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Учел эти факты. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не учел каких-то фактов, что эти машины ушли и так далее. Я вот ничего не могу сказать. Я так понимаю, что действительно если идет снег, то эти машины должны убирать прямо перед самолетом. То есть, координация должна быть. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ну, за какое-то время. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не должно быть типа паузы. Понимаешь, по-нашему как паузы? Давайте сделаем часовую паузу. Они уберут, уберут снег. Потом выедут самолеты. Когда выедут самолеты, опять будет снег. Это же как-то убирается. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Какая-то технология, короче, предусмотрена, потому что, например, в аэропорту «Шарля де Голля» каждые 15 секунд садится и взлетает самолет. Там взлеток больше.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: В общем, короче говоря, понятно, что ничего не понятно. Поэтому мы просим нам позвонить прямо сейчас людей, которые связаны с авиацией, с гражданской видимо авиацией, которые хотелось бы, чтобы они объяснили нам, и радиослушателям, но мы реально не знаем. Мы с тобой, конечно, последний раз были авиадиспетчерами в предыдущей жизни. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Я в позапрошлой. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: В позапрошлой, да. И, конечно, это когда смотришь на это, как эти самолеты взлетают, садятся и так далее, это какое-то удивительное чудо, которое вообще… Как оно работает совершенно неясно и не про нас. Тут справиться бы с одним компьютером, который то работает, то нет. Всякая рация, видишь. Во всяком случае, господин Окулов, я думаю, что радиослушателям в большинстве незнакома эта фамилия, а это бывший директор «Аэрофлота», генеральный директор «Аэрофлота», который сейчас пошел на повышение, но Окулов это тот человек, который сделал из «Аэрофлота» грандиозную.... 

Павел НОВИКОВ, ведущий: При нем компания сильно выросла и стала важной. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Сильно выросла, новые самолеты и так далее. В общем, все было сделано, как надо. Он сказал, грандиозное раздолбайство. Ясно, когда переворачиваются самолеты, зацепившись за снегоуборочную машину это ясно, что это раздолбайство. Тут как бы, как это говорят…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Капитан очевидность. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, капитан очевидность. Ну, вот кто в этом виноват, трудно сказать. Друзья, пожалуйста, кто связан с авиацией, 044-390-104-6. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Только я предлагаю принимать звонки уже после короткой паузы, потому что нам, по сути, через 30 секунд… А, еще минута есть у нас. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Еще минута у нас есть. Дальше, вот здесь у нас есть… Сейчас, сейчас. Очень много комментариев по этому поводу. Вот Алексей Кудрин написал, что много сделал для прихода инвестиций. Дальше, дальше, дальше. Здесь очень много. Георгий Бовт пишет. Это известный такой комментатор российский. «Все-таки мы умеем создавать всемирные новости в стиле полный треш. Снегоуборочная машина в бизнес аэропорту, где все типа круто. Самолет одного из немногих глав крупных корпораций, который не только выступал против санкций, но и работал против них. Умеем, да. Не отнять». Вот такие какие-то истории, да. Илья Файбисович тоже известный комментатор: «Энциклопедия русской жизни не хуже Онегина. Чисто по расдолбайству быть одного из немногих крупных западных бизнесменов, который остался вверен, ничем не пахнущим российским и иранским бабкам даже под санкциями. Это круто. Lucky Strike». 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Strike не в смысле сигареты, а в смысле этот боулинговый результат. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, совершенно верно, боулинговый результат. Давайте мы сделаем паузу и после этого надеемся на ваши звонки. Спасибо. Вы нам разъясните, какая тут ситуация со снегоуборочными машинами. 0440-390-104-6. Разъясните нам, пожалуйста, должны ездить снегоуборочные машины, не должны, как они должны ездить. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: И, кстати, как это устроено в украинских аэропортах, если вы знаете. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Тут действительно Анатолий нам пишет, Матвей Юрьевич, не забудьте напомнить радиослушателям, что в день катастрофы отмечался международный день авиадиспетчера – 20 октября. Может ребята, руководившие рулением, что тут у нас, к сожалению, плохо видно. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Немного отлучились расслабиться. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Не думаю. Вот нам уже звонят. Давай послушаем. Алло! Доброе утро!

Павел НОВИКОВ, ведущий: Доброе утро! Слушаем Вас. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Алло! Тоже радио плохо работает, видимо. Следующий звонок. Доброе утро! Доброе утро!

Слушатель: Доброе утро!

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы связаны как-то с этим?

Слушатель: Матвей, я бывший офицер кадровый, который работал на авиационных, так сказать, предприятиях нашей оборонки. Я все эти условия практически знаю, какие там идут работы во время полетов. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Так. И что? 

Слушатель: Это гражданский аэропорт?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. 

Слушатель: То, что рассказывают вам, что там хаотично ездит эта снегоуборочная машина это бред. Это бред сумасшедшего. Вы можете представить, что каждую минуту взлетает самолет и там по ВПП петляет снегоуборочная машина. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет. Послушайте меня…

Слушатель: Это тот же вариант, Матвей, что был с пассажирами правительства Польши. Это ювелирно продуманная спецоперация.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ювелирно продуманная. Я понял, заговор, заговор, всемирный заговор, да. Один выпел.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Первый тезис состоит в том, что вряд ли должна техника вот так петлять между ВПП взлетно-посадочными полосами или мы не знаем. То, что сказал сейчас наш слушатель. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Дело в том, что этот человек рассказывает, понимаешь, даже голос изменен. Думаю, не лжет, как мне все-таки кажется. 044-390-104-6. Пожалуйста, те, кто связаны с авиацией, объясните, как должны ездить эти машины и вообще как это могло быть? Слушаем Вас. Доброе утро

Слушатель: Доброе утро! 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Пожалуйста. 

Слушатель: Никаких транспортных средств на ВПП быть не может во время полетов абсолютно, либо полеты приостанавливаются, и чистится снег. Либо летают самолеты – взлет-посадка. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А на сколько делается пауза?

Слушатель: В зависимости от снегопада. Вы знаете, есть задержки вылетов по погодным условиям и так далее, оледенение полосы и так далее. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: То есть, подождите, я сейчас перефразирую, например, в Борисполе 2 взлетки. Это означает, что вот с какой-то из них взлетают и садятся. Вот пошел снег, это означает, что условно первую взлетку мы закрыли. Там пошла снегоуборочная техника. Принимаем, взлетаем по второй. После этого переключились на ту, я правильно понял?

Слушатель: Необязательно, необязательно. Снег падает и на вторую. Он избирательно не падает на взлетную посадочную полосу. Можно, если обе перекрыть, тоже защищать от снега, если там обледенение снимать и так далее. Поэтому никаких совпадений, там случайности я никакие не верю. Я не верю в вариант Смоленска, как сказал предыдущий товарищ. Почему? Потому что…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это Путин линию перегрыз. Извините, мы не на что не нажимали. Простите, пожалуйста. Давайте следующий звонок послушаем. Слушаем Вас. Пожалуйста, говорите. 

Слушатель: Добрый день!

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Добрый день! Кто вы? Откуда? 

Слушатель: Меня Валерий зовут из Киева. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, Валерий. 

Слушатель: Значит, суть в том, что диспетчер старта и диспетчер посадки работают на одной частоте, но старшим является диспетчер старта. И диспетчер старта дает разрешение на выезд техники на полосу. А разрешение на посадку дает диспетчер посадки. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, я Вас понимаю.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Хорошо. А со снегоуборочной техникой что?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Со снегоуборочной техникой как?

Слушатель: Я же вам говорю, на полосу выпускает диспетчер старта. Понимаете?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: То есть, другими словами должна быть некоторая пауза и…

Слушатель: Естественно. Диспетчер старта должен диспетчеру посадки сообщить, полоса закрыта для уборки снега. Все. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я понимаю. Спасибо большое. Тут в данном случае диспетчер посадки ни причем. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Потому что самолет взлетал. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Самолет взлетал. Короче говоря, мы видим, что диспетчер говорит, давайте убирайте. Эти убирают. Значит, получается, что может быть, действительно не успел. Он сказал, что эти машины очень медленные. Не успела машина уйти. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Может, диспетчер посчитал, что этому самолету нужно меньше пространства для взлета? Это я сейчас придумываю. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не столько придумываем. Раз зацепил, значит, так. Он же не в сторону полетел, да. Значит, простой вопрос, как диспетчер убеждается, что снегоуборочная техника ушла с полосы? Ну, вот рация, каким образом все, хватит, убрали. Я условно говорю. «Ну, чего, убрали?». Те говорят: «Убрали». Он говорит: «Давайте уезжайте». Вот как он убеждается, что они уехали? Потому что зацепило ровно по тому, что не уехали, да. Логика подсказывает. Раз зацепили за снегоуборочную машину, значит, не уехали. Были, Бог торчал, какая-то фигня торчала там, что-то вот такое, да. Почему самолет полетел в то время, как этот еще торчал на полосе или не съехал с нее полностью? Потому что этот же человек говорит, что 6-7 минут. Звонки есть. Давай послушаем. Интересно. Слушаем Вас. Пожалуйста. 

Слушатель: Алло! Добрый день!

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Добрый день! Здравствуйте!

Слушатель: Я на радио дозвонился?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, да. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Вы в эфире. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Пожалуйста. 

Слушатель: Это, считаю, самая большая чушь. Прежде, чем самолету выехать на взлетну-посадочную полосу, ему нужно сделать запрос на диспетчера, который сидит на вышке. А его, соответственно, сделали этот запрос на вышке, не сделали запрос на вышку самая большая чушь. И при чем тут водитель снегоуборочной техники? Виноваты диспетчера. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Подождите. Ответьте, пожалуйста, на вопрос, если вы с этим связаны. Вот ездит снегоуборочная машина. Вы же слышали то, что мы сейчас спрашивали?

Слушатель: Да, да. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вот она ездит. А там далеко сидит диспетчер. Вот машина ездила, ездила, все убрала. Как диспетчер знает, что машина уехала, что она не на полосе?

Слушатель: Во-первых, у него все под контролем там. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, это не ответ. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Как под контролем?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это не ответ. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Каким образом это под контролем?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Что значит, под контролем?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Технологию пытаемся понять. 

Слушатель: Давайте начнем с того, даже когда вы летали самолетами, вот обратите внимание, когда приближается самолет на взлетно-посадочную полосу, он ждет – или посадка, или взлет идет, пока диспетчер не дает разрешение. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, вы не отвечаете на наш вопрос, мой дорогой. Я еще раз спрашиваю, откуда диспетчер знает точно, что машина снегоуборочная уехала? Ну, откуда он это знает? Он ее не видит. Значит что, ему говорит водитель снегоуборочной машины, я ушел с полосы? Кто ему говорит об этом? 

Слушатель: Вопрос. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Мы пытаемся пошагово разобраться в технологии. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да здесь важен только один шаг – раз зацепил, значит, стоял или ехал. Все мы понимаем, что сам он не полетит. Это все ясно, ну, ясно это. Откуда диспетчер знает, что машина ушла. Имеется в виду снегоуборочная, что ее нет, что можно лететь. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Что можно взлетать вообще.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Тут правда, есть еще один вопрос. Там же видимость, какая то была?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ну, если шел снег, то, наверное, поменьше, но все равно. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Поменьше. Ладно, этого мы не касаемся. Давай послушаем. Говори. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Доброе утро!

Слушатель: Алло! Доброе утро!

Павел НОВИКОВ, ведущий: Представьтесь, пожалуйста. 

Слушатель: Эдуард меня зовут. Короче, я хотел бы вам сказать, прежде чем выехать на полосу, да, диспетчер дает разрешение, но все машины должны быть обязательно оборудованы связью. И есть промежуток времени, в который диспетчер связывается, вернее, водитель и прочее. Руководит очисткой только начальник смены и начальник смены докладывает диспетчеру, когда все машины покинули полосу. Все просто. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Подождите, подождите. Это, мой дорогой, для Вас просто, потому что вы с этим связаны, а мы хотим понять. 

Слушатель: Да. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Смотрите, машина на полосе. В ней сидит водитель, а где находится начальник смены?

Слушатель: Он находится непосредственно. Он смотрит. Даже если выпал снег, надо замерять коэффициент сцепления обязательно полосы. Если он ниже определенного уровня, полоса не открывается. И начальник смены говорит диспетчеру, что полоса свободна, машин нет. Все. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Значит…

Слушатель: Все очень просто. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Подождите, для Вас просто, для нас сложно. Значит, вы имеете в виду, что когда ездит снегоуборочная машина, там где-то рядом стоит начальник смены. 

Слушатель: Он непосредственно осуществляет контроль. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, нет, подождите. Не контроль. Где он физически находится? Где он стоит? Ноги его?

Павел НОВИКОВ, ведущий: На улице или на вышке, например?

Слушатель: Нет, он находится непосредственно рядом с машинами. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Значит, он обязательно получается, должен был видеть, что, например, машины ушли или машины, например, еще работают. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: На полосе. 

Слушатель: Конечно, да, обязательно. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Теперь другой вопрос к вам, вы эти машины снегоуборочные знаете, как они выглядят?

Слушатель: Конечно, знаю. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вопрос, вот смотрите, тут говорится, то есть, мы с вами разбираем это поиски стрелочника. Значит, теперь…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Подождите. Представим себе, что он был пьян. 

Слушатель: Да. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну, представим. Значит, он чистит. После этого типа ему начальник смены говорит: все, Коля, уезжай. Куда-то поворачивает и уходит с полосы. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Условно со взлетки на рулежку какую-то. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Куда-то. Вот он отъехал. Диспетчер…. Вернее не диспетчер, начальник смены берет рацию и говорит диспетчеру: полоса…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Диспетчеру старта точнее.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Полоса свободна. Так вот, куда съезжает? Понимаете, получается немножко, как они объясняют такой некий абсурд, что типа, значит, он пьяный. Вот он уехал. Получается, что из-за того, что был он пьяный, он типа сказал, а поеду я снова по полосе.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Почищу я еще немного снежка. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Почему этого не могло быть?

Слушатель: Это не могло. Во-первых, водители работают в колоне. Не одна машина, а несколько машин. Потом после всех машин то, что произошла очистка, делается еще замер коэффициента сцепления. И после того, как все машины покинут, обратите внимание – покинут, тогда только сообщается, что полоса свободна. Существуют еще другой термин, допустим, несколько там вспышек. Еще там есть. Но реально, реально машины на полосе во время взлета-посадки не могли быть. Это чушь просто. Это абсурд. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Они не могли, потому что мы видим, что была. Значит, не должны были. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Таким образом, таким образом, что же произошло, на ваш взгляд, если мы знаем неопровержимо, что взлетавший самолет зацепил снегоуборочную машину? Что не сработало?

Слушатель: Вы знаете, я не знаю. Как обычный человеческий фактор. Прочее, что вы до этого говорили. Я вам скажу одно, тут все снимается. Тут можно просто видео посмотреть. Вся полоса снимается. Взлет-посадка тем более. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Это мы понимаем. То есть, другими словами, не сработала связка между начальником смены и диспетчером смены, по всей видимости, да. По факту, если…

Слушатель: По факту да, какая-то несработка. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Какая-то несработка. Огромное вам спасибо. Дорогие друзья, все потом. Сейчас делаем паузу, потому что новости. Мы уже опоздали. Ну, вот здесь важное замечание. Нам пишет Анатолий. Собственно, Анатолий об этом пишет, но это сути не меняет. Он пишет: «На «РБК» есть схема аэродрома «Внуково» и точка встречи. Снегоуборщик чистил другую полосу. Но проблема в том, что полосы пересекаются, и самолет взлетал с другой полосы. И встретился с машиной в точки пересечения полос. Посмотрите сами на «РБК». Анатолий, вы понимаете, мы сейчас не будем туда заходить. Возможно, вы и правы. Конечно, немножко странно, что там полосы пересекаются и так далее. Но дело здесь не в этом. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Не светофор, простите, ставить. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. По всей видимости, исходя из этой логики, так должны столкнуться самолеты. Вы понимаете?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Причем неоднократно. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: То есть то, что вы пишите, это возможно верно, но это не отменяет сути того, что сказал человек. Как это, самолет взлетает. Если он взлетает, откуда в точке пересечения может оказаться снегоуборочная машина? Значит, действительно, если у нас появилось новое действующее лицо под названием «начальник смены», который, о котором как-то тихо все говорится и ничего не говорится. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Причем мы уже разобрали по функционалу. Есть водитель, есть начальник смены, есть диспетчер старта и есть, собственно говоря, тот, кто всеми ими руководит. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Диспетчер старта, да. Значит, действительно не сработало, вот как сказал наш человек, радиослушатель уважаемый, между начальником смены и диспетчером старта. Что-то вот такое там произошло. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Где-то потеря в коммуникации. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Придумали, что пьяный был водитель. Ну, пьяный был водитель, за пьяного водителя… Там же видишь как, прелесть то в чем, что просто надо тупо выполнять схему. Если выполняешь схему, которая, как мы видим, замечательно придумана, что тебя контролируют. Сделали, потом он видит, что все ушли. Он проверил, он прямо там стоит. Увидел, что ушли. Значит, он говорит: давайте взлетайте. А если так, одна полоса, другая полоса.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Опасная штука зона ответственности должна быть у каждого. Кстати, вот об особенностях некоторых аэропорта. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Извини. Давай еще примем пару звонков. Тут можно будут уточнения и так далее. Естественно, мы просим звонить нам. Уже закончим этот час и потом перейдем на другую историю. Это ведь, понимаешь, мы же сейчас не про московский аэропорт говорим. То есть, мы то говорим про московский аэропорт, но на самом деле задал вопрос, а как у нас…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Как у нас это устроено? Почему у нас это возможно или невозможно?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хотелось бы вообще куда-то полететь. Слушаем Вас. Доброе утро!

Слушатель: Доброе утро!

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. 

Слушатель: Вы знаете, я задаю себе вопрос, а что, у самолетов были бумажные крылышки? Ничего не случилось со снегоуборочной машиной. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Моя дорогая, понимаете, самолет летит. Ну, бумажный. 

Слушатель: Это нереально, понимаете. Даже не сдвинулась машина. Господи, как же можно так врать, не продумано. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Все понятно. Спасибо вам большое. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: При такой скорости…

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Подожди. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Даже не анализируем. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не обсуждается. Слушаем Вас. Доброе утро!

Слушатель: Доброе утро!

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Доброе утро!

Слушатель: Я вам расскажу как человек, который 10 лет проработал в аэропорту «Борисполь». 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Так, пожалуйста. 

Слушатель: Эта служба называется «Аэродромная служба». Бригада там человек 10-15. Машин 30-40. Водители универсальные. Сейчас он садится на ЗИЛ, на газозаправщик.. Потом все меняются машинами. Эта снегоуборочная машина она, наверное, снег чистила. И ночник смены имеет связь со старшим, который там присутствует. В этот момент, наверное, старший отвлекся или что, что не услышал телефонный звонок. Он в этой каморе, целый день. Утром он проверяет. Целый день он ходит по киоскам, и доступ имеет ко всему. 


Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, подождите. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Выпить то он может. Вопрос, кто может выпить? Одно дело водитель, да, то есть, исполнитель конкретной конторы на полосе. Другое дело человек, который сообщает команду старта диспетчеру старта о том, что старт возможен. Вот кто из них?

Слушатель: Все.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не годится такое. Извините, Вас зовут? 

Слушатель: Иван, Бровары. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Иван, послушайте, представим себе пьяного водителя снегоуборочной машины. Он пьяный и он на полосе, но это же видит начальник смены, правильно? Кроме того, вы сейчас рассказали еще про одного человека, который старший, вы сказали. Значит, получается, что у нас три действующих лица. Что у нас есть пьяный водитель этой машины. Что его не видит так же пьяный…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Старший. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Старший и их не видит пьяный начальник смены. Это же идиотизм. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Диспетчер старта. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, не диспетчер старта. Диспетчер старта верит то, что ему сказал начальник смены. Но получается… 

Слушатель: Там еще может быть, знаете, что, ребята?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Что?

Слушатель: Там еще может быть водители все универсальные. Они экономят на водителях. Вместо… Там 30 машин – берут 10 водителей. Он просто ехал. Другую машину бери, иди заправляй. Приехал назад, бери другую машину, иди …сдавать. 10 минут назад иди… Вы понимаете, нет даже время 10-15 минут отдохнуть. Там такая мотовиловка. Тоже самое снегоуборочная машина. Взлетает самолет, он выезжает на обочину. Там есть фонари, по которых самолет взлетает. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да.

Слушатель: Вот эти фонари он уехал, эта машина останавливается и получается, что он просто свободный. Вот, может, за эти фонари не заехал. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Если не заехал, то кто дал команду старт?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Но если не заехал, его же видел старший и его видел начальник смены. 

Слушатель: Вы понимаете, человек в России сказал правильно: полной разгильдяйство. Тоже самое и у нас. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да, спасибо вам большое, Иван. Вы же правильно говорите. Понятно, что было разгильдяйство, но мы пытаемся понять, вот знаете, как вам сказать? Вот лампа стоит. Можно много говорить об этой лампе. Можно говорить о самой лампочке, о форме этой лампы. Можно выключатель обсуждать, но пока ты не включишь эту лампу в электросеть, эта лампочка не загорится. То есть, мы сейчас понимаем, что у нас уже 3 действующих лица и получается, что все эти действующих лица не исполнили свои обязанности. То ли они все втроем выпивали…

Павел НОВИКОВ, ведущий: За рулем той же снегоуборочной машины. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Той же снегоуборочной машины. То есть, посмотрите, какой придуман контроль. Ведь я еще раз говорю, придуман такой контроль. Вы еще про второго человека сказали – старший вот этот, который, да, что оно не должно быть. Какая же должна быть цепь раздолбайства? Просто я не понимаю. Ну, давай…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Кстати, о цепи. Я видел лично в аэропорту Бодрума, когда при выезде с рулежки на взлетную полосу – взлетно-посадочную полосу есть для самолетов лежачие полицейские. Турецкие пилоты часто характеризуются тем, что они такие резвые, такие джигиты. Вот в бодрумском аэропорту для того, чтобы не гонялись, даже придумали, условно, лежачие полицейские для самолетов перед выездом на взлетно-посадочную полосу. У них это дополнительная защита, что ты не будешь выноситься, самолет не будет выноситься на взлетку и сразу куда-то там улетать. Даже это прорабатывается. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Сейчас мы должны паузу сделать. После этого, еще тут звонки, давайте на 15 минут продолжим, потому что вопрос безопасности это важно. Мы успеем пройти все темы, которые нам необходимы. Я просто хочу сказать, что мы знаем, в аэропортах всякое бывает. Например, совсем недавно в каком-то аэропорту самолет один другого зацепил крылом. Это как-то понятно, бывает. Хотя мы знаем, что когда там самолеты куда-то едут, они прилетают, машина идет впереди его. Как эта машина шла. Но это другие истории. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Это уже на земле.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это уже на земле. Чего-то там поворот направо - поворот налево, непонятно. Но тут вот 150 человек и как-то…

Павел НОВИКОВ, ведущий: Пусть семь нянек, дитя без глаза, простите. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Сейчас можете повесить трубку. Сейчас будет реклама. После этого длинные новости. И вот в 08:04 мы соберемся и до 15-ти минут послушаем звонки и уже закончим эту тему. Царство небесное господину Маржери и экипажу несчастному самолета, который погиб ни за что. Просто как-то становится понятным, благодаря вашим звонкам, чего происходит. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Как устроен этот процесс. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Он устроен правильно и логично. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: С трема защитами от дурака. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: 20 человек страхуют друг друга, понимаешь. Тут слово раздолбайство немножко не подходит как-то на мой взгляд. Оставайтесь с нами.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Анатолий пишет, что в аэропорту Внуково, как и в других аэропортах, существует технология очистки полос утвержденная и согласованная. Очищая вторую полосу при пересечении с первой, старший смены аэродромной службы обязан запросить разрешение на пересечение другой работающей ВВП. Скорее всего, что запросил. Ему стажер диспетчер разрешил, прикинув время на взлет. Пока развернется, пока разбежится самолет, расстояние большое. Снегоуборщики два раза успеют проехать, пересечь работающую ВВП. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: ВПП?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. ВПП. Но самолетик оказался. Путин в сердце, поэтому ВВП. Самолетик оказался слишком шустрый, это и есть раздолбаество диспетчера. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Человек с ником Анатолий, что это в авиации называют ровно тем словом, как произнёс Окулов, раздолбаество. Как встретились давно два Боинга семьсот сорок седьмых где-то в южной Америке. Более шестисот погибших, один взлетал, а второму разрешили руление, пересечение взлётно-посадочной полосы, но вот и встретились. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Матвей Юрьевич, Вы так же, как те диспетчеры плохо работаете в передаче. Если вы наметили себе эту тему, то пошлите в аэропорт Борисполь своего корреспондента. Пусть возьмет интервью у специалиста. Спрашивать у людей их диагноз, это детский сад. Вы знаете Антонина, есть такая фраза, что я не учу Вас работать, а Вы не учите меня. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Наша аудитория тем ценна, что к нам, если мы просим, друзья, позвоните нам инвестбанкиры или в инвестиционном бизнесе, нам именно они и звонят. Сегодня было ровно то же самое. Позвонили специалисты.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: У Антонины плохое настроение, встала с утра и так далее. Просто Вам не следует нас учить, как вести эфир. Есть две другие разговорные радиостанции, просто перейдите туда, там все профессионально. Пока мы с Павлом Новиковым ведем самый рейтинговый эфир. Наша станция самая рейтинговая. Мне тут слили информацию, что мы еще в рейтинге подвинулись наверх. Антонина, я прочитал Ваше сообщение, но принять Вашу критику не могу. Есть разная технология. Можно послать своего корреспондента, но это тогда не даст возможность высказаться прекрасным специалистам, которые у нас тут существуют. Сейчас нам звонят и тоже скажут. Поэтому давайте как-то покорректнее будем. Дорогу молодым…Тут Вы пишите, что ваши утренние передачи становятся все слабее, перестраивайтесь или уступайте дорожку молодым и энергичным. Вы знаете, что у нас открытый эфир. У нас любой человек может вести все, что угодно. Никаких проблем. Поэтому если будут круче, чем мы с Павлом, то они будут на нашем месте. Я специально прочитал Ваше сообщение, у нас тут нет секретов никаких. Давайте послушаем следующих.

Станислава, слушатель: Киев, Станислава. Я проработала в аэропорту сорок четыре года. Раздолбаество везде есть. Насчет диспетчера и вышки, я именно работала на вышке. У него есть видимость всего перрона. Есть у него связь УДП со всеми службами, стартами, рулежка и перевозка, технический состав, все. Откуда эта ерунда началась, когда появились эти компании. Это не моя, там они не заплатили. Вы меня поняли?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы имеете в виду, что компании сторонние, которые убирают, которые внутри?

Станислава, слушатель: Нет. Компании, которые заключили выполнять полеты там. Я называю такая компания, там такая.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Авиационная?

Станислава, слушатель: Да. Авиационная. Я Маруся себе купила по дешевке самолет и катаюсь на Симферополь.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: «Маруся Эирвэйс».

Станислава, слушатель: Да. Что мы говорим, начальники, начальники смены, он имеет связь везде и вход везде. Да, его трудно поймать. Он перрона не видит. Перрон можно только с высоты увидеть. Диспетчер обязан в каких-то сложных ситуациях при наличии неблагоприятной погоды метео, то он с ним согласовывает. Он все знает, как начальник, но ждет его подтверждения. На что я делаю склонение, что были случаи, и очень много, что водитель, там предыдущий говорил, что может устал, может на трех работах работает, подрабатывает. Нет людей. Будешь. Были такие случаи, когда вышивает пьяный по перрону, врезался, то в УПА, то в самолет. Вполне допустимо. Может быть суждение на каждого. Есть начальник перрона, начальников очень много. Начальник перевозки, представители компаний, это все связано. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы проработали?

Станислава, слушатель: Сорок четыре года. Работала в ЦДА – центрально-диспетчерский аппарат.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы сейчас не работаете?

Станислава, слушатель: Нет. Я знаю всю эту систему.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спросил Вас совсем не потому. Хочу сказать Вам спасибо за Вашу работу. Я не знаю, что когда Вы уходили, то сказали ли Вам какие-то слова важные и приятные. Мы с Павлом Вам говорим.

Станислава, слушатель: Дорогой Матвей Юрьевич, а то, что Вам говорят, и указывают, как работать, то есть у нас мелкие завистники.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет. Другая история. Спасибо.

Станислава, слушатель: Вы гений для всего народа. Новиков и Вы. Вы особенно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я хочу сказать еще раз Антонине. Антонина, по сути, права. Она выступает за что? Чтобы, например, направить корреспондента. Представь себе, что прибегает корреспондент.

Павел НОВИКОВ, ведущий: В тот же Борисполь или Жуляны.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Его никуда не пускают. Никто с ним не хочет разговаривать. Все неожиданно пугаются. Потому что чего он пришел?

Павел НОВИКОВ, ведущий: У нас ничего не разбилось.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: У нас все хорошо и вообще, что может под нас копают. В том-то и дело, что радио такая история. Чудесная наша радиослушательница, которая сорок четыре года проработала на этой вышке.

Павел НОВИКОВ, ведущий: В Борисполе.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: В Борисполе. Это люди. Радио ценно именно этими людьми. Тут не надо далеко. В отличие от телевидения. Телевидение, там надо картинка. Там должен стоять, например, на взлетной полосе.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Главный директор свежего воздуха и корреспондент.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Корреспондент. В то время, как в Москве то, то в Борисполе прекрасно все. Вот наша взлетная, над ней самолет взлетает. Слышен мат, что уйди с полосы, гадина, кто тебя сюда пустил? И так далее. Все эти истории. Сейчас следующая тема тоже будет связана с воздухом. Хочу сделать важное объявление. У нас сегодня в девятнадцать часов мэр Киева Кличко. Будет к вам важная просьба. Но все мы скажем после паузы. Опять Антонина будет злиться, сейчас мы будем говорить о предложении Порошенко, чтобы вернуть Украине статус космической державы. Это интересная история, потому что надо, необходимо. Но может ли Украина вернуть себе статус космической державы? Будем просить вас, людей космической отрасли украинской, позвонить нам.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Весь «Южмаш» будет нам звонить.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я понял. Не Крым наш. Крым, то наш. «Южмаш» наш.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Он. Понятно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Могли вывезти пятьдесят раз. Где он находится?

Павел НОВИКОВ, ведущий: В Днепропетровске. Как могли?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. «Южмаш» еще не успели вывезти.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Наш.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Оставайтесь на Радио Вести. Мы сейчас будем говорить об Украине, о космосе, но это только, кажется, что эта тема не касается обычных украинцев, которые работают, где угодно. На самом деле касается, объясню почему. Хочу сделать такое объявление. В половину десятого, в девять тридцать, мы будем принимать ваши вопросы специальным образом к мэру Киева Кличко. Будет такая специальная технология. Дело в том, что вопросы будут задаваться, как в письменном виде, ведущий соберет те вопросы. Сейчас ничего не присылайте.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Через час десять минут.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Кроме того, вопросы будут приниматься голосом. Голосом будут заниматься специальным образом. Для этого, мы тут устроим небольшой перформанс такой. Вы в нем примете участие. Сейчас приглашаю к беседе с нами, чтобы вы опровергли, или подтвердили возможность того, что вам расскажет Павел Новиков?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Петр Порошенко, Презент Украины заявил, что Украина должна выработать стратегию, которая поможет вернуть статус великой космической державы, я даже ни одного слова не поменял. Вернуть статус великой космической державы, и для этого нужна стратегия. Из-за прекращения кооперации с Россией, в непростом положении сейчас оказались основные украинские предприятия космической отрасли, это «КБ Южное» и «Южмаш». Порошенко отметил, что украинские предприятия могут начать сотрудничество с Турцией, Бразилией и Соединенными Штатами Америки. Первый космонавт Украины, и пока единственный насколько я знаю, Леонид Каденюк, утверждает, что Украина уже могла бы стать в один ряд с большими космическими государствами такими, как США, Россия, если бы в космонавтику вкладывались деньги.

Леонид КАДЕНЮК, первый космонавт Украины: Біля сімдесяти країн світу, які займаються космічними технологіями, але дивіться, що шість, сім країн, які мають повний цикл вироблення технології, тобто від проектування, виробництва, до запуску в космос, і ведення в експлуатацію. Ми зараз є космічною державою. Держава надзвичайно мало коштів виділяє на фінансування космічних програм, наприклад, в цьому році було виділено чотирнадцять мільйонів гривен, це взагалі копійки. У той час коли космічні держави такі, як Сполучені Штати Америки, то виділяють порядка двадцяти мільярдів доларів, Росія порядка п’яти, шести мільярдів доларів.

Павел НОВИКОВ, ведущий: То есть, финансирование крайне ничтожное считает Леонид Каденюк. Несмотря на то, что в этом году из бюджета страны не выделялись деньги на космическую отрасль, то Украина, все равно участвует в международных проектах, – об этом сказал советник главы государственного космического агентства Украины Эдуард Кузнецов. Один из ключевых проектов «Циклон четыре», ракетоноситель, если этот проект получит масштабное финансирование, то Украина может получить независимый выход в космическое пространство, – добавил Кузнецов.

Эдуард КУЗНЕЦОВ, советник главы государственного космического агентства Украины: Космічна галузь України знаходиться в такому передкризовому стані. Єдине, що нас врятовує, це ті контракти, які ми маємо з Європейським Союзом, Сполученими Штатами Америки і з деякими іншими країнами. З Європейським Союзом це по експлуатації ракетоносія. З Сполученими Штатами Америки по експлуатації ракетоносія «Антарес». Є кілька наукових проектів з Європейським Союзом. Продовжуємо другий рік проект з Іспанією «Твідінг». Деякі є проекти по «ДжиМіЕс», це контроль екологічних ситуацій за допомогою космічних апаратів. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Сейчас совместные проекты с Россией, космические проекты, приостановлены, – отметил Кузнецов. Предлагаю послушать справку, как развивалась украинская космонавтика.

Справка Радио Вести: Украинские ученные развили идею межпланетных перелетов, проработали теорию ракетной техники. С начала с шестидесятых годов, предприятия Украины начали разработку, производство систем управления, бортовой автоматики и других систем приборов для космических объектов и комплексов. Двенадцатого апреля шестьдесят первого, советская ракета «Р семь», оборудованная приборами предприятия «Коммунар», «Арсенал», вывела на околоземную космическую орбиту первого в истории человечества космонавта Юрия Гагарина. В шестьдесят втором году ракетоноситель «Космос», вывела на орбиту первый спутник днепропетровский разработки «ДС два». В шестьдесят седьмом ракетоносителем в космос на орбиту был выведен спутник «Космическая стрела». Большой вклад в освоение космического пространства сделали такие выдающиеся украинские ученные, как Королев, Челомей, Янгель, Кондратюк, Уткин. На южном машиностроительном заводе «КБ Южное», в Днепропетровске изготовлено свыше четырехсот искусственных спутников земли. В украинскую ракетно-космическую отрасль современности входят сорок предприятий. Достижениями украинских специалистов является создание космических аппаратов «Сич один», «Океан О», «Ауос», «Микрон». Ракетоносителей «Зенит три СЛ», «Днепр», «Циклон три».

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Немало.

Павел НОВИКОВ, ведущий: История есть. На въезде в Житомирскую область огромный знак есть, что это родина Королева, основателя советской космонавтики. Не знаю, как сейчас, а то, что они были, так это точно. «Южмаш», «КБ Южное» работает над космическими программами. Но, как мы слышали, что сейчас за деньги европейских, американских и других институций. Потому что Украина выделяет денег очень мало. В контексте заявления Петра Порошенко, что Украина должна вернуть себе статус великой космической державы. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: О реальности украинской космонавтики, хотя как? Космонавтики. Даже непилотируемые людьми космические полеты, то это тоже космонавтика в каком-то смысле космос. Не от слова космонавт, а от слова космос.

Павел НОВИКОВ, ведущий: В Украине есть уникальная разработка ракетоносителей, которые используются в морских стартах – «Си Лонч». Исключительно украинская история.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет. Я бы тебе сказал, что там один из тех, кому ты давал слово в своем материале?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Кузнецов?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Он перечислил довольно большое количество проектов. Но вот тебе реальность, что я открыл сайт, который, вряд ли, ты когда-то видел. Сайт называется «Телесат инфо» – это новости спутников, программ, которые идут через спутники. Я любитель большой – ловить всякие программы через сателлиты.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Запрещенные вражеские волны?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Вчера я увидел заголовок, который называется новости украинской комической отрасли, мне стало интересно. Я прочитал то, что меня огорчило. Я это сейчас прочитаю, это имеет отношение к нашим днепропетровским радиослушателям, к заводу «Южмаш», который ты вспомнил. Дело в том, что каждая страна, в принципе, хочет запустить свой коммуникационный спутник, который бы транслировал программы своей страны. Плюс современные спутники, они еще зарабатывают огромные деньги на том, что транслируют программы других стран. У Украины есть свое место. Каждая страна имеет несколько своих позиций для спутников. В чем проблема? Если ты долгое время не запускаешь спутники, то место отдается другой стране. Я читаю сообщение такое, что «Роскосмос», то есть, Россия, не будет поставлять днепропетровскому «Южмашу» двигатель для украинской ракеты «Зенит», который должен будет вывести на орбиту первый на Украине геостационарный спутник вещания – «Либідь». Как указывает газета «Известия», что запуск спутника планировался еще летом этого года. Днепропетровский «Южмаш», где собираются «Зениты», по данным издания, в течение последних пяти месяцев добивался от России поставки двигателей для ракет без оплаты, но прийти к соглашению не удалось. Как сообщили изданию в центре эксплуатации надземной космической инфраструктуры, где хранятся двигатели для «Зенитов», никаких действий обычно предшествующих экспортной поставке, такого оборудования сейчас не производится. Вот, что пишет «Известие» о «Южмаше». Я думаю, что нам позвонят слушатели, которые работают на «Южмаше», это правда или это деза? Но это пишет газета «Известия», российская. По данным «Известий», что «Южмаш» переживает глубокий финансовый кризис. За последние месяцы предприятие покинули около семисот специалистов.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ого.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мы считаем, что нет смысла поставлять им оборудование для «Зенитов» до проведения платежей, потому что мы денег от них не увидим. Предприятие, по сути, банкрот. Цитирует газета информированный источник в «Роскосмосе», что по его мнению, в скором времени без работы могут остаться и те сотрудники «Южмаша», которые задействованы в программе модификации стратегических ракетных комплексов «Р тридцать шесть М». Тут много названий всяких, как они называются по классификации НАТО. «СС восемнадцать Сатан модель четыре». В модифицированном для космических запусков варианте, ракета называется «Днепр», она используется для вывода на орбиту малых космических аппаратов российско-украинской казахской компании «Космотрас». Сейчас российской стороной поставлен вопрос об изменении экономики проекта таким образом, чтобы он был более выгоден российской стороне, устроят ли эти условия украинских партнеров пока непонятно. Если не договоримся, то программа «Днепр» будет завершена. Помощник директора «Южмаша» сообщил газете «Известия», что участники программы «Днепр» начали переговоры о будущем проекта. Мы сейчас сделаем паузу. Даже Греция имеет маленький спутник – Гелиос. Оставайтесь с нами. Мы с тобой, как такие научпоповцы по жизни, мы с тобой Павел Новиков, конечно, понимаем, что насколько важно иметь какую-то грандиозную большую цель. Ты человек молодой, а я помню, как вбежал отец мой, который сказал, что человек полетел в космос. Трудно даже тебе передать, то есть, я жил в это время во Львове, был младшим школьником. Львов далеко от этого космоса. Ничего в нашей жизни это не изменило. Все так же я ходил на улицу Ушакова в гастроном, мама меня посылала, покупал хлеб, там стояла бочка с селедкой, какая-то колбаса была. То есть, в жизни ничего не было. Но появилась странная надстройка, которая давала крылья.

Павел НОВИКОВ, ведущий: У меня примерно в том же возрасте, в моем детстве, впечатление сумасшедшее стыковка «Союз» – «Аполлон».

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. И сигареты «Союз Аполлон».

Павел НОВИКОВ, ведущий: Сигареты я в том возрасте еще нет. Я знаю, что это «Булгартабак». Единственное, что я об этом помню. Вторая часть катастрофа «Челленджера». Другая история, но этим интересовались. Каждый запуск, каждый следующий шаг в космосе, кто бы, не сделал этого в мире, то это было очень интересно. Мне, по крайней мере.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Тут много всякого с этим связано. Ты знаешь, что была такая песня, что на Марсе будут яблони цвести, утверждают космонавты и мечтатели, что на Марсе будут яблони цвести. Владимир Войнович – известный писатель. Вдруг, случайно, в то время написал песню, что «заправлены в планшеты космические карты». Штурман уточняет в последний раз маршрут, давайте-ка ребята, надо перед стартом, у нас еще в запасе четырнадцать минут, я верю друзья в караваны ракет… От звезды до звезды, на пыльных тропинках далеких планет, останутся наши следы. Хочу тебе сказать, что все оно имеет, как свою нормальную историю, так и юмористическую.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Конечно. Я помню. Под крылом самолета, о чем-то поет, привязанный к шасси пилот.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я не про это. Я про эту песню «Заправлены в планшеты космические карты». Дело в том, что Войнович, было, иммигрировал в свое время, он давно уже вернулся, он между Германией и так далее. Дело в том, что когда он уехал, а песня осталась. Но нельзя было говорить, что это Войнович. Поскольку, он был в Германии, то он запретил эту песню использовать. Нужно было что-то с этим делать. Была такая юмористическая передача на советском радио, ее помнят слушатели старшего поколения, она шла по «Маяку», называлась «Опять двадцать пять». То есть, двадцать пять минут такого юмора, песен, такая утренняя развлекалка. И как раз был день космонавтики, и бодрым голосом диктор говорит, что как же не вспомнить сегодня нашу любимую песню, идет вступление, и вдруг, голос поет, то есть, поет эту песню. Я не хочу никого обидеть, что это был какой-то казахский вариант, перевод на казахский. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Потому что Войнович не запрещал переводить?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет. Он запретил использовать песню в своем авторстве стихов, а это были стихи, как Гамзатова переводил Козловский, если я не ошибаюсь, то фамилия переводчика была Яков Козловский, по-моему. Все песни на стихи Расула Гамзатова. Все то, что пел Магомаев, то это, по сути, стихи делал переводчик. Потому что у Гамзатова было, что баран идет и солнце светит. Вся песня. Переводчик делал знаменитые стихи, от которых потом «женщины все умирали». К чему я это говорю? Сердце поет. Когда есть такая высокая цель в прямом и в переносном смысле – космос. Мы уже сейчас знаем, и про черные дыры, что лететь сто тысяч лет, что, может быть, не получится даже марсианская экспедиция, потому что радиация страшная. Я читал последние исследования, что слишком долго лететь в этом замкнутом пространстве. Во всяком случае, что сегодняшние технологии не позволяют.

Павел НОВИКОВ, ведущий: В общем, рисков больше, чем желание сейчас этим рисковать?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Поэтому даже «НАСА», они там сидят. Конечно, есть Рагозин, который сказал, что мы покорим сначала околоземное пространство, потом околосолнечное, а потом выйдем к дальним галактикам.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Я напомню шикарную цитату Леонида Даниловича Кучмы, что он когда-то с вопросом о космосе, и о том, что не планирует ли Украина организовывать экспедиции на луну, то Кучма сказал дословно, я эту цитату помню, что звісно, що українці мають полетіти на місяць, але не всі, хтось має залишитись, щоб потім полетіти на Марс.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Замечательный Леонид Данилович.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Он же директор «Южмаша» бывший.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Человек понимает. Мне написали, что «Южмаш» работает, чуть ли, не два раза в неделю. Короче говоря, что у людей не очень много работы. Здесь написал Андрей, я не знаю это, правда или нет, что в советское время на «Южмаше» работало около двухсот тысяч человек. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да. Написано двести тысяч. Двести тысяч – это пятая часть жителей Днепропетровска.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Бывают градообразующие предприятия, бывают предприятия, которые помогают главному предприятию. Не будем заходить в историю. Специалисты, как вы считаете, можно ли вернуть Украине статус державы космической? Не великой. Ладно, великой. Хоть какой-то. Потому что мы с тобой знаем, что самолетостроением, этим славна Украина, вот чего я про Грузию не могу сказать. Грузия, там вино, хинкали, туризм, и то не получилось. В общем, жрут друг друга. В Украине есть шанс. Принимай звонок. Тут Антонина откликнулась, с которой мы спорим. Матвей Юрьевич, отвечаю вам на вашу критику – это была не критика, я просто рассказываю, как я работаю. Корреспондентов не засылают, а аккредитуют с визой станции или канала. Антонина, я Вас умоляю. Мы сейчас про космос говорим. Тоже будут звонить нам специалисты. Вы имеете в виду, что мы должны были репортера на «Южмаш» послать?

Павел НОВИКОВ, ведущий: На «МКС» послать?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Или к Президенту и так далее. Мы радио новостей и мнений. Мнений, Антонина. Давайте не спорить. Поскольку Вы знаете, что аккредитуют, то Вы, наверное, журналист, может быть, тоже. Давайте мы как-то разберемся, как делать. Сразу после паузы. Принимаем.

Игорь, слушатель: Днепропетровск, Игорь. Уже более десяти лет, я пытаюсь на «Южмаше», а так же в «КБ Южное» внедрить систему автоматизированного управления, где все видно и прозрачно. Но, увы. К сожалению, те, кто привыкли работать последние пятьдесят лет, когда был Советский Союз, когда было море денег, их можно было спокойно раскладывать по карманам, не дают такой системе пробиться никак.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Система автоматизированного управления, она как-то должна помочь выйти на новые рынки, или вернуть статус космической державы, в чем ее особенность?

Игорь, слушатель: Конечно. Это та система, которая позволяет организовать прозрачность всех процессов: управленческих, финансовых. И понимать, что вы делаете. Даже если поменялись условия, и вы не можете сориентироваться, то вам машина подсказывает, что извините, но вы делаете неправильно, у вас в доходе минус, у вас люди уходят и почему они уходят. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Это сообщение о том, что российская газета написала, что более семисот людей за последнее время уволилось с «Южмаша», это правда?

Игорь, слушатель: Это реальность. Могу быть более точным, что в советские времена на работе работало примерно, что завод плюс «КБ», то работало сто восемьдесят тысяч человек. Это реальные факты, потому что я занимался этими вопросами, три горда назад. Поднимал статистику из реальных данных.

Павел НОВИКОВ, ведущий: А сейчас примерно сколько? Насколько сократилось?

Игорь, слушатель: Ориентировочно пятнадцать тысяч человек.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Больше, чем в десять раз. В тринадцать раз сокращение.

Игорь, слушатель: К сожалению, на заводе, у руководства завода прогрессирует тема гвентомании. Мы для того, чтобы продержать производство, кстати, этим способом пользовался Леонид Данилович в свое время. Разрешил организовать маленькие фирмы, которые работали, делали, тем самым позволяли людям выживать. На сегодняшний день у людей зарплата в среднем пятьдесят, триста гривен в месяц. За такие деньги даже доехать невозможно до работы.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо. Мы не можем помочь Вам внедрить автоматизированную систему управления. Мы можем только дать слово. Идем дальше.

Вадим, слушатель: Вадим, Киев. Количество работающих – это не показатель, потому что в Советском Союзе производительность труда была в шесть раз ниже, чем в Германии, в восемь раз ниже, чем в Японии. То, что Украина может стать великой державой, вспомните песню, що чому я не сокіл, чому не літаю. Первый вертолет Сикорского произведен на территории Украины. Первый полет тоже был еще до братьев Райт, тоже на территории Украины, там офицеры.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Одесса. Да.

Вадим, слушатель: Королев тоже. Все возможные варианты полетов происходили.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Мы о прошлом. Как сейчас?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет. Была, когда-то великая империя Испания, потом она умерла, была великая империя Британия, она тоже умерла, как империя остался британский союз. Появилось странное государство Соединенные штаты, которое все было, а теперь оно... Давайте не говорить о Сикорском, это все было. Было и прошло. Как может Украина стать космической державой? Уверенной такой?

Вадим, слушатель: Создать нормальные условия для предпринимательства. Сикорский был вынужден бежать в Америку от большевиков. Фирма его процветает до сих пор, потому что там созданы нормальные человеческие условия для предпринимателей. Так же будет и в Украине, потому что потенциал у нас неисчерпаемый.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не надо даже создавать что-то специальное для космической отрасли, просто в стране должны быть нормальные условия для бизнеса?

Вадим, слушатель: Естественно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Даже космос будет работать.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Космос и так работает.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Космическая отрасль.

Александр, слушатель: Александр, Киев. Вопрос некорректен, потому Украина уже является космической державой.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Если Порошенко сейчас заявляет, что Украине необходимо вернуть себе статус великой космической державы? Значит, наверное, что он знает, что Украина не является, как минимум великой космической державой?

Александр, слушатель: Великодержавие, мне кажется, что из российских комплексов. Нам не нужно такими комплексами страдать. Нам просто надо быть державой.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Что с космосом делать?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы сами себе противоречите? Если Украина космическая держава, то Вы позвонили просто нам объяснить, что мы неправы? Мы не так сказали?

Александр, слушатель: Я хотел сказать вам два момента. Первый, что мы являемся космической державой, мы участвуем в морском старте, наземном старте. Мы производим, как минимум две разновидности ракетоносителей: «Зенитов», несколько моделей «Днепр». То есть, мы участвуем в космосе. Другое дело, что насколько нам нужен космос, насколько он у нас востребован, как не только у производителя ракет, а как у возможных поставщиков космонавтов, возможных эксплуататоров спутников и других космических программ, вот это надо посмотреть.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы тут, я шучу, конечно, но Вы не на дилетантов напали. Новиков и я, мы, конечно, не работаем на «Южмаше», но в этом кое-чего понимаем. Во всяком случае, в логистике предпринимательства. Что значит, нужен или не нужен? На самом деле никто никому не нужен. Вы где-то видели объявление, что нужны журналисты?

Александр, слушатель: В девяностых годах много видел.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы, наверное, за всю свою жизнь, объявление, что требуются ведущие на радиостанции или требуются журналисты, Вы не видели. Потому что их полно. Тем не менее, хороших нет. Что значит, Украина должна посмотреть? Были телефоны «Нокиа», «Моторола Рэйзэр», чего только не было, но появился «Айфон», он раздвинул все, потому что он был инновационен.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Потом «Андроид» и все.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы хотите нас убедить? Нет, Вы правы, что делать ничего не надо. Потому что полетел шаттл частной компании, Вы знаете, в Соединенных Штатах полетел, приземлился и ни один человек не знает, что он там делал. Программа засекречена, поэтому давайте идти на кладбище. 

Александр, слушатель: Нет. Давайте не так утрировано делать. Мы производим ракетоносители, они используются на международной арене, то есть, мы на международном рынке космических технологий присутствуем активно – это первое. Второе – комической державой обычно в нашем понимании называются страны, которые запускают, либо со своих космодромов. В таком случае Казахстан великая космическая держава, либо своих пионеров космонавтов. Индия запустила космонавта – Индия космическая держава. Японцы запустили, китайцы – космические державы. Мы можем тоже запустить космонавта и получить статус в наших глазах космической державы. Но зачем нам этот космонавт? Оправдано ли это для нас будет экономически?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А когда Порошенко говорит об Украине, чтобы вернуть статус великой космической державы, он, что там сказал, что надо Каденюка еще раз запускать?

Александр, слушатель: Я не знаю, что он имеет под этим в виду.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я Вам объясню, что он имеет под этим в виду. Он имеет в виду под этим то, что я прочитал, что мы не можем запустить свой спутник «Либідь».

Павел НОВИКОВ, ведущий: У нас есть место на геостационарной орбите, но мы не можем туда ничего вывести.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не можем вывести. Наверное, как я предполагаю, я трактую, что он имел в виду, он имел в виду то, что на «Южмаше» работало, я не знаю, сколько на самом деле в нынешних условиях нужно, чтобы работало на «Южмаше», но работало сто восемьдесят тысяч, а теперь пятнадцать, наверное, он это имеет в виду?

Александр, слушатель: Не знаю. «Южмаш» сто восемьдесят тысяч – это не великая космическая держава, а это великая ядерная вооруженная держава. Мы отказались от ядерного оружия, зачем нам на «Южмаше» сейчас?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо. Вы считаете, что у нас в Украине с космосом все в порядке?

Александр, слушатель: Я считаю, что у нас в Украине есть космос, а нет предела совершенству, всегда нужно улучшаться. Любой принцип любого бизнеса непрерывно улучшаться. Конечно, надо улучшаться, но для этого нужно работать самому «Южмашу» на международный рынок, потому что услуга у них есть, она востребована, главное, чтобы продавать ее. «Южмаш» должен стараться. Государство должно создавать потребности внутренние, в услугах космического масштаба, то есть, те же спутники. Мы можем вывести спутники, у нас есть ракеты, выводящие иностранные спутники «Зенит», «Днепр», но у нас своих спутников нет, поэтому не можем вывести спутник. Значит, нужно подумать, что зачем нам спутник нужен, кому он нужен, пускай делают, если нужен.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Благое замечательное пожелание, только не можем. Вы, наверное, только подключились, Вы не слышали то, что я читал?

Александр, слушатель: Возможно, что я не слышал самое начало передачи.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы не слышали самое начало, а с этого все начинается. Не можем запустить «Зенит», потому что не можем выкупить у России двигатели для этого «Зенита».

Александр, слушатель: У нас с Россией теперь интересные отношения начались.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы не слышали. Украина требует, чтобы дали двигатели, а те говорят, что без денег не дадим, может, и в этом Путина обвиним?

Александр, слушатель: В этом Путина не обвиним, конечно. «Зенит» запускался в прошлом году. Были запуски? Были. Сейчас нет, значит, надо «Южмашу» думать об этом.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо большое. Мы с этим разбираемся, что «Южмашу» надо, этому надо, и так далее.

Павел НОВИКОВ, ведущий: На космос выделяется десять миллионов гривен, что копейка.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Десять миллионов гривен, я в день зарабатываю, Паша.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Больше всего «Южмаша»

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Один. А если бы меня было два? Оставайтесь с нами. Мы продолжим эту тему.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Специалисты звоните.

Михаил, слушатель: Михаил, Киев. У меня есть такое мнение, что для развития аэрокосмической промышленности у нас есть все, потенциал, люди, но нет денег, и нет политической воли. Вроде, политическая воля появляется, если вдруг экономика наша сможет дать деньги на заказы аэрокосмической отрасли, то все у нас получится.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Получается замкнутый круг? Чого бідний, бо дурний, а чого дурний, бо бідний? 

Михаил, слушатель: Да. Ситуация такая в стране, что люди есть. Заводы, приборостроение, конструкции ракет, двигатели есть, но нет денег. Поэтому если будут оплачиваться государством, давать заказы и будут развивать, то все в нашей стране получится.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Предыдущий радиослушатель задавал справедливый вопрос, как кажется, нам это надо?

Михаил, слушатель: Нам это нужно, потому что тысяча рабочих мест. Развитие разных сопутствующих параллельных отраслей, потому что всегда помогает авиация и космонавтика помогает развиваться всем остальным.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да.

Михаил, слушатель: У нас нет времени, потому что я сам в свое время работал на конструкторском бюро «Антонова», сейчас не работаю. У нас нет времени, потому что теряем потенциал. Молодое поколение приходит, а потом уходит, потому что маленькие зарплаты. Старое поколение уходит потихоньку, поэтому разрыв этот сделает свое дело.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы знаете, кстати, что сделала фирма «Боинг»?

Михаил, слушатель: Я знаю, потому что у меня много ребят.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Скажите, что они сделали?

Михаил, слушатель: Они сейчас перебираются сюда в Киев.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Паша, знаешь об этом? Действительно сенсация.

Михаил, слушатель: Я вам скажу о том, что в свое время много ребят из Киева, когда закончился проект, то уехали в Москву, сейчас много моих одногруппников именно находятся на этой фирме. Потому что «Боинг» берет молодых, потенциал берет. Есть очень большой потенциал у нас в стране, людей, но его не используют.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Почему они переводят все в Киев?

Михаил, слушатель: Санкции. Во-вторых, у нас очень большой потенциал у людей наших. Много наших людей, там работало.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Я был позапрошлым летом в Сиэтле, Вы, наверное, знаете, что там сборочный цех «Боинг», нас водили, показывали. Они с гордостью говорили. Они нам показывали семьсот восемьдесят седьмой. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Который только строился.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Сейчас он уже летает, хороший самолет, пластиковый корпус. Не пластиковый, а композитный. Они нам все подробно рассказали, мы везде залезли, они нам показали, как это все устроено. Я там делал большие глаза. Но они с гордостью сказали, говорят, что видите, например, титановые для шасси стойки – это делается в России. Видите нос и хвост, то его проектировали в России. Теперь будут проектировать в Украине?

Михаил, слушатель: У нас для этого есть полностью все средства и люди, знания. У нас есть научно-исследовательские институты, образование соответствующее, это не проблема. Мы в Киеве вообще были одна из первых по композитным материалам лаборатория, которая на территории «Антонова», которая делала одна из самых лучших композитных материалов.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: На самом деле корпус делается в Израиле или где.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Вопрос, кто его проектировал?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет. Я о другом. Мне очень интересно. Вы говорите о разрыве, это действительно есть, что старые ушли. Я знаю, что переманивали американцы клепальщиков корпусов. Люди даже в преклонном возрасте поехали туда. Там с успехом работали, вышли там на пенсию. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Просто потому что здесь невостребованно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Были девяностые, двухтысячные. Скажите, не получается, что преемственность, культура производства, что она трагически прервалась и это невосстановимо?

Михаил, слушатель: Пока еще нет. Если еще немножко времени пройдет, то, возможно, что это произойдет.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Какой люфт у нас есть? Год, два, пять?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Так нельзя Паша считать.

Павел НОВИКОВ, ведущий: По Вашему ощущению, сколько еще имеет смысл этим заниматься, чтобы окончательно не потерять?

Михаил, слушатель: Я думаю, что мое мнение лет пять есть. Если мы за пять лет ничего не изменим, то тогда мы скатимся с большой горы очень быстро.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Спасибо.

Павел НОВИКОВ, ведущий: О композитах, кстати, интересная штука. У национального авиационного университета в свое время даже была собственная яхтенная верфь, в национальном авиационном институте до сих пор выдают, я там получал яхтенные права, потому что все самолетное, оно от парусников пошло. Они даже когда-то строили армоцементные яхты, тоже была отдельная история. Железобетонные яхты, которые делались именно по композитным технологиям.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Это по-нашему. Железобетонные, это по-нашему. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Они шикарно ходили в свое время. Армоцементные яхты производились под Киевом на верфи авиационного университета, интересная история о которой узнал случайно.

Кирилл, слушатель: Кирилл, Днепропетровск. Мое мнение, в принципе, что я с предыдущим собеседником согласен в отношении вопроса, что нужна ли нам и в каком виде ракетно-космическая отрасль. Как мы знаем, что в России запускается, но есть проблемы. Должна быть какая-то экономическая составляющая, которая приносит пользу. То есть, нам необходимо провести, перед тем, как задавать вопрос, что нужна ли нам ракетно-космическая отрасль, нужно провести строгий аудит составляющих это производство компонентов. Очень много металлов, металлоконструкций предприятия, изготавливающих. Нужно чем-то исследовать на готовность, и насколько она запущена. Сколько необходимо еще влить туда денег, для того, чтобы получить какой-либо результат.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Вы предлагаете сначала жесткий, хороший аудит, а после этого понимать по результатам этого аудита, что сколько надо, чего надо, сколько денег надо.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Радиослушатель затронул две разные темы, он с одной стороны целеполагание, то есть, для чего, то есть, где та рыночная ниша, которая позволит зарабатывать деньги – это важный вопрос. То есть, как вклиниться? Что-то здесь должно главенствовать. Потом аудит. Хотя или нужно сделать аудит, понятно на что рассчитываем, а после этого предлагать. Шутка, что либо ядерные боеголовки, либо коммерческие полеты в космос. Понятно, что я просто шучу. Понять, что можем предложить. Понять нужно ли это.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Что хотелось.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Что хотелось. Оставайтесь с нами. Я хочу со многими заочно поспорить. Если просто так посмотреть, что у нас есть, и сказать, что мы можем слепить что-то такое.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Построить именно это.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Построить. Мы построим прекрасную ракету «Фиалка один», но выпускать не будем, потому что технологическая ниша занята, таких ракет, как грязи, а ничего нового мы не это самое. Это первый способ, о котором говорит радиослушатель.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Другая сторона первого способа, что мы можем выпускать ракету «СС восемнадцать Сатана», которую кроме нас никто не выпускает.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Я не про военную историю, я про другую. Давайте подумаем. Мы можем сделать какой-то космический «Айфон»? Дизайнеры, плюс инженеры?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Разработкой киевского политеха запускался какой-то сверхмалый спутник, который запустился, исследовательский. Проверили это.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не в том дело. То, что называется словом инновация, если инновация есть в телефонах, то она может быть в космической отрасли. Давайте сделаем нечто. То есть, есть такой потенциал, давайте изобразим из себя Королева. Вот этого не было, а мы это делаем. Может запустить человека? Условно, уже не надо его запускать. Слушайте, а давайте запустим человека в космос? Что? Человека, да, он там умрет, это высоко, он испугается. Понимаешь? То есть, инновативность какая-то, которая является другой стороной простой работы по суммированию, что у нас есть. Потому что «Южмаш», он же работает, он никуда не девается. Есть завод, значит, либо грохнуть его, либо придумать какую-то санацию этого завода, для того чтобы он работал, выпускал что-то интересное. Поэтому можно с этой стороны, а можно с этой. Самое главное, что чего-то делать.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да. Если ты сидишь и просто плачешь о том, как все плохо, то, наверное, оно так плохо и будет.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ребята звонят нам, они не плачут.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Не пессимисты.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Технологически говорят, что надо это.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Сколько осталось пока прервется преемственность поколений?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Пашка, я редко тебя критикую, но сейчас прокритикую. Неправильный вопрос. Теоретически «Южмаш» давно должен был умереть. Но понимаешь, что это зависит от многих обстоятельств. Что значит сколько осталось? При прошлом президенте, может ему бы осталось три года. Пришел Порошенко, то может по-другому.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ноль или десять.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нельзя так сказать сколько осталось. Это спрашивать, а сколько ты собираешься прожить?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Вечно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Немножко мешают. Давай звонки. Тема, которая деньги приносит, тем, кто выпускает космическую технику. Не нам с тобой.

Виктор, слушатель: Виктор Александрович. Харьков. Матвей Юрьевич, не то, что можно, а очень нужно возродить, потому что это локомотив будет. Что для этого нужно? Для этого нужно строить немножко другой капитализм государственный. Не капитализм десяти, пятнадцати олигархов. Вчерашние комментарии на вчерашнюю передачу почитайте, я там об этом написал.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Сейчас не найдем, потому что комментариев за день тысячи приходят.

Виктор, слушатель: Чего не найдете? По поводу тепловых счетчиков.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Подождите. Какие тепловые счетчики? Забудьте про тепловые счетчики. У нас другая тема. Надо строить государственный капитализм. Я так понял, что Соединенные Штаты, поскольку у них большие успехи в космической отрасли, это страна государственного капитализма. Извините. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Исходно, наверное, так было. Но появились частные компании, которые могли появиться.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Паша, никогда Америка не была страна государственного капитализма. Она строится на том. Европа сейчас долиберальничалась до того, что она из-за социальных программ скатывается все больше и больше к такому паллиативному государственному управлению. Всем на свете. Задавим вас налогами. Либо ждите государственных заказов. Соединенные Штаты, какая это страна государственного капитализма? Все частное. Миллионы фирм, которые одни резинки делают.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Имеется в виду, что космос сначала развивало исходно государство, но сейчас уже даже и в этом.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Идея была государства. Компания «НАСА» – это не завод, это агентство. Это, как ФБР, как Министерство здравоохранения. У нас будет департамент по космосу, – говорит Порошенко. Дальше выясняется, что у кого самые лучшие пластиковые затычки, у такой-то компании. Советский вариант был другой, что все собираем под КБ, заводы. Вам поручается разработать резину хорошую. Ты помнишь, в холодильниках какая была самая большая проблема советских?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Перегорала лампочка.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Правильно. Второе?

Павел НОВИКОВ, ведущий: Теплоизолятор.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Резинка. В финских холодильниках, в знаменитом «Розенлеве» этого не было. У нас резинка высыхала. Я знаю, как сделать хорошую резинку, но я не собираюсь идти туда работать. Моя фирма – нельзя было, потому что был советский строй, не было частного предпринимательства. Я не мог выпускать нужную резину. Меняли резину раз в год, снимали с холодильника «ЗИЛ Москва» или «Днепр». У соседей был «Днепр», я помню, как бесконечно рассыпалась резинка. Государственный капитализм, что это такое?

Виталий, слушатель: Виталий с Киева. Тема очень важная, актуальная. Конечно, есть смысл рассуждать о том, как развивать страну, какие отрасли в первую очередь. Мне кажется, что мы чуть впереди паровоза рассуждаем. Поскольку, все выглядит, как декларация. Если мы не можем никаких реформ сделать.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Почему не можем? Вы считаете, что Порошенко утром выпил водки, и подумал, что ему такое сказать? 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ляпнуть?

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Взял и ляпнул. Потом он заходит к Яценюку, они наливают друг другу. Яценюк говорит, что Петька, ну ты дал сегодня.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Космосом озадачил.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Космосом. А этот говорит, что я тебя порадовать хотел.

Виталий, слушатель: Нет. Хотя такое возможно. Пока у нас нет элементарных реформ. Пока нет событий связанных с тем, что в государстве меняются законы, налоговая политика, когда убирается коррупция, которая любую идею сожрет. Мы не можем не о чем рассуждать. Не прикажешь, чтобы оно развивалось.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Начинать реформу не с космоса, а с чего-то более приземлённого?

Виталий, слушатель: Да. Думаю, что надо реформы начинать с правительства, с изменения нашего строя и так далее.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо.

Сергей, слушатель: Сергей, Днепропетровск. Мне кажется, что мы обсуждаем сейчас не проблему «Южмаша».

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Мы обсуждаем не проблему «Южмаша».

Сергей, слушатель: Вообще проблему всей отрасли.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Конечно.

Сергей, слушатель: Космической и авиационной. «Южмаш» просто первый звоночек. Те же проблемы начнутся завтра в авиационной отрасли. В Запорожье на «Мотор Сич». Просто о них сейчас никто не говорит, их никто не видит. Мое мнение, что державой стоит заниматься не просто на словах, а сегодня, завтра, послезавтра. Заниматься безотлагательно.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Как? С чего начать?

Сергей, слушатель: Первое, что должен быть какой-то государственный системный подход. Возьмите корпорацию «Боинг». Дело в том, что корпорация «Боинг» крупнейшая корпорация. Самолетостроительное подразделение, бренч – это не все. Основные деньги «Боинг» зарабатывает на госзаказе, на американской военной промышленности. Самолетостроение «Боингу» дает процентов двадцать пять, тридцать общего оборота. Пока у нас государство не повернется лицом, то у нас ничего не будет. Возьмите южно-корейское чудо, южно-корейская машина, то есть, южно-корейское развитие экономики. Государство выделило пять, шесть отраслей, в которые начало вливать деньги очень активно, и эти пять, шесть отраслей через десять лет дали небывалый экономический рост и экономический подъем.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы имеете в виду, что играть в долгую?

Сергей, слушатель: Безусловно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо. Мы подведем итоги сразу после паузы и новостей. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Давай теперь подведем итоги, будем играть с тобой в капитана очевидность. Пункт первый, чем больше, тем лучше, это понятно. «ЮЖМАШ» наверное, закрывать никто не будет. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Есть такая надежда, по крайней мере. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Оно есть, и оно должно жить и жить лучше, выпускать что-то важное и зарабатывать деньги. Видишь, мы не касались самолетов, но самолетостроение это же тоже замечательная вещь. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да. И при этом насколько мне кажется есть прямые бизнесовые выгоды, но есть еще и стратегически имиджевые, репутационные выгоды, страна, которая делает спутники, делает ракеты. И даже с чужих космодромов выводит их на орбиту, наверное, чуть лучше воспринимается, чем страна, которая выращивает только бананы.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну, честно тебе скажу, это не очень. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Репутация, это тоже цена. Вот что такое цена бренда, это цена репутации этого бренда. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Этот бренд тогда должен быть совершенно невероятный. И еще раз он должен быть инновационным. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Правильно.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вот Канада, могла бы сложить лапки и забыть. Но она выпускает бомбардир, свой самолет, маленький, большой, есть совсем маленький. На бомбардире меня Саакашвили, мы летали. Такой бизнес авиация, совсем маленький. На десять человек, есть на двадцать человек. А есть бомбардиры, которые летают гражданской авиацией. Вот, например Kennedy Air , авиакомпания наполовину состоит из. Там десять рейсов из Нью-Йорка в день, лететь час двадцать до Торонто. Они решили, не надо вот эти сараи чтобы летали, а надо чтобы часто. Кроме того, они решили еще одну проблему, если ты опоздал на рейс, а такое часто бывает. То это не трагично, они даже денег не берут, они говорят, посидите тут час, через час полетит следующий, как трамваи. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: И это, в конце концов, за счет больших чисел, за счет количества пассажиров работает.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Совершенно верно, есть самолет, который вмещает восемьдесят человек, а мы летели с детьми в самолете, который вмещает пятьдесят человек. Вот пятьдесят человек сели, он узенький. Взлетел, быстро прилетели, быстро сели и конец. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Вторая их история, кстати BlackBerry. Это мобильные телефоны, они заняли свою нишу, это бизнесовый телефон. Их покупают корпорации. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Сейчас они все потеряли, но пытаются продать свой… 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Ничего подобного, следующую модель выпустили, и опять кого-то займут. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Хорошо, но они же были долгое время. Вот тоже, тут только можно поддержать. Вот что мы можем сказать, поддержать, сказать, что это замечательно. Как это будет реализовано, это особый вопрос. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Казалось бы, все исходные условия есть, так давайте что-то с этим сделаем. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Так, теперь уважаемые радиослушатели, приступаем к танцам с бубном. Танцы с бубном, это массовая подготовка Украины, Киева, Харькова и Днепропетровска, к торжественной встрече с хлебом солью, к визиту мера Киева Кличко. Сейчас мы будем с вами заниматься, абсолютно технологической вещью. Во-первых, прошу вас, всех кто хочет задать вопрос в письменном виде, прислать свои вопросы к Кличко, вот прямо сейчас, в следующем часе, я уже не знаю, как это будет. Вот у нас есть двадцать минут на это дело. Вы присылаете. Только не к нам вопросы, там уважаемый господин Кличко, хочу вас спросить. И так далее. Можно без уважаемый. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да, вопрос к Виталию Кличко, вот это, это. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Только обязательно должно быть написан вопрос Кличко, потому что мы не поймем, мы подумаем, что это вопрос к нам, и так далее. Смотрите технология, вы сейчас начинаете присылать ваши вопросы, только это, на смс 24-35 и на сайт Радио Вести. Присылайте их до конца часа, пока мы попрощаемся. Мы эти вопросы читать не будем, этими вопросами будут заниматься другие люди. То есть наши сотрудники редакции, они распечатают это, а Валерий Калныш, который сегодня будет вести программу «Герой дня» он сгруппирует эти вопросы, какие-то вопросы отдельно задаст и так далее. Это первое, теперь второе, значит всё, пожалуйста, уже присылайте. Теперь следующее, сейчас звоните нам, и формулируйте ваш вопрос. Только формулируйте вопрос не уважаемый Матвей, я хочу спросить Виталия. А, говорите прямо, уважаемый Виталий Владимирович, хочу вас спросить, и коротко формулируйте ваш вопрос, почему в нашем доме, до сих пор течет вода из унитаза? Что будет дальше, дальше наши звукорежиссеры нарежут эти вопросы, и Валерий Калныш, просто будет нажимать на кнопку, выберет вопросы, и эти вопросы будут идти вашим голосом. Поняли? То есть вы звоните, я говорю, вы готовы? Готовы, я говорю, задавайте ваш вопрос. И вы как бы обращаетесь к Виталию Кличко. Поняли, да? Вот видите, «уважаемый Виталий, в каком году началась Вторая Мировая война?» спрашивает кто-то там. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Подписывайтесь обязательно. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы не сомневайтесь, Ваш вопрос будет лежать в мусорном ящике. И он, конечно, не прозвучит, но я надеюсь, будут более умные вопросы заданы, которые прозвучат. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Настоящие, реальные. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Все, начинаем принимать ваши звонки, которые в записи будут передаваться. Слушаем. Не получилось, испугались, это сам Кличко попытался дозвониться. Слушаем Вас, добрый день. 

Слушательница: Добрый день. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Добрый день, будете задавать вопрос да? 

Слушательница: Да, конечно. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Так, тишина, пожалуйста, задавайте.

Слушательница: Уважаемый Виталий Владимирович, хотелось бы знать, когда в Киеве будут убраны все МАФы, и город будет более похож на Европейскую столицу, спасибо. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо, Вам. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Идеальная слушательница. Четко задала вопрос, можно еще в конце представиться, это было бы вообще пять балов. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну да, меня зовут так-то. Да Кличко будет лучше обращаться к вам по имени. Следующий, слушаем Вас, пожалуйста. 

Слушательница: Добрый день. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Добрый день, будете задавать вопрос? 

Слушательница: Да. Конечно. Уважаемый Виталий Владимирович, у меня к Вам три вопроса. Первый, почему Ваши клерки не записывают к Вам на личный прием? Три раза пытались записаться жильцы, дома 11 А, по улице Гната Юры, и получили отказ. Второй вопрос, почему до сих пор нет ответа на коллективное письмо в Ваш адрес, которое было передано, зарегистрировано 23 сентября 2014 года, входящий номер ОТЕ/КО 3860/5. Вот прошел месяц, ответа нет. И третий вопрос. У нас во дворе по Гната Юры 13 незаконная стройка, без разрешительных документов, мы не однократно обращались к Вам за помощью, и нам ответили, что на сегодняшнее время не было утвержденной проектной документации о том, что отведена земельная дилянка. Значит, эта стройка идет в нашем дворе, под нашими окнами. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Вы знаете, я вынужден Вас прервать, спасибо Вам большое. Дай Бог, что бы часть Вашего вопроса прозвучала. Как Вы думаете, вот это полчаса будет в передаче, все Ваши КУ 38/6. Я Вас умоляю. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Незаконная стройка, штука понятная. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Пожалуйста, один вопрос задавайте. Следующий телефонный звонок. Слушаем Вас. 

Владимир, слушатель: Меня зовут Владимир Киев. Вопрос к Кличко такой. Когда возродятся у нас автобусные парки? Вот это меня больше всего интересует. Когда у нас заработают нормальные коммунальные автобусные парки, и вот эти маленькие автобусы уберутся в Киевскую область. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо, ребята, один вопрос. Ну, коротко формулируйте, коротко, пожалуйста. Сколько у нас еще времени? 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Еще на один вопрос есть время. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Давай один вопрос запишем, после этого пауза, и опять будем записывать ваши вопросы до конца часа. Слушаем Вас, пожалуйста, представьтесь. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Значит не этот. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Виталий Владимирович, ну что Вы. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: В следующей части. Оставайтесь с нами, вопросы после паузы. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Не тратим время, вы присылаете ваши вопросы, коротко сформулированные, на сайт Радио Вести. Ими займутся, будут группировать, я на них даже не смотрю. Вот что вы там пишете, мы это не читаем, не смотрим, это потом. А сейчас принимаем ваши звонки к Кличко. Вы знаете как, коротко формулируйте и в каждом звонке, только один вопрос. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Слушаем Вас, доброе утро. 

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Доброе утро. Есть такой вопрос. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Нет – нет, вы готовы, да? Сейчас пауза. Пожалуйста. 

Слушательница: Есть такой вопрос Виталий Владимирович, когда наконец, все автостоянки, в Киеве, будут иметь озеленение, мы смотрим на голые заборы, и машины. Почему нельзя сделать, что бы забор обсадить туями соснами, вечно зелеными. Зелень и красиво. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Слушаем Вас, добрый день. 

Слушательница: Добрый день, у меня такой вопрос. Как решается вопрос, с обменами счетчика на холодную и горячую воду? Я видела пресс конференцию, а ответа на этот вопрос я не увидела. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо большое, не забудьте представляться, меня зовут так-то, так-то. Что бы он отвечал, уважаемая Марфа Ивановна. Слушаем Вас, добрый день. 

Максим СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Уважаемый Виталий Владимирович, Вас беспокоит Максим из Киева. Когда в Киеве появятся полноценные велосипедные дорожки? Что бы можно было ехать со своим ребенком на велосипедной дорожке, и не смотреть на машины, которые каждая пытается сбить. Спасибо. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Принят вопрос. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо Вам, замечательный вопрос. Следующий звонок. Слушаем Вас. 

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: У меня вопрос к Виталию Владимировичу. Меня зовут Надежда Николаевна, Киев. Скажите, пожалуйста, что надо сделать, чтобы заасфальтировали ямы, перед проездом в доме? 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо, принято. Следующий звонок. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Слушаем Вас, доброе утро. 

Олег СЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Уважаемый Виталий Владимирович, программа «Турбота». Много лет выдает квартиры город инвалидам. Как в этом году? Потому что в прошлом, в связи с событиями в декабре конечно не получилось. Было бы здорово помочь инвалидам с квартирами. Спасибо. Олег. Киев. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо Вам. Идем дальше. Слушаем Вас, доброе утро. 

Ирина СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Доброе утро. Я хотела бы задать вопрос, Виталию Владимировичу. Меня интересует, почему берут за отопление за метраж квартиры, а не за кубитаж? Расход тепла больше у квартир, где потолок больше трех и четырех метров, чем два и два двадцать пять. Спасибо Ирина, Киев. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Понятно, кстати правильный вопрос. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Серьезный вопрос действительно. Три с половиной метра «сталинка», и столько же, сколько два шестьдесят пять «хрущевка». 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Слушаем Вас, пожалуйста. 

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Уважаемый Виталий Владимирович, я говорю от лица более стаквартирного дома по улице Крещатик, 15. У нас каждый вечер, человек поет под окнами, это очень громко и создает дискомфорт. Все люди жалуются, но ответа никакого. Можно как-то или по месту жительства пел, или пел просто без усилителя. Просто под гитару. Спасибо большое. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Специфический вопрос. Вы не могли бы Виталий Владимирович настучать ему по голове, чтобы, не пел. 

Павел НОВИКОВ, ведущий; Крещатик 15, это же совсем рядом с мэрией. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Может это кто-то из мэрии поет. Давайте дальше. Слушаем Вас. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Доброе утро. 

СЛУШАТЕЛЬ: Виктор Николаевич город Киев. Вопрос к Виталию Владимировичу. Когда у нас на ж/д вокзале наведут порядок, на площади, по торговле и по всему? У нас вокзал не лицо города, а хуже какого-то хутора. Спасибо. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо. Замечательный вопрос. Следующий.

Павел НОВИКОВ, ведущий: Доброе утро. 

Инна СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте, Инна. Город Киев. Очень большая просьба к Виталию Владимировичу, обратить внимание на Троещину. Улица Радунская, грязная просто сил нет. И именно проезжая часть, там, где машины останавливаются. Пыталась говорить с людьми, которые содержат эти стояночки. То есть, для автомобилей, но они только деньги берут за те автомобили которые стоят ночью, а грязь просто невозможная, вся Радунская, уже не говорю о всем остальном. Большая просьба обратить внимание руководителя Деснянского района на эту улицу. Спасибо. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо Вам. Следующий звонок. Готовы задать вопрос. 

Слушатель: Добрый день, Сергей Анатольевич из Киева. Виталий Владимирович, ответьте на вопрос. Интересует судьба бассейна «Чайка» который находится на улице Тимофея Шамры. Потому что он уже там в течение десяти лет стоит, зарос весь деревьями и всем остальным прочим. Нам что не нужны спортивные сооружения, или что? 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Понятно, спасибо. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо, следующий. 

Слушатель: Доброе утро. Сергей, Днепропетровск. Не из Киева, но, тем не менее, слушаю Ваше радио. Одно такое предложение хорошее, Виталию Владимировичу, чтобы помог убрать. Вот я приезжаю на вокзал в Киев, но страшно столица Украины эти лотки, это все, облагородить. Что бы люди приезжали, и было приятно. И второе, Виталию Владимировичу, он же все-таки спортсмен рука крепкая, оппозиционерам настучал, что бы они нормально накомандовались уже, они уже накомандовались. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Каким оппозиционерам?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, будем так прямо говорить. Партии Регионов бывшей.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, ну он не будет, Вы знаете, не будет он отвечать на эти вопросы. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Про чистоту вокзала понятно. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: В качестве мэра. Кроме того чего ему настукивать. Голосуйте за кого хотите, и не голосуйте за кого не хотите. И партия исчезнет. Я вам напоминаю, что Порошенко спросили, нужно ли запрещать фракцию, и коммунистическую партию. Он сказал, ну а зачем запрещать, и не голосуйте за нее и все. Кто хотите, будет в Верховной Раде, а кто не хотите в ней не будет. Это же от вас зависит. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: То есть сейчас вопрос не в том, что выборы сфальсифицируют, а вопрос в том за кого проголосуют. Так давайте это и сделаем. Проголосуйте за кого-то другого. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Так, ну давайте еще пару вопросов, тут более чем. Слушаем Вас. Простите, я тут сел на кнопку. 

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Евгений Константинович, коренной киевлянин. Живу на Оболони, и каждый день наблюдаю как на зеленой зоне, стоит толпа машин. И киевских и каких угодно, когда будет проведена борьба с этими деятелями, и автомобилистами, которые ставят на зеленую зону. Особенно по Героев Сталинграда, в конце возле «Сильпо». Уже газоны, забиты автомобилями. Как с ними побороться? Я думаю, что наполнить бюджет штрафами, за счет этих деятелей можно элементарно и просто. Спасибо. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Вот, и вопрос и предложение. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Спасибо. Все, надо заканчивать. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Все равно больше десятка, мы таких адекватных вопросов собрали. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Нет, на самом деле, все это мы выбросим в мусорный ящик. Мы сами придумаем вопросы, сами на них ответим. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: И сами начитаем разными голосами. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Да. Спасибо вам большое, дорогие друзья, я напомню, что сегодня в девятнадцать часов, к нам приходит мэр Киева. И все что вы наслали на сайт, да, слушай, много, хорошие вопросы, все они тут есть. Их сейчас соответствующие наши коллеги распечатают. И Валерию Калнышу будет из чего выбрать. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ну что мои дорогие, очень интересный высокотехнологичный был сегодня эфир. Мы касались таких тем вообще, знаете, вот прекрасных, я бы сказал. Космос. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Безопасность аэропортов. 

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: Ведь мы когда говорим о недостатках, журналисты, конечно, раздражают, но они такие санитары леса. Волк нужен, что бы зайчики бегали. А зайчики это не мы с вами, зайчики – это власть. Вот и будем стараться немножко их шпынять. Да, даже такого как Кличко. Спасибо Вам большое, Павел Новиков, мы встречаемся с тобой завтра. 

Павел НОВИКОВ, ведущий: Да, завтра в семь утра.

Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ, ведущий: А я напоминаю радиослушателям, это был утренний эфир, Павел Новиков, Матвей Ганапольский. Я встречусь с вами в семнадцать часов, в программе «На пике событий». Ну а сейчас, продолжение эфира Радио Вести.

Читать все
Читать все