Валерий Калныш: Состоялся визит в Брюссель президента Петра Порошенко, где он, в частности, передал президенту Европарламента Мартину Шульцу санкционный список Савченко. В него включены 44 гражданина Российской Федерации, два украинца, причастные к фабрикованию дела против украинской летчицы. В частности, в этом списке оказались глава ФСБ РФ Александр Бортников, председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин. Об этом мы поговорим с Александром Данилюком. Замглавы Администрации президента, представитель президента в Кабмине.

По какому принципу составлялся этот список и насколько высока вероятность того, что санкции в отношении этих людей будут введены со стороны Европейского союза?

Александр Данилюк: Принцип очень простой. Это люди, которые непосредственно были вовлечены в дело Савченко. Что касается серьезности намерений – европейская сторона очень серьезно настроена, на каждой встрече на самом высоком уровне идет обсуждение судьбы Савченко. Так случилось и сейчас в Брюсселе на встрече с президентом Европарламента Шульцем. Он тоже поднял этот вопрос. Президент уведомил о том, что наше предложение – такой санкционный список, мы его передали Юнкеру, Туску и передаем вам. Все понимают, что это необходимо и оправданно. Так что вероятность очень высока.

Валерий Калныш: До тех пор, пока этот список не был обнародован, была информация о том, что №1 в нем – Владимир Путин. Почему оказалось, что его нет?

Александр Данилюк: Есть разные подходы к составлению этих списков. Чтобы не политизировать процесс, есть люди, которые непосредственно были вовлечены. В Европе политически что-то сложно будет сделать, а вот эти люди обязательно должны быть включены.

Валерий Калныш: Помимо списка Савченко, визит был посвящен не только этому. Накануне ВР одобрила, а президент и спикер подписали закон об электронном декларировании чиновников. Определены 2 человека, которые будут работать в Национальном агентстве по противодействию коррупции. Это был последний аккорд для получения безвизового статуса. То есть все условия мы выполнили, правильно?

Александр Данилюк: Со стороны Украины все условия выполнены. Было 138 условий. Путь длился семь лет. И 138-е условие было буквально в ночь перед поездкой – назначение 2 членов НАЗК. Теперь агентство полностью функционирует. Это было последнее условие. Европейская сторона очень позитивно это восприняла, тут же была определена дата в середине апреля, когда еврокомиссия подаст на законодательном уровне проект в Европарламент, и после этого будет принято соответствующее решение.

Валерий Калныш: Мы 2-3 недели назад обсуждали то, что нас отцепили от Грузии в вопросе получения безвизового статуса. Есть гарантия, что с Грузией или без, мы получим безвизовый статус, как говорил президент, в 1 половине этого года?

Александр Данилюк: Отцепление от Грузии было чисто техническим элементом. Грузины на тот момент выполнили все обязательства. У нас оставалось еще два, и почему-то была такая уверенность, что мы их не выполним. Но мы консолидировали усилия и выполнили обязательства.

Было три закона – о спецконфискации, об антикоррупционной прокуратуре и об электронном декларировании – он оказался самым сложным. Нагнеталось много негатива. Но мы провели консультации с лидерами общественных организаций, европейскими экспертами, и выбрали компромисс. Вряд ли мы хотим, чтобы все сели. Электронное декларирование – это часть общей системы, которая должна работать без сбоев, справедливо. Люди боялись, во-первых, того, что любая ошибка – это угроза уголовного преследования.  Второе –это может превратиться в систему политических преследований. Поэтому система была доработана, получился хороший продуманный компромисс.

Валерий Калныш: Давайте возьмем пункт о декларировании предметов искусства, коллекций, драгоценностей. Ушел пункт о том, что должны быть оценка этого имущества. Теперь просто опись.

Александр Данилюк: Ключевая задача – любой закон должен быть направлен на результат. В чем заключается борьба с коррупцией, частью которого является электронное декларирование? Человек декларирует то, чем он владеет или пользуется. Есть структура, которая анализирует эти декларации – в данном случае, Национальное агентство по противодействию коррупции. Цель анализа – определить, насколько человек обогатился. Сколько он заработал, приобрел за время нахождения на госслужбе, и какие источники он использовал. Источников может быть два. Это доходы – зарплата, наследство, что-то еще, - а также имущество, которым он владел до начала работы на должности, которое он может продать.

Валерий Калныш: То есть первое декларирование – это чтобы просто зафиксировать ситуацию на сегодняшний момент?

Александр Данилюк: Да, и у нас возникало много споров. С другой стороны, человек, например, через два года будет заполнять декларацию. Сейчас человек даже не думает, что будет работать на госслужбе. У него много имущества. Сейчас он обязан делать оценку, например, картин. А зачем это делать? Это имеет смысл, если потом он эту картину продаст и скажет, что именно за эти деньги купил себе Феррари. А зачем сейчас фиксировать ее стоимость? Может быть, к моменту продажи она увеличится в цене в три раза. Чтобы люди не использовали некорректную информацию, была предложена эта норма. Возникает еще один момент: а если будет сделана ошибка в стоимости? Тогда будет ответственность в будущем. Нужно предоставлять действительно необходимую информацию, и люди должны отвечать за те ошибки, которые действительно говорят о нарушениях.

Валерий Калныш: На сайте Народного фронта появилось заявление партии под названием "Країна досі не почула альтернативи нинішньому уряду. Пора визначатися". Там говорится, что идет политический кризис, что неопределенность - это потерянное время. Я процитирую один абзац.

"Фракція "Народний фронт" вкотре закликає президента Петра Порошенка і його політичну силу нарешті визначитись зі своєю позицією стосовну Кабінету міністрів. Або ви називаєте ім'я нового прем'єр-міністра, пропонуєте склад нового уряду, його програму і презентуєте нову коаліцію, або підтримуєте чинний уряд і усі разом зосереджуємося на проведенні реформ".

Вам какой сценарий ближе?

Александр Данилюк: Мне ближе сценарий, который сосредоточен на реформах. Я бы не говорил "или-или". Нам в любом случае надо понимать, что в движении вперед надо фокусироваться на реформах. Понятно одно: что сейчас существует кризис, в том числе кризис доверия парламента к действующему правительству. Конечно здесь надо что-то менять. В первую очередь, это должен быть призыв не к президенту, а к парламенту. Существует коалиция. Ей необходимо определяться.

Рассматривается несколько вариантов сейчас, чтобы урегулировать эту ситуацию. Есть самый активно обсуждаемый вариант – технократическое правительство. Каждый вкладывает в это понятие что-то свое. Я считаю, что технократы – это сильные политики, но без аффилирования с политической партией.

Валерий Калныш: Это правительство с Натальей Яресько?

Александр Данилюк: Да, это однозначно. Именно такой вариант рассматривается. Как известно, она формирует команду. Как только будет понятно, что коалиция готова поддержать такое правительство, я думаю, коалиция и выйдет с таким предложением.

Валерий Калныш: Второй Вариант – это Владимир Гройсман. Юлия Тимошенко на бизнес-форуме сказала, что в течение 1-2 дней мы узнаем фамилию нового премьера, и когда журналисты попытались выяснить хотя бы пол этого человека, о котором Тимошенко знает, но не называет, она дала понять, что это мужчина. Вы допускаете вариант премьер-министра Владимира Гройсмана?

Александр Данилюк: Думаю, что все возможно. У нас в стране все достаточно просто: есть парламент, который должен голосовать. Должна быть коалиция – 226 голосов.

Валерий Калныш: По вашему мнению, почему Арсений Яценюк не уходит в отставку добровольно?

Александр Данилюк: Ответ был в обращении "Народного Фронта". Они хотят видеть, какая будет альтернатива. Это их право.

Валерий Калныш: Но это же не говорит о том, что любая альтернатива без их министра – это плохая альтернатива. И с какой стати надо ставить ультиматумы?

Александр Данилюк: Ну, не в первый раз.

Валерий Калныш: И чем это может закончиться? В офисе президента как это воспринимают? Я допускаю, что Арсений Петрович достаточно часто появляется в Администрации президента. Там обсуждаются эти вопросы. На какие шаги должны пойти в АП, чтобы Яценюк вышел к народу и сказал: "Я ухожу"?

Александр Данилюк: Нет такой задачи. Задача – чтобы было сформировано правительство, которое имеет доверие у людей и парламента. А не чтобы Яценюк сказал: "Всего доброго".

Валерий Калныш: А доверия при Яценюке нет.

Александр Данилюк: На самом деле, ВР не очень хорошо оценила деятельность правительства.  Рейтинги – и личные Арсения Петровича, и его силы, - не очень высоки из-за того, что в достаточно тяжелый период он работал. Он аккумулировал этот негатив в том числе. Но рассматривая объект факторы, мы понимаем, что чтобы двигаться дальше, нужно иметь серьезный кредит доверия. У него сейчас этого не осталось, он сжег все в ноль. Он, наверное, сам это понимает. Единственное, чего он хочет, - чтобы была сильная альтернатива, которую в том числе и его фракция – "Народный фронт" – поддержит.

Валерий Калныш: Вы – представитель президента в Кабинете министров. Некое связующее звено между главой государства и главой правительства. Какие задачи не выполнило это правительство и какие бы задачи ставила во главу Администрация президента? Что не сделал премьер и Кабмин?

Александр Данилюк: Мы живем в парламентско-президентской республике. Задачи ставит парламент. И парламент поставил все задачи в коалиционном соглашении. Там все четко указано. Если оценивать коалиционное соглашение, то результативность действительно не очень высокая. Факт остается фактом: прогресс необходимо показывать. Уровень же выполнения соглашения – менее 30%.

Калныш: У вас есть новый план, который бы вы рекомендовали взять за основу для продолжения реформ?

Александр Данилюк: Да. Мы приготовили свои предложения. Самое главное – приоретизировать действия. Идти таким широким фронтом нереалистично.

Что может быть приоритетами? Первый, я считаю, приватизация. Мы должны это сделать. Мы должны прекратить тратить государственные ресурсы на то, что государство неэффективно делает. Оно не может эффективно управлять собственностью. Надо отбросить популизм и продавить приватизацию в стране. Это поможет не только разгрузить государственный аппарат, но и привлечь инвестиции, которые сейчас необходимы. 

Второе – это реформа бюджета. Это важнейшая системообразующая реформа. Сколько уже можно писать что-то на коленке и продавливать в последнюю секунду в парламенте? Это системная реформа, которую надо начинать прямо сейчас. Это мощнейшая реформа, которая входит в топ-2 реформы.

Следующая реформа – это госслужба. Через каденцию этого Кабмина проходит реформа государственной службы, закон о которой начинает работать с 1 мая. Если ее сделать второстепенной, то мы фактически разрушим госаппарат. Нужно не только реформировать, а делать это таким образом, чтобы не потерять ценных людей и привлечь новых.