Валерий Калныш: Добрый вечер. Поговорим о парламентской коалиции. Сергей Каплин, народный депутат, член фракции "Блок Петра Порошенко", у нас в гостях.

Заседание Верховной Рады закрыто, а коалиции нет. Что произошло?

Сергей Каплин: Коалиции нет, потому что решение о вхождении в такую коалицию не приняла третья фракция, которой может быть "Самопомич", "Радикальная партия" или "Батькивщина". Наиболее вероятным участником на сегодняшний день является "Батькивщина", но Юлия Владимировна в зале парламента на закрытой части выдвинула ряд ультимативных требований, после выполнения которых она готова войти в коалицию.

Валерий Калныш: Давайте поговорим об этих требованиях. В чем они состоят?

Сергей Каплин: Юлия Владимировна как опытный политик понимает, что осенью или максимум весной будут парламентские выборы. Точнее, вероятность таких выборов – процентов 80. 20% - что Гройсман будет премьером в течение следующих трех лет. Она понимает, что на эти выборы нужно идти с конкретными результатами и достижениями. Она понимает, что нужно прибавить к своему лидерскому рейтингу новые голоса. Такие голоса могут дать фермеры, их работники, аграрии. Поэтому она требует, во-первых, прямых инъекций для поддержки фермеров в размере 2 или 3 млрд долларов.

Вторая составляющая – она требует моратория на продажу земли. Скажу честно, при всем уважении к ЮВ, что каждый из тех, кто уже имеет шансы стать президентом страны, кто завтра будет иметь ГПУ, СБУ, половину парламента, силовые органы, и соответствующие профильные министерства в правительстве, требовали, требуют и будут требовать такого моратория, чтобы в будущем этот лакомый кусок национального богатства поделить между членами своей команды.

Валерий Калныш: Когда я разговаривал с представителями "Батькивщины", они сказали, что речь не просто о моратории. Мы знаем, что каждый год Рада принимает такой мораторий на год следующий. речь о моратории до 2019 года.

Сергей Каплин: Это все разговоры. Земля – это джек-пот для президента. Но у президента должно быть достаточно монопольное влияние на национальную политику, чтобы провернуть эту аферу. Это будет афера столетия, потому что это треть мирового земельного богатства. Украина владеет 1/3 всех черноземов мира. Учитывая сложную ситуацию в Китае, Латинской Америке, в целом в мире с обеспечением продовольствием, Украина имеет потенциальный шанс стать мировой житницей. И тот, кто сорвет этот джек-пот, будет самым богатым человеком на следующие несколько поколений. Поэтому это всегда будет игрой президентов и премьеров. Это вторая газовая труба в нашей стране. Они позавчера зарабатывали на газе, а сейчас четко понимают, что нужно свою лапу вынуть из трубы, - точнее, уже вынули, потому что их за ноги оттуда вытащили, - и засунуть ее в украинскую землю, в ваш карман.

Третья важная составляющая – это требование снизить тарифы. Это наиболее реальное требование, которое разделяет и БПП, и "Самопомич", и другие фракции. И "Народный фронт" – кроме Яценюка, потому что у него свой индивидуальный сговор с отдельными олигархами, которые за счет этого живут. Цена упала до 180 за баррель, и в мире на бирже на эти деньги можно купить газ и нефть. Абсолютно логично, что мы на этот коэффициент можем уменьшить цену для потребителей. Более того, можно совершить отраслевую революцию и все, что добывается сегодня из украинских недр, направлять на потребности граждан.

Валерий Калныш: Давайте послушаем Тимошенко после того, как она вышла из парламентского зала и подошла к журналистам.

Юлия Тимошенко: "При условиях, четко определенных и закрепленных законопроектами, мы готовы быть в коалиции и голосовать даже за Гройсмана – премьер-министра. Но ни в коем случае не авансом. Сначала проголосуйте и подпишите законы, а потом будем формировать коалицию".

Неожиданное заявление, поскольку буквально вчера никаких 18 законопроектов в повестке обсуждения вхождения "Батькивщины" в коалицию не было. Они появились сегодня.

Сергей Каплин: Они опытные политики. Она понимает "вилку": или она требует сейчас принятия этих важных, актуальных, временами отчасти популистских, отчасти своевременных и реальных законопроектов, и если ее требования не выполняют, и нет коалиции, страна идет на выборы, и она идет с этими требованиями. И обосновывает для людей, почему она с ними пошла. Она набирает солидный результат, и формирует с другими "ширку" или любую другую конфигурацию. И она премьер-министр. Все. Будущие выборы – это премьер-министр Юлия Тимошенко.

Второй вариант – эти требования выполняются, и она идет в коалицию. Она добивается для людей части законов – очень серьезных, - и через два месяца, когда коалиция сделает серьезные ошибки или будет заподозрена в коррупции, - а для этого можно просто обвинить кого-то в этом, - она просто выходит из коалиции.

Валерий Калныш: У вас было заседание фракции после того, как прозвучали эти требования. Но не было какого-то окончательного решения, насколько я знаю. Почему вы как фракция не согласились на принятие этих законопроектов и только после этого формирование большинства?

Сергей Каплин: Потому что эти законопроекты для будущего премьера могут быть фатальными. Покажите мне эти 3 млрд на потребности аграриев. Их, безусловно, надо поддерживать, но нужно тогда вычеркнуть отдельные пункты в бюджете. Тогда покажите эти пункты, на чем можно сэкономить. Просто задекларировать, что мы выделим эти деньги, и на 3 млрд увеличить дефицит бюджета? Везде должны быть стратегия – четкая, не популистская. Время сейчас военное, время в социально-экономическом отношении катастрофический для страны. Нужно подходить взвешенно.

Вторая важная составляющая – есть определенный меморандум с МВФ. Юлия Владимировна на закрытой части заседания ВР говорила, что нам нужно, откровенно говоря, не обращать внимания на часть требований МВФ и вести свою линию. Я с ней в отдельных вопросах согласен – нужно вести жесткую политику, и Яценюк до этого времени премьер только потому, что он слово в слово и букву в букву выполнял меморандум Международного валютного фонда. Они его покрывали и защищали, и они его удерживали на этой должности, несмотря на 1%-ный рейтинг. Он ими управляем, он ручной, он как собачка, которая помещается в карман пиджака.

Валерий Калныш: Насколько вероятно создание коалиции в формате "Блок Петра Порошенко", "Народный фронт" и индивидуальное членство некоторых народных депутатов, до двух десятков?

Сергей Каплин: Вы идете неверным путем. Нужно понимать внутреннюю конъюнктуру в парламенте. "Народный фронт" ни в коем случае не согласится на признание как субъекта коалиции отдельных депутатов. Они за то, чтобы у фракций было монопольное право на участие в коалиции. Это для них гарантия, что БПП, условно говоря, не выведет из НФ депутатов и не заведет их в качестве отдельных субъектов в новую коалицию. Поэтому я думаю, что коалиция на этой неделе будет. Думаю, будет коалиция на 2 фракции, и найдется два-три десятка депутатов, которые просто войдут во фракцию "Народного фронта".

Я уверен, что, если Тимошенко не согласится и не уменьшит свои аппетиты, коалиция будет на двоих, и эти две фракции возьмут на себя ответственность за происходящее в Украине. И тогда – или пан, или пропал. Если Гройсман не проявит себя как лидера реформ, если не введет в стране диктатуру реформ, если он каленым железом не будет выжигать коррупцию в каждом министерстве, в областных администрациях, если он не проявит и не выразит неимоверную энергию, и стратегию, и тактику, и методологию реформ – тогда до конца года рейтинг БПП, и соответственно президента, будет не более 5%. У "Народного фронта" – на уровне 1%, стабильно, это родственники, кумовья и друзья Арсения Петровича и его депутатов. И тогда выборов никогда не будет, как ни парадоксально. Люди не выйдут протестовать на третий Майдан – он опасен для целостности страны, будет вестись огромная пропагандистская работа, что это угрожает национальному суверенитету, и этим воспользуется Путин. Проблема Путина будет длиться лет 5-10. Мы понимаем, что разговоры о том, что загасят огонь на востоке и в Крыму, - это разговоры. И одни с 5%-ным рейтингом, а другие с 1%-ным будут держаться друг за друга и продержатся еще три года любой ценой до следующих парламентских выборов.

Валерий Калныш: Вы знаете работу Гройсмана по Верховной Раде, он соответствует тем критериям, о которых вы сейчас говорили?

Сергей Каплин: Если учесть то, с каким неистовым упрямством он ставил на голосование отдельные вопросы, когда нужно было их провести, при этом нарушая регламент Верховной Рады. Но он делал это тогда, когда нужно было принять действительно важное решение.

Если он это будет делать в качестве премьера, когда этого будет требовать логика реформ, я буду такие действия приветствовать.

Валерий Калныш: То есть вы допускаете нарушение закона ради каких-то благородных целей?

Сергей Каплин: Ну не закон, но какие-то базовые вещи. Я с Гройсманом сегодня разговаривал, у него огонь в глазах, хотя он сам говорит, что не хочет становится премьером, но я вижу, что он очень хочет. Для него это испытание. Он понимает, что в 38 лет он завтра может быть политическим трупом, если ничего не удастся, ничего не произойдет. Я вам скажу нет таких денег, за который можно похоронить себя в 38 лет.

Валерий Калныш: Но посмотрите на Арсения Петровича, он не многим старше.

Сергей Каплин: Ну слушайте, я Арсения Петровича знаю на протяжении продолжительного времени. Для этого человека ничего святого нет. Гройсман совсем другой человек. Яценюк действительно в своей жизни не построил ни одной будки, он развалил проект “Фронта змин”, он был абсолютно неуспешным министром экономики в Крыму. Нет такого сотрудника, который бы работал с ним и сказал – да это действительно эффективный руководитель. Ну он реально неудачник.

Валерий Калныш: Скажите мне о досрочных выборах, особенно в свете поездки президента в США, а туда было бы неплохо привезти что-то кроме отставки Генерального прокурора?

Сергей Каплин: Значение поездки президента в США преувеличено. Американцы вынуждены нам помогать, дадут нам они эти 3 миллиарда долларов. Они не могут прекратить нашу поддержку. Это большая геополитика. Это копейки для них. Они будут заливать деньгами, если в их геополитических приоритетах та или иная страна. Но нам, конечно, нужно слышать настроения.

Коалиция нужна не для этого. У нас в стране есть философский кризис – это двоевластие. Так не бывает, чтобы страна была президентско-парламентской или парламенстко-президентской, когда она в такой катастрофической ситуации. Она должна быть или президентской, или парламентской. Центр принятия решений должен быть один. В этом случае, который мы сегодня имеем, любой премьер уже посматривает на то здание, где сидит президент, он на низком старте за президентское кресло. А это значит популизм, отсутствие реформ и поиск виноватых.

Поэтому нам сегодня нужен лидер реформ. Такого лидера реформ сейчас нет – у президента нету полномочий, у премьера нет поддержки парламента. И вот появляется Гройсман – молодой премьер-министр, который понимает, что у него есть только дорога вперед, отчалить уже никуда не получится. И ему придется работать, договариваться, ему нужны результаты, только они смогут защитить его от политической смерти и от преследования, потому что следующие пришедшие сделают его виноватым и преступником.

Валерий Калныш: Отношения с Верховной Радой – это половина, если не треть успеха. Потому что мы знаем, можно принимать сколько угодно хороших законов, но, если их не выполняют, то без разницы, какие законы вы там принимаете. Как можно вот эти реформы донести до чиновников среднего звена в областях?

Сергей Каплин: У нас роль министров очень переоценена. На самом деле это политические фигуры, которые в лучшем случае являются украшением министерства, а чаще наоборот. Они не принимают даже 20% необходимых стратегических решений в министерстве.

У нас сейчас начинает действовать институт государственных секретарей, вот они реально будут управлять Кабмином. Они будут назначаться по конкурсу, и теперь нужно, чтобы эти конкурсы прошли открыто, чтобы туда пришли адекватные люди.

У нас сегодня не существует эффективного механизма государственного управления. Все это шобло – районные и областные главы администраций, нужны президенту и премьеру только для того, чтобы они раз в четыре года выполнили роль руководителей избирательных штабов и использовали административный ресурс. Вот их всех нужно разогнать.

Должна быть стратегия. Я хочу от Гройсмана получить четкий план.