Наталья Заболотная. Фото: Радио Вести

Константин Дорошенко: Радио Вести - радио новостей и мнений, программа «Циники», как всегда у микрофона Константин Дорошенко и Дмитрий Терешков и наш сегодняшний гость Наталья Заболотная, которая 6 лет руководила махиной под названием «Мыстецький арсенал». Еще пару дней назад можно было сказать бывший директор «Мыстецького арсенала», но в связи с недавними событиями, которые произошли после объявления результатов конкурса на замещение должности директора «Арсенала», на сегодняшний день существует некий вопрос: насколько бывший?

Люди, которые относятся к украинской арт-среде, знают, что мы с Натальей Заболотной достаточно жесткие противники, я неоднократно ее жестко критиковал, во многом наше видение того, что такое современная культура и искусство не сходятся. Тем более приятно, что Наталья пришла к нам на эфир. Разговор будет жесткий, но по делу, безусловно. И, собственно, о том, что происходило на конкурсе по замещению на должности директора «Мыстецького арсенала». Насколько я знаю, было 5 кандидатур, среди них 2 очевидных лидера: Наталья Заболотная и Олеся Островская-Лютая. Конкурс проходил в достаточно скандальной обстановке, я надеюсь, Наталья расскажет подробнее, что там было, потому что мы там не были.

Олеся Островская-Лютая победила с перевесом в один голос. Однако, буквально на следующий день она сделала заявление на странице «Украинской правды» в своем блоге: «Было тяжело и изматывающее, более 5 часов работы в диалоге с постоянно присутствующими тут же представителями общественности, что делало вдумчивый анализ почти невозможным для членов комиссии. И в этом диалоге было все - попытки дискредитировать то одних, то других участников, спровоцировать на эмоции, подвергнуть сомнениям легитимность членов комиссии или просто поставить в невыносимую этическую ситуацию кого-то из участников процесса». Она выражает готовность принять участие в повторном конкурсе: «Иногда лучше провести повторный конкурс, чем тянуть такую ношу в будущее». Таким образом, Олеся Островская-Лютая в должность главы «Мыстецького Арсенала» вступать не спешит.

Дмитрий Терешков: Наталья Заболотная тоже прокомментировала итоги, сказала о том, что результат был известен заранее, представители комиссии заангажированы. Во-первых, здравствуйте Наталья!

Наталья Заболотная: Здравствуйте!

Дмитрий Терешков: Если результат был известен заранее, почему вы тогда участвовали в этом конкурсе?

Наталья Заболотная:  Я не могла не участвовать, 6 лет руководя «Арсеналом». Мы пришли в руину, создали его в культурную институцию. Пусть она своеобразная, поскольку много там всего временного, системы, площади, все приспособлено было на год к временной эксплуатации, все надеялись, что в 15 году огромной выставкой Каземира Малевича, ретроспективой, присоединившись к мировому турне, мы откроем настоящий музей, бренд нашей страны. Это большая часть моей жизни, большая часть сил, большой интеллектуальный вклад работы моей команды. Я не могла отступать, я всегда довожу дело до логического конца. Я не завидую Олесе Островской-Лютой и ее пути... Она человек взрослый. Все понимают, что если бы ей не было гарантировано место. Не знаю, какими словами с ней общались до этого, но, наверное, говорили в коридорах власти, что Заболотная все равно не останется директором, мы для этого сделаем все возможное. Я не ясновидящая, не могу это предположить. Все, что происходило, весь этот цирк и фарс, который де-юре возглавил глава комиссии, народный артист Украины, директор киевской оперетты Богдан Струтинский, что тоже абсурдно, который был делегирован в комиссию по квоте ДУСи…

Константин Дорошенко: Смотрите, если артисты могут быть министрами культуры, не имея никакого менеджерского опыта, как это было с покойным Богданом Ступкой, очень уважаемым мною человеком, но мы все помним его эффективность как министра. Нынешний министр тоже актер. А почему бы тогда директору оперетты не избирать директора музея?

Наталья Заболотная: Вы знаете, у меня есть своя шутка на этот счет: хорошо быть актером, если не удастся быть хорошим министром культуры, эту роль можно сыграть. Все, что происходило, это просто низкопробный цирк с «тушками» черниговского округа, которые немедленно были идентифицированы журналистами, которые там присутствовали, и которые в свое время освещали выборы в Чернигове.

Дмитрий Терешков: Что это за «тушки»? Причем тут вообще черниговский округ?

Константин Дорошенко: И что, собственно происходило, объясните нашим слушателям, потому  что они не представляют, как проходили все эти дебаты, выборы.

Наталья Заболотная: Выборы происходили согласно закону «О культуре». Когда заканчивается у директора контракт, у меня заканчивался 13 мая, за два месяца по новому закону «О культуре» должен был быть оглашен конкурс на должность генерального директора. Все эти инсинуации начались еще в начале марта. Этот фарс со стороны ДУСа, который вопреки тому, что в феврале был президентом подписан новый закон,  не объявил конкурс согласно новому закона. Была озвучена всяческая казуистика юридическая, находились какие-то причины искусственно, с другой стороны баррикад, было глубокое возмущение культурного сообщества, которое уже чуяло неладное. Вся эта скандальная ситуация, этот клубок проблем вокруг неоглашения конкурса, потом его все-таки огласили, нашли юридическую форму, чтобы я оставалась на должности генерального директора после окончания моего контракта, потому что ДУСя уверяла меня, что я не могу быть исполняющим обязанности до того как будет назначен конкурс. Это все тоже перечило юридическим нормам.

Конкурс в результате был оглашен, были избраны комиссии по трем квотам. Эти три человека - квота «Арсенала», коллектива, которому нужен директор, они делегировали 3 членов комиссии, это Лариса Мудрак, Влад Пиоро и Александр Касьянович Федорук. 3 человека были от общественных организаций, тоже там никто не проверял, и подали якобы 33 общественных организации, которые должны по закону специализироваться на культуре своей заявки, было более 100 фамилий. Из 100 фамилий методом жеребьевки с полузаклеенными конвертами, их которых постоянно, как мне говорили свидетели, девочка, которая крутила барабан все хотела недозаклеенный конверт вытащить, и все время ее корректировали, что надо вытаскивать заклеенные конверты. Тем не менее, было избрано 3 человека от общественных организаций и 3 человека – квота ДУС. По квоте ДУС почему-то управление Госделами выбрало Богдана Струтинского, который накануне получил 20 млн. с Министерства культуры, при ежегодном финансировании оперетты в 5 млн. Он честно отработал эти деньги.

Константин Дорошенко: Какой важный, оказывается, жанр для современной украинской культуры - оперетта!

Наталья Заболотная: Теперь, я думаю, она должна модернизироваться сполна. Директор был модернизирован хорошо, судя по…

Дмитрий Терешков: По-вашему, ДУС спланировал эту некрасивую ситуацию?

Константин Дорошенко: Державне управління справами при Адміністрації президента.

Наталья Заболотная: Все это происходило на Банковой улице, в государственной институции, в Администрации президента, в помещении Управления делами президента Украины. ДУС, как орган управления «Мыстецького арсенала», на орган управления возложена организация   качественных конкурсных процедур, он отнесся по-своему качественно к организации процедуры конкурса. Это было бичевание младенцев, это было две трети зала «улюлюкающих» людей в погонах и в сереньких пиджаках с помятыми лицами, которые в 3 часа уже начали бунтовать, потому что, наверное, им было уплачено до 3 часов. Накануне они раздали некую листовку…

Дмитрий Терешков: Кем уплачено? Мне все-таки непонятно, эти «титушки», «люди в погонах», это что за сторона, кто их туда привел?

Наталья Заболотная: Конечно же, случайные люди на территорию Управления Госделами не попадают. Чтобы туда попасть надо либо аккредитоваться минимум за сутки, предъявить паспортные данные, получить согласие, подтверждение. Это охранный объект, закрытая территория, когда сюда попадают подозрительные люди, абсолютно не связанные с культурой… Кстати, один из них, забыла фамилию Иван Мазурак или Мазурчак, который был идентифицирован, который кричал, что ваши люди, Алиса Ложкина и еще представители «Арсенала», украли коллекцию из Межигорья… Потом оказалось, что этот человек участвовал, там была межмузейная группа Межигорья, которая занималась предметами, которые были потом переданы Национальному музею, и Алиса Ложкина делала сюжетный документальный фильм об этом процессе. Этого Ивана очень возмущало, что этот фильм так и не был показан. Какая-то история, причем с какими-то криминальными последствиями, он еще и привлекался накануне…

Дмитрий Терешков: Напомню, наша гостья директор «Мыстецького Арсенала» с 2010 года, а как сложится ваша судьба пока что непонятно, мы, в общем-то, об этом и говорим. Будет ли конкурс заново проводиться, и обсуждаем итоги этого конкурса.

Константин Дорошенко: Выборы директора «Мыстецького Арсенала» действительно обернулись скандалом, непонятные люди в военной форме пытались их сорвать. Наталья Заболотная считает, что это спланированная акция. С другой стороны, главный соперник ваш, которая была избрана на этом заседании новым директором «Арсенала», Олеся Островская-Лютая, тоже высказалась в том ключе, что присутствие такого рода непонятных представителей общественности очень вредит подобным выборам. Собственно, предложила провести повторный конкурс на должность директора «Арсенала». Как вы относитесь к этой идеи повторного конкурса? Будете ли принимать в нем участие? Или может это со стороны госпожи Островской-Лютой кокетство какое-то?

Наталья Заболотная: Вы знаете, оглашать или не оглашать повторный конкурс, это будет решать Управление Госделами. Я уверена, что оно не пойдет на такой шаг. Со стороны Олеси это, наверное, некий оправдательный маневр. Я не вижу перспектив такого конкурса. Что толку? Снова прийти в Управление Госделами чтобы столкнуться с этим же фарсом, с этими же членами конкурсной комиссии?  Относительно официального Киева, у нас есть министр культуры, у нас есть вице-премьер-министр по гуманитарным вопросам, у нас есть депутаты, члены комитета по вопросам культуры и духовности, у нас есть много общественных организаций, институций, связанных с культурой… Никто не выявил официальную ноту. Почему министр культуры не вмешался в ситуацию?! Представители музеев, тот же «Михайлына», который нервничал, что затягивается процедура, который был по квоте общественных организаций, но заповедник принадлежит министерству культуры… Нарушен закон «О культуре», фактически. Я не могу утверждать, насколько он нарушен со стороны адвокатов или юристов, пусть они делают выводы. Тем не менее, нарушена некая этическая составляющая. Почему молчит министр культуры?!

Константин Дорошенко: Можно ли сказать, что вы опускаете руки и не будете больше бороться за этот пост, не будете настаивать на повторном конкурсе? Вы убедились, что эта страница в истории «Арсенала» и вашей карьеры перевернута.

Наталья Заболотная: Страница в истории «Арсенала» не перевернута, не перевернута она в истории моей карьеры. Мне поступает масса каких-то предложений, за эти 2 безумных дня мне сложно сосредоточиться на их анализе. У меня есть некий банк предложений. Но де-юре конкурс состоялся. Как быть дальше и как жить дальше с такой историей, решать общественности. Она достаточно жестко в каком-то сегменте относилась к «Арсеналу» как к таковому. Пусть принимает решение бойкотировать его теперь или нет.

Константин Дорошенко: На это были определенные причины. На самом деле, ваша кандидатура и Олеси Островской-Лютой раскололи нашу, и без того не очень единую, художественную среду. Именно в поддержку вашей кандидатуры выступило большое количество деятелей культуры, и Александр Ройтбурд и галлерист Евгений Карась, и наш коллега Мыкола Вересень не скрывал того, что не видит вам альтернативы. С другой стороны, вспомним историю, которую вы сами нам, может быть, по-новому расскажете, которая в свое время вызвала бойкот «Мыстецького арсенала» со стороны тоже достаточно большого количества украинских художников, Никиты Кадана… Вокруг «Арсенала» было много полемики. В свое время вас обвиняли в цензуре, я был одним из тех, кто расценил так определенную вашу деятельность. Не все было легко и просто с «Арсеналом». Вы на сегодняшний день как оцениваете свою работу там? Что вы считаете своими ошибками? Допустим, если бы шли снова директором «Арсенала», чего бы вы никогда не сделали, что бы вы изменили в своих стратегиях? Либо вы считаете, что, по сути, ваши стратегии успешны, собака лает, караван идет; лес рубят, а щепки летят.

Наталья Заболотная: В отличие от вашей программы, я не являюсь циником. Я считаю, что и я, и мой коллектив сделали более чем…это был невероятно титанический труд, мы подняли фактически неподъемную глыбу. Мы сделали это мертвое образование на карте Киева абсолютно живым организмом. За несколько лет «Арсенал» стал самым посещаемым и самым любимым культурным объектом страны. Его посетило, сложно считать точно, более 3 миллионов людей, половина из них - это дети, которые никогда не скажут, что музей – это скучно. Я счастлива, что была такая возможность, такая страница в истории нашей жизни, подарить столько эмоций. Искусство -  это то, что дарит эмоции, ставит вопросы. Были ошибки: Кузнецов, конечно же, это моя ошибка тоже, это моя эмоция, я человек, я не есть робот. Наверное, если бы я была слишком рациональна, «Арсенал» оставался в состоянии ожидания больших денег для того чтобы строить большой музей. Но вот я поставила все на карту, чтобы он ожил, заработал, мы адаптировали его и сделали все возможное и очень много невозможного, работая в невероятных условиях, вы поняли, что есть ДУС. Мы всегда работали в условиях ДУСи…

Константин Дорошенко: Вы упомянули фамилию Кузнецова, слушателям стоит напомнить: Владимир Кузнецов, украинский художник, из-за мурала которого разразился большой скандал в свое время, работа, которая готовилась для выставки «Велике і величне», посвященная наследию Украины, немного с религиозным духом работа. Фреска называлась «Страшный суд». За день до открытия выставки она, по решению Натальи Заболотной, как она сама признала, была закрашена черням цветом. Многие представители украинского арт-сообщества восприняли это как оскорбительный жест, как жест цензуры. Владимир Кузнецов подал в суд на «Мыстецький арсенал», суд этот идет до сих пор в разных инстанциях. Вы интересуетесь ходом этого процесса?

Наталья Заболотная: Уже прошли 3 судебные инстанции, «Арсенал» должен заплатить 1000 грн. за моральный ущерб Владимиру Кузнецову. Прошение о 100 тысячах, которыми он хотел меня обложить за материальный ущерб, суд отклонил.

Константин Дорошенко: Будем следить за этой ситуацией. Есть еще, как я понимаю, другие инстанции. Мы к этому вернемся. Также хочу сказать слушателям, что и Олесю Островскую-Лютую мы тоже ждем у себя в эфире. Пока ее телефоны не отвечают, она не готова к разговору с нами.

Дмитрий Терешков: Я бы хотел еще коротко вернуться к конкурсу. Есть мнение о том, что решение поддержать кандидатуру Островской-Лютой было под давленим лиц, которых связают с заместителем главы парламентской фракции блока Петра Порошенко, Игорем Кононенко. Как расцениваете эту информацию? Что она означает?

Наталья Заболотная: Вы видите, когда начинается непонятный демарш и несанкционированные какие-то действия: затягивание с конкурсом, этот цирк, устроенный на Банковой в государственной институции, оно всегда будет вызывать разного рода толки, рефлексии… Я думаю, что это только начало.  Я думаю, будут связывать и с другими фамилиями…

Дмитрий Терешков: Вы с какими фамилиями связывали бы? Игорь Кононенко здесь уместно упомянут, или это версия какая-то конспирологическая?

Наталья Заболотная: Я думаю, что все версии могут иметь право на жизнь. Я не хочу жонглировать фамилиями, они вам все известны. ДУС имел своих руководителей, сейчас он имеет исполняющего обязанностями руководителя ДУС. Парадом руководил и «титушки» по отмашке и хлопку руки, до смешного доходило, подчиненного исполняющего обязанностями  руководителя ДУС. Эта схема кому-то нужна была. Очень жаль, что Олеся возглавила эту схему власти.

Константин Дорошенко: Мы так или иначе затронули тему, что, говорят, что за Олесей Островской-Лютой стоят некие политические силы. Но за все ваше время руководства «Мыстецьким арсеналом», конечно же, было много разговоров о том, что и за вами стоят всякого рода политические силы. Среди тех, кто поддерживал вашу кандидатру как эффективного менеджера, были люди, которые не скрывали, что вы ценны тем, что умеете договариваться с любой и всякой властью. И в самом деле, если мы посмотрим на все время, которое вы руководили «Арсеналом», это были непростые годы для нашей страны, с разными людьми вы взаимодействовали: и с Виктором Ющенко, и со всеми из команды Януковича, сам Янукович бывал у вас на открытиях. С другой стороны, со сменой власти, на определенных этапах начали появляться другие люди в «Мыстецьком Арсенале»: супруга президента Петра Порошенко, все видели ваши милые фотографи вместе с ней… Что же случилось? Вам удача отказала, какой-то сбой произошел либо вы потеряли бдительность? Что случилось, что вы не смогли в очередной раз договориться с властью? То, что вам всегда удавалось и то, что держало «Арсенал» на плаву долгие годы.

Наталья Заболотная: Вы знаете, Костя, вы сами сказали, с властью я никогда не договаривалась. Я считаю, что это уничижительно договариваться с властью, есть работа, ее результаты, а вступать в «договорняки», что носить долю? Что такое договариваться с властью? Или идти на их условия, на основании которых нужно будет подписывать отчужденные земли в буферной зоне Киево-Печерской Лавры. Что это такое?

Константин Дорошенко: А кто знает?

Дмитрий Терешков: Получается, прежней власти не было никакого дела до «Арсенала»?

Наталья Заболотная: Они посмотрели, что это Луна, что невозможно за 3-5 лет застроить площадь Луны, и занимались вертолетными площадками, развалом Контрактовой площади, развязками... Архитектор Андрей Миргородский был и там, и здесь. В принципе, имея такую дружбу со всеми властями… Одна из причин недовольства, что мы выиграли суд против недобросовестного архитектора на 8 млн., не посоветовавшись и не пойдя на поводу у власти. 5 лет назад я отказалась подписать бросовую документацию, а схемы передаются, к сожалению, по наследству.

Дмитрий Терешков: Сейчас есть какие-то силы, которым нужен почему-то «Мыстецький Арсенал». Мне непонятно почему, чем он ценен? Вы часто говорите, какое-то количество гектар земли, какие-то активы… Что из себя представляет «Арсенал»? И сколько это стоит?

Константин Дорошенко: Или как в свое время, эмоционально уволившись с поста куратора «Мыстецького Арсенала», Александр Соловьев, который, впрочем, потом вернулся на эту позицию, сказал, что я не могу понять вообще, что такое «Арсенал», это какая-то бесконечная стройка или ремонт, что это на самом деле?

Наталья Заболотная: На сегодня он остается бесконечной стройкой. Это стройка столетия и в этом году 10 лет ровно как он строится. Мы в этой стройке создали иллюзию музея. Придя на стройку, мы создали объект, в который приходят люди: проходят инаугурации, массовые мероприятия, выставки. Многие уже спрашивают: «А что вам здесь еще осталось сделать?» Это есть стройка, для нас это большой культурный бренд, большая надежда нашей страны на то, что в Украине появится большой титульный музей, который станет ярким маяком на международной карте как «Метрополитен», «Лувр», «Прадо», «Эрмитаж», в конце концов.

Дмитрий Терешков: Этим силам, которые вас выдавливают, нужен этот бренд, или кирпичи, или земля?

Наталья Заболотная: Для культурных людей, для тех, кто понимает силу искусства и культуры, это большая надежда, большой культурный бренд. Для «заземленных» людей, это большой кусок земли и объект, который, к сожалению, тоже занимает 1 из 10 гектаров.

Константин Дорошенко: Кроме прочего, мы ведь знаем наши национальные традиции: любая стройка, перестройка или ремонтные работы, которые связаны с общественным пространством – очень хорошее место для всяких коррупционных схем.

Наталья Заболотная: В нашем законодательстве любая часть земли, которая обнесена забором и куда уже заложен фундамент, она при сдаче автоматом становится собственностью инвестора. Сейчас такое ощущение, что все ускоряются. Я сейчас уже понимаю, что меня хотели уволить еще полтора года назад. За последние 2 года было такое количество проверок, которых не было в предыдущие года. Мы работаем здесь 6 лет, за это время у нас было 35 проверок.

Константин Дорошенко: Получается так, Наталья, что вы человек наивный и "недалекоглядний". Вы говорите: «Я сейчас уже понимаю, что меня давно хотели уволить». Тогда не понимали. С другой стороны, инаугурация президента Петра Порошенко проходила в «Мыстецьком Арсенале». Интересно вспомнить, кстати, что ведущей инаугурации была Юлия Литвиненко, наша до недавнего времени коллега на «Радио Вести». Всем казалось, что у Заболотной карт-бланш, если здесь инаугурация президента – все замечательно. Почему я говорю о вашей недальновидности, потому что даже в момент скандала с Кузнецовым, будь вы человеком более циничным, вы бы немедленно подали в отставку сами, сказав: «Да, я признаю, я поступила не так как полагается куратору и руководителю, я подаю в отставку». Скорее всего, 90%, в тот момент вашу отставку не приняли бы. В данном случае, ваша репутация была бы спасена. Вы впали в некую эмоциональную грезу и не сделали такого расчета. Также получается, что вы не сделали расчета с новой властью, не просчитали какие-то ходы и не заметили, что «под вас копают». Интересный момент. Может быть, вы тогда не настолько эффективный стратегический менеджер, если вы такие нюансы упускаете из виду?

Наталья Заболотная: Если бы я тогда подала в отставку, вы ошибаетесь, ее бы с удовольствие приняли бы. Я всегда была неугодна ДУСу. При той власти им невозможно было осуществить эти схемы, которое пыталось предыдущее руководство Упраление Госделами, а бывших не бывает, внедрить последние 2 года. Это ответ на первый вопрос. Второй, что я не рациональна: возможно, я тоже творческая личность, хотя являюсь менеджером, и я не корыстна. Я настолько углублена в процесс, я настолько люблю ту территорию, которая мне отведена, раньше я любила Украинский Дом и была всепоглащена модернизацией восприятия, как такового Украинского Дома. Эти годы я занималась тем, что пыталась вдохнуть жизнь и всячески раскочегарить этот объект и сделать все возможное, чтобы он, в конце концов, начал строиться, и было завершено строительство. Если бы я была рациональна, я бы параллельно имела свою галерейку, продавала бы картины, сделала бы какой-то свой бизнес. Я сейчас понимаю, что у меня нет этого бизнеса, у меня нет того, что бы приносило стабильность в моей жизни. Считайте меня такой нерациональной, считай, не разумной, наверное.  Я ответила на ваш вопрос?

Константин Дорошенко: Мне пришлось узнать информацию, от источников, который я не могу называть, что на самом деле, у разбитого корыта вы не останетесь, что вас ждет интересное назначение, если вы уйдете из «Арсенала». Например, директором Национального художественного музея Украины.

Наталья Заболотная: Ух ты!

Константин Дорошенко: Вы не слышали об этом?

Наталья Заболотная: Нет, не слышала.

Константин Дорошенко: Видите, может быть услышите, а может быть и нет…

Наталья Заболотная: А как меня могут назначить, это тоже конкурс…

Константин Дорошенко: Если вы сегодня усомнились в прозрачности конкурса, и вы говорите, что решение конкурса на замещение должности главы «Мыстецького Арсенала» вам было известно заранее, может быть и заранее с другим конкурсом решат. Это всего лишь слухи, господа слушатели, я ничего не утверждаю.

Дмитрий Терешков: Я, может быть, грубо сформулирую, но вы, так или иначе, мерились стратегиями в рамках этого конкурса.

Наталья Заболотная: Это очень интересный вопрос, спасибо. Я сейчас на него страстно отвечу

Дмитрий Терешков: Я еще его не озвучил. Мне интересно, не в целом стратегии всех, кто там участвовал, а в чем принципиальное отличие вашей стратегии и Олеси Островской-Лютой?

Наталья Заболотная: Никто не слушал стратегий, они были неинтересны. Я предложила свою стратегию развития, она основывалась на пласте работы, которая уже была сделана, со своими перспективами, выводами, конкретными флагманскими проектами в каждом пункте предложенных направлений. Олеся предложила свою стратегию, и она сама сказала, что «моя стратегия похожа на стратегию Заболотной». Она другой терминологией излагала, фактически, тоже самое.

Дмитрий Терешков: Удовлетворительна ли для вас стратегия Олеси, как вы ее видите?

Наталья Заболотная: В принципе Олеся профессиональный стратег и мы знаем, что стратегування происходило на протяжении многих лет, она была замминистра культуры, тогда был начат процесс разработки стратегии, который, по-моему, не завершен даже в стадии стратегии. Вы знаете, мы видели в нашей стране много реформаторов, в Кабинете Министров, видение стратегии есть, стратегий самих нет, как нет концепции и тактики. Вот в чем проблема нашей страны. Было сказано достаточно много интересных пунктов о развитии «Мыстецького Арсенала», единственное что, на данный момент, 90%, они не прикладные, поскольку строительство, ужасное финансовое состояние объекта. «Арсенал» на сегодня не является полноценной институцией.

Дмитрий Терешков: Стратегия Олеси, выходит, популистская?

Наталья Заболотная: Я не хочу клеить ярлыки. Олеся профессионал, хороший теоретик, стратег. Я даже опасаюсь за ее физическое здоровье, потому что «Арсенал» — это не просто стратегия и модернизация готовой институции, это недо-ниституция в данный момент. Это стройка, адаптированная под имитацию институции как таковой. Как я много раз говорила, мы не создали музей, потому что его невозможно создать, имея дыры в стенах, разруху, этот 10-летний раскопанный котлован, имея ужасные условия, потому что «Арсенал» — это еще и ДП (державне підприємство) в подчинении ДУС и оно обязано расторгнуть контракт с директором если предприятие убыточно. Мы- предприятие, как ликероводочный завод, мы должны давать план. Здесь надо немедленно заниматься сменой статусов, музейную часть «Арсенала» нужно выводить в подчинение, наверное, Министерства культуры. Но сам «Арсенал» это само по себе Министерство культуры, это равноценное по важности. Министерство культуры — это институция, которая управляет подчиненным ему объектами, которые намного меньше самого «Арсенала». Конечно же, фидбэк «Арсенала», те люди, тот электорат, это не члены конкурсной комиссии, те 4, которые заранее знали, за кого они будут голосовать, и тот 1 голос, который был страшно запрессован, насколько мне известно, до, и во время, и после. Это намного шире аудитория. Всем повезло, что этот конкурс проходил летом, когда многие наши поклонники отдыхают на море.

Константин Дорошенко: Еще, безусловно, мы затронем тему Каземира Малевича, личности которого уделяет внимание и «Мыстецький Арсенал». Пока прошу вас кратко ответить на такое замечание: в своей публикации на сайте «Левый берег», которая называется «Новая страница в истории «Мыстецького Арсенала», Дарья Бадьёр допускает такой момент, что одной из причин вашей отставки является личная неприязнь со стороны негласного патроната «Мыстецького Арсенала», Марины Порошенко. Как вы это прокомментируете?

Наталья Заболотная: Я никак не комментирую. Как вы говорите, культурная часть общественности отторгла какое-то хорошее восприятие «Арсенала», точно так же пресса у нас ангажирована. Дарья Бадьёр за последние 3-4 года ничего хорошего об «Арсенале» не написала, по-моему, даже гиперкритичными были ее отзывы об «Арсенале»

Константин Дорошенко: Даже как мои собственные, но это же не значит, что мы кем-то ангажированы. Я Дарья Бодьёр очень уважаю, и считаю ее человеком со своим личным мнением…

Дмитрий Терешков: Давайте не о критике, а о Марине Порошенко. Вы отказываетесь комментировать?

Наталья Заболотная: Она тоже достаточно болезненно отнеслась к этой публикации. Она мне позвонила после конкурса и выразила сожаление.

Константин Дорошенко: Среди многих достижений «Мыстецького Арсенала», при том, что были и не достижения, например, ярмарки «ART-KYIV Contemporary» не оправдали надежды, они ярмарками не стали, и много других есть нюансов. Но есть, несомненные достижения.  Хоть и первое, и последнее в рамках «Арсенала» биеннале Arsenale в свое время прошедшее стало действительно ярким событием  в культуре Украины и Киева, совершенно брендовая вещь, безусловно, это «Книжный Арсенал», которая у вас регулярно происходит. Также событие, которое имеет невероятное значение для украинской культуры вообще, то, что «Мыстецькому Арсеналу» была передана легендарная коллекция Игоря Дыченко, совершенно уникального искусствоведа и коллекционера, у которого были работы, в том числе Каземира Малевича. Таким образом, в собственности украинского государства сейчас есть работы Каземира Малевича. Этот благородный жест сделала Валерия Семеновна Вирская-Котляр, вдова Игоря Дыченко, и вдова легендарного Павла Вирского. Во-первых, интересно, как хранится эта коллекция, потому что вы сами говорили, что «Арсенал» это стройка, а такие работы требуют особых условий хранения. Во-вторых, как вы вышли на тему Малевича и что для вас значит это имя как общенациональный украинский бренд?

Наталья Заболотная: Если начать с коллекции, это такое счастливое стечение обстоятельств: коллекция до этого хранилась в Украинском Доме и когда я стала директором «Мыстецького Арсенала», Игорь очень боялся хранить ее дома, и мы перевезли коллекцию, по его же воле на хранение в "Мыстецький Арсенал". Она хранится в хорошем помещении здесь уже 6 лет, мы ее экспонируем как свою. Благодаря моей дружбе с Игорем Дыченко, и его теплым отношениям к «Арсеналу» и ко мне лично, о котором знала его вдова, коллекция оказалась у нас". Сейчас я очень волнуюсь за эту коллекцию и за ее судьбу в "Арсенале". Константин, я и вас приглашаю в такую экспертную группу, чтобы засвидетельствовать, что это коллекция целостная, я ее оставляю своим последователям.

Константин Дорошенко: Я готов поучаствовать в этом мероприятии, тем более, что мы были дружны с Игорем Дыченко.

Наталья Заболотная: Я очень боюсь за ее судьбу на территории «Арсенала», поскольку мы видим, как все происходит, с какими-то рейдерскими инсинуациями. Может быть, мы бы, возможно, даже предложили передать ее на хранение в Национальный музей. Надо принять консолидированное решение лидеров общественного мнения в культуре. Что касается Малевича. Вы знаете, имея на хранении коллекцию Игоря Дыченко и зная, что там есть работа, зная, конечно же Каземира Малевича. Пять лет назад мы собирались и я советовалась с Игорем, а он все отмалчивался и улыбался, говорю: давайте мы начнем собирать деньги, чтобы выкупить у вас работы Каземира Малевича и нескольких ярких представителей. Мы посчитали, средняя стоимость такой коллекции, это были неподъемные деньги. Эта ситуация как раз говорит о том, что мечтать надо осторожно, потому что мечты сбываются. Имя Каземира Малевича – невероятная высота. Когда я была в The Art Institute of Chicago, директор проводил мне персональную экскурсию, он меня подвел к новому приобретению Чикагского музея искусства и говорит: «Это работа Каземира Малевича, это предмет нашей особой гордости. Мы ее купили два года назад за 38 млн. фунтов стерлингов». Небольшая работка такая, супрематическая композиция. Я говорю: «Зачем такому богатому музею такая маленькая работа Каземира Малевича?». На что он ответил: «Мы чувствовали большой пробел в коллекции музея, не имея самого яркого авангардиста».

Была поднята тема переименования аэропорта Каземира Малевича,  я об этом сказала на слушаниях в Верховном Совете, связанных с туризмом, я докладывала как представитель, который генерирует потоки туристов в Киев, как директор самого яркого культурного объекта. На земном шаре 1 млрд. 800 туристов ежегодно, 40% из которых это культурный туризм. Я сказала: «Для того, чтобы в нашу страну приехали туристы нужно создавать классные культурные туристические маршруты: построить «Арсенал» в конце концов, реставрировать замки, церкви, создавать культурную туристическую инфраструктуру. Давайте хотя бы поставим яркий маяк на карте мира, назовем аэропорт именем Каземира Малевича, которого знают миллиарды на разных континентах и эти миллиарды не всегда догадываются, что есть такая страна Украина». Вот какой парадокс.

Константин Дорошенко: К сожалению, мы должны заканчивать этот разговор. При всех моих, принципиальных во многом, несогласиях с Натальей Заболотной, в данном вопросе я совершенно с ней согласен. Я призываю всех людей, которым действительно важен международный брэндинг Украины, зайти на сайт Министерства инфраструктуры Украины (mtu.gov.ua) и проголосовать за то, чтобы аэропорт «Борисполь» был назван именем Каземира Малевича. Там прекрасные предложены другие кандидатуры, нужно понимать, что история Украины — это важно и ценно, но есть еще мировая история и культура. Каземир Малевич, также как Марсель Дюшан, это два человека, которые кардинально изменили понимание искусства во всем мире. И конечно нам стоит напомнить миру, что этот человек наш. Голосуйте и до новых встреч!