Женишбек Назаралиев

Дмитрий Терешков: Программа “Циники” на Радио Вести. Константин Дорошенко и Дмитрий Терешков у микрофонов. Сегодня наш гость по телефону- Женишбек Назаралиев, доктор медицинских наук, професор, президент медицинского центра доктора Назаралиева и президент Всемирной Лиги “Разум вне наркотика”. Здравствуйте!

Женишбек Назаралиев: Здравствуйте!

Константин Дорошенко: Салам алейкум! Должен сказать, что Женишбек Назаралиев - один из легендарных наркологов советского пространства, даже в чем-то демонизированных, если хотите. Когда я впервые в Бишкеке ехал к нему на интервью, таксист меня спросил: “Не боитесь ли вы ехать к этому человеку, он же колдун?” В результате либо доктор Назаралиев не колдун, либо он меня так удачно заколдовал, что у нас отлично складывается общение с тех пор. Говорить сегодня мы будем о теме, которая волнует многих людей в современном мире, циников в частности,  о наркотиках. Вы какое-то время назад выступили за легализацию марихуаны в Кыргызстане, при том, что Кыргызстан находится в достаточно сложной ситуации относительно наркотиков: и наркотрафик через Кыргызстан проходит, и в свое время при Хрущеве там опиумный мак выращивали. В общем, не самая благоприятная ситуация с точки зрения наркомании.  Все же вы считаете, что легализация марихуаны может нести положительные результаты для страны?

Женишбек Назаралиев: Да, я заявлял о данной программе, но власти, возможно, меня так глубоко не поняли, и пока этот вопрос временно ушел в никуда. Я был в Австралии, Индии, Турции, изучал их позитивный опыт, на этом держится развитие современной фармакологической, косметологической и парфюмерной отрасли. Плантациями управляют такие международные концерны как Johnson&Johnson, MaxMara, я говорю в данный момент про опий сырец. Я говорил о легализации даже опиумного сырца. Если Бог, природа, дала некоторым странам, как Персидскому заливу, России, нефть, лес, красную рыбу, то у нас нет таких природных ресурсов, кроме воды, на которой можно строить энергокаскады. Но у нас проблема политическая: Узбекистан, Казахстан… мы можем дойти до военного конфликта. Поэтому, я думаю, есть альтернатива, если Бог нам дал опиум сырец, по которому мы до 72 года прошлого века достаточно интенсивно наработали и помогли, можно так сказать, выиграть, поддержали военных во время Великой Отечественной войны.

Если говорить о марихуане, по данным ООН, примерно у нас 10 тысяч гектаров площадей в Иссык-Кульской, Джалал-Абадской, Таласской, Чуйской, Нарынской областях. Они просто засорены этой дикорастущей коноплей. Тысячи семей занимаются сбором и производством марихуаны, это огромный сектор, который необходимо взять под контроль. Я думаю, что потребителей этой травки не станет больше, она является таким же наркотиком как табак и алкоголь, а мы знаем, что они являются легальными.

52% жителей США поддерживают легализацию. Декриминализовано или частично легализовано и в других странах, в том числе в ряде Южной, Центральной Америке, Бангладеш, Чехии, Испании, Португалии, Канаде, Мексике. Объем рынка легальной марихуаны только в США за 2015 год вырос на 71%. Я говорю про экономическую составляющую, что может помочь нашей стране. Это вполне коммерческое направление, на котором Кыргызстан может заработать солидные средства, легально экспортируя высококачественную марихуану. По данным ресурса Angellist, сегодня в мире зарегистрировано 480 марихуановых стартапов, средняя стоимость каждой программы оценивается порядка 3.5-4 миллиона долларов. Я думаю, что это достаточно привлекательный бизнес для людей, которые занимаются коммерцией: это и продажа, производство конопли, распространение растительной косметики и продуктов питания, а также медицинские исследования.

Дмитрий Терешков: Доктор Назаралиев, вы говорите, что марихуана - такой же наркотик как алкоголь или табак, с другой стороны…

Женишбек Назаралиев: Да, я скажу больше, что марихуана по тяжести, по последствиям занимает 14 место после алкоголя и табака, не говоря о героине и тяжелых наркотиках, как кокаин, амфетамин…

Дмитрий Терешков: Мы знаем результаты исследование британского ученого Дэвида Натта, который говорит о том, что самые тяжелые наркотики - это героин, алкоголь, и самые безвредные - это марихуана, галлюциногены. Тем не менее, почему в научном мире, в среде фармацевтов, психотерапевтов столько разногласий по этому поводу? Насколько я понимаю, вы придерживаетесь результатов исследования Дэвида Натта…

Женишбек Назаралиев: Единого мнения не может быть, потому что есть лобби, которое лоббирует определенную часть: одна – за выращивание марихуаны, другая часть против. Как и везде, существует белая и черная сторона. Происходит на этих уровнях столкновение, не могут прийти к единому мнению. Тем более, существуют различные регионы выращивания: либеральный подход – это Запад, консервативный, более жесткий, тоталитарный – на Восток. Скорее всего, поэтому не могут прийти к какому-то общему знаменателю. 

Поездив по миру, я знаю, что во многих государствах данный наркотик уже смело употребляется, можно хранить для личного пользования, это Чили, Великобритания, Бельгия, Нидерланды, Швейцария, Португалия, Эквадор, Перу, Мексика, Колумбия… их можно много перечислять. Я думаю, что все-таки идет к пониманию того, что лучше легализовать, чтобы максимально можно было декриминализовать ситуацию в стране.

Безусловно, этому предшествует колоссальный анализ и комплекс законодательных актов. Практика правоприменения организации легального оборота сейчас у налоговой службы, правоохранительных органов, муниципальных, районных областных, республиканских властей. Должен быть образован какой-то координационный комитет по решению проблем, которые появятся по ходу реализации идеи. Сроки будут зависеть от действия тех заинтересованных сторон, в первую очередь политической воли, исполнительности, четкого понимания задач, а главное, пользы для самой страны. Если брать Кыргызстан, то непосредственно для кыргызского народа и экономики.

Дмитрий Терешков: Если говорить о прогрессе, какова вероятность того, что в цивилизованном мире, в этих странах, которые вы назвали, где разрешена марихуана, вскоре будут разрешены другие вещества, такие как МДМА, они тоже значатся в этом списке как менее вредные. Как далеко мы можем пойти в этой разрешительной политике, есть ли вещества, которые мы никогда не должны легализовать?

Женишбек Назаралиев: Если есть понятие “легализация”, это не говорит о том, что это будет легализовано. Легализация – это, можно сказать, специальный орган, который контролирует этот наркотический хаос. Если легализовать, в этом ничего страшного. Каждый “потенциальный наркоман” получает свой наркотик, при этом он зарегистрирован, и властям, и государству, соответственно, легко контролировать человека, группу, и непосредственно общественность. Я думаю, что в перспективе, если брать 50, 100 лет, большая часть наркотиков будет легализована.

Дмитрий Терешков: Тем не менее, вы боретесь с тяжелыми наркотиками. Факт этой борьбы свидетельствует о том, что есть какие-то вещества, которые вы все-таки не допускаете в перспективе к легализации?

Женишбек Назаралиев: Находясь сегодня в этой стране, в постсоветском регионе даже о легализации марихуаны говорить сегодня очень сложно, потому что сами законы, власть, структура шаткие, они не исполняют соответствующих законов. Сам народ боится даже своей тени, потому что мы жили всю жизнь в тоталитарной системе. Если говорить сегодня о легализации, то завтра эту плотину прорвет, а нашему брату без разницы, что легализовали: марихуану, героин, кокаин, амфетамин…

Константин Дорошенко: Мы коснулись темы разницы между тяжелыми и легкими наркотиками так называемыми. Где эта разница пролегает? Существуют различные международные рейтинги, но и вы с конца 80-ых эту тему изучаете. Какие наркотики, по вашему опыту, можно назвать тяжелыми, а какие легкими? Когда-то вы говорили мне, что алкоголизм – это состояние гораздо более тяжелое, чем определенные наркотические зависимости.

Женишбек Назаралиев: Все верно. Ключевое в каждом наркотике это его активное вещество, психоактивное вещество (ПАВ). Различные ПАВы по-разному влияют на функционирование центральной нервной системы, приводя к изменению психического состояния. Влияние происходит на любом уровне его функционирования: на молекулярном, клеточном, системном. В общем бьет по этим мишеням и по гормональной системе. Любое такое влияние сопровождается изменением обмена веществ и как следствие приводит к сбою организма. Классификация наркотиков основывается на их разнообразных концепциях и понятиях и далека от каких-либо универсальных схем. Я сейчас вкратце расскажу о некоторых из них.

В целом наркотические или психоактивные вещества (ПАВ) по своим свойствам делятся на 4 основные группы. К примеру, депрессанты или антидепрессанты: героин, алкоголь, барбитураты, они угнетают центральную нервную систему и обладают больше седативным эффектом. Вторая группа – стимуляторы (кокаин, амфетамин), соответственно, обладают больше возбуждающим действием, к ним можно отнести пурины: чай, кофеин, также МДМА, экстази, он является не только стимулятором, галлюциногеном, но в большей или меньшей степени еще относится к группе так называемых психоделиков.

Кроме того, можно классифицировать наркотики по силе воздействия на психику: чем меньше количества вещества необходимо принять, для того, чтобы полностью ощутить его действие, тем более, если оно является очень сильным. Например, у ЛСД активная доза равна всего лишь 100 микрограммам, в то время как для этанола доза измеряется десятками граммов. Поэтому психоактивность ЛСД в десятки тысяч раз выше, чем психоактивность этанола.

Когда государство вводит контроль за оборотом, оно разделяет наркотики на тяжелые и легкие. На сегодняшний день старые схемы все хуже работают, появляются уже новые, синтетические наркотики, нового поколения. Это, например, курительные смеси, в которых формула меняется раз за разом и их очень трудно контролировать и запретить. Во-вторых, общество сталкивается с медицинскими наркотиками, седативными препаратами, которые имеют побочные действия. Хотя в государстве контролируют, к примеру, в Саудовской Аравии, очень много людей зависимых от трамадола и каптагона - опиодные анальгетики, а в США люди начинают страдать от антидепрессантов, которые разрешены.

Естественно, наркотики вредят здоровью человека, но этот вред, как правило, растянут во времени и имеет последствия после длительного потребления. В случае с синтетическими наркотиками оно гораздо сильнее и разрушительнее действует на жизненно-важные системы.

Безусловно, сегодня проблема номер один – это синтетика. Почему она выходит на первый план? Потому что контроль по отношению к естественным наркотикам ужесточается, плантации уничтожаются, урожай – это не постоянная величина, объемы меняются. Поэтому на первый план выходят наркотики, которые представляют собой химические соединения, их можно изготовить из совершенно легальных веществ в подпольной лаборатории. В Китае, например, этот вид смертельного, можно сказать, бизнеса носит промышленный характер. Зачастую конечные формы веществ нельзя считать наркотиками, они не запрещены и юридически все это никак не зафиксировано. По моему опыту, курительные смеси ведут к нарушению работы организма, мозга и в целом человека от 1 месяца до 1 года, а в случае с марихуаной или героином с это происходит в течение 5, 10, 15, 20 лет.

Константин Дорошенко: Доктор Назаралиев, вы в свое время, в 97 году, объехали фактически все крупные государства, которые так или иначе связаны с производством наркотиков, наркотрафиком, в том числе изучали достаточно жесткий китайский опыт. Как известно, в Китае за распространение наркотиков существует расстрельная статья. Не кажется ли вам, что сегодня это такой ответ Китая миру за навязанные ему в свое время опиумные войны и за то, что китайцев империалистические державы в свое время фактически подсадили на опиум? Можно ли говорить, что то, что Китай не борется, по сути, с производством новых синтетических наркотиков, - это своего рода месть?

Женишбек Назаралиев: Открыто это говорить нельзя, но от китайцев можно ожидать всего, что угодно. Они, можно сказать, весь мир заполонили этими синтетическими наркотиками…

Дмитрий Терешков: Вот что касается легких и тяжелых наркотиков, мне не до конца понятно, вы дали ряд характеристик тем или иным веществам. Но если все же делить, то делить их по силе воздействия, то по седативному или стимулирующему эффекту.

Женишбек Назаралиев: Я могу сказать, что по силе воздействия и по последствиям.

Константин Дорошенко: Если в 90-ых годах на постсоветском пространстве наркорынок состоял из марихуаны, опиатов, было еще такое странное явление как токсикомания, понятно, алкоголизм. Сейчас появление большого количества и известных ранее на Западе наркотиков, вроде экстази и ЛСД, и плюс эти “новоделы”, смеси, которые сейчас появились. Они же совершенно изменили ситуацию в реабилитации, излечении от наркозависимости. Насколько с этими вызовами можно сейчас справиться? Либо у нынешних наркологов еще нет методов борьбы с новыми синтетическими наркотиками?

Женишбек Назаралиев: На сегодняшний день, учитывая, что наркомания изменила свой характер из-за употребления таких новых синтетических препаратов, я могу сказать, что новых подходов и методов лечения не существует на сегодняшний день, как существовала американская программа “Метадон 12 шагов”.  Зависимость - это общее психологическое понятие, и врачи должны бороться с навязчивыми состояниями. Сегодня применяют те старые, отработанные технологии и подходы в лечении. В связи с тем, что увеличиваются передозировки, к врачам дополнительно подключились такие специалисты, как анестезиологи, реаниматологи. В целом подхода к новым наркотикам нет. Тем более постсоветские государства, в частности, Россия, можно сказать, лежат на обеих лопатках, их просто заполонили синтетическими наркотиками, и конечно, они сегодня стараются максимально с этим злом бороться, но пока….

Дмитрий Терешков: Тем не менее, мы говорим о том, что назрела необходимость пересмотра подхода к веществам, наркополитики в целом. С чего нужно начинать этот пересмотр? Какими вопросами общество, по вашему мнению, должно на сегодня задаться? Например, у меня возникает вопрос: “Почему алкоголь, который имеет столь очевидные негативные последствия, разрешен, при том, что некоторые психоактивные вещества, вред которых не доказан, находятся под запретом”.  Может быть, есть еще какие-то вопросы, которые нужно в публичной плоскости наконец-то задать для того, чтобы сдвинулась с мертвой точки эта ситуация?

Женишбек Назаралиев: Конечно, первые вопросы силовым структурам: “Откуда эти наркотики поступают?” “Почему они поступают?” “Кто их производит?” “Почему их не ловят?” “ Почему это демонстративно не показывают общественности?”  И конечно, уже учитывая причину, последствия, необходимо очень активно работать на уровне первичной профилактики, т.е. подключать не только Министерство внутренних дел, но и Министерство просвещения, образования и здравоохранения.

Константин Дорошенко: Украинским радиослушателем Радио Вести будет интересно знать, что книга “Избавь и прости” Женишбека Назаралиева, который объездил более 40 государств, изучая их опыт борьбы с наркотиками, особенности наркотрафика, вышла на разных языках в разных странах, в том числе в Украине в 2006 году под названием “Фатальні маршрути”. Если вы захотите, вы сможете найти ее и заказать по Интернету. На самом деле, она интересна и с литературной точки зрения, могу вам сказать совершенно уверенно.

Дмитрий Терешков: Доктор Назаралиев, возвращаясь к тяжести и легкости веществ, интересно узнать, насколько корректно, по-вашему, деление наркотических веществ на классы: элитарные, не элитарные. К элитарным, например, относится кокаин, и принимающие его богатые люди редко страдают настолько, насколько страдают бедные слои населения, принимающие дешевые опиаты.

Женишбек Назаралиев: Если кокаин является стимулятором, героин – седатиком, то понятно, что кокаином пользуются люди более творческие, активные, которые занимаются шоу-бизнесом, креативные, прогрессивные…

Дмитрий Терешков: Мы знаем, что если говорить о политике, Верховной Раде, много есть слухов о том, что принимают политические, государственные деятели. С другой стороны, почему эти же деятели сопротивляются легализации, если, в общем-то, на собственном примере знают?

Женишбек Назаралиев: Табу, совесть, мораль. Очень много внутренних, социальных, светских установок, стереотипов. Если взять героин, то он сегодня разрешен, рынки открыты: 15, 20, 30, 50 долларов, как хорошее шампанское. Очень дешевый продукт, стал более доступным. Потом уже появилось кустарное производство героина, добавляют различные формы седативных веществ. Их употребляет, конечно, более низший слой, потому что они более доступны.

Дмитрий Терешков: Значит ли это, что к вам обращаются чаще с последствиями героина и производных? Последствия наркомании этой седативной, а не стимулирующей?

Женишбек Назаралиев: Да. Вы знаете, у героина есть особенность очень сильная, к нему очень сильное психофизическое привыкание и тяжесть заболевания намного сложнее, чем, допустим, от кокаина. Больше к нам поступает людей, которые употребляют препараты, содержащие опиум сырец. Кокаиновая зависимость есть, это очень тяжелые психические проблемы, вплоть до глубоких тяжелых депрессий, самоубийств. Но должен сказать, что если к нам поступает 100 больных героиновой зависимостью, то среди них могут быть 3-5 человек кокаинщиков.

Дмитрий Терешков: А какие не поступают, как правило, если говорить о легких наркотиках?

Женишбек Назаралиев: Не поступают марихуанщики. Сейчас у нас опыт работы с арабскими странами, Марокко, в частности, там марокканский гашиш, видимо, очень сильный каннабиноид. У нас из арабских государств уже в течение полугода пролечились трое ребят, которые употребляют марихуану.

Дмитрий Терешков: Такие вещества, которые британский ученый Дэвид Натт считает безвредными, например, грибы галлюциногенные или ЛСД. С таким обращаются, есть какие-то последствия негативные?

Женишбек Назаралиев: Могу сказать, что те, кто употребляет эти грибы, психоделики различные, такие больные к нам не поступали. Может быть, когда мы начнем трясти Мексику, Латинскую Америку, Перу, могут они появиться. Чистых больных не было.

Константин Дорошенко: Если вернуться к идее о легализации легких наркотиков, вы же понимаете, что такой инициативой, вы, в общем-то, заходите на территорию колоссальной черной экономики. Распространение нелегальных наркотиков – это мафиозная экономика, не боитесь ли вы, то с вами захотят расправиться те люди, которым как раз выгодна нелегальность, криминальность распространения наркотиков?

Женишбек Назаралиев: Все верно. Но кто-то должен говорить, это история, это жизнь. Я как ученый, как исследователь, вижу, что лучше для общества. Есть люди, меньшинства, будем так говорить, которые употребляют, и им надо дать возможность, их поддерживать, улучшать обстановку в обществе по отношению к употреблению наркотиков. Я понимаю, что наркобизнес – это огромные деньги. Вы знаете, что они идут уже в легальный бизнес. Если бы в Кыргызстане разрешили бы, то я думаю, что учредителем из трех организаций, одна была бы, наверное, криминальная.

Дмитрий Терешков: В Украине после последней революции много произошло, в том числе и в подходе к наркополитике, усилился акцент на этой проблеме и ставка на всякие запретительные меры. Знаете ли вы что-то о ситуации в Украине? Отличается ли она принципиально от других постсоветских стран?

Женишбек Назаралиев: Я думаю, что Украина не отличается. Сейчас институты, Министерство здравоохранения и Министерство внутренних дел – это такой огромный паровоз… они не могут поменять. Но они еще в 2005 году разрешили метадоновую программу, один из американских подходов. Я думаю, что они работают, украинцы.

Стоял вопрос о легализации марихуаны, я перед тем, как у вас выступить, посмотрел в Интернете, что в начале года на сайте президента Украины Петра Порошенко была размещена петиция с просьбой легализовать каннабиоиды. По неофициальным данным, марихуану употребляют от 2 до 5 миллионов людей, их мнение нельзя не учитывать, они должны иметь право на хранение определенного количества для собственного употребления, отмечалось в прошении. Инициативу поддержали более полутора тысяч человек. Для рассмотрения петиции президентом авторам надо было собрать до 25 тысяч голосов за 92 дня. Я не знаю, как это все на сегодняшний день. 1 мая 2015 года декриминализовать запрещенные вещества Украине посоветовал британский миллиардер Ричард Брэнсон, основатель корпорации VirginGroup. Выступая перед студентами Киево-Могилянской академии, Брэнсон отметил, что в Украине примерно 300 тысяч героиновых наркоманов. По его мнению, государству дешевле не держать их в тюрьме, а построить клиники, где они могут получать метадон.  Хотя метадон они уже получают, как я уже говорил, с 2005 года. Метадон - это отдельная тема, есть сильные стороны и слабые в этой программе.

Если взять европейскую часть континента, откуда к нам поступают больные, это, в частности, Германия. У нас 90% больных – больные, которые сидят на метадоновой программе по 5, 10 лет. Или это русский феномен, что если надо употреблять 30 миллиграмм, то они употребляют в 10 раз больше, наши братья-славяне? Я бы сказал, что больные очень тяжелые, на 2 порядка тяжелее, чем героиновые наркоманы. Абстинентный синдром тяжелейший,  с сопутствующими заболеваниями, выходят они из него очень сложно. Если из героина можно вытащить за 15-20 дней, первый этап, то у метадонщиков это длится до 40 дней. Мы лечили недавно такого открытого больного, который разрешил нам снимать на камеру, он нам сказал: “Я еще не видел ни одного человека в Кыргызстане, который мог бы слезть с метадоновой программы”. Таким образом,он нас благодарит.

Константин Дорошенко: Наш гость сегодня кыргызстанский нарколог с мировым именем, создатель международного центра Назаралиева и президент Всемирной лиги “Разум вне наркотика”, в которую входит Далай Лама, Арнольд Шварценеггер, много всякого рода известных персон, с удовольствием могу сказать, что я имею честь входить во Всемирную лигу, и кроме того, еще один украинец туда входит – писатель Любко Дереш. Когда-то, Женишбек Болсунбекович, вы сказали мне такую фразу: “Человек раньше становится наркоманом, чем начинает принимать наркотики”. Действительно ли вы еще и как психолог практикующий, психиатр, считаете, что есть некий психотип, который человека обрекает на возможность наркомании?

Женишбек Назаралиев: Конечно. Алкоголизм и наркомания подразделяются на две категории: первичная и вторичная. Когда мы смотрим за больными наркоманами, и видим, откуда причина: или это воспитание, или условия жизни, окружающая среда. Мы начали замечать, что более 30-40% у больных имеется внутренняя генетическая предрасположенность, заболеваемость, в частности выражается в определенной депрессии, аутичности, апатичности, ухода от социальной жизни, окружающих. Есть психотип человека, которого гнетет эта депрессия. Для того, чтобы подавить эту депрессию во взрослой жизни, если он не обращался к врачам психиатрам, не получал антидепрессанты, то этим антидепрессантом у него становится алкоголь и наркотики.

Дмитрий Терешков: Почему вы уже несколько раз сказали о том, что алкоголь это, в общем-то, один из самых тяжелых наркотиков, и, тем не менее, в различных источниках указывается, что вы занимаетесь лечением наркомании и алкоголизма? И сами напоминаете о том, что это две разные истории.

Женишбек Назаралиев: Алкоголизм, если брать по сложности заболевания и по лечению, не менее тяжел, и не меньше надо тратить средств и сил, чем на наркотики. Я понимаю, что мы в начале говорили о каких-то легких наркотиках, но хроническое употребление алкоголя, не по-европейски, а по нашему, по-славянски, литрами употреблять, конечно, сильно поражает центральную нервную систему, внутренние органы, в первую очередь печень, сердце, поджелудочную железу, гормональная система  нарушается, интеллект. Это тяжелейшее заболевание, у нас в Кыргызстане проблема не столько наркомании, а сколько, как их называют “синие”, более 60% взрослого населения употребляют алкогольные напитки. Я даже иногда начинаю задумываться: лучше бы их пересадить на “травку”, было бы проще, уменьшилась бы криминальная и социальная обстановка, все эти асоциальные проявления ушли бы. Человек, употребляющий алкоголь, как у русских есть выражение: “пьяному море по колено”, является страшным асоциальным человеком в состоянии алкогольного опьянения.

Константин Дорошенко: У вас, в вашем методе излечения наркотической зависимости кроме пациента обязательно присутствует созависимый человек. Что это за феномен “созависимости”?

Женишбек Назаралиев: Понятие “созависимый человек” мы внедрили впервые в мире в 91 году, это близкий человек, может быть жена, мама, отец, брат, который находится постоянно с ним рядом. Он также страдает или страдал тем, что рядом с ним находится больной зависимый наркоман, что очень тяжело переживать. Мы начали госпитализировать своим больным его близкого, созависимого человека.

Вы знаете, должен сказать, что метод этот выжил и расцвел именно благодаря этому внедрению, потому что созависимый человек является для нас сиделкой и санитаркой, и медсестрой, и мамой, а также помощником самого доктора. Они лежат у нас до одного месяца, между ними нарушены личностные отношения, отец с сыном или мать с дочерью не могут найти общий язык, поэтому у нас в клинике мы проводим соответствующие тренинги по улучшению их психологического отношения. Другими словами, мы их лечим. Человек, который сопереживает, находится у нас во время лечения, а лечение у нас очень сложное, и видит свое дитя, какие трудности он переживает, соответственно появляется понимание, что это болезнь. Не игнорирование, не какое-то тоталитарное отношение, с упреками все время, а уже с пониманием относятся. Для больного человека в первую очередь необходимо понимание.

Дмитрий Терешков: Вы несколько раз говорили о профилактике, о том, что она может как-то изменить ситуацию с наркоманией. Как вы себе видите просвещение в теме наркотиков на сегодняшний день? Потому что очевидно, что Министерство здравоохранения, которое снимало документальный фильм для школьников, это некий старый метод в эпоху информационных технологий. Работают ли эти старые методы? Каким должно быть просвещение сегодня?

Женишбек Назаралиев: Во-первых, чтобы делать антинаркотическое просвещение, необходимы огромные средства. Когда я исследовал Англию, то я был удивлен, что 3 млрд. долларов ежегодно тратится только на профилактику. Если такие средства правильно осваивать, то нужно делать серьезную большую работу в профилактике. Я как специалист могу сказать, что наркомания, так или иначе, и вообще все патологии личности, зависят от воспитания, среды. К понятию “воспитания” относится школа, среднее, младшее дошкольное образование, начиная с детского садика. Необходимо делать это в виде театрализованных художественных постановок, различных мемов, посылов, другой наглядной работы, видео, аудио или просто печатной продукции совместно с суперпрофессиональными психологами под каждый менталитет. В Кыргызстане с кыргызским, мусульманам с мусульманской “начинкой” с подключением духовности, ислама, Корана. Украинцам - соответствующий профессиональный подход, но этим должен заниматься национальный лидер, в первую очередь президент.

Константин Дорошенко: Очень интересный опыт - программа “Майя”, которую реализовала Всемирная Лига “Разум вне наркотика”. Это некий огромный международный интернет-конкурс на тему наркомании и наркозависимости. Вы можете несколько слов рассказать о нем, потому что это действительно интересная просветительская вещь, которая, кстати, не требовала миллионных вложений?

Женишбек Назаралиев: Я представил, если бы были миллионные вложения, какие можно было бы сделать большие программы. Это сделали за свои средства, не за большие деньги. В основе мы поставили хорошие призы iMac, Macintosh, всякие гаджеты, и заявили на весь мир на семи языках: английский, немецкий, французский, японский, китайский, русский. Объявили конкурс по четырем номинациям: лучшая фотография, лучшее видео, лучший рисунок, лучшие исповедальные рассказы. Мы собрали с более 120 стран мира более 3 тысяч работ. Это уникально, интереснейшие работы созависимых людей, непосредственно самих больных, тех, кто интересуются данной проблемой. Мы собрали огромное количество материала, видео и аудио, исповедальных рассказов. 

У нас сегодня есть серьезный такой профилактический банк, который можно использовать на уровне телевидения, радио или в каких-то акциях. Мы оттуда отобрали 70 самых интересных работ и начали выставку. Начали, конечно, с Таджикистана, откуда идет наркотрафик, и Кыргызстана. Выставлялись мы в школах, более 20 школ охватили, на юге Кыргызстана мы выставлялись и в высших учебных университетах, потом до России добрались, в нескольких регионах, в Саудовской Аравии, Малайзии. Сейчас нас пригласили в Кувейт на общую конференцию, параллельно хотят поставить эту выставку. Это действительно очень интересно для молодежи, для студентов, когда они визуально видят, что его сверстник, допустим, в Мексике или в Японии, или во Франции, что такое героин, кокаин или алкоголь, он больше доверяет…

Константин Дорошенко: Это очень интересная инициатива. К сожалению, мы должны заканчивать наш разговор. Я кстати надеюсь, что в рамках просветительства эта программа “Майя”, которую сделала Всемирная Лига “Разум вне наркотика”, когда-нибудь доедет и до Украины, потому что это не просто какая-то пропаганда, это живой отклик тех людей, которые пережили трагедию наркотиков. С нами был сегодня доктор Женишбек Назаралиев, президент Всемирной Лиги “Разум вне наркотика”. Это программа “Циники”.