Дарья Кутецкая-Руденко. Фото: Радио Вести

Андрей Блинов: “В каждом человеке скрыта мудрая сила строителя и нужно только дать ей волю развиться и расцвести” -  писал Максим Горький. Давно мы не говорили о недвижимости в наших экономических программах. В студии в рамках программы “Точка зрения” работает экономический обозреватель Радио Вести – Андрей Блинов.  Сегодня будем говорить обо всем, что связано с недвижимостью, строительством, а также о том, как ощущают себя на этом рынке деловые журналисты с Дарьей Кутецкой, главным редактором портала ABCnews. Дарья, приветствую!

Дарья Кутецкая-Руденко: Здравствуйте, Андрей! Здравствуйте, радиослушатели!

Андрей Блинов: Я готовился к сегодняшней программе, мне немножко больше чем обычно нужно прочитать по таким рынкам, на которых я не специализируюсь. Я нашел прелюбопытную сумму или стоимость недвижимости: 8 тысяч долларов за квартиру в Киеве на первичке. Это дно рынка, Даша?

Дарья Кутецкая-Руденко: Площадь квартиры вы смотрели, Андрей?

Андрей Блинов: 17.5, студио.

Дарья Кутецкая-Руденко: 17.5, из них жилых, если я не ошибаюсь – 9?

Андрей Блинов: Где-то так. Вообще сам факт появления такого предложения… Я вспоминаю 10 лет назад, найти однокомнатную квартиру меньше 40 квадратных метров, пытались люди, которые недавно были студентами, но на большее не накопили, невозможно. Предлагается 50, 100, а тут предлагается 17 в новостройке, причем не в пригороде, а в городе Киеве.

Дарья Кутецкая-Руденко: Андрей, смотрите, это тенденция уменьшения квадратных метров, уменьшение квартир, началась еще после 2008 года, когда рынок обвалился, строители остались с сумасшедшими квартирами очень большой площадью, где можно было спокойно играть в футбол в однокомнатных квартирах. Начали что-то думать, тогда пошла массовая переделка проектов: пытались уменьшить площади, как-то сделать, чтобы дома были с однокомнатными квартирами. Сейчас мы имеем как следствие эту тенденцию. У людей закончились деньги, либо их стало меньше, как говорится, спрос рождает предложение, и появилось такое предложение.

Андрей Блинов: Тем не менее, я не помню ни в 9, ни в 10, ни тем более в 12, даже 14 году таких предложений. Да, действительно, я помню, однокомнатные квартиры начинали предлагать площадью 30 квадратных метров, дизайн типо “студио”, потому что понятно, что под 50 кв.м. многие однокомнатную не тянут, иначе они будут покупать двух, трехкомнатные или вообще загородные дома. Все-таки это дно рынка?  Потому что меньше уже некуда.

Дарья Кутецкая-Руденко: По площади или по ценам?

Андрей Блинов: Наверное, и по тому и по тому. Но по площади, мне кажется, уже некуда.

Дарья Кутецкая-Руденко: Знаете, Андрей, мне как-то владелец одной из харьковских строительных компаний рассказывал, у него дочь училась на тот момент, если я не ошибаюсь в Англии, он рассказывал с восторгом: “Представляешь, она живет в общежитии, у не комнатка 8 кв.м. У нее там и кухня, и спальня, и все. Ты представляешь, какой потенциал!”

Андрей Блинов: В кампусе, да.

Дарья Кутецкая-Руденко: Это отлично.

Андрей Блинов: Я тоже, когда стажировался в Англии, жил в такой норке, вполне комфортно, кстати, как для студента.

Дарья Кутецкая-Руденко: Ты не владелец строительной компании. А он задумался об этом. Насколько я знаю, сейчас еще проект не утвержден, но он попытался сделать дом с такими маленькими квартирами. Наверное, есть куда падать, но я не знаю, будет ли это пользоваться спросом.

Андрей Блинов: Вот здесь вопрос, и я вижу, многие радиослушатели на это реагируют. Это         масс-маркет или это фишка, стеб одного из застройщиков?

Дарья Кутецкая-Руденко: Нет, это не фишка одного из застройщиков, это предлагают несколько застройщиков. Недавно интересовалась этим вопросом, во многих проектах есть, это не стеб. Кого видят, портрет покупателя: либо родители из регионов покупают своим детям, каким-то студентам, либо рантье покупают для последующей сдачи этих объектов.

Андрей Блинов: Опять тем же студентам?

Дарья Кутецкая-Руденко: Опять тем же студентам. Видят ли здесь в качестве покупателей переселенцев? Я бы не сказала… В основном так: рантье, либо для детей.

Андрей Блинов: Если говорить о рантье, я смотрю на места расположения этих объектов: практически все они это места, скажем так, отдаленные от метрополитена, от хороших транспортных развязок. Или я неправильно посмотрел?

Дарья Кутецкая-Руденко: Не правильно.

Андрей Блинов: Они строятся именно недалеко от развязок?

Дарья Кутецкая-Руденко: Нет, возле метро я не припомню, но с хорошими транспортными развязками рядом.

Андрей Блинов: Они сдаваться потенциально будут хорошо?

Дарья Кутецкая-Руденко: Да.

Андрей Блинов: В целом если говорить о рынке. Было бы странно, если бы мы сейчас говорили о каком-то растущем рынке, учитывая ситуацию  в стране. Понятное дело, что когда курс доллара растет, а  курс гривны падает в 3 раза, это не позволяет даже на йоту расти долларовым ценам на недвижимость. Насколько по сравнению с концом 13 года в среднем в крупных городах подешевела в долларах жилая недвижимость?

Дарья Кутецкая-Руденко: Вопрос с подвохом, учитывая курсовые скачки.

Андрей Блинов: В 3 раза, с 8 до 24 так возьмем.

Дарья Кутецкая-Руденко: В 2014 году был на рынке сумасшедший ажиотаж, как только курс пошатнулся - все побежали оккупировать отделы продаж. Строители потирали руки. Характерным такое явление было для всей Украины, мы прозванивали и большие и небольшие города. Все радовались. Застройщики даже не успевали подымать цены. В долларе она на тот момент падала, но в гривнах росла.  Просто не успевали: либо оставался доллар в том же самом диапазоне, но в гривне она росла.

Андрей Блинов: Это фактически догнать рынок, когда на улице ты уже видишь, что курс 9.5, а тебе предлагают недвижимость еще по курсу 8-8.50. Фактически ты пытаешься догнать время, все равно ты планировал делать что-то в этом направлении, просто жизнь заставляет тебя ускориться.

Дарья Кутецкая-Руденко: Все правильно. В 2015 году наступил некий коллапс. Май 2015 года строители будут, наверное, вспоминать как самое ужасное время на рынке недвижимости: сделок не было в принципе. Курс стабилизировался, кто успел вложить деньги, тот вложил, тогда еще, если помнишь, начали “схлопываться” банки, началось затишье. Дело еще в том, что многие строители на весь этот ажиотаж отреагировали так: “А, классно, доллар будет скакать, к нам будут идти покупатели”. Они начали закладываться на будущие объекты, и тут продажи остановились… Начался мыльный пузырь. Деньги, которые они собрали, нужно было направить на достройку текущих объектов, они их направили на закладку новых.

Андрей Блинов: Но ведь стройки не останавливались?

Дарья Кутецкая-Руденко: Это не приобрело массовый характер.

Андрей Блинов: В 15 году, несмотря на очевидный обвал спроса на рынке, отсутствия уже гривен и изменившийся курс, застройщики продолжали застраивать. Первичный рынок, как я понимаю, начал обрушивать цены?

Дарья Кутецкая-Руденко: В 2015 году спрос действительно немножко закончился, но многие сориентировались, все-таки помог опыт первого кризиса, в 2008, и начали разрабатывать различные акции, маркетинговые программы. Это позволило рынок немножко вывести к сентябрю вплавь, плюс начали снижать потихоньку цены. Потом цены снова отпустили: в долларах она, соответственно, осталась на прежнем уровне, а в гривне – потихонечку, потихонечку…

Андрей Блинов: На Радио Вести нам пишет слушательница Ирина и задает такой вопрос:

Можно ли сейчас меньше чем за 1000 долларов за квадрат в Киеве купить хорошее жилье?

Дарья Кутецкая-Руденко: А что значит “хорошее жилье”?

Андрей Блинов: Я думаю, тут я уж позволю себе пофантазировать, под словом “хорошее” люди, как правило, понимают, такое жилье: желательно рядом с метро, удобная транспортная развязка, современный утепленный дом, лифты если не OTIS, то что-то приближенное, грубо говоря, не бюджетная панелька.

Дарья Кутецкая-Руденко: Нет, не бюджетную панельку вряд ли можно приобрести, да еще рядом с метро меньше, чем за 1000  долларов.

Андрей Блинов: Получается, цены по-прежнему сильно не упали?

Дарья Кутецкая-Руденко: Я сейчас вспоминаю сделки за прошлый месяц, самая низкая цена на первичном рынке это было 23 тысячи долларов за однокомнатную квартиру в Днепровском районе, дом уже был сдан в эксплуатацию, площадь, к сожалению, не помню, но что-то в районе 30 м.кв.

Андрей Блинов: Это где-то 700-800 долларов получается?

Дарья Кутецкая-Руденко: Да, где-то так.

Андрей Блинов: Это не совсем метро, очевидно где-то...

Дарья Кутецкая-Руденко: Это не совсем метро, нужно добираться до метро.

Андрей Блинов: Старая Дарница или Ленинградская площадь…

Дарья Кутецкая-Руденко: Но это не старый жилой фонд, он сдан в эксплуатацию недавно, это свежие данные.

Андрей Блинов: Тем не менее, я вижу, активное предложение, на него люди реагируют. Однако, многие наши радиослушатели, положа руку на сердце или на кошелек, скажут честно, что если раньше они могли заработать 1000 долларов в месяц, то сегодня не у многих это получается. Соответственно, покупка квартир по таким ценам, это очень сложно откладывать всем миром, всей семьей. Смотрят на пригороды, а в пригородах предложение достаточно широкое: буквально от 8 тысяч за квадратный метр. 8 тысяч это буквально 350 долларов, для Киева это цены 2003, 2004 года. Понятное дело, что более престижные, Бровары, Борисполь и те, что поближе к Киеву -10-12 тысяч, все равно существенно цена ниже. Насколько сейчас такая тенденция, что в пригородах строят больше, чем в столице?

Дарья Кутецкая-Руденко: Я бы так не сказала. Достаточно активно Киев строится, достаточно активно строится область. И там, и там есть свой покупатель. Киевские застройщики стараются переманить покупателей из области при помощи акций, рассрочек. Потому что рынок сужается, и надо как-то бороться. Область делает акцент на то, что у них дешевле, они тоже предоставляют рассрочки. Можно найти хорошее предложение и в Киеве, и в области. Насколько там можно найти хорошую квартиру, как говорила наша радиослушательница Ирина…я думаю можно, но  надо изучать рынок. Не стесняйтесь, изучайте. Скажу еще один важный момент: сейчас строители договороспособны, ты можешь прийти в отдел продаж и качать права, и даже выбить скидку.

Андрей Блинов: Даша, как опытный журналист, можешь подсказать радиослушателям, какие заветные слова нужно говорить, на что они ведутся?

Дарья Кутецкая-Руденко: “У меня чемодан денег, вот 100%. Дайте мне скидку, минимум 10%”.

Андрей Блинов: Если есть этот чемодан. Как на это все реагирует вторичный рынок? Я читал и на вашем портале, и на многих других, все говорят о том, что первое, на что повлияла эта война (ценовая и акционная) именно на вторичный рынок. Не самые престижные панельки, в первую очередь хрущевского периода, продолжили дешеветь в цене. Пожалуй, это наиболее сильно подешевевший жилой фонд за период 14-16 года. Насколько это так?

Дарья Кутецкая-Руденко: Ситуация со вторичкой весьма интересна, потому что в 2013 году впервые по количеству сделок вторички было продано меньше, чем первички. Вторичка, старое жилье, продолжает сдавать свои позиции.

Андрей Блинов: А сейчас точно такая же ситуация?

Дарья Кутецкая-Руденко: Да, почему так происходит? Владельцы квартир, хрущевок, панелек, держат курс в долларах, в то время как первичка торгуется преимущественно в гривне.

Андрей Блинов: Дополнительный дисконт образуется при пересчете в валюту?

Дарья Кутецкая-Руденко: Да. И неважно: есть скачок курса или его нет. Мы проводили несколько раз опыты, когда резкий скачок доллара был, звонили, торговались, нет, 1000 долларов метр квадратный, и хоть ты убейся головой о стенку.

Андрей Блинов: Тогда что получается, если мы говорим не просто об инструменте рантье, а сбережения чего-то такого в квадратных метрах, фактически получается что продать квартиру очень сложно. Значит товар неликвидный?

Дарья Кутецкая-Руденко: А товар пропадает? Он же еду не просит. Его можно сдать в аренду, таким образом отбить коммунальные услуги.

Андрей Блинов: Он просит налога, коммунальных услуг, он стареет, в конце концов.

Дарья Кутецкая-Руденко: Сдаешь в аренду. На самом деле, есть уступчивые граждане, но это чуть ли не единичный характер.

Андрей Блинов: В статистику это попадает? Или на самом деле статистика вторичного рынка фиксирует скорее первоначальные предложения?

Дарья Кутецкая-Руденко: Объективно статистики по рынку недвижимости первички, вторички не существует. Есть оценочные, выведенные по формулам, по каким-то базам, иногда дает Минюст, но туда попадают договоры дарения, обмена и все, что угодно.

Андрей Блинов: В конце 14 года, это я снова о первички и о том предложении, которое продолжает прибавляться, помню, что застройщики выдвинули железные аргументы и сказали: “У нас не коррупционная страна, в крупных городах, где раньше выделялись целые кварталы земли неофициально, под взятки. Сейчас это стало большой проблемой, количество земли в городах ограничено, те участки, которые были старые, мы что-то на них достроим, новой земли не будет, потому что сейчас в стране идет борьба с коррупцией”. Насколько этот аргумент жизнь развенчала?

Дарья Кутецкая-Руденко: Строители покупают. Как и раньше очень был активный вторичный рынок, не выделение, а земля покупалась на вторичном рынке, т.е. покупается компания, на которой висит земельный участок.

Андрей Блинов: Например, под многоквартирную застройку?

Дарья Кутецкая-Руденко: Не обязательно. Допустим, какой-то компании выделили 100 лет назад участок под строительство стоянки.

Андрей Блинов: Разве легко поменять его целевое назначение?

Дарья Кутецкая-Руденко: Зачем?

Андрей Блинов: Хорошо. Земля, на которой написано, что здесь должна быть стоянка…

Дарья Кутецкая-Руденко: Важно сакцентировать внимание. Конечно же, обязательно нужно поменять целевое назначение, но в большинстве случаев происходит так, что одни меняют, а другие не заморачиваются и строят дома.

Андрей Блинов: Строят дома, а дальше что происходит?

Дарья Кутецкая-Руденко: Ничего, по решению суда вводят в эксплуатацию.

Андрей Блинов: Им необходимо сдать этот дом в эксплуатацию, и они добиваются этого по решению суда?

Дарья Кутецкая-Руденко: Да.

Андрей Блинов: Насколько этот механизм работает?

Дарья Кутецкая-Руденко: Отлично работает.

Андрей Блинов: Известного застройщика Анатолия Войцеховского  судят, по сути, за это?

Дарья Кутецкая-Руденко: Нет. Дефакто или деюре? Проводят параллели с Аль Капоне, очень похожая ситуация. Войцеховский действительно работал по такой схеме: он строил дома на участках…

Андрей Блинов: Анатолия Войцеховского знают, наверное, все наши радиослушатели. Возможно, не все знают о его империи. Но у меня сложилось впечатление, что о его империи не знают все и прокуроры, и журналисты. Сейчас накопали вроде как 60 фирм, многие из которых оформлены на подставных лиц, следствию, по-моему, нужно будет доказать входят ли эти группы в империю Войцеховского, и удастся ли это все припаять к неуплате налогов. Твои коллеги журналисты говорят о нем, что Войцеховский был ярый противник взяток в открытом виде. Он сначала строился, а потом через суды и прокуратуру решал все вопросы, связанные с целевым назначением введения в эксплуатацию комплексов, а иногда просто работу этих зданий проводил без должной документации длительное время. Так ли это по твоей информации?

Дарья Кутецкая-Руденко: Это же какое-то противоречие. Где в этом тезисе, что он противник взяток?

Андрей Блинов: Говорят, что он сначала не заносил их, как он потом договаривался, никто не знает.

Дарья Кутецкая-Руденко: Анатолий Петрович Войцеховский на рынке недвижимости уже лет 15, он достаточно активно работает. У него несколько пиков было: в 2004, 2007, 2012. Он всегда работал по такой схеме.

Андрей Блинов: Как можно коротко охарактеризовать стиль его работы? В чем был его основной бизнес?

Дарья Кутецкая-Руденко: Он не дурак.

Андрей Блинов: Не дурак – это, скорее, призвание, и, наверное, способность, а все-таки  какова бизнес-модель?

Дарья Кутецкая-Руденко: Он брал земельный участок, либо покупал его с существующей фирмой, либо смотрел подходящий земельный участок, обносил забором и начинал там строить. Главное выдержать первый этап, довести до третьего этажа, а там уже сам черт не брат, и продавал дешево.

Андрей Блинов: Фактически у него был какой-то боевой  отряд…

Дарья Кутецкая-Руденко: Не обязательно боевой отряд.

Андрей Блинов: Кто-то же должен был держать оборону.

Дарья Кутецкая-Руденко: Против кого?

Андрей Блинов: Если на эту землю еще кто-то претендовал: собственник или недовольные местные жители. Он занимался уплотняющей застройкой?

Дарья Кутецкая-Руденко: С собственниками он договаривался достаточно легко, обещал определенный процент от продаж.

Андрей Блинов: Огромное количество объектов, столичные комплексы: от “Жемчужины Троещины” и “Мозаики” до “Печерских бастионов”, “Шевченковского квартала”, с достаточно приятной ценой (9,10 и чуть больше тысяч гривен). Насколько это все означает, что здесь везде будет “Элита-центр” в том или ином виде, в тех очередях, которые не достроены?

Дарья Кутецкая-Руденко: Этот вопрос сейчас волнует всех. Нужно менять законодательство. Многие объекты, которые он построил,  введены в эксплуатацию формально, по решению суда. Теперь ГАСК заставляет выдать соответствующие сертификаты. Эти дома стоят, в них живут люди, но у них нет права собственности, например, они без почтового адреса…

Андрей Блинов: Это у всех домов или только у части?

Дарья Кутецкая-Руденко: У части домов,  у других нет коммуникаций, какие-то дома не достроены, какие-то только закладываются. Каждый дом – определенная история. Очень многие дома запрещали строить на разных уровнях. Я помню ситуацию 2014 года, когда МВД запретило строительство четырех его домов, изъяли все документы, но дома продолжали строить. Мы звонили Войцеховскому, спрашивали:

-Ну как?

-Все нормально, строим.

- Подождите, вам же запретили строить?

-Да это из меня взятки вымагали. Если будут быковать (не помню точно глагол, но какой-то достаточно агрессивный),  я пойду в АТО, возьму автомат и будем решать вопрос.

Андрей Блинов: Напрашивается вопрос, возможно, ты сможешь найти на него ответ. Что изменилось?  Многие журналисты говорят, что он работал по таким схемам давно, но в 16 году вдруг что-то изменилось и решили его прижать, рискуя получить огромное количество недовольных людей, которые покупали квартиры, инвестировали в них, а также уже живут. Получается, фактически, обрушили пирамиду, которая, может быть, не обрушилась бы столь масштабно. Сейчас риски очень серьезные.

Дарья Кутецкая-Руденко: Наверное, вопрос нужно сформулировать по-другому: “А он сядет?”

Андрей Блинов: Он сейчас задержан, он сидит, залог 14 млн. гривен.

Дарья Кутецкая-Руденко: Да, я разговаривала с его адвокатом, пока они еще не решили, будет он выходить или нет. Но он сядет? Потому что это очень большой риск. Его будут судить не за его пирамиду, не за какие-то объекты, а за налоги.

Андрей Блинов: А что значит: он не платил налоги, с чего он должен был платить налоги?

Дарья Кутецкая-Руденко: Судят Андрей Петровича Войцеховского предпринимателя, не строителя, не владельца каких-то компаний, которые строили дома. Он не уплатил определенное количество налогов, так считает следствие. Адвокат настаивает на том, что все  налоги были выплачены, не помню порядок цифр, но там идет речь о десятках миллионах гривен.

Андрей Блинов: Известно ли тебе, эти все структуры: “Континентбуд”, “Укогруп”, “Сити Групп”, “Энергобуд” и.т.д, все на него оформлены или все-таки тут не докопается следствие, скажут: “Мы судим гражданина Войцеховского, а его партнеры, возможно и деньги, они себе работают”. Может быть не так все страшно?

Дарья Кутецкая-Руденко: Что-то оформлено на сыновей, что-то он начал судорожно переоформлять несколько лет назад на подставных лиц, 19-летний бомж, что-то такое встречалось… Достаточно грамотно прятал концы в воду. Найти и установить это уже вопрос компетентности следователей.

Андрей Блинов: Если мы вспомним историю с “Элита-центром”, с какими боями там пытались что-то достроить и сколько это длится.  Я так понимаю, что там по-прежнему до половины людей, которые вовлечены в эту аферу, они не обзавелись обещанным им помещениями на полных правах собственности. Следователи понимают, что в данном случае эта афера, если ее можно считать аферой, еще более масштабная и здесь город не будет пытаться что-либо сделать по причине того, что априори ничего не получится сделать?

Дарья Кутецкая-Руденко: Надо менять законодательство. У нас законодательство очень дырявое. Как, например, достраивать долгострой, за чей счет его достраивать? За счет бюджета, инвестора, другой компании? “Киевгорстрой” со скрипом строит “Элита-центр”, отдает потерпевшим.

Андрей Блинов: Там было пару домов, по-моему.

Дарья Кутецкая-Руденко: Войцеховский…это немножко с другой стороны нужно зайти. По данным КГГА, у него 42 объекта и они продаются дешево, дешевле рыночных цен. Он стал неудобен. Я тоже задавала всем этот вопрос: “Почему сейчас, почему не 5, 10 лет назад?” Все прекрасно знали, все видели эти решения суда, и не всегда решение суда было настоящим. Мне рассказывали, не знаю насколько это правда, что он изготовил печать и якобы эту печать ставил как решение суда.

Андрей Блинов: Что-то известно о планах партнеров Войцеховского и самого Анатолия Петровича? Как, собственно, выходить из этой ситуации? Мы так понимаем, что он не планирует совсем отходить от этого, он понимает, что это конкурентная борьба, по крайней мере, по версии, которую ты излагаешь. Я думаю, что она удобна для него, она хорошо публично звучит.

Дарья Кутецкая-Руденко: Это не столько моя версия, сколько логичная версия. Он действительно мешает, на рынке спроса достаточно мало, и надо как-то бороться с этим. И еще один момент: если эта пирамида завалится, рынок не устоит, он тоже ляжет.

Андрей Блинов: “Ляжет”, значит,  упадут резко цены в первую очередь?

Дарья Кутецкая-Руденко: Не просто цены упадут, прекратится строительство площадок.

Андрей Блинов: Мы ведем речь только о Киеве?

Дарья Кутецкая-Руденко: У него только Киев.

Андрей Блинов: Но здесь эффект домино, он может хотя бы на регион перейти.

Дарья Кутецкая-Руденко: Здесь мне сложно судить. У нас не так много строителей, которые строят по всей Украине.

Андрей Блинов: Еще одно имя на рынке - Максим Микитась, новоиспеченный народный депутат, юридически он им станет тогда, когда Центризбирком выдаст ему свидетельство и он примет присягу народного депутата. Но уже очевидно, что на 206 Черниговском округе в это воскресенье он победил, набрав 31,5% голосов. Что мы знаем о Максиме Микитасе, кроме того, что он президент государственной компании “Укрбуд”, строится в столице, в некоторых других областных центрах. Кто он и чем его схемы принципиально отличаются от схем господина Войцеховского?

Дарья Кутецкая-Руденко: Хороший вопрос. Начнем, наверное, с “Укрбуда”. Ты сказал: “государственная компания”, нет, есть корпорация “Укрбуд”, которая была создана в 91 году как правопреемник советского прошлого. Туда входило, если не ошибаюсь, полторы тысячи компаний различных: и проектные институты, и какие-то санатории, пансионаты. Потом пошла волна приватизации, часть компаний по-прежнему государственные, а часть входят, которые являются частными, например ООО “Укрбуд Девелопмент”, какая-то доля у них - живые лица. Кто такой Максим Микитась? В 2010 году Максим Микитась стал президентом корпорации “Укрбуд” в возрасте 30 лет.

Андрей Блинов: Как я  понял, фактически унаследовав эту должность?

Дарья Кутецкая-Руденко: Не совсем так. Корпорация “Укрбуд” строила активно в Чернобыле, она занималась строительством промышленных объектов, это не было жилье. Действительно его отец работал в корпорации на топовых должностях, больше он занимался направлением Чернобыля.

Андрей Блинов: Промышленное строительство?

Дарья Кутецкая-Руденко: Было исключительно промышленное строительство, но после того, как пришел Максим Микитась, корпорация стала заниматься жильем. В 2012 году они стали весьма влиятельным игроком на рынке. На тот момент у них было чуть больше 10 площадок, это очень много для компании, которую вчера никто не знал. Я задавала вопрос: “Максим Викторович, вы откуда?” Он говорил: “Я из Чернобыля”.

Андрей Блинов: Можно понимать так, что где-то на промышленных государственных заказах, а какие могут быть заказы в чернобыльской зоне, собственно, и родилась корпорация.

Дарья Кутецкая-Руденко: Да. Плюс они строили что-то в Иране, получили валютную выручку, сыграли на колебании валют…

Андрей Блинов: Его схемы принципиально отличаются в “Укрбуде” от того, что делает господин Войцеховский?

Дарья Кутецкая-Руденко: Подделывает ли Микитась судебные решения?

Андрей Блинов: Я не совсем это имею в виду. По сути, стройка без документов, потом задним числом через каких-то доверенных лиц попытка легитимизировать эту стройку по факту.

Дарья Кутецкая-Руденко: Есть много объектов, которые уже сданы в эксплуатацию “Укрбуд”, там живут люди и у них там все нормально, никаких митингов нет.

Андрей Блинов: Тем более он стал депутатом.

Дарья Кутецкая-Руденко: Так он и раньше был депутатом “Киевсовета”.

Андрей Блинов: Верхованая Рада – это намного более сильный иммунитет.

Дарья Кутецкая-Руденко: Будут ли проблемы у его покупателей, ты это имеешь в виду?

Андрей Блинов: Судя по всему, да.

Дарья Кутецкая-Руденко: А сейчас они есть или ты имеешь в виду “Солнечную Ривьеру”?

Андрей Блинов: Да.

Дарья Кутецкая-Руденко: Если пройтись по скандальным, я перед эфиром готовилась, и посмотрела все скандальные площадки Микитася. У него их было 3: нашумевшая “Солнечная Ривьера”, “Мрия”, “Переможець”. С “Мрией” он так и не зашел, с “Переможцем” зашел и вышел, он даже не начинал строительство, земельный участок, насколько я понимаю, принадлежал не ему. Работают опять-таки по схеме: земельный участок не их, эта партнера, они заходят туда как инвесторы и как подрядчики. Тоже самое было с “Солнечной Ривьерой” и с “Мрией”.

Андрей Блинов: Земля потом оформляется по факту?

Дарья Кутецкая-Руденко: Нет, а зачем ее оформлять? Она принадлежит другим компаниям. Допустим, тебе принадлежит земля, а у меня есть деньги и строительные мощности для того, чтобы построить. Мы с тобой заключаем договор, и я на твоем земельном участке строю дом. Так работает практически весь строительный рынок. Это раньше кто-то пытался выкупить земельный участок. А  в связке партнерства сейчас работают  абсолютно все игроки.

Андрей Блинов: Почему господин Микитась, на твой взгляд, с бизнес точки зрения, баллотировался именно в Чернигове. Это был ближайший свободный округ или там у него много бизнес интересов? Насколько много объектов “Укрбуда” там?

Дарья Кутецкая-Руденко: У него все объекты сосредоточены в Киеве и по-прежнему подразделение занимается строительством в Чернобыле.

Андрей Блинов: Получается ближайший округ?

Дарья Кутецкая-Руденко: Скорее всего, да, это больше политика.

Андрей Блинов: Нам пишут много писем, тебе много обращений и вопросов. Ирина из Киева, комментируя предложение о квартире за 8 тысяч долларов, сказала:

Что же, чем жить с родителями после школы или вузов, можно до образования семьи пожить в такой квартире. Очень хорошее предложение.

А вот слушательница Татьяна спрашивает совета:

Какую квартиру лучше приобрести: на первичном рынке сейчас или молодую квартиру до 10 лет?  Под “молодой” она имеет в виду на вторичном. Нет других вводных, к сожалению.

Дарья Кутецкая-Руденко: Интересно, какую цель преследуют. У меня очень много знакомых покупали квартиры на первичном рынке, и они сейчас счастливые обладатели квартир. Другие знакомые покупали квартиры на вторичном рынке, и они тоже счастливые обладатели квартир.

Андрей Блинов: По твоему журналистскому и потребительскому опыту, где все-таки больше сюрпризов? Если ты меня спросишь про рынок автомобилей, например, я тебе сразу скажу: “Первичка – спокойнее”. По квартирам также?

Дарья Кутецкая-Руденко: Ты заселяешься в новостройку, будь готов, что ты 3 года будешь жить в ремонте, он будет проходить не только у тебя, но и у соседей сверху, снизу, слева, справа.

Андрей Блинов: А на вторичке уже все устоялось? Сюрпризов намного менше?

Дарья Кутецкая-Руденко: Опять таки, смотря какая вторичка. Например весь Подол- деревянные перекрытия.  Там когда снимаешь пол, там столько сюрпризов.

Андрей Блинов: Сергей из Днепра спрашивает:

Тенденция для Днепра  соответствует тому, что вы рассказывали о Киеве?

Дарья Кутецкая-Руденко: Эта тенденция характерна для всех крупных городов, мы отслеживали это.

Андрей Блинов: Хельга пишет нам:

В украинской провинции практически не существует профессии риелтора. Таким образом, не существует наценки на недвижимость: покупатель напрямую выходит на продавца по объявлениям. Почему же в городах посредники риелторы, на взгляд нашей сегодняшней гостьи, берут такой высокий процент?

Дарья Кутецкая-Руденко: Я не знаю, за что платят риелторам. Этот вопрос задается давным давно и профессиональным сообществам, и журналистам… Риелторы всегда говорят: “Мы же давали объявления, мы же проводили какую-то работу”. Этой истории сталько лет. Есть несколько законопроектов, штук 5 по-моему, которые предлагали внести ответственность риелторов за то, что они помогали сделке, но все это так и осталось на бумажках, они застряли в комитетах и рынок немножко хаотичный. Риелторы помогают немножко секономить время, подсказывают, какие документы нужно оформить. В докризисные времена, до 2008 года, риелторы очень активно помогали брать ипотеку.

Андрей Блинов: Вот еще один радиослушатель нам пишет:

В Украине уже все товары продаються за гривны, только жилье, по какой-то причине в доларах. Может надо всех обязать торговать в гривне и декларировать цены в гривнях? Может быть тогда людям легче будет покупать-продавать квартиры?

Дарья Кутецкая-Руденко: Так и есть: продажа производится в гривне, декларируется в гривне, просто некоторые делают привязку к доллару.

Андрей Блинов: Нет, речь идет о ценообразовании. Мне, например, когда говорят о том, что картира стоит 200 тысяч или, например, я узнал, что моя квартира несколько миллионов стоит. Мне никогда не приходило в голову, что в гривнах это несколько миллионов, но я приблизительно знаю, сколько она стоит в доларах.

Дарья Кутецкая-Руденко: Ты почувствовал себя миллионером?

Андрей Блинов: Я себя почувствовал еще в 93-94 годах, когда карбованцы были, так что меня этим не удивишь.

Дарья Кутецкая-Руденко: Мне сложно ответить на этот вопрос. Рынок первички действительно работает на гривни, вторичка – в доларах, и что с этим сделать…

Андрей Блинов: Речь идет о декларировании. Грубо говоря, квартиры не по 30 тысяч долларов…

Дарья Кутецкая-Руденко: Количество нулей пугает, здесь еще маркетинговый ход: когда ты увидишь, что квартира стоит полтора миллиона гривен – испугаешься.

Андрей Блинов: Дарья Кутецкая, главный редактор портала ABCnews, на животрепещущую тему недвижимости сегодня общались. Такой у нас специфический кризис: есть рынок, есть о чем говорить. Буду с вами прощаться. ”Берегитесь всегда строить воздушные замки, эти постройки легче всего возводятся, но тяжелее всего разрушаются”. Отто фон Бисмарк. Программу “Точка зрения” провел Андрей Блинов.