Геннадий Зубко. Фото Радио Вести

Андрей Блинов: Добрый вечер! На волнах Радио Вести итоговый час аналитики и информации. В студии работает Андрей Блинов. Сегодня в рамках программы "Тема дня" у нас будет несколько неожиданный формат – правительственный час. И сразу представлю нашего гостя. У нас в студии вице-премьер-министр, министр регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства Украины Геннадий Зубко. Геннадий Григорьевич, добрый вечер!

Геннадий Зубко: Добрый вечер!

Андрей Блинов: Говорим мы сегодня в первую очередь об энергосбережении и децентрализации. Эти фишки являются особенностью, пожалуй, трех последних украинских правительств и сразу же подключаем к нашей беседе вас, уважаемые радиослушатели, поскольку вы практически в каждом часе жалуетесь на тарифы, на невозможности или сложности с их оплатой, а также связанные с этим ваши страхи. Сегодня мы предлагаем поучаствовать вам в следующем голосовании:

Как сделать коммунальные тарифы подъемными?

-Нужно стимулировать энергосбережение.

-Необходимо дальше увеличивать субсидии тем, кто не может платить в полном объеме.

-Решением является снижение тарифов на коммуналку.

Начну с того, что я как-то привык, что каждую неделю, обычно по средам, правительство проводит очень активно в публичной плоскости, в этот день проходит заседание Кабинета министров. Но на этой неделе я не обнаружил планов провести такое заседание. Кабинет министров Украины ушел в отпуск?

Геннадий Зубко: Как видите, Кабинет министров Украины работает, я на рабочем месте, и я думаю, что общение с нашими гражданами, также с вашей помощью, дает возможность донести то, чем именно занимается сегодня наше правительство. Я ответственный в правительстве за 2 реформы, я бы не говорил о министерстве, которое занимается несколькими направлениями, а хотел бы поговорить про конкретные реформы, которые должны дать конкретный результат для каждой украинской семьи.

Если говорить с точки зрения энергоэффективности, то это вопрос защиты наших граждан от той нагрузки, которую имеет любая украинская семья. Это означает увеличение расходов, которые касаются коммунальных услуг. Вы говорили о том вопросе, что сегодня многие политики заставляют людей бояться в целом будущего. А нам нужно донести ту информацию, которая должна успокоить людей. Почему? Потому что я напомню прошлый год, когда накануне местных выборов 25 октября поднимался вопрос тарифов, говорили, что люди будут практически под давлением тех тарифов, которые были на тот момент.

Опыт нам показал, что необходимо двигаться в двух направлениях. Первое – направление защиты тех людей, которые сегодня не могут заплатить за коммунальные услуги, и у которых увеличение расходов является фактически больше 15% дохода, они находятся под опекой государства и, обращаясь к государству, они такую субсидию получают, и в этом нет ничего плохого. Проанализировав, как развивалась ситуация в 14, 15, 16 году, люди, которые получили субсидию, они не заплатили больше, чем в другие года.

Второе направление: каким образом защитить людей, которые могут заплатить, но это также является большой нагрузкой на семейный бюджет в связи с рыночной ценой на газ и отсутствия той двойной цены, которая была всегда, это вопрос в целом энергоэффективности, а также вопрос уменьшения счетов за счет уменьшения объемов потребления. Наша цель дать возможность один раз потратив средства предоставить помощь от государства, это те же субсидии.

Андрей Блинов: Это скорее инвестиция в экономическом плане, а не субсидия.

Геннадий Зубко: В экономическом плане мы об этом поговорим, что это – инвестиция, но это также и помощь государства для того, чтобы компенсировать те расходы граждан, которые касаются компенсации: 20% - по не газовым котлам, 30% - по индивидуальным домам, и 40% - по ОСМД, а также тех людей, которые получают субсидии – это 70%, которые по программе "Теплый кредит" могут воспользоваться такой услугой.

Скажу откровенно, если мы снова говорим о страхах граждан, то именно то социологическое исследование, которое мы провели последнее время, показало, что среди тех людей, которые воспользовались либо субсидиями, либо энергоэффективными мероприятиями, такого страха нет.  Сегодня самая большая критика исходит от людей, которые не подключились к этой программе. Я думаю, что общение напрямую с нашими украинцами, даст еще одну возможность убедить их, что другого пути уйти стране от энергозависимости, от коррупционных рисков, которые всегда были в газовой сфере, нет. Это был как политический, так и коррупционный вопрос.

Политический вопрос заключается в зависимости от поставок газа из России и коррупционный вопрос в том, что на каждом кубе поставляемого и потребляемого нашими украинцами газа, зарабатывались огромные деньги. Сегодня перед нами стоит задача эти средства направить адресно именно тем людям, которые в них нуждаются. Это вопрос увеличения социальных стандартов, увеличения пенсий, увеличения зарплат бюджетным работникам, а также возможность перейти от того, чтобы ровным слоем размазывать ту субсидию, которая стоит сотни миллиардов гривен для государства и помочь именно тем, кто в ней нуждается.

Андрей Блинов: У нас уже активно идет голосование. Откровенно вам скажу, что стартовые позиции сейчас такие, что 72% людей у нас на телефонных линях и на сайте голосуют за то, чтобы снизить тарифы.  Я хочу продолжить вашу мысль про бюджетников. На сегодняшний день у нас есть социальный стандарт, если твоя семья тратит 15% и больше на оплату жилищно-коммунальных счетов, ты имеешь право и фактически обязан оформить субсидию. Соответственно, мы же понимаем, что если у какого-то работника образования или охраны здоровья заработная плата где-то на уровне 8-9 тысяч, то за счета, которые могут достигать 2 тысяч гривен, эти люди тоже вынуждены будут оформлять субсидию. А таких средних официальных зарплат в этих сферах сегодня нет, как бы их не повышали. Получается, что шаг по увеличению заработных плат, по крайней мере то, что может сделать правительство по бюджетникам, по государственным предприятиям, он ничего не даст. Только субсидии.

Геннадий Зубко: Во-первых, хочу сказать, что у любой реформы есть проходной процесс. И сегодня, когда я вижу, что большое количество людей голосуют за снижение тарифов, я считаю, что это недостаточная информация для граждан о том, что именно дает снижение тарифов. Снижение тарифов, в первую очередь, дает невозможность повышения заработных плат. Я считаю, что именно низкие тарифы дают возможность выплачивать низкие зарплаты. Вот в этом государство и находилось 25 лет. Сегодня, когда вы говорите, что средняя заработная плата бюджетного работника 8-9 тысяч, дай бог чтобы мы дошли до этого вопроса.

Андрей Блинов: Этим летом и вы, и премьер Гройсман очень много говорили о создании "Фонда энергоэффективности". Мне кажется, что с приборов учета и энергосбережения нужно было начинать. У меня создалось впечатление, что это было главным заданием правительства на текущее лето, но посмотрев документы и почитав, что для этого необходимо, я понял, что нужны законы и этот фонд, вы сами об этом говорили, начнет работать где-то с начала 2017 года. Я думаю, мало кто будет спорить с тем, что он необходим, потому что энергозатраты украинской экономики в 3,5 раза выше, чем в среднем по Европейскому союзу. Почему же мы про такой фонд говорим в будущем времени?

Геннадий Зубко: Во-первых, я могу вернуться к голосованию, это очень важный вопрос, когда люди сегодня голосуют за снижение тарифов. Я сегодня поддерживаю людей, за то, чтобы снизить стоимость счетов, которые приходят за жилищно-коммунальные услуги. Но не за счет снижения тарифов, не рыночных цен на газ, за счет объемов потребления, и это возможно именно за счет энергоэффективности. Теперь относительно того, что касается шагов правительство для того, чтобы создать "Фонд энергоэффективности". Это политическое решение. Парламент практически в феврале 2015 года провалил голосование по закону по энергоэффективности зданий. Тогда было совсем другое понимание того, каким образом нужно двигаться в вопросе энергоэффективности, на субсидии тратилось 1.7 млрд., а на дефицит компании "Нафтогаз" расходовалось 120 млрд. Когда мы приняли решение о том, чтобы сокращать расходы на дефицит "Нафтогаза" и увеличить предоставление помощи населению через субсидии, оказалось, что сегодня уже не 1.7 а 17 млрд. тратится на субсидии, и вопрос инвестиций в энергоэффективность стал очень остро.

Для того, чтобы создать условия, чтобы мы эффективно использовали средства граждан и государства, нам нужно техничное решение. В законе "Об энергетической эффективности зданий", который сейчас принят правительством и внесен в парламент, определяется класс энергоэффективности зданий, каким образом провести аудит этого здания, каким образом должны быть подготовлены эти специалисты, и каким образом работает этот закон для того, чтобы, учитывая 31 директиву, сделать так, чтобы Украина участвовала в процессе энергоэффективности. Именно такое требование было Евросоюза для того чтобы помогать Украине по расходам….

Андрей Блинов: Вы говорите про процедуру. Насколько я понимаю процедура – это прерогатива Кабмина, разработать порядок…

Геннадий Зубко: Нет, вопрос в том, что мы разработали закон "Об энергетической эффективности зданий". Сейчас еще дополнительно внесен депутатами и разработанный вместе с нами закон "О коммерческом учете". Но это не значит, что правительство не делает материальных и практических шагов за это время. За это время НКРЕКП вместе с нами разработала инвестиционные программы, которые сегодня внедряются по учету наших домов. Если взять Киев, то Киев на сегодняшний день продвинулся практически до 72%, а Украина только за один год (2015) вышла с 31% до 56% учета домов.

Андрей Блинов: Вы говорите про приборы, про счетчики. Меня интересует теплоэнергия. Данные "Нафтогаза", которые были сегодня обнародованы, более оптимистичные, чем вы говорите.

Геннадий Зубко: Вопрос в том, что у нас стоит задание до конца года выйти в целом по стране на 75%, а в 2017 году закрыть этот вопрос. Теперь то, что касается "Фонда энергоэффективности". Мы запустили в 2015 году программу "Теплых кредитов", которой воспользовались практически 100 тысяч украинских семей и получили от государства поддержку.

Андрей Блинов: Это отдельные квартиры и объединение совладельцев многоквартирных домов?

Геннадий Зубко: Индивидуальных домов.

Андрей Блинов: Они берут кредит в двух государственных банках.

Геннадий Зубко: В трех государственных банках: "Укргазбанк", Укрэксимбанк, "Ощадбанк". Когда они берут кредит, они приобретают или негазовый котел, получают 20% стоимости от этого котла, или берут кредит на то, чтобы приобрести строительные материалы, которые определены постановлением правительства и получают 30%, если это ОСМД они получают 40% компенсации от государства. Таким образом, государство помогает снизить нагрузку на энергоэффективность.

Андрей Блинов: На какую сумму профинансирована эта программа в 2015-первой половине 2016?

Геннадий Зубко: В прошлом году правительство выделило практически 467 млн. на эту программу, использовано было 343. В этом году было выделено 793 млн., на сегодняшний день использовано где-то на уровне 600 млн. У нас сегодня уже работает программа, которая помогает людям, которые участвуют в энергоэффективных мероприятиях, компенсировать им расходы. Еще дополнительно мы привлекли 172 муниципальные программы, например, в таких городах как Житомир, Луцк, Запорожье.

Андрей Блинов: Буквально вчера Киевская городская администрация заявила про продолжение этой программы.

Геннадий Зубко: Кроме того, это вопрос компенсации процентов по тем программам, которые сегодня взяты людьми. Во Львове и других городах компенсируется 20% по тем кредитам, которые предоставляют гражданам. Сегодня существует объединение усилий государства и местных советов для того чтобы помочь тем людям, которые расходуют средства, снизить нагрузку.

Андрей Блинов: Эта программа будет продолжаться?

Геннадий Зубко: Эта программа будет продолжаться до тех пор, пока не заработает в полном объеме "Фонд энергоэффективности". А цель фонда – не только предоставление такой помощи по компенсации тела кредита, а еще предоставление технического решения, каким образом это нужно сделать.

Андрей Блинов: Будут создаваться государственные предприятия по утеплению?

Геннадий Зубко: Нет. Очень важно чтобы мы "Фонд энергоэффективности" воспринимали как учреждение, которое является сервисным. Он не определяет кто, кому должен установить то или иное оборудование. Он предоставляет возможность получить доступ к базам данных тех энергосервисных компаний, которые могут оказать такие услуги, тех аудиторов, которые могут провести аудит, тех технических решений, к которым может присоединиться или ОСМД или индивидуальный дом. И самое важное, за счет того, какого класса дом переведен в наивысший класс будет предоставлена поддержка государства, в том числе доноров, которые сегодня готовы. А сегодня готовы и Европейский союз, и правительство Германии присоединиться к софинансированию этой программы.

Но финансирование идет не государственного учреждения, не государственного бюджета, а конкретного человека, который обратился по такой программе, которая открыла счет, пока что мы говорим в государственных банках, которая провела мероприятия, которые показывают, что класс дома был H или C, который обозначается законом "Об энергетической эффективности зданий", и перевела его в класс B или A. Таким образом, она сделала энергоэффективное мероприятие. Нам очень важно, чтобы средства, которые расходуются сегодня нашими гражданами, имели экономию не 10%-15%, а 50%-60%. У нас есть сегодня примеры, когда дома после термосанации получают до 75% экономии энергии. Я скажу, почему так произошло. Украина тратит сегодня в 5 раз больше, чем Польша на потребление энергии.

Андрей Блинов: По коммунальному хозяйству?

Геннадий Зубко: По коммунальному хозяйству это просто ужас. В Украине 25 лет не было ни учета, не было никаких приоритетов у государства для того, чтобы уменьшить потребление газа.

Андрей Блинов: Я вам скажу, почему в обществе есть определенное напряжение относительно "Фонда энергоэффективности", возможно вы об этом не знаете. Например, у нас есть много фондов, они начинали достаточно активно, приблизительно с таких же выступлений чиновников, на таких должностях как вы сейчас занимаете. После этого, все превращалось, скажем, в немассовую акцию: либо индивидуальные вещи отдельным семьям, либо вообще прекращались эти программы, потому что, вы сами знаете, финансировать 250 программ наш не очень богатый бюджет не может. Сейчас ключевой вопрос, который задают эксперты: "Почему бы не продолжить массово именно рыночную поддержку компенсаций процентных ставок и частичной компенсации расходов на утепление домов, без создания каких-либо структур? Просто компенсируйте на рыночной основе, и рынок все расставит на места".

Геннадий Зубко: Дело в том, что на сегодняшний день мы должны предоставить техничное решение. Сегодня люди приобретают только те строительные материалы, которые они используют из своего опыта.

Андрей Блинов: Это же не плохо, вы компенсируете им ставки?

Геннадий Зубко: Но таким образом мы сегодня не получаем обратного эффекта. Насколько существует экономия после таких энергоэффективных мероприятий. Человек поменял окно в доме и считает, что он уже сделал то улучшение, которое ему дало 10% экономии. Государство сегодня настроено на то, чтобы проводить комплексную термомодернизацию и обеспечить экономию 50-60%. Для этого нужно предложить конкретные решения и конкретную процедуру. К вопросу о прозрачности, сегодня это вопрос участия иностранных партнеров в таком фонде. Самый главный вопрос, который они задают в первую очередь, это вопрос прозрачности. То, что мы продемонстрировали с программой "Теплых кредитов", когда сегодня госчиновник не может присоединиться к принятию решения: предоставлять кредит или нет, это решение принимает банк. Государство компенсирует людям, практически не понимая, что это за человек, отвечая только на запрос банка. Это та европейская практика, которая работала в Польше, Чехии, которая сейчас работает в Румынии.

Андрей Блинов: Очень активно вы голосуете по вопросу нашего голосования: 

Если бы вы были руководителем страны, какие вы бы шаги сделали для того, чтобы сделать коммунальные тарифы подъемными?

Напоминаю, мы предложили следующие варианты:

-Необходимо стимулировать энергосбережение.

-Необходимо дальше увеличивать субсидии тем, кто не может платить в полном объеме.

-Решением является снижение тарифов на коммуналку

Господин Зубко, почему правительство в первую очередь не обеспечило 100% домохозяйств или многоквартирных домов приборами учета? Тогда можно было в значительной мере сократить и дотации "Нафтогазу", и получить реальную картину того, сколько действительно у нас идет потребление газа на уровне входа домов, а не на уровне потерь на теплопунктах или на областных или районных теплокомпаниях.

Геннадий Зубко: Нам приходится делать все одновременно. Я приведу пример. Если за 25 лет независимости страна смогла установить всего 27% счетчиков, то только за 2015 год мы смогли установить практически 56%. Как вы видите, разница в два раза. И это вопрос того, что мы сделали за минувший год. Почему необходимо заниматься одновременно вопросом цен и вопросом установки счетчиков? Почему нельзя подождать, что мы установим счетчики, потом посмотрим по ценам. Два предыдущих правительства, и в 2007 и в 2010 году…

Андрей Блинов: Подождите, два предыдущих правительства – это правительства Арсения Яценюка.

Геннадий Зубко: Нет, я имею в виду в 2007 был подписан Меморандум по рыночной цене и 2010 был подписан Меморандум по рыночной цене, но ничего не было сделано. Мы так и остались в том состоянии, что было установлено 31% или 27% счетчиков. Другой вопрос, почему это не было сделано.  Ждать дальше, расходуя 120 млрд. средств на дефицит "Нафтогаза" у нас нет возможностей. Сегодня эти средства забрались именно из возможности выплачивать пенсии, заработные платы, и тем самым компенсируя расходы коммерческим компаниям, которые поставляют газ или зарабатывают сверхприбыли по этому направлению.

Андрей Блинов: Смотрите, что люди пишут нам:

Юлия, Киев: Какой мне смысл утеплять квартиру, если установить именно в моей квартире счетчик тепла нельзя, как и невозможно регулировать температуру батареи. У нас большой многоквартирный подъезд, одни люди зимой открывают окна, другим холодно. В итоге, батареи как грели, так и греют. Мы фактически не принимаем участие в энергосбережении.

Геннадий Зубко: Большое спасибо за этот вопрос. Это уже даже не вопрос обсуждения: нужно делать энергосбережение или не нужно, а вопрос как именно это сделать. Возвращаемся к вопросу создания фонда и к техническому вопросу, каким образом провести, я говорю о термосанации такого дома. Термосанация подразумевает не только утепление и установку счетчика, а также установление индивидуального теплового пункта.  Он дает возможность не только подсчитывать энергию, но и управлять этой энергией, и в зависимости от температуры на улице подавать тепло в том объеме, которое требуется той или иной квартире.

Андрей Блинов: Правильно ли я вас понимаю, что этот фонд должен составлять 35-40 млрд. евро по всей стране? Я имею в виду идею "Фонда энергоэффективности".

Геннадий Зубко: То, что касается инвестиций в энергоэффективность, действительно это 30-40 млрд. евро, которые необходимо вложить нашей стране в течение 10 лет на термомодернизацию. Это вопрос не только жилищного сектора, это модернизация тех предприятий, которые поставляют сегодня тепло. Возвращаясь к вопросу радиослушательницы, каким образом это сделать.  Именно поэтому мы говорим про термосанацию. Сегодня вопрос утепления — это не только вопрос устройства внешних стен или замены окон, это вопрос изменения внутренних сетей. С одной стороны, мы можем очень быстро поставить счетчик и индивидуальный тепловой пункт, чтобы регулировать необходимое количество тепла и это общая температура по дому, но установление горизонтальной разводки даст возможность регулировать внутри.

Андрей Блинов: В старых домах горизонтальная разводка возможна?

Геннадий Зубко: В старых домах горизонтальная разводка возможна только при санации дома. Это практически замена сетей, потому что выводится один стояк на подъезд вместо каждого стояка на каждую комнату. Но это капиталовложение больше, чем просто установление счетчика, индивидуального теплового пункта, и в принципе это решение жителей дома.

Андрей Блинов: Нам пишет еще один наш слушатель.

Владимир: Вице-премьер недоговаривает, потому что процентная ставка по кредитам в госбанках около 25% плюс есть комиссия за выдачу. Получается, что за год фактически средства компенсации от правительства уходят на обслуживание кредита?

Геннадий Зубко: Если каждый человек, который может считать денежный поток, понимает, что чем дольше он будет погашать этот кредит, тем больше процентов он погасит. Но погашать проценты он будет уже на остаток той суммы, которая ему остается после компенсации.

Андрей Блинов: Уже известен средний термин этого кредита?

Геннадий Зубко: "Ощадбанк" сегодня предоставил нам информацию о том, что 80% кредитов, которые были предоставлены в 2015 году уже возвращены. "Ощадбанк" сегодня заявляет о том, что это не очень выгодная система.

Андрей Блинов: Не берут на 3-5 года?

Геннадий Зубко: Возвращают очень быстро, на протяжении одного года. Я вам скажу откровенно, что это возможно, потому что на сегодняшний день, когда человек берет кредит и начинает экономить 25% энергии, которую он тратил раньше и получает еще 30 или 40% компенсации от государства….

Андрей Блинов: Люди еще интересуются:

Можно ли одновременно взять и кредит на утепление и иметь текущую субсидию?

Геннадий Зубко: У нас по программе "Теплых кредитов" 50% людей, которые берут кредиты — это люди, которые получают субсидию. Это на данный момент, по аналитике, которую мы провели. С одной стороны, говорят, что люди, которые получают субсидии, немотивированы проводить такие энергоэффектиные мероприятия. С другой стороны, мы видим, что у нас есть люди, которые берут такие кредиты. Теперь по поводу голосования, все-таки хочу вернуться.  Я согласен с теми людьми, которые голосуют за снижение тарифов, но я бы хотел, чтобы мы четко определились с пониманием того, за счет чего мы будем снижать тарифы. Если мы говорим про уменьшение объемов потребления, то я рядом с этими людьми и готов проводить энергоэффективные мероприятия для того чтобы уменьшить нагрузку на украинскую семью. Если мы говорим про справедливую цену на газ, которая должна быть четко осознана и поддержана прозрачностью создания этой цены.

Я считаю, что эта информация должна быть открыта для общества и должно быть доказано, что это именно та рыночная цена, которая сегодня покупается на рынках в Роттердаме+ или еще где-то. Если вопрос стоит просто: давайте снизим счета за счет снижения тарифов, как было раньше, я скажу откровенно: "Я против". Потому что парадигма: "Давайте не думать про высокие доходы, а думать про низкие тарифы и низкие зарплаты", будет сохраняться еще много лет в нашей стране. Нам нужно переломать сознание граждан.

Андрей Блинов: Сегодня очень детально говорим с вице-премьером Геннадием Зубко о том, что можно сделать в области энергосбережения. Но мы не можем с вами не поговорить о децентрализации, во-первых, это одна из тем, которой вы занимаетесь, во-вторых, без этого у нас не пройдет часть реформ, в частности, те самые реформы энергосбережения. В одном из интервью вы приводили пример, что в результате объединения территориальных общин доходы на одного человека, по-моему, это было в Тернопольской области, выросли у местной общины с 1300 до 5000 грн. в год. Объясните мне все-таки, почему выросли именно доходы, в моем понимании было бы понятно, если бы за счет экономии на административном аппарате, на масштабе, снизились бы именно расходы.

Геннадий Зубко: В первую очередь, изменения реформы децентрализации – это изменения не только полномочий, но и смена доходной части бюджета той общины, которая объединилась. Поэтому община выходит на уровень областного центра и налоги у нее остаются в том количестве, как и в областном центре. Это вопрос не только доходов, это вопрос вообще поступлений в бюджет, которое увеличивается от 2 до 5 раз.

Андрей Блинов: В чем разница?  У большинства административно-территориальных субъектов у нас уходило 100% налога на физических лиц, налоги на недвижимость и транспорт, которые, кстати, являются новыми, и возможно именно ими вы компенсируете это увеличение?

Геннадий Зубко: Было распределение, что в областных центрах именно по НДФЛ завышается больше, если брать район или сельскую местность оставалось меньше 25% всего НДФЛ.

Андрей Блинов: Именно за счет маневра этого "прибыльного" налога с населения вы увеличили местный бюджет?

Геннадий Зубко: Второй вопрос акцизного налога, который сегодня является прямым доходом именно местных бюджетов. Это действительно налог на землю, налог на недвижимость. И тут вопрос учета и управления тем имуществом, которое есть в общине. Мы понимаем, что в общине проживают люди и есть земля, которая облагается налогом, и насколько эффективно она отдается в аренду, таким образом, и растут доходы. Заинтересованность того, что эти средства будут оставаться в общинах, дала свой эффект. Этот эффект - в конкретных средствах, не только на одного гражданина, но и в целом по стране. Бюджет на децентрализацию у нас был в 2015 году и первый год показал рост практически на 24 миллиарда местных бюджетов по сравнению с 14 годом.

Что мы видим в 16 году? В этом году картина только улучшилась, потому что мы увидели с 1 января по 1 июля рост доходов местных бюджетов еще на 22 миллиарда, это дополнительные средства, которые собираются в местные бюджеты. Тут я бы хотел отметить, действительно, именно за счет увеличения местного бюджета происходит дотации через муниципальные программы, в том числе программ энергоэффективности, которые внедряются сегодня правительством. Нам нужно понимать, что это наша общая цель сделать так, чтобы мы смогли уменьшить расходы и экономию энергоресурсов как для государства, так и для каждой семьи.

Я могу привести пример на цифрах, что происходит сейчас в Украине, и что происходит в Польше или в Германии. Украинская семья в среднем потребляет 230 кВт. на 1 кв.м. жилья. В прошлом году, когда была теплая зима, наш показатель приблизился до 180 кВт. на 1 кв.м. жилья. Польша в это время потребила 70 кВт. на 1 кв.м., Германия – 45 кВт. на 1 кв.м. До 2025 года в Германии, в которой в принципе все нормально, поставила себе задание проинвестировать в эту отрасль для того чтобы уменьшить затраты на 1 кв.м. до 25 кВт.  

У нас стоит простая цель как у государства: перейти от государства, которое импортирует газ к государству, которое экспортирует. Это возможно не только за счет увеличения добычи украинского газа, но и за счет уменьшения потребления. Уменьшения потребления, по нашим подсчетам, возможно с 18 млрд. до 9. Это вопрос уменьшения загрузки не только на семейный бюджет, но также уменьшения загрузки на валютно-платежный баланс страны. Таким образом, мы видим конкретные цифры и направление, в котором нам необходимо двигаться. Для этого очень важно убедить наших граждан, которые сегодня по 417 закону получили возможность выбирать управляющие компании и поставщика услуг. Они могут сегодня, выбрав ту или иную компанию, привлечь такие инвестиции. Для этого нам необходимо создавать дополнительные механизмы.

Нам нужно понимать, что украинцы должны быть больше объединены в своих усилиях для того, чтобы не быть зависимыми от счетов или от России. Я не считаю, что украинцы хуже чехов или поляков, которые прошли эту процедуру и уменьшили свое потребление. Мы прекрасно понимаем, в каком направлении нужно двигаться. Я вижу, как Мариуполь, который поставил себе целью в этом году установить 800 индивидуальных тепловых пунктов, Житомир, который поставил себе целью установить 150. Я считаю, мы должны пройти этот непростой, но очень важный шаг для страны

Андрей Блинов: Сегодня отдельные народные депутаты заявили о том, что возобновилось поставки угля, с территорий, которые не контролирует центральное украинское правительство, в частности прошли 42 вагона с территории так называемой ДНР. Можете ли вы подтвердить, что возобновились поставки угля на украинские теплостанции?

Геннадий Зубко: Я думаю, что антикризисный энергетический штаб уже заработал, информации о том, что возобновлены такие поставки у меня нет. С другой стороны, если народные депутаты заявили, у них есть определенная информация.

Андрей Блинов: Вы говорите о том, что есть идея для населения сократить расходы газа до 8-9 млрд. кубометров. В идеале мы можем через несколько лет прийти к такой ситуации, когда больше 20 млрд. добывает "Укргаздобыча" и этого хватает на все нужды украинской экономики, возможно, с минимумом импорта. Готово ли тогда правительство перейти не на рыночную цену по импортному паритету, а фактически по такой же средневзвешенной цене, как это, например, происходит на рынке электроэнергии: внутренний газ дешевле, импортный чуть дороже. Однако эта смесь будет стоит процентов на 30% чем сейчас?

Геннадий Зубко: Сегодня другого пути, как только проводить энергоэффективные мероприятия, нет. Если говорить про Украину, которая может добывать 20 млрд., то приведу пример, в 80-хх годах Украины добывала 55 млрд. кубов газа. Вопрос уменьшения в два раза потребления населением, это вопрос уменьшения счетов и нагрузки на валютно-платежный баланс. Мы должны четко верифицировать и идентифицировать, кому именно мы помогаем. Если мы хотим просто снизить для всего населения, мы должны принимать это решение, но в то же время мы должны понимать: какая справедливость в том, что мы дотируем и богатых, которые могут заплатить и тем, кому нужна эта помощь.

Андрей Блинов: Спасибо, ваша позиция понятна. Подводим итоги нашего голосования:

За снижение тарифов голосуют 67% людей

27% считают, что необходимо стимулировать энергосбережение.

6% посчитали, что необходимо дальше увеличивать субсидии тем, кто не может платить в полном объеме.

Вице-премьер министр Геннадий Зубко был в гостях студии "Тема дня". Программу вел Андрей Блинов, до скорых встреч!