Андрей Комаров. Фото Радио Вести

Вадим Плачинда: Здравствуйте, уважаемые друзья! Спортивная “Точка зрения” в эфире, с вами Вадим Плачинда. Это значит, что в ближайший час мы будем говорить о спорте. Но, понятное дело, что самая главная тема – Олимпиада в Рио-де-Жанейро. К сожалению, сейчас приходится говорить о неудачном пока что выступлении нашей команды на главном соревновании четырехлетия: 3 серебряных медалей, одна бронзовая и полное отсутствие золотых медалей после практически 8 соревновательных дней. Так плохо на Олимпиадах мы еще не выступали, и собственно говоря, 22 числа уже окончание Олимпиады. Осталась какая-то неделька и рассчитывать на то, что в эти дни на нас прольется дождь из золотых, серебряных и бронзовых медалей очень сложно.

Напомню, что хуже всего, в плане медалей, мы выступили на Олимпиаде в Сиднее: 3 золотых, 10 бронзовых и 10 серебряных. В количественном отношении это меньше, чем на Олимпиаде в Афинах в 2004, тем не менее, это лучше в медальном соотношении, потому что в Сиднее всего 3 золотых медалей, а в Афинах их было 8. Даже если сравнивать с тем, что мы имеем сейчас и с тем очень коротким отрезком времени, который остался, что-то изменить будет очень сложно. Об этом мы и будем говорить сегодня, почему наши атлеты так, пока что, неудачно, именно в медальном плане, выступают в Рио-де-Жанейро. Сегодня наш гость Андрей Комаров – член исполклома федерации легкой атлетики Украины, президент киевской областной федерации легкой атлетики. Здравствуйте, Андрей!

Андрей Комаров: Добрый день!

Вадим Плачинда: Первое впечатление ваше, на сегодняшний день: 3 серебра, одна бронза и совсем нет золотых медалей. Ваше ощущение, в чем самая главная проблема нашей команды в Бразилии?

Андрей Комаров: Это не проблема нашей команды в Бразилии, это проблема всей нашей страны, где спорт - одна из отраслей, которая также как и все остальные, постепенно снижает свои результаты. Украина в рейтингах, как страна, опускается, и было бы странно, если бы спорт вопреки этому поднимался бы вверх. Кроме того, сами отраслевые проблемы, мы все знаем, которые существуют. Мы как никогда отстали от других европейских стран в части реконструкции, восстановления, и я уже не говорю, о строительстве новых спортивных объектов.

Вадим Плачинда: А там идет речь как раз о строительстве спортивных объектов, реконструкция уже вопрос второстепенный…

Андрей Комаров: Нет, нельзя так сказать. Если говорить о легкой атлетике, то было бы расточительно забросить стадион, это большой кусок территории, целевое спортивное назначение земельного участка – эксплуатация в области спорта, и вдруг построить в новом месте. Да, в новом месте иногда строить новые объекты дешевле, чем реконструировать старые, но с позиции спорта, в жизнедеятельности которого я принимаю участие, то реконструкция старых стадионов — это вполне нормально, оптимально и нужно делать.  Скажем так, было бы хорошо и правильно, чтобы у нас каждая область имела хотя бы один областной стадион на всю область, где можно было бы проводить чемпионаты областей и принимать всеукраинские соревнования.

Вадим Плачинда: Так, в общем-то, как это принято по количеству населения в этих городах, областных центрах, как это принято во всем мире, да? В частности, я знаю, что совсем недавно вы были на молодежном чемпионате по легкой атлетике в Польше.

Андрей Комаров: Да. Это юниорский чемпионат мира U-20, город Быдгощ.

Вадим Плачинда: Как там построено работа и насколько сейчас поляки нас опережают, в этом не приходится сомневаться. Что можно было бы нам от наших ближайших соседей почерпнуть? Я не беру в расчет Россию и Белоруссию, потому что все-таки некапиталистической системе, может Польша тоже не идеальный вариант, но Белоруссию, где батька сказал: ”Вот здесь надо построить”, там   будет построено, и завод отвечает за постройку этого дворца. Если нет, значит, завтра ты уже не директор этого завода. Тоже касается газпромовских денег в России, мы не можем идти ни по той направляющей, ни по другой. Мы берем нормальную схему развития, капиталистическую, скажем так.

Андрей Комаров: Да, я с вами согласен. Надо отходить, безусловно, от командно-административной формы хозяйствования, особенно в таких отраслях. Она должна быть менее зарегулирована.  Действительно, мы все ждем децентрализации, когда областные бюджеты будут иметь определенный процент на спорт, и область для себя будет принимать решение, что важно: бассейн, или беговые дорожки, или гимнастический зал. А еще лучше и тому, и тому, и тому виду спорта по чуть-чуть. Польша как в анекдоте: "Насколько мы отстали от Польши? –Навсегда".

Вадим Плачинда: Прямо навсегда даже от Польши, вы хотите сказать?

Андрей Комаров: Да, мы в строительстве спортивных объектов… сегодня это выглядит как навсегда, потому что в Польше стадионы исчисляются даже не десятками. Быдгощ- это город величиной с Кировоград, причем Кировоград, в котором благодаря частному инвестору, который затеял работу с футбольной командой ФК “Зирка” родился стадион, на котором есть и легкая атлетика и теперь, возможно, и другие виды спорта, которым нужны беговые, разминка и прочие. Есть, где просто людям аматорам заниматься. Быдгощ такой же город, но в нем такой объект не один. В Кировограде такой один, а Кировоград этим самым выделяется выгодно из всех…

Вадим Плачинда: А в Киеве, городе с четырех миллионным населением, не построено за все это время ни одного. Вы говорите в Быдгоще не один, а в Киеве ни одного дворца не построено.

Андрей Комаров: В Быдгоще реконструирован стадион старый, причем ему присвоена 1 категория IAAF, это наивысшая категория, поэтому он принимает юниорский чемпионат мира, там целый комплекс на самом деле. Но это не единственный стадион, там еще два полноценных стадиона, там футбол присутствует тоже на чисто футбольном стадионе. На этом стадионе футболисты пытаются конкурировать. Все виды спорта все-таки за зрителя конкурируют и за массовый спорт. Они там плачутся, что легкая атлетика выживает футбол, хотя полей там тоже хватает возле этого стадиона. Конечно, по-хорошему завидно. С одной стороны, завидно, а с другой – поляки сегодня наши ближайшие геополитические друзья.

Вадим Плачинда: Когда смотришь на командный медальный зачет, становится грустно: 48 место, мы позади Фиджи, Сингапура, Косово, Пуэрто-Рики и сборной “беженцев”, которым, казалось бы, на сегодняшний день труднее всего готовится… Я предлагаю нашим слушателям звонить в студию и подключаться к этому разговору, высказывать свое мнение относительно того, почему наша сборная так неудачно выступает в Рио-де-Жанейро.  Кстати, предлагаю также нашим слушателям поучаствовать в опросе. Я придумал вопросы и выделил три причины, которые мне пришли в голову на эту тему.

  1. Адаптация и плохие условия проживания. Бытовые условия, о которых немало было сказано. И краны текли, и проводка горела…
  2. Обыкновенный не фарт. То, что мы у Мильчева наблюдали, и у наших шпажистов в матче с венграми.
  3. Плохая подготовка. Это включает в себя все: и базу, и может, если вы считаете, сами атлеты каким-то образом готовились.

А сейчас есть у нас возможность пообщаться с нашими слушателями. Здравствуйте!

Звонок в студию: Меня зовут Валерий, я из Киева, я постоянный ваш слушатель.

Вадим Плачинда: У вас есть мнение, почему наши спортсмены плохо выступают?

Валерий: Наверное, оно совпадет со многим мнением тех, кто живет в этой стране. Мы просто дошли до той точки, которая уже показывает, что в нашем спорте… Я могу сравнить с собой, когда я очень молодым мог прийти на любой кружок, записаться, не показывать никаких выдающихся данных, но меня брали, тренировали, я занимался любым видом спортом. Сейчас этого в нашей стране нет просто на корню.

Вадим Плачинда: Насчет на корню не соглашусь. Этого мало, этого нет. На ваш взгляд, почему этого нет в нашей стране сейчас?

Валерий: Потому что многим чиновникам, в том числе чиновникам из спорта невыгодно развивать, потому что деньги уйдут целенаправленно для спортсменов. Проще, наверное, построить дачу, чем дать эти деньги на развитие спорта или какого-то кружка.

Вадим Плачинда: Я понял. Одна из причин, на ваш взгляд, неудачного выступления наших спортсменов в Рио-де-Жанейро, это коррупция. И еще одно мнение. Здравствуйте!

Звонок в студию: Здравствуйте, Александр, Киев. Я думаю, возможно, и события в стране наложили отпечаток в целом на плохое выступление наших спортсменов, также у кого-то могут быть проблемы в семье. Мне кажется, из того, что я вижу, надеюсь, меня не накажут за субъективное мнение, в некоторых видах спорта судьи немного засудили наших. В частности, саблисток, в боксе тоже был один поединок, когда после первого раунда явно было видно невооруженным взглядом, что наши преобладали, а судьи отдали победу соперникам.

Вадим Плачинда: Относительно саблисток я помню два спорных эпизода. Вы поспорите, что все-таки россиянки заслуженно выиграли у нас финал?

Александр: Когда судьи подсуживают, и руки опускаются.

Вадим Плачинда: Два эпизода. Вы имеете в виду, что не выдержали психологического удара?

Александр: В конце встречи они лучше были, а судьи помогли, мне кажется.

Вадим Плачинда: Спасибо вам за мнение. Еще есть возможность принять один звонок и дальше мы продолжим общение с Андреем Комаровым.  Здравствуйте!

Звонок в студию: Здравствуйте! Меня зовут Александр, Днепропетровск.

Вадим Плачинда: Александр, что скажете, что показалось вам: неверное судейство, не очень хорошо держим удар психологический… чего не хватает?

Александр: Честно сказать, всего хватает. Надо быть оптимистами и радоваться, и поощрять то, что люди добиваются. Всегда искать негатив гораздо проще.

Вадим Плачинда: Вы обратили внимание, что мы ищем не негатив, мы с Андреем Комаровым в студии пытаемся найти причины.

Александр: Причины. Принципиально начинать подготовку наших спортсменов на начальном уровне. Мне 40 лет, я помню, как это в совдепе все было. Все нормативы, еще со школы сдавались... А сейчас смотришь: 3-5 км. дать подростку пробежать, он не пробежит. Я даже не знаю, бегают ли они сейчас.

Вадим Плачинда: Андрей, вы видите сейчас явные просчеты глобальные в работе с детьми в школьной программе, в этой первичной подготовке? Что нужно было бы изменить на этом этапе, чтобы достигать дальнейших результатов. Система подготовки профессиональных спортсменов это одно, а как работа с детьми в школах и в дошкольных учреждениях?

Андрей Комаров: Спасибо за этот вопрос. Перед тем, как об этом поговорить, я все-таки пару слов об удачных, неудачных. Я не считаю выступление тех людей, которые выполнили олимпийский норматив и попали на Олимпиаду неудачным. Рейтинг Фиджи или кого-то еще, там достаточно заработать одну золотую медаль, это тоже немало, но можно сразу быть в рейтинге чем команда, у которой будет куча серебряных, куча бронзовых и море финалов. В легкой атлетике попасть в финал в отдельных видах… Оля Земляк наша на 400 метров, впервые за 26 лет, попала в финал. Перед этим Ольга Аркадьевна Брызгина, наша прославленная атлетка, выступала в финале и была второй. Это уникальный результат для нас сегодня и в этой дисциплине, в которой царствуют темнокожие атлеты. Каждый атлет европейской расы, попавший в финал, это уже герой. Сегодня так сложилось, в спринтерских дисциплинах я имею в виду. Поэтому я не считаю это неудачей. Есть разные виды рейтинга, действительно считают по зачетам и финалам, и командным местам, и всех людей, которых мы туда привозим. Есть такие люди, которых везут для того, чтобы они не на этой Олимпиаде, а на следующей показали, надо возить молодежь. Это не случайные люди в спорте, они выполнили олимпийский норматив. Как в нашем виде спорта: олимпийский норматив плюс призер чемпионата, первое или второе место чемпионата Украины. Это высокий результат и, в любом случае, это элита спорта. У нас просто стало немножко меньше элиты спортивной. Тут возвращаемся к вопросу о базах, детях. Хочу привести пример из киевской жизни…

Вадим Плачинда: Извините, Андрей. Предварю ваш рассказ комментарием нашего слушателя:

Олег из США: Мое личное мнение: такие низкие результаты в Рио-де-Жанейро, потому что школы не участвуют в спорте. Например, если бы в школах были созданы команды по той или иной спортивной дисциплине, и они соревновались друг с другом, и в колледжах также. Как, например, в США.

Каков ваш наглядный пример, о чем речь?

Андрей Комаров: Безусловно, прав и Олег из США. Нужны соревнования между школьниками. Причем это должно быть не только между секциями, где занимаются ДЮСШы и ДЮСШОРы, как это было раньше, и сами учебные заведения должны к этому стремится. Спорт в Америке так построен, например, большой процент платного образования среди прочего образования и престижность любой школы, в том числе, когда там заботятся о здоровье детей. Не только напичкивают голову. Голову нельзя напичкать только науками, но при этом игнорировать кровообращение, которое помогает эти науки изучать. А пример из нашей жизни следующий. Сейчас наши киевские городские власти, раньше это называлось тендер, сейчас это называется конкурс. Есть конкурс на спортивный инвентарь для школ, по-моему, миллионов на 20. Среди прочего, есть перечень того, что нужно поставить. Скорее всего, этот конкурс сорвется, потому что я читал список того оборудования, которое школам нужно, и конечно удивился ему. Там около 70 позиций, в штуках. Например, надо гимнастический инвентарь во все школы, бесспорно. Среди гимнастического инвентаря называются брусья мужские и брусья женские. Разница между ними в том, что мужские брусья параллельные, а женские – разновысокие.

Вадим Плачинда: То, как соревнуются на Олимпиаде. У Олега Верняева есть шанс на параллельных видах спорта, а в равновысоких уже отсоревновались девочки, и вновь украинки туда не попали.

Андрей Комаров: И вот присутствует тенденция. Вообще это хорошая тенденция на большую сумму оснастить все школы. Но как это сделано. Это нивелирует весь этот плюс.  Около 79 или 80 штук женских брусьев и примерно такое же количество мужских. Я не представляю в Киеве 80 школ, где найдется специалист, который обычным детям объяснит, что нужно делать на таких брусьях. Это просто опасно. Во-первых, есть такие школы, в которых два зала. Начали строиться такие проекты в спальных районах в конце 70-ых годов. Я сам в такой школе учился, 2 спортивных зала: один – игровой, второй можно использовать под гимнастический. Брусья сами по себе займут пол зала. Женские разновысокие, они крепятся на растяжках…

Вадим Плачинда: Нормально даже пробежку невозможно будет провести.

Андрей Комаров: Да, мы лишим детей возможности двигаться, потому что будет опасно бегать между тросами. Кроме того, это будет бесполезный снаряд, который в 80 школах некому будет осваивать. Он станет опасным, туда нельзя будет пускать, потому что дети имеют привычку залазить, падать и сворачивать себе шею. Все скажут: “Спорт вредно, давайте делать физкультуру факультативом. Ситуация такая: хорошее начинание оснастить школы на большую сумму массово, но нужен подход к этому разумный. Нужно определится, в каких школах есть возможность технически это поставить, где школа имеет уже такого учителя физкультуры, который в гимнастике что-то понимает, и он, кроме всего прочего, сможет вести группы, то, что у нас называется секциями. Если такого учителя даже нет, то чтобы было в планах у директора школы завести такого учителя. У него есть вакантная должность и когда у него будет инвентарь, тогда он может найти специалиста, дать ему ставку, и.т.д.  Так эти брусья бесполезны. Второй момент, такое количество этих изделий в Украине не способен в кратчайшие сроки никто произвести, т.е. на первое сентября этого в школах не будет.  А конкурс открывается в конце августа. Такие действия, это не саботаж…

Вадим Плачинда: Это недальновидность.

Андрей Комаров: Такие вещи не приводят к развитию, о котором мы все мечтаем.

Вадим Плачинда: А что должно привести к развитию? Как бы следовало, на ваш взгляд, организовать работу в школах по минимуму сейчас чтобы всех детей приблизительно на один уровень вывести? Кстати, о проблемах. Помимо брусьев и учителей физкультуры, нужна ведь еще и методика обучения.

Андрей Комаров: Я приведу простой пример. Мы получил такой сигнал из мира. Мировая федерация легкой атлетики разработала специальный комплекс, который называется “Детская легкая атлетика”. Пару энтузиастов по Украине ввели это в своих школах. Он представляет собой несложное оборудование, которое упаковывается в одну сумку, это поролоны, резины, изделия, которые позволяют проводить обыкновенные веселые старты. Это не легкая атлетика, на самом деле, это просто двигательные упражнения. Разработаны снаряды, стандарты и карты, по которым учитель берет и имплементирует у себя на уроках. К сожалению, пару лет уже мы не можем это продвинуть и добиться. Мне везде, где я это презентовал на уровне районов, области, говорят: “Да, это отлично”. Но до сих пор у нас несколько школ.

Вадим Плачинда: А почему?

Андрей Комаров: Это, если помните, как были веселые старты “Делай с нами, делай как мы, делай лучше нас “, когда люди просто бегают эстафеты в школьном зале. Им нужны для этого какие-то колпачки, фишки, стойки, для метания – мягкие предметы, которые не травмируют даже если в кого-то попал. Имитация прыжка с шестом, чтобы ребенок мог почувствовать, как это опираясь на палку, прыгнуть недалеко и неопасно.

Вадим Плачинда: Это очень интересно, я например, прыгал в высоту через планку. А вот с шестом всегда мечтал попробовать, как это. На большой шест нужно учиться, это опасно и готовиться к этому нужно.

Андрей Комаров: А в “Детской легкой атлетике” небольшой шестик, это программа для младших классов, там три возрастные группы: 7-8 лет, 9-10, 11-12.

Вадим Плачинда: Все остановилось на этапе оснащения?

Андрей Комаров: Все остановилось не на этапе оснащения, на самом деле это не дорогое удовольствие. Такой комплект порядка 30 тысяч гривен, есть разные изготовители, и украинские в том числе. Все остановилось на стадии управления. Мы говорим: “Почему не получается?”. Потому что у нас слабое управленческое звено, с этим большая проблема.  Принятие решений - вот в чем проблема.

Вадим Плачинда: Могут стоять никому не нужные брусья за огромные деньги и после того как первый ребенок с брусьев упадет и что-то себе повредит, скажут: “Закрити їх, обмотати плівкою, щоб ніхто там не травмувався”

Андрей Комаров: Еще был такой интересный аргумент, они говорят: Мы пару школ прозвонили, директорам Днепровского района, спрашиваем: “Вам брусья нужны?” Директор хозяйственник говорит: “Конечно, нужны.” Грех отказываться, когда у тебя ничего нет.

Вадим Плачинда: А вы хоть представляете, что это такое?

Андрей Комаров: Нет, он не очень хорошо представляет, чем женские брусья отличаются от мужских. Чтобы гимнасты на меня не обиделись, я не против. Нам надо определится, где в школах это возможно и там поставить брусья, там надо дать возможность работать и детей отбирать. Минимум на район должно быть пару школ.

Вадим Плачинда: Нет, если мы будем друг на друга обижаться, то ничего не добьемся. Я вас понял, и, думаю те, кто нас слушают, тоже понимают, о чем идет речь. Есть у нас звонки, можем еще пообщаться с нашими радиослушателями. Здравствуйте!

Звонок в студию: Добрый день! Харьков, Татьяна. Я думаю так: угнетение патриотизма из-за того, что спортсмен не чувствует за спиной страны, отсутствие социальной политики, поддержка спорта, культуры. Второе, стыд за руководство страны, погрязшее в коррупции. Третье, война с русскими. Четвертое, допуск русских к Олимпиаде несмотря ни на что, ни на допинг, ни на агрессию. Пятое, засуживание.

Вадим Плачинда: Понял, спасибо. Наша слушательница попыталась очень быстро назвать причины неудачного выступления наших спортсменов. В частности, одну из тем мы затронем. Даже вот один из наших слушателей пишет: "Они же поехали в Рио-де-Жанейро с русскими пофотографироваться". Это отголоски того скандала, кстати, с легкоатлетами.

Андрей Комаров: Там теннисисты с русскими фотографировались, не легкоатлеты.

Вадим Плачинда: Я имею в виду отголоски скандала, когда одна из корреспондент российского канала предложила дать интервью нашим легкоатлетам, но они стали жалеть чистых россиян, которые не попались на допинге, но все-таки не едут в Рио, не допущена вся сборная по легкой атлетике к соревнованиям. И по поводу этих фотографий теннисистов, как вы думаете, влияет ли это на что-либо? Как к этому относятся, то, что наши атлеты фотографируются с русскими?

Андрей Комаров: Перед тем, как сказать, как я отношусь именно к этой фотографии или то, что сфотографировались ребята, я скажу пару слов о своей собственной позиции. Конечно, наш сосед откровенно с нами воюет, убивает, это недопустимые вещи, с которыми надо как-то бороться, и не только нам, а всему миру. С другой стороны, допуск или недопуск на Олимпиаду. IAAF закрыла легкоатлетам Российской Федерации, временно приостановив их членство в IAAF, право выступать на Олимпиаде. Другие виды спорта и сам Международный олимпийский комитет приняли решение частично допускать, но там где федерации профильных видов спорта будут пропускать. Я на это все попытался посмотреть со стороны, не как гражданин Украины, который обижен, расстроен или ненавидит, мою гамму чувств не передашь в сторону Российской Федерации, хотя у меня там и родственники живут. Я попытался посмотреть глазами сторонними, человека мира со стороны. Если полностью изолировать Россию, которая с оружием ядерным и атомным, к чему это приведет? Или все-таки надо иметь какие-то рычаги влияния. Запретили части спортсменов выступать, части все-таки не запрещают, потому что они должны видеть, как выглядит нормальный мир. Если мы полностью их изолируем, не даст это эффекта. В мире это всегда будет очаг опасности для всего земного шара, что сейчас в принципе и есть.

Вадим Плачинда: Кстати, трезвомыслящие люди в России тоже есть и знаменитые теннисист Евгений Кафельников сказал: “Ребята это не весь мир против нас, это мы против всего мира”.

Андрей Комаров: Да, но это должны они сообразить. Чтобы они сообразили, нужны разного рода методы. Часть людей сообразит через желудок или через свои потребности, которые неудовлетворенны, они начинают задумываться: почему?  Часть от того, что она видит, как надо и совесть просыпается. А у части никогда ни совесть не проснется, ничего.

Вадим Плачинда: Но ведь те российские СМИ, возвращаясь к этому интервью, как преподнесли информацию, когда Брызгина, наша легкоатлетка говорила о том, что жаль, что не поехали чистые легкоатлеты. А ее спрашивают:

-А у вас какая допинговая история?

-А у меня когда-то были проблемы с допингом.

И потом закадровый текст, когда ведущая говорит:

-Видите, у Брызгиной есть все-таки проблемы с допингом, но она в Рио едет. А наши чистые легкоатлеты в Рио не едут, потому что им не дают такой возможности.

 Понимаете, тут еще как преподнести этот вопрос.

Андрей Комаров: Никому не удивительно, как преподносят российские СМИ…

Вадим Плачинда: Чья тут недоработка то, что случилось это интервью, то, что никто не контролировал наших атлетов в аэропорту, то, что они так давали? Я не говорю, что нужно следить за каждым шагом, но за такими вещами на данный момент, ведь идет война, в том числе информационная.

Андрей Комаров: Вы знаете, неправильно смотреть на эти вещи, как на чью-то недоработку. Мое мнение такое, если мы начнем со всеми работать в плане, что кому говорить. Скажем так, “темники” устраивать и следить за людьми тотально, чтобы никто ничего не сказал неправильного или ненужного, мы превратимся в такое же государство как Россия. Это не значит, что мне нравится, что эти люди так выступили, что не хватило сознательности не попасться на провокацию. Они должны действительно внимательно смотреть на то, что написано на микрофоне, кто спрашивает. Понятно, что в нашем обществе есть те люди, которые внимательно к этому относится, и они не стали сотрудничать. Масса примеров, когда не стали сотрудничать с российскими журналистами, не только в Украине, в мире есть такая тенденция.

Вадим Плачинда: Мы приводили уже сегодня пример Верняева, который сфотографировался с российским гимнастом, но в то же время отказал в интервью российскому каналу в микс-зоне.

Андрей Комаров: На мой взгляд, это правильный поступок. Но тотальный контроль в свободном мире – это неправильно. Мое мнение: нельзя ставить человека, который будет рассказывать, что говорить, а что не говорить. Наше дело воспитывать наше растущее поколение. Мы должны усилить не конкретную работу с людьми, которые уже полетели, а между Олимпиадами, стартами и выездами усилить пропагандистскую работу.

Вадим Плачинда: Совершенно верно, самое неправильное во время соревнований ругать наших атлетов, которые или фотографировались, или давали интервью, портить им настроение. Вот эта российская журналистка этого и добивалась. Во-первых, она извратила слова наших атлетов, во-вторых, она натравила патриотов, которые пишут в личку нашим атлетам и естественно их ругают, за то, что они фотографируются со словами ненависти и осуждения. Она добилась двойного результата. И с нашей стороны это самое неправильное, сейчас портить настроение нашим атлетам во время соревнования. А вне соревновательный период эту работу обязательно нужно вести.

Андрей Комаров: Да, она накалила атмосферу вокруг команды.

Вадим Плачинда: Давайте вы как легкоатлет, член президиума Федерации, расскажите, сейчас уже начались легкоатлетические соревнования, где мы можем в легкой атлетике рассчитывать на медали?

Андрей Комаров: Вы знаете, я бы хотел улизнуть от ответа, это очень трудно называть фамилии.

Вадим Плачинда: Я понимаю, что это трудно. Я не говорю, что вам нужно медальный прогноз сейчас дать. Где у нас высокие шансы?

Андрей Комаров: Конечно, мы своих героев хорошо знаем. Ожидаем выступления от тех людей, которые пробились в финалы. Я мечтаю, чтобы после всех травм, которые были и сложностей, такие люди как Богдан Бондаренко, чтобы Оля Земляк еще раз показала личный результат. Даже сейчас этот успех я считаю успехом. Не хочется сглазить, спортсмены этого очень не любят, а я не хочу их подвести. Еще раз: неправильно говорить, что крайне неудачное выступление. Для тех людей, которых мы туда повезли это достаточно удачное. Кто-то не смог в этой борьбе победить, это бывает, это опыт. Давайте пересчитаем медали в конце, если только по медалям.

Вадим Плачинда: Я с вами абсолютно согласен. Это были наши промежуточные результаты. В том числе, мы проводим промежуточные результаты нашего голосования:

82.5% наших слушателей считают, что главная причина неудачного выступления нашей сборной в Рио – это проблема с подготовкой;

12% - проблема с адаптацией.

6% считают, что это не фарт;

Пока что такие показатели. Может быть, попробуем проголосовать в конце Олимпиады, и будет другой взгляд на выступление нашей сборной. Нашим атлетам, которые еще не соревновались, мы желаем удачного выступления и, конечно, медалей в Рио. С нами этот час в “Точке зрения” был Андрей Комаров член исполкома федерации легкой атлетики Украины, президент киевской областной федерации легкой атлетики. Спасибо Андрей за это час!

Андрей Комаров: Спасибо, что пригласили. Успехов всем нашим спортсменам!