Олег Чурий. Фото: Радио Вести

Андрей Блинов: Транш наш! Говорю вам я, Андрей Блинов, вместо здравствуйте. В ближайший час о событии, которое почему-то подается многими политиками и обозревателями как главное экономическое достижение года. Итак, в ночь на сегодня, в Киеве уже было за полночь, Международный Валютный Фонд принял решение выделить Украине третий транш кредита расширенного  финансирования (IFF). Сумма составляет, если быть скрупулезно точным и считать буквально до центов, это 716 миллионов, 110 тысяч СПЗ – специальные права заимствования, такая валюта Международного Валютного Фонда. Если посчитать по текущему курсу доллара это 1 миллиард и 3 миллиона долларов. О трех миллионах долларов не очень много сейчас говорят. Средства полностью поступят на счета Национального банка уже в ближайшие дни, глава НБУ Валерия Гонтарева сегодня на пресс-конференции сказала, что, скорее всего, это произойдет завтра. Согласно предыдущей версии, графика выделения средств, третий транш от МВФ должен был поступить еще год назад, а именно 15 сентября 2015 года и составлять 1,6 миллиарда долларов. Президент Порошенко обратился  к  нации и завил о том, что  данное решение – выделить деньги, цитирую:

“Мир признает - в Украине происходят реформы качественные, в Украине происходят качественные и позитивные изменения, и страна движется в правильном направлении”.

Против выделения Киеву  третьего транша кредита МВФ проголосовал лишь директор от России Алексей Можин. Как известно,  в Москве не согласны с тем, что проходят добросовестные переговоры о реструктуризации долга Украины перед Россией на сумму 3 миллиарда долларов. Как мы с вами понимаем, речь идет о тех самых русобондах, которые были выпущены в декабре 2013 года и должны были быть погашены еще  в конце 2015 года.

 Собственно, не только о транше мы сегодня будем говорить. Главное в данной ситуации не деньги, а последствия выделения этих денег. Конечно же, бюджет, поскольку сегодня 15 сентября, а это важнейшая дата, правительство обязано в этот день подать бюджет в Верховную Раду и в эти минуты начинается заседание Кабинета Министров, на котором будет утверждаться проект бюджета на заседании Кабмина. В студии у нас Олег Чурий, заместитель председателя  Национального банка Украины. Олег Евгеньевич, добрый вечер!

Олег Чурий: Добрый вечер, всем!

Андрей Блинов: Признаюсь, я вчера вечером, посмотрев футбол, лег спать и не ждал решения МВФ, хотя знаю, что многие люди это делали. Утром спокойно почитал релиз фонда, насладился заявлением политиков, активными пользователями соцсетей. Для меня было достаточно все предсказуемо. Как провели ночь вы, спали?

Олег Чурий: Вечер у нас был интересный. Во-первых, мы выпускали наше временное постановление по валютным ограничениям. Мы его выпустили достаточно поздно. Безусловно, не буду лукавить, мы ждали новостей от Международного Валютного Фонда. На самом  деле, я  проснулся с утра, потянулся к почте, прочитал, что транш есть, вздохнул с облегчением.

Андрей Блинов: В общем, все по плану. Итак, сумма эта приходит на счета Национального банка. Сегодня Валерия Гонтарева сказала скороговоркой, что это СПЗ (СДР), возможно там другие валюты, может, вы лучше знаете, как профильный зампред, в чем придут деньги завтра?

Олег Чурий: Деньги придут частично в СДР, частично в  других валютах, которые входят в СДР. На самом деле, задолженность НБУ перед МВФ будет зафиксирована в СДР. Но это не значит, что деньги обязательно приходят в СДР, они  могут приходить и в других валютах. Раньше мы получали в основном в долларах, евро, частично английских фунтах. Завтра, когда мы ожидаем эти деньги придут, я думаю, большая часть будет в СДР. Для нас это удобно, потому что мы стараемся совмещать  структуру валютную наших активов соответственно структуре наших пассивов.  Поскольку задолженность будет большая часть в СДР, то действительно нам выгодно получить именно СДР.

Андрей Блинов: В юанях не будет существенной доли, учитывая, что с 1 октября это резервная валюта МВФ?

Олег Чурий: Если мы получим транш до конца года следующий, вполне возможно будет в юанях.

Андрей Блинов: Если говорить об этой сумме, давайте для начала поймем следующую вещь. У нас есть план, когда утверждался, помните в 15 году IFF, расписывались транши: сначала большой первый транш почти на 5 миллиардов, потом три транша по 1,6 миллиарда приблизительно, и дальше достаточно маленькие транши, начиная с пятого. Мы от этого графика отстали, о причинах позднее поговорим. Но вдруг, в третий транш, вместо суммы 1,6 превратился в сумму  1 миллиард. И об этом, мне кажется, уже последние два месяца говорят. Как это произошло и почему?

Олег Чурий: Я считаю, что сумма транша на сегодня является не настолько принципиальной. В любом случае, сумму транша определяет кредитор. Мы действительно в этот раз получаем 1 миллиард долларов. Но для нас принципиальным является то, что совет директоров Международного Валютного Фонда все-таки утвердил выделение этого транша, а также то, что МВФ подал сигнал о том, что реформы в Украине идут и что инвесторы могут теперь рассчитывать на устойчивый экономический рост Украины.

Андрей Блинов: Представитель МВФ, Джерри Райс сегодня на брифинге комментировал это выделение кредита Украине, он сказал, что сокращение суммы  кредита до миллиарда долларов произошло из-за того, что в стране экономические и  антикоррупционные реформы проводятся не достаточно быстро. Видите, вы и президент Порошенко говорите о реформах, а Джерри Райс говорит о том, что они недостаточно быстры  и поэтому только 1, а не 1,6.

Олег Чурий: Сама программа расширенного финансирования направлена в первую очередь на структурные реформы, в отличие от StandbyFacility,  того финансирования, которое мы ранее получали от МВФ, который был направлен на покрытие временных разрывов в платежном балансе, то  IFF – это программа, направленная на структурные реформы. Мы считаем, что положительное решение МВФ о выделении транша это все-таки подтверждение тому, что структурные реформы в нашей стране идут.

Андрей Блинов: Теперь мы понимаем, что вы получите деньги, они будут у вас, правительство сосредоточиться  на получении других кредитных средств, они уже назывались неоднократно: это гарантии  по еврооблигациям под  правительство США, это деньги и мирового банка, и ЕБРР. Там в плане международной помощи, по-моему, до 2, 5 миллиардов долларов было. Вы вообще рассчитываете на эти деньги, и НБУ что будет делать с ними, продавать на валютном рынке?

Олег Чурий: Мы не получим наверное такие большие суммы, о которых вы только что говорили.

Андрей Блинов: А на какие вы рассчитываете суммы?

Олег Чурий: Не получим, потому что, на  самом деле, до конца года осталось не так много времени. Мы можем рассчитывать на суммы 1 миллиард долларов под гарантию правительства США и 600 миллионов долларов от Еврокомиссии.

Андрей Блинов: 1,6  будут продаваться на валютном рынке?

Олег Чурий: Нет, эти деньги идут в резервы Национального банка. Но это уже в зависимости от того, как сложится ситуация на валютном рынке, мы будем решать, продавать ли их.

Андрей Блинов: Олег Евгеньевич, вы сказали, что 1,6 миллиарда вы ожидаете до конца года, и как я понял, продавать не собираетесь. Но вроде бюджет в них нуждается?

Олег Чурий: Ситуация с деньгами следующая: мы должны получить во-первых, 1 миллиард долларов транша от МВФ, которые пойдут исключительно на пополнение золотовалютных резервов Национального банка Украины…

Андрей Блинов: Мы даже выяснили, что по текущему курсу это 1 миллиард и 3 миллиона долларов.

Олег Чурий: Хорошо, давайте будем точны. Мы должны получить 1 миллиард долларов по евробондам, которые будут выпущены Министерством финансов Украины под гарантии правительства США, а также 600 миллионов евро от Еврокомиссии. Если быть точным, 600 миллионов евро по нынешнему курсу будет составлять 660 с копейками миллионов долларов. Данные средства пойдут на пополнение международных валютных резервов, и теоретически Национальный банк может их использовать для осуществления валютных интервенций.

Андрей Блинов: Нет, нет, подождите. Очень важный вопрос. Если деньги МВФ действительно поступают, начиная с третьего транша полностью вам, в золотовалютные резервы, вы их распорядитель, насколько я понимаю, облигации их эмитентом все-таки выступает Министерство финансов. Точно также как деньги Еврокомиссии идут Министерству финансов, они идут на валютные счета правительства скорее, а не Национального банка. Или вы все-таки о том, что вы как-то эти деньги хотите выкупить через валютный рынок?

Олег Чурий: Деньги на самом деле идут на счета правительства в Национальном банке, т.е. они отражаются как в пассивах, в балансе Национального банка, так и в активах. В случае если Министерство финансов захочет их конвертировать  в национальную валюту  с целью осуществления платежей внутри Украины, то сделка будет происходить с Национальным банком Украины, т.е. мы выкупим эти деньги у министерства финансов.

Андрей Блинов: На рынок выходить никто не будет?

Олег Чурий: На рынок Министерство финансов не выходит в случае продажи иностранной валюты, он всегда продает иностранную валюту только Национальному банку Украины и получает за это гривну. Хотел бы еще раз по поводу валютных интервенций сделать маленькое замечание. Мы теоретически можем использовать все наши активы для осуществления валютных интервенций, но надо понимать, что, например, в этом году, мы уже выкупили с рынка 1,3 миллиарда долларов. На самом деле мы выкупили 1,7, но остальные средства, разницу, мы потратили на осуществление валютных интервенций. Мы потратили на интервенции не кредитные деньги, которые мы получаем от международных кредиторов, а мы потратили валюту, которую купили на местном рынке, в основном у украинских экспортеров.

Андрей Блинов: Как известно, у нас золотовалютные резервы страны составляли 14 миллиардов, с завтрашнего дня могут стать и 15 с лишним в связи с поступлением миллиарда, правильно?

Олег Чурий: Не совсем. Завтра они будут составлять немного меньшую сумму в связи с тем, что министерство финансов 1 сентября выплатило купон по евробондам, т.е наши резервы уменьшились с 14, 1 миллиарда  долларов до  13, 6 миллиарда долларов. Кроме того, Национальный банк Украины, как вам известно, в начале этого месяца осуществлял валютные интервенции на рынке.

Андрей Блинов:  187 миллионов?

Олег Чурий: 187 миллионов это за конец августа.

Андрей Блинов: С 31 августа по 7, по-моему, сентября.

Олег Чурий: Кроме того, у нас проводилась одна интервенция, позавчера, по покупке валюты на 19 миллионов долларов. Если считать плюс и минус…

Андрей Блинов: То какой у нас золотовалютный резерв будет на конец недели?

Олег Чурий: Наверное, будет 14, 45.

Андрей Блинов: Тут надо разъяснить радиослушателям. У них есть понимание, что у Нацбанка есть 14 миллиардов, он их теоретически может направить на интервенции на рынке, но, насколько я понимаю, не может это сделать,  потому что у вас, в частности, по программе с МВФ есть такой показатель как чистые международные резервы. И по той программе, которая была перед этим, по состоянию на конец июня у вас их нужно было прирастить со времени начала программы на 2 миллиарда 545 миллионов долларов. По крайней мере, вот у меня распечатка с прошлой программы, свежеутвержденной пока нет. Означает ли это, что Национальный банк крайне ограничен в интервенциях? Я вообще заметил, то когда у нас какой-то кризис курса, Национальный банк может продать 200, 300 миллионов долларов и как-то дальше и глубже не идет. Есть ли такой лимит?

Олег Чурий: Во-первых, мы используем интервенции не для поддержания какого-то курса, у нас  курс уже не фиксированный, у нас курс плавающий.

Андрей Блинов: Вы же выходите в паническое настроение, гасите?

Олег Чурий:  Для Национального банка приоритет является ценовая стабильность. Девальвация может влиять на ценовую стабильность. Мы задекларировали цель на этот год 12% инфляции, и наш прогноз на сегодня совпадает в этой целью, мы считаем - она вполне достижима. На следующий год у нас цель 8% и прогноз у нас на сегодня тоже 8%.

Андрей Блинов: И ваша шеф сегодня сказала о том, что это теперь даже критерий программы Международного Валютного Фонда.

Олег Чурий: Говоря о целях. Безусловно, накопление международных валютных резервов – очень важная и одна из приоритетных задач, которая будет способствовать финансовой стабильности, но наиболее приоритетная задача все-таки для нас – ценовая стабильность. Мы ради ценовой стабильности не будем, скажем, выходить на рынок для того чтобы покупать валюту, если это будет вызывать какое-то давление на рынок с точки зрения девальвации.

Андрей Блинов: Хорошо, можете ли сказать, в новой программе, вы же критерии явно знаете, потому что с вами они согласовывались, ужесточены маяки по чистым международным резервам? Я не думаю, что этот маяк исчез из программы МВФ.

Олег Чурий: Маяк есть. Но есть приоритетная цель – ценовая стабильность. Мы делаем прогноз с точки зрения, сколько за год мы можем купить валюты, причем мы ее покупаем исходя из макропрогнозов, т.е. мы должны покупать излишек валюты, мы не должны конкурировать с импортерами за ту валюту, если ее мало, вызывать колебания на валютном рынке.

Андрей Блинов: Вы скупаете избытки, это понятно.

Олег Чурий: Мы скупаем исключительно избытки, для нас это приоритет. Мы не конкурируем с компаниями, мы не создаем давление на валютном рынке при покупке для пополнения золотовалютных резервов.

Андрей Блинов: По моей информации, Национальный банк все же в течение последнего года нарушал маяки по чистым международным резервам. Вы тоже даете понять, что это не главный маяк, не главный приоритет. Это так , действительно Национальный банк и МВФ призакрывают глаза на показатель чистых  международных резервов?

Олег Чурий: В этом году мы идем с опережением графика по пополнению чистых валютных резервов. На сегодня мы уже купили 1,2 миллиарда долларов, это полностью соответствует тем маякам, которые установлены МВФ на этот год.

Андрей Блинов: Поговорим о том, какие критерии должен выполнить Национальный банк для того, чтобы Украина получила четвертый транш? Вы можете их назвать?

Олег Чурий: Критерии ничем принципиально не отличаются от тех критериев, которые были выданы Национальному банку раньше - капитализация банковской системы, финансовая стабильность, сокращение объема связанных кредитов в коммерческих банках, макроэкономическая стабильность – то есть все те маяки, которые были в предыдущих программах. Да, там более четко расписаны количественные показатели, но принципиально это ничем не отличается.

Андрей Блинов: А вы можете назвать какие-то конкретные критерии, которые изменились? Например, по докапитализации банков.

Олег Чурий: По докапитализации банков на сегодня до 1 октября 20 крупнейших банков должны иметь коэффициент достаточности капитала 5%, 40 банков должны подписать…

Андрей Блинов: Это уже следующие 20 банков?

Олег Чурий: Нет, топ 40. 20 уже выполнят 5%, и они с нами уже подписали программы капитализации, а следующие 20 до 1 октября должны подписать программы капитализации и у всей банковской системы адекватность капитала через три года (до 19 года) должна составлять 10%.

Андрей Блинов:  Следует понимать, что это критерии четко прописаны, в частности, в документе?

Олег Чурий: Да.

Андрей Блинов: Спрашивают нас очень много про курс. Все почему-то ожидали, что курс сейчас будет стремительно возвращаться назад к летнему уровню 25. Национальный банк на завтра устанавливает курс 26, 21 грн. Сегодня был 26,33 – на 12 копеек укрепление. Укрепление, как мы видим, идет не столь значительным темпом как курс падал. Означает ли это, что сейчас будет конец тренда и Национальный банк увидев,  скажем, отметку где-то 26 весь избыток валюты на рынке, сейчас психологически предложение растет, выкупит ее в резервы и все?

Олег Чурий: Мы не регулируем курс, мы выкупаем излишки, если для этого есть возможность.

Андрей Блинов: Некто Мон Сеньор прислал нам по почте стихотворение на злобу дня:

14 сентября – красный день календаря,

Погляди в окно ларька – доллар не по 32.

Видите, Олег Евгеньевич, народ радуется, что не по 32. А вы не хотите ничего говорить про то, что по 26 будет.

Андрей  Блинов: Я как представитель Национального банка радуюсь уровню инфляции. Если мы все-таки попадем в тот уровень, который мы наметили для себя на этот год 12%. Курс валют Национального банка – вторичен. Безусловно, мы не оставляем курс, как говорится, напризволяще, мы используем наши интервенции для зглаживания колебаний, но все-таки приоритетом для нас является ценовая стабильность, это прописано в законе, это основная функция Национального банка.

Андрей Блинов: Вы можете подтвердить, что  проект бюджета на следующий год рассчитывается исходя из среднегодового курса 27, 20?

Олег Чурий: Я пока не видел проекта бюджета, и мы не давали наши прогнозы с курсом 27, 20.

Андрей Блинов: Подождите, вы хотите сказать, что курс устанавливает не Национальный банк для нужд бюджета? Мы сейчас говорим исключительно о расчетном курсе бюджета, мы не говорим, каким он будет, но мы же понимаем, что надо как-то перевести в гривну внешний долг, получение этих самых средств. По какому курсу оно будет происходить?

Олег Чурий:  Расчетный курс берется из программы МВФ в данном случае.

Андрей Блинов: И вы не можете его назвать? Какой он будет в 2017 году?

Олег Чурий: Я пока не готов прокомментировать.

Андрей Блинов:  Тем временем началось заседание Кабинета Министров Украины. Владимир Гройсман, премьер-министр, представляет общие параметры государственного бюджета. Уже известно, что на следующий год доходы общего фонда государственного бюджета запланированы в размере 785, 5 миллиардов гривен, расходы - 852 почти миллиарда гривен, до 5% бюджета будет традиционно направляться на нужды обороны и  государственной безопасности, а именно на это уйдет 129 миллиардов гривен. Рост экономики в следующем году ожидается 3%, 8%, как уже говорил Олег Чурий, ожидается инфляция (более точный показатель – 8,1%). Сейчас у нас на связи Илья Несходовский – главный эксперт налоговой группы Реанимационного пакета реформ. Илья, добрый вечер!

Илья Несходовский: Добрый вечер!

Андрей Блинов: Подскажите нам, пожалуйста, по вашей информации, как же все-таки будет изменяться налоговая система на 2017 год? Сейчас в Верховной Раде есть только один законопроект об  индексации акцизных сборов, там приблизительно 10-12%.

Илья Несходовский: Зараз працює робоча група по напрацюванню змін до податкового кодексу. Основний напрямок, який передбачає ці зміни це – покращення адміністрування, підбирання тих технічних недоліків, які були виявлені протягом двох років, також такі технічні моменти як введення електронного кабінету платника податків та переведення податкових баз даних до Міністерства фінансів, надання консультацій. Іншими словами, ті зміни, які зараз розробляє податкова група, вони суттєвих змін щодо надходжень  до державного бюджету в плані розміру ставок податків або якісь надання додаткових пільг, не передбачають.

Андрей Блинов: Ілля, ви кажете, що група зараз працює ще над цими документами, але на разі Кабінет Міністрів вже презентує проект бюджету, затверджений Міністерством фінансів. Як це виходить: робоча група ще працює, але бюджет вже ніби зверстаний?

Илья Несходовский: Ті зміни, які зараз напрацьовують, вони  не змінюють дохідну частину бюджету. Таким чином, це не є якесь протиріччя. Питання щодо правильно зазначення акцизів, по акцизам вже передбачено збільшення.

Андрей Блинов: І це єдина зміна в ставках податків на наступний рік?

Илья Несходовский: В ставках податків – так. Є окреме незначне виправлення, наприклад, щодо  оподаткування податків на нерухомість. Там є виправлення – прибирається об’єкт оподаткування, який раніше попадав. Щодо інших податків, по податку на прибуток в основному це стосується податкових різниць, вони можливо вплинуть, але незначно, на об’єкт оподаткування. Можна сказати, що в межах незначної статистичної похибки дохідна частина повністю спланована на попередній податковій базі, я маю на увазі ставок податків і об’єктів оподаткування. Якихось нових об’єктів оподаткування там не передбачається. Хоча, дійсно, можна ще розглядати такий об’єкт , невідомо як він спрацює, це оподаткування індивідуальній діяльності, який буде передбачений в цьому законопроекті. Але знову ж таки, це надходження до місцевих бюджетів, а не до державного. В цілому дохідна база повністю прогнозована і можна звичайно передбачати  на основі макроекономічних показників, скільки ми отримаємо.

Андрей Блинов: Не можу не спитати про аграріїв. Ми пам’ятаємо досить жорстку вимогу МВФ: починаючи з 17 року сільськогосподарські підприємства не повинні мати суттєвих податкових пільг. Чи дійсно змінюється податкове законодавство для аграрних підприємств?

Илья Несходовский:  Вже прийнята в діючому податковому кодексі з 1 січня 2017 року спеціальний режим, він існує тільки на 2016 рік, коли часткове застосування для аграріїв спецрежима, тобто якусь частину, в залежності від того, чим торгує, вони залишали у своєму роспоряджені, вони йшли за старою схемою на їхні рахунки.

Андрей Блинов: І ця норма припинить дію 31 грудня?

Илья Несходовский: Наскільки мені відомо, передбачається компенсації, тому що аграрії суттєво незадоволені цією нормою,  у вигляді отримання  ними дотацій. Єдине що іде обговорення, можливо це залишиться, це питання пільги для тваринництва і садівництва.

Андрей Блинов: Пільги по ПДВ чи по якому податку?

Илья Несходовский: Пільги по ПДВ. Дійсно на сьогоднішній день є таке обговорення, тому що ці дві галузі є проблемними. На відміну від рослинництва, де основні кошти вони отримують від експорту і в принципі можна сказати є достатньо багатими галузями, то тваринництво і садівництво на сьогоднішній день має проблеми. Компенсувати їм хочуть все ж таки за рахунок дотацій з державного бюджету, а не за рахунок того, щоб залишити їм податкову пільгу.

Андрей Блинов: Пане Несходовський, скажіть що вам ще відомо з приводу передачі  прав адміністрування реєстрів від Державної фіскальної служби до Міністерства фінансів. Наскільки я розумію, Мінфін зараз намагається акумулювати всі повноваження з адміністрування реєстрів як соціальних, так і податкових?

Илья Несходовский: Державна фіскальна служба залишається користувачем, у неї фактично забирають можливість втручатися в код розробки відповідно цих баз даних. На сьогоднішній день велика проблема, коли одночасно ти є і розробником  і можеш втрутитися так, щоб з одного боку, не залишити жодних слідів, прибрати будь-яку інформацію, а з іншого боку, ти є користувачем. Це передбачається. Є проблеми перемовин з МВФ, тому що він відповідно на основі того, що у всьому світі ці бази даних адмініструються державною фіскальною службою, він не розуміє, чому необхідно це передавати, він не розуміє той рівень корупції, який сьогодні є в Державній фіскальній службі

Андрей Блинов: МВФ не підтримує ці пропозиції реанімаційного пакету реформ?

Илья Несходовский: Ні, я б не сказав, що це не є підтримка, це ще процес обговорення. Вони очікують переконливих доказів того, що ця зміна суттєво покращить адміністрування і не буде ручного втручання. В цьому контексті МВФ очікує, ми подали своє бачення. Ті обставини, які в нас були: і втрата податкової інформації, і докази ручного втручання в систему електронного адміністрування ПДВ,  сподіваюсь, що все це переконає МВФ, що цей крок необхідний.

Андрей Блинов:  Спасибо большое за включение, Илья Несходовский – главный эксперт налоговой  группы Реанимационного пакета реформ. Напоминаю, что с нами в студии Олег Чурий, зампред Нациоанального банка. Что для вас важно в главной смете государства на год? Сегодня уже прозвучал прогноз от Валерии Гонтаревой, что 31 миллиард гривен в следующем  году перечислит Национальный банк прибыли.

Олег Чурий: Да, наш прогноз на прибыль этого года 31 миллиард, то, что мы планируем перечислить Министерству финансов.

Андрей Блинов: Вы еще за этот год не перечислили, еще нужно дождаться совета НБУ.

Олег Чурий: Да, к сожалению, это не совсем от нас зависит. На сегодня мы должны перечислить Министерству финансов 38 миллиардов гривен. Мы ждем совет НБУ, который нам подтвердит аудиторский отчет и даст возможность перечислить эти средства.

Андрей Блинов: Несколько дней назад социальные сети взорвались  по поводу Юрмальского концерта “95 квартала”. Мы решили напомнить вам, что эта история куда более давняя,  сейчас звучит в эфире Радио Вести знаменитый номер “Дай нам денег, Камдессю”, который в 99 году, если мне не изменяет память, поставила команда КВН Харьковского института ХАИ. Он был посвящен, правда, отношениям России и МВФ, тогда как раз в 98 году на пике кризиса очень потребовались Москве деньги МФВ. Справедливости ради надо сказать, что и Украина в те же самые годы также занимала у фонда. Нынешний транш кредита IFF это уже 6 кредитная программа с МВФ и лишь во второй раз мы добрались до получения третьего транша.  Олег Евгеньевич, вы помните, чем у нас закончилась предыдущая история получения третьего транша, это был 2008 год?

Олег Чурий: Не хочется вспоминать, мы будем надеяться, что история этого кредита нового будет более успешная.

Андрей Блинов: Нет, я все-таки напомню. В 2008 году правительство Тимошенко получило третий транш, в частности пообещав  либерализовать цены на газ, резко повысить цены на газ для населения. После получения денег  правительство сказало, что оно не может выполнить эти обязательства, но денег уже не возвращало, рассчиталось по ним, погасив потом уже как полученный кредит. Вообще существует это проклятие третьего транша? И нужен ли нам четвертый транш кредита? Зачем он вам, у вас же достаточный уровень золотовалютных резервов?

Олег Чурий: Средств на данный момент достаточно, но мы бы хотели, чтобы их было больше.

Андрей Блинов: Зачем больше, вы же проценты платите?

Олег Чурий: На самом деле, мы платим минимальные проценты.

Андрей Блинов: 3%  тоже деньги.

Олег Чурий: На самом деле 2%. Во-вторых, транш крайне необходим, чтобы раскрыть дополнительное финансирование, которое Украина получает не от МВФ, но оно привязано к  траншам МВФ.  Если нет транша МВФ, мы не получаем это финансирование, поэтому Министерству финансов необходимо идти на локальный рынок, который достаточно ограничен , а внешний рынок на сегодня для нас закрыт. Поэтому получение средств от международных кредиторов на сегодня это самый лучший выход, это дешевле и намного проще. А главное - это позитивный сигнал для инвесторов.

Андрей Блинов: Сегодня Национальный банк объявил о том, что учетная ставка понижена еще на пол процентных пункта и, как я понимаю, с завтрашнего дня она будет составлять 15%. Я ничего не продаю и не покупаю на денежном рынке, но у меня такое понимание извне финансового рынка: 15% - это главная рабочая ставка сегодня Национального банка, к ней привязаны двухнедельные депозитные сертификаты, т.е. тот инструмент, через который вы стерилизуете избыточную ликвидность, и под 15% с завтрашнего дня вы готовы размещать сертификаты. Правильно я понимаю или она на что-то еще влияет?

Олег Чурий: Под нашу основную ставку привязаны не только ставки по привлечению ресурсов, это привлечение  overnight, с завтрашнего дня мы будем привлекать overnightпод 13%, 15% - двухнедельные депозитные сертификаты. Но также наша ставка плюс 2%, т.е. под 17% мы будем выдавать кредиты коммерческим банкам. Ставка служит ориентиром для тех ставок, которые коммерческие банки устанавливают по своим пассивным, т.е. операциям по депозитам, а также по кредитным операциям.

Андрей Блинов: Сколько сегодня денег стерилизовал Национальный банк с рынка как по овернайтам, так и по двухнедельным?

Олег Чурий: Общая сумма средств, которые  на сегодня размещены в Национальный Банк составляет приблизительно 38 миллиардов гривен.

Андрей Блинов: Я смотрю 10 миллиардов - овернайт, значит все остальное видимо 14 дней?

Олег Чурий: Да.

Андрей Блинов: 38 миллиардов, это достаточно серьезный ресурс. Планирует ли Национальный банк все-таки по мере снижения учетной ставки отходить от привлечения депозитных сертификатов, например, давая возможность Минфину работать рынком госдолга или собственно простым кредитованием, чтобы ликвидность уходила туда, а не  просто на счета Нацбанка, где она сдерживается, чтобы не давить на валютный рынок?

Олег Чурий: Во-первых, мы никому не запрещаем работать. Министерство финансов размещает более долгосрочные ресурсы…

Андрей Блинов: К вам идут банки, значит им некуда. Вы для них место, куда можно относительно выгодно вложить средства. Видимо, они не видят больше, куда можно вложить.

Олег Чурий: Это вопрос не монетарный, а скорее структурный.

Андрей Блинов: Это вопрос Национального банка, извините.

Олег Чурий: Это вопрос, к сожалению, не только Национального банка. Монетарными средствами мы не можем решить этот вопрос. Вопрос это судебной власти, банки не кредитуют предприятия, потому что есть опасность того, что залог, который они получат, например, они потеряют…

Андрей Блинов: А если  ставка станет резко ниже. Я понимаю, что вы этого не сделаете, но допустим, вы ее поставите 7,5. Банки скажут: ну это мы вообще ничего не зарабатываем, и начнут что-то искать.

Олег Чурий: Если ставка стала низкая, я не думаю, что на сегодня мы бы увидели взрыв кредитования, потому что вопрос структурный: вопрос защиты прав кредитора, вопрос судебной системы, вопрос правоохранительных органов. Пока эти структурные вопросы не будут решены, мы не считаем, что со снижением ставки, мы увидим большой рост кредитования.

Андрей Блинов: Национальный банк разрешил с 15 сентября снимать украинцам в валюте, эквивалент уже не ста тысяч, а 250 тысяч гривен, это практически 10 тысяч долларов. Сегодня человек, у которого закончился депозит, может прийти в кассу и единоразово получить. Ушли в прошлое те получения депозита на, скажем, 3 тысячи долларов, это среднестатистический депозит в течение 4 дней, когда нужно в банк ходить всю неделю как на работу. Это, безусловно, хорошо и я, так понимаю, будет способствовать притоку вкладов. Однако, Национальный банк не снимает другие ограничения, в частности, купить валюту по-прежнему можно в одном ларьке официально на 12 тысяч гривен эквивалент, сохраняется двухпроцентный пенсионный сбор. Банки могут покупать валюту за собственные средства только в размере 1/10 капитала. Вы эти ограничения планируете снимать?

Олег Чурий: У нас действительно много ограничений, но если говорить про 2% налога на покупку валюты

Андрей Блинов: Вы сейчас скажете, что это Минфин и Верховная Рада.

Олег Чурий: Да, но мы поддерживаем, мы всегда были против этого налога. Что касается других ограничений, решая какие ограничения снимать, нам необходимо установить какую- то приоритетность. Для нас приоритетность это инвестиции, которые идут, это называется  Capitalaccount, счет капиталов. Мы разрешили летом платить дивиденды, это был очень серьезный шаг навстречу инвесторам. У нас есть масса ограничений, которые связаны с экспортом-импортом, например, обязательно продажа, запрет на покупку валюты при наличии валютных остатков  больше 25 тысяч, 120 дней возврата валютной выручки.

Андрей Блинов: Вы их менять пока до декабря не планируете?

Олег Чурий: Почему? Концепция валютной либерализации  исходит из того, что мы  отменяем ограничения или снижаем те ограничения, которые на сегодня есть, при наличии определенных условий. Мы не привязаны к нашему постановлению, которое с 15 сентября начало действовать на три месяца. Это не значит, что мы следующий пакет либерализации будем проводить через три месяца.

Андрей Блинов: Вы  вообще согласовываете с МВФ  пакет либерализации?

Олег Чурий: Безусловно, мы согласовываем, это даже прописано в меморандуме, это прописано в сегодняшнем коммюнике, которое МВФ выпустил о том, что они дают нам разрешение на  введение валютных ограничений.

Андрей Блинов: Вы можете объяснить, почему физлицам сохраняется ограничение на запрет покупать валюту для того, чтобы переводить за рубеж для своих каких-то нужд? Почему наши граждане не могут, условно говоря, нормально инвестировать в зарубежную недвижимость?

Олег Чурий: Прекрасная идея, только для того, чтобы инвестировать необходимо, чтобы валюта сначала была в стране. У нас есть приоритеты для либерализации, а приоритеты это то, что влияет позитивно на экономический рост.

Андрей Блинов:  Вы считаете, что мы пока не готовы по платежному балансу разрешать?

Олег Чурий: К сожалению, покупка квартиры в Лондоне не является позитивной для нашего платежного баланса.

Андрей Блинов: А сколько лицензий на вывод валюты за рубеж индивидуальным физическим лицам в этом году выдано? И сколько их вообще может быть?

Олег Чурий: Их относительно не много, десятки.

Андрей Блинов: Вы знаете, у нас появилась такая мода, чиновники в какой-то момент объявляют, что они приходят поволонтерить на год-два. Дескать, договаривались со своим шефом, министром, что работаю до такой то даты. Кстати, такую же версию рассказывали ваши коллеги, Александр Писарук, он ушел в начале 16 года из Нацбанка и Владислав Рашкован, который ушел в начале августа 16 года. Скажите, у вас с Гонтаревой есть такая договоренность, что вы работаете до какого-то числа?

Олег Чурий: Нет, у меня нет такой договоренности с Валерией Алексеевной. Но когда я шел на работу в Национальный банк, я для себя принял решение, что не буду здесь работать до пенсии. Моя задача отстроить процедуры, отстроить работу таким образом, чтобы оно работало без внешнего втручання, что называется. У меня были задачи все-таки запустить механизмы, новые продукты в Национальном банке. Скажу, что часть из них я уже сделал, но часть еще необходимо доделать.

Андрей Блинов:  Олег Чурий, заместитель председателя Национального банка Украины. Я благодарю вас за интересную беседу. Думаю, что наши радиослушатели сегодня немало интересного, а может быть, и нового узнали о программе Международного фонда и ее последствиях. Главную экономическую программу  традиционно провел Андрей Блинов. Богатейте! До свидания!