Марюс Януконис

Посол Литвы в Украине Марюс Януконис в гостях в программе "Циники" на Радио Вести о культуре и отношениях между Литвой и Украиной

Дмитрий Терешков:  Программа “Циники” на Радио Вести.  У микрофонов Константин Дорошенко и Дмитрий Терешков. Во второй половине этого года в Киеве, во Львове, в Одессе проходят всякие литовские культурные мероприятия. На львовском форуме издателей, например, были представлены книги литовских авторов. На фестивале “Гогольfest” современный театр Литвы представил спектакли, в одном из которых играл выдающийся литовский актер Юозас Будрайтис. Кроме прочего, симфонический оркестр Национальной филармонии Украины, которым дирижировал один из самых ярких литовских дирижеров Модестас Петренас.

Константин Дорошенко: Это ждет нас. И нужно сказать, что мы благодаря литовскому институту культуры в Вильнюсе познакомились с Модестасом Петренасом. Он, безусловно, очень впечатляющая личность и наверняка его манера дирижирования заставит  нас совершенно по-иному услышать то, что он сыграет, а это будет произведение Чюрлёниса, украинского композитора Скорика и много другого интересного.

Дмитрий Терешков: Да, по приглашению института культуры Литвы мы с Константином знакомились в Вильнюсе с современным литовским искусством, поэтому у нас тогда возник ряд вопросов о культурном и не только культурном взаимодействии Украины и Литвы. Именно по этому поводу сегодня наш гость посол Литвы в Украине Марюс Януконис. Здравствуйте!

Марюс Януконис: Добрый день!

Дмитрий Терешков: Прежде всего, Украина в этом году в Литве выбрана как приоритетное направление для сотрудничества. Чем это продиктовано? Что Украина сегодня для Литвы значит?

Марюс Януконис: Я думаю, что, во-первых, это продиктовано нашей духовной и культурной близостью. Конечно, интересом в Литве к событиям в Украине. Было своего рода толчком, что мы решили в этом году сделать год литовской культуры в Украине, вернее год литовско-украинского культурного партнерства.

Константин Дорошенко: На самом деле, мы действительно слишком мало знаем культуру сопредельных государств. Мы все больше интересуемся культурой американской, западноевропейской, слишком долгое время мы находились под колпаком  информационной и культурной какой-то инвазии  российской. Данный культурный диалог меня заставил задуматься о том, что на самом деле, в этой своей деятельности, и в культурном просвещении, и собственно в той позиции, которую Литва занимает сейчас в серьезных кабинетах Евросоюза, Литовская республика достаточно серьезно продемонстрировала реальную возможность, а не просто претензию на определенное региональное лидерство. Я знаю, что Литва достаточно серьезно сотрудничает с Беларусью в культурной сфере, в сфере каких-то гуманитарных обменов, несмотря на то, что в Белоруссии режим совершенно иной, чем в Украине, например. Есть давнее взаимодействие между Литвой и Польшей. Насколько вы можете подтвердить, что Литва готова ощутить возможность для себя миссии регионального лидерства?

Марюс Януконис: Не думаю, должны ли мы говорить о каком-то региональном лидерстве. Я думаю, мы больше должны говорить о надобности раскрыть культурный потенциал нашего региона. И Литва к этому готова,  я думаю, и тем обусловлено проведение литовского года культуры в Украине. Как вы уже правильно отметили, я думаю, украинцы достаточно хорошо знают традиционную литовскую культуру еще из более ранних времен. Одна из целей этой программы как раз познакомить украинскую аудиторию  с достижением современной литовской культуры, которое не менее яркое, колоритное и признанное в мире.

Дмитрий Терешков: А что в данном случае можно сказать об актере Будрайтисе, например, который в этом смысле традиционная культура Литвы? Как это соотносится с тем, что вы говорите?

Марюс Януконис:  Эта программа - сочетание традиционных имен и новой литовской культуры, вы упомянули Будрайтиса... Он выступал на спектакле во время “Гогольfesta”. Например, скоро в Киеве будут показываться литовские фильмы очень известных наших режиссеров, я бы сказал классиков. Это и Жалакявичюс и Грикявичюс. Но вместе с тем есть современная литовская культура, например современный литовский театра Оскара Коршуноваса, который показал свои спектакли в Киеве, во Львове. Также современные литовские писатели и тоже современное литовское кино, которое будет показываться в рамках фестиваля “Молодость”. Я думаю, одна из главных целей  - раскрытие современного потенциала литовской культуры в Украине. Но если говорить о региональном сотрудничестве, я думаю, что нам нужно больше обменов. Действительно иногда мы больше известны в Западной Европе или США, но не всегда знаем, что творится нового в нашем регионе. Украина, например, имеет огромнейший культурный  потенциал, который должна раскрывать в мире как можно шире.

Константин Дорошенко: Господин Януконис, когда вы говорите регион, что вы имеете в виду. Регион – от стран Балтии до Украины? Фактически можно говорить о том, что это тот регион, который Юзеф Пилсудский в начале XX века называл Междуморьем?

Марюс Януконис: Я,  во-первых имею в виду регион, который связан нашей общей историей. Это еще со средних веков,  мы знаем, что мы жили в одном государстве, которое называлось Великое княжество Литовское.  Эта историческая культурная традиция, я думаю, продолжается и сегодня. Конечно, нельзя отбрасывать советский период, где были определенные достижения культуры, и благодаря которым Литва стала известна в Украине тоже.

Дмитрий Терешков: Во время нашего визита в Вильнюс, литовцы говорили нам о необходимости солидаризации. Насколько украинцы понимают, что это такое, готовы ли они солидаризироваться?

Марюс Януконис: Я могу сказать за литовцев. Действительно чувство солидарности и чувство человеческой симпатии очень распространено в Литве. Конечно, это связано с событиями в Украине 13, 14 года, Майдан. Я думаю, тогда зародился новый этап нашего сотрудничества с Украиной в целом, который сейчас воплощается и передается через культуру.

Константин Дорошенко: Мы, безусловно, в Украине помним события 89, 90 года, когда литовцы первыми пошли под танки, которые направил в Вильнюс генеральный секретарь ЦК КПСС Горбачев, отстаивая свою свободу независимости. Мы прекрасно помним и знаем, что тогда вы страдали и погибали за вашу и нашу свободу. Многие украинские гражданские деятели, когда ехали в Вильнюс, в Литву для того чтобы участвовать в этих событиях, для того, чтобы поддержать литовцев. Во время обоих наших Майданов (2004, 2013) мы видели литовских общественных деятелей  здесь.  Эта солидарность существует. Она существует на уровне прогрессивных, гражданственно-ответственных людей. Но на уровне сообществ, министерств культуры, есть ли такая солидарность? Нам с Дмитрием показалось, что Украина все еще не настолько активна в этих обменах, как Литва, например.

Марюс Януконис: Я думаю, что солидарность, о которой вы говорили, передается в разные сферы нашего сотрудничества, в разные пласты общества и это действительно идет снизу, от людей. Это не только официальная позиция, не только официальная политическая поддержка Литвы, это действительно то, что думает обыкновенный народ и это передается и в официальные структуры. Существует официальное сотрудничество многих министерств, в том числе министерство культуры. Но не все должно делать государство.

Дмитрий Терешков: Вы в данном случае снова говорите о Литве, о том, как это устроено в обществе, в официальных структурах в Литве. Интересно, находите ли вы ответ, когда вы желаете солидоризироваться с украинцами. Как украинцы вам отвечают? Когда вы им протягиваете партнерскую руку, протягивается ли она в ответ?

Марюс Януконис:  В принципе мы встречаем похожую солидарность, и украинцы очень тепло отзываются о Литве, и в целом имидж Литвы в украинском обществе хороший. Я думаю, это создает благоприятную почву для разного образа обменов между нашими странами. Как я уже говорил, важны не только официальные связи, но и связи между обществами. Сейчас, например, существует отличное сообщении между Литвой и Украиной. Мы видим на глазах, как это способствует различного рода связи. Такого сообщения, например, которое много значит в современном мире  давно уже не было между Литвой и Украиной.

Константин Дорошенко: Нужно сказать, что буквально недавно, фактически накануне открытия Форума издателей во Львове открылся рейс “Вильнюс-Львов”…

Марюс Януконис: Первый раз  в истории.

Константин Дорошенко: Да. И я надеюсь, что он успешен. Интересное переплетение судеб у нас. Я вспоминаю, что одним из самых ярких и во многом очень эффективных министров  в Украине после Майданов в правительстве Яценюка был Айварас Абромавичус, который был министром экономического развития. Впрочем, он одним из первых и покинул Кабинет министров в свое время, что привело к кризису и отставке правительства Яценюка. Насколько такое взаимодействие менеджеров, опытных деятелей государственных возможно в будущем между Украиной и Литвой, как вы думаете? Либо пример Айвараса Абромавичуса – нечто уникальное?

Марюс Януконис: Могу сказать, что кроме Айвараса Абромавичуса в Украине работает много литовских экспертов в разных отраслях, которые помогают украинским структурам делать необходимые реформы. Наверное, наш опыт важен Украине тем, что мы когда-то жили в одном строю, в Советском союзе, мы переходили сами через все реформы, у нас есть чем поделиться и есть понимание того, что нужно делать.

Дмитрий Терешков:  Что дает вам основание считать, что украинцы перенимают этот опыт? То, о чем вы говорите это хорошо чувствуется, когда находишься в Вильнюсе?  и когда тебе презентуют литовскую культуру и говорят об Украине. Мне не совcем понятно, как украинцы все-таки видят Литву. То, чего вы хотите – культурная, экономическая экспансия – это одно. Я возвращаюсь к своему вопросу, потому что все-таки не получил ответ на него. Насколько украинцы реагируют, понимают, что Литва это не только Даля́ Грибауска́йте, которая красиво на украинском языке поздравляет с Днем Независимости, это гораздо больше?

Марюс Януконис: На таком более практическом уровне мы постоянно сталкиваемся с тем, что украинские коллеги очень часто просят поделиться опытом, они говорят, что ваш опыт важный, потому что мы считаем вас не только близкой страной, но и той страной, которая сумела преодолеть путь реформ. Ведь наши стартовые позиции были, по сути, очень похожие и я думаю, это главный аспект, почему наш опыт может быть полезен  Украине.

Дмитрий Терешков: А насколько легко вам удалось найти  возможность, договориться о реализации конкретных проектов, например, в рамках “Гогольfesta”, форум издателей, для презентации литовской культуры?

Марюс Януконис: В целом мы  довольны организационной работой и общением с украинскими партнерами. Это была и продолжается очень обширная культурная программа, которая требует не только художественных, но и организационных способностей. Мы пока не жалуемся на организацию.

Константин Дорошенко:  Относительно опыта Литвы, который можно перенимать, интересно в Вильнюсе нам довелось узнать, что в структуре посольств литовских во всем мире атташе по культуре назначается не министерством иностранных дел Литвы, а  министерством культуры Литвы. Тут мне стало понятно, почему ваш атташе по культуре, Юргис Гедрис, настолько энергичен и убедителен, потому что он не просто дипломат, он профессионал в культурной области. Легко ли вам как дипломату работать с подобными сотрудниками, которые непосредственно не подчиняются вашему ведомству?

Марюс Януконис: Во-первых, атташе по вопросам культуры подчиняются послу как члены команды посольства. Формально, да, подчинение есть министерству культуры, но это  некий баланс между интересами министерства иностранных дел и министерства культуры. И это творческий процесс, как этот баланс сохранить и использовать.

Константин Дорошенко: В общем, вы считаете такой подход эффективным?

Марюс Януконис: Достаточно да, потому что у нас в посольствах работает не только атташе по вопросам культуры, но и по вопросам обороны, по вопросам торговли. Разные министерства направляют своих представителей представлять свои интересы  за рубежом.

Дмитрий Терешков: Вы говорили об украинском культурном потенциале. Интересно, Украина как-то проявляет инициативу для культурной экспансии в Литве? Занимается ли тем, чем занимается культурный институт в Литве в отношении Украины, только наоборот?

Марюс Януконис: Да, у нас происходит мероприятия с участием украинских исполнителей. Можно говорить о таких современных исполнителях рок и поп музыки как Святослав Вакарчук или Джамала, которые выступали успешно в Литве. Но есть масса других проектов, театров и показов кино, которые были в Литве. Я бы сказал, что большая часть этих мероприятий происходит, может, больше по частной инициативе. Мы понимаем, что для государственной программы нужны ресурсы и, может быть, их не всегда хватает.

Константин Дорошенко: А может быть, тут как раз этот подход, о том, что сотрудники посольства не все выходцы из МИДа, а представляют свои профессиональные отрасли, был бы Украине очень полезен.  Мне доводилось сталкиваться с нашими атташе по культуре в различных украинских посольствах. Они, безусловно, очень неплохие дипломаты, но очень часто культуру они воспринимают  как раз в том ракурсе, о котором вы, господин Януконис, говорили, что он не очень актуален. А что такое актуальная и  современная культура? В этом нужно разбираться для того, чтобы это с удовольствием продвигать. Тут есть  чему учиться нам у Литвы. Если вернуться к культуре, ведь в Литве существует и своя традиция, свой подход к тому, как ее финансировать и это определенные моменты, которые мы тоже можем перенимать. Но от культуры стоит вернуться к вещам более прагматичным и жестким, к военному сотрудничеству. Литва не боится сотрудничать с Украиной в области военной. Мы недавно узнали о том, что Литва готова и передает оружие Украине. Насколько вы не боитесь какого-то жесткого ответа со стороны России на такое проявление солидарности? Поскольку многие европейские страны опасаются еще таким образом  с Украиной сотрудничать сейчас.

Марюс Януконис: Многие страны сотрудничают с Украиной в военной сфере. Наше сотрудничество проходит и через двухстороннюю плоскость и через плоскость НАТО: мы со своими партнерами в НАТО тоже проводим множество различных программ по обучению украинских военных, по медицинской реабилитации раненых… Это действительно последний год стало одной из важных сфер нашего двухстороннего сотрудничества.

Константин Дорошенко: Чувствует ли Литва сегодня в определенном смысле давление со стороны Российской Федерации либо, пережив блокады и все то, что Россия делала по отношению к Литве, вам не страшна реакция восточного соседа?

Марюс Януконис: Во-первых, Россия является соседом Литвы, и мы очень хотели бы поддерживать полноценные и конструктивные отношения с Россией. Но сотрудничество с Россией такого как было на данный момент трудно представить, особенно после агрессии в Украине. Эти отношения есть, но они поменялись. Но наша позиция очень четкая и она основывается на  наших ценностях, принципах и на стремлении поддержать Украину и на солидарность с украинским народом.

Дмитрий  Терешков: Выходит так, что Украина чуть ли не главную роль играет в ухудшении отношений Литвы и Российской Федерации?

Марюс Януконис: Не думаю, что Украина. Во-первых, улучшение или ухудшение отношений зависит от самих стран. Во-первых, от поведения России зависит качество отношений и состояние отношений с Литвой.

Константин Дорошенко: Господин Януконис, вы так мягко отошли от ответа, когда я упомянул план “Междуморья” Юзефа Пилсудского в  свое время, это был план, который был придуман диктатором Польши, он представлял собой идею межгосударственного образования,  конфедерации большой, от Балтийского моря до Черного моря. Почему я вспоминаю об этом? Потому что нынешние польские власти, пришедшие после выборов, реанимировали эту идею, она звучит на уровне официальных заявлений. В Украине тоже есть силы, которые симпатизируют такой идеи, которые в некоторой степени разочарованы в идеи европейской интеграции, думают, что им нужна иная, региональная интеграция. Может быть, такое межгосударственное образование, определенный союз от Литвы до Украины, включая государства, которые по этой оси “из варяг в греки” проходят, имел бы смысл. Как в Литве относятся к этой идеи, имеет ли она симпатиков?

Марюс Януконис: Могу сказать, что Литва, во-первых, чувствует себя как член Европейского союза и НАТО и говорить о каких-то новых политических союзах теоретически, конечно, можно, но нужно понять, что за этим стоит. Во-первых,  это пространство, как вы сказали, от моря до моря мы видим как удобное и хорошее пространство для развития практического сотрудничества: сотрудничества экономического, транспортных коридоров, сотрудничество в энергетике, в той же культуре, в сохранении исторического наследия. Это такая естественная среда государств, которых объединяет общая история и общее наследие и мы всячески заинтересованы развивать это сотрудничество.

Константин Дорошенко: На сегодняшний день Литва, фактически,  выступает главным адвокатом Украины в Европейском Союзе. Мы все чаще слышим заявления тех или иных дипломатов или политиков о том, что Европа устала от Украины, устала от разговоров об Украине. Мы очень долго прибывали в уверенности того, что у нас совершенно безоблачный  союз и понимание с Польшей. Однако, решение сейма Польши, который признал Волынскую трагедию геноцидом польского народа со стороны Украины, достаточно серьезно отрезвило украинское общество и политиков. Почему во всей этой ситуации, скажем так, охлаждение  восприятия нас Литва продолжает настойчиво оставаться действительно нашим адвокатом?

Марюс Януконис: Как я уже говорил, мы думаем, что это соответствует нашим принципам, нашей позиции и нашим ценностям – поддерживать Украину. Я думаю, некая усталость –  естественное явление, которое со временем приходит и, может быть, в Европе сейчас немножко меньше внимания уделяется Украине. Но Украина со своей стороны должна и сама предпринимать шаги, чтобы она была видна и  слышна в Европе, чтобы Европа о ней не забывала. Нужен некий прорыв, чтобы Украина опять показала себя.

Константин Дорошенко: А какие подобные шаги предпринимала Литва. Иногда мне приходилось говорить с литовскими дипломатами о том, что когда Литва, и вообще государства Балтии, вошли в Евросоюз, не очень там понимали специфику и проблематику того, что есть в этих странах и литовские дипломаты потратили достаточно много сил для того, чтобы  обратить внимание на то, что вы не только Европа, но у вас есть свои особенности, свой путь. Как вы действовали в этой ситуации?

Марюс Януконис: Действительно, мы много учились на пути вступления в Европейский Союз и уже вступив, учились играть по европейским правилам: понимать и учить все нюансы европейской бюрократии и участие в европейских структурах. Это пришло не сразу, но для этого нужна была консолидация всего общества и всех государственных структур. Я признаюсь откровенно, в начале нашей интеграции, наверное, был такой период, когда не все государственные структуры понимали, что это такое Европейский союз, что он из себя представляет, и как мы должны в нем действовать. Это приходило постепенно, потому что у нас было четкое направление, политическая воля не менялась, была всегда поддержка на высоком государственном уровне, мы понемногу двигались по этому пути.

Дмитрий Терешков: А  как вы себе видите консолидацию всего украинского общества и украинских гражданских структур в этом вопросе? Есть ли эта консолидация, стоит в ближайшее время ждать ответов в этом вопросе или нет?

Марюс Януконис:  Я думаю, очень важна, во-первых, политическая воля и объяснение обществу, какие преимущества дает Европейский союз, постоянный диалог с обществом – это очень важная задача для правительства.

Дмитрий Терешков: Политическая воля есть, очевидно, а объясняет кто-то это людям или нет? Мне интересно, как вы видите конкретную ситуацию, не идеализируя.

Марюс Януконис:  Я думаю, есть еще что улучшать в плане коммуникаций  государственных структур и общества, потому что  не разъяснив обществу до конца, будет трудно ожидать что оно будет неукоснительно выполнять…

Дмитрий Терешков: Вы хотите сказать, что украинцы не понимают в большинстве своем, куда мы стремимся, какую цену за это платим,  момент ответственности и обязанности?

Марюс Януконис: Я думаю, что Украина европейская страна и в обществе сомнений насчет этого нет. Ведь никто не может отрицать, что Украина итак часть Европы. Иногда мы говорим, что Украина стремится в Европу, но не всегда осознаем, что Украина и есть часть Европы.

Дмитрий Терешков:  В одном интервью год назад вы говорили, процитирую вас:

Всего около трети всех иностранных рабочих в нашей стране - это украинцы. Некоторые из них открывают свои компании в Литве, едут учиться. Каждый год на работу в нашу страну приезжает от двух до трех тысяч украинцев.

Готова Литва к тому, что украинцев в Литве станет еще больше?

Марюс Януконис: Да, я могу только подтвердить  эти слова, и эти тенденции растут сейчас, у нас все больше украинцев приезжает на работу, на учебу. В Литве учиться больше 300 украинских студентов, и они хорошо интегрированы, и мы только рады пока.

Константин Дорошенко: Еще один интересный пример, как раз частной инициативы. В этом году в Вильнюсе открылась галерея “ЦЕХ” – филиал старинной известной украинской галереи. Это бизнес инициатива, они никак не была связана ни с каким сотрудничеством с министерствами или чем-то другим. Мне даже замминстра культуры в Литве сказала, что они, узнав об открытии галереи “ЦЕХ”, предложили сотрудничество, помощь в пиаре, на что им ответили: “Мы как-то решаем сами эти вопросы, мы вас если что пригласим на открытие. В вашей помощи не нуждаемся”. Украинский бизнес может действовать и так, без моментов лоббирования. Это хорошо, на самом деле. Но о чем мне часто приходилось слышать в Вильнюсе от людей совершенно разных: от водителя такси до хозяйки гостиницы, что литовцы боятся российской агрессии, что ситуация с Украиной показала, насколько мир вообще-то зыбок. В свое время агрессия России против Грузии не была должным образом пресечена, нужно признать это. Из-за этого Россия поняла, что она может действовать и дальше. Все надеялись, что этого не произойдет, однако, аншлюс с Крымом произошел. Насколько членство в НАТО действительно может гарантировать  территориальную неприкосновенность Литвы? Простые литовские граждане начинают сомневаться, они не знают, что происходит.

Марюс Януконис: Мир действительно меняется, изменения происходят очень быстро и не всегда в лучшую сторону. Конечно, российская агрессия против Украины изменила представление об опасности, об угрозах, и это все стало  казаться ближе  каждому человеку, но литовцы верят в НАТО.  Поддержка членству  в НАТО у нас высока, я думаю еще выросла, где-то составляет порядка 70-80%. Пришло понимание в обществе, что каждый должен быть готов защищать свою страну. И развилось такое движение – люди стали записываться в разного рода добровольческие курсы,  по военной подготовке, наши ряды резервистов пополнились. Но, пока мы думаем, что НАТО является надежным гарантом нашей  безопасности и мы знаем, что  после Варшавского саммита принято решение об укреплении военных мощностей  в восточных странах альянса, включая Балтийские страны. И это коллективная оборона, мы не одни защищаем себя.

Дмитрий Терешков: Известно, что в Украине проживает какое-то количество литовцев. Известно также, что по результатам переписи 2001 года, наибольшая численность литовцев проживает в Донецкой области. Насколько с 2001 года  изменилась ситуация? И как Литва работает с переселенцами литовцами и литовцами на оккупированной территории?

Марюс Януконис: Наверное, более новых данных о переписи нет. Не уверен, что в Украине была официальная перепись после 2001 года, так что мы оперируем похожими цифрами, что в Украине проживает где-то порядка от 7 до 8 тысяч литовцев. Действительно, они проживают и в восточной Украине.  После конфликта к нам обратились люди, которые уехали из неподконтрольных Киеву территорий и спрашивали о возможности переселиться в Литву. Литовское правительство сейчас осуществляет  специальную программу по принятию литовских граждан и лиц литовского  происхождения из Восточной Европы. И в этом списке сейчас примерно 150 человек, из которых большинство уже  переселилось в Литву.

Дмитрий Терешков: Остаются на оккупированных территориях литовцы? Как вы работаете с ними?

Марюс Януконис: Мы можем только гадать, остаются ли они. Это не исключено, по разным человеческим причинам. Но мы, по понятным причинам, не можем поддерживать какие-то прямые связи, потому что это затруднительно. Но когда они приезжают в Киев или другие регионы, мы, конечно, им готовы помочь.

Константин Дорошенко: Это очень щекотливый на сегодняшний момент вопрос для Украины, для Европы, для мира – переселенцы, беженцы. Литва принимает, естественно, этнических литовцев. Вы подтвердили, что Литва принимает и готова принимать украинцев, которые туда приезжают работать и создавать бизнес, и может быть, мигрантов. Но известно, что государства Балтии без энтузиазма отнеслись к идеи Германии в свое время о том, чтобы Европа  активно принимала беженцев из Сирии. Более того,  прошлой осенью Ангела Меркель сделала достаточно жесткое заявление, когда она сказала, что если государства Балтии не будут принимать беженцев из Сирии, наравне с другими европейскими государствами, Германия пересмотрит свои позиции относительно финансовой поддержки государств Балтии.  Вплоть до того, что те суммы, которые традиционно направляются в балтийский регион, будут направляться на адаптацию беженцев из Сирии в Германии. Это почти шантажное заявление и как литовское правительство  в данном случае реагирует на него, и вообще на проблему беженцев из Ближнего Востока?

Марюс Януконис: Что касается  Литвы, мы работаем в рамках договоренности внутри Евросоюза по определенным квотам беженцев. По этой квоте мы обязались принять  примерно 1100 беженцев из Ближнего Востока. Сейчас к нам приехало примерно 120 переселенцев, если так можно назвать. Мы  пока готовы эту свою квоту выполнить, так что в этом плане у нас нет противоречий. Понятно, что отдельные страны Евросоюза имеют свой взгляд на распределение квот и политики поднимают эти вопросы иногда. В Венгрии, мы знаем, что этот вопрос вынесен даже на референдум.

Константин Дорошенко: Венгрия,  в общем-то, достаточно скандально себя проявила, когда на границе Сербии и Венгрии была выстроена стена, физически создающая невозможность чтобы люди пересекали границу. И эту позицию премьер-министра Орбана, конечно, называют чуть ли не профашистской, потому что люди, когда бегут от какого-то бедствия, они спасают свою жизнь, наверное, закрываться от них стеной, это не слишком правильно. Тут Венгрия слишком радикальный пример. С другой стороны, Германия, которая объявила о том, что она готова принять миллион и даже полтора миллиона беженцев. Давайте не забывать, что в Германии живет 80 миллионов людей. И полтора миллиона, и 80 миллионов это достаточно большая разница для того, чтобы понять, что эти полтора миллиона не сломают ситуацию кардинально.

Марюс Януконис: Мы знаем, что Германия  прекрасно справилась в прошлом году с таким огромным наплывом беженцев, которого никто не ждал.

Константин Дорошенко: Но все-таки  в Литве не живет такое количество людей, как в Германии. В Литве, в силу многих причин, в том числе советского наследия, нет такой мощной экономики. Насколько для литовского общества  болезненно принимать беженцев из совершенно иной культуры?  Мы, соседи, понимаем более-менее друг друга,  у нас так или иначе схожая ментальность. Здесь мы говорим о людях совершенно иной ментальности.

Дмитрий Терешков: Тут еще интересно понять, насколько политически решение в этом вопросе соотносится с общественным мнением, сами литовцы готовы или нет?

Марюс Януконис: Пока, как я говорил, речь идет о сравнительно небольшом количестве беженцев, это чуть больше 1000 человек, которые  в принципе для нас приемлемы, и мы пока не сталкиваемся с какими-то особыми трудностями по их интеграции. И общество смотрит на это нормально. Не могу ответить на вопрос, если эта квота будет увеличиваться или так сложиться, что больше беженцев к нам приедет.  Наше отличие от западноевропейских стран  в том, что у нас нет традиции принятия беженцев. Это, по сути, новая ситуация. Но поскольку это количество не составляет больших проблем для страны, я думаю, что пока это проблема не существует.

Константин Дорошенко: Когда делают прогнозы о том, что Россия так или иначе должна прийти к свержению режима Путина и возможно, перестать быть империей и разделиться на какое-то количество государств, тоже  может возникнуть сценарий, когда из России пойдут потоки беженцев. Это все может быть гипотетически, но нужно быть к разным вызовам готовым. Предположим, готова ли Литва в какой-то момент оказаться территорией, которой придется принимать беженцев с востока?

Марюс Януконис: Знаете, это конечно гипотетические теории и вопрос дискуссии, но в этом и сила Евросоюза, что вопрос миграции решается всеми странами. И если одна страна сталкивается с какими-нибудь особенностями или с повышенными потоками беженцев, как например Греция, Венгрия, или Италия, то Евросоюз вырабатывает программу помощи таким странам. Эта европейская солидарность – это большая ценность, которая  помогает решать такие вопросы. И мы надеемся, что это так и будет.

Дмитрий Терешков: Я бы хотел еще вернуться к программам, мероприятиям в рамках этого культурного партнерства, как вы видите себе его развитие в будущем? И еще интересно, ваша каденция уже двоих министров культуры видела, видите ли вы какие-то отличия между ними?

Марюс Януконис: Во-первых, я думаю, что этот год культурного партнерства как раз создаст базу для развития наших культурных  отношений в будущем. Украинская аудитория узнает о литовской культуре. И эти связи в будущем могут существенно расшириться. А насчет украинской государственной культурной политики, мы действительно  видим последние годы такие позитивные сдвиги. Например, что бросается в глаза – создается немало фильмов. И сейчас, насколько мне известно, создана государственная программа поддержки кино в Украине. Это хорошие шаги и я думаю, что направление правильное. Конечно, трудно все развивать сразу, но мы видим в министерстве культуры Украины  понимание стратегических задач и важность культуры как создание имиджа страны, в том числе и за рубежом.

Константин Дорошенко: Интересно вспомнить, что литовский кинорежиссер Шарунас Бартас – один из легендарных режиссеров, который был членом жюри международных фестивалей, снимает как раз сейчас фильм в Украине при поддержке украинского министерства культуры. Это фильм, в котором события начинаются в момент  коммунистической оккупации Литвы и, проходя через разные годы и судьбы, заканчивается как раз на Донбассе, в разгар нынешнего противостояния. Нам с Дмитрием посчастливилось  пообщаться с Шарунасом Бартасом в Вильнюсе, мы очень ждем его и на Радио Вести. Мы говорим как раз о том, что не только есть движения со стороны Литвы в сторону Украины, может быть, со стороны Украины в сторону Литвы, но уже и совершенно совместные культурные проекты.

Марюс Януконис: Да, вы упомянули красивый хороший пример. Я бы сказал, что еще подключаются другие европейские страны, потому что этот фильм поддерживает Франция в том числе.

Константин Дорошенко: Спасибо. С нами был посол Литовской Республики  в Украине, Марюс Януконис.