Віктор Вацко:

- Андрію, дякую тобі, що ти з нами! І відразу хочу нагадати нашим слухачам, що у нас сьогодні в гостях –легендарний футболіст, я не побоюсь цього слова, гравець, який забив 105 м’ячів у чемпіонатах України, який забивав в Лізі чемпіонів, який провів 68 матчів і забив 9 м’ячів за Національну збірну України, легенда збірної, легенда «Шахтаря» і зараз – легенда футбольного клубу «Десна» (Погреби).

Андрію, ти граєш у чемпіонаті Київської області, команда йде на другому місці. Тебе люблять партнери по команді, вболівальники. Ти забиваєш – один із найкращих бомбардирів чемпіонату Київської області. Я задаю собі запитання – невже ти не міг іще пограти в футбол на більш високому рівні. Ти часто ставиш перед собою питання: «Чи не рано я закінчив з професійним футболом?».

Андрій Воробей:

- Да, наверное где-то в глубине души закрадывается такая мысль, что рановато немножко я закончил. На тот момент, когда я играл, на самом деле, не было таких серьезных предложений. Я даже был готов пойти не в топ-клуб, в любой клуб высшей лиги. Тогда таких предложений не было. Ну, а с агентами как работал, так они своими завтраками кормили – завтра, завтра… Есть предложение Катар, Азербайджан,… но до конкретики так и не дошло. Поэтому сидел в ожидании. Полгода, год сидел, потом понял, что, наверное, поздновато будет начинать. Хотя сейчас смотрю по нашему чемпионату, я бы с удовольствием поиграл и, думаю, не испортил бы картину во многих клубах.

Віктор Вацко:

- Оскільки ти у 2013-му пішов з «Металіста» в «Геліос» (там 6 ігор у тебе було в першій лізі у складі «Геліоса»), ну, але зараз дійсно чемпіонат дуже змінився…

Андрій Воробей:

- Да, уровень чемпионата упал – однозначно.

Віктор Вацко:

- Ну, ти в тонусі. Якби тобі подзвонив, умовно – Віталій Володимирович Кварцяний,…

Андрій Воробей:

- Нет, не к нему, нет! Я его уважаю как человека, как тренера, но к тем нагрузкам, которые он там дает, хотя я не видел, я только знаю по разговорам, ну, я не потяну – однозначно! Но за счет опыта, может быть…

Віктор Вацко:

- Бачиш, Славо, коли йому дають навантаження і побігати треба, він не тягне, а коли – він (він одночасно є помічником головного тренера «Десни» Погреби)… Коли ти даєш, ти не питаєш, ти не питаєш хто тягне, хто не тягне…

Андрій Воробей:

- Я тебе даю упражнение и с тобой же его выполняю…

Віктор Вацко:

- Добре.

Ну, що ж, панове тренери, панове агенти, от є людина, готова грати в футбол ще на найвищому рівні.

Андрій Воробей:

- В свои 37 – да?

Віктор Вацко:

- Послухай, от Франческо Тотті, в «Ромі», йому більше ніж 37, і він в такому порядку, що в Україні може ще би й «Золотий м’яч» отримав.

Про Україну хочу поговорити з тобою. Все таки, як не крути, 68 матчів за збірну України в твоєму активі. Зараз збірна зіграла два поєдинки проти збірних Туреччини та Косово: зіграли внічию з турками – 2:2, обіграли Косово з рахунком – 3:0. Ми говоримо про нову збірну України, збірну, яку тренує новий тренер – Андрій Шевченко. З яким ти грав в одній команді, виходив разом на поле в Національній збірній України, звичайно ж. От, коли ви разом грали з Шевченком, ти відчував, ти бачив, що ця людина має задатки тренера: що вона мислить, як тренер, що вона готує себе до тренерської кар’єри.

Андрій Воробей:

- На тот момент – нет. На тот момент, я просто видел легенду возле себя, звезду мирового масштаба. Тренерских качеств я в нем не видел. Может быть последнее время, когда он был на закате своей карьеры, по интервью мысль какая-то в его речи пробивалась, что он готовит себя к тренерской деятельности. А когда мы играли, мы были обычными игроками. Я то – обычный, а он – звезда!

Віктор Вацко:

Мені розповідали ваші партнери по збірній. Наприклад 2006-й рік, Чемпіонат світу: була тренерська установка, але дуже часто Андрій збирав довкола себе команду і вносив певні корективи – от, давайте будемо так і так грати.

Андрій Воробей:

- Было, было. Ну, мы тогда это больше в шутку воспринимали, смеялись. Ну, молодежь, конечно слушала его. Там был коллектив – 7-8 человек, как сейчас модно говорить – «старики», с которыми Шева общался. Он к нам нормально относился – и ко мне, и к Воронину, к Тимощуку, Ващуку. У нас были прекрасные отношения. Молодежь, конечно, его слушала. Было такое делу, что Блохин установку проводит, что-то, где-то там фыркнул, обиделся: «Ну, все, посидите, сами поговорите». Потом Шева: «Так, он ничего не понимает, слушайте меня… Играть будем так-то, так-то, так-то…». Там, конечно Воронин все время над ним подшучивал своими одесскими шутками. Поэтому было весело.

Віктор Вацко:

- А зараз, Шевченко, як тренер Національної збірної України. Ти бачиш зміни у грі? Вчора Тарас Степаненко дав інтерв’ю, де сказав, що лише 6-7 тренувань команда провела, але вже зміни помітні: помітна зміна стилю, зміна філософії.

Андрій Воробей:

- То, что поменялся стиль игры, это, по-моему, всем видно. При прежнем тренере – Фоменко, я не видел игры, как таковой: эта игра от обороны, без моментов в атаке… Сейчас, понятно, что Андрей великий нападающий, привил стиль атакующей игры. Но, пока еще рано, мне кажется, говорить. Пока еще три игры сыграли. Мне кажется, рано анализировать Шевченко, как тренера. Я вижу, сто мы идем в хорошем направлении, и, самое главное, результат виден. Понятно, что мы еще не сыграли с топовыми сборными. Это еще впереди. Но Турция – это тоже хорошая команда, Исландия, на данный момент, тоже неплохая команда. Я думаю, что у Андрея Шевченко все получится. И видно, что состав- то остался прежний: никто не пришел, никто не ушел. Все те же, что при Фоменко.

Віктор Вацко:

- Ну, як ніхто? Прийшов Соболь, прийшов Зінченко, Коваленко і стали основними футболістами.

Андрій Воробей:

- Ну, один-два игрока. Но обойма-то та осталась.

Віктор Вацко:

- Якщо братии повну обойму – 25 чоловік, то глобально…

Андрій Воробей:

- Глобально – все те же остались, но кардинально начали по-другому играть. Сейчас даже приятно смотреть. Со стороны болельщика сейчас приятно смотреть на Украину: как атакуют, как обороняются, как компактно играют в середине поля. Раньше такого не было, раньше даже болельщик не ходил на стадион, потому, что не интересно было смотреть на Украину.

Віктор Вацко:

- Ну, дивись: більш видовищним став футбол, краще команда грає на атаку, але в кожному матчі суперник створює проблеми нашій обороні. Чим це можна пояснити? Це період становлення (той факт, що четвірка захисників дуже помінялась, в порівнянні з минулими роками грають молоді, в принципі, недосвідчені футболісти: останні матчі – Соболь, Ордець, Бутко), чи якісь інші пояснення є? Ну, немає тієї надійності, яка була при Фоменкові. Ось ми пропустили за весь відбір чотири м’ячі…

Андрій Воробей:

- Мы тогда и оборонялись всей командой: все 11 человек – в штрафной площадке. А толку, что мы оборонялись? Если вперед никто даже не бежал.

Віктор Вацко:

- Тобто зараз команда виглядає більше збалансованою, з точки зору гри?

Андрій Воробей:

- Да. Конечно, эти проблемы в обороне как-то надо решать. Для этого есть тренерский штаб, есть помощники главного тренера, я думаю, они ему подскажут. Все таки всего лишь три игры сыграли. У нас же не было ни товарищеских игр, никаких. Это пища для размышления. Оно сделают выводы. Надеюсь, уже к следующей игре будут определенные выводы сделаны. И потом – на следующий год. Я думаю – это вопрос времени. Ты вот правильно говоришь – Соболь новенький, и Бутко только начал играть за «Шахтер» и за сборную. У Кучера уже опыт и возраст… Это хорошо, что он поставил пару защитников из одного клуба, потому что они друг друга чувствуют.

Віктор Вацко:

- Формально – воротар, правий захисник, два центральних і опорний півзахисник – з одного клубу, ти вважаєш, що це правильно, так?

Андрій Воробей:

- Я думаю – да. раз они удачно играют в еврокубках и в клубе, поэтому менять, как-то не стоит.

Віктор Вацко:

- Андрію, сьогоднішнє покоління футболістів, ось ця збірна, збірна, яка вийшла на чемпіонат Європи-2016, – сильніша за збірну, яка грала на Чемпіонаті світу-2006, за ваше покоління? От твоя суб’єктивна думка?

Андрій Воробей:

- Я не могу сравнивать то время и это время. По исполнителям? Ну, я не знаю. Сейчас очень хорошая у нас сборная. Мне нравится. По мастерству, по всем показателям у нас очень сильная сборная. У нас и в то время была не менее сильная сборная. У нас и Шевченко выступал, и Воронин – звезды – и Тимощук и Ребров. У нас тогда был единый коллектив. Мы одинаково мыслили. Для многих это был последний шанс выступить на чемпионате мира. Поэтому мы тогда сплотились одним духом, и вышли, по большому счету на Чемпионат мира.

Віктор Вацко:

- На твій погляд, заслуга у виході на цей Чемпіонат світу, в першу чергу, – це Олега Блохіна, чи плеяда футболістів підібрались відповідна?

Андрій Воробей:

- Тут, наверное, 50 на 50. Блохин, какой бы тренер не был, но он – мотиватор. Своим поведением, своей мотивацией он нас держал в тонусе. Есть еще и вторая сторона медали. Я думаю, что у нас собрались индивидуально сильные люди. И поэтому за счет коллектива, за счет игроков мы добились того результата на Чемпионате мира.

Віктор Вацко:

- Як святкували вихід у чвертьфінал Чемпіонату світу? Був банкет після Швейцарії?

Андрій Воробей:

- Нам там особо праздновать времени не было. Перерыв был довольно таки небольшой. У нас был то ли день, то ли полдня выходного. Кто где провели время. Кто к женам поехал (у нас же там недалеко жены были), кто внизу остался – в барчике.

Слава Варда:

- У нас тут недавно был Слава Шевчук – Ваш друг, кстати говоря. Он рассказывал про тонко нарезанное сало, которое в компании в сборной они дегустировали. У Вас что-нибудь было гастрономическое подобное с украинским колоритом?

Андрій Воробей:

- Я только припоминаю, что Шева нам тогда вина привез итальянского. Угощал. И все время подносил: когда закончится, он еще раз принесет, закончится, он еще принесет. Мы тогда спрашивали: «Андрюха, а сколько там еще у тебя в загашничке осталось?». Но у нас все было в пределах разумного. Нет, такого не было, что бы там, как в России два игрока были уличены в шампанском. У нас такого не было.

Віктор Вацко:

- Якщо про твою кар’єру говорити, то Андрій Воробей асоціюється із донецьким «Шахтарем». Ти 12 років провів (із 1995 по 2007-й) в донецькому «Шахтарі», і ти якраз застав еволюцію донецького клубу «Шахтар» від клубу, який не хапає з неба зірок, до клубу топового в Україні і Східній Європі. В чому головна причина цієї еволюції це тільки гроші і бажання Ріната Ахметова?

Андрій Воробей:

- Ну, я, как бы думаю, что это процентов, наверное, на 70-80.

Віктор Вацко:

- Але, з іншого боку, на пострадянському просторі, ти сам прекрасно знаєш, є багато людей, в яких є нечувані статки і які величезні гроші вкладають у футбол, але ось такого клубу… Зараз говорять навіть в «Зеніт» Луческу перейшов, і, порівняно з «Шахтарем», «Зеніт» не вгадує в плані організації, в плані рівня, в плані солідності. Ось так от говорять.

Андрій Воробей:

- Тут деньги, понятное дело, играют большую роль. Но еще душу, и то внимание, ту силу и то здоровье, которые вложил Ринат Леонидович в свой клуб, – это нужно отметить, тот коллектив, который он по крупинке собирал. Он же не то, что пришел и полностью перебрал этот клуб. Нет. Он потихоньку: одного специалиста пригласил, другого третьего, потихоньку все расширялось, базу отстроил. Поэтому потихоньку клуб перерос из середняка в топ-клуб Европы.

Віктор Вацко:

- А от вам, ну ти з Донецька родом, вам, донецьким пацанам, які мріяли з дитинства грати за «Шахтар», пройшли всі щаблі підготовки – школа, ДЮСШ і так далі, вам не було образливо, що великий акцент робиться на легіонерах, що своїх не так багато підпускають, підключають. Фактично в твій час там більш-менш ще буули Гена Зубов, Толя Тимощук, Сергій Ателькін і, по-моєму, Діма Шутков.

Андрій Воробей:

- Из местных?

Віктор Вацко:

- Так.

Андрій Воробей:

- Тимощук же не местный. Он просто в это время пришел. Нет, много было – и Попов, и Ковалев…

Віктор Вацко:

- Але потім, коли ви вийшли на рівень євро кубків, почалися іноземці. Спочатку – Ковалєвскі, Глєвецкас, Аґахова, Окоронкво, а потім приїхали бразильці.

Андрій Воробей:

- Конечно, не скрою, обидно было. Это – на тот момент. А сейчас понимаешь…

Віктор Вацко:

- Але чи це правильно? Ти з розумінням ставишся до цього?

Андрій Воробей:

- Сейчас я это понял. Я думаю, – да. все равно на своих, как бы это сказать, чтобы не обидеть, далеко не выедешь. Просто тогда, в 2000-м году просто пачками возили этих легионеров: и бразильцев, и сербов, и хорватов. Там кто только не приезжал. Нигерийцы… Ну просто пачками их привозили. Иногда смотришь, смеёшься. А тогда было обидно. Это, когда уже Луческу пришел, он начал привозить точечно – двух-трех игроков привез – на конкретные позиции. И они реально сильнее были чем местные игроки. А тогда ж, иногда, просто обидно было, что играет в составе игрок и получает зарплату в пять раз больше, но он ничем не лучше местного игрока. Вот за что было на тот момент обидно.

Віктор Вацко:

- Кого ти маєш на увазі

Андрій Воробей:

- Тогда очень много было таких игроков.

Віктор Вацко:

- Скажи, будь-ласка, «Шахтар» почав першим запрошувати серйозних іноземних фахівців. Ти починав при Валерію Івановичу Яремченку, Вікторі Євгеновичу Прокопенку – при наших спеціалістах. Потім – Скала, Бернд Шустер, Мірча Луческу

Андрій Воробей:

- Там еще Бышовец был.

Віктор Вацко:

- Бишовець, так. Ти з усіма ними працював, ти можеш порівнювати. На твій погляд, дійсно Луческу найбільш великий з-посеред них, чи просто Луческу отримав найбільше довіри з них усіх з боку керівництва клубу, з боку президента?

Андрій Воробей:

- Во-первых – он как специалист, как тренер, очень сильный. Тут даже не рассматривается. Как человек – это уже другой вопрос. Как тренер – один из сильнейших во всем мире. И второе – это конечно кредит доверия у него был выписан очень большой. Если, допустим, тот же Скала, на тот момент когда пришел первый раз, он просто поменял в нас мысли о футболе: у нас было одно направление, Скала пришел, мы стали по другому смотреть на футбол. И это тоже очень сильный специалист на тот момент был. Да, мы выиграли чемпионат, выиграли Кубок, и потом неудачно сыграли в еврокубках, и, как мое мнение, наверное, президент – немножко поспешил. Наверное, все-таки, где-то за спиной были «доброжелатели», которые хотели кого-то другого. Разговоры какие-то ходили. Поэтому президент все-таки немножко психанул. Хотя они расстались хорошо, друзьями. До сих пор Скала приезжает на всякие банкеты. Но, наверное ему надо было дать еще какой то шанс. У Луческу ж тоже был один период, я не помню какой год, что ходили слухи, что вот-вот должны уволить, что уйдет

Віктор Вацко:

- Це 2008-й рік був.

Андрій Воробей:

- А президент всех заверил: «Я верю, я этому человеку доверяю!». И все. На следующий год они выиграли Кубок УЕФА.

Віктор Вацко:

- Скажи, будь-ласка, хто з легіонерів, на твій погляд, з якими ти грав, найсильніший в українському чемпіонаті?

Андрій Воробей:

- Агахова и, наверно все-таки, – Матузалем. Особенно на втором хотел бы остановиться. Матузалем на тот период, я на тот момент уже практически не играл, но все равно мне доводилось какие-то игры играть, так вот этот человек вел тогда всю игру в «Шахтере». У нас была такая «рабочая лошадка» – Тимощук, который все забирал: слева, справа, с середины – все подчищал, и Матузалем, через которого вся игра шла. У него все было: и техника, и удар, и чувство гола. Это просто был сильный футболист как по мне.

Віктор Вацко:

- А Аґахова, на твій погляд, повністю розкрився в «Шахтарі» чи щось завадило йому?

Андрій Воробей:

- Знаете, они такой своеобразный народ – нигерийцы. Они – так вот на флегмате, как бразильцы. Он внес в развитие донецкого клуба большую лепту – это однозначно. Но раскрылся он, наверное, процентов на 60, не до конца.

Віктор Вацко:

- А правда, що легіонерам в клубі дуже багато що «сходило з рук»? Я от чув історію, що після програного матчу, вже при Луческу (всі знали, що Луческу дуже емоційно реагував, і після програного матчу він завжди давав тренування з навантаженнями) і тут відразу у бразильців: в одного – спина болить, в другого – задня «тягне», а українці працювали на повну?

Андрій Воробей:

- Нет, если у меня что-то болело, я тоже мог…

Віктор Вацко:

- Вони просто хитрували?

Андрій Воробей:

- Да. Просто у нас менталитет такой, что мы из последних сил будем себя наказывать, будем работать.

Віктор Вацко:

- А легіонери?

Андрій Воробей:

- Легионеры, они больше так спокойно, где-то так с хитринкой. Даже на сборы, при мне, когда я был в клубе, первые сборы, когда самая нагрузка идет, они ж пропускали: то на самолет где-то там билетов не взяли, то рейс задержали, то бабушке что-то там плохо стало, то визу не открыли. А приезжают – то спина болит, как ты сказал, то адаптироваться надо, то не спал ночь. Ну, и вот так сборы проходят, там где надо нагрузку физическую получать, а мы, конечно, батрачили, бегали, а в чемпионате играли они.

Віктор Вацко:

- Послухай, але добатрачились ви також нормально. Я пригадую 2000-й рік. Якщо говорити про тебе і про твої найпам’ятніші голи в «Шахтарі» (а ну, вгадаю чи не вгадаю?): 2000-й рік, Ліга чемпіонів – «Арсеналу» два ти забив і «Лаціо» ти забив. Ще один варіант у мене був – теж 2000-й рік, кваліфікація Ліги чемпіонів – «Славія».

Андрій Воробей:

- Квалификацию, конечно, ты должен был помнить. Это ж тоже, по-моему, твой первый эфир был.

Віктор Вацко:

- Так, виїзний зі стадіону за кордоном. Це правда. До того вже обкатали.

Слава Варда:

- Тогда по праву отобрал вопрос у нашего слушателя.

Віктор Вацко:

- Але в мене є ще один варіант: твій гол – теж в мій ефір – в ворота київського «Динамо» в фіналі кубка України 2002-го року, в додатковий час. Ви – 3:2 виграли.

Андрій Воробей:

- Да, это при Невио Скале было.

Віктор Вацко:

- Тобто, у мене – три варіанти: Ліга чемпіонів, груповий турнір, «Арсеналу» (там зі штрафного ти забив дуже красивий м’яч. Я не знав, що ти штрафні б’єш такі);

Андрій Воробей:

- Ты что в Погребах не видел?

Віктор Вацко:

- В Погребах багато хто забиває…

А в «Арсеналі» тоді не Сімен стояв, а Тейлор. Ну, Сімену ти також забив. Сімену ти забив на «Хайбері». От який ти варіант обираєш? Чи ти може хочеш якийсь інший?

Андрій Воробей:

- То есть гол ты хочешь – самый памятный? Я наверно выберу гол в Славии.

Віктор Вацко:

- На 90-ій хвилині матчу.

Андрій Воробей:

- Не по красорте. Ое просто самый важный был на тот момент. Он вывел нас впервые в истории в групповой турнир Лиги чемпионов. Потому что нам нужно было отыгрывать этот один мяч, который мы дома пропустили то ли на 88-й, то ли на 86-й минуте, ну, в конце. И тут всю игру играли в принципе нормально: давили, давили, моменты были, но не могли забить. И тут – 91-я минута!.. Поэтому он для меня такой важный.

Віктор Вацко:

- Міг в «Шахтарі» довше пограти? У 2007-му році ти покинув команду, чому так сталось?

Андрій Воробей:

- Я мог сидеть еще, на самом деле. Я только переписал контракт. Буквально весной я подписал контракт, а летом я ушел. Я подписал контракт на четыре года. Я мог еще сидеть и не нервничать. Я просто начал немножко нервничать. Я же всю жизнь играл, а тут у меня игровой практики нет. Я был недоволен. Мог сидеть себе спокойненько, закрыть рот и в клубе находиться. И даже, может быть, тоже выиграл бы Кубок УЕФА, да? Досидел бы.

Віктор Вацко:

- Тобі було?..

Андрій Воробей:

- Двадцать семь… Нет, нет не двадцать семь…

Віктор Вацко:

- Двадцять дев’ять тобі було?

Андрій Воробей:

- Да нет – меньше.

Віктор Вацко:

- То був 2007-ий рік, а ти – з 1978-го. Значить 29-ий рік тобі ішов. На чотири роки контракт – до 33-х. Ти міг досидіти. Тобі не здається, що ті не правильно зробив?

Андрій Воробей:

- Нет, не сдается. Потому что у меня потом еще разговор был с президентом клуба: посидели, выяснили то, что нужно. Ну, зачем мне сидеть просто убивать в себе футболиста в том возрасте, когда еще нужно играть.

Віктор Вацко:

- Говорили, що в президента було до тебе особливе ставлення, що ти входив до числа улюбленців, що до тебе дуже пильною увага була з боку керівництва клубу?

Андрій Воробей:

- Скорей всего, что да.

Віктор Вацко:

- На початку кар’єри. Свій вихованець, забивний, зірка…

Андрій Воробей:

- С одного района, почти…

Віктор Вацко:

- З президентом з одного району, так?

Андрій Воробей:

- Ну, мы– там рядом, да.

Віктор Вацко:

- Найбільш високооплачуваний

Андрій Воробей:

- Среди украинцев? Нет, не согласен.

Віктор Вацко:

- Не згоден? А хто?

Андрій Воробей:

- Не скажу. Но нет.

Слава Варда:

- А вот, может скажете другое? Слава Шевчук, например, нам говорил, что он контракт вообще не читает. Просто подписывает не глядя. Вы этот Ваш последний контракт читали?

Андрій Воробей:

- Славе в этом возрасте главное черкануть и сидеть, как можно дольше там, в клубе.

Віктор Вацко:

- Бачиш, роки минули і в тебе вже філософія помінялась з віком.

Андрій Воробей:

- Нет, подождите, Славе сейчас 36-37? Тридцять шесть?

Віктор Вацко:

- Так.

Андрій Воробей:

- Ну. Так зачем ему читать этот контракт?

Віктор Вацко:

- Знову ж таки – історія. Не знаю – правда, чи неправда. А правда, що в один період за футболістами «Шахтаря» клуб стежив, щоб не порушували режиму. Розказували, що Сабо, коли був тренером «Динамо», ходив по квартирах і перевіряв режимить футболіст чи не режимить. А в Донецьку, мені розказували, що керівництво клубу, президент знали на 100 відсотків, де ви вільний час проводите.

Андрій Воробей:

- За нами, я тебе скажу, тренера не ходили, но машины ездили. Машины ездили. Я даже сам заметил, возле моего дома одна и та же машина постоянно была, за мной везде ездила. Это было, да.

Віктор Вацко:

- Запалили тебе хоч раз?

Андрій Воробей:

- Президент знал каждую минуту, где я нахожусь. Конечно – не без греха, конечно – был замечен…

Віктор Вацко:

- Як ти до цього ставився, тебе це дратувало?

Андрій Воробей:

- Да, тогда – очень. Я нервничал. Это, все-таки, не правильно.

Віктор Вацко:

- А скажи – ще одна історія, – коли ви програли «Аустрії»?..

Андрій Воробей:

- Не было. Все это не правда. Я понял про что ты говоришь – про машины. Да?

Віктор Вацко:

- Так, що президент тоді на базу заїхав…

Андрій Воробей:

- Нет. Президент, конечно, может быть в бизнесе или в другом (я не знаю его, как человека – жесткий, жестокий), но по отношению к футболистам он не применял никакой силы. Он мог покричать и то не при команде, а вызвав на разговор. Но такого – никогда не было. Он просто не такой человек. Он не опустится до такого уровня, чтобы пойти и бить машину. И это все не правда. Если бы это была правда, я бы сейчас сказал, спустя время. На самом деле ничего такого не было, и это все кто-то там придумал, кто-то хотел этого, наверное.

Віктор Вацко:

- От скажи, я чув, що кожен з футболістів того покоління хотів грати у «Шахтарі» через президента. На твій погляд, чи не заважала отака батьківська любов президента, який багато чого прощає, вам, футболістам, розвиватися, прогресувати? Вам же все можна було фактично.

Андрій Воробей:

- Смотря еще, как этим воспользоваться. Я этим не то, чтобы не пользовался. Но мне это не мешало никак. Другие были футболисты, например, тот же Бахарев, еще кто-то, они черещур этим воспользовались, и поэтому их карьера где-то пришла к концу очень быстро. Когда перегибаешь палку… Да, я знал, что ко мне отношение другое. Но это ж наоборот, окрыляло на футболе. Я знал: у меня была поддержка тренера, поддержка президента. И я не задумывался, как я там сыграю. Я выходил, забивал, играл. То есть, когда есть доверие, сразу у человека «крылья растут». Тот же Брандау, тот же Адриано – у них было доверие Луческу. Я бы не сказал, что они какие-то супер-великие нападающие. У них 10 моментов за игру, он один забьет. Но он выходил, играл, забивал. Стал лучшим бомбардиром Адриано. Брандау в свое время забивал, какой бы он там «деревянный» не был. Доверие тренера и доверие президента – это большая удача для футболиста.

Слава Варда:

- Андрей Алексеевич, Виктор Владимирович, вступают наши слушатели в беседу с Вами , в частности, и вот о чем спрашивают?

- Какой из тренеров повлиял на Вас и Вашу карьеру больше всего, Андрей?

Андрій Воробей:

- Тут, как бы такая лестница идет: сначала – Виктор Васильевич Носов, который со школы – прямо в дубль. Там и доверие тренера было и в дубле он в меня поверил. Конечно,  это Яремченко и Прокопенко – мои тренера. Я это говорил и буду говорить. Это мои, как бы, отцы в футболе.

Слава Варда:

- Как Вы попали в команду из Погребов, как оцениваете уровень футбола в Киевской области?

Андрій Воробей:

- Мне нечего оценивать. Потому что я не видел уровень года два назад или три. Но уровень футбола упал немножко, как и в целом, в Украине.

Слава Варда:

- З яким тренером команди Вам було цікаво працювати, і що не вистарчає тренерам на обласному рівні футболу?

Андрій Воробей:

- Даже не знаю.

Віктор Вацко:

- От, з яким тренером найцікавіше було працювати?

Андрій Воробей:

- В высшей лиге для меня это был Невио Скала.

Віктор Вацко:

- Чому?

Андрій Воробей:

- На тот момент все футбольные азы немножко вот переоценивал.

Віктор Вацко:

- Ламав стереотипии?

Андрій Воробей:

- Да – старые, и учил чему-то новому.

Віктор Вацко:

- Ну, наприклад?

Андрій Воробей:

- Для нас это было интересно. И вообще тренировочный процесс совершенно другим был, совсем другая подготовка. И оно было интересно. Каждый день – что-то новое.

Віктор Вацко:

- Наприклад, що приходить в голову першим, з того що він дав, чого ти не бачив раніше?

Андрій Воробей:

- Тактика. Акцент на тактику. Каждую неделю у нас были отдельные тренировки по тактике без мячей.

Віктор Вацко:

- А що на цих тренуваннях відбувалось?

Андрій Воробей:

- Там конуса были, фишки. Он разъяснял куда надо, что делать. Потом с мячами… Нет, совершенно другой подход был.

Слава Варда:

- Это почему Виктор Владимирович конкретизирует, потому что мы тут уже о напитках говорили, а Невио Скала – известный ценитель и производитель хороших напитков.

Андрій Воробей:

- Да, мы были у него в гостях тогда, когда он сказал: «Выиграете Кубок и чемпионство, я всех приглашаю к себе на фазенду». И человек сдержал слово. Мы перед сборами на два дня заехали к нему на фазенду в Италии, и увидели все его гектары сигаретные, побывали у него дома, бассейн опробовали. Нормально все.

Слава Варда:

Опять же вопрос по повду Невио Скалы:

- Многие слышали, что у Невио Скалы была машина «Нива». Какие еще необычные предпочтения Вы встречали среди футбольной тусовки, и какая была Ваша первая машина?

Андрій Воробей:

Моя первая машина была БМВ.

Слава Варда:

- Как у пацанов, да?

Андрій Воробей:

- Да, как у пацанов. Тогда у меня мечта была купить 99-ю машину. На тот момент 99-я модель…

Слава Варда:

- Как у пацанов!

Андрій Воробей:

- Да, как у пацанов. Я насобирал на 99-ю, мне сказали: «Подожди да купишь подержанную машину – какой-то «Форд» подержанный». Насобирал на «Форд» – «Подожди да купишь «Фольцваген» какой-то – еще получше». Короче, дособирал до БМВ, потом плюнул, все таки купил. Правда не долго ездил. Через месяц разбился.

Віктор Вацко:

Як?

Андрій Воробей:

- У меня стажа водительского очень мало было, поэтому с моста кувыркался, не почувствовал скорости.

Віктор Вацко:

- Машина – «капут», а в тебе все нормально?

Андрій Воробей:

- Да.

Слава Варда:

- Слава Богу!

- Была ли реальная возможность на пике карьеры уйти в европейский чемпионат? Если да, то почему Вы ею не воспользовались? И в каком из топ-чемпионатов было бы интересно попробовать свои силы?

Андрій Воробей:

- Это я только сейчас узнаю, что, скорее всего, ходили какие-то разговоры после выступления в 2000-м году, после Лиги чемпионов. Все-таки были предложения клубу. Но на тот момент президент не рассматривал никакие предложения, хотел строить команду и неохотно расставался с футболистами. Еще моих агентов не было на тот момент. Поэтому я только сейчас узнаю, что звонили, были какие-то предложения с Италии, вроде бы. Но, до меня это не доходило. Я даже не знал об этом.

Слава Варда:

- Андрію, як в повсякденному житті може придатися гра у футбол?

Віктор Вацко:

- Я можу тільки здогадуватися. В Андрія висока швидкість була, і зараз ще, до речі, залишається – за троллейбусом бігає…

Андрій Воробей:

- Для меня футбол – все в жизни. Даже после того, как я перестал играть на профессиональном уровне, я и сейчас играю. Для меня это не работа, а хобби. То есть, для меня это – как бы все. Ну, и, конечно, чтобы держать себя в тонусе, чтобы не набрать килограмм 150.  приходится бегать.

Слава Варда:

- Андрей, расскажите о Луческу. Его любовь к бразильцам и прохладное отношение к украинцам. Вы слишком тихо ушли из «Шахтера», хотя много сделали для команды.

Андрій Воробей:

- Не понимаю, что мне надо было какую-то конфликтную ситуацию создать? Нет. Я ушел потому, что мне надо было играть. А отношение к ним было действительно получше, потеплее. К нам он относился не сильно. Хотя я еще раз говорю, как тренер – это сильный тренер. Но, как человек, по отношению, допустим, ко мне, короче, не…

Слава Варда:

- Не сошлись характерами.

Віктор Вацко:

- Ти розкажи про ставлення. Ти знаєш, що виникло при Луческу таке формування команди: захист – український, а атака – бразильська. Яке ставлення до цього було в команді? Напевно захисники були задоволені, а нападаючі – не дуже?

Андрій Воробей:

- У него выбора не было. Потому что был лимит тогда на легионеров, и всех легионеров он не мог поставить. Хотя были игры на еврокубки, когда играют в чемпионате 4-5 украинцев – защитники, то на еврокубки ни одного не было в составе. То есть, была б его воля, я думаю, и украинцев бы не было в составе. Он год, два, три с Федерацией боролся, чтоб отменить этот лимит, но это не было сделано. И он понял, что нужно делать акцент на бразильцев – в атаке, а украинцев искать на оборонительные позиции.

Віктор Вацко:

- Але, до його честі, він дійсно привозив сильных бразильців.

Андрій Воробей:

- Приежжали и защитники бразильцы, но они не сильнее были наших. А атакующих – да, конечно.

Слава Варда:

- На вашу думку, хто є найсильнішим гравцем в УПЛ, наразі?

Андрій Воробей:

- Я вратаря отмечу – П’ятова, можно? И Ярмоленко, я смотрю по последним играм, набирает свои кондиции. И молодежь у нас хорошая есть – те же Коваленко и Караваев.

Слава Варда:

- Що би Ви порекомендували Олександру Гладкому – кому він має помолитися?

Андрій Воробей:

- Я думаю, что все-таки надо это преодолеть через труд: работать, работать в тренировочном процессе. Я думаю, его когда-то ж должно прорвать.