Сергей Тарута. Фото Радио Вести

Дмитрий Тузов: Программа “Постфактум” в прямом эфире, меня зовут Дмитрий Тузов.  С нами сегодня народный депутат, Сергей Тарута. Добрый день!

Сергей Тарута: Добрый вечер!

Дмитрий Тузов: Я не буду ходить вокруг да около. Вы подняли серьезную волну, вы обратились напрямую к президенту с просьбой отправить в отставку главу Национального банка Украины, Валерию Гонтареву. Вы распространили известную брошюру, которая гуляла среди народных депутатов, также вы встречались с представителями Международного Валютного Фонда в США. В НБУ на это уже отреагировали и очень резко, с такими заявлениями, что это попытка раскачать ситуацию в стране, и даже обратились в СБУ с просьбой разобраться с инициатором этой атаки, т.е. с вами. Давайте начнем с этого. На мой взгляд, на рынке более-менее все спокойно, последний банк, который завалился, был “Михайловский”, и было это полгода назад. С курсами вроде тоже более-менее спокойно. Почему именно сейчас вы инициировали эту кампанию, а не полгода или год назад?

Сергей Тарута: Это началось не сейчас, это началось давно. Очень многие депутаты еще полтора года назад инициировали отчет Гонтаревой, которая игнорирует постоянно парламент. Также они обращались к президенту о том, что речь идет не только о непрофессионализме, и "попадают" те банки, которые заказывает окружение Гонтаревой, которые являются кураторами, или смотрящими, как их называют в парламенте. Но главное –  это уровень коррупции, которая происходит в Нацбанке в огромных размерах.

Дмитрий Тузов: Объясните, пожалуйста.

Сергей Тарута: Были обращения по фактам вымывания денег. НБУ выдал банкам около 35 млрд. грн. на рефинансирование, но часть этих денег вывелась, и они уже никогда не вернутся. Только по “Дельта банку” я обратился в НАБУ, прокуратуру, в НБУ. Обвинения такие: без контроля НБУ 535 млн. выведено из этих денег. Когда Гонтарева говорила, что сегодня она также как и все страдает, и ее деньги также там застряли, но есть факты подтверждающие, что и Валерия Гонтарева, и ее родственники эти деньги забрали до ликвидации банка. При этом, миллион физических лиц пострадали, а руководитель банка, имея инсайдерскую информацию, эти деньги забрала. Это страшное преступление и оно достаточно серьезно инкриминируется, особенно что касается восприятия внешними кредиторами.

Дмитрий Тузов: Почему вы обратились в НАБУ только по одному  эпизоду?

Сергей Тарута:  По многим другим аналогичным фактам уже было обращение  многих депутатов: со стороны Радикальной партии, Игоря Луценко, со стороны представителей БПП, со стороны Народного фронта. Но это все игнорировалось. Почему сейчас? Потому что мы находимся в ужасном положении и ситуации в экономике, несмотря на цифры и на рассказы представителей НБУ о макрофинансовой стабильности. При этом, спросите у людей: они лучше живут или нет? Около миллиона человек вкладчиков потеряли 134 миллиарда.

Дмитрий Тузов: Когда мы говорим, что стало значительно хуже жить, только ли вина НБУ здесь? Мы с вами понимаем,  в какой ситуации находится страна. Вы даже по своей Донецкой области можете оценить масштаб разрушений. Вы возглавляли администрацию. Мы вообще не обращаем внимания на то, что идет война, экономический кризис? И все это началось не в 2016 году, банки начали валиться  в 2008, если я не ошибаюсь.

Сергей Тарута: Еще во время Майдана  Гонтарева, которая возглавляла тогда очень известную компанию ICU, помогала выводить деньги семье Януковича. Те деньги, которые награблены и которые нужно было останавливать, в размере миллиард триста миллионов, она вывела всему окружению Януковича.

Дмитрий Тузов: Выводить в оффшоры?

Сергей Тарута: Она выводила  через схему, через ценные бумаги. Более того, когда уже случился  Майдан, и была новая власть,  она продолжала заниматься этой работой, причем делая вид, что это не преступление. На самом деле, когда люди страдают и умирают у нас на Майдане, она помогает выводить деньги семье Януковича. При этом, вы должны понимать, что при назначение на эту должность присутствует обязательная формулировка, что человек должен обладать абсолютной репутаций. Вот почему нет доверия  со стороны украинских инвесторов, со стороны вкладчиков и со стороны Запада.

Дмитрий Тузов:  Вы же понимаете, что сейчас звучат очень серьезные обвинения? Вы сказали, что выведено больше миллиарда гривен. Это не голословные обвинения, есть ли у вас доказательства?

Сергей Тарута: На самом деле, что я сделал? Я попросил экспертов, причем экспертов, которые прекрасно понимают ситуацию, которые знают инсайдерскую информацию. Весь бизнес, работающий с НБУ, знает обо всех махинациях. Они знают, что такое фонд гарантированных вкладов. Также знают о том, что ICU – это сегодня компания, которая продолжает заниматься многими ценными бумагами. Почему обнародовал свое заявление о Нацбанке?  Потому что все доказательства есть, я их собрал в одну книжечку, где я ссылаюсь на обращения, на публикации в прессе. Это лишь часть обвинений,  которые уже давно известны и не рассматриваются в правоохранительных органах. Экономический ущерб от махинаций НБУ – и косвенный, и прямой, - это около триллиона долларов. В том числе это потери капитализации тех активов, которые были у банков, которые ликвидировали.

Дмитрий Тузов: Вы мне объясните, пожалуйста, мы много слышим про рекапитализацию банков. Она же тоже началась не сейчас. Если я не ошибаюсь, это уже 2004-2005 года, когда банки докапитализовывались государством. И с тех пор никаких изменений не было.

Сергей Тарута: Докапитализация банка - это нормальная процедура для оздоровления любого банка. Главная задача Национального банка - не потерять доверие со стороны населения, чтобы не дай бог ни один вкладчик, физическое лицо или юридическое, не потерял там свои депозиты, потому что как только потеряет - сразу оттуда бегут. Как делали американцы, когда была большая проблема огромным системным банком Lehman Brothers? Когда возникла реальная угроза, тогда правительство вместе с федеральной резервной системой договорились о том, что  крупные банки берут на себя все активы, получают от государства деньги для того, чтобы устоять, рассчитались со всеми кредиторами, и доверие продолжилось. То же самое делали в Англии и Германии.

Дмитрий Тузов:  У меня есть аналитический взгляд из “Экономической правды”, которая пишет:

Співрозмовник в Адміністрації президента розповів, що в АП вважають: атака на НБУ — це випад Тимошенко. Це все гра Юлі, ми розглядаємо Таруту як її продовження. У нього грошей поменшало, в голову б'ють якісь політичні амбіції. Більш того, в нього жахливі стосунки з "першим". Він же його з губернаторства (глави облдержадміністрації. — ЕП) зняв, а той образився", — каже співрозмовник в АП”

Реагируйте, пожалуйста.

Сергей Тарута:  Такой грязи будет очень много, потому что у нас привыкли не очищать власть, а привыкли защищать старые и новые коррупционные  схемы. У нас это система, это вызов для всей администрации президента, в том числе и для “первого”, как они сказали, он будет служить Украине или своим интересам и интересам той команды, которая вокруг него.

Дмитрий Тузов: А у вас на самом деле ужасные отношения с президентом Порошенко?

Сергей Тарута: Нет. Когда Порошенко только избирался, я  действительно его критиковал, и говорил, что он будет плохой президент, потому что он никогда не выстраивал свой бизнес за счет команды, стратегии и репутации. Но я с ним в нормальных отношениях.

Дмитрий Тузов: Но у него же большой бизнес.

Сергей Тарута:  У нас многие имеют большой бизнес через политический ресурс, через влияние, через то, что ты работаешь в государственных органах власти.  У меня, слава богу, репутация самая лучшая, у меня не было никогда никаких здесь политиков, я никогда не был политиком, чиновником, я не кидал украинские банки. Я получал кредиты от западных банков, мне давали 3 миллиарда долларов кредитной линии, на которую я модернизировал наши предприятия. Я их ни в карман, ни на яхты, ни на какие-то удовольствия не использовал, работал без отпусков…

Дмитрий Тузов: У Порошенко тоже предприятия работают. Я сегодня был в его фирменном магазине, все работает. А что с вашими бизнесами, кому сейчас принадлежит “Индустриальный союз Донбасса”? Я знаю, что вы там миноритарный владелец.

Сергей Тарута:  Там на сегодняшний день российский партнеры являются главными мажоритарными акционерами. У меня действительно 25%, которые арестовали после того, как я занял жесткую позицию по отношению к России. Также арестовали практически все дома, все, что у меня было, было захвачено и национализировано. Здесь вопрос, почему у меня все захвачено, арестовано и национализировано, а  у нашего “первого”, как говорят инсайдеры, работает все на той территории?

Дмитрий Тузов: Вы, очевидно, имеете в виду Липецкую фабрику.

Сергей Тарута: Об этом знают все.

Дмитрий Тузов: Алчевский металлургический комбинат находится на оккупированной территории, вы на него какое-то влияние имеете?

Сергей Тарута: Нет, конечно. Я сейчас не имею отношения вообще к компании. Мои акции арестованы, я никак не влияю на это. Но мы же сейчас не об Алчевске, Алчевск там как-то выживает. Это сегодня самое современное предприятие, куда вложено 3.5 миллиарда долларов, это предприятие является примером для остальных металлургических заводов. Он может работать без потребления газа и электроэнергии, если будет работать на полную мощность. Он не загрязняет окружающую среду и все остальное. Это действительно уникальное предприятие.

Дмитрий Тузов:  Я понимаю, что вы продавали свой актив еще до войны, но оценивая сейчас, не было ли это ошибкой продать его россиянам?

Сергей Тарута: На самом деле, это не я продавал, это продавал Гайдук, он был моим партнером. Он не хотел больше инвестировать в предприятие, поэтому он искал вариант, как выйти из бизнеса. Более того, я понимал, что придет Янукович, а я его не хвалил, а постоянно публично критиковал, и он знал…

Дмитрий Тузов:  Вы не назвали отношения с президентом ужасными. Объясните мне, почему до сих пор не сформирован Совет Национального Банка, и не обращались ли вы к президенту с предложением, например, чтобы вас ввели в его состав?  Это была бы довольно интересная комбинация. Сейчас вы проводите кампанию против Валерии Гонтаревой, но у вас были бы определенные механизмы влияния и контроля, что очень важно.

Сергей Тарута: Давайте расставим все на свои места. Я не веду кампанию против Гонтаревой, я хочу спасти Украину от Гонтаревой. Если сегодня у Гонтаревой доверие всего 2,8%, если сегодня наша банковская система находится по рейтингам экономического форума в Давосе на 138 месте из 138 стран, это говорит о том, что есть системная проблема. Кроме того, что неэффективно и непрофессионально, главная проблема – там огромная коррупция. Почему я начал с Америки? Я консолидировал много людей, я не один и не главный, я бы назвал себя координатором. Сначала был в бизнесе, когда мы начали делать новую доктрину рисков экономического роста вместе с бизнесом, западными партнерами, с экспертами. Они говорят: “Пока нет доверия к Национальному банку, как бы вы не хотели, не будет инвестиционного климата, не будет инвестиционного климата – не будет будущего Украины”. 3% - это выживание.  И тогда понимаем, что здесь постоянно все прикрывают любые деяния. Почему на сегодняшний день ни одно дело не доведено до конца? Все прекрасно понимают, что правоохранительные органы находятся под контролем Банковой. Естественно, пока не будет команды, никто ничего не доведет до конца.

Дмитрий Тузов: Но формально и НАБУ, и антикоррупционный прокурор - независимые, их даже независимые комиссии выбирали.

Сергей Тарута: Это все формально. Инсайд знает о том, что по многим вопросам у них есть табу, что рассматриваем, а что не рассматриваем. Еще это хороший факт для антикоррупционного прокурора, где есть жесткое обвинение в том, что Валерия Гонтарева взяла на работу Рожкову первым заместителем, которая возглавляла банк “Платинум”, довела его практически до банкротства. Это конфликт интересов, который у нас заложен в законе “О противодействии коррупции”. Это прямая статья и в отношении Гонтаревой, и в отношении Рожковой. Поэтому я и начал, понимая, что здесь все прикрыто, здесь никто не даст ходу всем тем обращениям, которых было десятки. А также понимая, что для Америки очень важна чистота руководства Национального банка.

Дмитрий Тузов: Все понятно. У вас нет надежды, что этими делами будут заниматься в Украине. Но вы едете в Вашингтон и на встречу МВФ. А если бы не дали этот кредит, это был бы удар по всей Украине?

Сергей Тарута: Кредит дают Украине, кредит не дают Гонтаревой. Сейчас будут снова рассказывать, что раскачивают лодку. Никто ничего не раскачивает.

Дмитрий Тузов: Мы с вами читали в “NewYorkTimes”, где написали, что американцы не  готовы лопатами вбрасывать деньги в коррупционное болото.

Сергей Тарута: Это один из фактов. Я бы хотел сказать, что я не был на заседании МВФ. Да действительно я встречался с руководством практически всех институций, которые занимаются контролем по отмыванию денег. Представляете, ведь Национальный банк – это глобальная финансовая система, которая сегодня в центре Европы занимается отмыванием денег, для американцев это самое страшное преступление, это деньги в том числе американских налогоплательщиков. Моя задача была их поставить в известность, что есть такие факты и они не доказаны судом. Это обращение, и это необходимо выяснить. Наша задача была такая: давайте мы отделим Украину от Гонтаревой, если Гонтарева занимается такими коррупционными схемами, в том числе ее компания. Более того, там российские партнеры Государственного банка, поэтому отделяем Гонтареву, она сама по себе, в отношении нее  должны быть доведены все дела и я абсолютно уверен, что мы доведем эти дела и будем постоянно контролировать. Это элемент очищения Украины, а не проблема…

Дмитрий Тузов: По факту этих заявлений  уже должно было возбуждено криминальное производство, даже по тем фактам, которые вы оглашаете сейчас в эфире, те же НАБУ и антикоррупционная прокуратура, должны возбуждать уголовное производство. Вы проинформированы, случилось ли что-то подобное?

Сергей Тарута: Я получил отписку от НАБУ, это было раньше, когда я обращался по “Дельта банку”. Сейчас депутаты собрали около 30 подписей по всем фактам, которые изложены в этой книге, и мы обращаемся ко всем правоохранительным органам, чтобы они проверили эти факты. Мы возьмем под контроль и привлечем гражданское общество.

Дмитрий Тузов:  30 депутатов, честно говоря,  это не так много. Сколько у нас, 436 осталось?

Сергей Тарута: 436, но мы же понимаем, что часть из них находится в этой системе, о которой мы говорим, которые должны быть лояльны к президенту, которые являются частью президентской партии, которые лояльны к коалиции. В отношении Тимошенко у меня было много предложений войти еще 10 лет назад, от других фракций было…

Дмитрий Тузов: Но большинство депутатов из “БЮТа” подписали ваше заявление, или я ошибаюсь?

Сергей Тарута: Нет. Там со всех фракций подписались, а том числе из БПП, из “Народного фронта”. На самом деле, не “БЮТ” первым начал этот вопрос ставить, а как раз “Радикальная партия”,  Ляшко вместе с другими депутатами…

Дмитрий Тузов: Да, мы слышали его заявления. Скажите, пожалуйста, когда вы оперируете цифрами и говорите, что Украина на 140 месте по доверию к банковской системе. Но разве можно банковскую систему вырывать из контекста, потому что если взять всю эту социологию, она, простите, не в нашу пользу, по всем показателям, начиная от качества воздуха и заканчивая свободой ведения бизнеса. Не является ли это манипуляцией цифрами?

Сергей Тарута: Это абсолютно не манипуляция. В отношении чистоты воздуха, надо поехать в Алчевск и посмотреть, как мы модернизировали, там чистое небо, при том, что завод выпускал 4,5 миллиона тонн стали и не загрязнял окружающую среду. Все это можно делать. Почему мы говорим, что по всем показателям очень плохо? Потому что в том числе Национальный банк как одна из главных институций, которая должна обеспечивать экономический рост, стабильность  гривны и заниматься, в том числе, помощью правительству в создании новых рабочих мест, а не уничтожать бездумно банки, в том числе работает неэффективно. Каждая страна, в том числе и Америка, прежде всего, думает, как деньги населения привлечь в экономику своей страны, чтобы они работали для дальнейшего производства новых рабочих мест, модернизации, инфраструктуры, для повышения социальных стандартов. Что у нас? Мы бегаем с протянутой рукой, чтобы нам удержаться. У нас стабильности абсолютно нет. Мы помним, как у нас курс в течение одного дня на 10 гривен поднимался, и какая была паника. Это как раз показывает недоверие со стороны инвесторов и со стороны населения.

Дмитрий Тузов: Но  сейчас паники нет, сейчас стабильная ситуация на финансовом рынке?

Сергей Тарута: Если посмотреть в карманы людей, то сегодня большинство населения, 9 из 12 миллионов семей, которые находятся на субсидиях, не имеют возможности заплатить. Это результат, в том числе, работы правительства Януковича. На самом деле, банки начинали разрушать еще при Януковиче, другое дело, что соучастником этого всего была Гонтарева, которую поставили, и которая вымыла один миллиард триста миллионов долларов для Арбузова.

Дмитрий Тузов: Вы сказали, что валятся банки, но вы согласитесь с тем, что банковскую систему нужно было чистить, потому что много было банков, которые использовались олигархами просто как какие-то прокладки для выведения средств из страны?

Сергей Тарута: Безусловно, нужно было оздоравливать банки, некоторые из них ликвидировать. Но самое  главное, чтобы люди не пострадали, чтобы их депозиты остались.  Это нужно было делать, как делали американцы, европейцы. Они вовлекали новый менеджмент, ничего не мешало крупным банкам взять эти плохие, токсичные, часть ликвидировать, которые не влияли, рассчитаться с людьми, которые туда дали кредиты, сказать: пожалуйста, или разместите эти кредиты волевым порядком, у нас война, давайте мы не будем брать депозиты, ваши депозиты переходят в “Ощадбанк” или другие гарантированные банки. Дальше, мы начинаем работать по каждому банку. У нас было 10-15 токсичных, которые нужно было закрыть, а остальные нужно было оздоравливать.

Дмитрий Тузов: 10-15 из 200 - это не так много.

Сергей Тарута: Нет, из 82, которые закрыли. Самое интересное, банк” Платинум”, который сначала  принадлежал “Horizon Capital”, и действительно они его оздоровили. Потом пришла Рыжко, в течение трех лет уничтожали. Была инсайдерская информация, что именно сын Януковича купил этот банк. На сегодняшний день согласно стресс-анализу, это один из банков с самыми плохими показателями, которые ликвидировали.

Дмитрий Тузов: Я знаю, что среди владельцев банков есть народные депутаты. Я не ошибаюсь, например, господин Новинский, ваш коллега по парламенту? Какие-то разговоры ведете с ним по этому поводу?

Сергей Тарута: Нет, я по этому поводу не разговариваю ни с кем, они знают, что я принципиальный, что меня не подкупишь. Меня невозможно ни купить, ни заангажировать. Будут пытаться выливать какую-то грязь, но моей репутации достаточно для того, чтобы отбиться от этой грязи. Я абсолютно уверен, что вопрос Гонтаревой – это вопрос времени. Это вопрос больше к президенту, а не к Гонтаревой. Готов президент заниматься очищением с самого верха или будет дальше продолжать ту политику, которая сейчас, к сожалению, разрушает Украину.

Дмитрий Тузов: Я обещал дать слово нашим слушателям. Добрый день! Вы в эфире!

Звонок в студию: Сергей Алексеевич, я искренне вам желаю победы в борьбе с коррупцией. Но я несколько по-другому вопросу. Обращаюсь к вам от лица болельщиков киевского “Сокола” вернуть этот клуб с 50-летней историей. Я знаю, что документы на киевский “Сокол” находятся у вас, вы являетесь на данный момент  его фактическим владельцем. Это верно или это не так? Если вы не имеете никакого отношения, кому вы продали свои акции?

 Сергей Тарута: Нет, давно уже. Когда я имел отношение к “ИСД”, когда был главой Рады директоров “ИСД”, максимально помогал и, действительно, тогда  компания от “ИСД”  была владельцем “Сокола”. После того, как я ушел из “ИСД”, я прекратил работу по “Соколу”, и мы тогда договорились, что будем помогать только юниорам. Дальше я судьбу не знаю, если вам интересно, пришлите в приемную, я разберусь и постараюсь помочь.

Дмитрий Тузов: Вы сейчас не имеете отношения к “Соколу”, хотя вы миноритарный акционер “ИСД”.

Сергей Тарута: Но акции арестованы, поэтому условно. Сейчас я подал в Европейский суд, это история, которая будет растянута на долгие годы, но надеюсь, что мы и территорию освободим и разберемся с этим вопросом.

Дмитрий Тузов: У нас следующий радиослушатель, представьтесь, пожалуйста.

Звонок в студию: Добрый день. Алексей, Киев. Как-то  еще в 2014, в передаче “Эхо Москвы” Юлия Латынина  сказала, что фактически Сергей Тарута спас Мариуполь от российской агрессии, что был приказ Порошенко вывести войска оттуда, и только благодаря Таруте и “Азову” удалось сохранить город Мариуполь. Правда это или нет?

Сергей Тарута: Это правда. Если б не было меня, не было команды, не было бы брата, мы бы не смогли сделать правильную линию и сформировать взаимодействие между всеми подразделениями. Мариуполь был на гране, это был главный город для реализации плана “Новороссия”. Было доверие и со стороны Турчинова, и Пашинского, и премьера. Мне сказали: “Сережа, ты отвечай за всю координацию, за организацию обороны, денег у нас нет. Если ты сможешь – хорошо”.

Дмитрий Тузов: Сергей Алексеевич, мы отдаем вам должное, вы тогда руководили военно-гражданской администрацией, но давайте отдадим должное и всему украинскому народу. Один из киборгов, который защищал донецкий аэропорт, когда у него спросили, кто там еще с вами был. Он сказал: “Там была вся Украина, 46 миллионов. Мы это чувствовали, когда нам все это привозили, как нас поддерживали”. Поэтому, сейчас в этом фрагменте мы отдали должное и народу Украины, который не отдал Мариуполь и не отдаст его некогда.

Сергей Тарута: Это главное.

Дмитрий Тузов: Давайте поговорим про российские банки в Украине. То, что я читал и то, что я видел, есть разные позиции. Одна позиция - это то, что благодаря этим банкам происходит капитализация рынка, и это позитивный фактор. На самом деле, они уже не российские, а  украинские. Другая позиция такая, что сюда контейнерами деньги из России  не завозят, а эти банки работают на нашем рынке, собирают наши деньги и поэтому нельзя сказать, что происходит какая-то инвестиция в Украину, тем более со стороны России. Насколько российские банки в Украине болезненная тема?

Сергей Тарута: Тема очень больная, потому что мы знаем, что у нас агрессия со стороны России, весь украинский народ, который защищается и это делает каждый день в Донецкой и Луганской области понимает, что сегодня наша независимость это в том числе и независимость банковской системы. За время пребывания Гонтаревой доля российских банков в уставном капитале увеличилась с 12% до 40%. Это так Гонтарева  помогает нам бороться с агрессором.

Дмитрий Тузов: Объясните, получается, что 40% украинского рынка сейчас занято российскими банками?

Сергей Тарута: Именно так. Это один из пунктов, о котором я также говорил американским коллегам. Более того, мы знаем, что последние слияние было в течение двух недель, когда дали возможность  “Альфа банку” купить итальянский банк “Укрсоц”, причем никакой гарантии что будет докапитализирован, никакой гарантии, что они решат проблемы с больными кредитами не было. Руководство Национального банка дало добро на это слияние.

Дмитрий Тузов: Насколько это действительно российские банки? Или может это украинские финансовые институции, которые работают по лицензии на украинском рынке, деньги отсюда не выводят.

Сергей Тарута: Это правда. Они являются юридическими лицами Украины. Но мы же понимаем, что есть еще экономическая интервенция. Мы же говорим о гибридной войне. Так вот в гибридной войне, безусловно, все методы задействованы. В том числе, если завтра, вдруг, проблемные российские банки вдруг захотят выйти с этого рынка, что будет с нашей  банковской системой, что будет с курсом гривны? Это же нужно тоже понимать. Да, там работают люди, им нужно сохранять рабочие места, но нельзя было увеличивать долю российских банков в общей банковской системе Украины. Это экономическая безопасность Украины.  Я не понимаю, куда смотрит гарант нашей безопасности, Порошенко. Куда смотрит СНБО, правительство, руководство НБУ? Более того, на сегодняшний день ICU продолжает работать, по-прежнему там есть российские акционеры, которые находятся под санкциями, а у нас они работают…

Дмитрий Тузов: Может быть, вам известны факты, когда происходили расследования, например, филиалы российских банков аккумулируют деньги  для боевиков на Донбассе? Я видел в Youtube ролики, где фигурируют российские банки, там расчетные счета. Но  эти ролики очень осторожные: люди в военной форме, явно боевики, собирают деньги для детей и раздают им подарки. И все это формулируется таким образом, что перечисляйте ваши средства  на помощь детям. Проходили ли подобные расследования? Прослеживается ли  этот след? И кто этим должен заниматься, СБУ,  наверное?

Сергей Тарута:  Этим должно заниматься СБУ, в свое время Наливайченко говорил о фактах коррупции и злоупотреблении неэффективностью в Национальном банке. Я думаю, что  это одна из причин, почему его уволили. Но, к сожалению, дальше  правоохранительная система это не расследовала. Я бы не влазил в детали, нам надо о главном говорить: может ли руководство Национального банка, которое имеет доверие 2,8% , получить доверие со стороны Украины? Может ли человек, который занимается коррупцией, возглавлять Национальный банк? Может ли быть инвестиционный климат, если Национальный банк абсолютно не работает вместе с правительством?

Дмитрий Тузов: А правда Нацбанк не работает с правительством? Там полный диссонанс?

Сергей Тарута: Нет, конечно. Там абсолютный диссонанс.

Дмитрий Тузов: Но они же принимают участие в формировании бюджета?

Сергей Тарута: Да, только курс… в том году я помню, как это было, Национальный банк его никак не мог сформировать, и это была такая волюнтаристическая позиция.

Дмитрий Тузов: Сейчас, если не ошибаюсь, на 2017 год плюс 17% инфляции заложено?

Сергей Тарута: Да. Это результат, за который несет параллельно ответственность и Национальный банк. Напрямую нет, но косвенно они тоже отвечают за результаты работы. Это ведь одна из главных институций. Заложили на этот год курс гривны 27,2 гривны, но и это не выполнится. Я абсолютно уверен, что при такой ситуации это дальше подскочит. Но если не будет доверия западных инвесторов, то, безусловно, никакие курсы мы не удержим.

Дмитрий Тузов:  Не могу с вами не поговорить еще про олигархов. Кстати, вы себя олигархом считаете?

Сергей Тарута: Я никогда не был олигархом, я выстраивал бизнес на репутации. На самом деле, это был пример, как можно репутацию конвертировать в серьезную компанию. Я делал сделки с ведущими компаниями мира, получал кредиты больше чем вся страна от тех институций, для которых репутация является основополагающей, такие как IFC, HERMES, японские, итальянские...

Дмитрий Тузов: Вас разные рейтинги относят к одному из самых богатых людей Украины. А сейчас какое ваше состояние?

Сергей Тарута: Это они оценивают, сколько может стоить сегодня “ИСД”.

Дмитрий Тузов: А вы как оцениваете?

Сергей Тарута: Я считаю, сколько рынок может заплатить. Сегодня в данных условиях “ИСД”  мне не принадлежит, арестовано, поэтому я никак не влияю на эту капитализацию.

Дмитрий Тузов: Я вас так плавно подвел к олигархам. В смещении с должности главы Национального банка, Валерии Гонтаревой, теоретически могут быть заинтересованы влиятельные бизнесмены. Это может быть, например, интерес Игоря Коломойского. Согласно меморандуму МВФ, есть такая возможность, но она, мне кажется, больше теоретическая, национализации трех самых крупных банков и это может касаться каким-то образом “Приватбанка”. Поэтому интерес Игоря Коломойского к должности главы национального регулятора вполне может существовать, как вы считаете?

Сергей Тарута: Я с Игорем Коломойским общался последний раз, в рамках заявления это легко проверить, когда был губернатором, по-моему, в августе или сентябре 2014 года. После этого я ни разу не общался ни с ним, ни с его командой. Проблемы есть у всей национальной банковской системы.  Если мы будем дальше раскачивать эту ситуацию, то у нас курс полетит. Что происходит еще самое страшное? Сегодня у нас пострадали не только миллион вкладчиков, а пострадало еще огромное количество предпринимателей  и юридических лиц, это предприятия, которые сегодня находятся практически на гране банкротства. Понятно, что эти заводы, компании кому-то принадлежат, в том числе и олигархам. Понятно, что это проблема касается всех. Что делает еще Национальный банк? Он сегодня размещает ценные бумаги для того, чтобы обеспечить свою ликвидность, а не ликвидность страны и помогать правительству, он выпускает ценные бумаги и  под 20% выкупают ценные бумаги банки, сегодня около 80 миллиардов гривен выведено из банковского сектора. Поэтому, зачем банкам кредитовать бизнес? А как без кредитования бизнеса? Они сегодня получают 20% от государства и на этом все заканчивается.

Дмитрий Тузов: Я задам этот вопрос заместителю главы НБУ, который  будет сейчас в нашей студии. Еще хочу зачитать цитату из “Экономической правды”:

Костянтин Жеваго і Олег Бахматюк мають на Таруту якийсь вплив і нашіптують, що Гонтарева занадто багато собі дозволяє. У Бахматюка справді останнім часом напружені відносини з НБУ. Регулятор за короткий термін опублікував уже другу інфографіку про борги Бахматюка перед державою. Іншим боржникам так багато уваги на офіційній сторінці НБУ у мережі Facebook чомусь не відводиться.

Контактируете ли вы с господиням Жеваго и Бахматюком, влияют ли они на ситуацию?

Сергей Тарута: На меня никто не может повлиять, это прекрасно все понимают. У меня абсолютная репутация, поэтому никто не может купить, никто не может взять на свою сторону, если я идеологически не поддерживаю эту сторону. Я за то, чтобы все банки оздоровлялись, а не ликвидировались.  Я с Жиеваго последний раз, по-моему, летом общался, он не появлялся уже месяца 4 или 5, он один из тех, кто подписал  украинскую бизнес-инициативу, который готов к полной трансформации бизнеса.

Дмитрий Тузов: Что нужно делать  сейчас для оздоровления нашей банковской системы?

Сергей Тарута: Только заменить руководство, не только Гонтареву, и чтобы назначение было не политическим, а из профессиональной среды.

Дмитрий Тузов: А кто может быть?  Я слышал, что Арсений Яценюк, например, хочет. У вас есть кандидатура?

Сергей Тарута: У меня нет. Но профессиональная банковская среда, я думаю, минимум 5-6 кандидатур предложит.

Дмитрий Тузов: Спасибо. Будем спрашивать. С нами был Сергей Тарута, народный депутат. Эфир провел Дмитрий Тузов.