Константин Дорошенко: С вами Радио Вести – радио новостей и мнений. Ближайший час мы будем говорить о кино, об Одесском международном кинофестивале, у нас в гостях Виктория Тигипко, президент и создатель этого фестиваля. Виктория, давайте начнем с того, зачем вам  нужен кинофестиваль?

Виктория Тигипко: Вы знаете, больших социально-культурных проектов в Украине не так много. Когда  была идея его создать, было понятно, что это будет что-то большое, потому что маленького уже было и много, и правильно. Три года где-то мы поддерживали разные небольшие фестивали, независимого немецкого, испанского, британского кино и.т.д. Все было очень интересно, это только начиналось, залы еще не были полными. Но процесс увеличения количества зрителей явно наблюдался, и захотелось уже сделать что-то такое, как концентрация всех этих усилий в рамках одной кино точки. Этой точкой случилась Одесса, вариантов не было.

Константин Дорошенко: Вот кстати, почему Одесса?

Виктория Тигипко: Потому что это киношная столица, огромная студия, которая была мега популярна и все хотели снимать в Одессе, потому что море, воздух, вода, красивое место, интересные люди с высоким уровнем юмора в крови. Если без шуток, то многие киношные корни из Одессы, по понятным причинам. Люди из Голливуда, из других географий, связанные с кино, режиссеры, продюсеры, актеры,  так или иначе связан  в тех поколениях с Одессой. Если назвать несколько имен, это и Спилберг, и Леонардо ДиКаприо, и Вупи Голдберг, и Кирк Дуглас, и Сталлоне, конечно же, мама которого регулярно  приезжает в Одессу. Из больших киностудий, это “20 столетие Фокс” и “Метро-Голдвин-Майер”, владельцы родом из Одессы, и много, список достаточно длинный. Не говоря уже об украинцах, которые тоже присутствуют в Голливуде и мы мало что знаем о том, откуда они собственно родом. Это все дает нам возможность в Одессе приглашать тех людей, которые по корням повязаны с Одессой,  и им тяжелее нам отказать. Это работает: приезжают на разные мероприятия те, кто потом хотят посетить своих дальних родственников, посетить места. В общем, мы будем активнее использовать, особенно сейчас, когда ситуация стабилизировалась у нас, и надеемся, что мы все-таки выйдем на правильный путь развития, я имею в виду в страновом масштабе, и это позволит нам все-таки работать не с военными атташе в посольствах, а с культурными атташе. Да, это, кстати, мешало нам выполнить план-факт по тому списку, есть  нас такой вишлист, кого мы хотим приглашать. Он достаточно абсурдный для кого-то, но для нас абсолютно реальный и если бы да кабы, но сейчас ситуация, думаю, будет улучшаться, и мы сможем все-таки начать приглашать тех, кто в этом списке. Там есть и бывшие одесситы.

Константин Дорошенко: Это вся история замечательна, и, конечно, Одесса как яркий, курортный, рекреационный город, но немножко, мне кажется, это сбивает  с толку ваш кинофестиваль, потому что там уже не только для кино люди едут, но также  едут всякие знаменитости просто чтобы там потусовать, подефелиривать. Вы не боитесь, что это желание просто ярко провести время немножко сбивает от идеи просмотра фильмов?

Виктория Тигипко: Мы даже ЗА. Чем больше людей будут хотеть приезжать в Одессу, как вы говорите, просто хорошо провести время, потусовать, тем больше других вертикалей наших с вами соотечественников будут хотеть туда ехать. В принципе сейчас наблюдается такой тренд на “давайте узнаем что-то новое”, т.е. смешение культурных и бизнес элит в хорошем смысле слова на правильных культурных мероприятиях, которым является и Одесский международный фестиваль, такой масштабный, платформенный, социально-культурный проект. Это работает как в синергии: больше людей, которые  знают о культуре, встречаются  с еще большим количеством людей,  которые знают про бизнес, и возникает тот правильный инвестиционный климат для поддержания украинского кино, которого, к сожалению, у нас еще нет. Особенно такую цель мы для себя и ставим: работать как платформа, которая объединяет бизнес элиты и культурные элиты, учим, приобщаем их к кино, детей предпринимателей, которых сейчас много и которые, к сожалению, не все находят работу. Окончив хорошие западные ВУЗы по причине бешеной конкуренции, возвращаются сюда и  думают, чем бы заняться. Вот одна из наших стратегических задач – приобщить их к неким киношколам, которых у нас нет еще толковых, которые дают практические навыки о том, что такое продюсер, режиссер, актер, как продавать, как делать маркетинг, как делать продукцию и элементарные основы знания. Этим мы хотим приобщить эти элиты, которые будут встречаться, общаться и в конце концов возникнут новые тренды молодых кино предпринимателей, которых еще, к сожалению, у нас пока нет.

Константин Дорошенко:  Кроме прочего, ведь эта площадка кинофестиваля, учитывая и ваши связи, и какой-то статус социальный, не только связанный с кино, может быть и местом для каких-то дипломатических и прочих разговоров. Здесь территория вокруг культуры, которая может служить лоббированию различных украинских интересов. Вы рассматриваете так площадку?

Виктория Тигипко: Отличный вопрос, Константин, потому что мы это рассматриваем.  В этом сезоне, мы мыслим сезонами, сейчас у нас начинается сезон 16-17 год, VIII Одесский международный кинофестиваль. Мы очень плотно общаемся с культурными атташе всевозможных посольств, включая даже дальние азиатские географии, потому что такие фильмы у нас тоже встречаются.

Константин Дорошенко: Это очень интересная киноиндустрия, и в Кореи, и в Китае.

Виктория Тигипко: Да, да. Но фокус все-таки на Европу и на центрально-восточную Европу. Посольство этих стран мы знаем очень хорошо, общаемся с ними, в этом году мы запускаем новый проект, это так называемый митап, завтрак с культурными атташе. Юля будет заниматься этим очень плотно для того, чтобы сделать этот обмен еще более правильным, чтобы всех подружить, чтобы они стали общаться и чтобы эти встречи стали регулярными. Нам нужна помощь в актерах, режиссерах, продюсерах, фильмах, новые тусовки, продюсерские, в первую очередь, которые мы хотим,  чтобы посольства помогали нам привозить на Одесский международный фестиваль. Все-таки нужно думать о бизнесе, потому что кинопроизводство – это очень сложный процесс. Кто не понимает, тому, наверное, сложно будет это объяснить, но просто поверьте, это очень сложный процесс. Для того,  чтобы научиться, как это правильно делать, нужна помощь всех, кто с этим связан, а в посольствах – это культурные атташе, которые могут привозить нужных нам продюсеров, которые рассматривают хоть под каким-то прицелом центрально-восточную Европу и возможность копродукции с Украиной сюда для того, чтобы они, будучи “hands-on”, могли научить наших продюсеров, режиссеров и всю линейку кинопроизводства о том, как  это происходит, какие сложности бывают, и, допустим, как мы могли бы поработать вместе. Конечная цель этого большого явления, которое мы  задумали в 2010 году и делаем уже 7 лет, -  создать здесь правильные условия для тех, кто будет приезжать и снимать вместе с нами, так называемую платформу для правильной копродукции. Кроме того,  обучать новое поколение режиссеров, продюсеров делать фильмы так, чтобы на них ходили.

Константин Дорошенко:  Вы, таким образом, действительно  считаете, что кино – это может быть экономически выгодная вещь в Украине?

Виктория Тигипко: Конечно, мы к этому стремимся. Наша цель и наш бенчмарк – это Франция, Германия, там, где по смотрибельности национального кино цифры от 15 до 40 с лишним процентом. У нас это, дай бог, чтобы 1% с чем-то, но это начало. Тут очень много факторов работают на то, чтобы заморочиться этим вопросом не только нам, но и Госкино, и всем, кто связан, дистрибьюторским компаниям… Есть мысли по этому поводу, нужно все-таки более активно лоббировать украинское кино в прокате. Но для того, чтобы лоббировать его, нужно иметь хороший продукт, тут возникает спор яйца и курицы. Поэтому мы решили бить больше в образование, начать с начала, чтобы привозить сюда тех людей, которые могут усилить эту образовательную составляющую, которой у нас, к сожалению, нет. Мы каждый год на фестивале делаем мастерские, сценарные или продюсерские. В этом году опять объявили конкурс сценариев. Будем продолжать в следующем году бить в сценарии, потому что с этим  большая проблема. Будем развивать продюсерскую школу, потому что с них все начинается, они про бизнес. То, что знают продюсеры в Европе, в Америке, наши еще даже не думали озаботиться этим. То, чем они могут поделиться и научить нашу киноиндустрию.

Константин Дорошенко: Совершенно согласен с вами. У меня в программе “Циники” был Семен Горов, наш режиссер, который создает  много интересного телевизионного продукта и он сказал, что для того чтобы появлялись хорошие фильмы, нужно снимать все время. Это, извините за грубое сравнение, как в сексе: для того чтобы секс был удачным, нужно им регулярно заниматься, и чем больше ты им занимаешься,  тем удачнее он становится. То же самое  с кино. Но, есть же такой вариант как, то, что, допустим, в Канаде происходит. Канадского значимого кино очень мало, с другой стороны,  в Канаде снимать кино гораздо дешевле, чем в Америке и огромное количество американского кино продукта снимается в Канаде. Украина до сих пор, относительно России, исполняла такую функцию – здесь просто дешевле. Интересно, можем ли мы только на этом остановиться либо мы можем предложить себя не только как площадку, либо вы видите наш потенциал в том, что мы можем быть кино державой?

Виктория Тигипко: Однозначно второе вижу, причем в разных плоскостях и вертикалях. У нас каждый год проводятся две секции профессиональной программы: питчинги и Workinprogress, по 10-11 работ представляются каждый год и с каждым годом они все лучше и лучше. Что нужно для того, чтобы это было лучше? Для того чтобы можно было обеспечить так называемый matchingmoney – 50% дает государство, 50% - находит сам продюсер картины и съемочная группа, чтобы это работало, нужно чтобы постоянно этот поток был. Когда он то есть, то его нет, несколько таких кризисных периодов мы знаем в истории нашего кинематографа, это ни в коем случае не должно происходить, потому что не может съемочная группа собравшись однажды и получав какое-то финансирование, потом ждать его несколько лет. Люди меняются внешне, в этом бизнесе это имеет большое значение, все уже по-другому будет. Ни в коем случае нельзя прекращать, а нужно все время увеличивать. Средняя потребность нашего национального кино – как минимум 20 миллионов евро ежегодно и желательно, чтобы оно увеличилось до 50.

Сегодня у нас 300 миллионов гривен, которыми мы можем оперировать. Это достаточно неплохая цифра, но недостаточная для того практиковать эти навыки “hands-on” и снимать, снимать постоянно. Снимая один раз, кто-то ошибается, следующий фильм уже должен быть другим и лучше, лучше и лучше. Чудес не бывает, смотрим на другие географии, у них это происходило и занимало это десятки лет. Не останавливаясь, мы придем в правильную точку, когда уже будет тот продукт, который не нужно будет силовыми методами пропихивать в кинозалы, а на которые будут ходить люди  с удовольствием. Сарафанное радио работает прекрасно, мы это тоже изучили на фестивали, и это доказано уже везде. Люди знают, какой фильм хороший. У нас тоже есть разные фильмы для разной аудитории. И когда фильм однозначный по рейтингу, по IMDB, выше 8 или 9, люди заполняют зал, у нас аншлаги.

Более того, уже со следующего года мы думаем о расширении площадок, введение новых площадок на кинофестиваль.  И дальше мы будем  расширять нашу аудиторию от 120 тысяч, которые сегодня есть на фестивале, до еще плюс 5, 10, 15 тысяч ежегодно. Мы понимаем, что когда фильм хороший, не нужно делать дополнительную рекламу на радио или телевидении, люди знают по-своему, сарафанному радио, что это фильм на который нужно приходить. Не важно, украинское это кино или нет. Тем более, сейчас все национальное имеет большое правильное, в нашем случае, плюс гипертрофированное значение, тогда на этой волне, если еще и качественный продукт, то нечего волноваться. Но сейчас нужно работать, работать, учиться снимать, получать финансирование, ошибаться, идти дальше и формировать новое поколение кино предпринимателей, которые могут инвестировать  в проекты по кинопроизводству как в бизнес.

Константин Дорошенко: Интересно, как у вас складывается отношения с украинской властью. Я помню, времена “злочинної влади”, когда вице-премьером по гуманитарным вопросам был Константин Иванович Грищенко. Я знаю, что он приезжал на Одесский международный кинофестиваль и на Львовский форум издателей. Хотя бы ритуальным образом тогда в лице Грищенко власть проявляла интерес к подобным инициативам. А что сегодня?

Виктория Тигипко: Сегодня приезжают стабильно на фестиваль министр культуры, глава Госкино. Собственно, на фестивале нужны профильные чиновники для того, чтобы они придали правильной стандартной значимости…

Константин Дорошенко: Это ритуальный визит либо они действительно могут как-то вас поддержать?

Виктория Тигипко: Конечно, они поддерживают. Это не ритуальный визит, потому что те же профильные чиновники присутствуют  на всех знаковых фестивалях в мире и в Европе. Это стандарт, этому не придается никакое специальное значение, они просто должны быть, и знать, что происходит и прочувствовать атмосферу нашего прекрасного большого мероприятие. Они помогают и финансово.  Решаем разные вопросы вместе, думаем, как  улучшить дистрибуцию украинского кино, кому, что и как кому давать, участвуем в экспертных советах и комиссиях как независимое мероприятие, делаем очень много для популяризации нашего кино, потому что фестиваль, который собирает гостей из 75 стран мира – это такой значимый глашатай на мировом кино пространстве. Пользоваться нашими ресурсами нужно и должно всем, кто с этим связан. Наши двери всегда открыты – мы помогаем чем можем проектам, в первую очередь, найти правильное финансирование, выйти на копродукцию, состыковаться с правильными людьми в  правильных фондах в Европе и в мире, привести того кого нужно. Это самое главное. Иногда тусовка, так называемый нетворк, правильный нетворк решает судьбу фильма, и это работает больше всего в таких мероприятиях как кинофестиваль и в таких индустриях как кинопроизводство. Люди знают людей.

Константин Дорошенко: Виктория, тут еще такой момент, что, так или иначе, ваша фамилия уже в нашем обществе ассоциируется с деньгами. Мне кажется, что это может создавать сложности. Допустим, государственное финансирование:  зачем мы должны помогать человеку с фамилией Тигипко, и так понятно, что деньги там есть. Не мешает ли эта ситуация?

Виктория Тигипко: Для тех, кто понимает, что такое большое культурное мероприятие – кинофестиваль, который имеет все признаки, статус и стандарт серьезного международного кинофестиваля. А в нашем случае, еще двойное значение: мы не просто международный кинофестиваль, но мы еще и параллельный украинский национальный кинофестиваль. У нас по сути, два фестиваля в одном, чего, наверное, нет ни водной географии, которая нам знакома. Те, кто знает это, фамилия не становится вопросом. Это даже лучше, потому что они понимают, что если завтра будет то, что было вчера, когда никто нам не давал денег, ни из государства, ни из каких-то других источников, связанных хоть какой-то копейкой с государством, то есть плечо, которое может это поддержать. Потому в нашем случае это намного больше плюс, чем минус. Это плюс ресурсы наши, которые могут отладить и построить структуру так, чтобы она работала не как элитное мероприятие, витающее в облаках, а серьезный проект. Это все работает только на благо фестиваля. Более ста партнеров, которые сегодня с нами, которые подтвердили статус и качество нашего мероприятия, говорят сами о себе. Там есть огромное количество международных партнеров, они прекрасно читают прессу, все понимают, но для них уровень огромного масштабного культурного мероприятия, которое, замечу, нон-профит, имеет значение. Поэтому поддерживать его они будут на многие годы. Так мы, собственно, строим длительное партнерство с нашими коллегами.

Константин Дорошенко: Вы знаете, очень интересное для меня сочетание. Я удивляюсь, как вам это удается, поскольку Одесский международный кинофестиваль – это зрительский кинофестиваль , в первую очередь. Вас интересует самая широкая  среда зрителей. С другой стороны, вы себе позволяете приглашать таких рафинированных персон как  Йос Стеллинг в жюри, за что я вам лично признателен, мне было очень приятно с ним в Одессе пообщаться. Как это сочетается: такая профессиональная рафинированность, Стеллинг это же не для всех режиссер, притом, что кинофестиваль зрительский?

Виктория Тигипко: Другие наши главы жюри, и Вербер, И Хэмптон, они все за плечами имеют неординарную историю. Мы стараемся на фестиваль приглашать тех людей, которые нам приятны, понятны, с кем мы хотели бы работать, сидеть за столом, разговаривать о чем-то. Это очень важное отличие Одесского кинофестиваля – мы никому не платим, у нас нет ни желания, ни ресурсов разбазаривать деньги, у нас их не так много. Скажу даже больше: бюджетом в 2 миллиона евро, мы, наверное, первый центрально-восточный фестиваль такого масштаба, который за такие минимальные средства складывает мероприятие, на которое приезжают тысячи иностранных гостей. Мы привозим не меньше ста фильмов каждый год, а это съемочная группа, которых нужно привести из разных стран мира, и не всегда эконом классом, это стоит не тысячу и не десятки тысяч долларов, просто привезти, поселить, как-то здесь развлекать. Это тысячи людей.

Константин Дорошенко: Даже не рассказывайте. Я когда работал в газете “Коммерсант” PR-директором, там иногда с приездом гостей такие странные вопросы нужно было решать: кокаин для Милы Йовович, например. Я прекрасно  понимаю, что это сложная специфическая публика.

Виктория Тигипко: Это точно специфическая публика, но не все  такие, о которых вы говорите.  Тысячи людей привезти из разных стран, сложить этот пазл вместе! Причем у нас помимо двух фестивалей, еще огромная индустриальная секция,  а также у нас параллельно происходит кинорынок. Мы собираем порядка 400 представителей компаний-прокатчиков, кинотеатров… Это отдельный механизм, организм, который работает сам по себе.  У нас отдельно идет целое бизнес направление, впервые в этом году представлено двумя очень статусными мероприятиями, которые, кстати, позволяют объединять бизнес элиты и культурные элиты. Бизнес клуб, который объединяет владельцев и первых лиц бизнеса, которые слушают двух спикеров в нашем формате, это спикер, который говорит о стратегиях, экономики, развитии, тенденциях, и другой спикер из киноиндустрии, который погранично связан и с кино, и с бизнесом. В нашем случае, в этом году у нас был известнейший режиссер, продюсер, Умберто Пазолини, который в прошлом был очень успешным инвест банкиром, который сделал прыжок в кинопродакшен, и очень успешно.

Константин Дорошенко: Насколько я понимаю, ОМКФ – это некий организм, который живет не от фестиваля к фестивалю, а постоянно. Допустим, сейчас он не проходит в Одессе, но какая-то работа все равно происходит. Как этот организм живет?

Виктория Тигипко: Живет постоянно, не прерываясь ни на день, ни на ночь. Команда, которая работает постоянно у нас над фестивалем  (coreteam15 плюс один человек), к фестивалю она разрастается до более чем 250 человек. Фестивали  уже сейчас каждую неделю где-то проходят, мы посещаем более 30 мероприятий, отсматриваем фильмы, даже издали географию, куда не доезжаем. Это идет работа программного отдела. Встречаемся с украинским кинобизнесом, ведем переговоры по индастри, делаем постоянно скайпы для того, чтобы пригласить тех людей, которые вообще ничего не знают про Украину, возможно, хотели бы об этом говорить, но для того, чтобы их пригласить, нужно сделать несколько телефонных звонков. Что касается этой продюсерской секты, те, кто могут нам чем-то помочь, как строить этот бизнес как бизнес, с ними нужно вести заблаговременные переговоры, за год или 9 месяцев, чтобы что-то сложилось, чтобы они приехали к нам в Украину. Процесс идет постоянно: поездки на кинофестивали, работа по пиару мероприятий, делаем специальные мероприятия для женщин в бизнесе, для наших випов, для наших меценатов, которые поддерживают фестиваль, для тех наших партнеров, которые постоянно с нами. Это такой процесс, который не прекращается ни на минуту, строим отношения.

Константин Дорошенко: Еще очень интересный момент, ваше взаимодействие, определенная синергия, допустим, с кинофестивалем “Молодость”. Достаточно неожиданно, это не очень по-украински, потому что у нас там два украинца - три гетмана, и в, общем-то, все друг с другом не могут помириться. А тут получается, что вы будто бы конкуренты, потому что вы достаточно серьезно “Молодости” создали конкуренцию. Как все-таки вы пришли к тому, что вы представляете свою программу в рамках Молодости?

Виктория Тигипко: В нашем бизнесе не должно быть конкуренции, потому что фестивали такого уровня в Украине, на самом деле, два. Это наш фестиваль и кинофестиваль “Молодость”. У нас совершенно разные направления. Фестиваль “Молодость” – это дебютное кино, у нас же зрительское кино, мы делаем ставку на зрительское кино, мы себе позволяем  роскошь выбирать фильмы такие, какие мы хотим, с тех кино форумов, с которых мы хотим и приглашать тех, кого мы хотим. Мы не ограничены форматом дебютного кино, которое мега интересно, и мы его всячески поддерживаем и промотируем среди нашего международного нетворка. У нас много совместных мероприятий, мы делаем у “Молодости”, “Молодость” делает у нас. Мы недавно были в переговорах объединить усилия по представлению Украины с ее фестивалями на разных кино-бизнес форумах в Берлине, в Каннах, сделать лучше одно мероприятие, но большое, пригласить и наш нетворк, и “Молодости”. Я думаю, что это даст лучший синергитический эффект для украинского кинобизнеса, чем если бы это делали отдельно за меньшие деньги и хуже. Такие объединяющие вещи, которые, в конце концов, дают какую-то экономику, мы практикуем и не только с “Молодостью”, но и с другими большими мероприятиями в Украине.

Константин Дорошенко: Очень интересный вектор, который не знаю, сам собой так появился или вы это продумывали, то что Одесский кинофестиваль связан с искусством, так или иначе. Я помню очень громкую историю с афишей, которую сделал Александр Ройтбурд и его выставкой в рамках Одесского кинофестиваля. В следующем году после этого была большая великолепная изысканная выставка работ Сергея Параджанова как художника.  Собираетесь ли вы эту артовскую составляющую визуального искусства как-то продолжать и как бы апроприировать как визитную карточку вашего кинофестиваля?

Виктория Тигипко: Да, отличный вопрос Константин. Это уже произошло, и будет происходить. Это уже органический процесс, который интегрировался в фестиваль – каждый год будет какое-то интересное мероприятие, связанное с артом,  так или иначе связанное или не связанное с кино, как выставка Ройтбурда. Он кино очень любит, но прямо с ним не связан. Тем не менее, мы хотим популяризировать эту ветку нашей украинской культуры. Обязательно это будет присутствовать у нас, в том или ином виде мы это будем продолжать делать. Помимо артовой составляющей, у нас есть еще другая составляющая, которую мы тоже развиваем – образовательная (Digitalmediaday). Мы делаем то, что сейчас нужно как воздух нашим украинским кино производителям, которые сталкиваются с вопросом пиара, маркетинга и продажи своего прекрасного качественного  контента, который они создают. Digitalmediaday – это как раз об этом, поговорить, какие методики, технологии, инновации есть сегодня в мире, какие игроки есть на этом спектре, которые могли бы быть полезны, кого можно было бы связать с нашим украинским кинобизнесом, чтобы они их научили, как продавать в Интернете, как рекламировать себя в Интернете, как использовать соцмедиа, потому что это мега тренд, который уже давно на поверхности, но нами он, к сожалению, еще не освоен. Это конференция однодневная проходила в прошлом году, и теперь она будет ежегодным мероприятием, куда мы приглашаем лучших спикеров. Еще по хорошей традиции мероприятия, которое мы делали 10 года – InvestordayCentralandEasternEurope – одно из крупнейших мероприятий по Интернету и технологиям в центральной и восточной Европе, у нас остались контакты  через фонд. Мы их будем использовать и интегрировать  в Одесский международный кинофестиваль. И образование, проект CodeClub, который мы привезли в 2013 году в Украину – это волонтерский проект по обучению детей кодированию. У нас более чем 138 клубов, почему я говорю более – каждую неделю открывается 3-7 новых клуба. Это потрясающая программа, разработанная Массачусестким технологическим институтом для детей 7-11 лет. Это абсолютно бесплатная программа, это супер волонтерский проект и сегодня уже более 2 тысяч детей мы обучили и продолжаем обучать. А летом в Одессе мы сделаем специальный краш-курс Codeclubдля детей для того, чтобы семьи приезжали полным составом. Детей можно отдавать в Codeclub, самостоятельно приобщаться к программам, которые есть на детском кинофестивале, приобщаться к бизнес программам в рамках бизнес клуба или Digitalmediaday. Все есть для того, чтобы можно было провести первый, второй уикенд, все время на Одесском кинофестивале.

Константин Дорошенко: Еще интересный акцент, о котором вы почему-то не говорите, но который часто очень вспоминают в связи с Одесским международным кинофестивалем, это ваша, наверное, личная симпатия к украинскому дизайну. У вас всегда есть некий дизайнер фестиваля. Это просто вам приятно, таким образом как-то поддержать украинских дизайнеров либо это тоже какой-то бизнес проект?

Виктория Тигипко: О чем вы говорите. Это вообще титанический труд. Это еще один страшный тяжелый цех, который каким-то образом еще выживает у нас на Украине. Я в свое время училась с дизайнером Леной Голец,  с нее мы и начинали работу на первом нашем фестивале.

Константин Дорошенко: У нее великолепные мужские костюмы.

Виктория Тигипко: Да. Мы в экономическом университете учились на финансовом менеджменте, я говорю: “Леночка, что ты все время рисуешь, у тебя руки все время в ручке. Ты туда пришла, может тебе в легкую промышленность?” Так и получилось. Я была свидетелем того, как это сложно строить бизнес в дизайне, в производстве одежды. Хочется просто поддержать, у нас хорошие отношения. Еще один культурный проект, который хочу упомянуть, это Ukrainianfashionweek, мы с ними очень плотно сотрудничаем, каждый год мы делаем параллельные мероприятия, мы у них, они у нас. Это еще одна такая дружба по-украински, хочется думать лучше и развивать как лучше. Каждый год у нас кто-то из украинских дизайнеров представляет свои работы, делает показы, мы рекламируем его, начиная с самых первых дней подготовки к новому фестивальному сезону, делаем все, чтобы максимально пропиариать здесь какие-то контакты. Многие уже были у нас: и Каравай, и Голец, и Лиля Пустовит, спасибо большое, в этом последнем сезоне  у нас была Лена Буренина. Уникальные личности, которые очень много делают для того, чтобы украинская мода и дизайн все-таки у нас в Украине выживали, а следующий этап – это развивались и выходили на западные рынки. Мы, с нашим опытом и знанием в инвестиционном бизнесе, инвестируя в Интернет стартапы, знаем очень большой нетворк тех, кто может быть им полезен и всегда делимся контактами, знакомим, делаем так, чтобы они тоже сделали какой-то “levelup(поднялись до какого-то уровня).  И это происходит.

Константин Дорошенко: Как обстоят дела с вашей школой кинокритики? Я знаю, что несколько лет подряд этот проект был, набирались люди, они слушали лекции, писали работы. На мой взгляд, как-то кинокритики в стране больше не стало.

Виктория Тигипко: Да, это правда. Кинокритика – это, наверное, ДНК, которое должно быть у тех, кто занимается этим бизнесом. Но учить тоже нужно. Это был в один из годов, мы делали школу кинокритики на такое мероприятие, которое, возможно, будем повторять. Надо же понимать потребность абсолютно во всех точках развития кинобизнеса от сценариев, производства, продюсерского мастерства, режиссуры, кинокритики – везде нужно учить. У меня вообще большая мечта, чтобы кто-то взялся за проект, несложный достаточно, такого краш-курса, акселерации, который есть в мире, создавая школы, трехмесячные курсы два раза в год по обучению всем премудростям кинопроизводства.

Константин Дорошенко: Я так понимаю, что вы, Виктория, очень оптимистично настроены и верите в то, что здесь возможно и кинопроизводство, и дизайн может состояться как бизнес. А что собственно вас заставляет в это верить? Вокруг кризис, война, все беднеют. Почему вы не  опускаете руки в данном случае?

Виктория Тигипко: Я ж вижу, как работают люди, которые нас окружают. Мы же постоянно варимся в том, о чем вы сейчас сказали и видно, что у людей все-таки несмотря ни на что или вопреки всему, горят глаза. Это радует и заставляет понимать, что нужно что-то еще делать, и мы продолжаем. По поводу школы кино, очень важно ее все-таки делать, взять лицензию в UK или в Германии, там, где эти школы с правильной структурой и стандартами, привезти сода и сделать по стандартам правильную школу, привезти правильных людей, которые делали что-то хорошо своими руками и могут этому хорошо нас научить. Это тоже иммеет большое значение, потому что без образования мы никуда не выплывем.

Константин Дорошенко: Достаточно долго вы сотрудничали с такой организцией как “Артхаус трафик”, которая представляет достаточно специфическое, артхаусное кино, тоже очень рафинированное,  для синефилов. При этом,  ваши пути разошлись в какой-то момент. Вы захотели быть более демократичными в Одесском кинофестивале?

Виктория Тигипко: Да нет, вы что. С Денисом и с Мариной мы прекрасные друзья до сих пор. Мы начинали вместе с Денисом и Мариной Одесский  кинофестиваль, но Денис очень талантливый продюсер, который может снимать хорошее кино, плюс, имея свою серьезную дистрибьюторскую компанию, иногда нужно выбирать. Я всегда была на стороне бизнеса, потому что если ты можешь что-то делать руками и поднимать индустрию, быть ее частью, собственно то, что Денис и сделал, большой респект и уважение ему и Марине за это. Мы продолжаем дальше, мы сотрудничаем, советуемся, мы обмениваемся, Денис всегда у нас на фестивале. Ничего не поменялось, только то, что больше все-таки усилий теперь он может тратить на то, что он делает очень хорошо – производить, продюсировать и выводить на поверхность лучших в украинском кинематографе.

Константин Дорошенко: Насколько сложно вам выбирать членов жюри каждый год? Насколько для вас принципиальны конкретные имена? Есть такие, которые вы непременно, во чтобы то ни стало хотите видеть либо это более ситуативная история?

Виктория Тигипко: Сто процентов более ситуативная история, потому что мы как бы берем сито и начинаем высеивать, что называется потрясти нетворк. Трясем весь наш нетворк, кто-то скидывает какие-то контакты, какие-то контакты тут же отфильтровываются на тех, кто не может приехать по понятным причинам – расписаны планы на несколько лет вперед. Потом, уже ближе к фестивалю, это как-то выражается в тех людей, которых, собственно, мы можем пригласить. И потом, если мы еще можем выбирать по разным направлениям, жюри у нас же тоже разное есть: и украинский национальный конкурс, и международный конкурс, и многие другие жюри. В этом году параллельно мы стартовали программу “Европейского документального кино”, там очень серьезное жюри было в этом году. Также без жюри пока была параллельная программа телесириалов и многое другое. Просто берем из того, что на поверхности доступно нам и можем уже с этим работать. Это не так просто, к сожалению, Люди, которые что-то делают хорошо, они очень заняты.

Константин Дорошенко: Всякий раз на Одесском кинофестивале  в жюри, так или иначе, присутствует кто-то из России. Ситуация ведь деликатная, мы в сложных отношениях с Россией. Как вы подходите к выбору  именно российских гостей?

Виктория Тигипко: Очень просто. Если это вопрос профессионализма, качества, мы не страдаем ксенофобией, если нет никакой пропаганды, если нет ничего, что противоречит тому, что мы сегодня имеем и нашему настроению, то для нас не является проблемой ни картина, ни тот гость, которого мы выбираем.

Константин Дорошенко: А, предположим, может быть, замечательный кинорежиссер Кончаловский, например, который, безусловно, имя и персона в кино, но высказался об Украине не так как нам приятно. Вы через такие вещи готовы переступать либо для вас какое-то социальное, политическое высказывание человека может затормозить возможность его пригласить?

Виктория Тигипко: Конечно, затормозит. Именно в этом плане мы избирательны. Этого не должно быть, потому что мы понимаем, что есть вопросы национальной гордости, и через эти вещи мы никогда переступать не будем.

Константин Дорошенко: К вопросу о национальной гордости, как Одесский международный кинофестиваль  взаимодействует с другими странами? Я знаю, что вы и ваши специалисты ездят на разные кинофестивали? Для чего? Просто вам приятно и интересно либо это как-то работает на украинскую киноиндустрию в результате?

Виктория Тигипко: Именно, главная нагрузка Одесского международного кинофестиваля – построение новой качественной платформы украинского кинобизнеса, кинематографа. Поэтому все, что мы делаем, будь то это мероприятие в Берлине или в Каннах, сейчас надеюсь, мы будем совместно с “Молодостью” делать, это большой пиар для украинских кинематографистов. Собственно, это все и происходит для того чтобы притянуть сюда европейский западный бизнес, чтобы они сюда приезжали, снимали с нашими, делали совместные проекты, вступали в копродукцию, оставляли деньги в Украине, как прекрасная площадка где можно снимать, и это раскрутка и это тоже происходит. А многие другие вещи, с которыми нужно работать они, и правда, критические, это и законодательство, и многие другие моменты связанные с организацией предприятий. Есть много технических нюансов, которые, к сожалению, не так быстро решаются. Если бы это произошло быстрее, я думаю, что западные деньги готовые приезжать снимать сюда, потому что мы одна из самых недорогих, причем из самых интересных географий в Европе, где можно делать бизнес, снимать кино.  По рейтингу самая дешевая конверсия недорогой страны, но качество при этом присутствует.  Думаю, что мы очень и очень интересны.  И то, что происходит с огромным количеством гостей, которые приезжают сюда, отражается и финансово. Я имею в виду, как плюс Украине как государству в ее бюджет поступают средства, Одессе и Одесской области. В этом году мы впервые сделали подсчет экономического эффекта от проведения Одесского международного кинофестиваля по методике Редфорда, который он делает в Сандэнсе. Причем взяли минимальные цифры того, что тратят те кинолюбители, которые приезжают на фестиваль на один день,  на уикенд, на целый период, и получилась небольшая цифра, но более трехсот миллионов гривен. Я уверена, это цифра намного больше. Это мы будем считать каждый год, но эта цифра серьезная, это то, что оставляют люди, которые приезжают в Одессу.

Константин Дорошенко: А понимают ли это губернатор, городской голова? Взаимодействуете ли вы с этими структурами в Одессе?

Виктория Тигипко: Конечно. Мы предложили это сделать, они  обеими руками ухватились за эту возможность. Мы сделали этот расчет совместно с Одесским экономическим университетом, проект достаточно долго длился, сразу после окончания и по конец октября, когда мы практически завершили работу, скоро будем обнародовать результаты. Так что думаю,  это поможет всем нам понимать, в первую очередь государству, какую важность несет каждый социально-культурный проект, и чем лучше и качественней он сделан, тем больше экономического эффекта приходится на нашу страну.

Константин Дорошенко: За эти годы, которые фестиваль существует, что вы назвали самыми главными его достижениями, а что вы навали бы ошибками, разочарованиями, к которым вы не хотели бы возвращаться?

Виктория Тигипко: Начнем с достижений. В начале пути были единицы фильмов, которые вообще можно было включить в программу украинского национального конкурса. Сегодня в этот сезон мы получили почти 400 украинских картин, короткие, документальные картины, полный метр в конкурс на проведение украинского национального кинофестиваля. Это я считаю победой нашего фестиваля, собственно,  для этого все и происходит. Очень много хороших законодательных сдвигов произошло. Пусть не 20 миллионов евро или 50, но хотя бы 300 миллионов  гривен есть.

Константин Дорошенко: А вы в том числе лоббируете и подобные законопроекты, вы как-то работаете над этим?

Виктория Тигипко: Конечно. Вся команда и топ-менеджмент занимается этим на ежедневной основе, потому что это принципиально важный элемент развития – построение украинского кинобизнеса. Разочарований не было. Беда приключилась, но это форс-мажор, который от нас не зависел. Ситуация, которая поставила Украину в очень щекотливое положение, очень многие западные кинофонды “поставили на холд” некий момент инвестирования в Украину, и это очень печально. Но ситуация такая, не нужно отчаиваться. Каждая такая ситуация – это и возможность, с другой стороны. Мы видим огромное количество украинцев на ТВ, в музыке, концерты, и.т.д. Это дало шанс, новый глоток воздуха всему украинскому культурному кинобизнесу.  Это должно конвертироваться в новые кинозвезды, новые продукты, т.е. мы можем сами подышать спокойно без старшего брата. Это очень важно

Константин Дорошенко: Это замечательно, действительно. Скажите, что отличает Одесский кинофестиваль от всех прочих, ведь в мире много кинофестивалей?

Виктория Тигипко:  Наш фестиваль точно отличает абсолютно   потрясающая команда, которая практически не меняется с самого начала работы Одесского международного кинофестиваля. Фишка в том, что работают люди, заряженные, люди, которым интересно и которые настолько драйвовые, что, наверное, если бы был вариант делать что-то, за что тебе не платили деньги, никто бы не ушел.  Наверное, это является залогом успеха большого культурного проекта – Одесский международный кинофестиваль.

Константин Дорошенко: И прекрасно, значит, увидимся в следующем году в Одессе на Одесском международном кинофестивале.

Виктория Тигипко: 14 и 22 июля, резервируйте даты.

Константин Дорошенко: Спасибо.