Альгирдас Шемета. Фото Радио Вести

Елена Чабак: У нас в студии бизнес омбудсмен, Альгирдас Шемета. Доброе утро!

Альгирдас Шемета: Доброе утро!

Олег Билецкий: Я думаю, что нужно начать с количества обращений. Если мы в целом скажем про количество обращений к вашему представительству, насколько они увеличились? Насколько предприниматели начали рассматривать вас как инструмент для разрешения своих вопросов?

Альгирдас Шемета: Хочу сказать, что третий квартал был у нас самым продуктивным. Всего за квартал к нам поступило 242 жалобы, что на 14% больше чем во втором квартале этого года. За всю историю нашей работы, мы начали работать в мае 2015 года, это самое большое количество жалоб, которое к нам поступило в “Совет бизнес-омбудсмена”. Если говорить о тех, на кого больше всего жалуются, то тенденция такая, что мы все больше получаем жалоб на государственную фискальную службу. В прошлом году они составляли 43%, во втором квартале – 50% всех жалоб, а в третьем квартале этого года уже 56%. Мы уже подшучиваем, что мы становимся налоговыми омбудсменами. Но должен отметить, что Государственная фискальная служба хорошо выполняет наши рекомендации. Если средний процент выполнения рекомендаций составил 75%, то Государственная фискальная служба выполнила 80% всех наших рекомендаций. Есть довольно хороший уровень сотрудничества с фискальной службой. Количество жалоб значительное, но на это есть объективная причина – бизнес сталкивается с Государственной фискальной службой практически каждый день, тогда как с другими службами это бывает намного реже. Допустим, если нужно получить какое-то разрешение, лицензию, один раз получил, и потом с этой службой не имеешь отношений.

Елена Чабак: Вы говорите, что Фискальная служба выполняет ваши рекомендации, но рекомендации имеют не обязательный характер? Или у них нет выбора, они обязаны их выполнить?

Альгирдас Шемета: По своей сути омбудсмен – это мировая практика, они не выдают обязательных рекомендаций, это рекомендация, основанная на наших расследованиях, оценке фактов, выяснении обстоятельств. Мы представляем в фискальную службу объективные аргументы, почему мы считаем, что бизнес в конкретной ситуации прав и это служит тому, что Фискальная служба рассматривает наше представление серьезно.

Елена Чабак: Вы находитесь в Украине с 14 года, я не ошибаюсь?

Альгирдас Шемета: Я приехал в 15.

Елена Чабак: И фактически два года вы работаете у нас, с нашими предпринимателями. Можно ли отследить тенденцию, изменилось ли что-то за эти два года? В каком направлении есть больше положительных моментов, и что сейчас является самой большой сложностью на пути становления бизнес климата в Украине?

Альгирдас Шемета: Я бы сказал, что в последнее время, где-то с конца лета этого года я вижу некоторые изменения в тоне общения между правительством, межгосударственными службами и бизнесом. Если раньше практически все встречи и выступления бизнеса проходили в негативном тоне, то с конца лета я вижу некоторые позитивные высказывания. Скорее всего, это связано с тем, что правительство стало намного больше общаться с бизнесом. Например, мы разрабатывали изменения в налоговом кодексе и, наверное, в первый раз это было сделано так, что практически изменения были подготовлены с участием бизнес омбудсмена. Мы, кстати, еще в прошлом году подготовили системные рекомендации, что нужно менять в Налоговом кодексе, чтобы администрирование налогов было намного эффективней.  В то же время, и бизнес был подключен к этой работе, и ее результат был таков, что этими изменениями довольны практически все: и правительство, и бизнес, и наш “Совет бизнес-омбудсмена”.  Если эти налоговые изменения будут приняты, то я думаю, это устранит одну из самых больших проблем. Если мы говорим с точки зрения улучшения бизнес климата, без улучшения администрирования налогов, конечно, очень трудно достичь, чтобы этот бизнес климат улучшился. С другой стороны, приняты очень важные законы, но они еще не вступили в силу, связанные с контролирующими органами. Если эти законы будут правильно внедрены в жизнь, то взаимоотношения между контролирующими органами и бизнесом должны, по сути, изменится. Контролирующие органы будут представлять услуги бизнесу по выполнению тех требований, которые связаны со здоровьем и другими важными вопросами. Позитивная сторона понемножку раскрывается. Можно также говорить, что и сами жалобы, которые к нам приходят, становятся немного другими. Если изначально практически все жалобы, которые приходили к нам были о грубом нарушении законов, теперь же характер жалоб немного изменяется. Мы получаем больше жалоб по налоговым проверкам, где не всегда ясно, кто прав, кто не прав, нужно детально разбираться в конкретной ситуации. Также по конкуренции начали получать жалобы, по трансферному ценообразованию. Я вижу позитивные сдвиги, они еще очень маленькие, но все-таки позитив есть.

Елена Чабак: Альгирдас, у вас же бывают случаи, когда вы отказываете бизнесменам и обращения, которые поступают, не всегда рассматриваются. В каких случаях можно получит отказ от бизнес-омбудсмена?

Альгирдас Шемета: Да, у нас есть несколько критериев, по которым мы первоначально оцениваем жалобы. Мы не принимаем жалобы, если частный бизнес жалуется на частный бизнес.

Елена Чабак: Внутренние конфликты.

Альгирдас Шемета: Должен быть какой-то конфликт между частным предприятием и государственной службой, местным самоуправлением или государственным предприятием. Также мы не рассматриваем жалобу, если дело уже находится в суде, мы не оцениваем работу судов.

Олег Билецкий: Это такая досудебная практика, попытаться рассмотреть без суда?

Альгирдас Шемета: Да, это попытка решить вопрос до того, как бизнес обращается в суд, потому что суд – это расходы, время. Намного эффективнее попытаться решить проблему до суда. И мы рассматриваем жалобы, которые связаны с выполнением судебных решений, и довольно много получаем таких жалоб, когда уже есть окончательное решение суда, но госорганы не выполняют эти решения, тогда мы вмешиваемся и помогаем бизнесу достичь результата. Третий критерий, это то, что бизнес должен пройти хотя бы одну процедуру административного обжалования. Это допустим, в налогах, есть три ступени, не надо идти через все три ступени, достаточно пройти одну, если вы не довольны результатом этого рассмотрения, можно обращаться к нам. И последний критерий – мы рассматриваем самые новые жалобы, т.е. по проблемы, которые произошли в течение года. Если жалоба отвечает всем этим критериям, мы принимаем, если нет – мы честно говорим бизнесу, что, к сожалению, мы не сможем рассмотреть вашу жалобу.  Хочу сказать, что в последнее время количество отклоненных жалоб сокращается. Если раньше мы отклоняли где-то треть всех жалоб, то теперь цифра снизилась до четверти. Бизнес все больше понимает критерии, которые существуют и представляет жалобу, когда она действительно отвечает этим требованиям.

Елена Чабак: Скажите, поступают ли вам жалобы от предпринимателей с востока Украины, в частности из оккупированных территорий? Ведь там же также остались бизнесмены.

Альгирдас Шемета: Да, жалобы оттуда поступают и довольно много.

Елена Чабак: Каких вопросов они касаются?

Альгирдас Шемета: Я недавно был в Северодонецке, где мы с бизнесом обменивались мнениями о бизнес климате там. Вопросы, которые приходят из востока, связаны с действием центральных органов, большинство жалоб связаны с налоговыми вопросами. Единственное, что они еще более сложные, потому что нередки случаи, когда бизнес перерегистрируется здесь в Киеве, но документы остаются на временно неподконтрольной территории.  Бывает довольно сложно решить проблему в виду того, что ни налоговики, ни мы, не можем заехать в Луганск или в Донецк, проверить, какая там ситуация. Тогда мы пытаемся убедить и налоговую службу, что они должны внимательно разобраться в той ситуации, которая существует здесь. Часто получаем позитивный результат для бизнеса. Конечно, есть моменты, когда есть сигналы о том, что некоторые компании возможно связанны с финансированием терроризма. Тогда мы должны обращаться в СБУ, вникать в суть проблемы. Такие жалобы довольно сложные.

Олег Билецкий: Альгирдас, что касается мотивации предпринимателей, есть ли проблема с тем, что не так много людей обращаются? Потому что не верят, потому что привыкли, что вопросы решаются по-другому. Как мотивировать людей, чтобы они обращались, в том числе к бизнес омбудсмену, и решали вопросы законным образом?

Альгирдас Шемета: Вы знаете, у нас неделю назад был наблюдательный совет, где мы тоже обсуждали вопрос доверия. На нашем наблюдательном совете участвуют представители пяти самых крупных бизнес ассоциаций Украины. Они явно выразили тот факт, что доверие у бизнеса есть, и это показывают наши результаты. Если брать только финансовый эффект нашей работы, то меньше чем за полтора года мы бизнесу сэкономили 6 млрд. 200 миллионов гривен. Чтобы решить вопрос, нужно 10% оплатить, мы предотвратили где-то 600 миллионов гривен коррупционных отношений.

Елена Чабак: Главное, чтобы эти бизнесмены платили налоги, и тогда все будет честно: не несешь кэш, выполняешь условия, платишь налоги, и работаешь.

Альгирдас Шемета: Ко мне часто бизнес обращается, говоря, что нам надоело, мы хотим работать по белому. И конечно сталкиваются с такими проблемами, что тогда госорганы начинают давить на них.

Елена Чабак: Не знаю, этот вопрос к бизнес омбудсмену, но я его все-таки озвучу:

Ганнадий. Харьков. Доброе утро, поднимут ли налоги для частных предпринимателей в связи с увеличением минимальной заработной платы со следующего года?

Вы же принимали участие в разработке Налогового кодекса, возможно, знаете ответ.

Альгирдас Шемета: Мы не вмешиваемся в политику. Налоги или тарифы налогов – это политический вопрос, мы решаем практические вопросы, связанные с проблемами, с которыми сталкивается бизнес. Насколько мне известно, то, что представлено в парламент с изменениями Налогового кодекса, там я не видел повышения налоговых ставок. Скорее всего, этого не будет, но окончательные решения еще не приняты, законопроект должен быть рассмотрен в Верховной Раде.

Олег Билецкий: Принимаем звонки от наших слушателей. Доброе утро!

Звонок в студию: Доброе утро. Владимир. Киев. Я работаю в частной котельной. Согласно закону Украины про теплоснабжение, органом управления нашего предприятия, являются органы местного самоуправления, Киевская городская администрация, они нам выдают лицензию и утверждают тариф. Согласно закона, должны утверждать инвестиционную программу. Мы подготовили в 15 году инвестиционную программу, в которой очень значительная экономия энергоресурсов. Но нам отказали в утверждении инвестиционной программы по причине того, что мы являемся частным предприятием, а в законе есть в полномочиях органов местного самоуправления утверждение только коммунальным предприятиям. Почему отказали и какая может быть помощь в решение этого вопроса?

Елена Чабак: Раньше вы не обращались в учреждение бизнес омбудсмена и не задавали этот вопрос.

Владимир. Киев. Нет.

Альгирдас Шемета: В первую очередь, хочу сказать, что мы имеем Меморандум о взаимосотрудничестве с Киевской городской администрацией. Это первая администрация на региональном уровне, с которой мы подписали такой Меморандум. По вопросу, который был озвучен, я предлагаю обратиться к нам. Это сделать очень просто, можно посетить наш веб-сайт, заполнить простую электронную форму, и мои расследователи рассмотрят этот вопрос. Мы регулярно организуем встречи с Киевской городской администрацией, где те проблемы, которые не решаются на более низком уровне, мы рассматриваем их на уровне руководителей департаментов или даже заместителей мэра.

Олег Билецкий: Альгирдас, если говорить о функционале. Одно дело, когда просто не выполняется закон, т.е. он не выполнятся, соответственно, вы на это указываете и вся ситуация решается. Другое дело то, что мы только что услышали, когда человек говорит, что по закону мы не можем вести ту или иную деятельность. Тут есть у вас какой-то рычаг влияния на то, чтобы корректировать законодательство в этом плане, не просто указывать не его невыполнение?

Альгирдас Шемета: Да, это очень важный вопрос и самое большее количество жалоб составляют жалобы, которые связаны с выполнением уже существующих законов. Нередко приходят случаи, когда мы видим, что вроде бы государственные органы действуют по закону, но само законодательство является не совсем эффективным, поэтому мы разрабатываем системные рекомендации. Не только решаем конкретную проблему, но и разрабатываем системные рекомендации по разным вопросам. Только что наш наблюдательный совет утвердил системные рекомендации, связанные с действием Антимонопольного комитета и вопросами, связанными с честной конкуренцией в Украине. Даже если это действие по закону, но жалобщик видит, что само законодательство неэффективное или не соответствует современным требованиям, можно обращаться к нам, и мы будем такой вопрос рассматривать. Недавно представили свои предложения Министерству инфраструктуры по регулированию рынка почты. К нам обратился жалобщик и указал, что в законопроекте есть дискриминационные нормы для частных представителей услуг. Мы рассмотрели регулирование в Европейском Союзе, как это делается, и представили Министерству инфраструктуры конкретные предложения, какие положения нужно изменить в законопроекте, чтобы этой дискриминации не было. Эти предложения были приняты, и закон уже идет без дискриминационных норм.

Олег Билецкий: Продолжаем принимать звонки наших радиослушателей. Доброе утро!

Звонок в студию: Здравствуйте! Вячеслав. Харьков. Ежемесячно подается отчет обладателями лицензии на табачную и спиртную реализацию, штраф за неподачу 17 тысяч. Что это за сумма? А вдруг где-то сервер неисправен, или другая какая-то техническая неполадка. Это же большая сумма, можно как-то исправить эту ситуацию?

Альгирдас Шемета: Здесь ситуация довольно сложная, потому что мы знаем, что рынки табачных изделий и алкогольных напитков сильно контролируются во всем мире, потому что большую часть цены этих товаров составляют акцизы, налог на добавленную стоимость и это значительные поступления в государственный бюджет. Поэтому, я думаю, что такая отчетность оправдана. Что касается санкций за не предоставление отчетности, то, наверное, может быть какая-то дифференциация. Если человек первый раз не представил по каким-то причинам эту отчетность или опоздал представить, наверное, санкция может быть более символическая. Но если это делается на регулярной основе, то, конечно же, санкция должна быть высокой. Я вижу во многих сферах в Украине, что иногда рубится сразу по бизнесу, а не делаются какие-то шаги. Бывают ситуации, когда по объективным причинам бизнес не может выполнить какие-то требования.

Олег Билецкий: Системный подход нужно менять, чтобы не было этой рублености, о которой вы говорите.

Елена Чабак: Я вижу, что у нас есть вопросы на сайте, но, мне кажется, они не совсем к бизнес омбудсмену:

Знаете, у нас в Днепре в 15 году взятки не брали и не пытались вымогать. А теперь страх прошел, и без взятки любой вопрос будет завален.

Что тут сказать, можно только развести руками. Можете как-то прокомментировать?

Альгирдас Шемета: Тут не надо разводить руками. Я часто обращаюсь к бизнесу, что нужно бороться. Если у вас есть какая-то проблема, которую должно решить местное самоуправление, и она не решается, обращайтесь к нам. Кстати, третья по количеству жалоб к нам – действие или бездействие местных самоуправлений. Мы теперь решили системно посмотреть на этот вопрос, что можно улучшить в работе местных самоуправлений для того, чтобы проблемы можно было устранить. Если не будет обращений, сигналов, очень трудно изменить эту систему. Общество должно быть активное.

Елена Чабак: Из каких регионов поступает больше всего жалоб, в частности, если говорить о местной власти?

Альгирдас Шемета: Больше половины жалоб приходят из Киева и Киевской области. Это, наверное, естественно, так как и самое большее количество предприятий зарегистрировано в этом регионе. Очень активные другие промышленные регионы: Харьков, Днепр, Одесса, Львов, и Запорожье.  Самое меньшее количество жалоб к нам пришло из Ровенской и Винницкой областей.

Олег Билецкий: Там меньше бизнеса или почему такая статистика?

Альгирдас Шемета: Это тоже важный фактор, но я как раз неделю назад посещал Винницу, встречался с бизнесом Винницы и задавал этот вопрос: “Действительно тут так все хорошо или все-таки вы не обращаетесь и не знаете про нашу деятельность?” Создалось такое впечатление после общения с бизнесом, что, допустим, взаимоотношения между местными властями и бизнесом в Винницкой области действительно очень хорошо налажены, и много вопросов решаются на уровне области, или на уровне местного самоуправления. Это сказывается на количестве жалоб. Но другой фактор, это я вижу такую тенденцию, после моего посещения какого-то региона обычно количество жалоб из этого региона увеличивается.

Елена Чабак: Это хорошо?

Альгирдас Шемета: Это показывает, с какими проблемами бизнес сталкивается в конкретном регионе. Нам это помогает системно посмотреть на те вопросы, которые важны в этом регионе.

Елена Чабак: Как часто вы едете в регионы, и по каким принципам выбираете город, который нужно посетить?

Альгирдас Шемета: Я уже посетил практически всю Украину. На днях поеду в Полтаву, останется еще Ивано-Франковск, Николаев и Кропивницкий (бывший Кировоград). Некоторые регионы посетил даже по несколько раз. Общение с бизнесом в регионах это очень важная часть моей работы, я буду продолжать визиты в регионы после того как посещу все регионы.

Олег Билецкий: Давайте еще один звонок примем. Доброе утро!

Звонок в студию: Здравствуйте! Меня зовут Лиля. Я начальник юридического управления большой компании. Имеем такую ситуацию: налоговые органы начислили нам налоговые обязательства на большие суммы, мы прошли все суды, выиграли и получили положительные решения в свою пользу. Всеми решениями админсудов доказан тот факт, что у нас не было такого налогового обязательства, и мы правомерно их не уплатили. В то же время, следственные органы Фискальной службы возбудили уголовные дела по неуплате этих же налогов, которые в принципе отменены на сегодняшний день судами всех уровней. И у нас до сих пор, на протяжении года после получения положительных решений судов, ведется судебное расследование по ст. 212 – уклонение от уплаты налогов. Все обращения в Генпрокуратуру, в Фискальную службу к Насирову, не дают никого результата. Наших работников целыми топами водят на допросы, мы не можем вести нормально бизнес. Может ли в таком случае ваша служба и бизнес омбудсмен помочь нам и будет ли рассмотрено такое обращение, если мы обратимся?

Альгирдас Шемета: Могли бы уточнить, когда вам возбудили уголовное производство?

Лиля: Уголовное производство возбуждают, как только появляется акт проверки.

Альгирдас Шемета: По дате когда это было?

Лиля: Год-полтора. Пока мы прошли все судебные инстанции и получили все решения судов, которые отменили налоговое уведомление. В принципе, может быть, они имели право и основание рассматривать эти дела, но судебные решения мы получили меньше года и наше обращение в Генпрокуратуру меньше года. Нам все отвечают, что эти дела не взаимосвязаны, но как они могут быть не взаимосвязаны если предметом расследования есть “ухилення від сплати податків”, а отклонения нет, нет того налога, который мы не уплатили. У меня по отчетности и по сверкам с налоговой – ноль налоговая задолженность.

Альгирдас Шемета: Да, я понимаю. Мне эта проблема очень хорошо знакома. Мы получаем значительное количество жалоб как раз по этому вопросу. Мой совет сразу – обращайтесь к нам. Сделайте это или через наш веб-сайт, там можно и документы приложить, или обычным способом – подайте жалобу. Мы рассматривали множество таких жалоб и достигли позитивных результатов для бизнеса. Хочу сразу сказать, что есть изменения в этой сфере с лета этого года. Теперь Государственная фискальная служба или Налоговая милиция не могут открывать уголовное производство по 212 статье, пока налоговые обязательства не согласованы. Если бы ваша проблема случилась после июля этого года, они бы не могли вам открыть уголовное производство. Но так как это производство было намного раньше открыто, обращайтесь к нам, мы попытаемся сделать все возможное, чтобы вам помочь.

Олег Билецкий: Еще успеваем один звонок принять. Доброе утро!

Звонок в студию: Доброе утро. Виктория. Днепр. У меня не вопрос, а негодование и возмущение. Привожу пример. С бизнеса взимается предоплата, например, за электроэнергию на месяц вперед из расчета лимита. Например, на декабрь у нас должна быть предоплата 3000 кВт, это 7,5  или 7800 гривен. Фактически я кредитую “Облэнерго” на месяц вперед. Честно скажу, из оборотных средств тяжело вытянуть эти деньги. Кроме того, еще маленький пример. Ситуация с “Горгазом”, та же предоплата должна быть, кроме того “Горгаз” хочет исследовать место врезки. Исследование производится за наш счет и на фирме, которую укажет “Горгаз”.

Альгирдас Шемета: Это был комментарий, но хочу сказать, что по этим вопросам мы разработали и предложили системные рекомендации, что нужно сделать, чтобы такие проблемы не возникали. По электроэнергии нужно завершить все действия, связанные с принятием законодательства, т.е. уже принято законодательство по НКРЕКП, но нужно завершить принятие законодательства по регулированию рынка электричества и тогда мы подключимся в работу с НКРЕКП, чтобы действие этих монополий намного жестче регулировалось  НКРЕКП. Одно дело – конкурентный частный бизнес, другое же дело – монополии. Проблема, с которой нас сейчас ознакомили, связана с недостаточным регулированием натуральных монополий, и мы на это обращаем внимание, и будем работать с НКРЕКП, чтобы такие проблемы были устранены.

Олег Билецкий: Мне кажется, это комплексная проблема и это повод пригласить Альгирдаса Шемету снова к нам. У меня встречное предложение: давайте мы сделаем постоянной эту практику. Например, раз в месяц с утра в эфире Радио Вести свои вопросы бизнес омбудсмену будут задавать бизнесмены. Что скажете?

Альгирдас Шемета: Я открыт для общения.

Елена Чабак: У вас сейчас запланированы поездки в несколько городов Украины, вернетесь, приходите к нам, и мы обсудим результаты этой поездки. Спасибо вам!

Альгирдас Шемета: Я с удовольствием это сделаю. Спасибо вам!