Андрей Блинов: Главный экономический час, в этот вечер с вами в студии работает Андрей Блинов. Здравствуйте! Что у нас главное потребительское событие недели? Скажите вы: Дональд Трамп и все, что связано с его избранием. Событие действительно планетарное. Но пока украинских потребителей, давайте скажем честно, оно не коснулось. А вот решение “Ощадбанка” принимать коммунальные платежи после 1 декабря с комиссией, это точно очень многих коснется. Например, больше станут очереди в “Укрпочте” и еще, что важно, часть людей заставит себя платить за коммунальные услуги наконец-то банковской карточкой, т.е. по безналу. О том, что необходимо знать, чтобы получать удовольствие от таких платежей, не боясь мошенников, лишних комиссий и бардака, далее в программе. Сегодня в студии у нас Лариса Макарова, глава департаментов рисков компании Visa в странах СНГ, юго-восточной Европы. Приветствую вас в этот вечер у нас!

Лариса Макарова: Добрый день, Андрей! Добрый вечер, уважаемые радиослушатели!

Андрей Блинов: Несомненно, вы выступаете за максимальное применение карточек, потому что это ваш бизнес, вам это точно выгодно, без наличных платежей. Готова ли Украина к этому в плане проникновения Интернета количество терминалов?

Лариса Макарова: Вы знаете, с проникновением в Интернете у нас дела обстоят довольно неплохо. Согласно последнему исследованию FactumGroupUkraine, у нас 62% проникновения Интернета, что есть очень хорошим показателем. Что касается терминалов в торгових точках, это 200 тысяч на сегодняшний день. Можно сказать, что мы находимся на начальном пути.

Андрей Блинов: 200 тысяч терминалов по всей стране?

Лариса Макарова:  200 тысяч терминалов, и, как правило, сосредоточение в городах. Для того, чтобы говорить о безналичной экономике и переходе в эту среду, нам необходимо как минимум 800 тысяч терминалов.

Андрей Блинов: Понимаете, проблема же еще в концентрации. Скажем, в глубинке, на уровне небогатого города, в некоторых районных центрах, я уж не говорю о селах, там нет в округе 30 км. вообще таких терминалов. Там может быть только отделение “Укрпочты” или “Ощадбанка”, работающее очень по старинке, со счетами буквально. Как быть с глубинкой?

Лариса Макарова: Совершенно с вами согласна. Вы очень правильно упомянули “Укрпочту”. Компания Visaна сегодняшний день реализовывает совместный проект с “Укрпочтой” и возможность приема карточек через отделения “Укрпочты”. Мы дадим возможность потребителям переходить на безналичный расчет и в глубинках тоже.

Андрей Блинов: Каждое отделение, даже самое отдаленное сельское сможет принимать карты Visa?

Лариса Макарова: Совершенно верно.

Андрей Блинов: Когда это может произойти?

Лариса Макарова: О сроках говорить пока еще рановато. Будет отдельный анонс Visaи Укрпочта.

Андрей Блинов: Вы можете сказать: 2, 5 лет, полгода?

Лариса Макарова: Нет, это в ближайшее время.

Андрей Блинов: У меня была одна история неприятная, один раз в жизни: я потерял кошелек, и не так было жалко денег и некоторых записей, которые в нем лежали, как карт, с одной из карт у меня деньги украли.  Мне ничего не удалось добиться от банка. Более того, мне банк пригрозил тем, что если я буду настаивать, то он это будет выяснять,  не привели ли мои действия к тому, что я потерял эти деньги, например, мог быть PIN-код, и.т.д. Вы заявили о том, что с 1 августа вводите нулевую ответственность клиента за действия в случае мошеннической операции. Означает ли это, что теперь любая утрата денег с карты Visaмне возмещается тут же?

Лариса Макарова:  Да, с 1 августа вступила в силу нулевая ответственность по картам платежной системы  Visa, чем мы хотим повысить доверие потребителей к безналичным платежам и защитить держателя от мошенничества. Однако, здесь важно акцентировать внимание на словах тут же возмещается либо не тут же. Сроки возмещения устанавливаются банком-эмитентом, выдавшим вам карту, и прописывается в договорах, т.е. они могут варьироваться плюс-минус несколько дней в разных банках.

Андрей Блинов: Какой максимальный?

Лариса Макарова: Опять-таки, это устанавливается банком. Мы рекомендуем до 20 дней.

Андрей Блинов: То есть если вы потеряли карту или у вас вдруг исчезли с нее деньги, то в принципе через 20 дней банк вам должен это возместить?

Лариса Макарова: Это наши рекомендации.

Андрей Блинов: А потом, если выясняется, что было какое-то мошенничество и в этом, например, был замешан хозяин карты, тогда что происходит?

Лариса Макарова: Банк-эмитент проводит расследование. Если в результате расследования выявлено, что держатель карты своими действиями либо бездействиями привел к данному мошенничеству, эти деньги не возмещаются.

Андрей Блинов: Еще перед эфиром мы просили радиослушателей задавать вопросы, которые их больше всего интересуют в отношении применения карточек. И вот очень часто среди вопросов в той или иной форме звучал такой:

Правда ли, что платить картой в небольшом магазине, так называемом магазине у дома или гастрономе, намного опаснее, чем в крупном, фешенебельном супермаркете, где много охраны и где вроде как современные системы безопасности? Где опаснее?

Лариса Макарова: Речь идет не о размере магазина, а о способе оплаты. Держатель, проводя оплату карточкой,  должен не выпускать карточку из поля зрения. Речь идет о том, когда оплачивается, например, в ресторанах и не приносят терминал держателю, а забирают карту. Здесь возможны мошенничества.

Андрей Блинов: Это очень важно. Что необходимо делать клиенту, когда в ресторане он хочет заплатить? Он должен потребовать, чтобы к нему пришел официант или директор ресторана с терминалом?

Лариса Макарова: Да. Это уже распространено, как правило, во всех ресторанах, даже в ресторанах быстрого питания уже есть терминалы, где либо сразу на кассе рассчитываются карточкой, либо просим принести.

Андрей Блинов: А чаевые как вы в таком случае рекомендуете платить? Получается, кэш все-таки нужен?

Лариса Макарова: На сегодняшний день в Украине еще нет программного обеспечения в терминалах, которое бы позволяло вводить сумму чаевых, что уже есть в Европе и в Америке, когда по карте можно добавить сумму чаевых, которые хочет оставить потребителем.

Андрей Блинов: Особенно в США.

Лариса Макарова: К сожалению, у нас еще чаевые в кэше, но мы к этому идем.

Андрей Блинов: Вчера мы с вами целый день были на очень любопытной для профессионалов конференции Cashless, в переводе на русский значит “Экономика безналичная, без денег”. Это значит все у вас на карточках, в электронных кошельках, мобильных приложениях. Все государства мира говорят о том,  что мы бы хотели сократить долю наличных, потому что государство намного лучше  контролирует безналичные деньги, это лучше уплата налогов, это больше государства и интерес государства понятен. Но когда говорится о том, что необходимо стимулировать безналичные платежи, а у нас считается, что доля проникновения только 35%, тогда как в Сингапуре или в Швеции 60-61%. Когда опрашивают людей, они говорят, что нам  было бы хорошо. С одной стороны, это кэшбэк – когда ты платишь карточкой и получаешь за это премию, процент за покупки, обычно 1 или 2%, бывает что и 5, ты получаешь назад через некоторое время на свой счет как благодарность за то, что платил безналом. Или многие государства ставят лимит. Скажем, 50 тысяч гривен, как у нас, а бывает,  что в некоторых странах максимум 3 тысячи евро можно заплатить. Что лучше: нут или пряник?

Лариса Макарова: Вы знаете, для того, чтобы выйти из теневой экономики, для нашей страны на сегодняшний день хороши и кнут и пряник. И лимиты, которые на сегодняшний день внедрило наше государство -150 тысяч гривен оплата наличными, все выше этого лимита – безналичными, я считаю, достаточно высоки, потому что уровень дохода населения средний по Украине составляет 5 тысяч гривен. 150 тысяч – это слишком высокий лимит, если мы хотим говорить о безналичной экономике.

Андрей Блинов: Вы же видели электронные декларации и понимаете, что денег там намного больше, чем 5 тысяч гривен и многие именно в кэше.

Лариса Макарова: Да, но мы говорим о массовых платежах, о переходе массового населения к безналичным платежам. На уровне государства я бы предложила понизить эти лимиты с учетом того, какой уровень дохода населения в нашей стране.

Андрей Блинов: Только не говорите, что до 5 тысяч, сейчас все испугаются.

Лариса Макарова: Я не говорю до 5 тысяч, но я говорю, что 150 тысяч это очень много.

Андрей Блинов: Раза в 3 предлагаете?

Лариса Макарова:  Скажем, тысяч 15-20 было бы приемлемо. Говоря о прянике, на сегодняшний день банки уже на своем уровне ради привлечения клиента на свою сторону предлагают эти кэшбэки возврата, о которых вы говорите.

Андрей Блинов: Лариса, много откликов на наш разговор. Например, спрашивают наши радиослушатели:

Широко распространен миф, что если ты платишь по карте или безналом, то с клиента возьмут некий процент за проведение транзакции, т.е. сделки, тогда как кэшем мы вроде как платим на ту сумму, которая выбита в чеке.

Это миф, я думаю, вы не будете с этим спорить. Но кто в реальности тогда платит за саму возможность провести такой платеж?

Лариса Макарова: Хочу развеять этот миф. Существует требование платежных систем, что сумма за осуществление платежа за какой-то товар либо услугу, как за наличный расчет, так и безналичный расчет должна быть равна и никаким образом не отличаться. Конечный потребитель за это не платит, за это, как правило, торгово-сервисное предприятие выплачивает определенный процент за обслуживание своему банку-эквайеру.

Андрей Блинов: Торговая сеть заинтересована в этом, потому что ей не нужно делать, например, инкассацию, или ее нужно делать реже или в меньшем объеме.

Лариса Макарова: Инкассация – это один из примеров.

Андрей Блинов: На чем экономит?

Лариса Макарова: На привлечение дополнительных клиентов в свою торгово-сервисную сеть. Речь же идет об оплате картой. При оплате картой клиент более свободен в совершении такой оплаты, это либо кредитные деньги, либо даже зарплатные деньги, которые при наличии карты у клиента всегда с собой есть. Он, проходя мимо, всегда может совершить покупку.

Андрей Блинов:  К нам пришла такая эмоция от нашей радиослушательницы:

Мне 75 лет и мне очень часто трудно видеть на мелком терминале, также как и на моем телефоне,  цифры, которые приходят от банка,  я в них ничего не понимаю.

Это действительно проблема. Я очень часто сталкиваюсь  с тем, что у какого-нибудь банкомата сердобольная старушка подходит, протягивает карту, готова PIN-код назвать, и говорит: “Сыночек, мне нужно снять деньги”. Хорошо на меня она попадет, ведь мы понимаем, что много не чистых на руку. Как быть с возрастным поколением, которым действительно даже не столько осваивать технологии сколько, в силу физиологии видеть эти мелкие моменты, использовать тачскрин?

Лариса Макарова: Я бы даже сказала, что здесь речь идет не о физиологии, а о формировании привычки платежа. Ведь мы все перешли на сегодняшний день на мобильные телефоны, в том числе наши бабушки и дедушки успешно ими пользуются. Если говорить о западных странах, Европе, те же бабушки и дедушки успешно пользуются терминалами и банкоматами. Данное поколение является очень важной целевой аудиторией для нашей компании,  для Национального банка и для сегмента банковской сферы, который работает с данным поколением.  Здесь мы говорим о финансовой грамотности, когда банкиры, Национальный банк при помощи нашей компании проводят обучение, когда менеджер банка работает непосредственно со своим клиентом пенсионного возраста, обучая, что и как нужно  делать, какую информацию можно говорить…

Андрей Блинов: То есть нужно найти время спокойно прийти в банк, когда там не очень много людей, и поговорить с менеджером? В банке борются за клиента любого возраста?

Лариса Макарова: Совершенно верно. И разрабатывают под это специальные программы обучения данного возрастного поколения.

Андрей Блинов:  Раз уж мы говорим о поколениях,  есть другая крайность. В этом плане крайность, наверное, непознанная – это дети. Я, например, вижу по своим сыновьям, как они используют WebMoney и некоторые другие способы электронных кошельков. Честно говоря, я в них не плаваю, как рыба в воде настолько, как это делают они. Их никто этому ни учил и в банк, по-моему, они вообще ни разу за консультацией не ходили, разве что со мной постоять подождать, пока я что-то сделаю. Это поколение называют миллениалами, родившиеся в нулевые годы, очень юные украинцы. Какие их особенности обращения с картой?

Лариса Макарова: Вы знаете, это очень интересная и очень продвинутая целевая аудитория, за ними наше будущее. На сегодняшний день, это те люди, которые сразу перенимают новые технологии, они первыми пришли в Интернет, они первыми осуществляют интернет-платежи, они платят мобильными телефонами, они переходят на бесконтактные карты, в электронные кошельки. Это люди, которые гибкие к изменениям и не только могут поводить такого рода платежи, а на них смотрят технологические компании, какую сферу нужно дальше развивать, чтобы это было широко внедрено в массы.

Андрей Блинов: Смотрите, мои сыновья используют активно кошельки. Вы говорили о своей дочери, я так понимаю, она активно использует часы, может не Apple, но, я так понимаю, что при их помощи можно осуществлять и финансовые транзакции. Ваш ребенок использует  их уже как финансовые?

Лариса Макарова: Да, на сегодняшний день бесконтактные платежи можно осуществлять не только при помощи карты либо мобильного телефона, но также при помощи часов, где также зашит бесконтакт. И очень маленькое количество, но существует уже на сегодняшний день бижутерия, например, кольцом на сегодняшний день можно оплатить покупку.

Андрей Блинов: Этот вопрос на конференции Cashless поднимается регулярно и когда идет речь об Украине почему-то пример, где современные технологии останавливаются, это школьный буфет. Я помню, там всегда давка,  всегда огромная борьба между старшеклассниками и детьми помоложе в очереди. Более того, очень часто в последнее время школьные столовые стали округлять цены, чтобы просто дал купюру и максимально без сдачи. Это мы говорим об экономике без сдачи. Когда такие браслеты массово появятся в киевских, а потом и во всех украинских школьных столовых?

Лариса Макарова: Вы знаете прогнозировать – дело неблагодарное, очень сложно сказать, как быстро Украина перейдет на эти технологии. Например, бесконтактные платежи нельзя сказать, что пошли уже массово в Украине. Если взять пример Грузии, они перешли за несколько месяцев. Если вы сейчас приедете в Грузию, там бесконтакт везде.

Андрей Блинов: А вы можете объяснить почему? Потому что обычному украинцу вбили в голову, что это связано с Саакашвили и вообще с какой-то политикой. Мне кажется, это неправильный ответ. Почему грузины перешли на бесконтактные технологии или на массовое их применение, PayPass, и.т.д?

Лариса Макарова: То ли в силу того, что это страна меньше, меньше население, у них гораздо больше жажда к инновациям. Если  говорить о мобильных телефонах, они первые перешли на смартфоны. Это позволяет делать очень много различных продуктов для банков: через смартфоны общаться со своим клиентом, делать доставки какие-то, которые оплачиваются по карточкам. У нас в силу того, что страна большая и все-таки экономика нашей страны находится в данный момент на том уровне, а любые новые технологии требуют инвестиций. К этим инвестициям мы не готовы.

Андрей Блинов: Масса вопросов о мошенничестве, пишут нам слушатели практически один и то же текст:

Новые технологии – это прекрасно,  но мы же слышали, что с карт воюют.

 Какого вида мошенничества надо опасаться украинцам сегодня и как себя защитить, что об этом Visa знает?

Лариса Макарова:  Очень актуальный вопрос. На сегодняшний день, действительно, сколько бы ни говорили о новых технологиях, которые внедряем, нет ни одной технологии против самого держателя. В Украине, к сожалению, распространен такой вид мошенничества как социальная инженерия. Это когда мошенник под видом банка, представляясь сотрудником банка, либо сотрудником безопасности банка, либо любого финансового учреждения, звонит нашим доверчивым держателям карт и выспрашивает по телефону номер карты, cv2 код, PIN-код, пароль, одноразовый пароль, который приходит на мобильный телефон держателя. Наши доверчивые потребители рассказывают это все мошенникам, причем это может происходить не за один звонок, а за несколько звонков разнесенных во времени. Получив такую информацию, мошенники совершают мошеннические операции и здесь любые технологии бессильны.

Андрей Блинов: Смотрите, пароль из четырех цифр, cv2 код на задней части карты, который состоит из трех цифр – все это никогда не нужно передавать. Соответственно, разовый пароль, когда вы пытаетесь платить по Интернету, вам обычно приходит подтверждение, и это число тоже никогда никому не нужно рассказывать, по крайней мере, до тех пор, пока транзакция не прошла. Желательно вообще никому ничего не говорить, даже родственникам. Это ваши советы, как я понял. Какие еще есть советы по сохранности денег? Не терять карту с PIN-кодом, это, конечно же, хорошо, но это жизнь.

Лариса Макарова:  Номер карты, как ни странно, тоже является секретной информацией, которую при желании можно использовать для несанкционированного перевода денег.

Андрей Блинов: Подождите, очень часто спрашивают, например, продиктуйте вашу карту, без PIN- кода, просто чтобы ее пополнить. Здесь же получается, что нужно называть все 16 цифр?

Лариса Макарова:  Все 16 цифр, но опять-таки смотря, кому вы называете. Вы должны знать, кто на том конце провода. Если  вы переводите деньги своему родственнику, это одна ситуация, если вам кто-то звонит и говорит: “Продиктуйте карту, я из службы безопасности банка” либо “Я хочу у вас через  OLXкупить сапоги”, то здесь тоже мошенничество. Нужно понимать, что и кому можно называть, а что нельзя. Номер карты сам по себе называть можно, но если это в соединении с  cv2 кодом и конечным сроком действия карты, то здесь нужно много раз подумать.

Андрей Блинов: Карту  с магнитной полосой  сменил чип, правда, не везде, многие продолжают пользоваться магнитной полосой, бесконтактные платежи, которые мы вспоминали, электронные мобильные кошельки. А что будет дальше этапом технологического прогресса? Условно говоря, что будет продавать компания Visa через 5 или 10 лет?

Лариса Макарова:  На сегодняшний день очень распространено понятие Интернет вещей. Это когда вещи подключаются к сети Интернет и могут проводить платежи. В Америке сегодня уже есть такое понятие как connectedcar, когда машина подключена к Интернету, когда водитель может ехать по пути с работы домой и через машину заказать себе  какое-то меню в ресторане, находящемся по дороге, и выбрать из этого меню что-то.

Андрей Блинов: Это, по сути, уже настоящее, просто в Украине этого еще нет. Это ближайшее будущее.

Лариса Макарова: Это наше ближайшее будущее. Опять-таки если говорить о мобильных платежах, часы пришли но чуть-чуть, кольца следующие. Также Интернет холодильники, т.е. холодильник сам может заказать  недостающее количество продуктов: молоко, яйца заканчиваются…. И купить это за вас.

Андрей Блинов: Лариса Макарова, глава департаментов рисков компании Visa в странах СНГ, юго-восточной Европы, была у нас в гостях. Я вас благодарю, было очень познавательно, я даже кое-что новое для себя узнал. Думаю, что наши радиослушатели теперь будут более безбоязненно пользоваться картами. До свидания!