Роман Сущенко. Фото с сайта censor.net.ua

Украинского журналиста Романа Сущенко, которого накануне задержали в России, обнаружили в Лефортовской тюрьме российские правозащитники абсолютно случайно. Об этом в программе "Утренний эфир" рассказала российская правозащитница Зоя Светова, которая первая узнала о задержании Сущенко.

"Я так понимаю, что его арестовали в субботу и естественно он не смог рассказать о деталях задержания. Но я думаю его в аэропорту задержали, у него не было вещей. Для него – это большая неожиданность. Следователь не дал ему позвонит ни жене, ни кому. Адвокат – государственный. Это молодая женщина 1987 года рождения, которая не имеет опыта в таких делах. У него там нет вещей. У него нет денег на телефоне", - сказала Зоя Светова.

По ее словам, к Сущенко сложно пробиться не только адвокатам, но и консулам.

"К нему с большим трудно проходят адвокаты и консулы, которые смогут его увидеть через месяц", отметила Светова, добавив, что "Ему предъявили обвинения в шпионаже. Сейчас будут проходить следственные действия. Главное, чтоб его семья заключила договор с независимым адвокатом для его защиты".

При этом, сегодня стало известно, что к журналисту попытается пройти адвокат Марк Фейгин. Однако, по словам Световой, ему это сегодня будет очень сложно сделать или невозможно.

"Он (Марк Фейгин – ред.) не сможет так быстро пройти в Лефортово", - сказала Светова.

При этом журналиста в тюрьме правозащитники обнаружили совершенно случайно.

Это произошло совершенно случайно. Мы пришли и увидели человека и увидели человека в тюремной одежде в камере, где нет ни телевизора ни холодильника… Я как понимаю, ему не дали сделать телефонный звонок, но так, как его задержало ФСБ и оно заинтересовано как можно дольше скрывать информацию о его задержании. На него оказывали психическое давление", - сказала правозащитница, отметив, что "Повлиять на российскую правоохранительную систему очень сложно. На нее можно влиять гласностью. Главное для власти сдержать его в изоляции. И потом он там будет месяцами сидеть. Ну как можно доказать шпионаж – это очень трудно".