СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!

"Циники"

Елена Тонкачева о правозащитной деятельности в Беларуси

Говорим с легендарной белорусской правозащитницей, изгнанной властями из страны и проживающей в Вильнюсе.

Елена Тонкачева:

"В авторитарных системах возникает высокая потребность в том, что изначально не встроено в систему государственного управления. Суды, адвокатура и т д в какой-то момент перестают выполнять свою основную функцию – восстановления нарушенных прав, особенно когда дело касается политических прав и свобод. Возникает потребность в другом роде и типе оказания помощи, в том числе правозащите.  Беларусь сегодня – то самое место, где эта деятельность востребована".

"Если человек не делает то, что считает для себя важным и нужным, то устойчивого действия нельзя получить. Это действие, которое возникает в определенных условиях, этим занимаются люди, которые выбирают для себя этот путь, и то, как они его проходят, связано с условиями и персональными ответами человека на вопрос о том, что он делает в этой жизни".

О грантах:

"Если смотреть на правозащитную деятельность в странах с устойчивой демократией, то у ряда организаций существует принцип: не работать за средства собственного правительства. Иначе возникает вопрос нейтральности и способности к критике. Правозащитник всегда находится в состоянии конфликта. В ситуации, когда второй стороной является государство, логично, что деятельность осуществляется из других ресурсов и резервов. Это распространенная и устойчивая практика".

О правозащитной деятельности при падении авторитарного режима:

"История недавнего прошлого показывает разные варианты развития ситуации. Возьмем Чехию. Вацлав Гавел, как только решил войти в прямую политику, должен был признать, что его правозащитные и диссидентские функции фактически заканчиваются. Польская "Солидарность", которая практически вся должна была уйти в правительственные органы и строительство нового государства, стояла перед выбором, потому что люди, которые олицетворяли правозащитную деятельность, определялись в сторону государственного управления. И они переставали быть правозащитниками. В этом смысле внутренняя конвенция такова: ты самопереопределяешься. Остаются люди, сохраняющие позицию критики любой власти. Серьезнее вопроса, чем самоопределение, я для нашей сферы деятельности не знаю".

О президентских выборах в Беларуси:

"В декабре 2010 года у нас были очередные выборы президента. Этот день закончился жестким немотивированным людей, которые собрались у здания правительства, чтобы сказать, что они не согласны с процедурой выборов. Было большое количество задержанных, чрезвычайно жесткие меры по отношению к людям.

Это был момент кризиса, когда за одну ночь мы собрали команду людей, которая пошла по судам, и нужно было понять, где находятся люди и что будет происходить в ближайшее время в отношении 700-1000 людей.

Тогда мы уже к утру смогли скооперироваться, распределить зоны ответственности. Мы собрали максимальное количество информации о задержанных и о тех, кто впоследствии подвергся уголовному преследованию. Книжка со всеми фамилиями, местами, действиями появилась, ее пытались убрать из печати, но ее успели увезти и распространить. Даже если мы не способны добиться справедливости, мы обязаны фиксировать факты. Иначе потом мы не будем иметь с чем работать".

О надзоре над университетами:

"Беларусь – это страна, в которой нет академических свобод. Когда мы говорим, что в университетах есть свободная критика, что это место осмысления, - это не так. На сегодняшний день за каждым университетом закреплен куратор из госбезопасности, и ректора их боятся".

"Если мы смотрим, к примеру, на альма-матер в сфере культуры, то художники могут отстраняться от преподавания, к примеру, за выступление с каким-либо городским проектом, как в свое время Михаил Гулин". 

Гости программы и спикеры:
Елена Тонкачева
Белорусская правозащитница, выдворенная в Литву

Поделиться:
Читать все
Читать все