СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!

"Деньги Блинова"

Владимир Шульмейстер: "Дело не только в отсутствии стратегии по инфраструктуре, а в отсутствии в принципе стратегии того, куда мы идем как страна"

Гостем главного экономического эфира стал бывший первый замминистра инфраструктуры, директор инфраструктурных программ Института будущего Владимир Шульмейстер. Он рассказал ведущему Андрею Блинову о собственном видении будущего инфраструктуры в Украине. Есть ли перспектива у Украины как у страны-транзитера? Может ли Украина стать частью «Шелклового пути»? Что будет с транспортным машиностроением?

Владимир Шульмейстер:

"Я человек, обладающий сильной логикой, и пытаюсь эту логику применять в тех сферах, которыми я занимаюсь, и это помогает. В инфраструктуре, работая внутри министерства, я обратил внимание, что отсутствует стратегия, связанная с тем, куда мы движемся. И дело не только в отсутствии стратегии по инфраструктуре, по транспорту, а в отсутствии в принципе стратегии того, куда мы идем как страна".

Андрей Блинов:

"Хочу спросить о стратегии транзита, где мы будем через 5 лет? Следует ли понимать, что вы сторонник сохранения транзитного статуса Украины?"

Владимир Шульмейстер:

"Нужно стараться быть в центре транзита. Это сейчас не получается, но определенные движения в этом направлении происходят. После 1991 года Украина не стала полярностью инфраструктурно независимой, она осталась москвоцентричной. Мы не перешли на киевоцентричность. Поезд из Киева на Одессу идет через Винницу. Мы практически отрезаны от северо-востока. У нас осталось направление — юг и запад. Это то, на что обращалось внимание после 2014 года. В этом году большие деньги инвестируются в проект, связанный со строительством хайвэя, который должен связать Польшу и украинские южные порты. В этом году два миллиарда вкладываются в этот проект из бюджета".

Андрей Блинов:

"Вы говорите о Ланцутсткой декларации, основная цель которой — развитие дороги вдоль границы бывшего Советского Союза с севера на юг. Ее цель — как раз минимизировать транзит через Беларусь и Украину, разве что договорившись с Украиной о транзите на порты одесской группы и на Молдову. Где выгода?"

Владимир Шульмейстер:

"К сожалению, из Украины в Украину грузопоток, может, и растет, а транзит не развит и не развивается. Задача правительства сделать регуляции, чтобы затянуть к нам транзитный поток. Это касается и конкуренции украинских и балтийских портов. Всякий раз, когда мы общаемся с белорусами, они говорят: «Дайте нам лучше ставки, мы поедем к вам»".

"Любой бизнесмен, который отправляет товар из точки А в точку Б, будет рассчитывать разные варианты, и экономическая составляющая — это только одна из них. Сюда входят и составляющие, связанные с рисками задержек, и с рисками, связанными с оформлением документов, с определенными проверками в портах. У нас заходят корабли в порты, их начинают проверять на предмет сточных вод. В 2015 году посчитали, сколько на этом зарабатывают «черные экологи» — 25 миллионов долларов в год уходит в карманы этих ребят, которые выколачивают взятки за то, чтобы запускать корабли в порты. В этом задача государства — это облегчит регулирование, обеспечить растормаживание".

Андрей Блинов:

"Возможно ли ставить всерьез вопрос о наращивании транзита, не имея мирных отношений с Российской Федерацией?"

Владимир Шульмейстер:

"Это сложно, но возможно. Один из вариантов — подключение Украины к «Шелковому пути». Да, через два парома".

"Весь «Шелковый путь» был выстроен, чтобы везти груз из Китая в ЕС. Что вести назад — это большая вопрос. Украине есть, что предложить. Это подсолнечное масло, зерновая группа. Нужно продвигать это и на уровне государства в программах, связанных с инфраструктурой. Если мы становимся частью коридора, то единый документ действует на всю траекторию. Все процедуры упрощены, и это все быстро происходит".

"На сегодня цена контейнера из Европы в Китай по нашему коридору стоит в два раза больше, чем по коридору через Россию. Это та зона развития, над которой мы должны работать. Чем больше паром загружен, тем ниже может быть себестоимость".

"Для европейцев важно наличие альтернативного канала. И для них, и для России важно не зависеть полностью от России. В случае, если все идет по одному каналу, то Россия может играть на этом даже коммерчески, взвинчивая цены".

Андрей Блинов:

"Как вы относитесь к итогам работы Войцеха Балчуна?"

Владимир Шульмейстер:

"Я его критиковал и пока он был руководителем УЗ. Он не пытался ничего изменить, делал какие-то косметические вещи, кардинально ничего не менялось. В случае с Балчуном эта кандидатура на входе согласовывалась с политиками, чьи интересы он защищал на этой должности. Он ни во что не влазил.

Должны быть профессионалы-назначенцы, в чьих приверженностях нет сомнений. Я не поддерживаю коллективные назначения. Отсутствия персональной ответственности — это большой минус любой комиссии по назначению. В этом случае это может быть премьер-министр. Сегодня у нас на всех крупных госпредприятиях и агентствах исполняющие обязанности. Это «Укрзалiзниця», «Укравтодор», АМПУ, «Укрпочта». Исполняющие обязанности — это управляемые люди, которые понимают, что в любой момент они могут слететь, поэтому они делают, то что им говорят".

"Когда человека ставят на позицию в крупную компанию, то он должен выходить на телевизор и говорить: «Я буду делать то-то, я приведу компанию к таким-то результатам». В случае, если этого не происходит, то нужно снимать и этого человека, и того, кто его назначил. В данном случае это премьер".

Андрей Блинов:

"Вы трижды проходили номинационный комитет. Какие три компании вы хотели возглавить?"

Владимир Шульмейстер:

"Я проходил конкурс на руководителя УЗ, осенью проходил конкурс на независимого директора «Нафтогаза», а также на наблюдательный совет УЗ. Я искал и не нашел приложения в крупных компаниях".

"Руководители госкомпаний получают рыночные зарплаты. Это касается УЗ, "Укрпочты" и АМПУ. Да, там очень большие зарплаты. Был сделан пряник, но не сделан кнут. Если человек получает такого уровня зарплату, но не борется с коррупцией, то таких людей нужно сажать в тюрьму, а не отпускать в Польшу".

"Когда Пивоварский ушел в отпуск, а я был исполняющим обязанности, тогда я собрал аппарат и предложил составить бумагу, отправить ее в Кабмин. С предложением увеличить зарплату в министерствах. Я говорил, что министр должен получать 400 тысяч гривен, а первый заместитель — 350.  Это отвечает цифрам, которые получают на Западе министры. Это таблетка от коррупции. Должна быть зарплата, которая позволяет людям, оперирующим миллиардами из денег налогоплательщиков принимать решения во благо страны".

Андрей Блинов:

"Начало войны в 2014 году фактически похоронило наше машиностроение. Рухнул «Азовобщемаш», не осталось тепловозного завода, который был в Луганске. У транспортного машиностроения в стране есть будущее?"

Владимир Шульмейстер:

"Все меньшее и меньшее. И с заключением контракта с General Electric, это будущее схлопывается на глазах. Те люди, которые подписывали контракт, у которых есть украинские паспорта, их нужно призывать к ответу. И Порошенко в том числе. Это уничтожение отрасли машиностроения. В Украинском институте будущего мы подсчитали эффект от того, что тепловозы будут завозиться, а не строиться здесь. В случае попытки локализации производства тепловозов в Украине мы столкнулись бы с тем, что двигатели некому производить. Вместо покупки одного нового, можно было бы три модернизировать".

Гости программы и спикеры:
Владимир Шульмейстер
Директор инфраструктурных программ Украинского института будущего, бывший первый заместитель министра инфраструктуры Украины

Поделиться:
Читать все
Читать все