СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!

"Вне контекста"

Нефть, которая нас изменила

Нефть и ее открытие принесло человечеству гораздо больше, чем можно себе представить. Рассуждаем о том, благо это или зло.

Повтор программы

Стенограмма эфира

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Итак, снова с вами Константин Дорошенко, но на этот раз с Алексеем Зараховичем. В эфире программа «Вне контекста».

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Да, и вот мы, как всегда, возьмем одну из новостей, изымем ее из новостного потока, из контекста, и собственно в ближайший час будем разбирать ее на составляющие, а потом собирать. Лишние детали неизбежны, но тут уж ничего не поделаешь.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Тема сегодняшней программы: «Нефть, которая нас изменила». Мы очень много говорим, очень часто произносим это слово нефть; на самом деле очень примитивно его воспринимают, только как некое топливо, которым можно торговать, которое можно продавать. И на самом деле нефть и открытие ее принесло человечеству гораздо больше, чем можно это представить на первый взгляд. Давайте послушаем историю, которую мы для вас приготовили и потом подумаем над этой темой вместе.

История 1: Расцвету китобойного промысла в 19 веке способствовали спрос на ворвань, китовый жир, использовавшийся для освещения домов и улиц, а также женская мода. Китовый ус шел на изготовление корсетов, головных уборов и зонтиков. Средний выход коммерческого уса с одного кита составлял не менее 6 тысяч долларов. Спасение для несчастных животных пришло с промышленной добычей нефти и ее производных. Дешевый керосин заменил китовый жир, а целлулоид стал доступной альтернативой китовому усу. Отныне китовый промысел пришел в упадок. Впрочем, в тавернах, где собирались списанные на берег моряки-китобои, по-прежнему горели лампы на китовом жире, а к многочисленным ругательствам добавилось неприличное слово целлулоид.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Добыча нефти вправду спасла китов, во всяком случае, они выжили, хотя сегодня есть китобойный промысел. Вот символичные слова моряка-китобоя 19 века, записанные в дневник незадолго до смерти: «Жил как дьявол и умираю проклятым».

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы знаете, нефть – тоже из понятий таких демонизированных. Давайте мы сегодня попросим наших слушателей ответить нам вот на какой вопрос: нефть для человечества – это благо или зло? Если вы считаете, что нефть – это благо, звоните нам по телефону 0800-50-49-01; если считаете, что нефть – это зло, звоните по телефону 0800-50-49-02. Также вы можете присылать нам смс на короткий номер 2435, и если эти смс будут по делу и если они не будут анонимными, то кое-что из этого мы будем зачитывать в эфире. Так вот нефть – это благо или зло? Ну рассуждая о том, благо или зло, нефть, можно сказать, на сегодняшний день нефть превратилась уже даже в некую категорию, в некое явление, которое вдохновляет деятелей искусства. Вот на нашем сайте – вернее, в «Фейсбуке» у нас анонсируют программу о нефти единственная, на мой взгляд, картина такого русского художника Никаса Сафронова, которая называется «Бог нефти». Когда-то мне пришлось побывать на его выставке, Сафронова. Он представляется как очень знаменитый замечательный художник, только выставки в основном у него почему-то в отелях проходят, а не в музеях.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Но в любом случае он знаменит.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы знаете, да, он знаменит, но впечатление – худшей живописи в жизни своей я не видел. И у меня было такое впечатление после этого, как будто я действительно выпил нефти и отравился, - очень сложно всё это было переварить. Но одна интересная работа у него есть: вот этот «Бог нефти» и эта работа, а также дружба Сафронова с нефтетрейдерами и другими замечательными людьми нашего времени привели к тому, что у него большое развернутое интервью взяло издание, Алексей, как вы думаете, под каким названием – «Нефть России».

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Так должно было быть.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот в издании «Нефть России» написали, - так пишут о картине: «…единственном в мире портрете бога нефти. В интерпретации Никоса Сафронова этот персонаж удивительно своеобразен: это добрый, грустный, задумчивый бог, дарующий пробудившим его от сна людям скрытую в глубинах земли великую энергию своего черного солнца». Кому интересно, посмотрите. Картина диковатая, но в самом деле впечатляющая. Кроме художников, нефть вдохновляет и современных музыкантов, поп-культуру, в частности вот в той стране, в которой нефти много, в одной из наших соседних стран, в России, несколько «музыкальных произведений» создано, посвященных нефти, одно из которых, созданное Комеди Клабом. Отрывок из него я предлагаю вам послушать, потому что это в самом деле впечатляюще:

- Ты меня любишь

- Я люблю нефть

- Я – это нефть

- Я люблю тебя.

- У меня есть газ

- Я люблю газ

- Ты же любишь нефть

- Я люблю нефть, нефть, газ, нефть, газ, нефть, газ, нефть-газ, я люблю Россию…

И дальше в подобном духе эта композиция продолжается. Таким образом, видите, нефть как бог нефти и как то, что можно любить, в самом деле, заняла очень серьезное место в современной культуре.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Ну сейчас в уши точно попало.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Как вам, кстати, «стихи»?

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Мощно, о чем речь?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Если есть нефть – я тоже забыл, очень тоже впечатлился, ну в общем… А, пока в России…

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Ну тут всё дело в «музыке»: просто музыкальная тема настолько яркая, что просто слова – как-то они на второй план уходят.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий:

Пока в России есть нефть, в Милане есть я.

Если в Милане есть я, значит, в России есть нефть.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Получилось. Знаете, мне кажется, что этот разговор сегодняшний в любом случае окликает следующее: как минимум разговор о том, что вообще такое энергия, да? Энергия. Они – энергии; вообще энергия нас окружает; мы, собственно, купаемся в энергии. Иногда мы сами способны становиться источниками энергии или хотя бы ретрансляторами. Чаще всего, впрочем, идет работа на прием, на поглощение, - то есть никакого энергетического обмена с миром. Ну это я к тому, что это вообще из вечного или извечного вопроса о гармонии: о жизни как таковой.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да, с другой стороны вот такое большое количество неких ресурсов – оно же создает иллюзию, действительно иллюзию богатства, потому что ресурсы исчерпаемы. И в той ироничной музыкальной композиции, которую мы прослушали, заложен изрядный момент иронии, в чем-то может быть даже и трагичный. Вот я хочу вспомнить интервью в 2002 году, которое одному из украинских изданий дала Валерия Новодворская, которая в частности сказала вот что: «Я мечтаю об одном: чтобы высохли нефть и газ, может быть, тогда мы начали бы работать, не рассчитывая на то, что можно просто торговать сырьем». Она говорила тогда о России. В самом деле, слишком большое количество той или иной энергии – оно, наверное, развращает: оно действительно не дает возможности развиваться, не дает возможности каким-то образом искать новые пути или то, что в конце концов так любят обозначать словом инновацией.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Ну безусловно. Если говорить об Украине, то я не устаю радоваться, что, скажем так, у нас есть запасы, но вот минимальные запасы. К великому счастью для Украины, здесь не обнаружились огромные запасы нефти, газа или еще чего-то, потому что у нас «доброжелателей» было ну просто… Они и так есть – да? – а их бы стало в разы больше. Вот поблагодарим создателя, что  у нас не очень много ресурсов.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И опять же, соглашаясь с Новодворской, и с вами я соглашусь в данном случае, потому что людям только кажется, что большие запасы нефти – это залог процветания. Возьмем историю с Ливией, да? Ливия действительно долгое время с точки зрения качества жизни людей, с точки зрения комфорта была стороной для многих процветающей: бесплатное образование, бесплатная медицина – в общем, обеспеченность как бы бытовая была комфортной. Другое дело, что там были большие проблемы с правами и свободами; но, казалось бы, если человека полностью накормить, как говорится, от пуза, так зачем ему и свободы. Ну смотрите в общем: тот режим, который на нефти был построен Муаммаром  Каддафи, его Ливийская Джамахирия, его вот вся социальная доктрина, всё его будто бы справедливое общество закончилось невероятной трагедией и для Ливии, ну а собственно для Каддафи просто чудовищной смертью. А то, что очень долго происходит на Ближнем Востоке, десятилетиями, а если мы возьмем территорию Афганистана, так и столетиями, тоже заставляет задумываться о том, что большие запасы каких-то залежей ископаемых не всегда выигрыш в лотерею. Прервемся ненадолго и продолжим после перерыва.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На волне Вестей, радио новостей и мнений, мы продолжаем спецпроект, который называется «Нефть, которая нас изменила», и предлагаем вам ответить на вопрос: нефть, по-вашему, - это благо для человечества или зло? Если благо, звоните нам по телефону 0800-50-49-01; если зло – по телефону 0800-50-49-02. У нас же для вас припасена еще одна история.

История 2: Ночью 31 июля 1853 года во львовском госпитале хирург Заорский проводил операцию по удалению аппендикса. Случай был простым, одно было необычно: освещение: ни свечи как раньше, а первая в мире керосиновая лампа, изготовленная местным жестянщиком Адамом Братковским. Операция прошла успешно, а словоохотливый доктор налево и направо расхваливал волшебную лампу. Вскоре подобные лампы украсят Вену, отчего и будут названы венскими. А еще через несколько лет начнется промышленная добыча нефти ради получения керосина. Увы, жестянщик Адам Братковский не догадался запатентовать свое изобретение и до конца своих дней зарабатывал на жизнь тем, что чинил придуманные им венские лампы.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Собственно нефть с древних времен использовалась в медицинских целях; горное масло – вот как его называли: нефть хорошо заживляла раны. А вот что до 31 июля 1853 года, когда вот была проведена эта операция при искусственном освещении керосиновой лампой, и в лампе был, к слову, керосин, полученный нашим соотечественником Игнатием Лукасевичем, так вот следует помнить, что многие историки именно этот день, 31 июля 1853 года, считают днем рождения нефтяного и газового промысла.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот кстати, эта тема о том, что нефть использовалась как заживляющее средство, - она сейчас внедрена даже маркетологами в рекламу, в России, как известно. А кроме всего прочего, есть водка, которая называется «Нефть», и вот в рекламном ролике…

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Она заживляет печень…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: …этого продукта, ну человек просто – он, по-моему, рану или что-то там намазывает, поливает водкой – спирт же тоже заживляет, а это оказывается нефть. В общем, обыгрывается это все с разных сторон. Давайте посмотрим, что нам читатели наши пишут: они достаточно философски настроены. Виктор из Броваров пишет: «Нефть – суперблаго, а зло – хозяева нефтевышек». Олег из Днепра нам пишет, что нефть – это кровь земли. А Александр из Днепропетровска пишет так: «Перефразируя Бальзака, нефть нужна для того, чтобы без нее обходиться». Тут мы, кстати, выходим на такой поворот: да, что очень часто некие ресурсы существуют для того, чтобы научится обходиться без них. Неоднократно мы и в нашей студии, и вообще сейчас в средствах массовой информации обсуждается тема энергетической безопасности. То есть умение обходиться без того или иного продукта, который даёт энергию.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Ну вот смотрите: тут же не только дело в энергии. Вот есть источник энергии – да? – хорошо, поскольку снимается множество проблем и забот; можно жить долго и счастливо, пока этот собственно источник энергии есть. Но здесь же и ловушка, о чем мы говорим: человек теряет страх, утрачивает бдительность; на одной чаше весов развитая цивилизация, но другой – абсолютная уязвимость, осознаваемая, увы, слишком поздно. Вот пока есть источник энергии, из него будут пить до последней капли. И тут дело не только в психологии человека, но и в логике цивилизации, созданной этим самым источником энергии: вещи, технологии обретают право голоса – они, а уже не человек диктует логику происходящего, предметы, а не люди. И так было собственно, и так, видимо, и будет.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: С другой стороны, обладание нефтью и невероятность богатства и привязанная к экономике, вообще вот к энергоресурсам, экономика, привязка ее, – это тоже игра довольно опасная. Вспомните времена, когда произошел колоссальный спад: то, что было названо потом временем застоя; упадок советской экономики – она во многом была привязана тоже к энергоносителям, она во многом строилась на цене на нефть. И многолетняя конкуренция политическая, экономическая, военная Соединенных Штатов Америки и Советского союза во многом закончилась после того, как Рональду Рейгану удалось договориться с крупными ближневосточными государствами, поставщиками нефти, о резком и жестком снижении цен на нефть. Это оказалось таким сильным ударом по советской экономике, что недолго она выдержала после этого.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Ну это одна из гипотез распада, одна из гипотез.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Естественно это не главная и не единственная, но это одна…

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Может быть, одна из главных, но и, безусловно, не единственная. А вообще вот самый главный вопрос цивилизации, выращенной на нефти - да? – насколько этого вещества хватит. А так как запасов нефти, во всяком случае, на ближайшие десятилетия хватает, то вопрос задается ну как бы всерьез. На самом деле работает формула: после нас хоть потоп. Да и как по-другому? Дело ведь, как уже говорилось, не только в топливе: нас окружают изделия из нефти, мы по сути живем внутри нефти: пьем из пластика, носим пластик и, как некоторые уверяют, пластик едим. Вот как от всего этого?..

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Очень может быть, очень может быть.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: А как от всего этого отказаться? Это всё равно, что есть колбасу и сетовать по поводу убиенных животных.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Кстати, вот Вика из Днепропетровской области, Алексей, задала нам вопрос, в которой, может быть, вы компетентней, чем я. Она спрашивает: «Нефть произошла из животных и людей, умерших при потопе?»

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: А там много версий. Вообще на самом деле никто всерьез, то есть столько гипотез происхождения нефти – их очень много на самом деле. Есть такие вот внятные, ну как бы всеобщие, да? Но они к чему-то уже переосмысляются и как бы возникают новые – ну непонятно: то ли это действительно печальные динозавры, которые вымерли, - их было много, а вся остальная живность, то ли еще что-то – поди разбери.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Может быть, действительно не принципиально, откуда берется нефть. Я думаю, что знание об этом мало чего добавит.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Или вот, простите, как нам написали: кровь земли – это в общем-то, не просто образ, а такая вполне, вполне естественное движение мысли, потому что и земля живая, и мир живой, почему бы собственно нефть не воспринимать таким образом.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Образ достаточно яркий. Между тем, если не увлекаться поэтичными подходами, то я могу вам рекомендовать достаточно интересную книжку, недавно переведенную на русский язык, - она называется «Добыча: Всемирная история борьбы за нефть, деньги и власть» автора, - фамилия Ерген. Это западный исследователь; там очень интересная дана хронология. И вот эта история нефти в самом деле, история борьбы за нефть, а по ней действительно можно составить совершенно иной взгляд на всю новейшую историю. Каждый исследователь, который придумает некую теорию, - этим грешил и любимый многими Лев Гумилёв, - он, конечно, в той или иной степени подтасовывает исторические факты под свою теорию; но такой взгляд на новейшую историю человечества через историю собственно потребления нефти и борьбы за нее, - он тоже очень интересен. И здесь можно встретить невероятное количество фамилий, отнюдь не только рокфеллеров и фордов, но и Гитлера, Ленина…

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: А почему только, собственно говоря, нефть? Вот смотрите: вообще новый источник энергии – новая цивилизация, по большому счету. Вот мы говорим об этносах, религиях, идеях, рассуждаем о той или иной эпохе и при этом забываем о важном: а за счет чего складывалась и распадалась та или иная империя? Вот в буквальном смысле: за чей счет банкет? Что за источник энергии, не только питавший, но по сути формировавший ту или иную реальность? Это могла быть энергия рабского труда, например, возводившая здания американской демократии; или это могла быть энергия ветра, надувавшая паруса, когда была, собственно говоря, эпоха таких и ветреных, и ветряных людей и ветряных мельниц. Это тогда же платье, делавшее женщин похожими на бригантины или фрегаты; это романтика еще до эпохи романтизма, и сам романтизм с героем, который появляется как бы из неоткуда: из какой-то загадочной, неведомой страны и так далее. Иными словами, энергия ветра, подобно стеклодуву, выдувала идеи, смыслы собственно человека нового времени. Так было всегда: и когда солнце было Богом, и когда человек впервые расщепил атом. Поэтому, мне кажется, не просто источник энергии, но источник перемен. Ну и конечно же, конечно же, территории испытаний – испытание на прочность.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Если продолжать вашу мысль, то можно предположить себе, что на смену экономически-исторической теории Маркса и Энгельса о том, что движет историей, может прийти действительно новый взгляд, который будет смотреть на человеческую историю не через какие-то формации экономические, а собственно через энергоносители. Это довольно интересная мысль. Но нам нужно сейчас прерваться с вами на вести и потом продолжим этот разговор.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На волне Вестей, радио новостей и мнений, мы продолжаем с вами говорить о нефти, которая нас изменила, и вообще об энергии, об энергетических ресурсах. И напоминаю, что мы просим вас ответить нам на вопрос: нефть, по-вашему, - это благо или зло? Если вы считаете, что нефть – это благо, звоните нам по телефону 0800-50-49-01; если вы считаете, что зло, звоните нам по телефону 0800-50-49-02. Кстати, Алексей, я действительно еще раз должен повторить, что очень философски настроены наши слушатели, потому что только 40 процентов позвонивших на данный момент считают, что нефть – это благо; а 60 – считают, что зло. Посмотрим, изменится ли мнение после нашей следующей истории.

История 3: Как могло получиться в 1971 году, что Великобритания согласилась предоставить независимость землям, ныне составляющим Объединенные Арабские Эмираты, остается загадкой. Сами жители соединенного королевства объясняют это уважением демократических принципов и свобод, но есть и другое мнение: причиной всему нефть, точнее, умение ею распорядиться. Именно иностранные инвесторы вынудили Великобританию отказаться от земель, которые сами англичане называли «Берегом пиратов». С тех пор Эмираты превратились в богатейшее государство, где по статистике каждый пятый – миллионер. А ведь все эти деньги могли принадлежать подданным ее величества. Что до арабов, то им бы гарантировалось пусть не самая высокооплачиваемая, но зато стабильная работа.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Вот как подумаешь, сколько голов полетело в Великобритании: проглядеть, упустить такое богатство, - наверное, десятка два реальных Джеймсов Бондов были переквалифицированы в регулировщики.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну и вправду, но с другой стороны опять же, не нужно недооценивать те национально-освободительные движения. Тогда, когда действительно разваливалась Британская империя, у них столько бы всяких сложностей и проблем, и в Индии, и на других территориях, что может уже было и не до обедненных Арабских Эмиратов будущих. Так или иначе, я считаю, что это положение вещей справедливо, потому что гораздо хуже, когда те или иные империи продолжают тем или иным образом контролировать и шантажировать территории, которые раньше им принадлежали. Ну если вспомним опять же историю нефти, британские и американские компании в свое время как раз тем же арабским государствам или монархиям арабским они навязывали свои концессии и выкупали месторождения. Очень долго это были находящиеся на территории того же Ирана нефтяные скважины, они фактически принадлежали зарубежным владельцам. Ну допустим, в свое время отменил эти договоренности еще в 20-х годах Шах  Моххамед Реза Пехлеви, который хоть и был свергнут с престола исламской революцией, все-таки тем, что он вернул нефть в национальную собственность, во многом обеспечил богатство и обеспеченность сегодняшнего Ирана.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Ну вот понимаете, мне кажется, все-таки не стоит забывать, что энергия, а нефть, так или иначе, - это источник энергии – да? – это философская категория, энергия, и главный спор о её материальности или нематериальности. Так или иначе, вот мы сегодня задаем вопрос, и он вокруг этого вращается. Вот материален источник энергии, материальна реальность, создаваемая энергией, - остается зазор. Вот этот зазор по сути и есть энергией. Иными словами, ну скажем так, материален кулак, материален фингал под глазом и даже можно измерить силу удара, но вот вопрос остается, а что такое энергия: источник силы или ее последствие? Потому мы и говорим: источник энергии, - рассуждая, например, о нефти; или говорим: энергия солнца, воды, - опять же, подразумевая источник энергии. Мы не можем воспользоваться, - мне кажется, это очень важно понимать, - мы не можем воспользоваться энергией солнца напрямую, не преобразовывая ее: то ли это, допустим, механизм самой природы – да? – как природа преобразовывает энергию солнца, фотосинтез, то ли, например, солнечная батарея или еще что-нибудь, да? То же самое касается воды, то же самое касается нефти: мы не умеем и не можем напрямую использовать энергию нефти – мы должны ее преобразовывать. Если уж…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Фактически вы говорите о том, что всякая природная энергия становится доступной нам только в результате переработки.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Безусловно. И вот здесь, если уже вообще говорить всерьез, продвигая философскую историю дальше, то же самое ведь касается высшего начала: мы не можем напрямую воспринимать высший закон, скажем так, высшую речь, а только адаптированную, преобразованную в понятные нам знаки и символы. Вот так выдвигается в истории фигура пророка, поэта, произносящего многоуровневый текст. Снаружи это понятийная история, а внутри – как будто по проводам движется энергия, не имеющая прямого словесного эквивалента.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Так или иначе ресурсы, безусловно, владение ресурсами – это путь не только к богатству, но и к власти. Во второй половине 20 века появился такой термин как ресурсная дипломатия, потому что как раз вот ограничение поставок к нефти или какие-то эмбарго – они могут действительно привести к жесточайшим катастрофическим неожиданным, каким-то совершенно обвальным результатам в той или иной экономике. И тут вот нам написала смс Елена из Харькова, она пишет: «Сначала нефть была двигателем, но теперь стала тормозом прогресса и инструментом власти. Самое страшное, это ощущение, что она не закончится никогда». Не знаю, есть наоборот другие, Елена, прогнозы о том, что ресурсы исчерпаемы и что нефть рано или поздно закончится. В одном я с вами соглашусь, и об этом говорят все экономисты современные и геополитики, что для стран, которые имеют запасы нефти, на самом деле нефть – это и богатство, и слабость одновременно.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Ну вот тут вот вообще возникает опять же еще одна история. Вот смотрите: человечество всегда ищет кротчайший путь, то есть исповедует логику наивной геометрии, линейной геометрии. И подтверждением – точнее, иллюзией, что такой путь возможен, является обретение даровой энергии: источник энергии, позволяющий решить всё здесь и сейчас, - и все опять же какое-то время довольны. Так происходило и пока еще происходит с нефтью. Вот как говорил Менделеев: «Сжигать нефть – это всё равно что топить петь ассигновками», - собственно это и есть пример кратчайшего пути – пути под линейку. Хотя в природе, в природе в общем-то вообще кратчайшего пути не существует. Вот есть другой пример, не кратчайший путь, но единственная возможность. Скажем так, путь молнии: молния движется как бы хаотично и никак не по прямой, но в итоге это и есть единственный, а значит кротчайший путь. Когда-нибудь мы догадаемся, что энергия, скрытая в нефти, не сопоставимо больше той, что получается при ее сгорании. Жаль только, да, жаль только, что к тому времени для нас это будет чисто теоретическое знание.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну вот очень интересно, как вот эта энергия, о которой вы говорите, энергия нефти, энергия земли - она действительно каким-то образом определенными силами апроприируется и превращается в энергию власти или в иллюзию энергии власти. Даже та определенная самоуверенность, которая существует в государствах, обладающих нефтью; определенное бахвальство, с которым мне приходилось сталкиваться отнюдь не только в российском обществе, - оно в достаточной степени наивно. Ну потому что, согласитесь, в отличии от объединенных Арабских Эмиратов, ни в России, ни в Азербайджане, ни в Казахстане нет такой статистики, что каждый пятый гражданин этой страны миллионер. Однако каждый гражданин этих стран преисполнен гордости и уверенности…

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: А может быть, преисполнен ожидания?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Или какого-нибудь ожидания. Здесь тоже к этой теме обращались и в искусстве современном в том числе. Есть такой достаточно популярный российский художник, автор таких лубково-гротескных работ Вася Ложкин. У него есть очень забавные, потешные работы, которые называются «Газ-батюшка и нефть-матушка», я рекомендую тоже вам поискать их в Интернете, - весьма выразительная вещь. Но давайте все-таки, Алексей, вы же у нас любите поэзию. Я хочу перед тем, как мы уйдем на рекламу, чтобы вы послушали песню моей любимой российской группы, которая называется «Краденое солнце», а песня – она так и называется «Нефть»:

В который раз одно с другим сольется

Мой рабский труд её ценой

И вечно

За ней иду - она бесчеловечна

Нефть

Течет д(г)авно по трубам

Нефть

Как из ведра

Нефть

Черней ночей подруга

Нефть

А не вода

Нефть (повтор последнего куплета). На фоне  повтора Жириновский: «Большинство людей живет в жизни по поговорке: и рыбку съесть, и на х.. сесть, - вот эта вся история гнусной…всего человечества…кругом грязь, обман, ложь, и в этом говне…»

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: «Нефть, которая нас изменила», такова тема сегодняшней нашей беседы на Радио Вести, радио новостей и мнений. И напомню вам, что у вас осталось совсем немного времени для того, чтобы, если вы этого хотите, ответить нам на вопрос: нефть – это благо или зло? Если вы считаете что благо, звоните нам, пожалуйста, по телефону 0800504901; если зло – по телефону 0800504902. Тем временем послушаем ещё одну историю.

История 4: «Чей танк горит: наш, или немецкий?» – спорили в окопах солдаты, глядя на далёкое зарево. Чтобы выиграть спор, требовалось немного наблюдательности. Советский дымил солярой, а над горящим немецким танком стояло только бездымное пламя. После того, как Румыния присоединилась к антигитлеровской коалиции, Германия лишилась доступа к дешёвой нефти. Пришлось немецким химикам искать заменитель. Так появился эрзац-бензин,  на основе каменного угля. С тех пор в мире прошли сотни войн и вооружённых конфликтов, прямо или косвенно связанных с борьбой за нефть, в результате которых погибли миллионы людей. Так что впору спорить не о том, «чей танк горит», а о том, кто первый закончится – Человечество или Нефть.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Вот, кстати, горючесть нефти и качество, которое с древнейших времён использовалось в военных целях, - один «греческий огонь» чего стоит… К слову, неизвестен рецепт и по сей день этого вещества, только несколько ингредиентов мы знаем: нефть, селитра, известь. И установка с «греческим огнём» представляла собой медную трубу, сифон, через который с грохотом извергалась жидкая смесь. Вот описание, как это всё происходило, -  очевидца описание: «Такова природа греческого огня: его снаряд огромен, как сосуд для уксуса, и хвост, тянущийся позади, похож на гигантское копьё; полет его сопровождался страшным шумом, подобным грому небесному; греческий огонь в воздухе был подобен дракону, летящему в небе. От него исходил такой яркий свет, что казалось, над лагерем взошло солнце. Причиной тому были огромные огненные массы и блеск, заключённый в него».

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но самые склонные к вульгаризации, к простым ответам ученые, даже сложно их так назвать, - они уже заведомо решили, что вот этот «греческий огонь» - это нефть и была, но действительно доказать это совершенно невозможно. Правда то, о чём вы говорите, заставляет задуматься, что очень многие открытия человеческие начинались как раз с желания людей научится ещё более эффективно уничтожать других людей. Мы действительно военной отрасли обязаны огромным количеством открытий.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Вы знаете, винить нефть, как, собственно говоря, и другие источники энергии в войнах, некорректно. С таким же успехом можно обвинять и солнце, и воду, и ветер, и так далее.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Совершенно согласен!

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Иное дело, что у каждой энергии есть своя специфика. Скажем, цивилизация, движимая ветром, – она поднимала паруса; скажем, нефтяная цивилизация уже поднимает авиацию ракет, да? Здесь все-таки впору говорить не столько об источниках энергии, сколько о логике развития человеческого сообщества, – трактования энергии как силы, а о самой человеческой истории, как череды неизбежных и необходимых конфликтов. То есть перед нами обычное лукавство человеков: канючить источник новой энергии под предлогом мира, созидания, освобождения от рабства, освобождения от тяжёлого труда и прочее. В итоге, как мы знаем, – ни мира, ни освобождения. Если уже говорить о нефти, то мы и вправду не знаем потенциала этого вещества. Может быть, сжигая нефть, мы высвободили таких бесов, такие силы, которые и стали движущей энергией двух мировых войн и сотен конфликтов всего за каких-то 150 лет.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Конечно, энергии винить и демонизировать – это, по меньшей мере, наивно. И здесь я соглашусь с нашей слушательницей из Харькова Ларисой, которая нам гипотетический вопрос задаёт: «А человечество для планеты Земля – это благо, или зло? Из этого ряда и вопрос в эфире», – пишет она. Не совсем, конечно, можно сравнить нефть и человечество, уж слишком это абстрактный взгляд; другое дело, мы всё равно, Лариса, мыслим с точки зрения человечества, хотим мы этого или не хотим: мы не можем мыслить и посмотреть на мир с точки зрения нефти…

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Но догадаться об ответе можно. Нефть бы сказала, что мы, безусловно, не есть благо.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Безусловно. Но в данном случае сказала бы что-нибудь нефть или нет, есть о чём задуматься: насколько человечество в состоянии осознать свою зловредность для самих себя. Вы говорите фразу о неизбежных конфликтах. Может быть, на каком-то…

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Нет, это не я говорю, это так, собственно говоря, пишется история, так мыслится, - это такова логика цивилизации. Это абсурдная логика, это нелепая логика, это ненормальная, скажем, логика, но тем не менее так всё выстраивается. Мы в контексте источника энергии именно так и понимаем, а как иначе?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну вот, может быть, понимаете, даже как бы мы к этому не относились с точки зрения этики, с точки зрения эмоций, неправильная логика, но она существует так или иначе. А вот над чем стоило бы работать, хотя это тоже может быть утопично: это о том, что может быть найти некий ключ в будущем избегать конфликтов и не сваливаться каждый раз, дойдя до какого-то этапа, в общее неандертальское состояние.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Хотелось бы, но, увы, это как пожелания, что что-то вроде новогоднего пожелания.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Может быть, людям, если стратегически подумать: не утопически, как вот когда нам рассказывали про коммунизм, или как нам Фукуяма про конец истории книжки писал, а подумать действительно стратегически, на будущее. Наверное, человечеству в самом деле работать в первую очередь нужно над собой.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Ну вот смотрите: 155 лет назад началась промышленная добыча нефти – да? – вот почему мы собственно о нефти-то и говорим сегодня. То есть можно говорить не только о новой странице в истории человечества, но, по сути, о новой цивилизации, нефтяной, да? Новый источник энергии – новая реальность. Но вот что любопытно, спустя несколько лет после того, как города Европы осветились керосиновыми лампами, появилась электрическая лампочка Эдисона. То есть у человечества был выбор не между керосиновой лампой и электрической лампой, скажем так, а выбор пути. Выбор, как мы помним, не получился. Улицы в итоге осветились электрическими лампами, а по улицам поехали автомобили, заправленные сперва керосином, потом бензином. Потом пройдёт немного времени и начнётся эра атомной энергетики, что никак не отразится на добычи нефти. Её будут добывать всё больше и больше. Мне думается, что во всей этой 150-летней истории прячется главное слово – жадность: всё время – мало. Если вообразить, что вдруг сейчас обнаружится ещё один источник энергии, то он просто добавится к уже существующим и снова не хватит.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Так ведь уже и говорят много раз неоднократно о том, что действительно существуют другие источники энергии. Уже придумали и автомобили на солнечных батареях, и очень много чего ещё. Но Вы знаете, Алексей, тут вопрос не только в жадности, что нам нужны все источники энергии, тут вопрос в том, что слишком большие деньги на энергии, энергоносителях, колоссальные в планетарном масштабе деньги проворачиваются, - чтобы от этого люди могли отказаться… Известно, сколько человечество ни борется с наркоманией, с торговлей людьми, сколько ни пытаются контролировать торговлю оружием, это всё равно так или иначе всплывает, потому что это колоссальные денежные потоки. И жадность, не жадность, но это нужно, наверное…

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Я не совсем понимаю, каким образом слово «жадность» противоречит тому, что сейчас происходит.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но нужно быть Святым Франциском, чтобы взять и отказаться от  подобных возможностей. Вы можете себе представить людей, которым принадлежат действительно нефтяные какие-то разработки и которые вдруг ни с того, ни с сего, как Святой Франциск Ассизский, откажутся от этого наследства и пойдут босиком по дорогам?

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Мне кажется, не только дело в тех людях, которые владеют, как вы говорите, денежными потоками. Всё-таки дело в большинстве, не скажу, пользователей, мы просто действительно привыкаем, мы принимаем мир как данность: мы не представляем себе, что можно жить как-то иначе, жить как-то по-другому, - вот в этом, пожалуй, всё дело.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Так это, может быть, не только жадность, это еще и лень. Если хотите, лень эмоциональная, лень интеллектуальная: людям вовсе не хочется думать о том, что что-то чем-то можно заменить, можно бесконечно использовать одно и тоже. Тут оба порока имеют место: и жадность, и лень.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Ну а что там пишут – вернее, какой у нас результат голосования?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А результат голосования у нас таков: 47 процентов позвонивших в студию считают всё же, что нефть – это благо, а 53 считают, что это зло, что нефть – это зло.

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: А наверное, как бы и ответа нет по сути дела, потому что мы действительно сидим, окруженные пластиковыми вещами, изделиями из нефти, и как бы мы не рассуждали, наверное всё-таки вопрос и ответ в нас самих. Вообще, кто или что кончится первым: человечество, или нефть? Вот для меня ответ неочевиден: одни говорят, что нефти осталось на несколько десятилетий, другие – на несколько столетий. Для нас, человеков, несколько столетий - это много, а вот для нефти, которая формировалась многие миллионы лет, это чепуха. Время работает не на нас, время просто работает. Вот я вспоминаю Мандельштама:

     Холодок щекочет темя,

 

     И нельзя признаться вдруг, -

 

     И меня срезает время,

 

     Как скосило твой каблук.

 

     Жизнь себя перемогает,

 

     Понемногу тает звук,

 

     Все чего-то не хватает,

 

     Что-то вспомнить недосуг.

 

     А ведь раньше лучше было,

 

     И, пожалуй, не сравнишь,

 

     Как ты прежде шелестела,

 

     Кровь, как нынче шелестишь.

 

     Видно, даром не проходит

 

     Шевеленье этих губ,

 

     И вершина колобродит,

 

     Обреченная на сруб.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Остается отнестись ко всему этому поэтически. Может быть, Алексей, это и вправду выход из любой ситуации?

Алексей ЗАРАХОВИЧ, ведущий: Хм… До встречи.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: До встречи.


Поделиться:
Читать все
Читать все