СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Не одна я поддержала Майдан"

Максимум мнений с Сакеном Аймурзаевым"Американцы готовы добраться до самого российского верха"

Итоги дня, беседа со слушателями и разговор со знаменитой актрисой о том, каково быть "национал-предателем"

20 часов 3 минуты и 22 секунды в Киеве. Вы слушаете радио «Вести». Мы вещаем в Киеве на частоте 104,6 FM, а также нас можно слушать на нашем сайте radio.vesti-ukr.com и писать в «Твиттер», аккаунт vestiradio.

У микрофона Сакен Аймурзаев, извините, забыл представиться, с нашим огромным количеством связи. Мы поговорим с вами в ближайший час о разных событиях. Я буду разговаривать с вами сегодня. Обещаю включить телефон больше, не так, как в предыдущие эфиры. Вы сможете высказаться.

В первые 15 минут поговорим о санкциях, которые вводят Соединенные Штаты против России, против высших должностных лиц Российской Федерации.

Во вторых 15 минутах опять вернемся к Юлии Тимошенко, к её президентским планам.

После половины часа, я надеюсь, такой сюрприз для вас сделать. Хочу связаться с народной артисткой России Лией Ахеджаковой, которая в последнее время занимает очень жесткую и честную позицию, на мой взгляд, в отношении событий в Украине.

Вы слушаете эфир Сакена Аймурзаева. Сейчас будем обсуждать Америку. Начнем с новости сегодняшнего вечера, в Америке был день, когда всё это пришло к нам. Барак Обама выступил с очередным заявлением по ситуации в Украине. Спустя несколько часов после того, как Государственная Дума России приняла закон о вступлении Крыма в состав России, американский лидер обратился к нации, к миру и объявил о новых санкциях. Давайте послушаем президента Соединенных Штатов:

«Россия приняла решение, которое отвергло всё мировое сообщество и правительство Украины. Из-за этих решений Соединенные Штаты вводят дополнительные санкции. Они основаны на указе, который я подписал в ответ на российскую интервенцию Украины. Мы распространяем санкции на большее количество официальных лиц российского правительства. Также мы сегодня вводим ряда других лиц, которые представляют материальную помощь российским лидерам».

Надо сказать, что список этих людей, граждан России, вот этих российских чиновников против которых объявлены санкции, весьма внушителен. Это, пожалуй, самое серьезное решение Соединенных Штатов, поскольку в этом списке находятся два высших должностных лица Российской Федерации, вернее один, Сергей Нарышкин, председатель Государственной Думы. До этого европейским санкциям была подвергнута Валентина Матвиенко, председатель Совета Федерации, второе должностное лицо в России. Таким образом, из высшего российского руководства по совокупности санкции не объявлены только в отношении президента и премьер-министра России, Владимира Путина и Дмитрия Медведева, соответственно.

В этом списке людей, которые обвиняются в дестабилизации ситуации в Украине, в этом кризисе, который мы все переживаем, не то, что наблюдаем, также находятся ближайшие друзья Владимира Путина. Андрей Фурсенко, бывший министр образования Российской Федерации, в этом списке Борис и Аркадий Ротенберги, который дружат с Владимиром Путиным еще дополитического его прошлого, когда он работал в питерской мэрии, был питерским чиновником.

Эти люди еще из того путинского времени 90-х годов. Геннадий Тимченко, бизнесмен, нефтетрейдер, ближайший друг Владимира Путина, который уже полтора десятилетия занимается одним из самых выгодных бизнесов в России, зарабатывает на экспорте нефти. Входит Владимир Якунин, глава Российских железных дорог, один из самых влиятельных чиновников российской системы. Входит Владимир Железняк, вице-спикер Российской Госдумы, патриот, патриот демонстративный. Человек, который неоднократно выступал с серьезными заявлениями в отношении будущего российского величия.

Сейчас мы обсудим эти решения администрации президента Барака Обамы с Николаем Злобиным, политологом, живущим и работающим в Вашингтоне, президентом Центра глобальных интересов, там же в Вашингтоне. Добрый вечер, Николай Васильевич, у вас добрый день.

Н: Добрый вечер вам.

С: Мы сейчас говорим о санкциях, которых объявил Барак Обама, какое-то невероятное количество лично близких Владимиру Путину людей, теперь это уже всё по-серьезному, или это еще пока только заявления?

Н: Думаю, что это заявление о намерениях, более серьезное, чем было пару дней назад, когда была первая волна персональных санкций. Сегодня американцы хотят показать, насколько я понимаю, что они готовы добраться до самого российского верха, до самых близких президенту Путину людей и ограничить их персональные возможности. Это, скорее, такой политический сигнал, который дается России. Я бы обратил внимание, что пока никаких особых экономических санкций принято не было, а они могли бы быть гораздо серьезнее.

С: Что могло бы грозить этой двадцатке, в которую входят глава администрации Нарышкин, высший эшелон российской власти. Что им грозит?

Н: Насколько я понимаю у большинства у них нет или не должно быть имущества в Соединенных Штатах. Наложить на что-то свой запрет американцы не могут. Отказать в визе американцы им могут и без объявления санкций.

Я думаю, что это, скорее всего сигнал, повторюсь. Американцы рассчитываю, что в России поймут серьезность намерений. Дело не в том, что им грозит, а дело в том, что американцы готовы включать в этот список самых высоких политических руководителей.

С: Если говорить о банке «Россия», который тоже оказался в этом списке. Им руководит Юрий Ковальчук, такой одиозный банк. Поясню нашим украинским слушателям, вокруг него много слухов и разговоров о том, что это своеобразный личный банк ближайших друзей Владимира Путина. Что грозит банку? Если граждане не могут ездить в Соединенные Штаты, если не имеют там имущества. Банк – это какие-то ограничения серьезные?

Н: Для банка все серьезнее, это может быть исключения банка из глобальных финансовых потоков, исключение банка из международных финансовых организаций, в которых участвую российские банки, наложения запрета на транзакции, в том числе с национальными валютами западных стран, в данном случае долларами и т.д. В принципе, это попытка вывести банк из бизнеса, поэтому это ни сколько удар по экономической российской системе, что многие ожидали еще несколько дней назад, и потенциально такой удар может быть нанесен, если на самом деле американцы на это решатся. Это, скорее, очередной, сигнал определенным людям, путинскому окружению о том, что люди настроены очень серьезно.

С: Российская сторона уже отреагировал на это всё. Запретили въезд американским сенаторам, в том числе Маккейну. Он известен в Киеве. Он сюда неоднократно приезжал, и в эти исторические месяцы. Это какая-то серьезная угроза, или это не совсем адекватно воспринимается.

Н: Я, в принципе, являюсь противником такого рода санкций. Я считаю, что они не приносят определенного эффекта. Тоже самое мог сказать в отношении российских санкций. Они выглядят еще слабее, потому что в этот раз Россия реагирует на действия других. Россия все время занимается реакций, а не занимает активную позицию в такого рода вопросах, поэтому этовыглядит немного странным. Если Россия считает, что эти люди нанесли ей вред, то зачем надо было ожидать американских санкций, чтобы запретить им въезд в Россию, или запретить владеть какой-то собственностью.

Это выглядит ответом на американские действия. Непонятно насколько это экономически и политически мотивировано, такая вот месть. В политике месть не самый эффективный способ решения проблем, поэтому это не самый сильный ответ, который Россия могла бы дать.

С: Вы находитесь в Вашингтоне вам прекрасно видна и известна ситуация в Америке. Как оттуда видна хотя бы ближайшая перспектива конфликта между Россией и Америкой из-за Украины? Эскалация или пока, что в замороженной форме этот конфликт будет находиться?

Н: Я думаю, что речь идет о каких-то долгосрочных последствиях, американцы сегодня, условно говоря, чешут затылки и думают о необходимости фундаментально пересмотреть свое отношение к России, к её политике. Эти изменения, я бы уже не называл их санкциями. Это политические изменения, которые будут надолго внедрены в американскую политику. Они будут осуществляться на протяжении какого-то времени. Эффект от них почувствуется, наверное, через год, через два, через три, когда Россия и США уже совсем найдут себя по совершенно различным сторонам баррикад, по всем основным вопросам мирового порядка, за исключением двух-трех вещей, где сотрудничать все равно придется.

Если американцы, надеюсь, до этого не дойдет, начнут оценивать Россию, как страну-врага, то сама политика будет изменена очень сильно, и хотя американцы сами от этого пострадают, они этого не скрывают, американский бизнес может от этого тоже сильно пострадать. Американский бизнес так просто не сдастся, и будет всячески сопротивляться такого рода решениям в отношении российской экономики, они ведь извлекают прибыль от этого. Если такая политика победит, у нас есть шанс опять оказаться где-то на грани холодной войны в новых условиях.

С: Не очень оптимистический прогноз. Спасибо вам большое. Николай Злобин, президент Центра глобальных интересов в Вашингтоне был на прямой линии радио «Вести».

Продолжаем вечерний эфир. Будем говорить о самых актуальных темах.

Только что обсудили тему об американских санкциях, которые объявил президент Обама. В список тех людей, которых наказывает Америка вошли высшие должностные лица Российской Федерации. Мы говорили о том, чем это может закончиться. В разговоре с нашим экспертом Николаем Злобиным, экспертом политологом из Вашингтона прозвучало словосочетание «холодная война», пока «холодная».

Давайте перейдем к следующей теме. Юлия Тимошенко, вероятно, уже окончательно определяется. Сегодня поступила информация о том, что она войдет в список тех, кто будет баллотироваться в президенты Украины. По крайней мере, на заседании фракции об этом шла речь. И я сразу хочу задать вам вопрос. Днем мои коллеги спрашивали, будете голосовать или не будите. Я вас не так спрошу. Доверяете ли вы Юлии Тимошенко?

Если вы доверяете Юлии Тимошенко, ваш телефон: 0 800 504 901. Если вы не доверяете Юлии Тимошенко, ваш телефон: 0 800 504 901. Звонок бесплатный, поэтому звоните и рассказывайте, доверяете или не доверяете. Голосуйте, буду следить за вашим мнением.

Итак, Юлия Тимошенко сегодня провела заседание фракции. Обговаривался вопрос о её участии в президентских выборах. Мы позвонили новому главе партии «Батьківщина» в Верховной Раде, Сергею Соболеву, и узнали, как дальше процедурно будут развиваться события. Вот, что он нам сказал:

  • На з’їзді буде ухвалюватись рішення. Попередньо з’їзд підтвердив, що вона. Тепер на з’їзді це буде офіційно відбуватися. Давайте не забігати вперед.

  • Є така вірогідність, що вона буде єдиним кандидатом?

  • Зараз потрібно перший етап пройти, потім переговори. Давайте не забігати наперед, ще є два місяці до виборів.

Сергей Соболев, глава партии «Батьківщина» советовал не забегать вперед нашему редактору Тимуру Филоненко.

Анна Герман, депутат от «Партии Регионов», сказала радио «Вести» о том, что Юлия Тимошенко имеет право баллотироваться в президенты. Надо сказать, что Анна Герман голосовала за освобождение Юлии Тимошенко в последнее время. Как говорится, в последний вагон успела. Вот, что сказала Анна Герман о перспективе Юлии Тимошенко:

«Мені здається, що судячи з настрою суспільства, ніхто з колишніх лідерів, які були в таких стосунках ненависті один до одного, і колишній президент України, і Юлія Тимошенко, які багато кривди завдали своєю взаємною ненавистю і побоюванням себе, втомили українське суспільство. Я думаю, шанс буде мати хтось з нових облич. Хтось, с ким Україна може мати перспективу».

Вот так думает Анна Герман. Я спрашиваю, что думаете вы. Доверяете ли вы Юлии Тимошенко? Да, доверяю: 0 800 504 901, нет, не доверяю: 0 800 504 902.

Теперь я включаю эфирный телефон и поговорю с вами о том, доверяете ли вы Юлии Тимошенко. Телефон прямого эфира радио «Вести» в Киеве: 044 390 104 6.

Пока вы звоните и набираются звонки, я хочу сказать о небольшом сюрпризе, который мы сегодня будем с моим помощником, сидящим за пультом, Ириной Новицкой, делать для вас. Мы будем дарить свежие номера журнала «Репортер». Все, кто дозвонится в мой эфир, подучит журнал «Репортер». Для этого, когда закончится разговор, не вешайте трубку. Я вас переведу на Ирину, и она запишет ваш телефон.

Итак, доверяете ли вы Юлии Тимошенко? Алло! Вы в эфире, как вас зовут?

Ф: Федор.

С: Федор, откуда вы?

Ф: Я из Харькова.

С: Доверяете Юлии Владимировне, которая в вашем прекрасном городе провела последние несколько лет?

Ф: Я ничего плохого о ней не могу сказать, но, как религиозный человек, вспоминаю есть в Священном Писании заповедь, кого нужно ставить начальником. Вы помните заповедь «Поставь над собой начальника». Там есть жесткое требование, надо ставить мужа известного в твоем роде, главу семейства, то есть тот, кто показал себя, действительно достойным управителем. К сожалению, на женщин это не распространяется.

С: Ох, Федор, какой же вы сексист. Я вам дарю номер журнала «Репортер» для того, чтобы вы просвещались.

Доверяете ли вы Юлии Тимошенко, 044 390 104 6. Как вас зовут? Откуда вы? Выключите радио, пожалуйста.

Д: Дмитрий.

С: Откуда вы?

Д: Харьков.

С: Дмитрий из Харькова, вы-то доверяете Юлии Тимошенко?

Д: За что доверять-то?

С: (смеется – прим. ред.) Я спрашиваю «да» или «нет»? А за что, давайте поговорим.

Д: Нет.

С: Так, почему?

Д: Не знаю, как это объяснить. Я не совсем противник прошлой власти, но та власть, которая сейчас у нас сложилась, и там во главе сидит именно Юля… Короче, я считаю её нелегитимной, она должна быть там, где была.

С: У вас в городе, недалеко от вас.

Д: Да-да, буквально километра полтора.

С: Понятно.

Д: Может быть, как человек она очень даже ничего для своих, но…

С: Дмитрий, давайте для того, чтобы вам лучше было переживать отъезд Юлии Тимошенко из Харькова, мы подарим вам журнал «Репортер». Ирина записала ваш телефон.

Как вас зовут, здравствуйте.

В: Алло, добрий день

В: Добрий день. «Слава Україні!», - треба вітатися.

С: Героям слава! Откуда вы? Как вас зовут?

В: Віталій із Луцька. Сакен, по-перше, хочу сказати, що я вас давно слухаю, ще з «ЭХО Москвы». Мені подобається ваше ведення ефіру. Бачив вас з Романом Скрипіним на «Громадському».

С: Дякую, очень приятно, но давайте все-таки не обо мне, а о Юлии Владимировне. Доверяете, не доверяете?

В: Ні, я не довіряю їй.

С: Почему?

В: Я вважаю, що вона дискредитувала себе, хоча я голосував за неї в 2010 році. Дивіться, Сакен, якщо б умовно, зараз були Янукович і Тимошенко, я б голосував за неї. Нас, українців завжди ставлять в позу. Ми завжди мусимо з двох зол вибирати.

С: Если не Юлия Владимировна, кто для вас второе зло? Из каких зол сейчас придется выбирать.

В: Я сподіваюсь, що зараз не прийдеться вибирати із зол. Знаєте кого я вважаю реальними кандидатами?

С: Давайте, пока еще нет предвыборной гонки.

В: Я скажу за кого буду голосувати, і кого вважаю кандидатом. Я буду голосувати за пана Яроша.

С: О…

В: Реальними кандидатами я вважаю Порошенка і Віталіка.

С: Віталік – это Кличко?

В: Да. Можно ще за санкції.

С: Про санкции мы уже поговорили.

Я хочу вам одне питання задати.

С: Давайте.

В: Цікаво, чого європейці не вводять санкції економічних, як вважаєте? Просто вводять такі санкції… а економічні не вводять. Як гадаєте?

С: Давайте я переведу вас на Ирину. Она запишет телефон, и вы получите в подарок журнал «Репортер» от наших коллег.

Я вам отвечу по поводу санкций. Действительно, есть такое ощущение, что, во-первых, нет консолидированного мнения Европы сейчас, по поводу глубины и серьезности этих санкций. Почему так происходит, очевидно, есть какой-то финансовый, экономический интерес западных стран, западных демократий. Есть контракты, бесконечное количество совместных проектов, обязательство с Россией. Европа и Америка, на мой взгляд, оказались в такой же ситуации, как многие обыкновенные люди, как много из наших радиослушателей, которые прекрасно понимают, что Россия ни в чем не виновата, как страна, как люди, как сообщество людей, виновата российская власть. Как разделить эти понятия, невозможно сейчас себе представить. Мне кажется, сейчас примерно такого же объяснения ожидать от наши европейских партнеров, коллег…Введи санкции, потеряешь всё. Мне кажется, они выжидают, и выжидают уже какого-то категорического размежевания с Россией, тогда вопрос экономической целесообразности будет неактуален. Это сугубо моё мнение.

Давайте вернемся к Юлии Тимошенко. Я вас спрашиваю: доверяете ли вы Юлии Тимошенко? Голосуйте: 0 800 504 901,еслидоверяете, если не доверяете: 0 800 504 902.

Подведем итоги голосования. 16% наших слушателей доверяют Юлии Тимошенко, 84% не доверяют.

20 часов 33 минуты в Киеве. Вы слушаете радио «Вести». Мы вещаем в Киеве на частоте 104,6 FM.

В интернете radio.vesti-ukr.com где угодно, в России, Америке, Италии, Германии, Африке. Где хотите, там и слушайте, в том числе на западной Украине, где мы пока в FM-диапазоне вещаем.

Давайте еще немного продолжим наш с вами разговор про Юлию Тимошенко, потому что буквально обрываются телефонные линии, вы хотите высказаться о будущем кандидате в президенты. 044 390 104 6 – телефон прямого эфира.

Давайте послушаем, что вы думаете о Юлии Тимошенко. Как вас зовут, откуда вы?

В: Здравстуйте, місто Фастів, Київська область, Вікторія.

С: Виктория, вы доверяете Юлии Тимошенко?

В: Ні, не довіряю.

С: Вы доверяли её когда-нибудь?

В: Да, довіряла.

С: И когда с вами метаморфоза произошла?

В: Ті події, що вібдулись в Україні, ще перед тим, як вона попала туди, де була. Якби їй довіряло б більше людей, то ще б тоді піднялися і цього б не сталося.

С: Когда её посадили, вы имеет в виду?

В: Так, коли її посадили.

С: Что может вас заставить вновь в неё поверить?

В: По-перше, пройшло дуже мало часу, щоб ми зрозуміли, що вона може зробити для України в теперішній час. Пройшло мало часу з того, як її звільнили. Мало часу пройшло взагалі, в самій Україні після зміни уряду, неможна понять, скільки часу потрібно.

С: Понятно, Виктория, мы запишем ваш телефон и подарим вам журнал «Репортер».

В: Добре, дякую.

С: До свидания.

Как вас зовут? Алло!

С. П: Світлана Павлівна, Харків.

С: Здравствуйте, Светлана Павловна.

С .П: Я правильно попала? «Вести»?

С: Вы правильно попали.

С.П: Я раньше не доверяла Тимошенко, но сейчас целиком и полностью ей доверяю. Политика такого масштаба, на данный момент, у нас в Украине нет. Если она будучи человеком несвободным, сумела организовать свою партию, привести её к власти, занять большинство мест в парламенте. Я думаю, такой женщине надо только поклониться. И если она будет правильно вести свою политику, то сумеет объединить восток и запад. И люди ей скажут спасибо.

С: Спасибо вам, Светлана Павловна, у вас получился какой-то готовый спич по поводу Юлии Владимировны Тимошенко.

Давайте закончим тему про Юлию Тимошенко, поступим с вами так…

Л: Теперь я, если кого-то не знаю, отказываюсь разговаривать.

С: Здравствуйте, а мы вас знаем. Это Лия Ахеджавкова, народная артистка России и мой добрый друг. Здравствуйте, Лея Меджидовна.

Л: Здравствуйте.

С: Я хотел с вами вот о чем поговорить. Мы сегодня, когда договаривались об этом разговоре, вы сказали, что я даже не представляю, как там сейчас. Вот мы сидим со слушателями, как здесь сейчас, а вы нам расскажите, как там в Москве сейчас.

Л: (усмехается – прим. ред.) «Как там в Москве сейчас». Мы предатели теперь, что же делать.

С: Вас записали…

Л: Читай «враги народа». Мы предатели, пятая колонна.

С: Вы же ничего не сделали, только сказали несколько слов в защиту Украины в этой ситуации. И этого достаточно?

Л: Если бы вы не жили тут всю жизнь… Вы же всё понимаете, как тут обстоят дела. Честно говоря, сейчас идет передача Соловьева. Там такие страшные вещи говорят, волосы дыбом встают. И по всем каналам.

С: Это разделение. Я вот о чем хотел спросить, когда были письма разных артистов, режиссеров, писателей. Разделились. Сейчас в личном общении между людьми творческих профессий, как раньше говорили, это сказывается? Перестали с вами общаться из-за того, что защитили Украину в этой ситуации? Кто-нибудь? Без имен.

(В трубке тишина – прим. ред.)

С: Вот так, с нами перестала общаться Лия Меджидовна. Давайте еще раз попробуем позвонить народной артистке России Лие Ахеджаковой, которая вышла с нами на связь из Москвы и рассказывает как там.

Я напомню, что Лия Меджидовна подписала письмо в защиту Украины. Вместе с ней это также сделали другие достойные деятели искусства. Также возникли и другие письма. Письма противников Украины, вернее, письма в поддержку действий Владимира Путина и российской власти на территории Украины. Вот по этому принципу, кто за, кто против, российская интеллигенция в очередной раз была разделена.

В последний раз такое серьезное размежевание было, наверное, когда посадили Ходорковского. Очень-очень серьезные были противники, были сторонники. Лия Меджидовна защищала и Ходорковского.

Л: Да.

С: Что-то у нас со связью было плохое. Я хотел спросить, то, что вас предателями считают, за то, что вы поддержали Украину, это сказалось на бытовом уровне. На общении с вами людей, которые за то, что происходит, за то, что делает Путин.

Л: Пока еще не сказалось. Я ни с кем не выясняю отношения. Вчера не смотря на дождь, туман, я поехала в фонд правозащитников на конгресс интеллигенции. В большом зале сидели одни из лучших людей Москвы: писатели, артисты, журналисты, правозащитники, актеры, режиссеры.

Такое напряжение интеллекта, таланта, каких-то судеб замечательных. Оказалось, не одна я очумела от наступившего патриотизма. Не одна я поддержала Майдан, поддержала выступление Ходорковского на Майдане и в университете. Нас много было в зале, человек 500.

С: Человек 500…

ЛЯ знаю, что есть еще люди, видимо, брали известных людей, звонили им, они сами перезванивали. И вот мы собрались там в этом зале. Я, правда, не поняла, что же нам делать-то.

С: Я тоже не понимаю, что делать.

Л: После таких заявлений, что мы предатели, читай «враги народа». Я не слышала, но муж слышал, это звучало, что мы если захотим, то может превратить в радиоактивную пыль, по-моему, Америку.

С: Да-да, Америку в радиоактивную пыль.

Л: Я считаю, что это на уголовное дело чистой воды. Это даже не экстремизм, есть какие-то страшные юридические названия, но если это сходит с рук, значит, это в рамках этой идущей движухи.

С: Что будет дальше? Много моих украинских друзей в полной растерянности, неопределенности, пойдет Путин дальше, не пойдет Путин дальше…

Л: Я тоже не понимаю. Я уже телевизор смотрю, смотрю в интернет. И я вижу тех, кого называют зелеными человечками в Крыму. В первый день я увидела, как носились танки по Симферополю. Это же мои родные… Я же часто там бывала и бываю. Я знаю все эти города. И Ялту, и Севастополь, и Симферополь. Всё это родные города. Потом я увидела военные в масках, в касках, на спине, по-моему, огнемет, я не очень разбираюсь… О, вот муж подсказывает гранатомет. Вооруженные до зубов, но с закрытым лицом. Ясное дело, спецназ, Господи. Сейчас говорят, что они всего-навсего охраняют военные части, которые отказались от присяги Украины.

Знаете, что люди делали за свою веру? На огонь шли

С: Да…

Л: но не отказывались. Православные и христиане в огонь шли, но не отказывались. Они вызывают такое уважение.

Раньше было бюро кинопропаганды, я ведь бывала и на нашем черноморском флагмане, где я только ни была, и на северном флоте, нас же раньше посылали выступать. Что я могу морякам сказать, да ничего, но это входило в мои обязанности. Я всё это видела. Я знаю, что эти военные части, которые присягали Украине, они довольно бедные, там бедно живут…

С: Лия Меджидовна, нас слушают на Востоке Украины, и в Киеве, через интернет во всей стране. И очень многие попадают под влияние и верят в то, что говорит российское телевидение. Вы можете сказать, вот оттуда, где это всё происходит, как быть этим людям?

Л: Я не знаю, как мне быть (смеется – прим. ред). Мы собрались в Москве этой интеллигенцией, и мы узнаем совершенно невероятные вещи, потому что там выступали экономисты и политики, и писатели. Я узнала очень многие вещи о том, что нам предстоит в экономике и изоляции, о которых подозревала. Я не представляю, что можно сделать. У меня есть еще страх, потому что раз пошла такая пьянка, а не захотим ли мы еще что-нибудь… Может людям еще где-то плохо. Я прочла, что ужас творится на Псковщине, но туда почему-то войска не входят. Например, в Приднестровье плохи дела. Я была в Молдавии, грех, конечно, говорить, что они бедно живут, но я ехала в Одессу через Молдавию из Кишинева. Мне очень страшно, я раньше была в Молдавии, но обнищание чудовищное, может быть, они тоже хотят в Россию.

С: Будет какой-то стоп этому всему? Вы, как чувствуете?

Л: Вы знаете, у меня очень плохие предчувствия. Я думаю, что все, даже такие странные люди, как наша Государственная Дума, даже они понимают, что мы можем взять в нашу семью только одного ребенка на воспитание, Крым. Если мы еще парочку возьмем, то мы сами… боюсь говорить даже (смеется – прим. ред).

С: Лучше не надо, не наговаривайте.

Л: Лучше помолчать.

С: Но, вы, что не знаете Жириновского, он сказал, что значит Украина, надо всё забирать, потому что есть такой странный мир Киевская Русь, нет украинского языка, нет и не было никогда никакой Украины…

С: Это какой-то театр абсурда. Вам не кажется?

Л: Самое главное, что это наказуемо абсолютно. Можно говорить, что такой страны нет, но попробовал бы он сказать о Франции, нет такой страны, как Франция… А что наказуемо?

Я сегодня узнала, что какой-то профессор на Сахалине попробовал защитить Украину в интернете, и всё, сразу с работы убрали, уволили.

С: Вы давно не приезжали в Киев. Не собираетесь?

Л: Нет, мне кажется, им не до этого, им не до гастролей.

С: Многие гастроли были отменены, но тем не менее…

Л: Правильно.

С: Но все, кто приезжает, вы не представляете, как тепло здесь встречают российских артистов.

Л: Меня всегда тепло встречали на Украине, и в западной, и в восточной. Я же столько раз бывала.

С: …и в Крыму.

Л: В Крыму… Мне так жалко, там замечательный театрик отреставрировали, но не знаю… Теперь не знаю.

С: Спасибо вам, что нашли время. У вас уже поздно, не буду задерживать. Еще поговорим.

Л: Поговорим еще, Сакен, я надеюсь, что будут лучшие времена, чем сейчас.

С: Я тоже очень надеюсь.

Это была народная артистка Лия Ахеджакова, которая говорила со мной и с вами. Давайте примем еще несколько звонков. После такого человечного разговора, как-то про Обаму, Тимошенко, санкции. Давайте не будем. 044 390 104 6 – звоните в прямой эфир. Осталось несколько минут. Какие новости главные для вас сегодня? Какие главные, по вашому мнению? Алло! Вы в эфире, как вас зовут?

П: Добрий вечір, зовуть мене Павло, місто-герой Київ.

С: Добрий вечір. Павло, что скажите, ваши новости какие сегодня главные?

П: Мої новості, те, що з’явилось радіо, на яке можна подзвонити і сказати, звернутися до наших співвітчизників, що проживають в східних областях, на південних областях України, в Криму. Щоб було зрозуміло, буди говорити на їх рідній мові. Случилась беда, а многие люди сетуют, что Киев не обращал внимание на восток, юг, Крым. А на кого обращал Киев внимание? На кого эта клика, которая правила, обращала внимание? Может быть, обласкана Тернопольская область, Ивано-Франковская?

С: Вы же понимаете, что это будет бесконечное предъявление счетов. Вы предъявляете счет, они предъявляют счет.

П: Нет, я не предъявляют счет, а наоборот взываю к людям, потому как, кого больше достали, те вышли на Майдан, чтобы побороть эту гидру, а другие приезжали за деньги, чтобы поддержать Антимайдан, и они жалуются, что им кто-то что-то недоделал. Никому они не давали жить, никому.

С: Павло, давайте раз уж дозвонились. Вы считаете тех людей, которые живут на востоке Украины, своими согражданами?

П: Конечно, считаю.

С: Вот.

П: Дело в том, что по роду своей деятельности мне приходилось много ездить. Везде прекрасные люди. Во всем, что у нас случилось, виноваты политики

С: Спасибо за такой миротворческий посыл. Ваш телефон запишут и подарят за такую прекрасную речь журнал.

Здравствуйте, вы в эфире. Как вас зовут?

Сакен: Сергей, Днепропетровск. Какие главные новости дня сегодня, по-вашему?

Сергей: Мне бы хотелось искренне поблагодарить Лию Ахеджакову, потому что я из родного города Лии, из Днепропетровска.

Сакен: Это правда.

Сергей: Потому что мы тут отстаиваем свои интересы. Мы среди единомышленников, а она в Москве среди, не до конца понимающих происходящее.

Сакен: Сергей, извините, очень плохо слышно, но ваш привет обязательно услышит Лия Меджидовна.

Алло! Здравствуйте. Вы в эфире радио «Вести», как вас зовут?

А: Андрей из Харькова.

С: Андрей, вы дозвонились, вам журнал «Репортер». Что хотите сказать?

А: Харьков держится. Не смотря на то, что в стране творится непонятная ситуация, на улицах спокойно. Я считаю, что местным властям большой респект за это.

С: Держится, в смысле, за Украину держится?

А: Не ходят люди в масках с битами.

С: А то, что флаги иностранных государств вешают или уже не вешают? Сейчас спокойно всё?

А: Пока не вешают, но будут вешать, пока такая политика из Киева идет.

С: Что надо сделать, чтобы не провоцировать.

А: Казалось бы, что сейчас Киев должен действовать на примирение всей Украины. И тут же такие посылы от свободовцев, которые людей только отталкивают от центральной власти.

С: О какой ситуации вы сейчас говорите?

А: Представители партии «Свобода»: Мирошниченко, Бенюк, и еще один, по-моему, Ильенко…

С: На счет директора национальной телекомпании…

А: Да, когда они записали на видео и выложили в интернет.

С: Андрей, вы сегодня будите последним дозвонившимся. Я с вами об этом поговорю и будем прощаться. Понимаете, господин Пантелеймонов, которого обидели, он ведь не из восточной Украины, он ведь конкретный человек. К конкретному человеку проявили хамство и насилие, конкретные люди, которые в этом уже покаялись. Вся центральная власть это осудила. Это осудил посол Соединенных Штатов. Это осудили все цивилизованные люди. Звериные инстинкты, неумение себя вести, желание бить друг другу морды, присуще людям, вне зависимости от их политической ориентации.

Депутат, который поступил таким вот образом, кстати, не в первый раз. Вопрос ведь не в «Свободе», не в национальной идее, не в Майдане, и не в том, что Россия творит в Крыму, а в конкретной невоспитанности одного конкретного человека.

Давайте так к этому относиться. Я вас призываю не обобщать всю киевскую власть, всех людей, живущих в Киеве.

А: Это же не первый случай, когда он выкладывает в интернет. Он обращается к русскому народу, а на заднем плане ходит парень в маске, мы хотим примириться, русский народ ведите себя хорошо.

С: Андрей, вот вы с Лией Меджидовной Ахеджаковой в ссоре или нет?

А: Нет, конечно.

С: Вот и всё. Так и всем людям не надо ссорится. Будьте счастливы. До свидания.

Мы сегодня с вами провели этот час. Сакен Аймурзаве. Включайте радио «Вести» завтра, продолжим.

Читать все
Читать все