стенограмма

"Тогда это было просто, передать Крым под юрисдикцию Украины"

Максимум мнений с Сакеном Аймурзаевым"Сейчас работает целый отдел, который сочиняет исторические небылицы"

Беседа с сыном Никиты Хрущева и Левко Лукьяненко, общение со слушателями

У микрофона Сакен Аймурзаев и ближайшие два часа мы проведем с вами, обсуждая самые последние новости, важные события сегодняшнего дня.

Итак, начнем с Крыма. Начнем с тех событий, которые происходят в последние часы. Один убитый, двое раненых. Непонятно к чему приведет это обострение. Украинским военным разрешено использовать боевое оружие для защиты себя и своих частей. Очень активная международная реакция на дневные заявления Владимира Путина и на то, что сегодня произошло. Обо всем поговорим по порядку.

Начнем, как я вам уже сказал, с Крыма, после середины часа поговорим про обращение Путина и про те исторические, на мой взгляд, события, которые сегодня происходили в московском Кремле. И о последствиях поговорим. После девяти часов вечера ожидается на прямой связи с радио «Вести» сын Никиты Хрущева, Сергей Никитич Хрущев и Америки. Сегодня отца Сергея Никитича, генерального секретаря Никиту Хрущева, вспомнил Владимир Путин в своем обращении к Федеральному собранию. Потом поговорим об обращении Арсения Яценюка к юго-востоку Украины. Собственно сейчас очень многие слушатели нашей радиостанции живут в этих регионах. К ним обратился премьер-министр Украины. И я хочу поговорить с вами о его словах, и о том, что вы об этом думаете. Последние полчаса, если не будет какого-то очередного обострения, если не будет срочных новостей в огромном количестве, как это происходит сегодня вечером, мы с вами объявим такой свободный телефон, свободный микрофон, такую будку гласности.

Я хочу поговорить с вами, хочу услышать ваше мнение. Для начала давайте я немного представлюсь, потому что не звучал никогда в эфире киевской, украинской радиостанции со своим авторским проектом. Еще раз, меня зовут Сакен Аймурзаев. Я – журналист российской радиостанции «ЭХО Москвы». Живу, работаю в Украине шесть полных лет. Всё это время слежу за событиями, разговариваю со своими друзьями, и никуда уезжать отсюда не собираюсь. Сейчас работаю на радио «Вести». Работаю в службе информации, работаю вместе с замечательной командой, но об этом мы поговорим в последние полчаса.

Об этой радиостанции, и о том, как мы будем для вас работать, и о новостях. Сейчас давайте вернемся к Крыму и для того, чтобы напомнить остроту событий последних часов, давайте послушаем Яценюка, премьер-министра Украины, который сказал о том, что отношения с Россией перешли в качественно новый уровень:

Зараз рівень конфлікту, який він є, переходить з політичної у військову стадію, з вини російських військових. Я доручив міністру оборони невідкладно зв’язатися з міністром оборони Російської Федерації, з міністром оборони Сполучених Штатів Америки.

Такое заявление Яценюка. Его поддержал главный человек в стане сейчас Александр Турчинов, исполняющий обязанности президента Украины. Послушаем его и сразу же начнем голосовать. Мне очень интересно ваше мнение, ваше отношение к последним событиям. Вопрос я сформулирую после того, как послушаем Турчинова:

Ми хочемо попередити президента Путіна, який несе безпосередню відповідальність за цю провокацію. Політичне керівництво Російської Федерації, яке буде відповідати перед суспільством за ті злочини, які вони сьогодні вони сьогодні творять на території нашої країни.

Вот такие жесткие заявления. Такая резкая и мгновенная реакция на события, которые происходят в Крыму: один убитый, двое раненых. Подробности этих событий выясняет наша служба информации. Будем вас информировать, а теперь голосование. Я решил поставить вопрос следующим образом: «Будет ли война между Россией и Украиной?»

Если вы считаете, что война будет, ваш телефон: 800-504-901. Если вы считаете, что войны между Россией и Украиной не будет, ваш телефон: 800-504-902.

Голосуйте, а мы пока поговорим собственно с вами об этих последних событиях. Реакция пришла не только по линиям государственных властей, отвечающих за безопасность, и существующей исполнительной власти. Также есть реакция украинского МИДа. Официальный представитель украинского МИДа Евгений Перебийнис в интервью радио «Вести» заявил, то ситуация в Крыму находится под контролем, и должны этот контроль осуществлять правоохранительные органы:

Я вам можу сказати тільки одне. Це є підтвердження тієї «демократії» в лапках, яку несе російська армія до Криму, і не хотів би звичайно ж нагнітати ситуацію, але, думає, що це лише початок того, що відчують кримчани від присутності російських збройних сил у Криму.

Итак, напомню. Голосование идет у нас в эфире: «Будет ли война между Россией и Украиной?». Если да, то 800-504-901, нет – 800-504-902.

Сейчас у нас на прямой линии Павел Евгеньевич Фельгенгауэр должен быть, военный эксперт российский… Еще нет Павла Евгеньевича, тогда давайте продолжим говорить и голосовать. Итак, что же самое интересное для меня в этом вечернем обострении, скажем так, ситуации в Крыму. Самое интересное, то что сегодня днем Владимир Путин обращался к городу Москве, России, ко всему миру и говорил о том, что не будет никакого обострения, не будет никакой войны. И вот то, что мы видим… Павел Евгеньевич Фельгенгауэр на прямой линии радио «Вести», добрый вечер.

П. Е.: Добрый вечер.

С.А.: Вы, Павел Евгеньевич, следите за последними новостями, которые приходят из Крыма. Один погибший, двое раненых. Украинские военные разрешили использовать огнестрельное оружие. Что это? Это начало войны или локальное обострение? Как вы видите, как военный эксперт и журналист с огромным опытом наблюдения за военными конфликтами.

П. Е.: Будем надеяться, что это все-таки локальное обострение, а не всеобщая война между Украиной и Россией на всех фронтах. Тем более не война с привлечением каких-то внешних держав. Будем надеться, что как-то обойдется. Сейчас, во всяком случае.

С.А.: Но таких жестких мер все-таки украинская сторона еще не принимала. Разрешили использовать оружие, и реакция Арсения Яценюка, премьер-министра, и исполняющего обязанности президента, Совет безопасности, насколько мне известно, заседает. Все-таки есть же существенное отличие и первая кровь. С этим сложно спорить.

П. Е.: К сожалению, да, но положение украинских военных в Крыму с военной точки зрения безнадежно. Они могут оказать какое-то символическое сопротивление, но больше ничего сделать не смогут. Для того, чтобы им помочь туда должны войти какие-то дополнительные украинские контингенты. Прорваться через Перекоп, через Джанкой выйти к Симферополю, Феодосии. Там тогда может начаться действительно настоящая какая-та буча, настоящий вооруженный конфликт, но я не уверен, что украинские военные к этому готовы, что украинское государство к этому готово. Не готов, наверное, еще физически. То что есть сейчас у Украины, в какой-то мере мобилизовано, но при Януковиче Вооруженные силы Украины  стали довольно слабыми. Возродить их можно, но это требует времени, требует переукомплектования добровольцами. Слиться лицам с профессиональным опытом в маленькой украинской армии с духом добровольцев. Тогда что-то может получиться, но на это нужно время. сейчас вряд ли, я не думаю, что там реально готовится военная наступательная операция с привлечением авиации, полномасштабные боевые действия. А в Крыму, то, что сталось от украинских Вооруженных сил, могут оказать некое достойное сопротивление, но оно будет достаточно символическим.

С.А.: Но это же сейчас только начало, как говориться. В принципе, если судить так с экспертной точки зрения, так отдаленно, какая часть украинской армии самая сильная? Есть подразделение, которое может каким-то образом серьезно защищать и территориальную целостность, и границы. Насколько вы следите?

П.Е.: Трудно сказать. Есть аэромобильная бригада, которая участвовала в миротворческих операциях, которая вроде получше. Но опять же, нельзя вот так заранее точно знать, как себя поведет офицерский корпус, генеральский корпус. Сколько там людей сочувствует, если не «Партии Регионов», то Януковичу, вообще могут быть российские агенты, завербованные давно… То есть насколько боеспособна отдельная боевая часть или соединение, сказать сейчас до боя, невозможно.

С.А.: Я хочу напомнить, что у нас идет голосование: «Будет ли война между Россией и Украиной». Если да, то 800-504-901, если нет – 800-504-902.

Павел Евгеньевич, я бы хотел вот еще о чем спросить. Сегодня Владимир Путин сказал о том, что никакого дальнейшего продвижения на юго-восток Украины не будет, но, тем не менее, Крым уже российский, с точки зрения российской власти. Будет ли увеличение военного присутствия сейчас в Крыму, и насколько оно может быстро произойти, на ваш взгляд. Обладает ли Россия таким потенциалом, чтобы в короткие сроки значительно увеличить свое присутствие в Крыму.

П.Е: Я не думаю, что это возможно. Не думаю, что такие задачи будут ставиться. Российские Вооруженные силы тоже не больно хорошо готовы, тем более вести массированную наступательную, такую большую стратегическую операцию. Наши войска состоят из какого-то количества контрактников, наемников. Большая половина, даже две трети – это призывники, которые служат один год. На перевооружение какие-то деньги были приняты, потрачены, но реально оружие в основном советское. Его как бы много на складах, но реально боеготового не так много. Ломается время, летчиков не хватает, самолетов не хватает, то есть Россия не готова вообще к большой операции. Надо было, наверное, подождать несколько лет, пока программа перевооружения привела к чему-то серьезно положительному. Сейчас у России есть серьезный объективный сдерживающий фактор к тому, чтобы начинать какой-то поход, не знаю, на Одессу к Приднестровью через Херсон и Николаев или на Харьков и Донбасс. Возможности ограничены. Время года тоже не совсем подходящее, весенняя распутица. И Россия, и Украина не очень готовы, так что можно ожидать, что будут всякие временные прекращения огня, будут стычки. Надеюсь, что таких вот сражений больших в ближайшее время не будет, есть еще какое-то время для политиков и дипломатов поработать и найти какой-то мирный выход из этого кризиса.

С.А.: Говорилось о военно-технической помощи НАТО Украине. Насколько это реально, или это тоже будет мера, которую отложат на самый крайний случай.

П.Е.: Оружие натовское Украине очень сложно получать и использовать, потому что нет ничего для этого. Людей надо учить, другие калибры, все другое. Реально, что сейчас может пригодиться, и что можно использовать – это средства индивидуальной защиты, то есть броники, хорошие каски, башмаки хорошие, хорошая форма, сухие пайки, наборы медикаментов, полевые госпитали. То, что не летальное, поскольку украинские Вооруженные силы – советские и железа очень много осталось. Вытащить с баз хранения, привести в боеспособное состояние – это большая задача. Возможно, к этому привлекут украинские УПК. Это и поставки из стран бывшего Варшавского блока, Там что-то еще могло остаться советское. А вот перевооружаться на западную технику, чтобы украинские летчики летали на F-16, получив их от Америки, их учить надо…

С.А.: И летчики, и базы – это комплексная история.

П. Е.: Это сложная вещь, тем более что против российских Вооруженных сил, которые в основном вооружены теми же танками Т-72, тем же советским оружием, это не совсем сейчас актуально. Это нельзя сделать быстро.

С.А.: Понятно, спасибо, Павел Евгеньевич, за исчерпывающий рассказ о военной ситуации. Если не возражаете, будем вам еще в будущем звонить и разговаривать об этом.

У нас в эфире был Павел Фельгенгауэр, российский военный эксперт, специалист по локальным и глобальным военным конфликтам.

У нас проходит голосование: «Будет ли война между Россией и Украиной». Да, то 800-504-901, нет – 800-504-902. Звонок бесплатный. Вы очень медленно голосуете, давайте активнее для того, чтобы мы видели какую-то картину по происходящему. Давайте сейчас поступим таким образом, поговорим с корреспондентом газеты «Вести» из Крыма. И он расскажет нам о том, что там происходит.

Алло! Здравствуйте, вас так быстро набирали, что мне даже не сказали, как вас зовут. Представьтесь, пожалуйста.

Д: Здравствуйте, Дмитрий Смирнов.

С.А.: Дмитрий, вы, где сейчас находитесь, и что сейчас известно по поводу первых жертв и раненых, по поводу первого убитого человека, украинского военного в Крыму.

Д: Пока что выясняется, откуда именно была стрельба, потому что, по информации украинских военнослужащих, у них был приказ огонь не открывать. Я сейчас нахожусь в центре Симферополя. Здесь, вопреки таким событиям на окраине Симферополя, идет обычная жизнь, играет музыка.

С.А.: Есть какая-то ясность о состоянии здоровья тех, кто был ранен?

Д: Нет, сейчас никто не дает официальной информации.

С.А.: Спасибо, Дмитрий. Давайте будем следить и в течение нашего вечернего эфира свяжемся с вами. Вдруг появится какая-то точность, информация по поводу раненых, убитого украинского военного. Это может быть реакция населения, местных властей.

Я сейчас обращусь к вам, дорогие радиослушатели, 044 390 10 46 – телефон прямого эфира нашей студии. Звоните, поговорим с вами, будет ли война между Россией и Украиной. Я сразу отвечу на вопрос по сайту радио «Вести», radio.vesti-ukr.com – это наш сайт. По вашему мнению, не провоцирует ли Украина, разрешая оружия. Некто Михаил задает мне такой вопрос. Знаете, Михаил, если вы посмотрите хронологически, когда украинское высшее руководство разрешило оружие, это произошло после того, как стало известно об убийстве украинского военнослужащего, и о ранениях, которые получили два украинских солдата. Вот поэтому называть это провокацией как-то странно, на мой взгляд. Это решение было после того, как мы получили новости о трагедии, которая там сегодня развернулась.

Итак, телефон прямого эфира 044 390 10 46. Будем говорить с вами. Добрый вечер! Как вас зовут?

Н: Меня зовут Наталья.

С.А.: Откуда вы?

Н: Из Днепропетровска

С.А.: Наталья, и что, будет война, не будет?

Н: Вы знаете, я очень надеюсь, что войны не будет, потому что я сама мама двух уже взрослых мальчиков. Сегодня я поддержала украинскую армию, позвонила на 565, позвонила своим подругам, они тоже позвонили. Меня удивляет одно, наша армия разрушалась в течение, как минимум десяти лет, это мое мнение личное. Еще я не могу понять одно, как Путин, такой политик, такой величины, позволяет себе говорить, что Крым не достанется «бендеровцам». Это страшно, это неправильно, потому что перегибы, наверное, есть в любой стране, любой культуре. У них Жириновский тот же…

С.А.: Простите, я бы хотел вопрос такой задать. Вы сказали, у вас дети. Они какого возраста?

Н: 25 и 18.

С.А.: 25 и 18.

Н: Младший сейчас учится в Харькове и для меня это очень сложно, потому что каждые выходные, отправляя его в Харьков, я переживаю. Смотрю за сводками.

С.А.: Вы их отпустите в добровольцы, если они попросят этого?

Н: Если они попросятся – да, более того, пойду я сама, если надо.

С.А.: Спасибо, счастливо. Итак, 044 390 10 46. Набирайте телефон прямого эфира. У нас проходит голосование: «Будет ли война между Россией и Украиной». Для тех, кто считает, что да 800-504-901, для тех, кто нет – 800-504-902. Звонок бесплатный. Звоните в прямой эфир, будет говорить с вами о Крыме, о том, возможно ли военное столкновение между Россией и Украиной в ближайшее время. Мне очень интересно ваше мнение.

Добрый вечер, как вас зовут, откуда вы?

Е: Меня зовут Евгений. Я из Одессы.

С.А.: Как вы слушаете нас в Одессе? В интернете?

Е: Да, к сожалению, у нас нет радиовещания.

С.А.: Я надеюсь, когда-нибудь будет. Так что вы думаете по поводу конфликта. Давайте к теме нашего разговора.

Е: Вы знаете, очень правильно начала девушка, которая звонила передо мной. Методично уничтожалась армия. И армии на сегодня реально нет. Это я говорю, как человек, который является офицером запаса Военно-морских сил Украины, который видел эту гнилую структуру изнутри. И, естественно, люди, которые сегодня находятся у власти, должны соизмерять свои силы. Да, ужасная ситуация, захват Крыма, но если уже, извините, обделались, уже нужно признать и не хорохорится, и сохранить жизни людей.

С.А.: Так, что делать?

Е: То, что сейчас наше нововведенное правительство отдает приказ стрелять, это полностью будет на их совести.

С.А.: Так, а если в солдат стреляют, что должны делать сейчас в министерстве.

Е: Опять-таки, ориентируюсь на ту информацию с сайта «Вести», который я очень люблю, как один из очень хороших информационных источников. Кстати, хотел вас поздравить с запуском радио. Это замечательный проект.

С.А.: Спасибо, Евгений.

Е: Там есть информация, что по обеим сторонам из одной точки, возможно, велся огонь, то есть это может быть провокацией. И нельзя отдавать приказ, грубо говоря, начинать войну. Ни один разумный политик не может, не должен.

С.А.: Спасибо, это был Евгений, наш слушатель из Одессы.

20 часов 33 минуты в Киеве. Вы слушаете радио «Вести». У микрофона Сакен Аймурзаев, и в ближайшие полтора часа мы поговорим о самых важных событиях сегодняшнего дня. Мне помогает Ирина Новицкая за пультом, продюсер этого эфира. Тимур Филоненко, редактор, помогающий нам слушать различных спикеров, и я с вами в ближайшее время.

Итак, давайте подведем итоги голосования: «Будет ли война между Россией и Украиной». 61% считает, что будет, 39% считает, что не будет. Вы не очень активно голосовали. Если вы слушаете нас, и у вас есть свое мнение, я призываю высказаться. Тут мне на сайте написали, чтобы я сообщил срочную новость из мира медиа о том, что руководитель «Первого национального канала» Пантелеймонов в отставку. Александр Пантелеймонов написал заявление об отставке. И по информации «Украинской правды» и «Громадского ТВ», он сделал это под давлением представителей партии «Свободы», которые заставили его подписать это заявление. Просите, сообщил. Сменился руководитель «Первого национального канала». Мы, вместе с тем, давайте не будет сейчас о медиа, а продолжим наш разговор о происходящем вокруг Крыма, и для начала предлагаю вам послушать один отрывок из сегодняшнего обращения Владимира Путина к Федеральному Собранию:

[Звучат бурные аплодисменты]

Вот такой отрывок я специально для вас приготовил. Это аплодисменты, переходящие в овации, которые звучали сегодня несколько минут. Множество раз сегодня прерывали Владимира Путина. В общей сложности он говорил порядка 50 минут. Неоднократно прерывался зал, в том числе и вставали, и всячески приветствовали, по сути дела официальное заявление президента России о том, что Крым перестает быть территорией Украины и становится русским. Его рассказ, исторический экскурс, который сделал Владимир Путин, рассказывая о былом величии России, о трагедии распада Советского Союза. Говорил о многом. Говорил много. Многие отмечают, что это одна из самых ярких, в риторическом смысле этого слова, эффектных российского лидера. Не знаю, насколько сейчас уместно оценивать ораторский талант Владимира Путина, но, тем не менее, само это обращение, само заявление, которое звучало почти в течение Георгиевском зале московского Кремля, безусловно, войдет в историю. Это, на мой взгляд, в каком-то смысле карикатурная, конечно, история. Поскольку президент крупнейшей державы, вот так вот делает вид, что всеобщая поддержка и прочие имперские радости распространены в России.

У меня такое нелинейное решение. Я хочу о Владимире Путине и о его обращении к россиянам поговорить с Левко Лукьяненко. Это человек, представлять которого, наверное, не нужно. Один из отцов украинской независимости и Конституции, диссидент.

Левко Григорьевич, добрый вечер.

Л. Г.: Добрий вечір.

С.А.: Вы слушали Путина, скажите мне честно.

Л.Г.: Слухав.

С.А.: И что вы скажите, вам не напомнило это ничего. Вам, человеку с большим жизненным опытом?

Л. Г.: Це мені нагадало методіку російської імперської дипломатії і політики. Ніскільки я не здивувався, тому що це продовження тієї імперської політики. Такими ж методами Росія завжди проводила свою ту загарбницьку політику.

С.А.: В советское время было тоже самое или отличалось?

Л.Г.: І в радянський час те саме те. На чорне кажуть біле, на біле кажуть чорне. Оголосили, що Українська Радянська Соціалістична Республіка має право виходу зі складу СРСР. Все здається зрозуміло. І в Конституції РСРС така стаття є. тем не менше за це арештовували і садили. В залежності від того, чи більше, чи менше людина зробила, чи там група. Мене присудили до розстрілу, потім замінили на 15 років. Інших людей судили і давали зразу сім років ув’язнення і п’ять років заслання, за, так звану, антирадянську агітацію і пропаганду. Таким чином, на словах і в законах одне, а на ділі зовсім інше.

С.А.: То есть не стоит верить Путину, который сказал, что юго-восток могут спать спокойно, условно говоря. Он сказал, что туда никто не собирается входить, никого присоединять. Вязли Крым и успокоились. Я пересказываю эту пафосную речь. Стоит верить ему или не стоит.

Л.Г.: Ви знаєте, досвід вивчення історії Російської імперії дореволюційної й вже післяреволюційної в комуністичної стадії та дипломаті свідчить про те, що Путіну не можна ні в яком разі довіряти. Усе це брехня, усе це спеціальне, так би мовити, заспокоєння українців. Насправді ніщо з того, що він сказав, немає серйозного значення. Імперія буде проводити свою жахливу імперську політику. Буде переслідувати українців за те, що вони українці. Татарів також ніщо не чекає добре, томі що імперія має одну мету, розширити кількість росіян або московітів, які натхненні бажанням розширювати і розширювати імперію. Ось це буде здійснюватись. Імперія не може існувати, не розширюючись.

С.А.: Левко Григорьевич, я хотел вас спросить вот о чем. Вас все люди в Украине знают, вы, человек абсолютно узнаваемый. Сегодня Арсений Петрович Яценюк обращался к юго-востоку страны. И Путин обращался к юго-востоку. К вам, у многих людей, которые там живут, есть вопросы. Вас могут назвать националистом, человеком, который говорил когда-то резкие слова в отношении, как сейчас сказали «московітов». Вот чтобы вы сейчас могли сказать этим людям, которые живут на востоке страны, которые сейчас беспокоятся, боятся, переживают, у которых тоже есть украинский паспорт.

Л. Г.: Я хотів би сказати загальновідому фразу, що нація, яка боїться посилати своїх синів на смерть за національну свободу, така нація не матиме свободи. Бо національна свобода – це найбільша цінність, у світі більшої цінності немає. Тому нація, якщо вона хоче бути незалежної, вона повинна боротись за свою незалежність. А ті люди, які збиті з пантелику, їм можна поспівчувати, тому що 70 років у період комуністичного деспотизму, українська історія була заборонена, і люди не знали де вони живуть. Двадцять років незалежності держава також не проводила просвітянської діяльності зовсім. І люди, як не знали історії, так і не знають. Вони не знають не тільки про Голодомор 1921-1922 рр., який замордував до чотирьох мільйонів людей в основному півдня і сходу. Вони не знають Голодомору 1932-1933 рр., вони не знають, як відбувалась колективізація 1929 року, скільки тоді людей було замордовано тільки тому, що вони не хотіли йти в колгоспи. Люди не знають історії. І це величезна біда, тому вони легко піддаються демагогії, брехні. Коли подивишся ті російські телевізійні канали, все перекручено шиворіт навиворіт. Усе оббрехано. Усе страшенна неправда, але якщо постійно повторювати цю неправду, люди починають вірити. Звинувачують Євромайдан, що там фашисти, що там терористи, що там що хочете…

Вся Україна, яка була у Києві і брала участь у Євромайдані, знає, що люди самі йшли, тому що «Партія Регіонів» на чолі з Януковичем перетворилася на бандитську групу, яка мордувала весь народ, всю Україну, обкрадала і не давала нормально жити, обмежили свободу преси і так далі. Було нормальне повстання народу проти несправедливої влади. Тепер же тих учасників Євромайдану Росія представляє як, якихось крайніх радикалів, бандитів, фашистів, що хочете видумують. Це абсолютно не відповідає дійсності, але біда в тому, що велика частина України сприймає російські телевізійні канали. Наші канали не ведуть тієї контрпропаганди чи контрпросвітянської діяльності. Росія почала інформаційну війну давно, з 1992 року. І веде її послідовно проти України.

С.А.: Спасибо. Я понимаю ваше беспокойство, но мне кажется, что это все-таки история. И есть молодые люди, которым жить. И что этим людям делать, я совершенно не понимаю. Что делать для того, чтобы страна была едина? Что делать, чтобы люди, которые живут на востоке, не тянулись туда?

Л.Г.: Необхідно проводити просвітянську діяльність. Треба більше розказувати, треба більше спілкуватися, треба проводите більше різних культурних заходів, а зараз, у зв’язку з таким крутими подіями, то молоді можна порадити, щоб вона створювала групи захисту місцевого і готувалася до оборони України. Тому що Україна, яка б вона не була. Вона завжди демократичніша. Росія вона завжди…

С.А.: Імперіаліастичніша… Спасибо вам, Левко Григорьевич. Если не возражаете, будем вам звонить периодически. Ваше мнение очень важно, на мой взгляд, в том числе и для людей, которые живут в восточной части Украины. Хотелось бы, чтобы мы умели друг друга слушать и тогда, и войны не будет.

Телефон прямого эфира 044 390 10 46. Теперь десять минут я хочу поговорить с вами. Звоните, давайте поговорим и о войне. Возможна ли война между Россией и Украиной. И поговорим о Путине, о том, что этот человек сегодня говорил. О том, какие у вас впечатления. Вот новость, которую мне принесла Таня Иванская, ведущая новостей.

Вице-премьер Рогозин заявил, что правительство России 20 марта соберется на совещание по фактически введенной Украиной блокадой Преднестровья. И этот же вопрос будет рассматривать Владимир Путин.

 

Это к разговору о том, остановится или не остановится. Знаете, уже давно есть такая концепция у людей, кремленологов, которые изучают порядки, традиции, образ мысли людей, сидящих в Кремле, говорили о том, что после крымской истории одно направление – юго-восток, а второе, совершенно независимое – Приднестровье, как такой анклав, в котором тоже есть российский интерес. Давайте будем просто следить за происходящим.

Итак, телефон радио «Вести» 044 390 10 46. И последние десять минут этого часа я буду говорить с вами, а сразу после новостей сюрприз. У нас в эфире будет сын Никиты Хрущева, Сергей Никитич, с которым мы тоже поговорим о последних событиях. Алло, добрый вечер!

О: Добрий вечір, можна вас одразу запити, чи розумієте ви українську мову.

С.А.: Розумію, можу навіть говорити, але моя мова не є такою вишуканою, як треба, тому говорю російською. Вибачаюсь у всіх. Я добре розумію українську мову, будь-ласка, українською. Как вас зовут, и откуда, вы?

О: Мене звати Оксана, я народилась в місті Ужгород (Закарпатська область), але зараз проживаю в Києві.

С.А.: Прекрасно.

О: Для мене, по-перше, вибачте, я так скажу ремарку, неважливо, якою мовою розмовляю будь-яка людина. Якщо я можу її зрозуміти, якщо в нас є спільності і інтереси, це важливіше.

С: Знаете, как сегодня сказал Арсений Яценюк, обращаясь к жителям востока и юго-востока страны, что русский – это тоже язык украинских патриотов. Давайте теперь поговорим с вами. Все-таки, будет война, не будет войны.

О: Ви знаєте, не можу сказати, що я запекла християнка, але закликаю всіх молитися. Тому що, я все-таки переконана, що на Майдані люди стояли не за когось, люди стояли за принципи і за цінності, а це завжди щось вище, ніж президент, ніж якийсь конгломерат, ніж якісь союзи. Тобто цінності, які є набагато вищі за людські утворення. Я просто сама була на Майдані, і всі, хто там був відчував ці флюїди, енергію і так далі. То можна багато описувати, але якщо коротко, нам треба зараз зберігати спокій. Це дуже важко.

С.А.: Да, короче говоря, у вас такая миротворческая позиция, насколько я понял.

О: Да.

С.А.: Давайте тогда на этом и сойдемся, Оксана. На том, что, вы, за мир и дружбу.

С.А.: 044 390 10 46 – телефон прямого эфира радио «Вести». Можете позвонить и поговорить прямо сейчас со мной. В любом случае, мы продолжим с вами беседы на эти темы – войны и Путина – в таком общем информационном разговоре сегодняшнем, но хотелось, чтобы вы, когда звонили, отвечали на конкретный вопрос. Алло, добрый вечер, как вас зовут и откуда вы?

В: Алло, добрый вечер, я – Задорожный Владимир из Киева.

С.А.: Расскажите, пожалуйста, что вы думаете о событиях. Будет война, не будет.

В: Я вам скажу так. Мои дедушка с бабушкой потомственные учителя из России. Отец был россиянин. Сам русский был по советскому паспорту, но сейчас украинец. Меня очень возмущает то, что происходит сейчас.

С.А.: Так, война будет или нет. Всех возмущает. Разве есть люди равнодушные?

В: Война будет 100%.

С.А.: То есть вы считаете, будет?

В: Да, я думаю, будет, потому что Путин. Я не знаю, может, это уже не Путин... Сколько мы смотрели, двойники есть всякие.

С.А.: Ну… нет, давайте, Владимир, в такую конспирологию не уходить. Какие двойники? Президент России Владимир Путин, всё нормально.

В: Вы понимаете, он не похож на того человека, который был десять лет назад.

С.А.: Послушайте, но за десять лет люди сильно меняются, в том числе и вы.

В: Да, но вменяемый человек, президент большой страны не может такие вещи делать. Рассказывать, что какие-то люди ходят по Украине, это не русская армия, хотя все прекрасно знают, что это русская армия. Человек рассказывает, что «я не контролирую то, что происходит со стороны вооруженных сил».

С.А.: Да, Владимир, по поводу того, сколько он говорит лишнего или, мягко говоря, не соответствующего действительности, это мы все знаем. 

В: Все можно понять, но он же отвечает… У него атомные ракеты есть. Это человек, который отвечает за ядерный арсенал.

С.А.: Владимир, сколько вам лет?

В: Мне 52 года, я не призывной, но готов записаться.

С.А.: Но готовы записаться?

В: Да, я буду воевать и буду убивать. Я не хочу жить в вашей российской…

С.А.: Не надо говорить «вашей», мы вещаем на украинской радиостанции.

В: Меня просто переполняют эмоции!

С.А.: Я понимаю, но давайте спокойнее. Спасибо, что позвонили. 044 390 10 46. Вы в прямом эфире. Алло! Здравствуйте, откуда вы, и как вас зовут.

В: Доброго дня, Володимир, я з Київської області.

С.А.: Будет война, нет?

В: Можливо буде, але надіємось, що не буде. Сьогодні Путін там говорив, що Крим в 1954 році передали Україні, але втім моя баба розказувала, що в тому ж році забрали Білгородьску область, Курську і там, вроде би, Орловську. Чому він тоді не повертає ці області до України.

С.А.: Вы знаете, спасибо за вопрос, Владимир. Вообще эта история, она ведь не только про Крым. И когда Владимир Путин, президент России говорил про 1954 год. До этого там и с Грузией была ситуация. Я думаю, сейчас она и с Приднестровьем может возникнуть. В любом случае, Путин говорил о неком воссоздании советского величия. По крайней мере, разрушения Советского Союза, для него трагедия. Многократно он об этом говорил.

Вот этот посыл президента России о пересмотре истории, он ведь далеко может зайти. Я недавно думал, а почему не заявить свои права на Крым Греции, как преемнице Античной Греции, почему бы итальянской Республике, как преемнице Римской империи, не сказать, а что это вы там нашу Тавриду начали делить, а почему бы Турции не сказать… Понятно дело, что весь этот процесс, введенный Путиным, не имеет конца по сути дела. Об этом мы и поговорим после девяти часов по Киеву с сыном одного из участников этих исторических событий. С Крымом связанным, у нас в эфире радио «Вести» будет на прямой линии из Америки, сын Никиты Хрущева, Сергей Никитич Хрущев. Пожалуйста, задавайте вопросы. Можете на сайт писать radio.vesti-ukr.com. Сейчас небольшая реклама и новости, и продолжим наш с вами вечерний разговор, и с нашими экспертами.

С.А.: 21 час 3 минуты 21 секунда в Киеве. Вы слушаете радио «Вести», в Киеве на частоте 104,6, в Харькове – 100,5, в Днепропетровске – 107,7, в Севастополе – 87,7. У микрофона Сакен Аймурзаев и ближайший час я проведу с вами. Поговорим о самых важных событиях, будем следить за новостями, разговаривать с интересными гостями, и в последней части нашего разговора я включу открытый телефон: все, что думаете, - о новостях, о нашем радио – все можете сказать.

Вот такой у нас для вас будет сейчас сюрприз: мы поговорим с Сергеем Никитичем Хрущевым, профессором университета Брауна, что в штате Род-Айленд, США. Университет входит в Лигу плюща, там работает Хрущев Сергей Никитич, сын генерального секретаря коммунистической партии Советского Союза Никиты Сергеевича Хрущева. Добрый вечер, или у вас добрый день, Сергей Никитич, здравствуйте!

С.Х.: У нас добрый день, у вас – добрый вечер, очень рад вас слышать!

С.А.: Хотя не всем он добрый, я вам так честно скажу. Тут тревожно в Киеве сегодня.

С.Х.: Я вас понимаю, у вас там на Майдане, наверное, дым еще стоит.

С.А.: Ну, на Майдане сейчас дыма нет, сейчас основной дым в Крыму, вот новости вечера: один был убит украинский военный, двое ранены, непонятно как, непонятно что, разрешили использовать оружие, вот такая ситуация у нас сейчас здесь в Украине.

С.Х.: Да, это неприятно.

С.А.: Я хотел начать, собственно, наверное, это нетривиально, вернее, вполне понятно, сегодня вашего отца вспомнил президент России Владимир Путин в своем обращении к Федеральному собранию. Сказал, инициатором присоединения Крымской области к Украине был лично глава компартии Советского союза Хрущев. Что им двигало? Стремление заручиться поддержкой украинской номенклатуры, или загладить вину за организацию массовых репрессий на Украине в 30-тые, - пусть с этим разбираются историки. Я, знаете, хочу провокационно вас спросить: а вы не хотите защищать честь и достоинство отца после таких слов российского лидера?

С.Х.: Я защищаю отца все время. Понимаете, Путин так же невежествен, как и все остальные в России и где-то в Украине, потому что Хрущев, во-первых, не был связан с репрессиями на Украине в 37-ом году. Он был в Москве, а репрессиями занимались другие люди. Ничего он не заглаживал ни с кем, а было сделано все довольно просто. После войны начали строить каскад гидроэлектростанций на Днепре в пятилетке 1950-55гг. Было запланировано строительство Каховской ГЭС, а после выполнения – строительство канала Южноукраинского в Донбассе и Северо-Крымского в Крыму. Когда готовилась следующая пятилетка 1955-60гг. С каналом в Донбассе все ясно, он идет по территории Украины, а вот с крымским неувязка, он начинается в Украине, а кончается в России и бюрократия тут будет мешать строить, будут сложности, мы предлагаем, тогда это было просто, передать Крым под юрисдикцию Украины. Хрущев, когда рассматривал эти планы, сказал, я согласен с вами, давайте оформим, и вот, кстати, у нас подходит юбилей – 300 лет вхождения Украины в Россию, и приурочим это событие к празднику. Так что никакого не было заглаживания. Даже я слышал такую историю, что якобы он решил сделать подарок моей маме, которая была щырой украинкой, которая родилась на самой-самой-самой западной Украине, которая до сих пор еще в Польше, тоже никакого подарка он ей не делал.

С.А.: Откуда же это? Смотрите, с одной стороны Путин рассуждал в сегодняшнем обращении как самый отъявленный советский империалист, а с другой стороны, получается, одного из лидеров советского государства представил в форме чуть ли не предателя русских интересов. Помимо невежества, есть ли в этом какой-то идеологический посыл, на ваш взгляд?

С.Х.: Да, есть идеологический посыл, потому что люди из КГБ, НКВД, МГБ и так далее, которые сейчас пришли к власти, они пытаются себя обелить. И для этого они обеливают Сталина, а Хрущев был антисталинист, считал, что Сталин – кровавый диктатор, и они теперь представляют, что Сталин был такой, так сказать, успешный менеджер, а Хрущев – вот он был самодур, и вообще, наверное, именно он, а не Сталин, виноват во всех этих преступлениях. Сейчас работает целый большой отдел, который сочиняет эти небылицы. Я не знаю, но мне говорили знающие люди оттуда.

С.А.: То есть, это исторические новые интерпретации советской истории.

С.Х.: Ну. Очень много интерпретаций придумывается, выдумок. Они выдумали, что мой брат, якобы сдался немцам, был предателем. Потом придумали такую историю, что Сталин сказал, я солдата на маршала не меняю, когда ему Гитлер предложил обменять его сына, который сидел в плену. Он предлагал его обменять, на самом деле, не на маршала Паулюса, а на брата своей бывшей возлюбленной, которая покончила с собой. И он был тоже старший лейтенант, он попал в плен, но вы сами понимаете, если говорят о руководителе, у тебя – сын у меня в плену, а у меня – мой родственник, давай поменяем лейтенанта на лейтенанта. А тот ему говорит: да пошел ты, пускай он там сдохнет у тебя в концлагере. Это вроде выглядит плохо. А так представлено, такой, знаете, государственник, солдата на маршала не меняет. Это ж нужно иметь хороший ум и умение, чтобы такие штучки сочинять. Это не так просто. Я не знаю, сможете вы или нет.

С.А.: Да, непросто. В прямом эфире радио «Вести» Сергей Никитич Хрущев. Профессор университета Брауна в США и сын генерального секретаря Никиты Сергеевича Хрущева. Сергей Никитич, я хочу о чем вас спросить: вы с отцом общались и скажите, после решения о Крыме в 54-ом году, уже в отставке, он сожалел об этом, вообще были ли у него разговоры об этом или он никак эту тему не переживал, не рефлексировал, не размышлял на эту тему?

С.Х.: Ну это же был один большой Советский Союз, все поменялось только в одном, что букву «и», так сказать, стали писать не по-русски, а как «i», больше ничего не менялось. Таких изменений проходили десятки, кстати. Одновременно с Крымом было еще 4 или 5 таких передач из одной юрисдикции в другую. Я написал об этом, у меня есть новая книга «Реформатор» и там есть глава, я сейчас не помню, по-моему «Крым, Бобруйск…» еще что-то, Бобруйск куда-то передали.

С.А.: Белоруссии, наверное.

С.Х.: Я не вспоминал.

С.А.: И у меня к вам еще вот какой вопрос: вы помните Карибский кризис 62-ого года?

С.Х.: Конечно помню.

С.А.: А вы с отцом тогда близко общались на эти темы? Или он не говорил с вами?

С.Х.: Ну почему, мы жили вместе. Я ему свои новости рассказывал, что я знал об этом от своих друзей моряков, а он иногда мне отвечал на мои вопросы, иногда – нет.

С.А.: Похожа ли ситуация сейчас, если Советский Союз – Россия, Штаты – Штаты, нет прямых аналогий. Я хочу получить вашу психологическую картинку. Похож ли конфликт России и Америки на то, что было тогда?

С.Х.: Абсолютно нет, потому что в то время у власти и в Советском Союзе и в Америке были сильные лидеры. И сильный лидер, он склонен к личным переговорам со своим противником, чтобы понять противника, убедить противника, и где-то, так сказать, договориться. Сильный лидер идет на компромисс, он не боится, что ему кто-то скажет, а ты что-то не так сделал. Он говорит: я решил. Мы знаем, что Кеннеди, так сказать, один выступил против всего своего окружения, которое предлагало бомбить Кубу и высаживаться. Он сказал: не будем высаживаться. Будем решать дипломатически. И все. Я решил – и все. Обама – он слабый лидер. Он боится Путина, он боится с ним разговаривать. Слабый лидер, боясь этого, перепоручает это своим клевретам, госсекретарю, еще кому-то. Он любит проводить красные линии, говорить: переступишь – будет что-то такое, я тебя ох-хо-хо-хох!..

С.А.: А Путин?

С.Х.: Я сейчас вам скажу. Это мне напоминает такой анекдот, когда заяц бегал по вокзалу и кричал: отдайте чемодан! Отдайте чемодан! Чемодан никто не отдал. Он говорит: отдайте чемодан, а то будет как вчера. Его спрашивают: а что было вчера? – А вчера не отдали.

С.А.: (Смеется) Да… А Путин сильный? Просто мне кажется, что Путин сейчас находится в ситуации очень похожей на Кеннеди тогда, когда генералитет, все эти ястребы: вот, давай Украину возьмем, возьмем… Русский мир… Туда – танки до Приднестровья, а он, в отличии от Кеннеди, который плевал на них всех и пошел на прямой контакт с вашим отцом, Путин идет на поводу у этих Патрушевых, вот я знаю, тех, кто рядом с ним сейчас, кто работает с ним.

С.Х.: Мне очень трудно сказать, как Путин относится, я думаю, что будущее Украины в руках украинских лидеров. Если украинские лидеры, которые сейчас пришли к власти, в общем, тоже нелегитимно, так сказать, они наладят контакт и диалог с восточными регионами, которые недовольны, если они будут вкладывать деньги не в призыв каких-то там добровольцев, которые никому не нужны, а в то, чтобы поддержать реальную экономику, чтобы можно было продукцию продавать, чтобы было чем платить пенсии, то ничего не будет. Украина будет единой. Если же они будут всех подавлять, во всяких случаях, то это нарастает, и безо всяких Патрушевых может взорваться. А Путин здесь, он просто воспользовался ситуацией в Крыму, была ситуация недовольства, и в тот момент, когда была нарушена конституция и страна вышла из конституционного поля, крымчане вдруг сказали: а тогда и мы можем провести референдум. И мы тогда объявим о независимости, это так же легитимно, как и все остальное. Кстати, так же легитимно, как референдум в Украине в декабре 1991 года, на основе которого Украина вышла из Советского Союза, это все повторяется, только на таком более низком уровне.

С.А.: Локальном. Спасибо вам, что нашли время для нашего эфира. Спасибо, до свиданья. В эфире радио «Вести» был сын Никиты Хрущева – Сергей Никитич Хрущев из Соединенных Штатов, а сейчас – новости.

В Киеве 21 час и 15 минут. Вы слушаете радио «Вести». Новости – коротко.

Буде прийнятий пакет законів, який дасть можливість кримським татарам самостійно визначитися щодо свого правового статусу і найголовніше – історичної долі.

Такое поведение Владимира Путина исполняющий обязанности Президента Украины Александр Турчинов назвал опасной политической игрой, попыткой дестабилизировать ситуацию в Украине, Европе и во всем мире. Также Турчинов призвал украинцев сохранять спокойствие.

Відкликання посла для консультацій – це дуже серйозний крок в дипломатичних відносинах.

МИД Украины продумывает дальнейшие шаги своей политики с Россией, заявил в эфире радио «Вести» директор департамента информполитики МИДа Евгений Перебыйнис. По его словам, вопрос о разрыве отношений между Россией и Украиной пока не стоит.

І сьогодні президент Росії, який любить багато говорити про фашизм, копіює фашистів.

В ближайшее время Верховная Рада рассмотрит законы, которые расширят права крымских татар, об этом сообщил министр юстиции Павел Петренко. Он также пообещал, что государство никого не оставит без помощи.

Снежана Старовицкая. Радио «Вести». Подробные новости – через 15 минут. Будьте в курсе.

С.А.: 21 час 17 минут в Киеве. Вы слушаете радио «Вести», у микрофона Сакен Аймурзаев, мы продолжаем наш разговор о событиях сегодняшнего дня, о том, что для вас самое главное, что для меня самое главное. Только что поговорили с сыном Никиты Хрущева – Сергеем Никитичем Хрущевым. Ждем включения с российским писателем Александром Прохановым. Этот человек – не просто литератор, не просто сторонник русского мира и русской империи, а этот человек, скажем так, один из советников Владимира Путина, насколько мне известно. И, собственно, сам Александр Андреевич не очень этот факт скрывает, периодически он пишет речи для российского президента, периодически он беседует с ним, и вообще этот идеологический мир, или как в случае писателей-фантастов говорят «миры Александра Проханова», частично или полностью в отдельных каких-то разделах приемлем для Владимира Путина, и он, собственно, в этих мирах обитает, судя по его заявлениям, его планам, по его геополитическим чаяньям. Мне сообщили, что Проханов временно недоступен, надеюсь, что мы сможем с ним связаться. Пока давайте с вами поговорим. Алло, здравствуйте, вы в эфире, как вас зовут?

С.: Меня зовут Сергей. Я звоню из Харькова.

С.А.: Что вы хотите, Сергей, сказать?

С.: Я вам вот что хочу сказать: по поводу событий в Крыму. Я хочу провести следственную связь между событиями. Вот вы посмотрите: с утра выступление Путина, прием Крыма в Россию, дальше выступление премьер-министра Яценюка…

С.А.: Нет, Яценюк был до Путина, подождите, Яценюк был до Путина.

С.: Да, вот два события. Одно было – мы хотим дружить с Россией, принимаем Крым, а дальше идет непонятный подрыв ситуации: какие-то снайперы, неизвестно с чьей стороны, с одной точки опять, как и на Майдане, стреляют в своих и чужих, меня это наводит на размышления: ребята, ну опять повторяется все то же, как все сначала.

С.А.: А что сначала? Когда то начало, когда это все начало повторятся?

С.: Началось все на Майдане…

С.А.: Так, вот сейчас будут думать, что это цензура, нет, наш слушатель просто вот сорвался. Я понимаю эту логику, мне и на сайте сейчас пишут, что вот, вы подменяете понятия, на самом деле непонятна причинно-следственная связь, смотрите, то же самое что и со снайперами на Майдане: у нас есть факт смерти, вот сейчас в Крыму есть факт смерти украинского военного, есть факт ранения украинских военнослужащих, есть данные о том, что те выстрелы производились той самой так называемой «самообороной», в которой Владимир Путин в упор не может разглядеть российских военных. Давайте оставим время для расследования этой ситуации, у нас есть некоторые исходные данные, есть конкретная смерть, давайте сейчас не будем, дорогой Сергей из Харькова, как и многие наши слушатели, умножать сущности. Никто никакой войны не разжигает. В том числе журналисты. Мы просто говорим вам о том, какие события происходят сейчас в Крыму. Поверьте мне, как только будут какие-то четкие, подтвержденные следствием, подтвержденные украинской официальной властью, российской официальной властью данные, никто от вас их не скроет, но есть факт смерти украинского военнослужащего. Вот с этим фактом что делать? И не надо уходить моментально в гигантскую теорию заговора, винить всех и вся, и говорить о том, что вот, сейчас разрешили стрелять украинской армии, и что же это Киев провоцирует войну. А что должен делать министр обороны любой страны? Вот были бы вы министром обороны, ваш солдат сидит там, его как-то убили, вам приносят об этом новость, вы что делать будете? Не знаю. Я этого вашего недоумения, Сергей, в том числе и другие наши радиослушатели, не очень понимаю. Вы хотите всего и сразу, в ближайшие 5 минут понять всю систему мировых отношений и всю ситуацию в Крыму, все, что там сейчас происходит. Там десятки журналистов, давайте ждать от них новостей. Я сижу, как и вы, перед компьютером, сейчас у меня, я бы даже сказал, их пять. Два пульта космических с десятью какими-то непонятными кнопками, микрофон и вы. Я вам рассказываю новости, мои коллеги вам рассказывают новости, вы рассказываете нам свои новости. Давайте не будем, действительно, усложнять ситуацию, и оперировать фактами. 044 390 104 6 – телефон прямого эфира. Радио «Вести», послушаем, вторая линия. Добрый вечер! Как вас зовут?

А.: Меня зовут Анатолий, я поэт-писатель, написал 20 книг.

С.А.: Прекрасно. Анатолий, вы откуда?

А.: Я киевлянин.

С.А.: Что вы думаете по поводу сегодняшнего дня? Какая новость была главная для вас?

А.: Для меня самая главная новость была в том, что главный шизофреник России под влиянием антихриста с кучей своих бесов, их несколько тысяч, на их лица когда даже смотришь – это черти, я немножко поэт, психолог и чуть-чуть пророк, меня считают сегодня одним из лучших…

С.А.: Понятно, Анатолий, давайте не будем про вашу поэзию, при всем уважении, война будет или не будет?

А.: Война будет, 100%, но я хочу сказать единственное, что власть нашу, за которую я там тоже на Майдане боролся, и поддерживал, морально, материально и так далее, и горели-угорали вся семья, они могли бы Крым удержать, если бы вошли туда первые десантники, если бы те власти не боялись. Но наши дерганные и.о. президента, премьер-министра при всем уважении к ним, если они будут терять время и в течении недели-двух не мобилизуют 200 тысяч человек и не поставят их на восточных границах, и не будут проводить постоянные учения, а в свободное время засевать поля, когда начнется весна и страда, Путин за два дня дойдет до Львова, а это я вам гарантирую, потому что я человек, который лично знает Путина.

С.А.: Понятно, спасибо вам большое, Анатолий, за ваш звонок. Телефон прямого эфира 390 104 6, код Киева 044. Звоните нам в эфир и говорите о том, что вы думаете: будет война – не будет войны. Слушали ли вы сегодня Путина? 044 390 104 6, телефон прямого эфира. Здравствуйте! Как вас зовут?

В.: Здравствуйте, меня зовут Володя.

С.А.: Володя, вы откуда?

В.: Я живу на границе Крыма.

С.А.: Как у вас там?

В.: У нас нормально, у нас все хорошо. Дело в том, что я хотел задать вопрос Куницину.

С.А.: Ну, Куницин уже ушел. Тут я, Сакен Аймурзаев, со мной поговорите.

В.: Я хотел ему вопрос задать: вот на Майдане было сколько? Миллион, два миллиона, сколько людей там было?

С.А.: Послушайте меня…

В.: А где ж остальные люди были, которые против Майдана?

С.А.: Володя, Сергей Куницин ушел, его здесь нет. Говорить, как у вас там дела вы не захотели, так что извините. Алло, добрый вечер! Вы в эфире, как вас зовут, откуда вы?

М.: Я из Волынской области, меня зовут Мирослава.

С.А.: Мирослава, очень рад я тому, что вы там, на Волыне, нас слушаете. Что вы про войну думаете, Мирослава?

М.: Я в шоке.

С.А.: От чего сейчас конкретно?

М.: Я просто такой человек, у которого все родные живут на Юге, на Востоке и в России. Я с ними общаюсь, у меня просто душа болит, честно говоря, потому что я и в России была в гостях, я очень переживаю. Эти границы войны, информационной войны, они очень жестокие, потому что сначала какие-то негативные нотки были в разговорах с родными, потому что они смотрели каналы в России, я здесь.

С.А.: И у вас просто нет контакта? Вы с этим столкнулись? Вы как бы по-разному на ситуацию смотрите?

М.: Сначала не было, потом был контакт. Конечно, мы – родные люди, с самого детства выросли вместе, и у них не может быть…

С.А.: Нет, я сейчас не о межличностных отношениях в чистом виде, вы смогли до них что-то донести или они до вас? Или между вами совершенная информационная стена?

М.: Они сами уже высмотрели в новостях, и им тоже стало больно, что вообще такое безобразие происходит.

С.А.: Спасибо вам, Мирослава, за звонок. Благодарю вас. Смотрите, давайте вот сейчас определим нашу дальнейшую работу. Я думаю, если нам удастся связаться с писателем Александром Прохановым, который был сегодня в Кремле, слышал эту речь, а возможно и писал ее частично, мы обязательно это сделаем в следующие полчаса. А пока давайте так договоримся. Сразу после рекламы и самых свежих новостей от замечательной Снежаны Старовицкой, которая вам их расскажет, мы включим телефон и будем с вами о новостях и о нашем радио говорить, которое сегодня, напомню вам, открылось.

С.А.: 21 час и 33 минуты в Киеве, вы слушаете радио «Вести» у микрофона Сакен Аймурзаев. Итак, последние полчаса нашего вечернего эфира – у нас будет свободный телефон. Вы сможете звонить, делиться своими впечатлениями о радио «Вести», которое сегодня начало свою работу и о событиях сегодняшнего дня, если захотите, я буду спрашивать вас, что для вас самая главная новость, что вы об этом думаете, о войне, о Крыме, о мире, о чем хотите – давайте поговорим с вами, просто очень интересно вас услышать. Телефон радио «Вести» в Киеве 044 390 104 6 и давайте будем прямо сразу с вами беседовать. Алло, здравствуйте! Как вас зовут и откуда вы?

А.: Меня Артур зовут. Я из Хмельницкого.

С.А.: Скажите, пожалуйста, слушаете наше радио в Интернете?

А.: Нет, по телевизору, по UBR.

С.А.: Что думаете?

А.: Думаю, что хотел бы напомнить, что Путин говорил, что все сегодня могут покупать одежду. Он тогда не признавал российских войск. И он может, и на этот раз, я так думаю…

С.А.: Не признать.

А.: Да, он может сделать хитрый ход, потому что это Путин.

С.А.: А что вы имеете в виду – не признать войска? Он же сегодня сказал, что да, наши, просто так, в рамках закона, мы увеличили свою группировку. Тогда он не признал, но сегодня он сказал, что, обращаясь к Федеральному собранию, те войска, которые находятся в Крыму, это российская группировка, которая увеличена по закону.

А.: Да, и сказал, что русские и украинцы – братья, правильно?

С.А.: Ну, в том числе и это говорил.

А.: Вот. О какой войне мы можем говорить?

С.А.: Ну, Артур, да. Спасибо большое. Если на общечеловеческом уровне, украинец и русский – брат друг другу, и все друг другу братья, братья-сестры, это все понятно. Мы же сейчас с вами говорим о конкретных новостях, о том, что сейчас происходит. Понятно, что вряд ли есть люди, не знаю, среди ваших друзей и знакомых, даже те, кто готов пойти на войну, если она, не дай бог, будет, которые были бы за вооруженный конфликт между Россией и Украиной. Не знаю, среди адекватных людей пока таких не встречал, кто хотел бы назло всем просто взять и начать эту войну. Вопрос же в том, оборонительная должна быть тактика, или какая. Никто ж не хочет в Украине там нападать на Брянскую, Курскую область. Речь идет об оборонительной истории в первую очередь, о каких-то мерах по сохранению единства страны. И да, понятно, что братья… Итак, алло, вы в эфире, как вас зовут?

Л.: Добрый вечер! Меня зовут Людмила, город Киев.

С.А.: Вы нас слушали сегодня?

Л.: Я сейчас по телевидению смотрю эфир, я не знаю, правда, прямой это эфир или нет.

С.А.: Да, прямой эфир. Я вам даже вот рукой помахать могу.

Л.: Я просто хотела задать вопрос Куницыну…

С.А.: Куницын уже ушел. Мы сейчас говорим о том, будет ли война, о речи Путина, которую он сегодня произнес, о событиях, которые происходили в последние сутки.

Л.: Конечно, по поводу речи Путина и всего того, что происходит, одни вопросы, поскольку у меня муж сам крымчанин, который был против референдума, против присоединения Крыма к России, он туда категорически не хочет, хотя и родился там, и очень большой вопрос: что делать обычным людям в свете этих всех событий, которые крымчане, которые не хотят в Россию, что им делать? Как им жить? Что с ними будет дальше? Что думает вообще власть?

С.А.: А вы, Людмила, сами, как жена крымчанина, наверняка у вашего супруга там есть родственники, родные люди, друзья, вы что сами думаете об этом?

Л.: Вообще, честно говоря, в панике, поскольку родные и друзья были за присоединение к России, у них сейчас эйфория по поводу того, что сбылась их давнишняя мечта, им от этого очень хорошо. Складывается такое впечатление, у них там абсолютная дезинформация, что у них ужас и паника по поводу того, что у нас тут по городу ходят «бандеровцы» вооруженные, нацисты и все остальное. Непонятно, почему наша власть не вела разъяснительную работу, и не ведет ее до сих пор, и почему не предпринимаются какие-то активные действия по поводу Крыма вообще? Власть их продала? Власть их просто сдала? Или что происходит в принципе?

С.А.: Спасибо Людмила. Я вам скажу, я – не власть и никак к власти не принадлежу, ни к украинской, ни к российской, поэтому не могу вам сказать за всю власть. Я могу вам сказать только одно: понимаете, так легко рассуждать, сидя, я – в студии, вы – не знаю, на кухне, например, а вот власть взяла и сдала. Знаете, мы же имеем дело не с отрядом отчаянных патриотов русского мира, в косоворотках, лаптях и с матрешками. Мы имеем дело с вооруженными людьми, серьезной военной машиной, российской, президентом России, который обладает огромными полномочиями, машиной пропаганды, на которую тратятся миллионы долларов: на Дмитрия Киселева, на канал «Россия», НА ПРОЧУЮ ПРОПАГАНДУ. И сказать просто – как противодействовать? Я не знаю, как бы я противодействовал, сидя в кабинете любого чиновника. Я не знаю. Мне кажется, что без какой-то серьезной поддержки вообще сложно себе представить… Алло, вы в эфире. Добрый вечер! Как вас зовут и откуда вы?

А.: Александр, Киев. Я постараюсь быть кратким. Есть подозрение, он в Сочи на лыжах катался, упал и без крыши остался.

С.А.: Вот так коротко, Александр, поэтично нам про кого-то, кто катался в Сочи рассказал. Алло, вы в эфире. Как вас зовут?

А.: Александр. Одесса.

С.А.: Так, Александр. Как вы нас слышите там?

А.: Нормально, отлично слышу.

С.А.: А где вы нас слышите?

А.: Я – по UBR.

С.А.: А, вы канал смотрите. Скажите, как вам вообще все, что вы сегодня слышали у нас?

А.: Нормально. Полностью поддерживаю Куницына. Хочу ему об этом сказать.

С.А.: К сожалению, как вы видите, Куницына сейчас нет с нами, поэтому это бессмысленная история. Алло, добрый вечер! Как вы нас слышите?

Р.: Руслан, город Винница.

С.А.: Так. Что о новостях сегодняшних скажете?

Р.: Я хотел бы вопрос Куницыну задать…

С.А.: Извините, нет Куницына. Был Сергей Куницын в эфире радио «Вести» с 19 до 20 часов и отвечал на ваши вопросы, сейчас его в студии радио «Вести» уже нет. Здесь сидит Сакен Аймурзаев с вами разговаривает. Алло, здравствуйте! Как вас зовут?

В.Н.: Меня зовут Никитюк Виталий, я киевлянин.

С.А.: Скажите, какая главная новость сегодня была, по вашему мнению?

В.Н.: Я считаю, что, естественно, убийство наших военнослужащих, которые защищают наши границы, это главная новость на сегодня.

С.А.: А у вас есть какое-то понимание, какая-то ясность по этой истории? Мы об этом много говорили, и мне пишут: вот, не разобрались, кто в кого стрелял, и сразу начинаете панику поднимать. Вы как видите эту ситуацию?

В.Н.: Насколько я в этом вопросе информирован, я слышал о такой версии, что захватили начальника нашей воинской части около дома, якобы его отвезли на какие-то там допросы, ну в какой мере это можно оценить, но после этого произошел конфликт возле самой части, где он базируется, этот человек, и куда он приписан, и начался захват, просто начался штурм этой части и в результате пострадали люди.

С.А.: Будет ли война?

В.Н.: Думаю, что, к сожалению, погибнут ещё люди. Насколько это будет широкомасштабной войной, конечно, пойдет ли вся основная мощь, сконцентрированная на границах с Украиной, против украинского народа, потому что уже очевидно, что эти войска будут воевать не только с вооруженными силами Украины, а и …

С.А.: 21 час 46 минут 57 секунд в Киеве, вы слушаете радио «Вести». В студии у микрофона Сакен Аймурзаев. Последние 10-13 минут этого эфира, который закончит сегодняшний день вещания радио «Вести», я бы хотел с вами, собственно, об этой радиостанции поговорить. Немножко рассказать, немножко вас поспрашивать, что вы об этом всем думаете.

Мы продолжим вещание завтра утром, в 7 утра Матвей Ганапольский со своим утренним шоу выступит перед вами, будет с вами разговаривать, спорить и общаться. А сейчас давайте звонить на телефон 044 390 104 6. И расскажите нам свои впечатления от радиостанции. Я по ходу буду рассказывать, что это за радио, собственно говоря, какие люди здесь работают, и кто мы такие.

Радио мы делали долго, тяжело, потому что и события были такие, в стране, в первую очередь, исторические тяжелые события, и все это, в общем, с колес. Ребята пришли, практиковались, тренировались, учились. Все это происходило и на Майдане, и после Майдана, и в Верховной Раде, и Крым, и все эти истории мы проживали, к сожалению, без языка, что называется, без вас, наших слушателей. За это время к журналистам радио «Вести», которые будут делать новости, записные материалы, будут выходить, вот как я, к микрофону, с вами разговаривать. За это время наших коллег многие учили, многие журналисты делились свои опытом, сюда приезжали российские журналисты: Алексей Венедиктов, главный редактор «Эхо Москвы», давал мастер-класс заместитель главного редактора телеканала «Дождь», наверняка вам известного, Тихон Дзядко провел замечательную встречу, мастер-класс с нашими журналистами. Приезжал ведущие новостей нью-йоркской радиостанции, Ли Харрис, замечательный человек, который несколько дней даже обучал наших журналистов делать репортажи, рассказывать вам о новостях. Немецкие коллеги, которые занимаются много десятилетий строительством радиостанций в Германии, тоже рассказывали нам, как работать и как работать в этих условиях. Но и главное, конечно, нашими учителями были вы. Об этом я хочу сейчас сказать.

Несмотря на то, что вы не могли разговаривать с нами, не могли слышать нас, многие из вас были участниками исторических событий, которые происходили в Украине в последние месяцы. Многие из вас были по разные стороны баррикад, многие из вас думали по-разному, но те события, участниками которых вы были, и научили, как мне кажется, наших журналистов, работать в самых непростых для журналиста условиях. Давайте сейчас последние 10 минут поговорим о ваших впечатлениях о нашей работе, закроем сегодняшний день для того, чтобы завтра снова всем прийти на работу и продолжать с вами разговаривать. Алло, здравствуйте!

Ю.В.: Добрый день! Меня зовут Юрий Васильевич, из Харькова.

С.А.: Юрий Васильевич, что вы скажете? Вы нас сегодня слушали?

Ю.В.: Да, я слушаю вас уже практически 3 день, в машине приходится…

С.А.: Но мы, правда, только второй день, но вы третий. Скажите, как впечатления, что скажете?

Ю.В.: Давно хотелось слышать такую передачу, потому что в этих условиях в стране практически все каналы только музыкальные. Иногда хочется иметь больше информации, особенно когда ты находишься в дороге, и я очень доволен тем, что есть такая передача, что я могу ее слушать.

С.А.: Спасибо вам, Юрий Васильевич. Я поясню для наших слушателей. Да, действительно этот формат, в котором мы будем работать, называется news&talk по-английски. По сути дела это и есть то, чем мы будем заниматься. Будем давать вам новости и будем разговаривать. Сегодня и в Фейсбуке я писал, и многие мои коллеги тоже, и сразу получили, естественно, критику, что еще можно получить в первый день работы? Я сразу вам скажу, что радио, которое работает по принципу новости и разговоры, оно полифонично, оно многоголосно, оно складывается из совсем разных голосов. Вот вы слышите новости, которые у нас были с 6 до 7, которые титаническим, героическим трудом информационной службы вышли в эфир, сколько там голосов! Как в лесу птиц! Вот так и будет жить это радио. Я очень на это надеюсь, что будете и вы, и мы, и наши ньсмэйкеры и спикеры постоянно говорить. Давайте, поддерживая эту политику, включим телефон. Вы в эфире. Здравствуйте! Как вас зовут?

А.В.: Алло, добрый вечер. Меня зовут Александр Васильевич. Я из Киева.

С.А.: Но вы нас слушали сегодня? Давайте честную критику, пожалуйста!

А.В.: Я Куницина знаю очень давно. В свое время я работал в администрации президента Украины…

С.А.: Я прошу прощения. Это вечная проблема нового 21 века, когда радио показывают в телевизоре. Значит, сейчас Сергей Куницин вещает на канале UBR, который нас ретранслирует. То, что вы сейчас там видите, это все в повторе, поэтому я здесь без Сергея Куницина, давайте со мной разговаривать по поду нашего радио. Алло! Здравствуйте! Как вас зовут?

А.: Меня зовут Алексей, я из Одессы.

С.А.: Как вы нас слушаете, во-первых, наверное, по телевизору.

А.: Да. Во-первых, я бы хотел немного изменить направленность передачи. Уж очень все в черных тонах перманентной войны. По большому счету, уж очень пессимистична линия, которая проводится в данной передаче. Победа в Киеве была достигнута палками и духом, поэтому говорить о несоответствии и некачественном вооружении сил Украины не представляется возможным.

С.А.: Спасибо вам за вопрос, вернее пожелание, которое вы передали нам всем. Я тоже за то, что будет мир, и дружба, и будет нормальное сосуществование и существование единой неделимой Украины и единой, неделимой, демократической, свободной, цветущей, полной жизни и радости и места для всех свободных людей России. Я в это искренне верю, и, конечно, никаких черных пятен… Ну, новости такие, грустные: человек погиб в Крыму; президент крупнейшей страны соседской обманывает часто в последнее время, делает то, что вызывает отторжение, полное неприятие. Посмотрите, вечером сегодня все отреагировали, и США, и Англия, и Франция – все отреагировали. И Китай. Вот Казахстан поддержал. То есть, в полной изоляции находится крупнейшая страна, в которой десятки тысяч, миллионы прекрасных людей – я сейчас про Россию – конечно, это неприятно; не может это быть приятно, когда одна страна взяла – и как топором – бах! Кусок земли другой страны забрала. Но все равно не теряю надежды, веры какой-то в то, что разум возобладает. Давайте поговорим с вами. Алло! Как вас зовут? Откуда вы?

А.: Добрый день! Меня зовут Андрей. Звоню вам из Киева. Давайте отвечать последовательно на все вопросы по поводу войны: надеюсь, что ее не будет, тем более, Путин сегодня сам высказался на этот счет, что кроме Крыма дальше он не пойдет и границу переходить его войска не будут. Это лично его слова, надеюсь, что они будут подтверждаться его же действиями. Надеюсь, что с нашими братьями, а таких очень много, очень много россиян, которые не поддерживают войны с нашей страной, все-таки ее не будет.

С.А.: Спасибо, Андрей. Не смотря на все, о чем мы говорили в последние два часа, мы сейчас через несколько секунд закончим вечерний наш эфир, послушаем новости и пойдем все дружно спать, несмотря на все эти ужасы, накал страстей, на политический абсурд, по-другому назвать это сложно, я тоже, знаете, Андрей, надежды не теряю. Собственно, о чем я и говорил. И вся работа, которую будет производить наша радиостанция, давать нашим людям мнения, как можно больше, как можно интереснее, и приведет к тому, что все будет, в общем, хорошо, поскольку, на мой взгляд, говорить надо и в жизни, и в быту, и в политике, а радио тем и уникально, тем и прекрасно, потому и любим мы его все, что это – чистая говорильня, нон-стоп.

Слушайте радио «Вести» на частоте 104,6 в Киеве, 100,5 в Харькове, 107,7 в Днепропетровске, 87,7 в Севастополе. Слушайте нашу радиостанцию, поддерживайте нас звонками, поддерживайте наш сайт radio.vesti-ukr.com, его делают прекрасные люди, этот эфир помогли мне провести Ирина Новицкая, продюсер нашего эфира, Тимур Филоненко, мой редактор, и до завтра, дорогие!

 

Читать все
Читать все