СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

Утро с Матвеем Ганапольским, 19 марта

Утро с Матвеем Ганапольским"Нельзя метры прибавлять к красному"

Стенограмма утреннего эфира на Радио Вести

Матвей Ганапольский: Семь часов и три минуты. Доброе утро! Просто, как телевизионном шоу, как «Пионерская зорька»

Павел Новиков: …или Малахов

М.Г.: Доброе утро! Уважаемые слушатели! Это радио «Вести». Радио новостей и мнений. Господи, второй день работы, и понимаешь, что это никогда не закончится.

П.Н.: Никогда не закончится.

М.Г.: Нет, это закончится ровно в десять часов сегодня, но начнется снова. У нас такой сизифов труд ранних пташек. Я сейчас поумничал.

П.Н.: Я понимаю, что поумничал. Насколько помню, он камень толкал, а мы тяжкие фразы пытаемся выдавить из себя сонными ртами.

М.Г.: Во-первых, мы напомним, нашим слушателям, кто у микрофона. Матвей Ганапольский, вместе со мной соведущий, замечательный, радостный, птичка певчая, так сказать, Павел Новиков. Но! Обратите внимание. Как можно обратить внимание? Зайти на сайт

П.: radio.vesti-ukr.com.

М.Г.: И увидеть довольно профессиональную, спасибо нашим телевизионным коллегам, трансляцию. Причем в хорошем качестве, с хорошими камерами, с хорошим звуком.

П.Н.: Вы их не видите, но там за кадром достаточно много этих людей. я их уже боюсь. Да, мне вчера писали в «Фейсбуке», когда слушали наш эфир с 12.00 до 16.00, так вот мне куча друзей написало: «Новиков, помаши ручкой в камеру». Я сейчас выполняю их просьбу. Машу ручкой в камеру всем.

М.Г.: Не используй служебное положение в личных целях.

П.Н.: Больше никогда.

М.Г.: Одна дама вчера написала замечательную фразу, что когда она вчера слушала меня. Мы вчера занимались тут серьезным делом. Она не понимает почему, но ей подташнивает. Передайте этой даме, может, она беременна. Она довольно известная дама в узких кругах. Подташнивает, когда беременна.

Дорогие друзья! Наш звукорежиссер Диана Будниченко, давай сразу проведем голосование. Сразу с места в карьер, потому что у нас всего три часа, а тем столько, что просто невозможно.

Вы знаете вчерашнюю историю, так получилось, что мы хотели уходить, вдруг все сбежались, все стояли, не знали что сказать. Это связано с дикой историей, когда вдруг стрельба возле украинской военной части в Симферополе. Назовем это… в любом случае, это – провокация. Это склонение, подталкивание к военным действиям и украинской, и российской стороны. При этом неважно, кто организовал эту провокацию. Самое главное, что это подталкивание к военным действиям. Это попытка того, чтобы всё перешло в небольшую войнушку. Кроме того, там еще одна попытка, но об этом я скажу, когда мы поговорим о всяких разных делах. Дело в том, что одна из версий, которые рассматриваются, она очень простая. Надо подтолкнуть украинскую армию, чтобы она вышла из Крыма. Да, дело сделано. Крым – российский, я говорю по факту.

П.Н.: Об этом даже сказал пресс-секретарь президента Владимира Путина Дмитрий Песков. Украинская армия может покинуть территорию полуострова.

М.Г.: Это ясно, или влиться в российские Вооруженные силы. Мы знаем, что начальство Симферополя, начальство Крыма уже сказало, кто хочет, будет служить, а служить будут везде. Мне понравилось, как сказал один чувачок на Дальнем Востоке, и самое главное, он сказал, в Чечне. Я себе представляю крымчанина, который будет пополнять вооруженные силы. Вся эта комедия продолжается, но у меня вопрос ко всем радиослушателям радио «Вести».

Я напоминаю, что это Киев – 104, 6 FM, Харьков – 100,5 FM, Днепропетровск – 107, 7 FM, Севастополь – 87, 7 FM. У меня вопрос к вам. Надо ли в этой ситуации, подчеркиваю, в ситуации постоянных провокаций, которые были, есть и будут, там три года будут ловить этого снайпера… То есть все это понятно. Надо ли, чтобы вооруженные силы, на фоне того, что уже произошло, немедленно покинули Крым? Немедленно. Завтра встали или сегодня…

П.Н.: Настолько срочно, насколько это возможно.

М.Г.: Я все понимаю, я понимаю, что это позорно. Это будут показывать все телевизионные компании. Киселев будет биться в истерике и рвать рубашку на груди, чтобы сказать: «Вот оно! Захватчики Крыма уходят!» И покажут спину последнего солдата, танк уезжает.

П.Н.: Как они могут это смонтировать, мы понимаем.

М.Г.: Все разорутся и скажут, что Крым, наконец, свободен от оккупантов. Под оккупантами понимаются украинские войска. И, тем не менее, мы говорим о том, что там есть украинские солдаты. Постоянно находиться в таком прессинге они не могут. Как мы видим прессинг начинается…

П.Н.: …и он усиливается. И это действительно опасно.

М.Г.: Опасно. Вот смотрите, сейчас такое испытание нашей аудитории. С одной стороны на патриотизм, а с другой – на логику. Тут трудно сказать, что сыграет.

Итак, объяви, пожалуйста, телефоны дня голосования. Вопрос простой. Уходить украинской армии?

П.Н.: Если считаете, что украинская армия должна уходить, то 0 800 504 901. Если считаете, что украинским войскам там стоит оставаться, и никакого вывода войск не надо, то соответственно, 0 800 504 902. Напоминаю, все звонки бесплатны. С одного телефона можно позвонить только один раз.

М.Г.: Голосование началось? Диана, объясни мне, потому что у меня пока ничего не поменялось. Ты все сделала? Можно голосовать. Я могу сказать радиослушателям, чтобы они голосовали? Диана, я жду твоей команды. Ребята, голосование началось. Еще раз быстро напомни телефоны.

П.Н.: 0 800 504 901. Если считаете, что украинская армия немедленно должна выйти из Крыма. 0 800 504 902 – если вы считаете, что украинской армии не стоит покидать Крымский полуостров.

М.Г.: Голосование идет. Уже пошли звонки, спасибо вам, потому что нашу радиостанцию слушают представители центрального правительства. Пусть они узнают общественное мнение. После новостей мы будем принимать телефонные звонки. Нужно ваше мнение.

 

Теперь давайте перейдем к официозу. Украинские военнослужащие, базирующиеся на территории Крыма, могут покинуть полуостров. Об этом заявил Дмитрий Песков, комментируя сообщение о вчерашнем штурме украинской воинской части, он заявил о том, что России известно о готовящихся на полуострове провокациях. Я обращаю внимание, что Песков говорит это виртуально, подразумевая украинскую сторону.

П.Н.: …что это Украина организовывает провокации против своих же военных.

М.Г.: Глава Верховной Рады Александр Турчинов, исполняющий обязанности президента, утверждает, что попытки России аннексировать украинскую территорию не имеют никаких юридических последствий, но являются опасной провокацией для всей Европы и мира в целом:

«Президент Росії, який любить багато говорити про фашизм, копіює фашистів минулого століття, анексуючи територію незалежної країни».

М.Г.: Представитель президента в Крыму Сергей Куницын считает, что после вчерашних сообщений, ситуация на острове может дойти до гражданской и партизанской войны. Об этом он заявил в эксклюзивном интервью радио «Вести». По словам, Сергея Куницына, многие жители Крыма не согласны с политикой и действиями Кремля:

«Их начали убивать, и они должны стрелять в ответ. Это уже совершенно очевидно, что если снайперы стреляют по солдатам, если это уже пошло по беспределу, у них есть боевой устав. Они на своей земле. Есть устав караульной службы, а если на тебя нападают вооруженные люди и пытаются захватить территорию части. Боевое знамя части – это то, что не сдается не при каких обстоятельствах. Но если на вас нападают с оружием в руках; если бы ко мне пришли домой, к вам пришли домой, а у вас была дома, извините, двустволка, вы бы что смотрели на это. Нет, конечно, поэтому только адекватный ответ должен быть».

М.Г.: Адекватный ответ. Мы о нем поговорим, голосование идет. Напомни, пожалуйста, телефоны.

П.Н.: Номера телефонов. 0 800 504 901. Если считаете, что украинская армия стоит немедленно покинуть Крым. 0 800 504 902 – если вы считаете, что украинская армия должна оставаться в Крыму. Все звонки бесплатны. С каждого телефона можно позвонить только один раз.

М.Г.: Смотрите, что получается. Мы принимаем звонки. Утренний эфир абсолютно интерактивен. В этом его смысл. Мы вам сообщает новости, и мы с вами их обсуждаем.

П.Н.: Владислав Сергеенко, наш корреспондент в Крыму, находится сейчас на связи с нами.

М.Г.: Владислав, привет

В: Доброе утро.

М.Г.: Первый вопрос, я так понимаю, что погиб не только украинский военнослужащий, но еще и человек из неких сил самообороны. Так крымское руководство их называет, которые стояли в оцеплении украинской воинской части. Я прав или нет?

В: Информация на самом деле двоякая. Есть две версии произошедшего. Как рассказал нам военнослужащий, который находился непосредственно во время штурма, штурм проводился силами российских войск. И в ходе этого штурма был убит украинский военный. По другой версии, которую рассказывают уже в МВД, во время штурма погиб именно человек из сил самообороны.

М.Г.: Я сегодня рано утром разбирался в этой информации. Там было сказано, что стоял какой-то человек. Ему попали прямо в печень. И он мгновенно умер. Приехала скорая помощь. Но я хочу спросить тебя, какого черта был штурм. Объясни. Украинская часть находится за оградой. Правильно?

В: Конечно.

М.Г.: Так, кто? Нафига? Что это за штурм такой был? Цель? Кто штурмовал, ты можешь объяснить?

В: По версии украинского военного, штурм проводился ВВП так называемыми, войсками Путина. Какую цель они преследовали – это мало ясно, поскольку это топографическая часть и оружия у них практически нет. Зачем она была им нужна, не ясно. Возможно, это была попытка игры мускулами, если сейчас Крым уже стал российским, соответственно нужно...

М.Г.: Да, это я как раз понимаю. Владислав, опиши картинку. Военная часть, и в неё полезли эти уроды.

В: Да, в принципе, так оно и происходило.

М.Г.: «Уроды» – это моё слово, ты не говорил слово «уроды». Они полезли туда, и что они делали? Выбивали…

В: Если мы говорим про версию украинского военного, изначально они вызвали командира части, как удалось им наблюдать. Вышел только командир части, сами они, естественно, не подходили. Российские военные положили его на асфальт, лицом в пол. После чего его куда-то отвели. Говорят, действовали очень профессионально. Через забор они буквально перелетали. Само здание части было захвачено чуть ли не за считанные минуты. Затем уже перешли уже ко второму зданию, где сидел уже этот военный.

М.Г.: Погоди, ты говоришь, что это была специальная часть, то есть в ней…

В: Топографическая.

М.Г.: Да, в ней не было такого вооружения, как в обычной военной части.

В: Нет, а зачем оно.

М.Г.: То есть эти уроды знали, куда они шли.

В: Да. Абсолютно, невозможно было этого не знать.

М.Г.: Сейчас всё спокойно?

В: В принципе, да. Думаю, через час мы будем обладать более полной информацией. Появятся некие заявления из официальных источников.

М.Г.: А официальные уроды, которые это допустили, они что говорят? Они контролируют эти военные части. Я имею в виду, как ты остроумно назвал войска ВВП. Или они говорят, что ничего не было, и штурма не было.

В: В том-то и дело, что они ничего не говорят. Когда мы вчера были на месте, и самооборона, и милиция, присутствующие там, отрицали факт перестрелки.

- Вы что-то слышали?

-Нет, ничего не было.

М.Г.: Вот как.

В: Они пытаются закрыть эту информацию, видимо. Как-то её припрятать, но уже никуда не денешься, информация есть, она просочилась в массы.

М.Г.: Спасибо тебе большое. Звони нам, если будет, хоть что-то сразу. Будь аккуратнее. Береги себя.

Давайте скажем прямо, эти войска ВВП (это остроумное название, давай возьмем его), убивают украинских военнослужащих.

П.Н.: Было сообщение о том, что работали снайперы.

М.Г.: В то, что были снайперы, я как раз верю. Они не могут обеспечить безопасность. Я так понимаю, украинское правительство уже заявило по этому поводу протест. Я думаю, что нужно громко говорить о том, что там происходит убийство украинских граждан. Да, это факт.

П.Н.: Это факт.

М.Г.: И что они не контролируют ситуацию.

П.Н.: И мы уже не может говорить, что это такая бескровная война без единого выстрела. Война без единого выстрела закончилась вчера вечером.

М.Г.: Давай не нагнетать, я имею в виду, «война без единого выстрела»… И до этого убивали. Смотри, какая история. Давай сейчас разберемся в следующем. У нас, как раз есть на это время. Что в такой ситуации делать. Первый вариант, с криком: «Врагу не сдается варяг» и так далее, заменить «варяг» на название украинского корабля.

П.Н.: Или заменить на название каждой украинской части, потому что они каждый день подвергаются опасности.

М.Г.: Пойти в атаку – это первый вариант. Второй вариант – оставаться там бесконечно. Крым наш и плевать мы хотели и т.д. И третий вариант – уйти и закончить эту историю, продолжая её на дипломатическом уровне.

П.Н.: Напомню вопрос. Если вы считаете, что украинской армии следует немедленно покинуть территорию Крыма, звоните по телефону: 0 800 504 901. Если считаете, что украинской армия стоит немедленно покинуть Крым: 0 800 504 902. Все звонки бесплатны. С одного телефона можно позвонить только один раз.

М.Г.: У меня, например, нет позиции. Я не знаю, что делать в этом случае.

П.Н.: Мозги закипают, когда пытаешься понять, как это решить.

М.Г.: Попей водички. Товарищи, на самом деле это он просто так сказал, ничего у него не закипает.

П.Н.: Потому, что мозгов нет? (смеется – ред.)

М.Г.: 044 390 10 46 – номер прямого эфира. На первой линии у нас кто-то есть.

Н.П.: Доброе утро, Николай Петрович, Киев.

М.Г.: Николай Петрович, доброе утро.

Н.П.: В этой ситуации войска нужно выводить. Это только начало. Это Россия. Это Путин. Это человек, который не соображает, что он говорит. Он говорит одно, а делает совсем другое.

М.Г.: Николай Петрович, предложение. Давайте не тратить время на этого Путина. Давайте так, что делать с войсками. Наш совет исполняющему обязанности президента Украины.

Н.П.: Войска нужно выводить однозначно.

М.Г.: Всё, спасибо. Извините, коротко, у нас есть еще звонки. Доброе утро, говорите. Кто вы, откуда?

В: Ивано-Франковск, Владимир.

М.Г.: Очень приятно. Как вы нас слушаете? По интернету?

В: По компьютеру.

М.Г.: Шикарно, мы вам аплодируем. Скажите, что делать с украинскими войсками. Коротко.

В: Коротко, одним словом. Тяжело, но надо договариваться, и уводить оттуда войска. И те семьи, которые хотят уехать из Крыма, надо договариваться, может, с помощью американців, англійців, але їх треба виводити. Ясно, что Крым ушел к России и ничего сейчас подвергать опасности жизни этих людей. Это ясно, как день.

М.Г.: А позор? Владимир Арсеньевич, но вы же понимаете, что есть еще одни уроды, так называемые патриоты, которые будут орать «ни шагу назад». Чтобы вы им сказали, в эфире радио.

В: Идиотов хватает везде, ведь надо же быть идиотами. Заварилась каша, и корабли стоят возле берега, когда можно выйти в море и маневрировать.

М.Г.: Самый главный вопрос. Уходить – многие истолкуют, как позор. Это позор или нет?

В: В данном случае, какой может быть позор, когда силы неравные. Мы ничего не можем сделать, потому что части были неправильно размещены…

М.Г.: Спасибо, мой дорогой. Я вас понял. Прошу всех, кто слушает нас по интернету и по радио, не слушать наш голос в телефонной трубке. Потому что из-за спутника, из-за интернета, наши голоса отстают.

П.Н.: Сразу делайте тише.

М.Г.: Следующий звонок. Доброе утро, кто вы?

С: Доброе утро. Сергей, Киев.

М.Г.: Сергей, сразу говорите по теме.

С: Мы изучали историю. Знаем, что Россия сдавала Москву, чтобы Наполеон вошел. Давайте и мы сдадим Крым, чтобы потом прийти победителями.

М.Г.: Самый главный вопрос к вам. Уход не будет позором или будет?

С: Не будет. Их надо встречать, как героев, потому что в такой обстановке не сделать ни одного выстрела.

М.Г.: О!

С: Это победители.

М.Г.: Спасибо вам, Сергей. Вы сказали самую важную вещь. ВВП покажет это, как позор. Вот они уходят, их будут там провожать цветами, плевать и кричать: «Вон!» и так далее. Важно, не так, как их там проведут. Важно, как их здесь встретят.

Их должны встречать, как героев. Их должны провести от украинской границы. Будем говорить так. Это свершилось, не будем говорить «самопровозглашенная». Без этих дуростей. Они должны торжественно в машинах, как встречали афганцев. Они должны ехать. Это должны показывать все каналы. После этого они должны пройти маршем. Надо раздвинуть Майдан, чтобы там можно было убрать эти шины и т.д. Они должны пройти по Крещатику. Это надо организовать так, чтобы это не было позорным актом – уход украинской армии из Крыма. Потому что украинская армия в Крыму занималась делом. Она охраняла рубежи Украины, пока это были рубежи Украины. Думаю так. Если выводить армию, то встречать её надо с большими почестями.

П.Н.: Пока мнение таково.

М.Г.: Потому что, когда армия у Киселева превратится в захватчиков. Историческая справедливость… Давайте скажем так, историческую справедливость будут определять историки.

П.Н.: Уж точно не Киселев.

М.Г.: А чей Крым? Этим пусть занимаются политики. Пусть горят они огнем все вместе и пусть тонут в Днепре. Здесь идет разговор о том, что есть солдаты. Есть армия. И их надо встретить с почетом.

П.Н.: Есть их семьи.

М.Г.: Надо сделать так, чтобы они почувствовали, что не брошены. Нам звонят из Харькова, Днепропетровска. Мы брошены. Нас никто не слушает. Во-первых, ваши голоса звучат в Киеве на радио «Вести». Вы не брошены. И в обязательном порядке встречать, как героев. Да?

П.Н.: Да!

М.Г.: Это моё мнение, если будет принято решение о выводе войск, то эти войска действительно надо встречать, как героев. Так говорит Павел Новиков, так говорит Матвей Ганапольский.

 

Мы вместе с Павлом Новиковым, и вместе со всеми моими коллегами внимательно следим за тем, что происходит в Крыму. В частности, у меня открыт «Фейсбук», и я зачитаю несколько сообщений оттуда.

Главная интрига: что после. «После» мы наблюдаем две вещи. Это обстрел украинских военных, во-первых. Да, Паша?

П.Н.: Да.

М.Г.: А во-вторых, я хочу вот что тебе прочитать. Пишет Владимир Ардаев о том, что (ты, конечно, будешь делать обзор блогов, это текучка, час назад он выложил):

«Жители Крыма с оптимизмом воспринимают предстоящее вхождения полуострова в состав России, готовятся менять гривны на рубли. Как выяснил корреспондент «Интерфакса», во вторник днем рабочие демонтировали с фасада Верховного совета республики надписи на украинском и крымско-татарском языках, оставив только русские вывески».

П.Н.: До этого, украинский герб они сняли где-то неделю назад.

М.Г.: Нет, слушай, украинский герб сняли… Всё! Территория России! Закончилось! Я, например, не буду это обсуждать. Хочешь это обсуждать, пожалуйста, я тебя оставлю в студии. Пусть звонят тебе патриоты, которые будут орать….

Еще раз. Свершилось. Мы взрослые люди, нам нужно думать, что делать дальше. Вот это и пишет Ардаев:

«Вот – цена слов гаранта о равноправии трех языков в Крыму».

М.Г.: Я предполагаю, что они сделают какие-то красивые таблички.

П.Н.: В ближайшую пятницу Совет Федерации рассмотрит вопрос о присоединении Крыма. Об этом сообщила спикер Верховной палаты России Валентина Матвеенко. На повестке дня ратификация всех законодательных актов, касающихся вхождения Крыма в состав Российской Федерации. И вслед за Крымом о желании войти в состав Российской Федерации заявило Приднестровье. Непризнанная Приднестровская Молдавская Республика (ПМР), так её называли. Соответствующее обращение к спикеру Владимиру Нарышкину. Направил председатель Верховного совета Михаил Бурла. Обращение Приднестровской республики является незаконным и нелегитимным. Об этом сегодня заявил глава департамента информационной политики МИД Украины Евгений Перебийнис. Он сказал, что Украина выступает за территориальную целостность Молдовы и считает, что действия такого рода не могут происходить без участия официальной власти Республики Молдова. По сути, еще один кусочек территории, который не признавал молдовскую власть, а молдовская власть, естественно, не признавала приднестровскую власть. Вот уже и эта часть собирается входить в Россию. У нас есть фрагмент интервью Владимира Соловьева, главного редактора газеты «Коммерсант-Молдова». Вот, что он сказал об этом:

«Оно вполне могло бы быть, зная, что происходит в Приднестровье, и как долго Приднестровье говорит о независимости и присоединении к России. Население Приднестровья на 200% хочет войти в состав России. Надо понимать, что 24 года, пока существует эта непризнанная республика, там об этом говорили. И, естественно, там соответствующая пропаганда во всех СМИ. Молдова – враг, а мы за российский форпост. Если провести там завтра референдум, результаты будут, как в Крыму».

П.Н.: Результаты будут, как в Крыму. Власти Приднестровья ссылаются на результаты голосования, и ссылаются на референдумы, которые проходили в середине двухтысячных. В начале марта в эфире канала «Россия 24», глава МИДа непризнанной Республики Приднестровья Нина Штански напомнила о волеизъявлении Приднестровья в пользу присоединения к России. Эти референдумы там уже были:

«Наш внешнеполитический курс основан исключительно на референдарной политике. Он определяется людьми, которые здесь живут. И это основа нашей государственной политики. Последний референдум здесь проводился в 2006 году, когда население Приднестровья высказалось за то, чтобы быть независимым, чтобы в последующем оно вошло в состав Российской Федерации. Мне кажется, что на примере Приднестровья, политика России по отношению к соотечественникам, видна, как негде лучше.

П.Н.: Можно сделать вывод, что приднестровский референдум, который прошел восемь лет назад с результатом 96%, как референдум, прошедший в воскресенье в Крыму, можно назвать репетицией. Такие же результаты, независимость и присоединение к России. Пока это не имело каких-то последствий. Приднестровье не является частью Российской Федерации, а с Крымом уже не репетиция, а настоящий концерт.

М.Г.: Давай отойдем от Крыма и спокойно поговорим о Приднестровье. У нас есть еще некая справка. Давай послушаем.

П.Н.: Да, о том, как образовывалась республика, как развивалась там ситуация за последние двадцать лет. Информацию собрали журналисты радио «Вести».

Контекст:

С декабря 1989 года по ноябрь 1990 года прошел референдум об образовании Приднестровской Молдавской Советской Социалистической Республики. За это тогда проголосовало почти 96%. Из-за организационных трудностей решение в некоторых селах принималось прямо на сходах граждан. Руководство СССР новое образование тогда не признало. В 1991 году состоялся первый референдум о независимости Приднестровской Молдавской Республики. Почти 98% избирателей поддержали эту инициативу. На выборы приглашали наблюдателей из госдепа США. Однако присутствовали тогда только представители петербургского городского совета. Они заключили, что референдум отражал волю избирателей Приднестровья. В 2006 году прошел последний на сегодня референдум о независимости республики. В пакете с этим пунктом на голосование поставили и присоединение к России. 97% граждан высказались за это. Референдум признали только другие непризнанные республики, такие, как Абхазия и Южная Осетия. Молдова, Украина Европейский Союз и ряд других международных организаций объявили референдум незаконным. Глава МИДа России Сергей Лавров заявил, что к референдуму стоит относиться «с позиции здравого смысла и без эмоций».

М.Г.: И сразу хочу сказать тебе новость. У меня тут своя лента новостей.

Мы с тобой знаем, что вчера, если я не ошибаюсь, позорная вещь произошла. Об этом все говорят. Группа депутатов «Свободы» силой заставила руководителя…

П.Н.: Национального канала «Украина» Пантелеймонова заявление об увольнении.

М.Г.: Реакцию свободовцев знаешь?

П.Н.: О том, что мы уже опаздываем к люстрации. Об этом?

М.Г.: Нет, мы не опаздываем к люстрации. Читаю: «Для обеспечения в Украине верховенства права каждый депутат «Свободы» готов при необходимости избавиться от депутатской неприкосновенности и предстать перед судом». Об этом написал Тягнибок в своем боге на «Украинской правде». Политик добавил, что депутат Мирошниченко, который несколько раз ударил главу НТКУ, при этом руководствовался эмоциями, а должен был, холодным умом. Поэтому готов отвечать перед судом за свой поступок. Вот так.

П.Н.: Хоть так. Было бы значительно хуже, если бы Тягнибок начал защищать позицию Мирошниченко, хотя я не знаю, как её можно защищать.

М.Г.: Они же зачем-то же зашли туда. Это отдельная тема, предлагаю на ней не останавливаться, просто свежая новость, и я тебе о ней сказал.

П.Н.: Мирошниченко тоже журналист. И я, как журналист, не понимаю, как в журналистскую голову могла прийти такая мысль. Я это называю «полет Бессознайки на Луну».

М.Г.: Хорошо, мы сейчас говорим о Приднестровье. У меня сразу вопрос для голосования. Как вы считаете, радиослушатели нашей радиостанции в городах вещания и интернетах (напоминаю, что идет очень хорошая телевизионная трансляция в интернете, а когда мы повесим плазмы, это будет и на канале UBR)…

П.Н.: Нашим техникам надо ставить памятник...

М.Г.: …при жизни. Итак, голосование. Согласны ли вы с приднестровцами, которые, напомним, являются российским ментальным эксклавом. Там живут русские.

П.Н.: В значительной части русские, но и в значительной части украинцы.

М.Г.: Дальше мы поговорим о гагаузах, это очень интересно. Поддерживаете ли вы их идею, наконец войти в состав Россию. Они уже обголосовались, три раза голосовали. Они живут там. Им там плохо, и они хотят в Россию. Интересное голосование будет сейчас. Объяви телефоны.

П.Н.: 0 800 504 901. Если вы поддерживаете идею приднестровцев, о присоединении к России. 0 800 504 902 – если вы считаете, что присоединяться Приднестровью к России не нужно. С каждого телефона можно звонить по одному разу. Звонки бесплатные.

М.Г.: Только поймите, что мы предлагаем присоединить Приднестровье к России. Вчера Валерий Калныш предложил присоединить Приднестровье к Украине. Мы поговорим еще по этому поводу. Голосование пошло. Давайте, не ленитесь! Сжигайте калории, подойдите к телефону! Сделайте усилие, оторвите эти самые места от кресел. Домохозяйки, вы уже выпихнули в школу детей? Еще нет… В общем голосуйте.

Мы продолжаем наш эфир. Это радио «Вести». Радио новостей и мнений. В студии Матвей Ганапольский и Павел Новиков. Мы запустили голосование. Поддерживаете ли вы идею приднестровцев о присоединении к Российской Федерации. Если вы поддерживаете мнение приднестровцев, звоните 0 800 504 901. Если вы против этого, звоните 0 800 504 902. С каждого телефона можно звонить только один раз, чтобы не было накруток. Все звонки бесплатные.

Мы должны перейти к следующей теме. От позиции российских властей зависит дальнейшая судьба Приднестровья. Об этом в интервью радио «Вести» заявил политолог Владимир Гушулей. По его словам, учитывая ситуацию в Крыму, Москва может пойти на обострение и в Приднестровье. По сути, присоединить к себе еще и эту территорию. Давайте послушаем:

«Все залежить від бажання політиків Російської Федерації цей крок зробити. Не секрет, що Придністров'я проводило референдум про приєднання своєї території до Росії декілька раз, в тім відповіді з Росії їм не було. Зараз ситуація загострилась Кримскою кризою. І якщо Росія анексує Крим, ніхто її не зупинить від таких же кроків з Придністров'єм».

М.Г.: Было уже много заявлений о том, что Россия фактически пытается создать такой пояс либо сателлитов своих, либо даже своих территорий, который может протянуться от Краснодарского края, через Крым и Приднестровье. Таким образом, целый пояс влияния. Даже пояс российских территорий может образоваться. Государственным языком Приднестровья уже признан русский. По данным местных властей, на территории республики живет 200 тысяч граждан России. Собственно, всё население Приднестровья, оно небольшое. Меньше, чем население Киева, насколько мне известно.

П.Н.: Небольшой регион… Главное это что (сори, это уже моё личное) в Приднестровье, это коньячный завод.

М.Г.: Ах, вот что пытается захватить злобная Россия! А коньяк хороший?

П.Н.: Десятилетний Kvint, который называется сюрпризным, он выпускался еще в Советском Союзе. Причем сейчас он там стоит копейки. Несколько лет назад был в Приднестровье. Пол-литровая бутылка десятилетнего Kvint, который называется сюрпризным, очень вкусного. Даже при том, что я коньяки не люблю. Она там стояла порядка $4.

М.Г: Из-за того, что ты не любишь коньяки, ты, конечно, ненормальный. Как можно не любить коньяк. Например, «Курвуазье», «Мартель»… Так, забыли об алкоголе. В утреннем эфире об этом говорить запрещено.

П.Н.: Почему? Как раз наоборот, с утра бодрячком. Принял, разогрелся. Утром принял – весь день свободен.

М.Г.: Совершенно верно. У нас еще есть телефонные звонки.

П.Н.: Возможно, люди нам сейчас расскажут, что делать с Приднестровьем. И, кстати, я вчера очень удивился, когда Валера Калныш об этом сказал, напомню, это бывший главный редактор газеты «Коммерсантъ-Украина». Вчера в нашем эфире он сказал. Один из перпендикулярных ходов для Украины, если Россия аннексирует Крым. Давайте резко активизируемся и присоединим к себе Приднестровье. На самом деле, по информации Калныша, там очень большое количество украинцев, и огромные налаженные связи с Одесской областью. У нас сейчас будет разговор имени Калныша, человека с подозрительной фамилией, казачка засланного.

М.Г.: Уважаемые слушатели, а имеет ли смысл побороться за Приднестровье. Да, они хотят в Россию, но это власть заявляет, но вы же знаете, как это всё делается пропагандой.

Кроме того, там же есть еще и гагаузы. Есть территории, которые не в военном, а политическом смысле (что Украина лыком шита?)…

П.Н.: Прямо у наших границ.

М.Г.: Давай поговорим с нашими радиослушателеями, а голосование идет.

П.Н.: Я напомню, если вы поддерживаете идею приднестровцев присоединиться к Российской Федерации 0 800 50 49 01, если вы против этой идеи 0 800 50 49 02. Все звонки бесплатны. Позвонить можно только один раз.

М.Г.: Это радио «Вести», доброе утро!

А: Доброго дня!

М.Г.: Доброго! Звідки ви?

А: Анатолій, Київ.

М.Г.: Анатолій, що скажете?

А: Я хочу сказати, що навіть постановка питання некоректне, що Придністров'є має буде Росією. Це, або Молдова, або етнічна територія України. А ваша радіостанція розчищає ще один плацдарм для…

М.Г.: Так, Анатолію, ми вас зомбуємо (сміється – ред.)

А: І ще, що важливо відзначити, вивід українських військ має бути. І Росія має помагати виводити. Якщо проводити чесну боротьбу, то має бути чесна дуель. Якщо Путін не Гітлер ХХІ століття, то звичайно він має вести чесну дуель, а не підступну.

М.Г.: Шановний, Анатолій, тепер послухайте мене. Зі всією повагою. У нас тут нема монологів. Ми вислуховуємо ваші дзвінки. І, по-перше, що я хочу сказати, що якщо ви говорите, що ми щось розчищаємо, то не знаю, чому я вам маю давати слово. Ми що розчищаємо? Здається, то ви розчищаєте, хочете говорити монологом і не слухати питання. Треба, знаєте, діалог. Монологів нема.

Вторая линия. Доброе утро, вы откуда?

М.: Максим из Киева.

М.Г.: Давайте уточним вопрос. У нас голосуют по поводу того, поддерживаете ли вы идею с Приднестровьем (там живут русские люди, которые хотят в Россию). У меня к вам голосование другое. Я прошу вас стать политиком. Стоит ли побороться за Приднестровье? Может, стоит в русском духе, поговорить с местными украинцами, чтобы они провели референдум и высказались за вступление в Украину. Как вам кажется?

М.: Если Приднестровье так хочет попасть в Россию, пусть идет. Нашим политикам надо все-таки побороться за Крым.

М.Г.: Подождите, «за Крым», тут пока непонятно. Вы же не можете дать рецепта, как за него бороться. Будут бороться. Есть руководство Украины, оно будет бороться, просто сейчас не понимает как, потому что стреляют по украинским войскам.

 

Я задаю другой вопрос. Не заниматься Украине Приднестровьем или заниматься?

М.: Я думаю, что нет.

М.Г.: Вы спокойно относитесь к тому, что какая-то другая территория хочет в Россию.

М.: Это же не наша территория.

М.Г.: О, вот я вас и поймал, а теперь поставьте себя на место молдаван. Как молдаванам к этому относиться.

М.: Но мы же не молдаване, правильно?

М.Г.: То есть, я – украинец, на то, что происходит в Молдове мне наплевать.

М.: Почему наплевать?

М.Г.: Но вы так говорите, родной!

М.: Я так не сказал.

М.Г.: Давайте попробуем договориться, я вас поймал. Вы, как украинец, хотите, чтобы в споре за Крым вас поддерживал мир. Вы говорите миру: «Это злодейство, у нас отобрали территорию! Мир, поддержи нас!» Когда разговор идет о Приднестровье и Молдове, о вашем соседе, с которым у вас граница, который поддерживает Украину в Крымском вопросе, вы говорите, это не мы, пусть делают, что хотят. Хотите ли вы, чтобы молдаване также относились к Украине.

М.: Нет, я не хочу, чтобы молдаване так относились к Украине, но насколько известно, Приднестровье не принадлежит Молдове, правильно?

М.Г.: Приднестровье принадлежит Молдове. Оно отторгнуто.

М.: Они сами провозгласили себя независимым государством.

М.Г.: Так, и крымчане проголосовали за независимое государство.

М.: Крымчане проголосовали под дулами автоматов.

М.Г.: И те, точно также под дулами автоматов.

П.Н.: Армия Лебедя.

М.Г.: Вы забыли про армию Лебедя? Помните, был такой генерал, погиб в авиакатастрофе?

М.: Не помню.

М.Г.: Был такой генерал в 90-х, который держал в узде всё Приднестровье. Напомню вам, когда начался конфликт между Молдовой и Тирасполем, то Россия отправила туда свои миротворческие войска. Это был распад Советского Союза, и там оказался легендарный генерал Лебедев. Он занимался умиротворением (но таким, нормальным) в Чечне. Он был сторонником переговоров, много чего было, а потом он погиб в авиакатастрофе. Он стал губернатором. И сейчас до сих пор ходят слухи, что его устранили. Вы знаете, россияне любят сильную руку. И он был более выигрышным на выборах, чем Путин, нынешний президент России. Так вот там, на русских штыках они объявили свою независимость.

 

П.Н.: Это был 1991 год.

М.Г.: Поэтому, Максим, это абсолютно зеркальная ситуация. Они сейчас хотят в Россию. Они посмотрели на Крым. У них получилось, давайте и мы попробуем. Более того, сейчас Совет Федерации России уже рассматривает вопрос об изменении закона. Потому что, тот закон, который они приняли – это был закон только о Крыме, а они хотят убрать слово «Крым» и написать там «любые территории»

П.Н.: Вплоть до Аляски.

М.Г.: У меня вопрос, нам – Украине всё равно или не всё равно, вам, Максиму, всё равно или не всё равно?

М.: Я вас очень долго слушал. Украине должно быть не всё равно на ту же другую территорию, на ту же самую Молдову, но Россия всех берет силой.

М.Г.: Максим, не удастся вам выкрутиться. Я просто хочу сказать, как мы к другим, так и другие к нам.

Есть правительство. Оно делает громкие заявления. И есть граждане, и они должны решить, за кого они. Вы же знаете знаменитые анекдоты про украинцев. Хай у нього это самое, я тільки буду рад. С этим надо прощаться. С такой психологией надо прощаться. Надо поддерживать товарища, понять хотя бы, ты за или против. Потому, что если ты не за, то получается, что ты против. И не может быть так: «це не в нас». Не может быть. Просто надо понять, ты его будешь поддерживать, тогда и он тебя будет поддерживать. Тебе будет все равно, тогда не жди, что он будет тебя поддерживать.

Это радио «Вести». Киев – 104,6 FM, Харьков – 100,5 FM, Днепропетровск – 107,7 FM, Севастополь – 87,7 FM. Я обращаюсь к Павлу Новикову, который вместе со мной ведет прямой эфир, замечательный соведущий.

Я так и не понимаю, слышат ли нас в Севастополе, гордости русских моряков. Уважаемые радиослушатели, если вы нас слышите в Севастополе на частоте 87,7 FM, позвоните нам в эфир. Расскажите, какая у вас ситуация, что вы думаете о тех вопросах, которые мы сейчас задаем всем нашим слушателям. Напомню эфирный телефон: 044 390 10 46.

М.Г.: У нас закончилось голосование. Мы спрашивали у наших радиослушателей, поддерживают ли они идею властей Приднестровья о присоединении к России или не поддерживают. Вот, что у нас получилось: 34, 95% – поддерживают, 65, 05% – нет. Я хочу тебе сказать, что это нормальный результат. Результат свободного волеизъявления. Обычно, радикальный вопрос, к примеру, нужно ли убивать людей на улице? 0,1% да и тот в шутку проголосует. Голосование, где треть против двух третей показывает, что это нормальные люди, у которых работает голова. Они со своей точкой зрения. Это показывает, что мы не занимаемся пропагандой. Мы спрашиваем, а не долбим: левое или правое. Каждый левый имеет право на то, что слева, и на то, что справа.

Я тебе сейчас поручаю.

П.Н.: Спасибо за поручение, рад стараться.

М.Г.: Знаешь, как иногда у нас говорят: слушаюсь, мой белый хозяин.

П.Н.: Мой белый господин.

М.Г.: Расскажи слушателям, а я посмотрю свежачок.

П.Н.: Естественно, самая главная сейчас тема – это тема Крыма и её разные аспекты. Министерство обороны разрешило военным использовать оружие, об этом сообщила пресс-служба ведомства. Такое решение было принято для защиты военнослужащих, в связи с гибелью прапорщика во время штурма базы в Симферополе. Мы об этом говорили в прошлом эфирном часе. Погиб украинский военнослужащий.

И сейчас украинские военные являются заложниками ситуации, и они имеют право «дать адекватный и соизмеримый с угрозой ответ», – заявил в интервью радио «Вести» военный эксперт Валерий Рябых. Он добавил, что центральные власти Украины обязаны реагировать и отдавать военным приказы, так как они не изменили присяге и готовы защищать тех граждан, которые не принимают незаконный референдум. Вот, что сказал Валерий Рябых, давайте послушаем:

«Давайте называть не зелеными человечками, а называть вещи своими именами. Это российские военнослужащие, причем элитных подразделений, Российской Федерации, которые были незаконно введены в период с 22 февраля. Сейчас мы видим наращивание активных средств на крымском полуострове. Они должны надеть свои шевроны и действовать по всем правилам, принятым в международным сообществе».

П.Н.: Правила, которые приняты в международном сообществе. Эксперт по вопросам национальной безопасности Сергей Телешун считает, что разговоры Путина о непролитии крови уже закончились. Спецслужбами России поставлена задача, используя силы самообороны, зачистить украинские базы и не допустить украинских анклавов в виде таможенной службы, морской пехоты и других подразделений. Сергей Телешун утверждает, что если Путин не остановит неконтролируемые силы самообороны, это обернется большой трагедией, которая в длительное время не развяжется и в отношениях России и Украины, и в мировом сообществе. Фрагмент интервью Телешуна:

«Перший варіант, кращий для них, українські військові здаються і переходять на сторону самопроголошеної автономії зі входженням до складу Росії. Другий варіант, їх зачищають. Зачищають двома шляхами, силовим тиском, знищенням. Третій варіант, домовляються з українською стороною і українські війська з прапором і військовою зброєю виходять на континентальну частину України».

Три силових варианта Серей Телешун описал, и мы в начале нашего эфира говорили, что сейчас нужно делать с Вооруженными силами Украины, которые остались на территории. Мы пытались понять для себя и обсудить с нашими зрителями. Сергей Телешун считает, что под прикрытием сил самообороны действуют специально подготовленные военные снайперы, а их деятельность координируется на уровне связи и коммуникаций разработки спецопераций. План Путина стал реальностью, по словам Телешуна, из-за неэффективности и ослабленности украинской власти. То, что США, Великобритания и другие ядерные страны не выполнили свои гарантии по безопасности, грозит уничтожением мирового порядка. Есть заявление Арсения Яценюка о том, что Крымский вопрос перешел в новую стадию. Вся ответственность за эскалацию конфликта лежит исключительно на политическом руководстве России, считает премьер-министр Яценюк. Давайте услышим:

«Зараз рівень конфлікта, переходить з політичної в військову стадію з вини російських військових».

М.Г.: Пока ты рассказывал о новостях, я тут нашел другие новости, эмоциональные. Своеобразный анонс следующей 15-минутки. События в Украине и события вокруг Крыма, как бы они не закончились…Надо понимать, что здесь два действующих лица: Россия и Украина. Оказывается, есть четыре действующих лица: интеллектуальная элита, российская и украинская. Я прервусь. У нас снова на связи Владислав Сергеенко, расскажи, что новенького:

В: Только что удалось связаться с главрачем больницы, где находится раненные, их оказалось двое. Один из самообороновцев, и один из украинских военных. У них идентичные ранения. Врачи уверены, что работал снайпер, потому что ранения абсолютно одинаковые.

М.Г.: Снайпер стрелял и в самооборонца, и в украинского военного. Это версия, которую озвучила крымская сторона, нынешняя власть Крыма. Они сказали, что сначала выстрелили в украинского военнослужащего, а когда подошел, (они стояли в охране, но в такой охране, знаешь, как крымская власть говорит, что не было провокаций), они стрельнули в того, который был в оцеплении, попали в печень, и он мгновенно… Довезли его, но уже… Рассказывай дальше.

В: Таким образом, мы возвращаемся к милицейской версии о том, что работало третье лицо с недостроенного здания напротив части. Стреляли, видимо, из карабина «Сайга», потому что речь идет о безоболочечной пули 5,42, свинцовой, которую довольно тяжело извлечь из тела.

М.Г.: Подожди, что это значит? Я в этом не разбираюсь.

П.Н.: Кто-то из другого здания стрелял и по тем, и по другим.

М.Г.: Это я понимаю.

В: Тут мы видим идентичную работу снайперов, тогда из людей также доставали именно эти свинцовые пуля, именно из карабинов «Сайга». Это довольно распространенный карабин, он используется на охоте.

М.Г.: Какой вывод мы можем из этого сделать? Украинская власть сейчас должна немедленно связаться с властью Крыма. И они должны что-то придумать, чтобы этого больше не было.

В: Конечно, ведь вмешательство третьих лиц может привести просто к непоправимым последствиям. Крым после вчерашнего на грани накала, люди нервничают, люди начинают беспокоиться за своих родных и близких. Напряженность в военных частях.

М.Г.: Я поясню, Владислав, тут знаешь какая вещь. Ладно, если бы это была провокация с украинской или российской стороны. Типа, российская сторона тут постреливает. Давайте, выводите войска, но если это третья сторона, то тогда еще хуже, потому что украинские войска уйдут, а снайперы останутся. Кто-то гуляет по Украине. Это что бывшие югославы тут наводят порядок? Хорошо, а так, тихо?

В: В целом тихо, единственное, мы можем наблюдать движение военной техники по Симферополю, но это стало делом привычным в какой-то степени. Вчера вечером три «Урала» ездили по центру.

 

М.Г.: На фоне того, что происходит, три «Урала» – это мелочь. Ладно, будем тебе звонить, береги себя. Помнишь, как мамы говорят: «Без шапки на улицу не ходи».

В: У нас тепло.

М.Г.: Ты не понял меня, без бронежилета и бронекаски, причем в трех экземплярах. И береги причинные места, чтобы туда не попали. Счастливо.

П.Н.: Матвей Ганапольский, Павел Новиков. Это радио «Вести». Радио новостей и мнений. 8 часов 17 минут, мы сейчас будем принимать ваши телефонные звонки. До этого, я сейчас даже музыку уберу, в предыдущей 15-минутке, я тебе говорил, что в Крыму не две стороны конфликта, а четыре. Не так явно я вижу проявления спора между западниками и почвенниками, потому что конфликт касается территории Украины. Забрали часть, процесс продолжается. Есть такая выдающаяся актриса, наша, Евгения Симонова. Знаешь такую?

П.Н.: Да.

М.Г.: Заголовок звучит так на «Обозревателе»: «Российская актриса Симонова: в Москве артисты перессорились из-за агрессии Кремля».

Читаю: «Многие известные люди искусства в России не поддерживают политику Путина в отношении Украины и выражают свою поддержку украинцам. Об этом сообщила Екатерина Степанкова - дочь известной актрисы Ады Роговцевой. «Только что на мамин мобильный позвонила Евгения Симонова. Замечательная русская актриса. Незабываемая Принцесса захаровского «Обыкновенного чуда». Они с Адой едва знакомы, вместе никогда не работали. Евгения Павловна отыскала номер телефона ради того, чтоб сказать: «Я увидела Вас в телемосте. Мне близко и дорого то, что Вы говорите. Я звоню потому, что происходящее похоже на страшный сон. Наш театр (им. Маяковского) разобщен полярно, люди не разговаривают друг с другом, непримиримы. Я хочу передать Вам, что многие из нас все понимают. Передайте мое доброе отношение и поддержку вам всем!» Ада спросила позволения озвучить это, и Евгения Павловна ответила «Конечно! Обязательно!».

Ада, положив трубку, сказала: «Какая радость, что творческая и человеческая заочная симпатия так неожиданно подтверждается! Я всегда чувствовала, что Женечка очень хороший человек!».

А Армен Борисович Джигарханян звонит каждые два дня: «Что у вас? Чем помочь! Ада, это безумие!», - сообщила Екатерина Степанкова».

Это первая история, которую я хочу рассказать. Первая не требует комментариев, а вот вторая, она посильнее Фауста «Гете». Ты знаешь, кто такая Божена Рынска?

П.Н.: Нет.

М.Г: Это светский обозреватель. Такая светская персона. У нас несколько таких персон на «Дожде».

П.Н.: То есть это публичная персона с российского телевидения?

М.Г.: Телевидения или нет, неважно. Она светский обозреватель: «Мы были там-то, мы пили коктейль…» Такое тоже нужно. Мы записывали передачу с Дарьей Цивиной, ресторанный обозреватель. И вот Божена Рынска пишет очень жесткий текст. Просто очень жесткий для светского человека. Послушай, что она пишет, по этому поводу, сейчас проголосуем.

«Я в 90-е годы голодала. Выживать было очень непросто. Помню, как в служебном буфете Мариинского театра буфетчица меня спросила: «А что вы все время постненькое берете? Вегетарианка?». А у меня просто семи рублей на мясо никогда не было. А три на капустный шницель изыскивала. Так вот, я не помню, чтобы в бедные года кто-нибудь к нам в Россию просился, бил себя в грудь, кричал: «Мы – русские душой, хотим к вам обратно», – тут Божена не совсем права, я скажу от себя, потому что м вспоминали Приднестровье. Они хотели в 1991 и 2006. «Бедные, голодные дальне нецензурное слово, Теперь, когда цена на нефть держится, когда бабло есть, раздышались малехо, вдруг нашлась родня. Мы, говорят, хотим обратно. Что-то я в девяностые не помню митингов с требованием присоединиться обратно. Родня новоявленная, а кто будет платить за двадцать лет гулянки?

Это как знаете, баба бы слилась от мужика за то, что денег мало зарабатывает, трудно жизнь с нуля начинать, а потом, как он поднялся, запела бы песню: «возьми меня обратно». А где ты, милая, когда я подымался, была?

Крым пришел за российскими пенсиями, за баблом, а не за исторической справедливостью и русской душой. Будут сдавать, – дальше опять нецензурное слово, – свои курятники за черный кэш. Налоги с курятников платить не будут, а дотации, пенсии и пособия будут хватать и ртом и жопой. Еще одни нахлебники нарисовались».

Очень жестко, я не знаю, правильно это или нет. А вы, уважаемые радиослушатели, Божена права или не права. 044 390 10 46 – радио новостей и мнений. Мне сейчас ваше мнение нужно. Зачем они туда пошли?

П.Н.: За баблом или за исторической справедливостью?

М.Г.: Не скажем так «за исторической справедливостью». Нельзя метры прибавлять к красному. Давай так: они пошли, потому что русские люди, потому что хотят в путинскую Россию стабильности. Они пошли за национальной стабильностью, я русский, я нахожусь в русском мире. Это довод, очень серьезный довод. Или они пошли за баблом. Ребята, давайте аккуратно. Это не то бабло, путинское, патанинское, Абрамовича, то есть, это не миллиарды. Это простой разговор, и их можно понять, я не осуждаю. Если у тебя тут пенсия $30, а там $50, а границы открыты, и ты можешь ездить, куда хочешь и делать, что хочешь. Понятно, рыба ищет, где глубже, человек, где лучше.

Мы объявляем следующее голосование: жители Крыма проголосовали, потому что у них было желание национальной идентичности, или это материальный фактор. Они пошли за стабильностью денег?

П.Н.: Объявляю номера. 0 800 504 901. Если вы считаете, что крымчане голосовали за национальную идею, общность с Россией

М.Г.: Жить в России, не в Африке. Вот, Украина – это Африка, они посчитали.

П.Н.: 0 800 504 902, если вы считаете, что крымчане голосовали ради денег. Звонки бесплатные, звонить можно один раз.

М.Г.: Кто нам звонит? Доброе утро!

С: Сергей, город Севастополь

М.Г.: О, первый человек из Севастополя к нам дозвонился. Давайте по этапам. Как бы вы ответили на вопрос, вы слышали Божену Рынску. Объясните радиослушателям, как вы ответили на мой вопрос.

С: Я услышал вопрос Балашова, который был у нас…

М.Г.: Сергей, подождите, у нас не могло быть Балашова. Вы сейчас слушаете радио?

С: Я слышал вопрос. Крым пошел за баблом или за национальной идентичностью? Не за бабло. Возможно, у вас это слово употребимо. У нас эти бумажки называются деньгами. Мы нормально зарабатываем, поверьте. Люди не бедные. И говорить о всех крымчанах, что они пошли за баблом, тем более о севастопольцах, очень некорректно, поверьте.

М.Г.: Сергей, послушайте меня. Я ведь не сказал, а задал вопрос. Я имею право, как ведущий задать любой вопрос, а вы нам дозвонились. Вас слышат Киев, Харьков, Днепропетровск, поэтому давайте не будем лечить друг другу мозги. Не бывает корректного вопроса. Он всегда кому-то не нравится. Ответьте, разъясните вашу позицию.

С: Разъясняю, о Севастополе, ну и за Крым тоже. Мы пошли в Россию не за деньгами, а за национальной идеей. Мы русские люди и хотим жить в России. Пусть это банально звучит, но так оно и есть. Если интересно, скажу маленькую подробность.

М.Г.: Пожалуйста.

С: Я курировал четыре участковых комиссии, как депутат городского совета. И скажу вам честно, сумасшедшая явка. Никакой фальсификации, хотя возможностей было миллион. Я был поражен настолько, чтобы ни говорили о том, что эти дебильные проценты накручивают, извините за выражение, немножко волнуюсь. На самом деле это была воля народа. Колоссальная поддержка России. И то, что нас страшило долгие годы, несправедливость… Спасибо ребятам, которые сейчас в Киеве пришли к власти, нас рассорили с братьями украинцами.

М.Г.: Чем рассорили?

С: Вы знаете ошибки, наверное, лучше меня. Каким образом они пришли к власти, им даст оценку история, но то, что они сделали по отношению к юго-востоку, к Крыму, Севастополю. Не буду повторять…

М.Г.: Нет, не знаю. Скажите. Я хочу знать ваше мнение. Вас слышат в Киеве, что Киев делал неправильно?

С: Киевляне молодцы. Я поддерживал те идеи, которые звучали на Майдане. Мы не любим Януковича, как и вы, но зачем было трогать закон о языках, зачем было орать о титульной нации. Этого не нужно было делать. Нужно было спокойненько прийти к власти и заявить: «Ребята, теперь у нас будет два государственных языка». Как минимум. Получилось наоборот, вы четко разделил нацию. Отделили нас, мы ушли в Россию. Нам надоело все эти годы терпеть такое скотское отношение. И моя дочка, которая учится в 11 классе, сказала, какое счастье, закончился украинский язык в моей жизни. Они учили его из-под полки. Языка никто этого не знает, зачем было искусственно насиловать.

М.Г.: Какой второй язык она предпочитает?

С: Русский и испанский, но никак не украинский.

М.Г.: Вы имеете в виду, что жили на территории Украины, но жили на ней «как бы». Вы не ощущали себя гражданином Украины?

С: Я ощущал себя гражданином, потому что я учился в Киевском государственном университете. Я его закончил. У меня очень много друзей, но вся родня у меня в России. Это не ваша, и не моя вина.

М.Г.: Сергей, спасибо большое, что вы дозвонились, и кое-какие вещи объяснили. Это важно. Вы нас слушаете?

С: Да, я вас слушаю, думаю, что не только мнение ребят, которые перекошены от злобы…

М.Г.: Как мы работаем? Как вы оцениваете? Мы высказываем одну точку зрения или все-таки разные?

С: Я думаю, что сейчас соотношение немножко не в нашу сторону, тех, кто думает по-другому.

М.Г.: Я вам скажу, что за три дня нашего вещания. Вы первый человек, который позвонил нам из Севастополя, поэтому у меня вопрос, как нас слышно? По этому поводу у нас на радиостанции маленький праздник. Послушайте, мы перебрали время, но ваш звонок суперважный. Вы не против, что сейчас ваш звонок перехватит наш звукорежиссер, запишет ваш телефон. В одном из эфиров, вы будите нашим экспертом. Какие-то вещи, которые нам будут важны, услышать мнение из Севастополя, мы наберем вас.

С: Не буду возражать.

М.Г.: Слушайте нас и скажите вашим друзьям. Нам очень важна ваша точка зрения, потому что для радио «Вести» дело не в географии. Дело во мнениях. Тем более во время таких важных процессов, прямо скажем исторических, во многом трагических, которые произошли в украинской истории.

П.Н.: Послушаем минуту

(Звучит «Ты меня не забывай», Валерий Леонтьев» - прим. ред).

М.Г.: Даже в минуты сложных и трагических событий, мы не должны забывать о конкретных людям. Можешь ли ты поверить, что красивому, патлатому, профессиональному Валерию Леонтьеву исполнилось 65 лет.

П.Н.: Интересная дата.

М.Г.: Я, например, помню для себя первый кассетный магнитофон, который купили родители. Я научился нажимать на кнопку записи и записывал из телевизора концерт Валерия Леонтьева.

П.Н.: Это самое начало 80-х.

М.Г.: Это был семьдесят какой-то там год. Он пел песню «Куда уехал цирк». Знаешь, где снимался клип на эту песню?

П.Н.: Нет.

М.Г.: Ты не поверишь, она снималась во дворе Гостелерадио Украины. Он был никому не известным артистом. Нужно было его отснять. Он надел свой серебристый костюм, который так любит. Я хочу сказать, что это удивительно достойный человек. человек, которым можно восхититься. Он никогда ничего не говорит о политике. Довольно сдержан в интервью, но я очень люблю профессионалов в любом деле.

В Москве очень любят шаурму, здесь любят шаурму, но, правда, здесь очень много альтернативы для шаурмы, а в Москве очень мало альтернативы, и шаурма заполонила всё. И всегда, когда мы приходим на «ЭХО Москвы», у нас идет такой researching «Где лучшая шаурма». И где-то там парень больше мяса кладет, где соус нормальный, а не тяп-ляп, где вилка чистая.

П.Н.: Я не понял, причем тут шаурма к Леонтьеву.

М.Г.: Я тебе объясню, я люблю профессионалов во всем, даже в шаурме, а такой великий артист, как Валерий Леонтьев, вызывает у меня восхищение.

П.Н.: По сути, он был одним из первых в сценических шоу.

М.Г.: Он – юный, хрупкий и поверить, что ему 65? Дорогой, Валерий Леонтьев, мы вас очень любим. И эта песня имеет к вам полное отношение, и мы вас не забываем. Для меня важно было это отметить.

П.Н.: Имеет право.

М.Г.: Да, это попса, попса. Называйте, как хотите.

П.Н.: Мы можем разложить эту штуку на партитуры.

М.Г.: Сорок лет человек на сцене. Есть еще одна великая артистка, перед которой я преклоняюсь. Не знаю, как это можно делать. Это София Ротару. Я знаю её лично. Я не думаю, сколько ей лет, когда она появляется, это 18 лет. Как они поет, и что она пережила в своей жизни. Великая женщина. Я их обожаю. Это моя юность. Может быть, миллион звезд, но надо, чтобы ты шел по жизни звездой, что бы не мигнул и исчез…

П.Н.: Есть группы одного дня, группы одной песни.

М.Г.: Совершенно верно.

П.Н.: Но вернемся к нашим темам. После всех крымских событий. Денис Москаль, глава «Партии Зеленых» предлагает исключить из списка городов-побратимов Москву и Санкт-Петербург. Более того, есть такие идеи и в Ужгороде. Это я слышал от одного из ужгородских журналистов, который говорит, что у них нечто подобное намечается. Я думаю, что Киев и Ужгород будут не единственными городами в Украине, где будут возможны расторжения этих побратимских отношений с российскими городами.

По словам Дениса Москаля, после событий, когда Россия осуществляет военное вторжение на территорию Украины, нужно запретить даже московские культурные мероприятия в Киеве.

М.Г.: Ты сейчас дашь разные мнения, но я хочу сказать. Уважаемые радиослушатели, нам надо поговорить на эту тему. Потому, что как-то непонятно. Здесь Крым забирают, а здесь (я её очень люблю, очень уважаю), а здесь концерт Ирины Аллерговой, например.

П.Н.: Отменили же концерт Дениса Мацуева, который подписал...

М.Г: Ирина Аллегрова ничего не подписывала. Нужно выяснить, запрещать ли гастроли? И дать совет правительству, потому что они нас слушают, я уверен. Что это за радиостанция такая русская, запроданці...

Потому что, что с одной стороны забрали территорию, с другой, это меня потрясло, поет «Кубанский казачий хор» (они, правда, не имеют никакого отношения ко всему этому). Вообще офигеть можно. Это как, во время Второй мировой войны, ансамбль «Песни и пляски Вермахта» в Туле выступает. Короче говоря, в этом есть какой-то сдвиг, какой-то абсурд.

П.Н.: Должен напомнить, что у нас идет голосование. Через минуту мы его закрываем. Мы спрашивали у наших радиослушателей, считают ли они, что крымчане проголосовали на референдуме, для того, чтобы идейно восстановиться, воссоединиться с Российской Федерацией, или же это было голосование за деньги.

М.Г.: Только не «идейно», а «национально».

П.Н.: Войти в свою национальную реку, если можно так сказать.

М.Г.: Как ты считаешь, как проголосовали?

П.Н.: Не знаю, думаю 50/50

М.Г.: Нет, между прочим, 18,18% считают, что это поиск национальной идентичности.

П.Н.: Почти каждый пятый.

М.Г.: 81,82% считают, что нет. Сейчас комментировать не будем. Это голосование.

П.Н.: Наши журналисты обратились к народному депутату Александру Бригинцу, который в свое в парламенте возглавлял комиссию по переименованию улиц. Он киевский активист. Много работает на уровне киевской громады. Бригинец считает, что сейчас не время переименовывать улицы:

«Імітувати перейменування однієї-двох вулиць під виглядом, що почалась війна, і треба відповісти асиметрично, перейменувавши вулицю Московську, звичайно не можна. Але, як на мене, це відволікає громадськість від головних проблем. Треба йти не від зворотнього, а від позитивного. Треба робити на користь нам, а не на шкоду комусь. На користь нам треба перейменувати вулицю Інституську на вулицю імені Лицарів Небесної Сотні. Це те, що треба зробити.

П.Н.: Интересная мысль на самом деле. Давайте у себя дома, в нашей стране не делать назло кому-то, переименовывать улицы, а делать на пользу нам. Эту позицию я признал, как здравую.

М.Г.: Не дави на слушателей.

П.Н.: Я больше и не буду.

М.Г.: И не надо. В конце можешь.

 

П.Н.: Наши журналисты подготовили справку, что кроме Москвы и Санкт-Петербурга, городами-побратимами Киева являются, Волгоград, Махачкала и Удан-Уде.

М.Г.: Давайте проголосуем, у меня есть позиция, но скажу её в конце, а предатель национальных интересов Украины, мой соведущий, уже начал давить на радиослушателей.

Та не дави на того Анатолія з Івано-Франківська. Не треба давити. Взрослые люди, умные люди, зарабатывают больше, чем мы. Некоторые поумнее, многие.

П.Н.: Знаешь, мне один из учителей по радио, сказал: «Не забывай, что тебя слушают люди с высшим образованием».

М.Г.: Давайте сделаем голосованием. Нужно ли переименовать улицы, которые так или иначе связаны с Россией, Московская площадь, Московский проспект и т.д. Даже фамилии, улица имени кого-то…

П.Н.: 0 800 504 901, если вы считаете, что в Украине нужно переименовать улицы, имеющие отношение к Российской Федерации. 0 800 504 902, если вы считаете, что улицы переименовать не нужно. ради денег. Звонки бесплатные, звонить можно один раз… Еще раз, улицы, которые имеют в названии что-то российское…

М.Г.: Нет, которые ассоциируются в Россией, не в которых есть что-то российское.. Проспект имени Бабы-Яги, там не ничего российского

П.Н.: Но это Киевский персонаж.

М.Г.: Хорошо, не Ивасик-Телесик, а Ванька-Дурак. Это я оскорбляю Россию. Ванька-Умный. Голосование пошло.

П.Н.: Напоминаю, звонить можно только один раз. Все звонки бесплатны. М: 044 390 10 46 – не вообще, а вот только по этому поводу. Давай послушаем звонок. Доброе утро!

С: Доброго ранку! Сергій з міста Києва

М.Г.: Сергій, що скажете?

С: З приводу перейменування вулиць, на даний час, це повний маразм. Не треба робити цього, історія покаже, треба це чи не треба.

М.Г.: Ні, Сергій, послухайте мене. Історію в Україні створюєте ви, right now, зараз. Ви розумієте?

С: Я розумію до чого ви ведете.

М.Г.: Я ні до чого не веду, я маю вам опонувати.

С: Вислухайте мою думку. На даний час піднімати питання про перейменування вулиць, які пов’язані з Росією, з російською назвою, в цьому нема жодного сенсу.

М.Г.: Чому?

С: Ситуація зараз така, що Путін намагається вплинути на Україну, н політику України, на територію України. Він не довго буде при своїй власті.

М.Г.: Нажаль, Сергію, я маю вам сказати, бо знаю Путіна трішки ліпше, а ніж ви. Я хочу вам сказати, що він буде мінімум до 24го року. Ми з вами вже на глибокій пенсії будемо, а он еще знаете, простудится на наших похоронах.

С: Простудиться чи не простудиться, побачимо. Він намагається вплинути на Україну і посварити два справді братніх народи. В мене дуже багато друзів, і є родичі в Росії. Ми з ними спілкуємося. Я їм регулярно проводжу лікбез, бо інформаційна війна, що йде, намагається розсварити ці два народи.

М.Г.: І ви вважаєте, що якщо перейменувати, то це не вплине на товариша Путіна, а вплине на росіян.

П.Н.: На стосунки між нами.

С: Лише на рівні людей.

М.Г.: Добре я зрозумів. Я хочу, чтобы все поняли, когда вы звоните, что мы делаем с Павлом Новиковым. Если вы говорите «за», то мы вам оппонируем и говорим «против». Если вы говорите «против», мы обязательно скажем «за». Мы обязательно разговариваем с вами, не поддакивая, это обязанность журналиста. Вы говорите, и никто вам не возражает. Это наша задача, мы за это деньги получаем, поэтому не обижайтесь на нас. И я оппонирую Сереже. Представьте, началась Вторая мировая война, или как её называют многие, Великая Отечественная война, потому что это было Отечество – наш Советский Союз, тогда. И вот началось тогда. Представьте, сегодня состоится протест советских граждан против вторжения немецкой армии в Советский Союз. Все собираемся на Немецком проспекте.

П.Н.: На улице Берлинской.

М.Г.: Вот как такое… я еще понимаю, если улица Гете, но непонятно, что с этим делать. Еще один короткий звонок. Говорите.

М.Г.: Здравствуйте, мене звати Міша. Я працюю в Києві, народився в Івано-Франківській області

М.: Давайте западенец, чую вас.

М.Г.: Бандеровец

М.: Да, бандеровец (сміється  –ред.). Я хочу розповісти, як моя бабуся, Царство їй Небесного, що у її мати було 11 гектарів землі. Вона вночі ховалась від бандер, тому що бандери могли прийти за те, що вона здасть землю красним, а вдень могли прийти більшовики за те, що вона не здає землю. Така ситуація. Друге, до того, що ви кажете, перейменувати вулиці. На даний момент цього не потрібно робити. Чому? Бо це загострить відношення з росіянами, я б навіть деякім вулицям дав би назву площа Путіна…

(Ведучі голосно сміються – ред.).

Донецьк, Крим весь дивиться російське телебачення. От ви себе уявіть на секунду, як канал «24» буде транслювати інформацію, що у Львові назвали площу іменем Путіна. От мені було б дуже цікаво подивитися.

 

П.Н.: Це такий тонкий тролінг. Гуцульський, западенський тролінг.

М.: Я виріс в Києві, моя мамка з Івано-Франківської області, багато родичів в Росії.

М.Г.: Моє привітання Івано-Франківську, з москаликами будемо розбиратися іншого разу, добре.

М.: Я ще хотів сказати для кримчан, є така пословиця українська: Родину і родителів не вибирають. Я б теж хотів жити в Європі, наприклад, но нє в Росії

М.Г.: Дякую, що ви подзвонили, але я хочу вам заперечити. Родину не выбирают, но часто Родина бывает мачехой. Миша, таке теж буває. Буває, від рідної мати йдеш до мачухи. Це дискусійно.

П.Н.: Каждый по-своему может относиться.

М.Г: Видишь, в основном люди говорят, что не нужно переименовывать… С радио «Вести» легко быть в курсе события. Я напоминаю – это радио новостей и мнений. У нас утренний эфир. Матвей Ганапольский и Павел Новиков, мой замечательный соведущий. Паша, рыбка моя, иди в студию! Где ты? Куда пошел? Быстрее в туалет надо ходить. Бежит!

П.Н.: Я уже здесь, здравствуйте! Еще раз извините за опоздание!

М.Г.: Сначала результаты голосования. Мы вас спрашивали, нужно ли переименовывать улицы с российскими историческими названиями. Твои предположения?

П.Н.: Думаю, 60/40 не нужно.

М.Г.: Ты почти прав, 32, 71% – надо переименовывать, но 67, 29% – что не надо. Конечно, же не надо. По одной простой причине. При всем трагизме, Путин – не Гитлер, а Россия – не фашистская страна. У неё нет цели уничтожить украинцев.

П.Н.: Да?

Отличие-то у фашизма какое? Конкретная нация должна быть уничтожена. Это доктрина. Есть такое досадное… Путин поступил так, Крым поступил так, но разве слово «Москва» – это плохое слово?

П.Н.: Особенно с учетом того, что 50 тысяч москвичей вышли в поддержку, за мир.

М.Г.: Есть люди в России, о которых я сегодня упоминал. Это достойные прекрасные люди, они вас поддерживают. Это очень важно. Они ведь не столько против Севастополя, против Сергея, против Крыма, который хотел быть с Россией… и вся эта процедура. Они не говорят о том, что. Они говорят о том, как. Как это все было сделано. Они говорят об этой лжи, что не было российских войск, на самом деле были российские войска.

Я читал в «Фейсбуке», там один человеком, которого я глубоко уважаю, сказал: «Зачем это всё нужно было делать ровно так, ведь совершенно спокойно могли сделать нормальное голосование». Было бы не 95%, было бы 65%.

П.Н.: Потому что голосованию 95% фактически нет доверия.

М.Г.: Если такое голосование делается в России, то такое голосование делается везде, потому что оно делается Россией. И дискредитировали крымчан совсем не украинцы, потому что косо всё это делали, помнишь мы в эфире в первый день говорили об этом. Дискредитировала российская власть, которая сидела в Кремле и думала, что это должно убедить. Путин же должен выйти и сказать 95%. 95%! Как в Чечне! Получилось, как в Чечне.

П.Н.: И Приднестровье.

М.Г.: Приднестровье я сейчас не трогаю.

П.Н.: Я имею в виду, процент тот же… Поэтому 65%, это же все равно большинство. Люди, замечательные артисты, интеллигенция, о которой я говорил. Они говорят о достоинстве Украины. Они говорят, что с Украиной нельзя поступать, как со шлюхой. Нельзя пользоваться ей, а потом говорить: «Ты, шлюха». Нельзя, такие вещи запрещены в межгосударственных и человеческих отношениях.

М.Г.: Любая страна имеет свое человеческое и государственное достоинство. Государственное, как институт. Пусть он будет до 24-го года, хоть до 124-го года. Дай ему, Бог, здоровья, этому Путину. Мы будем дружить странами, будем дружить народами.

П.Н.: Будем дружить людьми.

М.Г.: Совершенно верно, Паша. И будем воспринимать то, что происходит, не как досадное недоразумение, а как досадное историческое недоразумение. Такое действительно бывает.

У нас много разговоров с радиослушателями. Я прошу Диану Будниченко, нашего звукорежиссера набрать в последний раз в нашем сегодняшнем эфире Владислава Сергеенко. Сейчас узнаем, кто его обстреливал и откуда.

Шучу!

П.Н.: Это наш журналист, который живет в Крыму. Мы его уже два раза включали в эфир. Он нам рассказал подробности из госпиталя, в котором сейчас находятся раненные вчера во время перестрелки. Мы с ним сейчас поговорим.

М.Г.: После этого попрошу тебя рассказать обзор блогов. Пока его набирают, начинай.

П.Н.: Одна из самых ярких тем ситуация в Крыму. Пишет Дмитрий Тымчук, один из лидеров «Информационного сопротивления»:

«Из плохого. Это война. Вторжение войск Путина в Украину подошло к страшному и, увы, закономерному апофеозу: в Крыму россияне и их шавки-полицаи из т.н. «самообороны» убивают украинцев. Сегодня в Симферополе один украинский военный убит, двое были ранены».

М.Г.: Остановись на секунду. 30 секунд поговорим с Сергеенко. Это надо. Алло! Привет еще раз.

В: Доброе утро.

М.Г.: Очень коротко, у тебя 30 секунд.

В: Из МВД стало известно, что было двое убитых и двое раненных. Это представитель самообороны и украинский военный.

П.Н.: По одному убитому с каждой стороны и по одному раненному. Я правильно понял?

М.Г.: Скажи, пожалуйста. МВД Крыма, я не знаю, как оно сейчас называется. Оно занимается расследованием?

В: Конечно, занимается. Они говорят, что разыскивают лицо, которое производило выстрелы. Аксенов, вроде, уже дал заявление, что задержан какой-то 17-летний парень, но МВД это не подтверждает.

М.Г.: Спасибо, идем дальше. Но давай скажем другое. Неважно, кому сейчас принадлежит Крым, но этих сволочей надо немедленно поймать и повесить за яйца.

В: Этих, да. Стрелявших действительно.

М.Г.: Потому, что бывает провокация, а бывает…Подтверди, руководство Крыма, насколько я понимаю, настроено решительно, чтобы найти этого человека?

В: Да, абсолютно, его найдут. Он не останется безнаказанным. Главное, чтобы не пострадали люди, которые не принимали в этом участие.

М.Г.: У них следователи есть? Там работает предыдущий состав Министерство внутренних дел, или они сделали новый.

В: Остается тот же состав МВД. Он сейчас функционирует, скажем прямо, неплохо. Они как могут сохраняют более менее спокойную обстановку в Крыму.

М.Г.: Сейчас в Крыму не стреляют?

В: Сейчас абсолютно всё спокойно. Всё крутится вокруг этого случая.

М.Г.: Еще один вопрос. Не штурмуют украинские военные части?

В: Пока данных сообщений нет, если бы они были, думаю, мы бы об этом уже знали.

М.Г.: Хорошо, ты помнишь наше тебе поручение: бронежилет, две каски на голову и бронированный гульфик на одно место, чтобы все было хорошо.

П.Н.: Что еще пишет Дмитрий Тымчук:

«Минобороны Украины официально разрешило военным в Крыму применять оружие. Это очень тяжелое решение, поскольку результаты непредсказуемы. Но речь идет об армии – людях, которым страна дала в руки оружие, и которые должны быть способными защитить и себя, и народ. А значит, это решение правильное, – пишет Тымчук. – Вопрос только в том, чем мы сможем и будем помогать нашим ребятам, стоящим на своих форпостах среди океана ненависти».

Вот так он это характеризует.

Другая тема, которая взорвала пространство – это вчерашнее нападение депутатов «Свободы» на исполняющего обязанности директора НТКУ. Об этом высказался даже доктор Комаровский.

Это утренний эфир, к нам присоединился Олег Белецкий.

М.Г.: Олег присоединился к нам, потому что мы сейчас будем разруливать беспрецедентное по своей наглости, сволочизму событие, которое произошло вчера. Расскажи нам.

О: Вчера вечером, даже ближе к ночи в интернете появились видео, на котором депутаты «Партии Свобода» Игорь Мирошничекно, Богдан Бенюк и Андрей Ильенко приехали в кабинет к Александру Пантелеймонову. Это, грубо говоря, временный руководитель Первой национальной телерадиокомпании «УТ-1» простым языком говоря. На видео мы видим, как они просят не в очень лояльной форме написать заявление об увольнении.

П.Н.: Давай называть вещи своими именами.

М.Г.: Это люди, которые занимаются средствами массовой информации. Он председатель телерадиокомпании «Украина». Объясни радиослушателям реально, что делали эти гады.

О: Я думаю, мы можем просто поставить в звуке, там все понятно даже без картинки:

«Ти москальський непотріб. Бегом пиши. Пиши су*а, пиши швидко заяву. Москалюга пиши, гы*нюк ти, а не українець. Ти агітував за Москву. Ти предав. Ти брехав українцям. И будеш далі нам локшину вішати?!»

О: Вот такая ситуация.

М.Г.: Я прошу тебя еще раз включить эту фонограмму… Хватит. Думаю, те, кто не услышал с первого раза, почує з другого.

О: Пикантность ситуации состоит в том, что позже все трое народных депутатов (Игорь Мирошничекно, Богдан Бенюк и Андрей Ильенко) сказали, что они не били господина Пантелеймонова. Нам, к сожалению, не удалось дозвониться до всех троих.

М.Г.: Подожди у нас срочная новость.

По оперативным данным группы «Информационное сопротивление», так называемая «самооборона», начала штурм Штаба Военно-морских сил Украины.

М.Г.: Мы сейчас опять соединимся с нашим корреспондентом Владиславом Сергеенко, он же только, что говорил, что ничего не было. Подождите, эта информация из Севастополя, Сергеенко в Симферополе. Наберите этого Сергея, который звонил нам из Севастополя. Мы хотим задать ему вопрос.

О: Вернемся к нашей теме. Что тут сказать, все трое депутатов отрицали тот факт, что они применяли силу, говоря прямым языком, били господина Пантелеймонова. Нам, к сожалению, не удалось дозвониться до всех троих. У Мирошниченко был отключен телефон, Бенюк сказал, что он на репетиции, к Андрею Ильенко мы также не смогли дозвониться.

М.Г.: Подожди, ты кого имеешь в виду? Богдана Бенюка? Артиста?

О: Да.

М.Г.: Так это был именно он?

П.Н.: Игорь Мирошниченко в прошлом спортивный журналист, Ильенко – сын известного киношника, интеллигентнейший человек.

М.Г.: И Богдан Бенюк, любимый мною артист театра Франка.

П.Н.: Но вы мне не верите, можете видео посмотреть?

М.Г.: Я задаю тебе вопрос, зачем мне видео смотреть?

П.Н.: Да.

М.Г.: Понял.

П.Н.: Тем не менее, журналисты ТСН дозвонились до них ранее. Поздно вечером или ночью, вот что они ответили на вопрос журналистки ТСН:

- Я його не бив. Як я його бив?

- Але видно, що ви його там за шию…

- Я думаю, він бив впродовж чотирьох років, скільки служив Януковичу, всій Україні мораль. Його ніхто не бив. Єдине, що він може зараз розказувати там щось, але очевидно що, він давним-давно під тиском. Він цього не хотів цього робити, прийшлось приїхати і трохи йому пояснити, що пора вже йти.

- Трохи пояснити, це без насильства чи…

- Ні, ми без насильства. Пояснити, це сказати, що ти прислужник режиму, йди геть.

- Ми зробили те, що повинен вже давно зробити уряд нашої країни

М.Г.: Последняя фраза – это голос Богдана Бенюка… Сергей из Севастополя, почему вы отказываетесь говорить? Вы на работе, но вы бы нам оттуда сообщили, хотя бы правда ли это. Ведь понимаете, мы сейчас говорим, самооборона Крыма начала штурм. Их двести человек.

П.Н.: Там есть женщины.

М.Г.: А, может, это неправда, Серега?

Не видел, не знаю, тогда другое дело (подсказывает звукорежиссер – прим ред). Тогда не надо сейчас никого набирать.

П.Н.: Если есть кто-то из слушателей в Севастополе, пусть нам позвонят, если имеют информацию.

М.Г.: Пожалуйста, тогда не звоните нам никто сейчас, только севастопольцы. Если есть информация, скажите честно. Вы уже в России, ребята. Вам боятся нечего. Главное, чтобы не пострадали украинские войска, которые там стоят. Давайте сбережем их жизни. Какого этого самого нужно штурмовать украинскую военную часть? Она что угрозу представляет? Ребята, севастопольцы, есть какое-то достоинство у вас или нет?

О: Думаю, можно точку поставить во всей этой истории. У нас есть фактаж. Потом можно обсудить это все со слушателями. У нас есть комментарий Александра Пантелеймонова Мустафе Найему в эфире «Громадського».

М.Г.: Дозвониться не удалось?

О: Он сбрасывает.

П.Н.: Я так понимаю, как только пошла реакции, вчера они еще комментировали, сегодня уже нет:

- Ко мне приехали в гости народные депутаты от «Свободы» Мирошниченко и Ильенко, попросили меня написать заявление об увольнении, которое я подписал и написал.

- Была ли применена к тебе сила?

- Нет, нет.

- То есть, ты просто написал добровольно заявление и ушел с канала.

- Они были достаточно настойчивы, назойливы, но силу ко мне никто не применял.

О: Вот, вся пикантность этой ситуации.

М.Г.: У меня просьба еще раз включить российскую фонограмму:

«Ти москальський непотріб. Бегом пиши. Пиши с*ука, пиши швидко заяву. Москалюга пиши, гы*нюк ти, а не українець. Ти агітував за Москву. Ти предав. Ти брехав українцям. И будеш далі нам локшину вішати?!»

М.Г.: У нас звонок из Севастополя. Как вас зовут?

В: Виктор

М.Г.: Виктор, очень приятно. Спасибо, что вы нам позвонили. Может, у вас есть какая-то информация, объясните, что там происходит.

В: Есть информация, объясню, что происходит. После вашего сообщения о захвате штаба МВС Украины.

М.Г.: То, которое в новостях только прошло?

В: Которое только вот сейчас было. Я созвонился с другом, который там служит, в данный момент находится там. Он сказал, что никакого насилия не происходит. Люди зашли на территорию штаба, хотят пообщаться.

П.Н.: Ворота снесли или нет.

В: С главкомом, сначала его просили по телефону выйти на связь, не вышел. Главком на связь с властями в города не выходит, поэтому люди пошли.

М.Г.: Виктор, давайте по-взрослому. Объясните мне, есть военная часть. Она закрыта какими-то воротами.

В: Да.

М.Г.: Зашли на территорию военной части, хотят пообщаться.

В: На территорию штаба вошли, а не на территорию военной части.

М.Г.: Чего хотят непонятно?

В: Пока непонятно.

М.Г.: Стреляют?

В: Нет, там нет ни одного вооруженного.

М.Г.: Вы имеете в виду «вооруженных» из тех, кто зашел.

В: Нет ни одного вооруженного из тех, кто зашел на территорию штаба.

М.Г.: Хорошо, у меня к вам просьба. У нас совершенно нет контакта с Севастополем. Можно вас в течение дня еще пару раз набрать. Вы говорите «не стреляют». Это очень важно. Потому, что мы не понимаем, что происходит. Вы лично сделаете большую пользу для Украины, бывшей вашей территории, если можно так сказать, бывшей страны, если можно так сказать, если у нас будет какая-то нормальная информация. Провокаторов много с разных сторон.

В: Я родился на территории Украины, Хмельницька область. Жив і ріс до 30 років в місті Маріуполь. Вже кілька років живу в Севастополі. Я на все це дивитися не можу также, як і ви. На все те, що тут проісходить. На те, що в Києві проісходило. В мене родичі живуть від Івано-Франківська до Донецька. Від Києва до Одеси.

М.Г.: Что произошло, то произошло. Политики этим будут заниматься. Мы с вами простые люди. Я работаю на радио, вы в Севастополе также где-то работаете. Неважно кем и где. Можно будет вам позвонить, даже не для того, чтобы выводить в эфир, а просто для того, чтобы спросить: «Витя, правда или не правда».

В: Да.

О: Я в дополнение хочу сказать, что мы в ближайшее время свяжемся с господином Селезневым. Это представитель, пресс-секретарь. Полные титры я не помню, украинских военных в Крыму. И он нам всё это прокомментирует в ближайшие минуты.

М.Г.: Хорошо. Давайте как-то разберемся в этом сумасшедшем доме. У нас будет анонс, затем продолжим обсуждать разные темы. Ребята, звоните нам из Севастополя. Мы не собираемся агитировать вас, чтобы вы уходили обратно в Украину и т.д.

Это решают граждане. Так сложилось, что наш передатчик находится в Севастополе. Мы – не враги никому. Мы – журналисты.

(Обращается к ведущей новостей Елене Чабак– прим. ред.)

Ты слышала разговор с Виктором? Он говорит, что стрелять никто не собирается. Они вошли на территорию штаба.

Е: Но они как-то активно начали входить.

М.Г.: Активно или пассивно. Может, они решили прийти и поговорить. Сказать: «Уносите свои зады»… Всякое бывает, когда мы на грани боевых действий, когда территория ушла… Наше дело факты. Стрельбы на эту минуту нет. Ты со мной согласна?

Е: Согласна.

П.Н.: Вы слушаете радио «Вести». Уже несколько минут в нашей студии сидит Виктория Хмельницкая. Она будет принимать нашу с Матвеем Юрьевичем эстафету в этом эфире. И через полчаса заступит на смену. Виктория, скажи, какие основным темы твоего часа?

В: В Украине объявлена частичная мобилизация. Мы будем говорить об этом, как раз, с десяти часов утра. И будем говорить о том, кого ждут в военкоматах. Обязательно поставим на голосование очень важный вопрос. Готовы ли вы, дорогие мамы, отпустить сыновей.

М.Г.: Вопрос именно к мамам.

В: Это очень жесткий вопрос.

М.Г.: Теперь надо думать, как косить от армии.

П.Н.: Если кто-то хочет косить.

М.Г.: Все хотят косить. Российская армия – это не то счастье.

П.Н.: Сейчас вопрос о мобилизации в украинскую армию.

М.Г.: Нет. Ребята, я же не про украинскую армию говорю. Начиная с Сердюкова были очень важные изменения, и сейчас во многом российская армия контрактная, но все равно обязательный призыв существует. Мы понимаем, что такое обязательный призыв на фоне открытости границ и так далее. Это может быть первым попадаловом, потому что «никак не ожидал такого он конца». Кузнечик. Не думалось.

П.Н.: Уже сказали, что служить будут в Чечне, Дагестане и так далее.

В: И радость померкла немного. Еще мы будем говорить об одной интересующий многие теме. Это реорганизация ГАИ. Мы знаем, Арсен Аваков написал в «Фейсбуке» о том, что важно реорганизовывать ГАИ. Потому что в том виде, котором оно есть сейчас, оно быть не может. В каком виде оно должно быть, может быть, мы будем с вами разговаривать.

М.Г.: Встречайте Викторию Хмельницкую с 10.00 до 13.00.

П.Н.: Спасибо тебе большое.

М.Г.: Мы продолжаем нашу страшную тему.

О: Можно я процитирую Комаровского относительно того заявления Пантелеймонова относительно того, как свободовцы выбивали это заявление. Мне кажется очень важным. Буквально одна фраза. Евгений Комаровский, известный доктор, пишет:

«С ощущением прикосновения к мерзости посмотрел видеоотчет о походе «патриотов» в кабинет директора Первого национального (ссылку не привожу, противно).

Точно знаю, что теперь получу пару тысяч писем со словами: «доктор, что ж вы нам врали, что не видите бандеровцев, — вот же они, смотрите». Мы никогда не станем нормальной страной, если будем делить бандитов на своих и чужих. Хороших бандитов не бывает».

Вот такой вывод Комаровского.

М.Г.: Скажу тебе так, не думал услышать в этой компании замечательного актера, которого я обожаю, Богдана Бенюка. Я хочу сказать не об этом. Это дело, собственно, не наше, не журналистское. Конечно, за любого журналиста можно пасть порвать, но здесь... Директор этой компании, как они всё показывали… Но дело в том, что его назначать или смещать, как мы понимаем, должно центральное правительство, потому что это государственный канал. Тут другая история. Я думаю вот о чем. Наши передатчики стоят в Севастополе, Харькове, Днепропетровске и Киеве. Послушали ребята в этих городах эту фонограмму. И о чем они подумали? Куда им присоединяться?

Идем дальше. Я хочу перебить тему. Есть человек, Игорь Ляшенко. Возможно, вы очень известный человек, я просто не знаю кто вы. Мы все время задаем вопрос, что делать с Крымом. Какое должно быть официальное отношение к Крыму? Игорь Ляшенко написал замечательную (я бы назвал её) докладной запиской, в которой советует украинскому правительству, как поступить с Крымом. Читаю:

«Мои предложения правительству Украины по Крыму.

Некоторые первоочередные меры по обеспечению реализации прав граждан Украины, проживающих на временно оккупированной территории, а также по защите политических и экономических интересов Украины», - не будем придираться. Я прошу севастопольцев спокойно относиться, потому я не могу помирить интересы севастопольцев, харьковчан, днепропетровцев и так далее. Мы сейчас говорим о предложении.

П.Н.: Мы даем всем высказаться.

М.Г.: «1. Признать АР Крым и Севастополь временно оккупированными территориями с принятием соответствующего закона.

2. Обеспечить реализацию прав граждан Украины, проживающих в Крыму, на ближайшей контролируемой территории (Херсонская область):

• Проводить регистрацию прав собственности на недвижимость, земельные участки.

• Оформлять наследство.

• Оформлять браки и разводы, усыновление, регистрацию новорожденных.

• Выдавать паспорта, загранпаспорта, паспорта моряков и другие документы, удостоверяющие личность.

• Проводить регистрацию корпоративных прав, юридических лиц, частных предпринимателей, общественных организаций.

• Ставить на налоговый учет.

• Открывать счета в банках.

• Выплачивать пенсии и пособия гражданам Украины, проживающим на временно оккупированной территории.

3. Предупредить о непризнании Украиной правовых актов, совершенных после 26 февраля 2014г. на территории АР Крым и Севастополя, а также совершенных по законодательству АР Крым и Российской Федерации на территории АР Крым и Севастополя.

4. Ввести пограничный и таможенный контроль на границах с временно оккупированной территорией (поскольку на внешних границах оккупированных территорий украинского контроля нет).

5. Обеспечить взимание таможенных и иных сборов при пересечении грузов на границе с временно оккупированной территорией.

6. Ввести запрет на въезд и выезд граждан РФ через пропускные пункты на границах с временно оккупированной территорией.

7. Ввести запрет на платежи и перевод денег в банки Крыма».

Теперь я тебе объясню нюансы того, что я прочитал. Тут есть политическая часть. «Признать оккупированной территорией», - это решают политики. Это, собственно, не наше дело. Но! Ты заметил, что тут написано, возьмем с четвертого пункта: «Ввести пограничный и таможенный контроль на границах с временно оккупированной территорией». И особенно шестой пункт: «Ввести запрет на въезд и выезд граждан РФ через пропускные пункты на границах с временно оккупированной территорией».

Я тебе объясню, о чем, собственно, идет разговор. Когда Россия аннексировала Абхазию и Южную Осетию, такой же вопрос стоял перед правительством Саакашвили. Нынешнее правительство, когда Саакашвили уже нет, они остались на такой точке зрения. Они говорят такую фразу: «Мы хотим сказать, что Абхазия и Южная Осетия – это территории Грузии, поэтому вы не имеете право пересекать границу с Абхазией и Южной Осетией никоим другим образом, как через Грузию». Потому что, если ты пересек её со стороны России, ты нарушил границу Грузии.

По этому поводу были большие скандалы. Наши же туристы ничего не знают. Они поехали спокойно в Абхазию, а потом решили поехать в Грузию. Открывается паспорт, а там стоит виза Абхазии. Человека задерживают и он платит штраф за нелегальное пересечение границы. Вот такая воспитательная работа. Все политические части мы не трогаем, потому что это дело политиков.

П.Н.: Мне кажется важным, что он указал, что нужно регистрировать браки, регистрировать…

М.Г.: Подожди, это все не касается простых людей. Украинец, живущий на территории Крыма, думая, что через 100 или 20 лет, или через год он поедет в Украину и зарегистрирует свою собственность, а вдруг она вернется и т. д. Это всё я понимаю, но главный вопрос, стоит ли строить границу между Крымом и материковой Украиной.

Так получилось, что административная история поменялась. Украинскому правительству надо на это реагировать, но ведь мы понимаем, что пять минут назад это была территория Украины. Что делать?

С одной стороны, это, типа, другое государство. И скажем так, этим могут злоупотреблять. Как это не будет границы? То есть, будет по-старому? Непонятно.

П.Н.: Условно, завезли десять вагонов какого-то товара с территории России на территорию Крыма, и дальше на украинскую таможенную территорию. Кто взымает налоги, если они говорят, что там у них одна страна. То взымать ли здесь налоги, это вопрос не только границы, но и налогов.

М.Г.: Я о другом. О более простом. Давай все эти вещи оставим таможенному и налоговому управлению. Наплевать. Я о людях. Как говорил Жириновский…

П.Н.: Я не слежу за его речами.

М.Г.: За сумасшедшим надо следить. «Я – за бедных, я за русских», – он говорил. Я переделаю. Я – за граждан.

Доку Умаров завезет спокойно пять тонн взрывчатки. По России проплатит бабло. Оттуда ввезут в Крым. После чего, если нет границы, он повезет это в Украину и взорвет это в каком-то городе. Теоретически граница нужна. Она нужна, но какая. С другой стороны, я понимаю, что Россия тоже опасается. Она опасается провокаций в Крыму. Представь, взорвется там что-то. И Кремль, и Киев будут обвинять друг друга, как сейчас.

Мы не можем говорить о том, что вообще никакой границы быть не может. Она должна быть, но какая. Представим себе, появился заборчик, и появился некий пропускной пункт. Переходим к главному. Вопрос для радиослушателей. Мы десять минут будем об этом говорить. Какой должна быть эта граница? Всех пропускать? Не всех пропускать? Без обид. Есть реальность, без патриотических криков. Сейчас 19 марта, в 9 часов 50 минут объявлено, что это территория другого государства. Строит границу, не строит границу. Как пропускать? Мы сейчас про русских не говорим. Они построят свою границу, они могут вообще никого не пропускать.

П.Н.: Как вести себя с украинской стороны.

М.Г.: Какой бы вы совет дали украинской власти. Наш телефон 044 390 10 46.

М.Г.: У нас звонок. Здравствуйте. Откуда вы?

О: Здравствуйте, меня зовут Олег. Я из Днепропетровска.

М.Г.: Давайте, говорите, как надо.

О: Вопрос по поводу границы. Пограничный контроль должен быть. Я в свое время служил в пограничных войсках. Наличие сербов, наличие непонятно еще кого на территории Крыма, наличие крымских татар, которые не отрицаются, которые тоже воевали в Сирии. Это надо контролировать, чтобы это дальше не расползалось. Какой это будет контроль (пограничный, системные сооружения) решать специалистам.

М.Г.: Нет, понимаете о чем я спрашиваю, стоит человек и хочет в Украину.

О: Должно быть государственное соглашение между Украиной и Россией о порядке пропуска и документах. Граждане Украины пусть допускаются по внутренним паспортам.

М.Г.: Украинцы – по внутренним паспортам Украины. Правильно?

О: Это моё мнение.

М.Г.: Я понимаю.

О: Пока таких соглашений нет.

М.Г.: А если это гражданин России?

О: Тоже есть определенное соглашение о пропуске граждан России на территорию Украины, пока оно соблюдается.

М.Г.: Ага, понятно. У тебя украинский паспорт, ты проходишь без всяких проблем.

О: Может быть зеленый коридор. Вы же понимаете, что граница – это очень сложно.

М.Г.: Я понимаю. Вы нам это и объясняете.

О: Все будет решаться на основе межгосударственных соглашений, которые действуют и сейчас.

М.Г.: Хорошо, тогда такой вопрос. Люди, которые имеют украинские паспорта, для них совсем облегченный проход или их тоже надо контролировать?

О: По-моему, надо контролировать, но все делается в определенном порядке. Сейчас, гражданин, заезжая на территорию Украины с территории России, тоже проходит какой-то контроль.

М.Г.: Да.

О: Все остается. Есть действующие соглашения, и они должны соблюдаться. Пограничный контроль между Крымом и Украиной на данный момент должен осуществляться. Поскольку внешние границы не охраняются украинскими пограничниками. Им в этом препятствуют, то где-то должен осуществляться пограничный контроль.

М.Г.: Да-да.

О: Показывали сербов, находящихся в Крым. С какой целью они приехали? Куда они дальше поедут? Перешеек открыт. Вы сами сказали, что терроризм может расползтись дальше. Этому надо препятствовать.

Потом, простите. Еще один вопрос по стрельбе снайпера. Это надо было знать, какую часть, когда и кто будет штурмовать, чтобы засесть, чтобы выждать этот момент штурма. Вы, как человек здравомыслящий, не просто прибежали в последний момент и открыли огонь. Или надо следить за всеми частями. По снайперу на всей территории Крыма и ждать, где начнется стрельба.

М.Г.: И это согласованные действия, вы считаете.

О: Это согласованные действия. Вы, здравомыслящий человек, не штурмовали бы эту часть, не стреляли бы.

П.Н.: Очень интересно. Большое спасибо.

О: Я вас слушаю второй день. У меня на мобильном радио. Прием в Днепропетровске отличный.

П.Н.: О! Вы сообщили хорошую новость.

М.Г.: Скажите, а какое у вас общее ощущение?

О: Общее паршивое и тревожное.

М.Г.: Нет-нет, я имею в виду.

О: Ощущение такое, что двое били третьего, бросили на улице, а сосед смотрел из-за забора, вышел и вывернул у лежачего карманы. Простите, эмоционально, но за последние дни мы все слишком уж на эмоциях.

П.Н.: Это правда.

М.Г.: У меня еще вопрос к вам. Вы слушаете нас. Сколько вы сегодня по времени нас слушали, долго?

О: С семи утра. Мне понравилось ваше шоу на канале 112.ua. мое мнение, что у нас не журналисты, а пропагандисты, как и в России.

М.Г.: Ой, я вас прошу. Есть такое правило, не ругать в эфире других журналистов.

О: Я не ругаю.

М.Г.: Я уважаю всех и дай им, Бог…

У меня другой вопрос. У нас тут разные мнения. Мы тут и подраться готовы. И враги тут кругом… Можете ли вы нас упрекнуть в тенденциозности? В том, что мы занимаем какую-то одну сторону? Это очень важно, потому что мы взяли на себя достаточно жесткую задачу. При том, что мы в Киеве, а передатчики у нас, вы знаете где. И кроме того, есть журналистская профессия. Мы не хотим превращаться в пропагандистов. Удается ли нам пока?

О: Я ваше радио начал слушать только лишь под вас, зная ваши программы на «ЭХО Москвы»…

М.Г.: Но так тоже нельзя говорить, слушайте…

О: Я понимал, что будет нормальная подача информации и выслушают все стороны. Никому ничего не будут навязывать. В принципе, я только из-за этого и слушаю ваше радио.

М.Г.: Должен вас обрадовать, что я веду только три часа сегодняшнего дня, а мы в эфире весь день

О: Я слушал весь эфир.

М.Г.: Там плохо было?

О: Нет. Матвей, работая на этом канале, вы поддерживаете его реноме.

М.Г.: Я поддерживаю и буду поддерживать, пока вижу, что всё в порядке. Спасибо за ваш звонок. Это очень важно. Полно звонков.

П.Н.: Еще один или даже два можем принять.

М.Г.: Добрый день, откуда вы?

В: Виталий, Киев.

П.Н.: Виталий, что скажите, какая должна быть граница? Не должна быть?

В: Границу с Крымом нужно в любом случае обозначать, защищать. Мое личное мнение, угроза вторжения с восточной стороны еще актуальна.

И та техника, которая сконцентрирована в Крыму, её предназначение, я не военный человек, но, то количество, которое в последние дни вошло, оно не нужно, чтобы защищать этот полуостров от Украины.

П.Н.: Да, силы неравны.

М.Г.: Граница нужна.

В: Должны быть какие-то укрепления, укрепленные районы.

М.Г.: Понял. Спасибо вам большое.

Результаты следующего голосования объявят уже наши коллеги. Но задаем его мы вам. Нужна ли граница с Крымом?

П.Н.: Нужна ли граница между материковой Украиной и Крымским полуостровом?

М.Г.: Зачем ты себя все время правишь себя.

П.Н.: Чтобы добиться однозначной формулировки.

М.Г.: Нужна ли граница с Крымом? Всё! Телефоны.

П.Н.: 0 800 50 49 01, если считаете, что граница с Крымом нужна. 0 800 50 49 02, если считаете, что граница с Крымом не нужна. Напоминаю, звонить можно только один раз. Звонки бесплатны.

Виктория Хмельницкая уже заняла место в эфире.

В: Доброе утро.

М.Г.: Что я хочу сказать. Ребята, спасибо вам большое за то, что все время были с нами. Завтра мы опять с семи утра, но я хочу сказать, у нас прекрасный коллектив. И ребята просто трясутся, чтобы всё было объективно, всё было интересно. Все будет интересно в течение всего дня. Нас можно слушать на radio.vesti-ukr.com в интернете, там же смотреть наше шоу. У нас установлены камеры.

П.Н.: Мы, ведущие утреннего эфира с вами прощаемся. Встретимся завтра. Будьте с нами, а радио «Вести». Радио новостей и мнений.

 

Читать все
Читать все