СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"После ухода Януковича было чувство разобщенности и пустоты"

"Тема Калныша"Лукьянов: "Убийство Музычко – для Авакова это головная боль"

Стенограмма эфира "Героя дня" с Юлией Литвиненко

Добрый вечер! Это Радио Вести. Вы слушаете программу «Герой дня». Сегодня будем говорить с народным депутатом Владиславом Валентиновичем Лукьяновым.

Вы можете задавать ему вопросы по телефону 044 390 104 6. Это номер прямого эфира. Я приветствую Владислава Валентиновича в нашей студии. Речь пойдет о том, что сегодня, в эти минуты, если я не ошибаюсь, закончилось заседание временной следственной комиссии Верховного Совета по расследованию обстоятельств гибели координатора общественного движения «Правый сектор» Александра Музычко.

Меня зовут Юлия Литвиненко. Надеюсь, телефон прямого эфира вы помните, 044 390 104 6. Итак, Владислав Валентинович, давайте начнем с заседания комиссии. Сколько ваших коллег было? Что вы услышали? Если мы правильно помним, комиссия была создана по требованию «Правого сектора».

В.Л.: Добрый вечер, Юлия! Добрый вечер, уважаемые радиослушатели и те, кто нас смотри в интернете!

Я хочу сказать, как только стало известно гибели координатора «Правого сектора» Музычко, мы об этом узнали в процессе утреннего заседания Партии Регионов, принесли распечатку, я и многие депутаты выразили мнение о том, что это слишком резонансное событие трагического характера, мимо которого общественность Украины в сегодняшнем состоянии не продет. Мы должны разобраться, потому что общество потребует ответ за то, что произошло.

Звучали предложения о том, чтобы нам инициировать данную комиссию. Большинство депутатов во время обсуждения пришли к выводу, что нужно поддерживать это решение. Оно все равно возникнет, но, наверное, не совсем правильно, если самим инициатором выступит Партия Регионов.

Ю.Л.: На самом деле не это важно, важно то, что первые результаты и отсчеты должны предоставить.

В.Л.: Сегодня эти события уже произошли. Верховный Совет проголосовал за комиссию, в неё вошли 10 человек. Сегодня из 10 избранных человек, было 6 народных депутатов. Я понимаю, что решение принималось и юридически готовилось в последний момент, не буду называть, кого не было (упоминать политические силы), чтобы этим не спекулировать. Хочу сказать одно, кроме народных депутатов, в комиссию вошли три представителя от общественных организаций, от «Правого сектора», от Майдана. Когда обсуждался данный вопрос, комиссия к большинству решений приходила практически единогласно. Единственный момент, у нас было голосование, стоит ли обращаться к премьер-министру или принимать Верховному Совету постановление о приостановлении полномочий министра внутренних дел Арсена Авакова.

Ю.Л.: На время расследования.

В.Л.: Да.

Ю.Л.: Что решили?

В.Л.: Звучали разные точки зрения. Решили, что стоит обратиться к руководителю правительства, премьер министру, с требованием, чтобы министр внутренних дел Арсен Аваков на время расследования отошел от выполнения обязанностей.

Ю.Л.: Как долго будет длиться расследование?

В.Л.: Здесь очень важным моментом является мотивация. Любому незаангажированному и незаинтересованному человеку с непредвзятой точкой зрения понятно, что для Авакова это головная боль. Это ему не нужно. И в такой ситуации решение о том, чтобы на период расследования уйти в отставку, наоборот демонстрирует обществу гражданскую позицию и желание показать, что я не влияю на эту ситуацию.

Ю.Л.: Хорошо, давайте так пойдем…

В.Л.: В этой ситуации министр заинтересован уйти от исполнения обязанностей.

Ю.Л.: Я понимаю. Как долго министр должен отстраниться от выполнения своих обязанностей, потому что предварительный отсчет о своей работе комиссия должна предоставить 4 апреля. Какая дальнейшая процедура?

В.Л.: По решению, которое приняла комиссия, мы рекомендуем, чтобы министр внутренних дел ушел в отставку на период работы комиссии.

Ю.Л.: Сколько? Временной отрезок?

В.Л.: Решением Верховного Совета установлена дата 25 апреля. К этой дате или ранее комиссия обязана представить отсчет Верховному Совету.

Ю.Л.: Вы успеет в срок?

В.Л.: Мы сегодня приняли ряд решений, которые обсуждались конструктивно и заинтересованно, не конфликтно.

Ю.Л.: Какие материалы для рассмотрения вы будите анализировать? На основании чего вы будете делать выводы и заключения?

В.Л.: Учитывая то, что министерство внутренних дел публично заявило о том, что оно готово раскрыть всю полноту информации…

Ю.Л.: Вы будете заслушивать самого Авакова? Каким образом будете получать информацию?

В.Л.: Мы затребовали сегодня (сделали письма) у министерства внутренних дел предоставить всю информацию о расследовании дел, возбужденных против Музычко; присутствие следователя, который работает над этими делами; а также второе дело, которое возбуждено по факту смерти Музычко. Ттакже вторых следователей мы пригласили на заседание комиссии, которое состоится 10 числа.

Материалы мы попросили представить на второе число до 15.00.

Ю.Л.: Что вам кажется наиболее странным в этой истории? Противоречивые свидетельства правоохранительных служб, показания которых были весьма разительны? Сначала было заявлено, что он был застрелен при задержании, потом нам стало известно, что он сам нанес себе эти смертельные ранения. Что у вас вызывает наибольшее количество вопросов в этом деле?

В.Л.: Разнообразие противоречивых мнений, которые сразу же в первый момент возникли, у меня вызвало не столь какие-то вопросы, потому что с первого мгновения мне было понятно, что это событие резонансное, для кого-то трагическое, для кого-то это перечеркивание карьеры, для кого-то политическое. Оно будет обсуждаться в обществе. Будет наличие разных точек зрения, которые будут противоречивыми.

Как бы к нему по-разному не относились, было понятно, что у близких людей мнение будет полярным и разным. Это было понятно. Непонятен вопрос, как можно было это допустить, понимая, что это человек с боевым опытом, понимая психотип человека, понимая, что у человека эмоциональный взрывной характер. Мне кажется, можно было предвидеть его эмоциональную реакцию на действия правоохранительных органов. Я считаю, что такие вопросы должны обязательно решаться только в рамках закона, только беспристрастным прозрачным для общества судом. Решение должно приниматься всем обществом. Это должно быть непредвзято.

Ю.Л.: К огромному сожалению, это не единственное резонансное преступление, которое мы переживали в Украине.

Добрый вечер! Я рада, что к нам присоединяются слушатели. Я вижу это по телефонным звонкам. У вас будет сегодня возможность, позвонив по номеру прямого эфира 044 390 104 6, задать вопросы народному депутату Украины Владиславу Лукьянову. Он сегодня в программе «Герой дня». Меня зовут Юлия Литвиненко. Я пока позволю себе некоторые уточнения. Мы сейчас говорим о работе временной следственной комиссии по расследованию гибели общественного координатора движения«Правый сектор» Александра Музычко. Вы уже знакомы с какими-то предварительными материалами? Вы встречаете сопротивление в необходимости предоставления этих материалов? Как ведет себя министр Аваков, встречаетесь ли вы с ним? Вы контактируете при помощи кого?

В.Л.: Первое решение, которое было принято комиссией, было решение изучить все возможные документы, которые комиссия уже истребовала, и провести встречу, чтобы выяснить обстоятельства с непосредственными участниками этих событий.

Ю.Л.: Вы слышали заявления самого Музычко о том, что ему угрожают?

В.Л.: Безусловно, мы видели ряд видеозаписей, и в интернете и на телеканалах. Одним из решений комиссии было приобщение, как заявления самого Музычко, так и министра внутренних дел, и других лиц, связанных с этим делом, к материалам дела, которое будет изучать следственная комиссия.

Ю.Л.: Как министр Аваков реагирует на создание этой комиссии? У вас была возможность с ним пообщаться? Он считает эффективной работу комиссии, само её создание?

В.Л.: Учитывая, что сегодня комиссия работала первый день, с момента окончания прошел час-полтора, пока добрался к вам в студию. Я думаю, что Аваков заинтересован в открытом и непредвзятом расследовании этого дела, если он никаким образом не совершал нарушений в своей работе, как министр.

Мне кажется, ему, как только назначенному министру, этот конфликт был не нужен. Мне не хотелось бы, чтобы сейчас МВД резко начало демонстрировать свою активность, раскрыли одно, второе, третье, для того, чтобы замылить расследование смерти Музычко, где мы видим действительно есть вопросы, в том числе по всей вертикали министерства.

Ю.Л.: Хорошо, 4 апреля будет предварительный отсчет. Мы с вами сможем встретиться и поговорить, есть ли у вас какие-то новые факты в этом деле.

Не могу не спросить вас о съезде Партии Регионов, о неожиданных решениях, о кандидате на пост президента от партии Регионов. Фактор, который меня волнует не менее, чем наших слушателей. Вы проводили это в тайном, закрытом режиме. Почему вы не допускали журналистов на съезд?

В.Л.: Ваш вопрос вызывает улыбку, потому что если говорить о тайном режиме, первая часть, где были прения, обсуждения, исключения из партии, изменения устава, ликвидация из устава самого упоминания о должности почетного председателя партии, все эти моменты, которые обсуждались внутри, был жесткий беспристрастный разговор, были вопросы, насколько жесткими должны быть решения по исключению из партии, всё это транслировалось на громкоговорители и не в каком-то соседнем помещении. В этом же, только отделенном, находилась пресса. Единственное, была тканевая завеса, потому что посчитали, что люди будут говорить более жестко и более откровенно…

Ю.Л.: Не хотели напугать журналистов? На безопасное расстояние удалили?

В.Л.: Нет, не хотели напугать тех, кто выступал.

Ю.Л.: Да, ну! Вы думаете, что со стороны украинских журналистов вам может что-то угрожать после бегства вашего лидера.

В.Л.: Не каждый может легко говорить в камеру, ведь на съезде были не только депутаты, а делегаты со всей Украины.

Ю.Л.: Я поняла, у кого-то не было опыта публичных выступлений. Владислав Владимирович, давайте на чистоту. Кого из ваших, вы лично поддерживаете?

В.Л.: Были четыре кандидатуры, которые обсуждались. Кандидатура Олега Царева, кандидатура Бойко, кандидатура Добкина и кандидатура Тигипко. На совещании по подготовке к съезду, я четко и жестко говорил всем кандидатам: «Ребята, садитесь, наступайте на горло собственной песни. Выбирайте, кто из вас пойдет один, и не растягивайте партию, её сторонников по разным направлениям». Это была моя четкая, жесткая позиция.

Ю.Л.: Решите сами, чтобы мы не решила за вас – это так называется.

В.Л.: Да. К сожалению, тот вариант, который бы был самым лучшим, не состоялся. Мы видим, какой рейтинг у Тигипко…

Ю.Л.: Какой вариант вы называете самым лучшим, простите, я уточню.

В.Л.: История не знает сослагательного наклонения и у нас есть то решение, которое есть.

Ю.Л.: Добкин.

В.Л.: Съезд проголосовал за Добкина, хотя если говорить о рейтингах, которые делали социологи перед этим, то по правде говоря, у Тигипко рейтинг выше. Вполне возможно, что он бы объединял сторонников Партии Регионов на западе и на востоке.

Ю.Л.: Владислав Валентинович, в этом и парадокс вашей партии. Вы же видите очень много и видите очевидные вещи. Вы видели и понимали, кем на самом деле был ваш лидер Виктор Янукович. Теперь вы видите, и анализируете, и понимаете, какой вариант для вас был бы лучшим, но голосуете за Добкина. Объясните мне, почему?

В.Л.: Это было решения большинства делегатов съезда.

Ю.Л.: Вы проголосовали тоже за Добкина.

В.Л.: Было рейтинговое голосование, и каждый мог голосовать за нескольких кандидатов. Я поддерживал и Царева, поддерживаю Добкина, поддерживаю Тигипко. Если они не определились вместе, то я подумал, пусть будет другое большинство и те сторонники. Я знаю каждого из них. У меня хорошие отношения с каждым из них.

Ю.Л.: 044 390 104 6 – номер прямого эфира. Это программа «Герой дня». Народный депутат Партии Регионов Владислав Лукьянов у нас сегодня в гостях.

Давайте, если есть слушатель, а я вижу, что он есть, дадим возможность задать вопрос.

Слушаем вас! Откуда вы звоните? Вы в эфире, говорите. Я бы хотела всем нашим слушателям сказать, делайте тише свои приемники или это будет мешать нам разговаривать.

А.: Алло! Добрый вечер!

Ю.Л. и В.Л.: Добрый вечер!

А.: Меня зовут Александр. Я из Киева. Вы спрашивали у гостя, почему была закрыта первая часть их съезда, а вы видели когда-нибудь, чтобы шайка бандитов проводила на площади свои собрания? Отсюда и весь ответ.

Ю.Л.: Вот такая реплика, потому что всё таинственное порождает домыслы. Люди думают, что раз они что-то от нас скрывают за высоким забором или занавесом – значит, есть, что скрывать.

В.Л.: Это было решение оргкомитета. Я понимаю, что надо быть более настойчивым, чтобы достучаться, и тебя услышали.

Ю.Л.: Владислав Валентинович, то, что переживает ваша партия – это такой огромный процесс перезагрузки, который совпал с перезагрузкой всей страны. Партия не может меняться отдельно от страны. Тем более, что до недавнего времени это была самая многочисленная партия.

В.Л.: И остается на сегодняшний день.

Ю.Л.: Хорошо! Вы сейчас чувствуете раскол? Меньше станет членов вашей партии? Какое будущее вы себе представляете?

В.Л.: Выборы приходят и уходят. Мне кажется, что достаточно сложно представлять ситуацию, когда, какой бы кандидат не был выдвинут, который был бы четко, жестко настроен на победу, и была бы уверенность в победе на выборах. В данной ситуации, когда обсуждался вопрос, выдвижения более рейтингового кандидата, с моей точки зрения, у нас было бы больше шансов, больше вероятность того, что наш кандидат вышел бы во второй тур. Мы знаем, во втором туре бывают разные ситуации.

Ю.Л.: Есть еще один слушатель.

В.Л.: Да, давайте послушаем.

Ю.Л.: Есть у вас вопрос? Откуда вы звоните, как вас зовут?

Е.: Здравствуйте!

Ю.Л.: Здравствуйте! Слушаем вас.

Е.: Елена, город Днепропетровск. Я хотела сказать по поводу того, что Партия Регионов выдвинула Добкина. Такое впечатление, что это плевок народу, потому что мы сейчас все себя ощущаем в борьбе с Россией. Добкин – депутат, который подозревается, в общем-то, мы и видели все на экранах, что он подыгрывает России, сепаратизму. И Партия Регинов в очередной раз, наплевав на мнение людей в стране, в место того, чтобы объединять страну, её разъединяет, выдвигая столь одиозную фигуру. Дело не в том, поддерживаешь ты Партию Регионов или нет, но хватит же издеваться. Сначала Янукович, который нас просто грабил, предавал, потому, что он реально предал, а теперь Добкин, который надевал футболку «Беркута» и поддерживал убийства людей. Неважно нравятся ему эти люди или нет. Это просто люди, граждане его страны. Он поддерживает Россию, федерализацию. Я считаю, что это просто возмутительно.

Ю.Л.: Вы говорите на русском языке. Могу ли я вас спросить, не нарушаются ли ваши права, как русскоязычного населения, здесь, в Украине?

Е.: Мои права, как русскоязычного населения? Я этническая русская, но я украинка, потому что я живу в этой стране, люблю эту страну. Какие права мои нарушаются? Я этого совершенно не понимаю. Все, кто живет в Украине, прекрасно понимают украинский язык.

Ю.Л.: Спасибо! Жаль, что нас не слушают в Кремле. Владимир Владимирович все еще думает наверняка, что права русскоязычного населения здесь не совсем соблюдаются.

Я приветствую всех, кто только что к нам присоединился. Меня зовут Юлия Литвиненко. У нас сегодня в гостях Владислав Лукьянов, народный депутат Украины.

Владислав Валентинович, давайте продолжим общение не только со мной, прежде всего с нашими слушателями, их очень много, 044 390 104 6.

Единственное, я скажу, что меня очень удивило. Анализируя сегодня последние новости, которые мы получили буквально несколько часов назад. Сергей Тигипко обещает сделать русский вторым государственным. По-моему, мы это уже слышали, но это еще не всё. Добкин обещает федерализацию и вступление в Таможенный союз. Донецкий горсовет выдвинул Киеву требования: язык и закон о референдуме. Что это? Восток, который мы теряем?

В.Л.: Наоборот. Мне кажется, Украина достаточно разная страна и здесь проживает большое количество людей. Я буду говорить, что нас, как и раньше 46 млн., и есть разные настроения. От таких настроений, как в Крыму, где готовы идти в Россию, и они демонстрируют свой выбор. До таких регионов, как Харьков, Луганск…

Ю.Л.: Они готовы идти в Россию, вы думаете?

В.Л.: Нет, я не говорю про это. Я считаю, что эти регионы, на сегодняшний день, хотели бы услышать от Киева речь на родном русском языке. Мы видели, что Яценюк, обращаясь к востоку, к Донбассу, к югу Украины, перешел на русский язык, говорил на нём нормально, и ничего при этом не случилось, с неба не обвалилось. Люди, которые живут на востоке, достаточно долго молчали. Для того, чтобы переломить ситуацию, этих людей надо услышать и уважать.

Ю.Л.: Владислав Леонидович, для того, чтобы Яценюк говорил на русском языке, ему не нужен статус второго государственного, потому что никакой монополии на русский язык, на самом деле нет. Границы русского языка гораздо шире, чем границы Российской Федерации, нам всем надо это понять и перестать на этом спекулировать. Языковой проблемы в стране нет, вы это тоже знаете. Не мелковато ли это, для такого политика, как Сергей Тигипко, обещать сделать русский вторым государственным. Зачем это?

В.Л.: Если несколько миллионов человек говорит на русском языке, то не надо спорить…

Ю.Л.: У нас ведь есть закон о языках, кстати.

В.Л.: Я хочу договорить. У нас и в Конституции прописано, что есть русский и украинский язык. Нужно просто признать де-юре этот факт и убрать эти спекуляции навсегда. Оставляя такие юридические лазейки, появляются такие законы, как первый закон, который начало голосовать новое большинство после перемены власти. Вы видели, это был закон об отмене закона о русском языке, закона Кивалова-Колесниченко. Мы видим, что это вызвало ряд эмоций. Зачем вызывать эти эмоции, когда нам нужно решать экономические проблемы, обеспечивать целостность государства, решать вопросы по увеличению обороноспособности государства в целом и боеспособности нашей армии. Есть ряд вопросов, которые сегодня требуют неотложного решения.

Ю.Л.: Всё перечисленное, не заставило вас изменить свое отношение к такой организации, как НАТО? Вспомните воздушные шары, которыми пестрил парламент. И что же теперь? Мы остались один на один со страной, которую считали стратегическим партнером, ближайшим соседом. Как нам быть?

В.Л.: Моё отношение к НАТО формировалось и формируется различными событиями и обстоятельствами. Первой сильной эмоцией в отношении НАТО была бомбежка Югославии. В это время проходил саммит НАТО в Вашингтоне, на котором я присутствовал, и в это время начались бомбардировки.

Ю.Л.: Я понимаю, о чем вы говорите. Аннексия Крыма изменила ваше отношение?

В.Л.: Да. Это второе событие, которое эмоционально на меня очень сильно повлияло. Более того, в день голосования по Крыму, я был в Российской Федерации. Было приглашение на эфир на «Первый канал». Там был спикер парламента России Нарышкин. Я поехал туда поговорить, пока еще не были приняты эти решения.

Ю.Л.: Потому что у Партии Регионов есть договоры о сотрудничестве…

В.Л.: У меня личное понимание ситуации, личное восприятие. Я считаю, что приняв в свой состав Крым, Россия сделала большие ошибки. Я разделяю для себя народ России, русских людей от власти и правительства. Это разные вещи и их нельзя отождествлять. Я считаю, что это ошибка власти.

Ю.Л.: У нас есть вопрос. Очень прошу наших слушателей сделать приемники тише…

В.Л.: Тех, кто дозвонился, не всех.

Ю.Л.: Да. Вы будете слышать и свой вопрос, и ответ в телефонную трубку, поэтому проблем с общением у нас не будет.

Добрый вечер! Откуда вы звоните, как вас зовут?

А.: Добрый день! Меня зовут Александр. Живу в Киеве, сам родом из Одессы, русского города. Проблема Партии Регионов в том, что они считают людей глупее себя, но народ Украины достаточно умный. Мы все прекрасно помним, что большую часть истории Украина жила без закона о языках. Все прекрасно говорили на русском языке, всё было отлично. Это тема поднималась только во время выборов. Потом два года назад был принят закон о языках Кивалова-Колесниченко. Ничего в плане русского языка не изменилось. Все, как говорили на русском языке, так и продолжали, как писали на русском языке, там и продолжали. Даже если бы этот закон сейчас отменили, ничего бы не изменилось.

Мы видим, что этот вопрос поднимается только для того, чтобы разыгрывать политическую карту. Почему депутаты Партии Регионов считают людей глупыми, это непонятно.

Ю.Л.: Я могу спросить вас, за кого вы голосовали на прошлых президентских выборах?

А.: На прошлых президентских выборах в первом туре я голосовал за Анатолия Гриценко, а во втором – за Юлию Тимошенко.

Еще интересный факт по поводу федерализации. Мы видим, что эти требования абсолютно созвучны с тем, что хочет Россия. Буквально повторяют каждое слово. Сейчас Партия Регионов делегировала Добкина, которого делегировал Ахметов, таким образом, шантажируя руководство в Киеве: дайте нам какие-то преференции или мы развалим страну дальше.

Ю.Л.: Так это понимают наши слушатели, ваши потенциальные избиратели. Что скажите, Владислав?

В.Л.: Сразу хочу отреагировать. По вопросу применения языка мнение достаточно не компетентное, скорее эмоциональное. Я не хочу сказать, что изменив закон, сразу что-то меняется, но есть ряд моментов, когда человеку удобнее пользоваться родным языком, и не всегда получается это делать. Если хотите, давайте посвятим отдельную передачу о применении русского языка на телеканалах, радиоэфирах, в кинотеатрах.

Ю.Л.: Владислав Валентинович, вам не кажется, что нам придется спасать украинский язык. Вам не бывает просто обидно за то, что мы, спасая русский язык, который в спасении не нуждается, мы с вами прекрасно говорим на русском…

В.Л.: Я очень много слышал болтовни о поддержки защите и развитии украинского языка, но, к сожалению, ни одна политическая сила, которая отстаивала расширение применение рідної української мови, коханої, солов’їної, співучої. На жаль, ніхто не запропонував законопроекту, стосовно підтримки і розвитку української мови в Україні. Не було зроблене нічого для того, щоб ті люди, які не володіють українською мовою, але мають бажання, а таких людей досить багато, щоб вони мали можливість отримати освіту для дорослих на українській мові, вивчати мову. Ми бачимо, що інші країни працюють над тим, щоб створити курси для дорослих для вивчення грузинської, російської, англійської мови, але держава нехтує важливістю захисту національної ідентичності.

Ю.Л.: Бачте, Владиславе Валентиновичу, вам буде чи зайнятися у парламенті. Ви зараз поставили собі завдання за допомогою наших слухачів.

Л.В.: Я спілкувався з багатьма, навіть з мовознавцями. Я казав, давайте підготуйте законодавчі пропозиції, обговоримо, зробимо круглий стіл, для того, щоб це був не кіт в мішку, а законопроект, який підтримає суспільство, який підтримає і схід і захід. Законопроект, який не буде роз’єднувати державу, а буде працювати на об’єднання. На жаль таких пропозицій… крім балачок, нічого не було зроблено.

Ю.Л.: Принаймні, ми з вами цю тему підняли, буду знати, з кого спитати.

В нас є питання, які наші слухачі залишають на сторінці у «Фейсбуці»: «Как вы думаете, кто из кандидатов способен, как президент, поддержать интересы малого бизнеса?»

Мне кажется, что это очень интересный и важный вопрос. Мы познакомились с тезисами некоторых кандидатов. Тигипко обещает сделать русский язык, Добкин обещает федерализацию, вступление в Таможенный союз.

У вас ведь огромный опыт участия в избирательных кампаниях по части консультаций, добрых советов. С 1998 года, если я не ошибаюсь?

В.Л.: Да. Пять выигранных своих кампаний.

Ю.Л.: Вот! Говорят, что вы сами руководили, сами разрабатывали стратегию. Вы большой мастер пиар-кампаний, я бы скала так.

В.Л.: Я думаю, вы преувеличиваете.

Ю.Л.: Но мне хотелось бы верить, что вы знаете... Тезисы о поддержки малого и среднего бизнеса, о снижении налогового пресса, извечный вопрос ипотеки – это гораздо более действенная сила для нас, для украинцев, для избирателей. Нет?

В.Л.: Безусловно, это важные вопросы.

Ю.Л.: Почему никто это не использует? Никто не готов что-то менять и действовать?

В.Л.: Вопросы малого и среднего бизнеса касаются 2-3 млн. человек.

Ю.Л.: Да, Владислав Валентинович, этих смертников, которые соглашаются работать на вот этих условиях.

В.Л.: Тех людей, которые заслуживают уважения хотя бы потому, что они взяли ответственность за свою жизнь, создание дополнительных мест.

Ю.Л.: А сколько ведь могло бы быть этих людей?

В.Л.: Безусловно, это важный вопрос. Я понимаю, что вопрос не в бровь, а в глаз, потому я работаю в Верховном Совете первым заместителем по предпринимательству, антимонопольной и регуляторной политики. Я знаю это проблему и понимаю её остроту и важность. Вы мне вопрос задали, как политтехнологу.

На первом этапе политтехнологи делают программы для своих кандидатов и поддерживают их вопросами, которые захватывают 100% населения. Чуть позже, когда отыграли общие темы, переходят на большие ниши людей. С одной стороны ниша – это более меньше, но с другой стороны – люди там более сплоченные.

Я хочу сказать, что и Тигипко, как вице-премьер, который работал над социальными вопросами, малым, средним бизнесом. Он глубоко в теме этого вопроса. Если уйти от раздражающего фактора, который мы услышали по Добкину в эфире, как губернатор, как представитель местной власти, той, которая на местах работает, он тоже хорошо понимает тему малого и среднего бизнеса. Сегодня 23 человека подали документы на регистрацию, не знаю, сколько зарегистрируют, но, я думаю, что и другие рейтинговые кандидаты, которые будут вести свои кампании профессионально и корректировать темы своих выступлений пропорционально с теми настроениями, которые есть, с оценками социологов, политтехнологов, тема развития и поддержки малого и среднего бизнеса не пройдет мимо серьезных кандидатов, с одной стороны. С другой стороны, я сейчас обращаюсь к каждому радиослушателю, а особенно к тем людям, которые сами заняты на ниве малого, среднего предпринимательства. Слушайте и вдумывайтесь в конкретику того, что будут предлагать и пытаться продать в своих программах кандидаты. Кто-то будет говорить в общем и красивыми фразами, кто-то будет говорить конкретно, об изменении той или иной нормы закона, об изменении администрирования тех или иных налоговых платежей, об изменении подхода к регистрации бизнеса, учетности...

Ю.Л.: Вы хотите сказать, верить никому нельзя?

В.Л.: Я считаю, что нельзя превращаться в бабушку, которая стоит на переходе и на зеленый свет не переходит. У неё спрашивают:

- Бабушка, почему вы не переходите?

-Я уже, сынок, никому не доверяю.

Я не сторонник такой позиции, я сторонник критического восприятия и считаю, что те люди, которые видят, что человек разбирается, готов помогать и действовать, должны поддерживать этого человека не только своим голосом, но и, формируя точку зрения, для которого важен тот или иной вопрос.

Ю.Л.: Владислав Валентинович, в принципе-то, наши люди – народ неискушенный и, я думаю, им не много надо для счастья, как и нам с вами, что рассуждать-то долго. Элементарные вещи…

В.Л.: Вот здесь поспорю. Люди у нас искушенные. Народ гораздо умнее и мудрее, чем думают многие политики.

Ю.Л.: Да, я сейчас говорю о каких-то материальных вещах. Людям, на самом деле, немного надо. Им нужны хорошие дороги. Чтобы он не опасались за свою жизнь и жизнь своих детей, когда они входят в лифты своих домов. Чтобы они, начиная свой бизнес, могли не платить налоги хотя бы в период становления, хотя бы первые год-два, чтобы у них была возможность. Чтобы у них была возможность платить по ипотечным кредитам не столь высокие проценты.

В.Л.: Я проблематику вижу чуть по-другому.

Ю.Л.: Я это вот к чему перечисляю. Я знаю, что вы видите её гораздо глубже и знаете больше. Почему вы не убедили…

В.Л.: Холодное, горячее водоснабжение – где оно?

Ю.Л.: Хорошо. Где он в Крыму? За 23 года мы на этот вопрос не ответили.

В.Л.: Возьмите малые города во всей Украине.

Ю.Л.: Скажите, президент Янукович, вы лично были знакомы с этим человеком, он не знал или не думал, что эта Украина будет существовать так долго, что людям всё это надо? Потому, что выполнив все эти пункты (три-пять), о которых мы сейчас говорим, ты можешь остаться президентом, но в памяти точно навсегда, но в ближайшие две каденции – гарантировано. Почему не было это сделано?

В.Л.: Вопрос по Януковичу мы обсуждали со многими однопартийцами, и для многих это был шок.

Ю.Л.: Его побег, вы имеете в виду?

В.Л.: То, что он бросил Украину и ушел, то, что принимался ряд неадекватных, оторванных от жизни решений. Мы спрашивали, как такое могло произойти, ведь практически полстраны за него проголосовало в 2009 году, 2010 году (второй) тур. Потом, раз, щелчок и такие изменения, как будто в комнате свет выключили.

Многие, с кем разговаривал, сходились во мнении, что в какой-то момент случилось такое, как будто возникла стена. Ты говоришь, а тебя перестают слушать.

Ю.Л.: Занавес, который вы повесили от журналистов на съезде вашей партии.

В.Л.: Знаете, если там была тканевая перегородка, всё, что говорилось, всё было слышно…

Ю.Л.: Хорошо, я думаю, вы меня поняли, Владислав Валентинович.

В.Л.: Стали говорить, когда возникла стена между руководством страны, партии и депутатским корпусом. Было так, будто в стекло стучишь. Говорят, год – полтора. Те, кто ближе, говорят, что года два, а то и два с половиной.

Ю.Л.: И вы молчали?

В.Л.: Говорить о том, что молчали… Не молчали. Вспомните заседание фракции Партии Регионов вместе с Януковичем, когда он нам сказал: «Ребята идем в Европу». Перед этим я выступал с тем, что у нас не решены все экономические вопросы, могут закрыться ряд предприятий…

Ю.Л.: Владислав Валентинович, но Добкин по-прежнему не идет в Европу, он обещает Таможенный союз. Вы по-прежнему движетесь в разных направлениях?

В.Л.: Внутри партии существуют разные точки зрения.

Ю.Л.: Это демократия и либерализм в действии.

В.Л.: Это демократия. Когда у разных людей есть разные точки зрения – это нормально. Проблема возникает тогда, когда у одного человека по одному вопросу возникают разные ответы.

Ю.Л.: Означается ли эта разность мнений, разность кандидатов, ведь вы поддержали разных кандидатов, что партия нуждается в реформировании. Это переформатирование в режиме реального времени продолжается. Возможно, после президентских выборов, если они состоятся…

В.Л.: Какие-то изменения произошли после того, как страну покинул Янукович. Было какое-то чувство даже не растерянности, а просто разобщенности и какой-то пустоты. Дальше, следующий момент, был – съезд. Был ряд споров, жарких дискуссий. Хоть вы и говорите «отгородились» этой марлевой занавеской, думаю, что все всё слышали. Думаю, что эти процессы не закончены, и они идут, и будут идти дальше. Главный вопрос, который лично я вижу, в том, что не разрушилось то молчаливое большинство, которое говорит: «Хватит выступать! Всё, три человека выступило, хватит! Не надо высказываться». Когда мы начнем слушать, я не сторонник коммунистической партии Советского Союза, но если мы вспомним, когда идет съезд и выступают десятки людей и высказывают свою точку зрения, к сожалению, не высказывают, а читают, а нужно, чтобы высказывали свою точку зрения высказывать…

Ю.Л.: Живая дискуссия должна быть.

В.Л.: …тогда будет меньше глупостей и ошибок. Не все готовы это воспринимать.

Ю.Л.: Значит, мы тоже должны в формате живой дискуссии работать. Давайте послушаем наших слушателей. Если у вас есть вопросы, мнения, вы можете высказать. Слушаем вас. Добрый вечер!

А.: Добрый вечер! У меня вопрос такой.

Ю.Л.: Откуда вы звоните?

А.: Днепропетровск, меня зовут Алексей. Вопрос к Владиславу такой. Они были у власти много лет вместе со свои лидером Януковичем. Спекуляция на том же русском языке идет опять же много лет. В чем была проблема, принять этот язык и снять этот вопрос раз и навсегда?

Ю.Л.: Мы уже ответили на этот вопрос. Спасибо вам!

В.Л.: Давайте очень коротко. С юридической точки зрения, для того, чтобы принять русский, как второй государственный, нужно изменение Конституции, нужно голосование 300 голосов в парламенте. 300 голосов в парламенте у Партии Регионов не было в процессе всего этого времени. Правильнее сказать, ни в какой момент.

Ю.Л.: Давайте еще один звонок. Времени мало совсем. Мы слушаем вас. Добрый вечер!

Е.: Это Елена, Днепропетровск. Вы меня тогда застали врасплох вопросом про русский язык. Я даже не об этом. Я просто хочу обратиться к Партии Регионов с коротким предложением. Понимаете, но не может быть такое количество людей, которые так ненавидят свою страну. Еще раз говорю: Россия – наш враг! Вы выдвигаете лидером человека, который хочет сдаться врагу, Таможенный союз и создать федерализацию, которая поможет оттяпать еще часть.

Ю.Л.: Спасибо, Лена. Мы вас поняли.

Е.: Я живу в Днепропетровске и живу в страхе, таких, как я, много. Все мы боимся нападения Российской Федерации. Мы покупаем оружие. Я лично сегодня ходила в тир. Я такая ни одна – нас много. Не надо нас считать идиотами. Мы прекрасно понимаем украинский язык, и это, кстати, потому, что он государственный. Я прожила в Украине всю жизнь.

Ю.Л.: Спасибо, Елена. Время просто заканчивается. Понятно ваше мнение.

Видите, мы говорим на русском и люди даже думают, что у нас он государственный.

В.Л.: Повторение той мысли. Я говорил, что многие члены Партии Регионов задавали себе вопросы, которые Елена сейчас повторила. Во многом, мысли и чувства созвучны.

Ю.Л.: Что же, это означает, что это на правильном пути. Даже тот факт, что вы отклоняетесь от линии партии, вселяет в нас уверенность, что этот либерализм все-таки спасет нас. Это то, что нас невероятно обнадеживает. Ваши знания, как политтехнолога, а не просто политика, это заставляет думать, что это все-таки не самое главное, и ваши кандидаты понимают, спекуляции на языке…

В.Л.: Я вам тоже хочу сказать, что тревожно было, когда видишь расположение войск у украинских границ. Оно вызывает тревогу и чувство опасности. Думаю, не только я и слушательница разделяли эти чувства, а практически большинство граждан. Все хотят, чтобы был мир. Все хотят, чтобы были рабочие места, чтобы улучшался уровень жизни.

Ю.Л.: Будем продолжать на благо работать, спасибо.

В.Л.: Вполне возможно, что мы можем многое изменить.

Ю.Л.: Но вы – так точно, Владислав Валентинович. Спасибо огромное.

Народный депутат Украины Владислав Лукьянов сегодня был в программе «Герой дня». Мы встретимся завтра в это же время.

Спасибо огромное, что были с нами!

В.Л.: Спасибо, до свидания!

Читать все