СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Доллар очень долго искусственно держали"

"Точка зрения"Волох: "Комфортнее жить в Израиле, интересней – в Украине"

Стенограмма программы "Точка зрения" на Радио Вести 10 апреля

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сегодня свою точку зрения в прямом эфире будет высказывать Карл Волох, бизнесмен и, я смею заметить, весьма активный блогер, блогер, которого читать не только интересно, но и полезно в свете последних происходящих событий. Здравствуйте, Карл!


Карл ВОЛОХ, блогер: Здравствуйте!

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я могла сказать, что вы частый гость в Украине в виду того, что вы все-таки гражданин Израиля, но вы живете в Киеве. Как мы знаем, мы с вами ведь философы, наша родина там, где мы живем. Как у вас ощущения здесь, в Украине?

Карл ВОЛОХ, блогер: Абсолютный когнитивный диссонанс.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И я понимаю, почему. Давайте с вами поговорим все-таки как с бизнесменом. Все эти события – доллар на закрытии межбанка поднялся до 13,2 гривны, евро – 18,3. Как вы думаете, есть связь вот с этими колебаниями? Есть связь между событиями, скажем, происходящими на востоке Украины, и вот, скажем, с курсом доллара? Вы связываете каким-то образом? Или это чистый бизнес и ничего личного?

Карл ВОЛОХ, блогер: Совершенно понятно, что доллар очень долго искусственно держали. И это был один из так сказать предвыборных трюков старой команды. То, что его нужно было отпустить и он должен был как-то более-менее влиться в свободное плавание, это совершенно точно. Тут и думать особенно не над чем. То есть тот курс, который был до недавнего времени, он был абсолютно искусственный, абсолютно занижен. А вот какой настоящий – никто не знает. Вот мы на сегодня с вами никак… Я не думаю, что вообще есть специалист, который может нормально вычленить, что в этом вот довольно больном курсе – то есть, мне представляется, что он сильно завышен… Ну, сильно, то есть на сколько-то процентов завышен. Какая в этом часть реального курса, какая в этом часть спекулятивной составляющей, какая в этом часть паники, которая есть в связи с определенными событиями политическими и почти военными, и даже какая… Собственно говоря, я думаю, что вот эти три фактора – они, наверное, основные. Тут же может быть просто паника. Когда нечто начинает расти, то люди естественным образом бегут это покупать: люди, фирмы и так далее и тому подобное. Надо срочно защититься. Многие люди сняли значительную часть своих сбережений в свое время, которые у них были гривневые в банках. Сегодня видят то, что творится с долларом – надо как-то закрепить эти сбережения, потому что это все тает на глазах. Вот они побежали это покупать. То есть, я говорю, вычленить, какая в этом часть вот этих вот факторов необъективная, а какая объективная – я думаю, что председатель Нацбанка тоже не может, и даже группа его весьма неглупых советников тоже этого не сделает.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но вы же человек, который занимается бизнесом. У вас чутье есть вот это? До каких пределов, вот сколько?

Карл ВОЛОХ, блогер: По моему мнению, он уже вышел за пределы нормального. Имеется в виду, что он откатит непременно. До куда он может дотянуться сейчас, до того, что первые транши придут – мы даже не представляем.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А как думаете, первые транши могут повлиять на то?

Карл ВОЛОХ, блогер: Даже сомнений нет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И хватит ли этих денег для того, чтобы..?

Карл ВОЛОХ, блогер: Даже если и не хватит, это будет, во-первых, сигнал, что вот они уже пришли.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Что все спокойно.

Карл ВОЛОХ, блогер: Да, вот они уже пришли. Уже появятся какие-то реальные эти… Так или иначе, сейчас, не имея валюты для платежей по газу, по массе других вещей, по всяким долларовым кредитам, так или иначе, эти деньги выискивать-то приходится. Все равно какие-то платежи происходят. Это неизбежно тянет курс вверх.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо. Давайте мы поговорим о том, кому это может быть выгодно, исключая спекулянтов, потому что мы понимаем, что все-таки экономика и политика сплелись как никогда сейчас в истории современной Украины. Кому выгоден вот этот дисбаланс?

Карл ВОЛОХ, блогер: Это как бы тоже такой вопрос настолько очевидный. Безусловно, кто-то – например, прежние власти, которые несомненно какими-то реваншистскими амбициями не могут не питаться – они могут сегодня… То есть это, пожалуй, первый более или менее приличный аргумент сказать: "Вот видите, а вот при нас-то такого не было". То, что это они это все разворовали и разрушили – это как бы сегодня уже не так уж помнится. По крайней мере, они делают вид, что они этого не понимают. И вот таким вот образом как бы движутся в избирательной кампании, которая, в сущности говоря, уже началась. Так что, кому выгодно – мы понимаем. Но это все не имеет никакого значения.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну хорошо. Новые украинские власти – вот что они должны были предпринять и сделать?

Карл ВОЛОХ, блогер: Ничего.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Все, ситуация вышла из-под контроля?

Карл ВОЛОХ, блогер: Нет. Ситуация вышла из-под контроля. Понимаете, что в тот момент, что они были начать это делать искусственно, они бы нарушили требования завтрашних кредиторов. То есть, есть кредиторы – это Международный валютный фонд. Он требует, чтобы доллар был в свободном плавании.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну хорошо. Есть еще кредиторы – некогда наш стратегический партнер и ближайший сосед. Не будем забывать об этом.

Карл ВОЛОХ, блогер: А ему-то какой дело? Они же сегодня денег больше не дают. Они уже кредитор более в прошлом, то есть с ними только рассчитываться. А вот тот, кто даст деньги, дает деньги и даст еще – это Международный валютный фонд, Всемирный банк и так далее – вот для них главным что является? Для любого банка основным принципом, по которому он определяет, можно этому заемщику дать денег или нет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо. И еще немножко о цифрах, но уже в датах. Проговорим временные отрезки, какие это могут быть. Стоит рассчитывать на помощь МВФ до президентских выборов? А если не будет президентских выборов? А что тогда?

Карл ВОЛОХ, блогер: Насколько я понимаю, это вещи не взаимосвязанные. То есть то, что связывают с президентскими выборами, это, скажем, подписание экономической части соглашения евроассоциации. А кредит дают, я говорю, на самых банальных основаниях, как это дает просто банк. То есть банк, выдавая вам кредит, первое, что проверяет – это вашу возможность этот кредит вернуть.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сейчас поговаривают, такие кулуарные разговоры о том, что на часть этих денег нужно будет купить европейских и американских товаров. Вы не исключаете такую возможность?

Карл ВОЛОХ, блогер: Нет, таких условий у МВФ нет. Это когда государства дают. Например, США, предоставляя помощь, они могут ее обусловить тем, что вот мы вам даем миллиард долларов… Вот, кстати говоря, всегда таким образом выделялись деньги, скажем, военная помощь Египту и Израилю. То есть выделяется, скажем, полтора миллиарда долларов в год. На эти полтора миллиарда долларов в год Египет должен закупить в США вооружение. А здесь же…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Египет, ну и Израиль, мы знаем, тоже сотрудничает по такой же схеме.

Карл ВОЛОХ, блогер: И Израиль тоже. То есть точно так же. Я как бы привел конкретную цифру – полтора миллиарда – это египетская. Здесь, когда мы говорим об МВФ, таких условий нет. То есть они выдают деньги. Они, другое дело, что проверяют: первое – это возможность возвращать, второе – предположительно, на что эти средства будут потрачены.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А есть у нас возможность возвращать? Вот состояние дел в нашей экономике – оно действительно такого?

Карл ВОЛОХ, блогер: Так ведь все же именно ради этого и происходит. То есть возможность возвращать, на самом деле, регулируется самым простым принципом – сбалансировать расходы и доходы. Как только их балансируют, да, вот эти все жуткие меры, от которых мы ахаем… Кстати, включая доллар. То есть плавающий курс доллара – это одна из мер. Почему? Ведь иначе на то, чтоб его поддерживать на определенном уровне, нужно вынимать доллары и продавать валюту, покупать гривну. То есть это одна из составляющих. Таким вот образом мы приходим к тому, что в тот момент, что есть сбалансированный бюджет, что закрыты дырки по "Нефтегазу" и по плавающему курсу валют, то в принципе деньги уже выдавать можно. Вот они и выдадут, потому что уже будет понятно, откуда мы будем возвращать.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот глава Национального банка Украины сейчас пребывает в Вашингтоне. Будем надеется, что не в туристической поездке, даст бог.

Карл ВОЛОХ, блогер: В МВФ он наверняка.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Наверняка, да. Я хотела бы обратить внимание на то, что вы ведь человек, который редко ошибается, и не только в экономических, но и политических прогнозах.

Карл ВОЛОХ, блогер: В людях, зато, ошибаюсь часто.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А что так-то, Карл? Не вы один. Пусть это вас утешит, возможно. Вот что вы пишете в своем блоге: "Смена власти возможна, а вот слом системы государствообразующей коррупции – нет". И вот даже когда мы говорим об этой помощи со стороны МВФ, вот где гарантия?

Карл ВОЛОХ, блогер: Вот я, честно, не знаю, где вы это нашли. Но я, по-моему, такое писал когда-то…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А что, вы поменяли свое мнение?

Карл ВОЛОХ, блогер: Нет. Нисколечко. Точнее, нет. Тогда, когда я это писал, я думаю, если это то, что я имею в виду, когда-то я писал такое для газеты "Капитал", Если это оно, может быть, это оно. Это было еще при старой власти. Вот тогда это был вопрос, как я оцениваю инвестиционный климат в Украине.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А что изменилось, Карл?

Карл ВОЛОХ, блогер: По моему мнению, даже та небольшая часть необходимых мер, которые предприняты по борьбе с коррупцией – это намного больше, чем сделали несколько предыдущих правительств.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну что вы считаете действенными шагами новой украинской власти?

Карл ВОЛОХ, блогер: Вот смотрите, для меня главный вопрос – я давным-давно это талдычу, я, наверное, даже слишком включился лично в эту проблему – это восстановление судебной системы. Ничего, никакие проценты дохода, никакая сверхприбыльность, ничего не искупит для инвесторов того принципа, что в стране нет правосудия. То есть понимаете, будет у меня 20% капитализация или она будет как бы 50, или она будет 5 – неважно, насколько бы это выглядело привлекательно, если я не могу сохранить деньги, которые я вложил, если завтра любой сколько-нибудь крупный контрагент, связанный с властью, может мне не вернуть деньги, которые, скажем, я ему дал, или, допустим, отобрать у меня бизнес, или еще что-нибудь. То есть до тех пор, пока в стране нет правосудия, вообще говорить не о чем. Вот сейчас происходят процессы, в частности, приняли позавчера…"

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Закон о люстрации.

Карл ВОЛОХ, блогер: После диких совершенно боев и так далее.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот, кстати, мы поговорим об этом законе. Люстрация распространилась на судей. Но на следующий день что-то случилось в парламенте, потому что остальные власть имущие не выдержали вот этого тягостного напора.

Карл ВОЛОХ, блогер: Вы знаете, мне кажется, что один из факторов – это активность людей под парламентом.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Давайте мы об этом поговорим сразу после небольшой паузы, потому что время "Вестей" на Радио Вести. Ну а потом мы продолжим.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В программе "Точка зрения" сегодня Карл Волох. Я знакомлю наших слушателей с мнением бизнесмена и блогера, живущего в Киеве, хотя и является Карл гражданином Израиля. Где комфортнее вы себя ощущаете?

Карл ВОЛОХ, блогер: Комфортнее, конечно, в Израиле.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это как старая шутка у Жванецкого: жить хорошо здесь, а умереть мы хотим на родине.

Карл ВОЛОХ, блогер: Комфортнее, безусловно, в Израиле, интереснее – в Украине.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это в состоянии вечной войны Израиля? Вот парадокс.

Карл ВОЛОХ, блогер: Там, понимаете, при всем состоянии вечной войны… Кстати, вы знаете, что более всего, наверное, объединяет Украину и Израиль? Ощущение жуткой несправедливости в том, что, например, о тебе рассказывают в мире. Правда, Украину сейчас поддерживают, но вот до недавнего времени это все очень было.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Пиар у вас плохой, да?

Карл ВОЛОХ, блогер: Да, безусловно. То есть вот это ощущение, конечно, очень. Ну сейчас еще борьба за независимость и вообще за выживание – еще одна общая черта появилась. Раньше это было более характерно для Израиля и менее для Украины. Сейчас, наверное, все лучше поймут. Кстати, уже понимают. Здесь сейчас интереснее, вне всякого сомнения. Я уже сильно как-то вовлечен в политические процессы. Я столько лет пытался этого не делать, но я, видимо, как-то эмоционально уж очень-очень привязан. Я все-таки особа українського походження, и я, видимо, не могу стоять в стороне. И вот я держался, держался, изо всех сил держался – не выдержал и пошел, так сказать, на Майдан и к Верховной Раде и так далее. Вот не смог сдержаться.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А теперь поговорим про этот фактор Майдана. Потому что не вы-то один не смогли удержаться. Вот эта эйформия абсолютная, что ты можешь влиять на какие-то процессы, что ты вот стоишь и наблюдаешь в режиме реального времени за тем, как твои сограждане превращаются в такое общество людей, социально ответственных. Это все миф или это действительно происходит? И почему мы говорим о том, что мы, украинцы, гораздо, может быть, больше соответствуем времени и опережаем время, чем, скажем, наши власти? Что там у них происходит вверху?

Карл ВОЛОХ, блогер: Хуже всего, наверное, в этой оценке – это бросаться в крайности. То есть по-прежнему не так уж абсолютно мы на все влияем. Но все же, ну, по крайней мере, нынешняя власть гораздо более чувствительна к мнению… давайте назовем это улица, хотите – назовем это более красиво – народ. Но в 100 раз более чувствительнее, чем любая, которая была до сих пор.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну хорошо. Давайте мы дадим оценку этой чувствительности, чтоб не сказать чувственности и сочувственности. Хорошо. Несколько популярных вещей, популярных шагов, которая власть, новая украинская власть могла бы сделать? Вы знаете, какое количество народу у нас, хорошее украинское слово "потерпають" від кількості кредитів. Вот кредитные истории. Ведь могла сейчас власть сказать: "Ребята, ну хорошо, ни в одной стране мира нет этих депозитов по 25, по 29, по 27% годовых. Нет такого нигде. А у нас, пожалуйста, вот вам. Давайте мы эту несчастную ипотеку снизим хотя бы до пяти".

Карл ВОЛОХ, блогер: Да вы смеетесь!

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну почему, Карл?

Карл ВОЛОХ, блогер: Украинская банковская система, в принципе, практически уже умерла.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так давайте же наполним банки деньгами, Карл.

Карл ВОЛОХ, блогер: Ничего вы их не наполните. Вы их разорите полностью. То есть в тот момент вы еще вмешаетесь в эти проценты – и возврат денег, банкам кредитов – она рухнет полностью. Самое-то интересное – никто ведь по-настоящему не задумывается о том, что это деньги-то не банков, это деньги других людей.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Банк – это вывеска, которая…

Карл ВОЛОХ, блогер: То есть я их туда отнес – условный я, другой взял, сейчас ему говорят: "Нет, ты можешь не возвращать, или возвращай не так". Это как не так?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Давайте вспомним опыт Соединенных Штатов Америки в разгар финансового кризиса, 2008 год, не так давно. Ипотека в 1%. Что это было?

Карл ВОЛОХ, блогер: Ну разве можно это сравнивать? Понимаете, Соединенные Штаты Америки отличаются тем, что у них денег страшно много. Мало того, у Соединенных Штатов абсолютно уникальное положение, потому что их валюта – она является расчетным средством во всем мире. Поэтому даже когда они напечатают чуть больше денег, это не значит, что у них завтра вдруг начнется инфляция. А вот у нас немедленно это произойдет. Поэтому со Штатами вообще нельзя сравниваться. Но если вы возьмете любую другую страну, то вы обнаружите, что на самом деле там – Великобритания или Франция – там тоже была очень низкая учетная ставка. Но там же денег-то очень много. А здесь их нет вовсе. Я вам скажу более того. Помните, я начал с судов?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так, так, так.

Карл ВОЛОХ, блогер: Так вот, риски здесь бешенные. То есть откуда браться этим деньгам, если у тебя в любой момент забирают бизнес и так далее? Я банк. Дал человеку деньги на строительство здания. Нет, даже не на строительство – на покупку земли.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: На покупку квартиры.

Карл ВОЛОХ, блогер: На покупку земли. Вот один знакомый мне банк одному знакомому мне бизнесмену некогда выделил деньги возле станции метро "Лыбидь". Нашумевшая была достаточно история. Вот бизнесмен там собирался чего-то начать строить. Начал даже копаться, возиться, начал продавать квартиры, как всегда – с огромными скидками. Пришли люди, дали эти деньги. Я уж не знаю, кому там чего не понравилось – Киеврада отменила решение, суд отменил, суд признал это все законным, разорвали договор аренды. Извините, а кто будет возвращать деньги людям, которые там уже ему заплатили и он уже чего-то потратил? А кто вернет деньги банку, который ему выдал деньги на приобретение? То есть не было совсем приобретения земли, потому что это аренда. Но, допустим, кто-то, некий человек, близкий к властям, отвел землю на какую-то фирму и сказал: "Пожалуйста, кто, бизнесмены, покупайте фирму с договором аренды". Это был весь единственный ее актив. Потом договор разорвали. Все. Кто вернет банку эти деньги?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вы, как человек, ведущий бизнес, все-таки должны быть на стороне не банкиров, мне кажется. Вот дайте совет.

Карл ВОЛОХ, блогер: Я терпеть не могу банкиров. У меня с ними такие… Но это ж ничего ничуть не меняет. Экономика есть экономика.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот дайте совет. Раз уж вы вспомнили Великобританию, и там были национальные бунты, которые проходили под такими девизами "Не могу платить и не буду". Вот у нас не случится что-то подобное?

Карл ВОЛОХ, блогер: Во-первых, оно уже случается. Поэтому и банков, которые дышат на ладан – полно. А еще какое-то время это будет продолжаться, вся эта история – и банковская система рухнет вся. Я не представляю, что будет со страной, если в ней рухнет банковская система. Это беда, беда, беда. Останется несколько крупных, скорее всего государственных, банков, на которые будет рефинансирование выдавать Нацбанк. Все остальное рухнет – и мы окажемся в ситуации абсолютно плохой. Очень.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Для того, чтобы это не случилось, худо-бедно мы должны последние свои гроши нести и платить.

Карл ВОЛОХ, блогер: А в том числе обслуживать свои кредиты, как бы это ни было больно. Вы же понимаете, банки в последние годы совсем не разбалованы. Поэтому они все понимают. У них лишь бы хоть что-то платил, хоть как-то обслуживал, хоть часть, хоть так реструктуризируем, хоть этак и прочее-прочее. То есть банки очень сильно стараются. Я говорю еще раз, я их терпеть не могу. Я сам с ними судился, и нелегко мне это все далось. Но это же ничего не меняет по сути. То есть взял деньги – надо вернуть. Иначе тот, кто эти деньги дал, разорится. А это совсем не банкир жирный, который завтра улетит в свое Майами, это будет такой же человек, как я, который всю жизнь это откладывал. Не как я, нет, извините. Я-то, может, не очень бедный. А человек, который откладывал каким-то образом, чего-то зарабатывал, отнес это в банк, и сейчас в ужасе думает: "А как мне теперь закрыть мой долг в другом банке, когда мне этот банк не выдает мои деньги?".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Давайте об уважении к частной собственности здесь, в Украине, потому что на самом деле от этого и зависят инвестиции и возможность инвестировать в Украину. Когда вы говорите, что все-таки новая украинская власть демонстрирует некоторую чувствительность к этим вопросам, как думаете, пока кроме каких-то девизов и словесной убежденности и убедительности мы ничего не видим.

Карл ВОЛОХ, блогер: Ну как же не видим? Вот позавчера я…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Или оспорите меня?

Карл ВОЛОХ, блогер: Давайте я вам расскажу. В субботу нам стало известно… Нет. Да, в субботу. Каким-то образом мне, давайте скажем, это даже не нам – мне стало известно о том, что готовится некая конференция, где вся старая абсолютно, прогнившая абсолютно, коррумпированная абсолютно, заточенная под Януковича верхушка хозяйственных судов будет выдвигать делегатов на завтрашний съезд. Вернее, они уже их и так выдвигают, они уже избрали, но должны закрыть эту конференцию с тем, чтобы полномочия этих делегатов вступили в действия. И когда я услышал фамилии, которые за всем этим стоят, и прочее, я просто ужаснулся. Потому что ну правда же, это совершенно эталонные коррупционеры. Эталонные в полном смысле. Любой человек, который имел когда-то дело с судами, знал, куда носили деньги, кто, как они собирались с любого иска, который рассматривался в системе хозяйственных судов, как нужно было за любой заплатить, а без этого просто не принимали решений, будь ты тысячу раз прав и так далее и тому подобное. И вот я в "Фейсбуке" объявил: народ, собираемся, будем им не позволять. Пришло, в общем-то, немало людей. Правда, та сторона выступила тоже. Поставила какую-то нанятую сотню, как бы сотню как бы самообороны, которые на самом деле "титушки" "титушками", ничего другого. "Правый сектор" поддержал и так далее. Пришли, добились того, что нас запустили внутрь, хорошенечко там поорали, помешали им по крайней мере выполнить ту программу, которая у них была. Два вопроса, сумели убедить их, не проглосовали.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так. И?

Карл ВОЛОХ, блогер: На следующий день мы собрались… Нет, это была только половина дела, потому что на следующий день был назначен съезд. Представляете, это же более жуткую форму издевательства даже сложно себе представить.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот, кстати, на что они рассчитывали? Потому что они съезд хотели 7 же числа провести, а 8-го принят закон о люстрации.

Карл ВОЛОХ, блогер: Послушайте, абсолютно четкий и ясный расчет. То есть в законе, например, написано, что меняем всех председателей судов, например. "Так минуточку, если меня только вчера, я же тут не сидел, когда была преступная власть", – говорит этот человек.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я же из вновь прибывших.

Карл ВОЛОХ, блогер: А то, что он сидел на другом таком же месте – это уже как бы значения никакого не имеет. То есть это был гениальный совершенно расчет. И они его воплощали изо всех сил. То есть на следующий день съезд судей, где самый большой был страх, что они выдвинут несколько человек из старой команды в Конституционный суд, где есть вакансии. И учитывая, что там уже сидит несколько януковичевских кадров, там наберется критическая масса для того, чтобы завтра проголосовать все что угодно, отменить любой закон, который приняла Верховная Рада и так далее и тому подобное. Это был главный страх. Ну и неглавных тоже достаточно. Поэтому, я говорю, собрались, в понедельник мы им сорвали съезд, просто физически сорвали. Пожалуйста, ребята, собирайтесь. Проголосует Верховная Рада новый закон – переизбирите людей, собирайтесь.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо. Мы видим, что этот фактор Майдана – он достаточно весомый.

Карл ВОЛОХ, блогер: Он сработал.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но как долго он будет работать? Потому что во вторник принимают закон о люстрации, а в среду даже не ставят на рассмотрение, а не о каком голосовании.

Карл ВОЛОХ, блогер: Вы знаете, я думаю, что то, что мы… Будем называть этот закон нашим, вот этот закон о люстрации судей. Я думаю, то, что нам удалось повлиять на его принятие, это было просто совпадение совершенно замечательное. Потому что как мы ни старались, как мы не вызывали людей, как мы не объясняли, что это буквально вопрос жизни и смерти, людей пришло немного. На наше огромное счастье, там стояла группа ребят с Западной Украины.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так, хорошо. Давайте поговорим, почему вы в среду не повлияли так на парламент, сразу после паузы.

Карл ВОЛОХ, блогер: Я же не сказал, что я общественный активист.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сразу после паузы. Итак, теперь мы хотя бы знаем, с кого спросить. Продолжим после небольшой паузы. Время "Вестей".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Говорим, как говорят у нас в Одессе, за жизнь. Потому что мы курс доллара обсудили. Карл говорит, что не предел, падать будет еще долго и стремительно. И никто – ужас какой! – не знает, до какой отметки.

Карл ВОЛОХ, блогер: Я не думаю, что долго. Какое-то время.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Будете жить плохо, но недолго.

Карл ВОЛОХ, блогер: А потом он отыграет обратно обязательно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вернется к какой отметке? Потому что у нас были некоторые сотрудники Национального банка Украины, которые говорили 12,5 может вернуться, в эту отметку. Верите в это?

Карл ВОЛОХ, блогер: Во-первых, вполне. Во-вторых, может быть…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я сказала 12?

Карл ВОЛОХ, блогер: Да. Но я думаю, что 10,5.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: 10,5, да?

Карл ВОЛОХ, блогер: Да. Но знаете, все равно это на кофейной гуще, может быть. Я просто пытаюсь быть большим оптимистом, чем кто-то другой. Поэтому лучше не гадать. Факт, что он отыграет. Сколько – посмотрим.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Поживем – увидим.

Карл ВОЛОХ, блогер: Да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: По вашему ощущению, сколько? До президентских выборов остановится падение или нет?

Карл ВОЛОХ, блогер: Не связано с выборами. Не будет это связано. Будет это связано с деньгами, которые будут приходить. Придут деньги в конце месяца – мы увидим все какие-то реальные сдвиги в первый день или в первых несколько дней.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Меня заинтересовал еще один ваш блог, который назывался "О морали и принципах в современной международной политике". "Мое личное впечатление, – пишет Карл Волох, – фактор морали в политике очень усилился в пару последних десятилетий после окончания "холодной войны", – пишете вы. И вот мы имеем дело с аннексией Крыма. Очень высоко моральный поступок. Высокие отношения у нас с ближайшим соседом. Что не так, как вы думаете?

Карл ВОЛОХ, блогер: У меня по отношению к ближайшему соседу вообще хороших слов почти нет. Поэтому проблема состоит в том, что это даже не просто агрессивная политика государства. В моих глазах самая большая проблема – это отсутствие морали как таковой. Понимаете, весь этот психоз вокруг агрессии против Украины, кстати говоря, как и психоз вокруг Майдана, когда слова правды не говорилось вообще. Я то время, как люди стояли, бросали "коктейли Молотова", я принадлежал к некоторым группам добровольцев, которые занимались условной контрпропагандой. То есть мы там чего-то писали, переводили.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Идеологический фронт у вас был?

Карл ВОЛОХ, блогер: Это фронт, не фронт, просто хотелось немножечко правды рассказать людям, которые не читают наш "Фейсбук".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А людей с востока много было на Майдане?

Карл ВОЛОХ, блогер: Несомненно, были. Много – это, наверное, неправильное слово. Но они были, и их было не так уж мало. Они, может быть, были менее заметны, чем галичане, которых были больше, ну и тем более чем киевляне. Хотя киевляне слово на Майдане не подходит, потому что киевляне приходили и уходили. То есть все обычно считают, на Майдане это кто – кто там ночует. Киевляне сильно, серьезно очень участвовали в Майдане, но они все-таки ночевать нередко уходили домой. То есть в те моменты, по крайней мере, когда это было возможно. Иногда ночь там стояли, а днем уходили и так далее. Поэтому они не были так заметны, но на самом деле он совсем не был только западноукраинским. Совсем-совсем.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот этот фактор востока, учитывая, что, может быть, Киплинг был прав, написав: восток есть восток, запад есть запад, и никогда им не быть вместе.

Карл ВОЛОХ, блогер: Да нет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А как?

Карл ВОЛОХ, блогер: Восток – это просто законсервированный "совок". Это единственная его проблема. То есть в тот момент, когда он расконсервируется, на самом деле расконсервируется он тоже очень легко. Ведь у него же сейчас пошли такие тектонические изменения. Когда на востоке появляется украинский патриотизм, а он появился – может быть, не у всех, но количество людей, которые считают сегодня себя украинскими патриотами на востоке, значительно выше, чем было до Майдана, например, или до начала событий российских.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Восток ведь все эти годы… Ну, скажем так, не все эти годы – с 2004 года восток очень обижен. Потому что пока мы тут изображали из себя тут высоколобых интеллектуалов из Гарварда и смеялись над жителями востока, не предложив никакую, на самом деле…

Карл ВОЛОХ, блогер: Не повторяйте вы это все.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет-нет-нет.

Карл ВОЛОХ, блогер: Это все, извините меня…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Обида есть, Карл.

Карл ВОЛОХ, блогер: Ну какая обида?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну когда вы в последний раз были в Донецке, скажем?

Карл ВОЛОХ, блогер: Да я и в родной Галиции давно не был или на Буковине. Разве в этом дело? В этой стране нет ни одного региона, для которого власть что-либо сделала. То есть она в принципе не занималась тем, чтобы что-либо делать. Она набивала карманы. В принципе, этим она занимается практически с момента обретения Украиной независимости. Собственно, не только в Украине. Можно подумать, что в России по-другому, или в Казахстане. Вообще говорить о том, что какой-то регион является более дискриминированным, чем другие – ну это же чушь. Это самая настоящая чушь. Вот таких вот штампов какое-то количество ходит. Я всякий раз подпрыгиваю, когда все это слышу. В Галиции вообще ни одного предприятия не работает крупного. Вообще ни одного. Но заметьте, только галичане, они каким-то странным образом не ждут. Вы знаете, у меня когда-то был помощник по дому в Израиле. Человек из Сокаля, Львовской области. Вот он рассказывал, что чтобы попасть в Израиль (он приехал по турвизе и остался там), он прописался в Запорожье. Потому что запорожцам легко давали визы, а галичанам не давали визы. Думаете, из-за чего? Потому что любой консул любого европейского государства, рано как и в Израиле, он прекрасно понимал, что когда в Израиль едет галичанин, он едет, чтобы остаться там работать. А вот если он из другого места, то он ни хрена ни для работы едет. Вот же в чем весь вопрос. Потому что они не сидели и не ждали, пока для них что-то сделают. Они пошли, нашли себе работу и стали присылать в Украину миллиарды долларов, на которые их родня открыла здесь всякий маленькие бизнесы. И приедьте сегодня посмотрите, сравните, как выглядит Ивано-Франковск и Луганск.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но это вот вы видите, вы сами поставили вопрос и сами на него ответили, что называется. Это вопрос…

Карл ВОЛОХ, блогер: Это вопрос патернализма.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, абсолютно. То, что мы ищем, в чем мы разные, в чем мы похожи. Вечно дотационные восточные регионы.

Карл ВОЛОХ, блогер: Так и те вроде как считаются дотационными. Вообще в Украине мало не дотационных. Вопрос не в этом.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Тут широкая такая восточная душа на последнее.

Карл ВОЛОХ, блогер: Это не восточная. Это "совок", это патернализм, вечный такой российский и советский патернализм – государство должно обо мне позаботиться. Ни хрена оно тебе не должно. Ты сам есть государство. Иди и требуй от государства и делай чего-нибудь сам. Я говорю: уезжай на заработки в другое место. Я говорю, в свое время, я помню, вот до того, что в Израиле появилась эта миграционная полиция, которая стала заниматься незаконными работниками, россиян я вообще не видел. Украинцев, особенно западных, очень много. Так же и в европейских странах. Куда не ткнешься: молдаване – да, галичане – да, русских нет, восточных украинцев очень мало. Вот вам ответ на вопрос, кто патерналист, а кто идет и сам для себя чего-то делает и строит.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вопрос рефлексии. Как менять сознание людей на востоке?

Карл ВОЛОХ, блогер: Вы знаете, я думаю, что оно все-таки начнет меняться в тот момент, когда они увидят… То есть они настолько насторожены, что тут есть некий замкнутый круг. И вот тут я отчасти с вами должен согласиться. Есть замкнутый круг. Поскольку они патерналисты, они ждут, что для них чего-то сделают, оно не делается – и они проникаются еще большей настороженностью и считают эту власть не своей. В тот момент, когда они увидят, что власть все-таки чего-то сделала, имеется в виду этот круг если будет разорван… В каком смысле что-то сделает? Вот если они увидят, что, например, менты перестали избивать в отделениях. Или не лепят просто так дела, а вот каким-то образом появилось какое-то правосудие.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо. А если они увидят, что пенсия жителей Крыма выросла в 3 раза?

Карл ВОЛОХ, блогер: Вы знаете, я бы об этом вообще особенно не переживал. Если кто-то боится, что в Крыму будет плохой пример для остальной Украины, то я бы его успокоил. В Крыму будет пример, но это будет не тот пример. То есть очень многие люди скоро убедятся, что, в общем, это была нестоящая сделка. Даже при том, что как бы в Росси как бы выше зарплата военного или учителя, но сделка в общем и целом по переходу из одного гражданства в другое была нестоящая. Мы скоро все увидим.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но когда вы говорите, что фактор морали в политике усилился после окончания "холодной войны". Может быть, скажу сейчас крамолу, но если учесть, что у России есть некоторый комплекс вины за Крым, может быть, стоит поторговаться нашей новой украинской власти?

Карл ВОЛОХ, блогер: Как торговаться? Пока торгуется Путин. То, что он делает, то, что многие очень заметные, я уже не говорю о блогерах, но даже заметные фигуры, так сказать, профессиональные, включая Марчука, включая Кабаненко, бывшего зам начальника Генштаба, когда они тут нагнетают страсти, рассказывают, что вот-вот завтра тут уже введут войска…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так что, вот Квасьневский вам, пожалуйста, бывший Президент Польши говорит: Путин хочет захватить всю Украину.

Карл ВОЛОХ, блогер: Он-то хочет. Это ж не значит, что ему кто-то даст. Это не значит, что он решился на это. Он, вне всякого сомнения, хочет. А вот то, что он этого не сделает – это почти наверняка. Пока он просто тупо повышает ставки.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Продолжим эту тему. У меня есть несколько контраргументов. К сожалению, не могу озвучить прямо сейчас, потому что время "Вестей".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот какой вопрос хотела бы с вами обсудить. Потому что я так понимаю, что вы очень переживаете за восток в особенной части. У вас там бизнес-интерес?

Карл ВОЛОХ, блогер: Нет. Никакого.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В таком случае поговорим об…

Карл ВОЛОХ, блогер: Абсолютно альтруистические переживания.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я могу понять, потому что когда вот вы видели этих людей, который тоже представляли восточную Украину, и на Майдане в том числе, то состояние абсолютной гордости за этих людей. Но роль украинской, новой украинской власти. Мы обвиняли наши власти в бездействии по отношению к жителям Крыма, к военным, которые оставались. Позиция наших новых украинских властей по отношению к людям, захватившим на востоке здания администраций, в частности. Вот тактика, которую избрал, в частности, министр Арсен Аваков. Давайте об этом поговорим.

Карл ВОЛОХ, блогер: Да, с удовольствием. На самом деле, совершенно плохо изученный вопрос. Очень много людей, проникнутых идеями Майдана и так далее, которые кричат: "Сколько можно? Сколько можно терпеть? И почему в конце концов не применить силу?" и так далее и тому подобное. Во-первых, хочу напомнить, что применить силу… Ну вот мы видели в истории с Музычко. Я абсолютно ни одной секунды не верю, что его убили специально, не только по приказу министра, но я даже не верю, что офицеры, которые его задерживали, они его убили специально. И что там эксцесс исполнителя – тоже не верю. Но то что это все было сделано недостаточно профессионально, раз уж человек погиб, это вне всякого сомнения. Теперь представьте, что там куча народу. И чем может закончится штурм вот этих зданий – мы можем себе только представлять. Я сейчас совершенно не говорю о том, что завтра Чуркин или Лавров начнут развозить кашу по столу и кричать о том, как ужасно украинская власть ведет себя по отношению к простым жителям. Мы знаем, что там есть, кстати, не только простые жители. Совершенно очевидно, что там есть люди, возможно, сотрудники ФСБ или ГРУ, или хотя бы просто нанятые этими людьми. Но там есть и другие, это точно. Там есть просто оболваненные, возможно, какие-то деклассированные люди, которые могут очень сильно пострадать во время штурма. И это само по себе плохо. Но есть еще другое обстоятельство, которое никто не принимает во внимание, потому что многие просто не понимают какие-то вещи: вот как ведется политика, как принимают решения за границей. Вот здесь нужно понять очень ясную для меня вещь. Дело в том, что поддерживать Украину в этом конфликте вообще очень сложно. Вот так сильно поддерживать. Любой политик, который это делает, он понимает, что поддержать Украину – это означает пойти на вещи, на меры, которые могут оказаться совершенно не популярны. Ведь воевать с таким монстром как Россия – я даже не имею в виду войну горячую, а уже то, что они сейчас даже в Совете безопасности… Они, например, будут ветировать любую инициативу запада в отношении какого-нибудь очередного Ирана, который решит завтра сделать ядерное оружие и так далее. Это маленькая часть вопроса. Большая часть вопроса – мы уже сегодня понимаем цену, которую придется заплатить, например, обыкновенному западному гражданину…"

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Налогоплательщику.

Карл ВОЛОХ, блогер: Налогоплательщику. Вот искал это слово. Забыл, к сожалению. Спасибо. За то, что, например, придется перейти с российского газа на американский, за то, что придется вывести вообще Россию с этого рынка и прочее, прочее. Особенно если это произойдет быстро, это будет достаточно болезненно. Так вот сидит себе министр какой-нибудь европейской страны, я у ж не говорю об американском, который понимает, что его Джон или Ганс, открывая газету, обязательно задумается: "Почему я должен платить за каких-то там украинцев? У них там какие-то обиды с русскими. А я-то тут причем? Почему я должен вытаскивать бумажник и платить свои 150 долларов в год? Вроде как небольшие деньги, но я на эти деньги могу чего-нибудь купить своим детям. Ну с какой стати я должен за это платить?". Я уж не говорю о более отдаленных последствиях, то есть компании, которые работают с Россией, и где начнутся сокращения неизбежные и так далее и тому подобное.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: То есть правильно ли я вас понимаю, воевать за Украину против России никто не станет?

Карл ВОЛОХ, блогер: Это очень невыгодное дело. И для того, чтобы политик – назовите его Обамой, назовите его Меркель или еще как-то – западный политик, который должен это все делать и принимать решение заведомо болезненное для кармана своего избирателя, он должен понимать, что этот избиратель знает, ради чего это делается. Так вот в тот момент, что мы имеем дело с таким явным попранием международных норм, с тем, что Россия вышла совершенно из берегов и творит какие-то вещи совершенно в XXI веке, по крайней мере, среди цивилизованных государств немыслимые, я могу поверить, по крайней мере, на какое-то время, что Джон или Ганс, или Жак поддержит своего Премьер-министра, Президента – неважно. В тот момент, что мы убьем людей – все. То есть, "А-а-а, – скажет он, – да там такие же варвары, как и русские. Пускай они себе разбираются между собой. С какой стати?". И эта поддержка, которую мы имеем сегодня, впервые в истории Украины такую мощную поддержку имеем с запада – она вся потихонечку сойдет на нет.. И никакой министр и никакой Президент против своего электората в этом случае не пойдет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну хорошо. А если 11 числа, как на странице своей в "Фейсбуке" пишет Аксенов, референдум в Донецке, скажем, за присоединение к России? И что?

Карл ВОЛОХ, блогер: Во-первых, не будет никакого референдума. Во-вторых, ну кто такой Аксенов? В-третьих, вы понимаете, самое, наверное смешное, что вот да, это все, конечно, звучит противно, но я сегодня, если бы очистил от этой мрази эти административные здания, я бы через какое-то время принял закон о референдуме и специально бы его там провел. Для того, чтобы один раз и навсегда уже решить этот вопрос, и чтобы к нему больше не возвращаться. Нет сегодня у федерализации, я уж не говорю о присоединении к России, ни в одном регионе Украины большинства нет. Поэтому если там зеленые мальчики не будут стоять с автоматами, если там не закроются при подсчете голосов, не пуская туда ни одного независимого человека, то мы все получим, что 70% даже в этих регионах, хотя у нас нет региональных референдумов по такому поводу, нет в Украине, но даже если бы был, мы бы там получили цифру, которая бы очень не понравилась господину Путину.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А в Крыму цифра все-таки была удовлетворяющая?

Карл ВОЛОХ, блогер: А в Крыму я не берусь судить. Потому что мы знаем, что в реальности, если верить, например, Джемилеву, а у меня оснований не верить, это один из немногих людей, которому я доверяю. Он своей жизнью доказал, что он человек высокопорядочный. Если он говорит, что пришло 36% на самом деле, когда там указывали, что там 96… Ну про 96 я и вспоминать-то не могу. Это только в больных мозгах могло родиться. Но даже 36 – это говорит о том, что если даже в этой атмосфере, когда зеленые человечки с автоматами стояли на каждом шагу, и все равно люди не пришли, то значит и там у них большинства нету. Может, в Севастополе есть. А в других местах, видимо, нет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Тем не менее, это противостояние на востоке – оно продолжается. И тут что, война нервов?

Карл ВОЛОХ, блогер: Да, вне всякого сомнения. Когда я сказал Путин поднимает ставки… Это, кстати говоря, может быть не только Путин. Это может быть и банальный Янукович. Хотя ему-то уж точно ничего не светит. И Путин ему никогда в жизни больше ни на какую должность, даже наместника по Крыму он его никогда не поставит. Это совершенно нет никаких шансов. Но деньги, я думаю, что Януковича идут, то есть его, семьи, Курченко и так далее. То есть их там уже основательно пощипали. Я, кстати, на днях слышал одну чудную совершенно историю по поводу Клименко. Там к нему уже ребята пришли, в общем, с ним уже разговаривают, насколько мне известно, чеченцы. Насколько мне известно, его уже попросили поделиться деньгами. У него там какие-то грешки нашлись серьезные со времен, когда он еще тут как бы был всемогущим министром. И он уже делится. Я думаю, и остальные поделятся.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вопрос – куда пойдут эти деньги? Потому что когда мы вспоминаем Президента Саакашвили, у него же тоже не обошлось там без уголовных дел, но он говорит, что эти все люди из прошлой власти стали делиться деньгами, и с помощью этих денег они рассчитывались с пенсионерами в том числе.

Карл ВОЛОХ, блогер: Совершенно не сомневайтесь, что именно на эти деньги происходят. В российском бюджете, даже в большущем бюджете спецслужб не заложены эти спецоперации. Тем более, что мы понимаем, что огромное количество людей там – это люди просто конкретно нанятые за деньги. И все эти казаки привезенные и так далее и тому подобное – это все совершенно конкретно оплачивалось не из бюджета ни Министерства обороны, то есть имея виду ГРУ, ни ФСБ. Это делалось за деньги судей, которые здесь, например, собирали эти взятки и передавали в Администрацию Президента. Вот эти деньги, перевезенные в Россию, они сегодня к нам возвращаются в виде этих террористов.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну хорошо, возвращаюсь все-таки к новой украинской власти. Вот каких ошибок нужно избежать? Потому что эта эйфория должна пройти.

Карл ВОЛОХ, блогер: Нет никакой эйфории.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Думаете?

Карл ВОЛОХ, блогер: Да. Я вас умоляю. Полно совершенно циничных людей. Там уже никакой эйфории у них нет, тем более сейчас. Мы понимаем, что если не брать определенную группу Премьер-министра и еще несколько его министров, то все остальные довольно четко понимают, что в следующем правительстве их уже не будет. Причем в правительстве, вполне возможно, которое уже родится даже после президентских выборов. Поэтому…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы все-таки не исключаете факта проведения президентских выборов 25 мая. Правильно я понимаю?

Карл ВОЛОХ, блогер: Я практически в этом убежден. Я не думаю, что у Путина слишком много вариантов, кроме каких-то мегатерактов, которые слишком опасно проводить. В остальном я убежден, что 25 числа, 25 мая эти выборы пройдут.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Если побеждает кандидат, которого не воспринимает Кремль, что мы делаем? К чему готовиться Украине?

Карл ВОЛОХ, блогер: Да ни к чему готовиться не надо. Все, к чему нужно готовиться, оно уже происходит. По большому счету потихоньку, незаметно по риторике видно – они готовы потихонечку садиться за стол. Может быть, не сегодня, может быть, через две недели, может быть, только после 25 числа. Но поверьте мне, каждый день будет расширяться вот эта вот щелочка, через которую они выпускают возможность, что все-таки придется сесть. Ну, может, не сразу Россия-Украина, а Россия-Украина-США-ЕС или еще в какой-нибудь конфигурации. Но оно все произойдет. Деваться ему некуда, я имею в виду Путина. Войска он вводить не будет, это уже сегодня совершенно очевидно. Он будет психологически нагнетать напряженность жутким образом, как он, собственно говоря, сегодня и делает. Мы будем плохо спать и утром бежать поскорее к компьютеру, проверять…Кстати, я сильно не досыпаю из-за этого. Ложусь я поздно, потому что мне так нравится, а просыпаюсь рано, потому что надо бежать быстренько к компьютеру и проверить, не ввели ли еще, не дай бог…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Жаль, что нас не слушают пока еще в Кремле, чтоб они дали возможность поспать нормально.

Карл ВОЛОХ, блогер: Да. Дайте поспать, черт бы вас подрал.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Точку зрения свою в прямом эфире Радио Вести сегодня высказал бизнесмен Карл Волох. Не просто бизнесмен, а человек, которому не все равно, потому что его блоги свидетельствуют о том, что человек не должен быть равнодушным, тем более если он живет в Киеве, будучи даже…

Карл ВОЛОХ, блогер: В революционное время.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В революционно время, будучи даже гражданином Израиля. Ваш прогноз. Очень быстро, 30 секунд у вас. Вот это воссоединение Украины с Россией духовное, экономическое…

Карл ВОЛОХ, блогер: Да не было его никогда.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот!

Карл ВОЛОХ, блогер: Просто многие люди этого не понимали. А вот для меня это всегда было совершенно очевидно. Не брат ты мне, как говорил однажды один очень нехороший герой в фильме "Брат".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет. Вы знаете, я бы не так сказала: брат мой, но хлеб ешь свой. И вот это, что научило нас быть независимыми, свободными.

Карл ВОЛОХ, блогер: Я думаю, что и не брат тоже.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как бы там ни было, с соседями все-таки лучше жить в мире, чем воевать.

Карл ВОЛОХ, блогер: Это абсолютно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Спасибо огромное. Надеюсь, наша не последняя встреча. Увидимся, возможно, в скором будущем.

Читать все
Читать все