СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Дмитрий Киселев позорит фамилию"

"Точка зрения"Киселев: "Терпеть пропагандистскую войну против украинцев нельзя"

Стенограмма эфира "Точки зрения" на Радио Вести

Добрый день! Вы слушаете радио «Вести». Меня зовут Юля Литвиненко. Свою точку зрения в прямом эфире выскажет, для меня большая честь сказать «мой коллега», журналист Евгений Киселев. Я однажды имела честь работать за кадром с Евгением Алексеевичем за кадром.

Е.К.: Даже не однажды.

Ю.Л.: Да, не однажды, к счастью. У нас достаточно доверительные, мне кажется, отношения. Я говорю вам «Евгений». Думаю, эту вольность, слушатели мне простят.

Е.К.: Да, конечно! Я это только приветствую. Когда к вам обращаются по имени-отчеству, сразу ощущение, что вы уже перешли в какой-то там предпенсионный или постпенсионный возраст, а ведь наша журналистская профессия очень демократичная. Помнится, когда я сам попал на телевидение, был совершенно потрясен этой вольницей, когда молоденькие мальчишки, у которых молоко на губах не обсохло, тыкают женщинам и мужчинам, которые, как мне казалось, годятся им в бабушки и дедушки.

Ю.Л.: Теперь-то вы поняли, Евгений, что нам никогда не будет 60, лишь четыре раза по 15.

Е.К.: Это точно!

Ю.Л.: Это «Точка зрения», 044 390 104 6 – можете задавать свои вопросы. Евгений Киселев наш гость сегодня. Мы начинаем.

У нас много новостей. Мы начнем, наверное, вот с каких событий. Решение о прекращении российских каналов здесь в Украине. Сообщение об украинских санкциях против российского журналиста Дмитрия Киселева (прошу не путать), и вопрос о выдворении из Украины Игоря Шувалова.

Он – русский и это многое объясняет. Как вы видите свое будущее здесь, в Украине?

Е.К.: Давайте по порядку. Решение о прекращении трансляции российских телеканалов – сложное решение. Насколько я знаю, оно вызывает неоднозначную реакцию даже у тех граждан Украины, которые однозначно отвергают эту совершенно истерическую пропагандистскую кампанию, которую развернули государственные и квазигосударственные российские телеканалы.

С другой стороны, ведь эти телеканалы не на облаке живут. Терпеть абсолютно открытую фронтальную пропагандистскую войну, которую ведут российские каналы против украинских граждан, ведь объектом этой войны в значительной степени являются украинские граждане, хотя еще в большей степени собственное население. Человек, которого я обычно называю, не иначе, как «даже не мой однофамилец», пытается одурачить, охмурить собственное население. Не хочу считать господина Киселева своим однофамильцем. Он фамилию позорит…

Жалко, что в результате этого решении пострадали те телезрители, которые любили смотреть качественные развлекательные, просветительские программы на тех или иных российских каналах. Я, например, российские каналы почти не смотрю, но некоторые передачи все-таки смотрел. Мои коллеги, которых я люблю и уважаю, с которыми когда-то работал на незабвенном старом, прежнем НТВ, как мы его называем, Борис Берман и Ильдар Жандарев ведут замечательную передачу, такое интервью на двоих, «На ночь глядя». Обычно, с людьми, бесконечно далекими от политики.

Ю.Л.: Как оказалось, нет, Евгений Алексеевич. Как лихо творческие деятели подписали письмо в поддержку политики Путина. Тут есть вопрос. С кем вы, деятели культуры?

Е.К.: Вопросы, конечно, есть, но это уже не про Бермана и не про Жандарева.

Ю.Л.: Да, согласна.

Е.К.: Борис и Ильдар никаких писем не подписывали и, надеюсь, не изменили своим взглядам, которые отнюдь не являются шовинистическими, неоимпериалистическими, великодержавными, захватившими сейчас большинство российского общества, увы. Я вынужден это констатировать и ничего здесь возразить не могу.

Что касается всяких подписантов, советую им почитать, что писала российская пресса по поводу графа Льва Николаевича Толстова, который в 1904 году протестовал против развязывания Россией войны с Японией.

Ю.Л.: Что посоветуете Игорю Шувалову? Кстати, по-моему, у Шувалова даже есть украинский паспорт. Не стану утверждать, я его никогда не видела.

Е.К.: История с Игорем Шувалом – это, что называется, не будем валить всю в одну кучу. Сейчас я про неё скажу, только позвольте не два слова про российские каналы сказать.

Я думаю, что решение это вынужденное, правильное. Повторяю, жалко людей, которые лишились возможности смотреть любимые развлекательные и просветительские передачи, у них была какая-то аудитория в Украине. Кстати, не большая. Я хорошо знаю, каковы рейтинги тех или иных каналов. Легенда о том, что в Украине очень популярны российские каналы, не более, чем легенда.

Украинцы уже давно предпочитают свои собственные национальные телеканалы. Российские каналы им в смотрении значительно проигрывают, но все равно, наказывать зрителей вроде бы и не хорошо, а с другой стороны – надо реагировать. Я считаю, что все-таки в данной ситуации, такая, если угодно, защитительная цензура, является адекватным ответом на абсолютно не имеющую ничего общего с информационной журналистикой зловредной ядовитой украинофобской пропагандой, развернувшуюся именно на российских каналах, которые сейчас отключены.

Зато теперь на той частоте, где раньше был один из российских каналов, сейчас уже не помню который, я смотрю телеканал «Дождь». Такой вот независимый, оппозиционный, вольнодумный канал, который, к сожалению, сейчас терпит бедствие, потому что под давлением российских властей этот канал отключили от всех кабельных сетей в России. Они несут колоссальные убытки, не знаю, что с ними будет, а там сейчас сосредоточены самые талантливые, светлые силы российской телевизионной журналистики. Туда приходят искренние, добропорядочные люди, которые хорошо относятся, в том числе и к Украине. Наказали, кстати, российский телеканал «Дождь» за то, что они рассказывали правду о событиях на Майдане, о событиях вокруг Украины, о том, что происходило в Крыму и т.д.

Ю.Л.Непозволительная роскошь.

Е.К.: Что касается истории, чрезвычайно огорчительной, с моим товарищем Игорем Шуваловым. Игорь Шувалов, если называть вещи своими именами, представлял на телеканале «Интер» (и не только на этом канале) интересы одного из акционеров, Сергея Владимировича Левочкина. Большого секрета здесь нет. Я лично знаком с ним давно. Ничего кроме помощи и поддержки от него никогда в жизни не имел.

Понятно, что живем мы не на облаке, особенно такой большой канал, как «Интер». Вы там работали, вы прекрасно понимаете. Я в данный момент на канале не работаю, но не важно, проработал там много лет. Мы живем не на облаке в том смысле, что бывает, власть давит, бывает, руки выкручивают. Это не прямая цензура.

Знаете ли, во времена невероятной демократической вольнице, которая была в середине 90-х в России при Борисе Николаевиче Ельцине, который был знаменит своим терпимым отношением к критике в СМИ. Он публично заявлял, может, помните такой эпизод, давнишний, конечно, лет 15 назад, буквально под камеру отчитывал своего премьер-министра Евгения Максимовича Примакова за то, что он недостаточно открыт к общению со средствами массовой информации. Отказывается от интервью, выступлений на тех или иных телеканалах, или в тех или иных газетах, журналах, потому что они его критикуют. Ельцин ему говорил: «А меня, как критикуют! Вас никогда так не критиковали, как меня, а я, стиснув зубы, продолжаю общаться с прессой, потому что СМИ – одна из основ нормального демократического общества». Сказав всё это, я замечу, что, и при Ельцине так давили, мало не покажется.

Мне лично, и не мне одному, Игорь Юрьевич Шувалов очень помогал этому давлению подчас протестовать. Могу привести конкретный пример, когда начались события на Майдане в ноябре прошлого года, дикое было давление со стороны так называемой Семьи, чтобы немедленно закрыть, отключить от эфира программу Савика Шустера «Шустер Live». Именно благодаря Шувалову эту атаку удалось отбить. Самое смешное, вскоре после этого, где-то в начале января, когда Шувалов возвращался из заграничной поездки, его хотели не пустить в Украину. Кстати, заодно с ним хотели не пустить и Савика Шустера. Бывшим начальником СБУ готовилось, это мы доподлинно знаем, решение об отказе во въезде на территорию Украины. Теперь вот абсолютный абсурд, на тех же самых основаниях, будто господин Шувалов угрожает национальной безопасности, территориальной целостности, суверенитету и конституционному строю Украины, его пытаются депортировать.

Очень надеюсь, что это просто какое-то недоразумение. Я хочу сказать, все эти гуляющие из одного СМИ в другое страшилки, что он какой-то политтехнолог, страшный цензор и прочее, прочее...

Ю.Л.: Он не страшный, но он политтехнолог…

Е.К.: Нет, он не политтехнолог, абсолютно.

Ю.Л.: Давайте расскажем, кто он, Мистер Шувалов, потому что люди не знают.

Е.К.: Он медиа-консультант. Есть такая работа, служить посредником между СМИ и властью, в том числе и буфером. В одних средствах массовой информации эту роль на себя берет генеральный директор, в других – главный редактор, в третьих назначается специальный человек, даже есть такое выражение GR, специалист по government relations.

Во всяком случае, могу сказать одно – эта история про страшного Шувалова, который чуть ли не главный цензор всех времен и народов, примерно такая же фигня, как история о том, что Майдан наводнен всякими ультрарадикалами, неонацистами, антисемитами и прочими нехорошими персонажами, которые распространяются российскими средствами массовой информации.

Ю.Л.: Вы слушаете радио «Вести», меня зовут Юлия Литвиненко. В студии у нас сегодня, работающий в Киеве, известный российский журналист, политический аналитик, бывший генеральный директор телекомпании НТВ Евгений Киселев.

Я бы хотела, чтобы вы сейчас определили теперешние отношения России и Украины, если уж мы в состоянии войны, революции. Эта политика в формате свой/чужой. Как найти золотую середину и себе не навредить?

Е.К.: Я не совсем понял ваш вопрос, простите.

Ю.Л.: Я в продолжение темы Игоря Шувалова. Ваш прогноз? Все-таки Шувалов будет вынужден уехать из Украины?

Е.К.: Я очень надеюсь, что это недоразумение и руководство Службы безопасности Украины в этом разберется. Потому что большего абсурда, чем подвергать сейчас человека, который на самом деле немало сделал для того, чтобы независимые журналисты нормально работали, так его наказывать, ни за что, ни про что. Он помогал им информацией, и, например то, что «Громадське ТБ» стало вещать на «Первом национальном канале» это тоже в известной степени заслуга Игоря Шувалова.

Самое плохое, что это создает плохой прецедент. Я сейчас ездил в Америку…

Ю.Л.: Кстати, вы были замечены не только в Америке, но и в Англии, что делали там?

Е.К.: Меня пригласили выступить. Сейчас во всем мире проснулся колоссальный интерес к Украине. Сразу несколько уважаемых организаций, английских и американских, пригласили меня выступить. Рассказать о том, что происходит в Украине. Я выступал в Лондоне, в Королевском институте международных отношений. Я выступал в Нью-Йорке, в Совете по внешней политики, Heritage Foundation (Фонд «Наследие) и в Фонде Карнеги в Вашингтоне. У меня были встречи с людьми из Госдепартамента, на Капитолийском холме, в британском парламенте.

Помимо того, что я рассказывал о том, что происходит на Майдане, что происходит в Крыму, какая политическая ситуация, какие нюансы, куда она развивается, какие мотивы, на мой взгляд, стоят за действиями российского руководства, на каждый встрече мне задавали вопрос, комфортно ли работать в Украине, есть ли какие-то антироссийские проявления. Мне, гражданину другой страны, есть какие-то препятствия или нет. Я каждый раз абсолютно уверенно с легким сердцем, с чистой душой, говорил: «Нет, господа. Я много лет работаю в Украине и даже не вспоминаю о том, какой паспорт у меня лежит у меня в кармане». Да, и вообще, Украина стала для меня второй родиной. Стала для меня домом. Я очень благодарен Украине за то, что получил возможность продолжить здесь свою карьеру, заниматься своей любимой журналисткой профессией. Возможность, которой меня лишили в России.

Вот теперь, выясняется, что я обманывал всех этих конгрессменов, кривил душой перед всеми этими политиками, политологами, депутатами, с которыми мне приходилось общаться. Если действительно дойдет до того, что людей начнут высылать на таких зыбких и, по сути дела, даже не озвученных, голословных основаниях.

Ю.Л.: Шувалов ведь теперь может пострадать не потому, что у него паспорт русского гражданина, а, скорее всего, за близость с властью Януковича. Как думаете?

Е.К.: К власти Януковича имели отношения очень многие люди. В том числе и те, которые сейчас работают в парламенте. Те, которые голосуют за многие решения, принимаемые Верховной Радой. Разные люди были во власти и при власти. Всех чесать под одну гребенку, не разобравшись? Это уже называется словом «охота на ведьм».

Ю.Л.: Раз уж речь зашла о разных людях, поговорим вот о чем. Вам, по долгу, службы довелось быть знакомым с некоторыми кандидатами на пост президента и с представителями бизнеса, олигархами. Я назову тройку лидеров – это будет моё субъективное мнение. Вы может со мной соглашаться, я имею в виду и наших слушателей, можете спорить. Делайте это по телефону 044 390 104 6. Тимошенко, Порошенко, Тигипко.

Тимошенко заявила, что олигархи нам не нужны. Это сращивание власти и олигархии больше невозможно, но, тем не менее мы понимаем, что эти люди, Ахметов, Коломойский, Пинчук, Фирташ, по-прежнему остаются в тени. Если бы они рискнули выйти из тени. Коломойский стал губернатором, может быть, у него были какие-то другие политические амбиции. Как вы оценивает шансы таких людей?

Е.К.: На что? Попасть под раздачу?

Ю.Л.: Нет, в том числе на президентское кресло. Я именно это имела в виду. Сначала о пряниках, кнут вспомним чуть позже.

Е.К.: Политология, политический анализ, это достаточно точная наука. Если честно, благородно пользоваться теми инструментами, которая она имеет, например, социологическими опросами, то как правило ты получаешь очень точный ответ на многие вопросы. У меня есть такое подозрение, думаю, сейчас многие люди, которые профессионально занимаются мониторингом украинской политики, со мной согласятся, что сейчас все мало-мальски уважаемые социологические конторы, занимающиеся предвыборными опросами общественного мнения, будут стараться работать очень тщательно, не передергивая. Потому что, не дай бог, какая-то малейшая сознательная ошибка или, скажем так, подтасовка цифр может обернуться таким грандиозным политическими скандалом, что не приведи бог.

Поэтому я в отличие от некоторых других периодов недавней истории, сегодня к социологии отношусь с очень высокой степенью доверия, понимая, никто сейчас из социологов не будет рисковать своей репутацией. Сейчас риски очень высоки, а те цифры, которые они приводят, свидетельствуют о том, что Порошенко по каким-то причинам стал безусловным лидером.

Не секрет, что для многих это является большой неожиданностью, потому что еще сравнительно недавно, он был где-то на четвертом, на пятом месте. Уровень его поддержки измерялся не двузначной, а однозначной цифрой. Сейчас он лидер и почти каждый четвертый опрошенный готов за него голосовать. Когда в его пользу снял свою кандидатуру Виталий Кличко, отказался от участия в предвыборной гонки и призвал избирателей «УДАРа» поддержать Порошенко, может быть, не все 10%, которые были у Виталия Кличко сообразно последнему опросу, перешли к Петру Алексеевичу, но вполне вероятно, что значительная часть. Тем более его позиции усилились. Как этот разрыв будет преодолевать Юлия Владимировна, для меня большой вопрос.

Она славилась тем, что как правило на выборах показывала больший результат, чем прочили ей социологи. Такая из раза в раз повторяющаяся история была раньше. Впрочем, некоторые специалисты по предвыборным опросам, объясняли этот феномен тем, что у Тимошенко очень много избирателей, живущих в совсем глухой провинции, которую просто не покрывают социологи. У них там нет даже технической возможности проводить мало-мальски точные опросы общественного мнения. Как раз за счет глубинки и добавляются 3,4,5 процентов, которые не учтены опросами, но сейчас речь идет о разрыве в 15%, может быть, даже больше. Не знаю, не вижу, какие уважаемая Юлия Владимировна сможет положить козыри, чем крыть будет.

Что касается Тигипко: есть восточный электорат, юго-восточный электорат. Понятно, что, наверное, в нынешней ситуации, когда уже нет Януковича, некоторых других фигур прежнего режима, а, тем не менее там, на востоке и юго-востоке еще есть твердокаменные сторонники этого режима, которым надо бы за кого-то голосовать. Вполне, вероятно, в ситуации отсутствия какого-то другого выбора, они будут поддерживать Сергея Леонидовича. Хотя на Сергее Леонидовиче тяжким грузом висят его некоторые колебания. Я имею в виду то, как он сначала пошел на выборы, как независимый кандидат, но очень быстро примкнул к стороне победителя, вошел в правительство, занимал там разные посты, потом слил свою партию с Партией Регионов. Теперь вдруг выясняется, что он представитель либерального крыла. С одной стороны, это хорошо. Слава богу, что в Партии Регионов наметилось либеральное крыло. С другой стороны, опять-таки какие-то шараханья из стороны в сторону, непоследовательность, которая может не очень хорошо повлиять на избирателей. В любом случае, если глядеть на цифры, то он теоретически пока борется с Юлией Тимошенко за выход во второй тур, как ни парадоксально.

Ю.Л.: Когда вы говорите, «теперь нет Януковича», я бы не была столь категорична. Возможно, скоро мы получим еще одно письмо из Ростова-на-Дону.

Точку зрения на радио «Вести» сегодня высказывает российский журналист Евгений Киселев.

Е.К.: Не российский, я украинский, ради бога! Пожалуйста, Юлечка, я настаиваю.

Ю.Л.: Хорошо.

Е.К.: В чем проявляется моя российскость? В том, что у меня паспорт российский?

Ю.Л.: Вы же, кстати, планировали поменять паспорт. Что не случилось-то?

Е.К: Вы знаете, что-то меня останавливало, а останавливало я знаю, что. Не хотелось от Виктора Федоровича получить.

Ю.Л.: Вы же были вхожи в резиденцию Межигорье.

Е.К.: Что значит, вхож? Меня пригласили туда вместе с Игорем Гужвой, который является, можно теперь сказать, верховным руководителем того проекта, на котором вы сейчас работаете. Есть холдинг: радио «Вести», газета «Вести», журнал «Репортер». Его возглавляет Игорь Гужва. Тот же Савик Шустер, тот же Александр…

Ю.Л.: …Ткаченко

Е.К.: с «1+1» там был. Какие претензии ко мне могут быть?

Ю.Л.: Претензий нет.

Е.К.: Один раз нас пригласили, мы пришли. Для меня лично с порога было понятно, что нам показывают потёмкинскую деревню. Дом, по которому нас води Виктор Федорович, это дом, в котором он уже не живет. Известно, что он там жил раньше.

Когда президент приглашает куда-то, есть два способа дальнейшего поведения: соблюдать правила элементарного приличия или начать рвать на себе тельняшку и скандалить.

Не в моих правилах, кстати, никто из моих коллег не стал возмущаться. Есть не вербальные способы показать к этому свое отношение: выражением лица, участием или не участием в живом обсуждении всего, что ты видишь. Я ходил тихонечко, молчал, сделал скептическую мину. Умные, думаю, поняли.

Ю.Л.: Sapienti sat – умному достаточно.

Е.К.: При всём при этом, когда народу открылось Межигорье, я себе не представлял, что там такое! Такая квинтэссенция роскоши, неизвестно откуда взявшейся, то есть понятно, откуда взявшейся, умноженное на чудовищный дурной вкус. Этого я не представлял, честно говоря. Эти коллекции машин, супердорогие, супербезвкусные интерьеры, зоопарк. Видно, что человека интересовало только это. Ему было не до государственных дел, если он всё это так лелеял, холил, и так много времени уделял обустройству своей личной жизни, резиденции. Рассказывают, что он буквально каждую деталь, не то чтобы своими руками делал, но следил за тем, чтобы было так, а не иначе.

Эта история для учебников по политологии. Межигорье, открывшее свои двери рядовым гражданам, делигитимизировала власть, на мой взгляд, абсолютно, одномоментно, окончательно. Просто похоронило Януковича, как политика. Хотя очень многие люди поначалу считали, что Виктор Федорович человек незаурядный, может, не шибко грамотный, образованный, не блещущий общегуманитарной эрудицией, но хитрый, искушенный, опытный, осторожный политик. Сейчас, когда он по сути дела выступает в роли такого заложника, который появляется то на пресс-конференции, то с заявлением, то просто с текстом из Ростова, уж не знаю, что на четвертый раз будет, это, конечно, очень печально.

Ю.Л.: Вы не исключаете такого развития событий. Не было никакого опровержения, российский президент будет настаивать на легитимности президента Януковича…

Е.К.: Понимаете, у нас очень часто путают понятие законности с понятием легитимности. Не надо смешивать. Латинский корень там один, но значения разные. Да, очень часто в истории бывает, что законно избранный правитель или законно вошедший на престол (последнее подчас очень даже касается и конституционных монархов, чаще, чем избранных на свой пост фигур), теряет тем не менее свою легитимность.

Под легитимностью имеется в виду поддержка большинством народа. Легитимность в том смысле, что большинство граждан этой страны полагают, что данный лидер занимает свой пост по праву и заслуживает этого. Потом вдруг раз, и обвалилась легитимность, как бы ни было законно с точки зрения назначения или избрания на должность. То же самое случилось и с Виктором Федоровичем. Я не думаю, после того, как Путин послал такой сигнал, что была коррупция, народ восстал, и понять народ можно, снова начнет говорить, что Янукович легитимный президент.

Но! Я больше чем уверен в том, что легитимность будущих выборов, Россия на тех или иных основаниях будет пытаться подвергнуть сомнению. Для того, чтобы продолжать свои попытки дестабилизации обстановки в Украине.

Ю.Л.: Для того, чтобы отщипнуть еще немного территории.

Народный депутат Украины Инна Богословская высказала мысль о том, что эта пресловутая рука Москвы будет сохранять свое влияние, и будет влиять по средствам украинских политиков.Если вдруг окажется, по словам Богословской, до выборов социологические опросы покажут не столь высокую победу в цифрах Юлии Владимировны Тимошенко, то, возможно, мы поймем, что этим агентом влияния Москвы и была Юлия Владимировна. Насколько вы верите в такие сценарии?

Е.К.: Я не люблю разного рода конспирологических теорий. Сказано в Писании: «По делам узнаете их». Рано или поздно агентов влияния Москвы все узнают по их делам. Это могут быть, кстати, и невольные агенты влияния. Я не хочу никого конкретно называть, но любые люди, совершающие сейчас поступки, проводя акции, которые позволяют российским государственным пропагандистам говорить: «Ага! Мы же говорили, что у вас там орудуют бандиты непонятно какие, до зубов вооруженные!» или «Ага! Мы же говорил, что люди, которые захватил власть в Украине, исповедуют крайние формы антироссийской идеологии!» Если люди сдуру или сознательно, я надеюсь, что все-таки сдуру, совершают какие-то шаги или поступки, которые, что называются, подбрасывают новые патроны российской пропаганде, они невольно выступают в роли агентов влияния Москвы.

Ю.Л.: Евгений Алексеевич, у меня будет такой вопрос. Я немного вернусь, потому что уже озвучила его, но ответ так и не получила. Украинский бизнесмен Коломойский согласился на губернаторство.

Е.К.: Тем самым уже вышел из тени, как, кстати, и другой бизнесмен по фамилии Тарута.

Ю.Л.: Они сделали это задолго до ареста украинского бизнесмена Фирташа. Если бы Фирташ публично заявил свою позицию или публично претендовал на кресло президента, может быть, таким образом он обезопасил бы себя.

Е.К.: Я не готов в силу разных причин комментировать позицию господина Фирташа. Я вам скажу одно, буквально вчера Фирташ, как глава своей деловой бизнес-группы Group DF, как руководитель Федерации работодателей Украины, выступил с заявлением, в котором призвал, например, и к тому, чтобы демократические силы Украины выступили на выборах единым фронтом и поддержали единого кандидата.

Что касается вообще украинских крупных бизнесменов, я не очень люблю слово «олигарх», потому что единственным олигархом в Украине под конец стал Виктор Федорович Янукович. Потому как всю власть и значительную часть собственности он сосредоточил в своих руках. Можно как раз говорить о «бывших олигархах», потому что их всех оттерли от принятия решений. С ними перестали советоваться, консультироваться. В любой демократической стране, мнение большого бизнеса учитывается. Об этом не говорят громко, но при принятии любого существенного внешнеполитического решения, что Барак Обама, что Ангела Меркель, что Дэвид Кэмерон, будут, возможно, без особой помпы, огласки, встречаться (завтракать, ланчевать, ужинать) с главами тех или иных корпораций. Осторожно интересоваться их мнением по поводу тех или иных внешних или внутриполитических проектов, которые стоят на повестке дня. Как раз одна из причин падения режима Януковича, на мой взгляд, заключается в том, что он перестал это делать.

Бизнес любит тишину, большие деньги любят тишину. С другой стороны, современные большие бизнесмены должны быть более открыты для общества и для прессы. Им не идет на пользу, что они вообще не дают интервью, не приоткрывают дверь в свою личную жизнь, если бы они это делали, то, быть может, очень многие мифы были бы развеяны.

Ю.Л.: Их бы перестали демонизировать?

Е.К.: Как минимум, их бы перестали демонизировать. Я вам одно могу сказать, образ малограмотного, туповатого, плохо воспитанного, человека с многочисленными перстнями и толстыми золотыми цепями…

Ю.Л.: …в малиновом пиджаке…

Е.К.: …в малиновом пиджаке, который тиражируется во многих сериалах, в том числе российско-украинского производства, а таких сериалов на постсоветском телевидении большинство, про вороватых бизнесменов, бандитов и доблестных правоохранителей. Этот образ не имеет ничего общего с реальностью. Большинство крупных бизнесменов, не называя фамилии, с которыми мне приходилось в своей жизни встречаться и общаться, люди чрезвычайно умные, хваткие и уж точно в рот не берут.

Ю.Л. Заговорить им нужно, чтобы мы их увидели.

Это радио «Вести». 044 390 104 6 – наступает золотое время наших слушателей. Евгений Киселев будет отвечать на ваши вопросы. Итак, держитесь, Евгений Алексеевич!

Слушаем вас! Откуда вы звоните? Здравствуйте!

С.: Добрый день! Сергей, Киевский регион. У меня много вопросов, но ограничусь, так как понимаю, времени мало.

Сначала комментарий по поводу российского телевидения. Естественно, шаг правильный на этом этапе, потому что было, как в Грузии. Помните? Сначала их выключили, потом они чуть-чуть успокоились и опять вещают. Если их выключать, приведу, может быть, неудачный пример, есть «НТВ Беларусь», сделать «НТВ Украина», и вместо новостей на российском канале, ставить туда новости Украины и т.д.

Это комментарий, теперь вопросы. Прежде всего, ведет ли сейчас Евгений переговоры с каким-нибудь украинским каналом по поводу дальнейшей работы в своем амплуа аналитика, потому что ток-шоу, которое было, это, мне кажется, не совсем его? Второе. С кем было не комфортно работать в эфире. Были ли какие-то спецусловия, когда в «Большую политику» приходил тот же Азаров и т.д. Понимаю, что спецусловия не ставились прямо…

Ю.Л.: Может, и ставились, сейчас узнаем. Спасибо большое за вопрос и комментарий.

С.: Можно будет потом задать вопросик вне эфира?

Ю.Л.: Личного характера?

Евгений Кисилев смеется – прим. ред.

С.: Да-да-да! По поводу телевидения в России меня интересует.

Ю.Л.: Хорошо, вы можете нашему режиссеру оставить этот вопрос, Евгений Алексеевич ответит вам тайно.

Е.К.: Я, кстати, соглашусь. Формула, которую предлагает Сергей, могла бы в будущем послужить выходом из конфликтной ситуации с российскими каналами. Только здесь нужно ввести одну оговорку. Не бывает такого, чтобы канал, который работает где бы то ни было в своей стране или распространяется на территорию другой страны, согласится на то, что внутри канала будет какой-то редакционно неконтролируемый контент. Не знаю, возможно, если у российских каналов будет достаточный интерес создания каких-то специальных украинских редакций, которые бы вместо их новостей, делали бы сугубо украинские новости, рассчитанные не украинского зрителя. Честно говоря, это слишком дороге удовольствие. Не думаю, что российские каналы на это пойдут. Менять свои регулярные новости, новостями, сделанными специально на Украине и специально для украинского зрителя.

Что касается, переговоров. Я сейчас никаких переговоров ни с кем не веду. Еще раз хочу напомнить, что я ушел в отставку в октябре прошлого года. Перестал вести программу «Подробности недели» на телеканале «Интер». Это было моё личное решение, которое связано с целым рядом личных, если угодно, семейных, домашних обстоятельств, которые не позволяют мне жить в этом режиме. Когда ты ведешь программу, особенно по воскресеньям, ты подчиняешься очень жесткому режиму жизни и работы, где практически не остается времени делать что-то еще, практически без выходных. У меня возникла такая ситуация, когда я просто не смог так работать. Не знаю, когда эта ситуация изменится. Может быть, в самое ближайшее время, тогда и поговорим.

Дальше. Про спецусловия: с кем было комфортно и не комфортно работать. Мне на самом деле, со всеми не комфортно работать, потому что любой политик норовит тебе втереть всякую туфту и сделать так, чтобы ты, не дай бог, не задал ему каких-то неудобных вопросов.

Что касается неудобных вопросов, никто никогда не брал с меня никаких обязательств, чтобы я какие-то вопросы задавал или не задавал.

Ю.Л.: Еще один вопрос. Слушаем вас! Откуда вы звоните, как вас зовут?

Добрый день! У меня два вопроса. Первый. Когда Эрнст сказал, что на территории Украины незаконно отключены российские канала, почему никто не задал вопрос, на каком основании были отключены украинские телеканалы на территории Крыма?

Второй. Почему господин Янукович не был приглашен на подписание передачи Крыма России?

Е.К.: Ну, вы мне и задали вопросы! Это вопросы не ко мне. Они становятся риторическими. Я совершенно с вами согласен, что украинские каналы на территории Крыма были отключены юридически некорректным образом. Ничего не могу к этому добавить. Честно говоря, не владею всей полнотой информации, какова была правовая база того или иного российского канала на территории Украины и как было оформлено их отключение. Волевым политическим решением или для этого нашли какую-то юридическую основу.

Почему Янукович там не был? Это вопрос к Януковичу.

Ю.Л.: или к Владимиру Владимировичу.

Е.К. или к тем, кто его держит заложником.

Ю.Л.: Добрый день! Если вы нас слышите, говорите. Это радио «Вести». Вы в эфире!

Ф.: Федор из Харькова. Я хотел спросить у господина Киселева следующее. В России, если мне не изменяет память, в ближайшем окружении Путина порядка 70% – это евреи. В Америке тоже самое, вокруг Обамы очень мощное еврейское общество. Вот скажите, они же могут между собой договориться. Наверняка у них есть какие-то договоренности в отношении Украины. Вы об этом ничего не слышали?

Е.К.: Более того, я никогда не слышал, что какой-то повышенный процент евреев в окружении Владимира Владимировича Путина

Навскидку вспоминаются только братья Ротенбери, крупные бизнесмены, якобы к нему приближенные, которые никакой официальной должности не занимают. В Америке считается дурным тоном считать, кто какой национальности в окружении президента. Хотелось бы, чтобы и у нас это поскорее стало нормой хорошего тона.

Ю.Л.: Стало известно, что известный российский предприниматель Руслан Байсаров намерен построить в Крыму морской порт. Сумма инвестиций, которые он готов потратить на Крым – 12 млрд. рублей. Как вы себе представляете, во что превратится Крым лет через пять?

Е.К.: Боюсь, что все те широковещательные заявления, по поводу огромных инвестиций в развитие Крыма, того, что там, как на Марсе, будут яблони цвести на каждом нынешнем выжженном клочке Крымских гор, они, увы, не оправдаются.

На то есть абсолютно объективные причины. Российская экономика сейчас переживает не лучшие времена. Просто неоткуда взяться тем миллиардам, чтобы потом быть инвестированными в развитие крымской экономики. Россия сейчас экономически живет в режиме поддержания штанов. Если еще будут санкции по отношению к России, а они, прежде всего, будут экономическими, тем более этих миллиардов не найдется.

Ю.Л.: Евгений Киселев, журналист, политический аналитик и бывший генеральный директор телекомпании НТВ сегодня был у нас в гостях. Я благодарна нашим слушателям за доверие, Евгению Киселеву – за доверие. Очень надеюсь, что это наша не последняя встреча. Всего доброго!

 

Читать все