СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

Максимум мнений с Сакеном Аймурзаевым, 4 апреля

Максимум мнений с Сакеном Аймурзаевым"Куда конь с копытом, туда и рак с клешней"

Стенограмма вечернего эфира на Радио Вести

Двадцать часов три минуты и 27 секунд в Киеве. Четвертое апреля, пятница. Вы слушаете радио «Вести». У микрофона Сакен Аймурзаев. Ближайший час проведу с вами, обсуждая, на мой и на ваш взгляд, надеюсь тоже, об этом вы сможете мне сообщить по телефону, события сегодняшнего дня. Никаких итогов недели подводить не будем. Не будем брать на себя эту порочную телевизионную практику. Будем просто с вами разговаривать. Сайт радиостанции, который я неизменно из эфира в эфир, предлагаю вам посещать, несмотря на то, что там еще не так много чего есть, но есть для радиостанции главное, там есть эфир – radio.vesti-ukr.com. Заходите, задавайте вопросы мне, нашим ведущим, которые находятся в студии. Когда вы включаете сайт – всё понятно.

Итак. Начнем говорить с вами вот о чем. Мы эту тему поднимали, как собственно и все темы, которые в моём эфире обсуждаем. Министерство обороны России рассекретило, вернее, обнародовало документы, раскрывающие деятельность украинских националистических организаций на территории Украины. На официальном сайте российского военного ведомства обнародованы эти несколько страниц отсканированных документов, которые свидетельствуют, по мнению минобороны, о коллаборационизме, карательных акциях Украинской повстанческой армии, организации украинских националистов и отдельных отрядов. Любимое слово Владимира Путина «бандеровцы», которое он постоянно произносит, как «бендеровцы», но тем не менее в этих документах «бандеровцы», неоднократно встречаются на этих пожелтевших листах.

Это докладные записки товарищу Сталину. Это бумаги с подписью Лаврентия Павловича Берии. Это бумаги, адресованные Жукову, командующему Первого украинского фронта, маршалу Советского Союза. Это документ, адресованный генералу Ватутину. Такие знаете… Такой исторический экскурс решило устроить Министерство обороны Российской Федерации при том, что документы эти были доступны ученым, студентами, которые занимаются профильными исследованиями в своих университетах, были доступны давно и даже публиковались в научных сборниках. Об этом нам рассказал Владимир Ветрович, директор института национальной памяти. Такой организации украинской, государственной организации, которая занимается исследованием истории украинской новейшей в частности, и публикацией различных материалов на эти темы. Владимир Ветрович это ведомство возглавлял до 2010 года. В 2010 году при Викторе Януковиче, видимо, посчитало правительство и руководство страны, что институт национальной памяти не нужен. Ветровича уволили. Вот сейчас этот орган восстановлен. Восстановлен орган, который занимался в частности, исследованием массового голода в Украине, исследованием Украинской повстанческой армии, вот этих болезненных, сложных и трагических страниц украинской истории.

Владимир Ветрович поговорил со мной, и подробно мы с ним рассматриваем по телефону, как бы это странно не звучало, документы, обнародованные минобороны. Предлагаю вам послушать.

Владимир Ветрович, директор института национальной памяти в нашем эфире. Владимир, скажите, пожалуйста, вы видели эти документы на сайте министерства обороны России?

В.В.: Так, я саме вчора їх спеціально передивися, і не здивований їх появою, тому що це вже не перша поява на сайтах міністерств чи офіційних органів Росії, документів про УПА.

Ця традиція започаткована ще з 2008 року, тоді документи публікувалися. Навіть спеціальний розділ був на сайті міністерства закордонних справ. Тепер вже бачимо, що міністерство оборони приєдналося до просвітницької роботи.

С.А.:При том, что эти документы рассекречены давно. На некоторых из них, есть гриф, печать, о том, что они доступны ученым, и там стоит 2007 год на некоторых из этих бумаг. Почему именно сейчас?

В.В.: По-моєму, всі з цих п’яти документів, до речі, колекція голосу має назву «серія унікальних документів», так от серія складається аж з цілих п’яти документів. Я можу помилятися, але більшість, а, може, навіть й всі, документи були опубліковані в різних збірках. В першу чергу в збірнику про українські націоналістичні організації в роки Великої вітчизняної війни, здається так він називається, який опублікований десь два роки тому. Тобто насправді жодної новинки, жодної сенсаційності в цих документів нема.

С.А.: Почему именно сейчас? Понятно, что общая обстановка, нам понятна. Общий тренд российской идеологии нам тоже понятен, но зачем именно сейчас эти документы публиковать? Зачем?

В.В.: Це елемент інформаційної війни, яка ведеться проти України, відповідно в Україні почалася по суті така стихійнадесовєтизація, яка загрожує Росії в першу чергу, зважаючи на те, що в Росії навпаки керівництво намагається створити з радянської історії ідеологічну основу для відродження Радянського Союзу. Відповідно ця стихійна десовєтизація в Україні загрожує Росії, проти неї ведеться активна інформаційна війна. І одним з елементів цієї інформаційної війни є власне зобразити злочинність тих людей, які були символом антисовєтського, Бандера, бандерівці, відомі антисовєтські символи, для того, щоб їх знову очорнити, використовуються прийоми пропаганди 40-х - 50-х років.

С.А.: Владимир Ветрович, директор института национальной памяти. Владимир, но если уже говорить непосредственно об этих документах, несмотря на то, что они открытые и доступные исследователям, и простым людям достаточно давно. Если говорить о содержании, которое используется активнее, чем сам факт публикации, что можно сказать про вот эти конкретные, приведенные без имен очень часто примера коллаборационизма и карательные операции, о которых идет речь в этих бумагах.

В.В: По-перше, з того, як документи подані, вони зібрані за таким унікальним науковим методом, який можна назвати «шо попало», тому що там дуже різні матеріали, які важко між собою якось співвідносити, тобто якась концепція абсолютно незрозуміла. Перший з цих документів, який мав би нібито торкатися діяльності українських націоналістів, взагалі торкається якихось формувань, відтворених з українців німецької адміністрації німецьким військом, які немає жодного відношення до УПА. Другий документ один з найцікавіших. Документ про співпрацю, угоду, з одним з командирів УПА, командиром загону УПА Порфирієм Антонюком і місцевим командуванням німецької армії. Насправді така угода мала місце, і про неї є інформація у цьому документі, але у цьому документі не повідомлене, що, власне, Порфирій Антонюк був розстріляний командуванням УПА саме за самовільні переговори від імені всього загону УПА і німців, тобто він був розстріляний за колаборацію.

Далі йдуть матеріали про напади повстанців на якісь міста, в яких очевидно мала якась жорстокість по відношенню в першу чергу НКВД. Очевидно, що мова йде про війну і, очевидно, що були жертви і з боку НКВД і навіть з боку мирного населення, ми повинні це розуміти. Взагалі дуже цікавий документ, в якому говориться, точніше акт якогось села на Тернопільщині, в якому сільський голова і якісь представники сільської адміністрації підписують інформації про те, що нібито на село було здійснено напад групи в радянських уніформах, які знищили 150 селян, відповідно вони підписують акт, що це очевидно були бандерівці, які намагалися таким чином спровокувати Червону армію. До речі, те, що мова йде про літо 1944 року, я майже абсолютно переконаний, що мова йде про червоноармійців, нажаль, таких випадків було чимало, коли знищувалися цілі населені пункти під час переходу фронту, очевидно для того, щоб якось виправдати цей злочин сільського голову змусили підписати цей акт, щоб якимось чином прикрити цей злочин. Документи, які насправді абсолютно висмикнуті з контексту, абсолютно не свідчать про серйозний підхід до їх підбору і відповідно нічого глибокого не означають. Якщо б Росія справді хотіла якоїсь дискредитації УПА, якщо Росія переконана, що документи, які представлені спецслужбами, дискредитують Українську повстанську армію, Український визвольний рух, найпростіше, що могла зробити Росія, це відкрити архіви для того, щоб російські, українські та інші закордонні науковці самі попрацювали в тих архівах і побачили компрометуючи УПА матеріали. Нажаль, вона цього не робить, на жаль, відбуваються якісь таки вибіркові і часом безглузді добірки матеріалів.

С.А.: Вы, как глава института национальной памяти, готовы сейчас сделать такой запрос, но это, мне кажется, было бы красиво, после этой публикации, попросить доступ ко всему архиву НКВД и Красной армии, для того, чтобы узнать что вообще у них есть и каким образом это можно опубликовать. Действительно, открытость – лучший способ в этом случае.

В.В.: Абсолютно, ми неодноразово робили такі запити, я спочатку, як керівник архіву СБУ в 2008-2010 роках, на що отримували постійні відмови, і просто, як дослідник, як історик, який займається цією проблематикою. Я думаю, що ми можемо зараз повторити такий запит і знову-таки звернутися до Російської Федерації, до архіву Російської Федерації з пропозицією відкривати разом архіви, які б мали розказати всю правду про Українську повстанську армію, незалежно від того, якою буде ця правда. Чи це буде правда, про героїв УПА, чи це буде правда про злочинців УПА. Очевидно, що архіви можуть зберігати цю інформацію. Хай нам її розкажуть архіви, а не фсбшникі чи прислужники путинської пропаганди.

С.А.: И последний вопрос. Владимир Ветрович, глава института национальной памяти. У меня такой вопрос, если предположить, что нет никакой открытости, что, скорее всего и произойдет, мы друг друга тут не будем обманывать, не раз вы пробовали это делать. Какой может быть адекватный, или как любят говорить, российский МИД «симметричный ответ», на подобного рода выборочные публикации из архивов со стороны архивов, со стороны вашего?

В.В.: Повне відкриття українських архівів. Я думаю, що це найбільш адекватна відповідь, яка відбиває просто грунт з під ніг російської пропаганди. Архіви здатні розказати самі про себе.

С.А.: Есть на это надежда?

В.В.: Знаєте, коли я відкривав архіви 2008-2010 роках, то в Україну їхали, зокрема російські дослідники, для того, щоб знайомитися з тими матеріалами, які для них недоступні в Москві.

С.А.: Есть сейчас такая инициатива, это вообще возможно?

В.В.: Звичайно, звичайно. І це вже починається. Слава богу, відбулася зміна керівництва архіву СБУ. Зараз відбулося звільнення керівника Державної архівної служби, яка була представницею комуністичної партії. Я переконаний, що ситуація в українських архівах дуже сильно зміниться вже найближчим часом.

С.А.: Спасибо, это Владимир Ветрович, глава института национальной памяти Украины.

Двадцать часов 17 минут в Киеве, вы слушаете радио «Вести». У микрофона Сакен Аймурзаев. В Киеве мы вещаем на частоте 104,6 FM, в Харькове – 100,5 FM, в Днепропетровске – 107,7 FM. Во всей остальной Украине, во всем остальном мире radio.vesti-ukr.com. Сайт нашей радиостанции. Мы с вами недолго слушая музыку, давайте вернемся к нашему разговору про публикации на сайте министерства обороны России.

Заметьте, не на сайте исторического факультета МГУ, ни на сайте архивов, которые существуют в Российской Федерации, замечательные архивы, замечательный сайт, недавно оцифровавший и выложивший в открытый доступ, личную библиотеку Сталина.

Фантастическая надо сказать история, просто отсканированные страницы его личных книг из его библиотеки, с его пометками на полях, с его какими-то подчеркиваниями, с его аннотациями к великим произведениям. Мы видим этого человека в его аннотациях. Вот на этих сайтах можно было опубликовать документы, которые касаются Украинского националистического движения во время Второй мировой войны. Тем не менее, это опубликовано на сайте Министерства обороны России. Как считает замдиректора института по научной работе Национальной академии наук Украины Станислав Кульчицкий, эта публикация рассчитана в большей степени на людей, которые плохо разбираются в истории.

Вони не фальсифіковані ці документи. Вони правдиві. Вони не секретні, в наших архівах українських вони є. Треба просто їх пояснювати. Наприклад, якщо брати бандерівців і 1942 рік, то це нісенітниця, тому що у кожного бандерівця німці вбивали, як тільки могли його знайти. Зовсім інша річ – це 1944 рік, коли Українська повстанська армія укладала на місцевому рівні, підкреслюю, тому що на рівні керівництва, це неможливо було зробити, просто обмінювали зброю на продовольство. Німці вже відступали з України, це було суто таке прагматичне співробітництво.

С.А.: Это историк Станислав Кульчицкий, который говорил, что рассчитана эта публикация в большей степени не экспертное, а такое широкое освещение, на простых людей, которые плохо знают историю. Давайте с вами об этом поговорим. 044 390 104 6. Как вас зовут? Вы давно уже звоните.

Н.Г.: Николай зовут. Волочанск, Харьковская область, фамилия Григорьев.

С.А.: Николай Григорьев, Харьковская область, очень прияно. Это Сакен Аймурзаев с вами говорит. Скажите, что думаете об этой публикации архивов НКВД и Красной армии?

Н.Г.: То, что вы думаете, и я думаю то же самое.

С.А.: Спасибо.

Н.Г.: Я даже не слышал, или как… с вами немножко общаюсь, я понимаю, в какой вы структуре работаете, и раз вы здесь работаете, значит, у вас такое же мнение. Меня поражают выступления людей. Женщина передо мной звонила.

С.А.: Перед вами не было женщины.

Н.Г.: По этому телефончику, на программе, где Куликов сейчас был.

С.А.: А, простите, это по телевизору. Это частая история. Вы, звонящий мне, в этот замечательный час, в этот замечательный день. По телевизору сейчас показывают что-то совершенно другое.

Давайте разговаривать о том, о чем мы говорим по радио. Алло! Говорите, вы в эфире. Как вас зовут?

Слушатель: Алло! Добрый день еще раз.

С.А.: Здравствуйте.

Слушатель: Почему я с вами говорю, а не с девушкой, которая на экране.

С.А.: Я понял. Девушка, которая на экране… Вот представляете, как тяжело, дорогие мои. Дорогие мои, как тяжело. Телевизор не имеет ко мне отношения.

Здравствуйте, как вас зовут?

Е.: Елена.

С.А.: Елена, вы про УПА или про девушку?

Е.: Нет, ни про УПА и ни про девушку. Абсолютно про другое.

С.А.: А про что?

Е.: Я хочу поговорить с Андреем Куликовым.

С.А.: Я вас понял. Большое спасибо нашим телевизионным товарищам, которые вот таким образом срывают нам общение в эфире.

Добрый вечер. Как вас зовут?,

А.: Алексей.

С.А.: Алексей, здравствуйте, что вы хотите сказать?

А.: Я хотел бы пообщаться в прямом эфире.

С.А.: С кем?

А.: С ведущей.

С.А.: Кто такой ведущий? Ладно, у вас тоже телевизор играет. К сожалению, невозможно наше телефонное общение. Я не очень был к этому готов, думал в основном с вами общаться. Ладно, смотрите Куликова по телевизору.

Если можно попросить наших телевизионных товарищей дать понять людям, которые сейчас смотрят телевизор, что мы в эфире, нет возможности им позвонить. Дайте возможность, пожалуйста, им понять это.

Все-таки надеюсь, что мы сможем с вами разговаривать по телефону, пока еще раз давайте повторим тезисы про то, что происходит в историческом плане. Итак, публикация документов об Украинской повстанческой армии. Публикация об Украинском национальном или как угодно, националистическом движении в годы Великой Отечественной войны или Второй мировой войны.

Я знаете, о чем сегодня подумал, увидев эти публикации в интернете, и бурное обсуждение этой темы, я подумал, что в последние эти месяцы, которые мы вместе пережили на Майдане, и вокруг Майдана и даже, кто не ходил на Майдан, все равно, так или иначе переживали эти события. Многие из нас столкнулись с дезинформацией. Многие из нас столкнулись с полным искажением действительности, которое происходит и в СМИ, и в государственной власти. Я думаю, что эту искаженную реальность, которую демонстрировала даже бытовая обстановка Виктора Януковича и его приближенных, вот тех людей, которые управляли страной, докладные записки, которые ему в бесконечном количестве поставляли аналитики, выпуски новостей, цензурировавшихся с потрясающей силой, талантом и любовью. Все эти вещи, происходящие в эфире телевизионном в течение этих месяцев, насколько часто искажали действительность. Вы можете себе представить, как могла быть искажена действительность в годы Великой Отечественной войны, Второй мировой войны, со стороны одной из воюющих сторон в этой войне, когда не существовало телевидения, не существовало интернета, не существовало открытого, доступного, разного радио.

Когда вся информация нормировалась, дозировалась, управлялась, и ведь всё, что мы знаем о тех временах, это ведь последствия тех военных времен, военного противостояния, военных ужасов, военной цензуры в конце концов. Поэтому, конечно, я прочитал сегодня эти документы, в которых много есть неприятных вещей, много насилия. Насилия, которое нам отсюда понять очень сложно. И в этом смысле мне особенно грустно, печально и неприятно то, что такие вещи, касающиеся жизни людей, мученической кончины многих людей, такие вещи просто берут и уводят в информационную войну.

Говорите, вы в эфире.

В.: Добрый вечер!

С.А.: Здравствуйте!

В.: Меня зовут Виталий, город Киев.

С.А.: Да, Виталий.

В.: Хотел бы выразить свое мнение по поводу того, что выкладывает российское правительство на свои сайты. Считаю, что история – это, конечно, очень важно, но какое отношение имеют, например, войны УПА к Майдану 2014 года. Насколько этой информацией можно повлиять на людей современных, которые используют много каналов…

С.А.: Виталий, я вас понимаю, но, согласитесь, не вам это адресовали и не мне. Об этом нам говорил Станислав Кульчицкий, историк. Ведь смотрите, какая вещь происходит, ведь эти бумаги, я же говорил, они обнародованы пять, шесть, семь лет назад. Они уже были доступны, даже больше. Их можно было найти. Почему сейчас? Потому что вся эта история: фашизм –антифашизм, красное – коричневое, запад – восток, война – не война, Девятое мая скоро. Все эти вещи просто используются в рамках целенаправленной работы, простите за это слово, населением.

В.: Согласен.

С.А.: Вот и всё.

В.: Но я бы хотел внести немного ясности в само определение фашизма. Это слово очень часто используется даже российскими политиками, людьми, которые управляют страной. Слово «фашизм», хотя на самом-то деле состоит определение фашизма из трех показателей, таких, как культ личности, тоталитаризм, милитаризация государства, и собственно говоря, национальная идея, и всё вот эти четыре пункта, на данный момент больше всего соответствуют российской модели идеологической.

С.А.: Спасибо, Виталий. Я прошу у вас прощения, потому что мы сейчас уже на новости уходим. Благодарю вас за звонок. Вашу мысль я понял, услышал, и услышали тысячи наших слушателей. Спасибо, до свидания!

В.: До свидания! Всего доброго.

С.А.: Двадцать часов 33 минуты в Киеве. Вы слушаете радио «Вести». У микрофона Сакен Аймурзаев. В Киеве мы вещаем на частоте 104,6FM, в Харькове – 100,5 FM, в Днепропетровске – 107,7 FM. Можно слушать и смотреть нас на сайте radio.vesti-ukr.com. Там же можно задавать вопросы к прямому эфиру прямо во время программы, и мне их потом будет приятно читать.

Вот задает нам вопрос Игорь: «Как теперь в Украине будут работать российские журналисты в связи с ограничением времени пребывания на территории Украины для граждан России?» По сути дела, выходов несколько. На данный момент выход только один, получение вида на жительство в Украине. Я думаю, что российские журналисты, которые здесь работают, получат или не получат, будут в персональном порядке как-то решать этот вопрос, но это пока единственный и самый приемлемый способ. Если говорить фигурально, как будут работать? Как работали, так и будут работать. Кто честно, кто не честно. Кто за деньги, кто за идею. Кто просто профессионально.

Мишка спрашивает: «Будет ли суд над Партией Регионов? Будет ли суд над компартией?» Уважаемый, Мишка. Я могу вам сказать, что тут всё в ваших руках. Если вы гражданин Украины, пожалуйста, консультируйтесь с юристами и организуйте процесс против Партии Регионов или компартии, или партии «Батькивщина», или партии «Свобода», какой хотите партии, «Правый сектор». Любой гражданин имеет право оспорить. Я думаю, что это возможно, но если говорить о каком-то общественном осуждении, то всё общество не может голосовать, не может выдвигать свои требования в суд, поэтому отдельные активисты, которые возьмутся за это дело, будут этим заниматься. В России было дело КПСС. В 1992 году Конституционный суд России рассматривал вопрос о законности указов Ельцина, который приказал приостановить деятельность КПСС и КПРФ и распустить их, имущество всё забрать. Тогда процесс не закончился, КПСС развалилось, и никакого КПСС уже не было к концу дела коммунистической партии, поэтому как такового исторического процесса, какого-то Нюрнберга, если вы это, Мишка, имеете в виду, не происходило в Российской Федерации. Будет ли это происходить в Украине с коммунистической партией, Партией Регионов? Еще раз говорю, выберите партию, над которой хотите провести Нюрнберг и начните этот процесс. Если вы – юрист, если вы человек, имеющий дело с законом, всё в ваших руках, пожалуйста.

Перейдем к следующей теме. Я хотел поговорить о визите премьер-министра Украины Арсения Яценюка. Арсений Яценюк на должности находится чуть больше месяца, в конце марта исполнился месяц его премьерству. И вот, первый визит он хочет совершить в качестве премьер-министра, внутри страны, я имею в виду. Арсений Петрович уже несколько раз отправлялся на Запад с самыми разными миссиями. Подписал даже, я вам напомню, политическую часть ассоциации с Европейским Союзом. А внутри страны – первый визит. И куда выдумаете, он хочет ехать? Он хочет ехать на восток.

«Я готовлю поездку на восток Украины. Нам есть, с чем ехать», – говорит Арсений Яценюк. Я, перед тем, как с вами поговорить на эту тему, хотел бы напомнить, что практически все украинские премьеры, президенты, вообще все это для первых лиц достаточно типично, начинали свою деятельность с поездок на восток, юго-восток Украины. Давайте прослушаем справку радио «Вести» об этих визитах.

«История вопроса»:

Визиты в Донецкую область для новоназначенных премьеров стали традицией после Оранжевой революции 2004 года. Тогда политики стали предпринимать активные попытки наладить диалог с жителями восточной Украины. Первой в 2005 году незадолго до своего назначения премьер-министром в Донецк приехала Юлия Тимошенко. Её поездка запомнилась выступлением на телеканале «Украина» в футболке донецкого клуба «Шахтер». Она объяснила, что приехала растопить лёд в отношениях с жителями востока. После своего повторного назначения в 2007 году, Тимошенко свой первый премьерский визит Тимошенко также осуществила в Донецк. Премьер-министр Николай Азаров тоже посетил первым базовый регион, возглавляемой им Партии Регионов. После назначения, он отправился в Донецк, где представил нового губернатора Анатолия Близнюка. Провел совещание с руководством области и передал привет от тогдашнего президента Виктора Януковича.

С.А: Вот видите, все хотят на восток. Все первые лица туда ездили. Арсений Яценюк это сделает для того, чтобы показать востоку Украины, развеять мнение, что новая власть в Украине ориентирована на западные регионы, чтобы показать, что не ориентирована, чтобы показать, что шире мыслит украинское правительство. Такую цель преследует Арсений Яценюк, считает политолог Вадим Карасев.

«Да есть пророссийские настроения, но на востоке Украины вырос новый слой политически активного населения, как русскоязычные украинцы. Яценюку предстоит развеять очень много иллюзий, мифов и страхов по отношению к тому, что сегодня происходит в Киеве, центральных регионах Украины, на западе Украины. Надо сделать всё, чтобы восток остался неотъемлемым элементом не только административного, и политического, но и социально культурного тела нашей страны».

С.А.: Ну вот, Вадим Карасев так считает, политолог. Звоните нам 044 390 104 6. Арсений Яценюк сказал, что готовит поездку на восток Украины. «Нам есть, с чем ехать», – сказал Арсений Петрович. Я вот вас хочу спросить, а с чем должен ехать Арсений Яценюк? 044 390 104 6 – телефон прямого эфира радио «Вести». Звоните, и поговорим, с чем должен приехать Арсений Яценюк на восток и юго-восток страны. Как полагают политологи, эксперты. Не спугнуть, не утвердить в уверенности, что правительство одного кандидата действует.

Как вас зовут? Откуда вы звоните?

И.: Здравствуйте, Сакен. Здравствуйте, слушатели. Меня зовут Иван. Я из Харькова.

С.А.: Иван, вот к вам туда. Близко к вам туда собрался приехать Яценюк. С чем должен приехать премьер-министр?

И.: На мой взгляд, простого обывателя, ни с чем. Нечего ему тут делать. Если он взял на себя премьерские полномочия, его место в Киеве. Я помню, после побега Януковича Верховная Рада работала в режиме трехсменном, как в горячем цеху. Постановления и законы вылетали из Верховной Рады, как горячие пирожки из бабушкиной печки. Меня это так порадовало. И смена генерального, и смена главных должностных лиц в руководящем составе. Чего теперь сюда ездить? Чего кататься? Основные задачи, которые лежат на премьере, они там, в Киеве.

С.А.: Смотрите, Иван. Он целый месяц премьер-министр, даже больше чуть-чуть. И в течение месяца он только и делал, что работал. Да, он ездил на Запад, потому что это тоже часть его работы, внешнеполитическая доктрина и т.д. Теперь он перешел к своим проблемам и хочет их решать. И едет на восток.

И.: Какие у него на востоке проблемы? У него проблемы только общегосударственные, других у него не может быть по определению. Поехал на Запад, договорился, всё! Сиди в Киеве исполняй свои обязанности, мало что ли.

С.А.: Понятно, спасибо, Иван. Вот такое мнение. Считает Иван, что не надо никуда ездить.

Алло! Вы в эфире.

Р.: Алло! Здравствуйте

С.А.: Здравствуйте! Вы ждете Арсения Яценюка, скажите мне?

Р.: Простите, мне его ждать не надо. Я живу в Киеве.

С.А.: А-а-а, он у вас всегда рядом. Как вас зовут?

Р.: Руслан.

С.А.: Руслан, что думаете по поводу визита Арсения Петровича на восток страны? Первый визит внутри страны.

Р.: Я думаю, что Арсений Петрович делает всё правильно. Необходимо ехать в наши восточные регионы. Необходимо доносить до людей, которые живут в этих регионах, прекрасных людей, трудолюбивых, которые, собственно говоря, являются цветом и гордостью нашей нации, доносить до них о том, что, смотрите ребята, вам не было лучше или хуже, чем, допустим, люди испытывали себя на юге, на севере, на западе. Вам было так же, как и всем, значит, необходимо делать так, чтобы всем, в том числе и востоку, было лучше. Вот за эти они и пришли. Чтобы не было той массы негатива, который не давал, на самом деле, жить не на юге, не на западе, не на востоке и т.д.

Спасибо, Руслан.

Я хотел Сакен, если позволите, для ваших много численных слушателей, сказать еще два слова. Только что обсуждали тему фашизма.

С.А.: Быстренько так, 20 секунд у вас.

Р.: Да. Обсуждали тему фашизма. Я хотел сказать, что такое фашизм. Слово fâché (фа́шо) – это по-французски означает «сердитый». Свободолюбивая, веселая нация французов, когда немцы зашли к ним, и когда они начали очень партийные такие, очень идейные начали проводить свою политику, они просто прозвали их «фашо», фашисты. Вот отсюда это дело всё и пошло.

С.А.: Разные мнения есть на этот счет. Спасибо Руслан, извините, уже больше не можем, до свидания. Новости важнее всего, иначе Снежана Старавицкая обидится и не придет вам читать новости в следующий раз.

Двадцать часов и 46 минут в Киеве. Вы слушаете радио «Вести». В Киеве на частоте 104,6FM, в Харькове – 100,5 FM, в Днепропетровск – 107, 7 FM. Сайт нашей радиостанции radio.vesti-ukr.com. Мы с вами давайте продолжим наше общение на тему визита Арсения Петровича Яценюка, и вообще уже последние 15 минут пятницы. Что хотите, то и скажите по этому поводу.

Мне написал на сайте Александр: «Как вы относитесь к белоруской поговорке: полицай хуже фашиста, бандеровец хуже полицая?» Александр, как можно относиться к поговорке. Ровно также, как я отношусь к поговорке: куда конь с копытом, туда и рак с клешней. Вот так я отношусь и к этой поговорке.

044 390 104 6 – наш номер прямого эфира. Пожалуйста, звоните, поговорим об Арсении Яценюке, о его визите на восток и о том, что вы об этом думаете. Алло! Как вас зовут? Вы в эфире!

М: Здравствуйте, меня зовут Максим.

С.А.: Здравствуйте, Максим. Откуда вы?

М.: Я из Киева.

С.А.: Что думаете о поездке Арсения Петровича на восток? Вы по этому поводу звоните?

М.: Да, я как раз по этому поводу звоню. По поводу Арсения Петровича пару слов сказать.

С.А.: Не по поводу Арсения Петровича, по поводу визита. Что мы будем Арсения Петровича обсуждать без него.

М.: Вы говорите, что он месяц работает премьер-министром. Я лично вообще никакой разницы не заметил.

С.А.: А по чему вы судите? По каким вы судите признакам, есть разница или нет?

М.: По жизни.

С.А.: А что в жизни?..

М.: Я не заметил вообще никакой разницы.

С.А.: Так нельзя. Подождите. Я тоже не заметил никакой разницы с апрелем 1997 года. Точно такое же солнце. Тут недалеко у нас вишня расцвела. Я же у вас спрашиваю, какими критериями вы меряете эту разницу.

М.: Вот смотрите. Каждая новая приходящая к власти сила, в первую очередь начинает говорить, что казна пуста, всё покрали, и мы сейчас будем опять заботиться о наших бедных бюджетниках, о пенсионерах, а никто не думает о тех, кто же эти деньги должен зарабатывать для страны. Кто-то говорит о предпринимателях? Сейчас опять начинают опять сносить МАФы, как будто это основная головная проблема в стране. Люди не хотят работать. Люди хотят сидеть на пособиях, получать большую пенсию.

С.А.: Ой, знаете, Максим, есть такая журналистка Юлия Латынина (спасибо вам за звонок), она недавно приезжала в Киев. Она с вами абсолютно бы согласилась. Тоже большой враг социального государства, социальных пенсий и т.д.

То, что делает правительство в первый месяц – это достаточно сложно понять, потому что не вы, не я этим не управляете. Ни вы, ни я даже не можем представить, если бы с вами, Максим, вы бы были премьером, а я вице-премьером. Какие-то теоретические шаги производит правительство, потому что оно так заявило. Пытается поменять систему. Не просто добиться денег, не просто добиться, чтобы все жили хорошо, и не было бы болезней, зла и боли. Оно хочет поменять систему, правительство.

М.: Объясните мне тогда, пожалуйста, почему, они, как Янукович, выскакивают раз в неделю из норки на пять минут, как будто они такие люди занятые, на лишние пару вопросов ответить не могут.

С.А.: Я вам так отвечу. Действительно, не просто сейчас вытащить какого-то высокопоставленного чиновника и задать ему вопрос, тем не менее, давайте говорить о радио «Вести». О той радиостанции, которую вы сейчас слушаете, с которой вы связались. Все-таки и министры, и представители местных властей, и силовики к нам приходят. Потихоньку, постепенно приходят. Мы включаем телефоны, включаем прямой эфир, вы можете задавать вопросы. Если вы имеете в виду какой-то прямой контакт с народом. Ваши жалобы, ваши мысли. Я думаю, что сейчас не так уж стыдно это сделать и физически, отправить какие-то свои пожелания. Другой вопрос, если пишет пять тысяч человек, то очень часто это не воспринимается. Мой вам совет. У нас будет сайт. К нам придет Арсений Петрович, я уверен, что придет, очень его зову, и мы все зовём, мы откроем окошко и задайте свой вопрос.

Поверьте, даже если мы не зададим его в эфире, эта практика часто существует на многих нормальных объективных СМИ, мы обязательно передаем в эфире эти вопросы и просим на них ответить. Давайте договоримся с вами так, Максим, и не будем пока что за месяц, и не будем пока сравнивать правительство Арсения Яценюка, с тем правительством, в котором были люди, ответственные, за всё то, что произошло в последние месяцы. Всего вам доброго!

Итак, 044 390 104 6 – телефон прямого эфира. Будем с вами продолжать наш разговор. Еще несколько минут у нас есть. Здравствуйте, как вас зовут, откуда вы?

С.: Да, говорю!

С.А.: Здравствуйте, как вас зовут, откуда вы?

С.: Меня зовут Сергей, я из Днепропетровска.

С.А.: Да, Сергей, что думаете о визите премьер-министра Яценюка в ваши края?

С.: Добрый вечер!

С.А.: Добрый вечер!

С.: Что я думаю. Хватит уже доставать скелеты из шкафа.

С.А.: Вы сейчас про Яценюка, его скелетов считаете или про что?

С.: Я сейчас пытаюсь объяснить позицию восточной Украины в своем лице или хотя бы той части населения, к которой бы мне хотелось, чтобы прислушались.

С.А.: Я имею в виду, что вы называете скелетом в шкафу?

С.: Скелетом в шкафу, в части Арсения Яценюка меня интересует такой вопрос, кстати, по поводу того, что мы берем кредиты, но никто на сегодняшний день не ставит вопрос, почему бы нам не попросить, чтобы нам скостили наши государственные долги.

С.А.: Интересная позиция.

С.: То, что было то, что было сделано в Польше, то, что было сделано в Греции. Кстати, попрошу обратить внимание на то, что кредиты, которые нам даются на сегодняшний день, учитывая наше положение на сегодняшний день, если нам спишут часть долгов, то уже кредиты мы будем брать под другие проценты, потому что мы будем попадать в другую...

С.А.: категорию.

С.: Конечно, совершенно правильно, но почему-то на сегодняшний день все машут флагами и кричат, что нам дают деньги. Где дают деньги? Почему-то никто не хочет задаться вопросом, кто же их будет отдавать. Отдавать их будут наши дети, наверное, даже наши внуки.

С.А.: Слушайте, это говорят уже 20 лет. И, наверное, у вас есть дети, может быть, вы чей-то дедушка, но подождите…

С.: Я еще не дедушка.

С.А.: Вы еще не дедушка, но это такая история... Этот страх во многом, он ведь не объясним. Страх эти долгов, про которые все время говорят, но мы уже с этими долгами, десятилетиями живем, Сергей. Десятилетиями!

С.: Я с вами согласен.

С.А.: Десятилетиями живем, и пока еще не умираем…да-да, что еще.

С.: Тогда у меня другой вопрос. Я, как директор предприятия, почему никто не ставит вопрос по нормальному ведению бизнеса из тени.

С.А.: Скажите, Сергей, во-первых, я вас попрошу не класть трубку и попрошу Анечку Теплову, которая наш продюсер эфира, записать телефон ваш, потому что если вы действительно имеете дело с бизнесом, мы обязательно как-нибудь с вами свяжемся, эту тему обсудим. Это очень интересно. Давайте не превращать наш сегодняшний разговор в экспертный, свяжемся как-нибудь. Я думаю, нашим слушателям это тоже пригодится.

С.: Я еще вам по юго-востоку не сказал.

С.А.: Давайте коротко, пять секунд.

С.: Очень коротко. Юго-восток воспринимает Бандеру, где-то приблизительно, как часть России генерала Власова. У него тоже была идея националистическая, заметьте. Просто не получила определенного движения, а здесь - получила.

С.А.: Во-первых, власовская армия была огромна. Это просто для понимания. Это был не отдельный отряд, а огромная армия.

С.: Я вам за идею говорю. Идея была одна и та же.

С.А.: Теперь по поводу идеи. Я бы не сказал, что она одна и та же, там много нюансов.

С.: Одна и та же! Это русское офицерство, это золотые погоны, это нация российская, которая призывала, что красные – это то, что нам не надо, а мы – русские, а здесь нам сейчас говорят, что мы – украинские. А что мне делать? У меня один дед погиб на войне, другой полный георгиевский кавалер Кубанских казак, а второй дед умер от голода в Украине. Как мне понимать то, что сегодня происходит между Россией и Украиной.

С.А.: Молиться, всего доброго!

С.: Так не надо доставать Бандеру из шкафа.

С.А.: Что-то очень знакомый голос оказался у человека. Потом поговорим об этом. Итак, мы заканчиваем наш сегодняшний разговор. Давайте так. В понедельник, на следующей неделе, в это самое время, с 20.00 до 21.00, я буду с вами, а сейчас, благодарю вас за то, что были с нами. Слушали, спорили, делились своими впечатлениями. Давайте, до следующей недели со мной.

Читать все