СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Молдаване - самая толерантная нация в Европе"

"Тема Калныша"Посол Молдовы: "Даже не верится, что мы свидетели эпохальных событий"

Стенограмма эфира "Героя дня" на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сначала объясню появление героя дня, которого представлю буквально через несколько мгновений. Вот какая любопытная новость сегодня была распространена мировыми информационными агентствами. Депутаты Приднестровья просят Российскую Федерацию признать суверенным независимым государством непризнанную Приднестровскую Молдавскую Республику. Ясно дело, в связи с чем мы позвали сегодня в программу посла Молдовы в Украине господина Иона Стэвилэ. Господин посол, добрый вечер! Ну что ж, история конфликта и почему именно в этот период, период такого жесткого, я бы сказала, противостояния России и Украины вдруг депутаты Приднестровья просят Российскую Федерацию признать суверенным государством непризнанную Приднестровскую Молдавскую Республику. В общем, обо всем этом сегодня в программе "Герой дня". Ну что ж, господин посол, теперь обо все по порядку. Мне посчастливилось побывать в Молдове. Было это, правда, в далеком 2001 году, когда был избран третий Президент Молдавии, коммунист Владимир Николаевич Воронин. Но даже тогда не было таких настроений, которые, в общем, сегодня продемонстрировали ваши депутаты. Что так-то? Как вы объясняете желание Приднестровья просить Россию признать их и взять к себе?

Ион СТЭВИЛЭ, Чрезвычайный и Полномочный посол Республики Молдова в Украине: Вы знаете, мы уже привыкли к подобного рода обращениям из Приднестровья к Российской Федерации. Это не первый раз происходит такое. Собственно говоря, можно сказать, что мы до этого момента в Молдавии прошли большой путь в эволюции приднестровского конфликта. Он у нас возник, разразился где-то в конце 80-х – начале 90-х годов. И мы прошли через острые фазы этого конфликта. Был и вооруженный конфликт в 92 году. К счастью, это продолжалось недолго. Затем долгий путь переговорного процесса в различных форматах. Были и референдумы, проходили в Приднестровье. Их, по-моему, где-то я посчитал – 5 или 7 по различным вопросам.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Но вот историю конфликта напомним. Приднестровье провозгласило свою независимость 25 августа 1991 года, и до сих пор не было признано как государство Приднестровье, если я не ошибаюсь, вы меня поправите. Но важным шагом к возникновению конфликта послужил опубликованный в марте 1989 года законопроект о функционировании языков на территории Молдавской Советской Социалистической Республики. Как это все нам знакомо здесь, в Украине. Вы помните закон о языках, который с боем проходил в парламенте. Все это похоже – то, что происходит сейчас в Украине – на отработку уже опробованного сценария с Приднестровьем. Вот у вас какое ощущение, когда вы наблюдаете за тем, что происходит сегодня в Украине? Крым, теперь Донецкая область.

Ион СТЭВИЛЭ: Вы знаете, вопрос о языке, в частности о русском языке, о функционировании русского языка и в Молдавии, и в Украине и тогда, в начале 90-х, или в конце 80-х – начало 90-х годов, перед развалом Советского Союза, и сейчас – это повод для нагнетания напряженности, для разжигания конфликта. На самом деле причина, такая более глубокая и очень простая, и всем хорошо известная. Тогда, в начале 90-х годов речь шла об усилиях, предпринимаемых руководством Советского Союза в Москве для возобновления Советского Союза, для создания нового, обновленного Советского Союза, подписания нового союзного договора.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Союз умер. Да здравствует Союз! Да? Это так выглядело.

Ион СТЭВИЛЭ: Совершенно верно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но что, воспротивился тогда Мирча Снегур? Что тогда было?

Ион СТЭВИЛЭ: Тогдашнее руководство Республики Молдова стремилось к большей независимости, к большему суверенитету. Для начала еще не стояла вопрос, скажем так, о выходе из состава Советского Союза. Речь шла об суверенитете. И в июне 90 года была принята декларация о суверенитете Республики Молдова, и такие декларации были приняты во всех других союзных республиках, кажется, и в Украине. То, что назвали тогда парад суверенитетов, согласно которому вот эти заявления все союзные республики принимали союзные законы как действующие на своих территориях только в результате ратификации местными республиканскими национальными парламентами. На самом деле тогда речь шла о том, чтобы сохранить Советский Союз в новой, в другой, в обновленной форме, то есть сохранить как геополитическую конструкцию. А сейчас речь идет о том, чтобы сохранить также вот эти новые независимые государства, новые территории в сфере влияния Российской Федерации, в сфере традиционных интересов. И для этого всячески пытаются нам помешать и Молдове, и Украине дальше продвигаться по избранному пути, а именно по пути европейской интеграции, поскольку мы сказали, что это наш стратегический выбор, и мы так уверенно и твердо продвигаемся в этом направлении. Кому-то это не нравится – и вот из-за этого возникли проблемы, сложности, конфликт, противостояние, напряженность и так далее.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вот из истории немного. Приднестровская Молдавская Республика или Приднестровье – не имеющее выхода к морю непризнанное государство на юго-востоке Европы. Согласно административно-территориальному делению Молдавии, большая часть территории, контролируемая Приднестровской Молдавской Республикой, входит в состав Молдавии как автономное территориальное образование, а другая часть входит в состав Молдавии как муниципий Бендеры. Чтоб сейчас, не дай бог, никого не напугать в Кремле, но, тем не менее, вот мы историю конфликта напомним. Но давайте сценарий. Все, что вы видите сейчас, то, как это происходит не без участия, как говорят, российских силовиков, то же ведь происходило на вашей территории?

Ион СТЭВИЛЭ: Да, во время конфликта, который возник, как я уже отмечал, в начале 90-х годов, на территории Республики Молдова, в Приднестровье находилась бывшая 14-я армия, хорошо известная всем, особенно когда командующим этой армии был генерал Лебедь. И когда конфликт перешел в такую горячую, острую фазу (это было в начале 92 года), конечно, российские войска вмешались в этот конфликт. И генерал Лебедь хвастался потом, что он стал героем, он приостановил этот конфликт, занимая очень жесткую такую, твердую позицию по отношению к властям Республики Молдова. Я не буду рассказывать эту историю вооруженного конфликта. Отмечу только то, что мы рады, что он продолжался у нас недолго – это было пару месяцев, в результате которого погибли с одной и с другой стороны около тысячи человек. И это мы все и на правом, и на левом берегу сожалеем об этих потерях.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это много. Это катастрофически много. Любые потери это много. Среди мирных людей, среди военных – не имеет значения. Среди граждан. Это много. Один, два… Все, когда льется кровь, это недопустимо.

Ион СТЭВИЛЭ: Это трагедия.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но вот мы говорим цена вопроса и цена выбора, собственно говоря. Между чем и чем, между кем и кем выбирали ваши соотечественники? Потому что сегодня мы говорим о противостоянии якобы, о разжигании конфликта между востоком и западом. Мы говорим о том, что… Ну, не мы говорим – возможно, я не знаю, нам навязывают такую философию о том, что восток и запад – это люди из разной социокультурной среды, и никогда им не быть вместе. Природу вашего конфликта, природу конфликта Приднестровья я хотела бы, чтобы вы с чисто человеческой точки зрения рассказали. Вот она действительно существовала, слишком были разные взгляды? Потому что часть, я так понимаю, хотели вернуться в Советский Союз, часть мечтали о долгожданной независимости. Вот вам какая цена за этот глоток свободы.

Ион СТЭВИЛЭ: Конечно, если проанализировать объективно истоки и причины приднестровского конфликта, то конечно, их следует искать где-то в историческом прошлом, специфике региона.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В историческом прошлом? Ну давайте мы это сделаем. Мы немного отправимся в прошлое. Сделаем это сразу после программы "Вести" в прямом эфире. Оставайтесь в нашей студии.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы остановились, собственно говоря, на природе этого конфликта. Я напомню нашим слушателям, что в 80-х в результате перестройки в Советском Союзе повысилась социальная активность – то, что мы сейчас демонстрируем и видим у нас на Майдане, то, что мы пережили очередную вот эту активность населения. И в этот период, в 80-х обостряются национальные вопросы. В союзных республиках возникают общественные движения, объединявшие представителей титульных национальностей этих республик. В Молдавской Советской Социалистической Республике это движение выражалось в провозглашении тезиса об идентичности молдавского и румынского языков и в призывах к объединению Молдавии с Румынией. Статья эта датирована 2012 годом. Вас тут обвиняют в пособничестве румынскому реваншизму. Вот вы-то тоже под раздачу в свое время попали. Каково?

Ион СТЭВИЛЭ: Да, это выдумки нехороших людей. Ничего такого не произошло. Я сейчас не буду доказывать, что это неправда. Но возвращаясь к истокам приднестровского конфликта, конечно же, тут надо для объективности анализа…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Между чем и чем – да, мы остановились на этом – выбирали, собственно говоря, молдаване?

Ион СТЭВИЛЭ: Дело в том, что есть вот это исторический, географический, скажем так, и цивилизационный факторы, синдромы, если хотите, где надо искать глубинные причины, глубинные корни нашего конфликта. В разное время Бессарабия, как историческое такое явление, территория, находилась с 1812 года в составе Российской империи. И она была оторвана как часть территории от молдавского средневекового государства, и была аннексирована Российской империей. Вместе с Приднестровьем мы жили вместе 200 лет – с 1812 по 1918 год. А затем в 18 году Бессарабия вернулась, объединилась с Румынией, и на протяжении 22 лет (с 18 по 40 год) Бессарабия с административным центром в Кишиневе находилась в составе Румынии. И в этот период она, конечно, стала участником что ли европейских процессов. Происходил вот такой, скажем, процесс вестернизации, европеизации, если хотите, Бессарабии. В то время, как в тот же период Приднестровье со статусом молдавской автономии находилось в составе Украины, как союзная республика, и, конечно, в составе Советского Союза. Вот этот период, я думаю, был таким переломным в формировании сознания, политической культуры, политической философии, если хотите – идеологии на этой территории, населения, которое там проживало. И она подверглась, скажем так, и территория, и население подверглись в большей степени, скажем так, советизации, большевизации. И конечно, народ, население, люди, которые живут в Приднестровье, они жили более длительный период в составе Советского Союза. И, конечно, там мы сегодня наблюдаем и как источник конфликта, и как явление, которое мы наблюдаем до сих пор, это ностальгия. Это население, которое ностальгирует по старым добрым временам, мечтая о том, что когда-нибудь можно будет это восстановить, вернуться в эти старые добрые времена. И в этом они как бы видят – люди, которые там проживают, кстати, у меня там есть родственники близкие – видят свое будущее. Но я хотел бы отметить специфику нашего конфликта, который мне наблюдается в других конфликтных регионах бывшего Советского Союза, постсоветского пространства. А именно: у нас, в нашей конфликтной ситуации не наблюдаются межэтнические и межрелигиозные противоречия, нет у нас таких антагонизмов. А там, где они есть, пусть это межэтнический, где есть этнический фактор, где речь идет о разных этнических группах, национальностях, которые разговаривают на разных языках, еще если добавить к этому религиозные различия, то конечно, это очень сильно осложняет конфликтную ситуацию и соответственно пути его разрешения. У нас нету таких глубоких противоречий, потому что и на правом, и на левом берегу Днестра, то есть Приднестровья, в левобережье живут те же люди, такие же люди – молдаване, русские и украинцы. И они живут, так сказать, в полном взаимопонимании, потому что язык не является фактором, который разъединяет. В Кишиневе разговаривают, если хотите как пример, на русском языке не меньше, чем в Тирасполе. И в Кишиневе проживает русских (или в более широком таком смысле русскоязычных) больше, чем во всем Приднестровье вместе взятых. Само население Приднестровья насчитывает сейчас 400-450 тысяч человек. В советское время там проживало 750 тысяч. Примерно такое население есть в нашей столице, в Кишиневе. Поэтому молдаване свободно разговаривают на русском, то есть очень толерантные люди. Я бы сказал, это самая толерантная нация в Европе, очень терпеливо, толерантно и с уважением относятся к другим людям, другим национальностям, которые проживают у нас. Поэтому у нас нет такого, скажем так, конфликтного менталитета или конфликтных настроений.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Все-таки живущие в Приднестровье с особой симпатией относятся к России, как мы понимаем. Каковы шансы, как думаете, в свете последних событий… Вот видите, как Россия теперь прирастать будет не только Крымом, но и Приднестровьем. Как думаете, какова будет реакция российских властей на такое заявление депутатов Приднестровья?

Ион СТЭВИЛЭ: Знаете, совершенно очевидна глубинная причина вот этой ситуации, которую мы наблюдаем в нашем пространстве. А именно: это интерес Российской Федерации сохранить и Украину, и Республику Молдова в сфере своего влияния. Я не стану спорить насчет понятия сферы интересов. Я признаю это как легитимность. Любое государство имеет право на свои интересы. Но задача в государстве руководителей и политиков заключается в том, как гармонизировать эти интересы таким образом, чтобы отношения были взаимовыгодными.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну да, говоря современным языком, тут вопрос интересов – что предложить, чтоб было выгодно.

Ион СТЭВИЛЭ: Совершенно верно. А вот то, о чем я хотел бы поспорить, отвергать – это сфера влияния. Мы не хотим находится в сфере влияния каких-либо держав. То есть мы хотим быть свободными в той мере и в том смысле, в котором мы хотим сами определить, так сказать, стратегический вектор, стратегическое направление нашего развития.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Власти Молдовы сделали ответное заявление? Как они реагируют на решение депутатов Приднестровья?

Ион СТЭВИЛЭ: Мы реагируем достаточно спокойно на такие заявления, потому что это не первый раз прозвучало. Кстати, в последнее время несколько раз появлялись такого рода информация об обращении к российским властям, властям Российской Федерации. Но в Москве отрицают получение такого…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Факт просьбы?

Ион СТЭВИЛЭ: Факт просьбы, факт поступления подобного рода обращения. Это совсем недавно, пару недель тому назад тоже была опубликована такая информация, что лидеры Приднестровья обращаются к России с такими просьбами.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но видите, собственно говоря, уроженцы Молдовы уже не так давно обратились к властям России. Достаточно более чем утвердительный ответ получили. Я имею в виду Аксенова и Константинова, небезызвестных вам. Сегодня вот говоря с господином послом, вспомнилось о том, что и Аксенов, и Константинов родом из Молдовы.

Ион СТЭВИЛЭ: Да, это так. Но это…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы говорите, родители Аксенова до сих пор живут в Молдове?

Ион СТЭВИЛЭ: Да, говоря, родители Аксенова до сих пор живут в Бельце. А Константинов – из Приднестровья. Но я хотел бы вспомнить тоже как иронию истории, наверное, что лидер приднестровского парламента Михаил Бурла родом из Черновицкой области, из Украины. И там до сих пор, насколько мне известно (у меня есть друзья в тех краях, которые говорят о том, что мам его живет, ей за 80, живет, проживает там до сих пор, в Черновицкой области). Так что, я думаю, это не закономерность, это, скорее всего, ирония.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Чистая случайность?

Ион СТЭВИЛЭ: Чистая случайность и ирония истории, скажем так.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну да, как бы там ни было, собственно говоря, с чем имеем дело, господин посол, вот по вашему ощущению? С новой картой мира? Или это лихо так говорить?

Ион СТЭВИЛЭ: Вы знаете, я историк по профессии, и преподавал новейшую историю в университете 10 лет. И если смотреть с исторической точки зрения, с точки зрения исторического процесса на события, которые происходят сегодня вокруг нас, перед нашими глазами, вы знаете, порой даже не верится, что мы являемся свидетелями вот таких эпохальных, я бы сказал, исторических событий. Потому что на самом деле мы наблюдаем, скажем так, тенденцию к геополитической перестройке по крайней мере нашего континента, той структуры, которая сложилась после Второй мировой войны. И чем это закончится – мы еще не знаем. Но направления развития этой ситуации как бы очерчены. Мы видим, с одной стороны, стремление наших государств – потому что речь идет о выборе и о переустройстве этой части Европы – наших народов, руководителей наших стран продолжать и продвигаться дальше по пути европейской интеграции, то есть мы сделали цивилизационный выбор, мы выбрали Европейский Союз как наиболее удачный и успешный геополитический, экономический, политический, культурный, если хотите, проект.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но видите, получается, что в этом противостоянии… Да, вы говорите сейчас о властях Молдовы и, собственно говоря, выборе ее населения. Но если мы будем говорить о противостоянии России и Украины, то проблема-то в том, что никакого цивилизационного прыжка в этом противостоянии нет. Ладно бы Россия и Украина стали бы исповедовать вместе европейские ценности, но тут уж, понимаете, вспомнилось недавнее интервью министра культуры России, который сказал, что никаких европейских ценностей вообще не существует. Вот ведь в чем природа конфликта здешнего. Поэтому, наверное, и быстрого разрешения этого противостояния не стоит ждать, как думаете?

Ион СТЭВИЛЭ: Вы знаете, по-моему, совершенно очевидно наличие двух систем ценностей. Когда мы говорим о европейских ценностях, совершенно очевидно, какие достижения европейской цивилизации, европейских наций, как свобода, демократия, верховенство права.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но Владимир Владимирович Путин говорит, что у них тоже верховенство права, свобода, демократия. В чем разница тогда?

Ион СТЭВИЛЭ: В то же время там говорят о специфике демократии. Вы знаете, по-моему, сущность человека, которые стоит в основе любых проектов цивилизационных и культурных, одна и та же – что в Европе, что в России. Я 3,5 года жил в России, учился там. Мне удалось пообщаться и узнать русских, русскую нацию, русских людей. Я воспитывался на русской, советской культуре. Я учился в той школе, кстати, которая была неплохой. Я получил неплохое образование. Мне не стыдно сейчас общаться с выпускниками Гарварда или, скажем, Оксфорда. Правда, это как бы такое личное старание. Не все, наверное, выпускники стали очень сильными специалистами. Но я не стану спорить насчет того, есть ли… Для меня это совершенно очевидно. Но с другой стороны, есть другой проект, куда нас очень настойчиво приглашают, это Таможенный союз, ЕврАзЭС – Евразийский Экономический Союз.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Об этом мы поговорим более подробнее, но сразу после выпуска "Вестей".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый вечер! Вы на Радио Вести в программе "Герой дня". Мы говорим сегодня о том, что Приднестровье просит Россию признать их и взять к себе. Депутаты Приднестровья, собственно говоря, выступили с такой инициативой. Я напомню, что, в принципе, наверное – ох, тяжело говорить, тем более, уж очень большая схожесть и похожесть. Вот за провозглашение независимости, как мы помним, последовал вооруженный конфликт, в который вмешались российские войска. Самопровозглашенной республике удалось сохранить де-факто независимость от Молдавии, но международного признания она так и не получила. В случае с Крымом схожесть очевидна. Но давайте мы… Мы остановились на точке, собственно, выбора между Европейским Союзом и Таможенным союзом. Вот роль Евросоюза теперь в современном конфликте, в этом противостоянии между Украиной и Россией, как вы видите, насколько эффективна Европа в оказании своей поддержки? И о какой эффективности мы можем говорить, если учитывать тот факт, что все-таки международного признания Приднестровье тоже не получило, как и Крым?

Ион СТЭВИЛЭ: Мне показалось, что я так и не дал ясного ответа на вопрос, как среагировали молдавские власти на подобного рода обращение из Тирасполя.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да.

Ион СТЭВИЛЭ: Я сказал, что, в общем-то, спокойно, потому что это не первый раз. Но у нас, в отличие от Украины, есть возможности поднимать этот вопрос, обсуждать этот вопрос в формате "5 плюс 2", есть такой переговорный формат. И есть еще формат "1 плюс 1" – это Кишинев, Тирасполь, на уровне политических представителей, которые встречаются почти каждую неделю в последнее время.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Давайте мы для тех, кто не знает, мы скажем, что формат "5 плюс 2" предусматривает встречу Кишинева и Тирасполя, как сторон конфликта, Украина, Россия, ОБСЕ – посредники, ЕС и Соединенные Штаты в качестве наблюдателей выступают. Все верно, да?

Ион СТЭВИЛЭ: Совершенно верно. Вот это есть эта формула "5 плюс 2".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Насколько эффективна работа во время таких встреч?

Ион СТЭВИЛЭ: Знаете, не могу сказать, что это эффективно работает. Мы все признаем, констатируем, что не очень эффективно ведутся переговоры в этом формате. Но этот формат – он, как сказал Кант, как вещь в себе хороший, потому что эти встречи проходят регулярно. И в рамках этих встреч предоставляется возможность и платформа для того, чтобы мы постоянно обсуждали вопросы, которые нас волнуют. Они распределены по так называемым трем корзинам: экономические, социальные и политические вопросы. Обсуждаем мы неравномерно все эти вопросы, особенно что касается определения статуса Приднестровья.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот. И как, собственно говоря, влиять на этих людей, ностальгирующих за Советским Союзом? Новые молдавские власти – они делают какую-то попытку или нет?

Ион СТЭВИЛЭ: Вы знаете, во-первых, мы очень…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Извините, перебью. Потому что, может быть, диалог нужен как раз с жителями Приднестровья, а не между политиками.

Ион СТЭВИЛЭ: Во-первых, мы очень рады тому, что в этот процесс у нас вовлечены все ведущие игроки, скажем, мировой политики, или, по крайней мере, для нашей ситуации это, как вы отметили, Европейский Союз, это и Соединенные Штаты Америки, это и Российская Федерация, и Украина. Они непосредственно все собираются в этом формате, и есть такая возможность прямого, скажем так, общения, обмена мнениями, обсуждения этих вопросов. И этот процесс, сам по себе он хорош. И мы заинтересованы в том, чтобы его сохранять и продолжать дальше.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо. Вот если сегодня к вечеру или завтра российские власти ответят на просьбу депутатов Приднестровья, какая необходимость в этих встречах в формате "5 плюс 2"? Она отпадет сама собой?

Ион СТЭВИЛЭ: А мы посмотрим. В той ситуации мы посмотрим, как будут дальше развиваться переговоры, происходить эти переговоры в этом формате и в формате "1 плюс 1". Я думаю, что это как раз то, в чем заинтересованы все. Если мы разойдемся и убежим из этого формата, развалим этот формат…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Проблемы все равно останутся.

Ион СТЭВИЛЭ: Проблемы все равно останутся, и их надо решать. Мы сейчас, кстати, наблюдаем примерно аналогичные процессы, которые начинаются в случае с Украиной.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Возможно, возможно.

Ион СТЭВИЛЭ: Например, завтрашняя встреча в четырехстороннем формате – я думаю, это может положить начало на очень высоком уровне, на уровне министров иностранных дел, на высоком политическом уровне может положить начало политическому процессу по урегулированию проблем, с которыми сталкивается Украина.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но, господин посол, четкого ответа со стороны новых украинских властей пока нет. Потому что Россия, как вы знаете, выдвинула некий ультиматум. Россия предложила, чтобы Украина была представлена не только нынешней властью, которую, кстати, Президент Путин не считает пока легитимной, но еще и лидерами, которые будут олицетворять восток Украины. И вот тут, конечно, есть некоторый казус, некоторая проблема.

Ион СТЭВИЛЭ: Маленькое уточнение. Новые власти Украины заявили сразу, что заинтересованы в участии в этом формате. И буквально вчера на встрече с министром иностранных дел господином Дещицей он как раз подтвердил намерение поехать прямо сегодня уже через Париж в Женеву на эту встречу. Нет ясного ответа со стороны Москвы пока. Не знаю, по крайней мере, до моего прихода к вам в студию еще не было каких-то заявлений из Москвы, но не было и, скажем, отказа от этой встречи. Поэтому уже осталось недолго, чтоб посмотреть, как будут дальше события развиваться. Но я думаю, что это очень важное событие, если такая встреча произойдет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И теперь возвращаясь к этому выбору между Таможенным союзом и Евросоюзом. Роль европейского сообщества в этом конфликте, в который оказалась втянута Украина отнюдь не по собственной воле, возможно.

Ион СТЭВИЛЭ: Знаете, вы мне задали вопрос, на который я, похоже, не ответил – о том, каким образом кишиневские, молдавские власти пытаются или стремятся повлиять на ситуацию в Приднестровье, отвечать на интересы населения. Вы знаете, мы никогда не забыли о Приднестровье. Мы все программы международные, которые были предложены по помощи, различные проекты, программы и так далее, предложенные западными нашими партнерами для Молдовы – они охватывали и Приднестровье. И мы также хотим, стремимся быть привлекательными для Приднестровья.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как видно, не оказано существенного влияния.

Ион СТЭВИЛЭ: Вы знаете, от этого процесса, наверное, не стоит ожидать такого быстрого эффекта. Например, очень любопытный факт. В процессе переговоров по соглашению об ассоциации между Молдовой и Европейский Союзом, включая и отмену визового режима, кстати, которое уже произойдет 28 апреля, в конце этого месяца…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Между Молдовой и Европейским Союзом.

Ион СТЭВИЛЭ: Граждане Республики Молдова смогут уже путешествовать в европейские страны без виз.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Что не распространяется на граждан непризнанной республики Приднестровье?

Ион СТЭВИЛЭ: В том числе и жители Приднестровья, которые имеют… Там много, очень много молдавских граждан есть. Но будут все, независимо от того, где они живут, только они должны иметь биометрические паспорта. То есть безвизовый режим распространяется только на владельцев биометрических паспортов. Но те, у которых есть старые паспорта, тоже могут ездить туда, но будут для этого нуждаться в получении виз, в открытии виз. Но представители Приднестровья приняли участие в качестве наблюдателей в переговорах по DCFTA – по соглашению о создании зоны свободной торговли. Они знают, что это такое, они знают, насколько это затрагивает интересы и интересно Приднестровью. И события дальнейшие покажут, как Приднестровье будет торговать с Европейским Союзом. У нас тоже есть предложения для этого.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вот тут возможны нюансы. Давайте мы об этом поговорим сразу после выпуска "Вестей". После небольшой паузы мы вернемся в программу "Герой дня" и продолжим наш разговор с послом Молдовы в Украине.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В программе "Герой дня" на Радио Вести посол Молдовы в Украине Ион Стэвиле. И мы продолжим наш разговор. Господин посол, вот мы перешли к экономической составляющей. Вот я хотела бы, чтоб вы высказали свое мнение. На ваш взгляд, как сказывается нынешняя непростая экономическая ситуация в Украине на процесс урегулирования вот этого возникшего конфликта на востоке страны?

Ион СТЭВИЛЭ: Вы знаете, экономический фактор играет очень важную роль в развитии конфликтной ситуации у нас в Молдове. Если бы политики руководствовались строго интересами экономическими того или иного региона, может быть, дела пошли бы лучше, если б, скажем, не вмешивались в наше поведение геополитические какие-то факторы, проекты. Что я имею в виду? Приднестровье, как часть Республики Молдова, как составная часть Республики Молдова, пользовалась до сих пор очень хорошим торговым режимом с Европейским Союзом. Это так называемый режим ассиметричной торговли. С 2008 года Евросоюз предоставил Республике Молдова вот такой очень выгодный торговый режим ассиметричной торговли, согласно которому молдавские компании, молдавские производители могут экспортировать свою продукцию на европейский рынок без уплаты таможенных пошлин, в то время как европейские компании экспортируют свою продукцию у нас в Молдавию, уплачивая при этом все эти пошлины.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Молдавские компании, продукты молдавского производства прошли какую-то особую сертификацию?

Ион СТЭВИЛЭ: Совершенно верно. Этим режимом пользуются и компании в Приднестровье. Они зарегистрированы как молдавские экономические субъекты, и они для экспорта своей продукции на европейский рынок, они получают сертификат происхождения, на основе которого они пользуются вот этими льготами. Это очень важно для Приднестровья и для Молдовы в целом. Примерно такой режим сейчас Европейский Союз предоставил Украине. Вы видели, после подписания политической части соглашения об ассоциации Евросоюз предоставил, кажется, начиная с 1 апреля, вот совсем недавно, и украинские производители тоже могут воспользоваться вот таким благоприятным торговым режимом. В структуре внешнеторгового оборота, в структуре внешней торговли Приднестровья где-то 30-35% приходится на Европейский Союз товаров, которые они экспортируют на европейский рынок. Где-то 30-35% тоже это товары, которые экспортируются на правый берег.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А давайте о товарах, которые экспортируются в Европейский Союз. Потому что со времен существования Советского Союза мы помним эти тренды – вино "Букет Молдавии". У каждой советской республики был свой тренд. Вот современные молдавские тренды – что это? Экономический рынок чем Молдова заинтересовала, какой продукцией?

Ион СТЭВИЛЭ: Вы знаете, конечно, мы по-прежнему сохраняем наиболее популярные бренды наших товаров. Это, конечно, вино и сельскохозяйственные продукты, которые отличаются немножко по части, скажем, экологии и качества от европейских продуктов. Очень пользуются большой популярностью. Вы знаете, много лет тому назад, еще в 90-е годы, будучи в миссии дипломатической в Брюсселе, я познакомился с одним американцем. Первый раз встретились, познакомились, я представился, откуда. Он удивился и уточнил: "Вы из Молдавии? Вы знаете, я там у вас был, в вашей стране. У вас очень вкусные помидоры". И меня это поразило. Вот самое сильное впечатление, которое у него осталось после поездки в Молдавию, были помидоры. Поэтому европейцы нам как-то советовали не один раз, чтобы мы сохранили экологически чистую продукцию, которая будет пользоваться большим спросом у современного потребителя, изысканного потребителя.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так, господин посол, давайте начистоту. Молдавское вино. По-моему, в Европе у вас куда жестче конкуренты, чем, скажем, на территории Российской Федерации. Вы исключаете российский рынок? В каких пропорциях?

Ион СТЭВИЛЭ: Нет. Вы знаете, к сожалению, сейчас у нас с Российской Федерацией… Российская Федерация установила вновь эмбарго, скажем так, по каким-то техническим причинам на импорт молдавских вин в Россию. Это с сентября прошлого года. А мы все боремся за то, ведем переговоры с нашими российскими партнерами, коллегами для того, чтобы снять эти технические вопросы и преграды, для того чтобы возобновить экспорт молдавских вин на российский рынок. Кстати, возрос экспорт молдавского вина на украинский рынок. Но очень важно и с большим удовлетворением хочу отметить, что если до недавнего времени у нас была квота – я вам говорил об ассиметричной торговле, о том, что мы могли экспортировать много продукции высокого качества на европейский рынок свободно без ограничений. Кроме вина, для которого у нас были установлены квоты. Европейский Союз установил квоты, учитывая их заинтересованность, защиту своих производителей. Но в условиях затруднений, с которыми мы сталкивались в торговле и в экспорте нашего вина на восточные рынки, Евросоюз с 1 января 2014 года, в этом году снял все ограничения. Теперь молдавские производители, молдавские компании могут экспортировать молдавские вина на европейский рынок, но, конечно же, хорошего, высокого качества, для того чтобы выдерживать конкуренцию там и не терять авторитет и имидж Молдовы как одного из самых больших производителей вина с советских времен. Вы знаете, наряду с Грузией и Украина, кстати, входит, наверное, в первую тройку ведущих производителей с советских времен вина.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Господин посол, все-таки возвращаясь к этому выбору цивилизационному. То, что предложено было Россией – Таможенный союз или все-таки Европейский Союз. Вы знаете мнение предыдущей власти – буду говорить уже так, в прошедшем о Президенте Януковиче, хотя, как мы слышали из "Вестей", не исключено его возвращение, обещанное на 20 апреля… Вы, кстати, верите в то, что Президент Янукович может вернуться?

Ион СТЭВИЛЭ: Нет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Почему?

Ион СТЭВИЛЭ: А потому что я верю Путину, который как-то недавно сказал, что он сказал Виктору Януковичу, что он не видит для него политического будущего, что у него нет политического будущего.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Может быть, он имел в виду, что у него нет политического будущего в России? Как знать, как знать, господин посол.

Ион СТЭВИЛЭ: А в России, наверное, достаточно своих политиков.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да вот о чем я и говорю. Ну хорошо. Европа или Таможенный союз. Давайте вот об этом. Потому что время, к сожалению, наше заканчивается. Вот последний вопрос, пожалуй. Вот этот выбор Украины между Таможенным союзом и Европейским Союзом. Или удалось бы, возможно, еще Украине балансировать между этими двумя организациями.

Ион СТЭВИЛЭ: Вы знаете, я в беседе с моими российскими коллегами-дипломатами откровенно говорил о том, спрашивал их или задавал риторический вопрос, как нам, молдаванам, и украинцам было бы непросто выбирать между двумя крупными геополитическими проектами и цивилизационными, если хотите, каким является Европейский Союз и Таможенный союз или ЕврАзЭС, выбирать между двумя этими проектами, если бы они были в равной степени привлекательными для нас. Это был бы для нас нелегкий и непростой выбор. Потому что очень трудно выбирать между двумя хорошими, привлекательными проектами.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Балансировать возможно? Или-или.

Ион СТЭВИЛЭ: Вы знаете, тут надо интеграционный проект надо выбирать один. Интегрироваться одновременно в строгом понимании этого слова, этого понятия интегрироваться, как член какого-то проекта, можно только в один проект. А в двух одновременно это невозможно. Поэтому будем интегрироваться в одно, а с другим, не теряя связи, углублять, укреплять. Это в наших интересах.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Потому что дипломатия – это искусство невозможного? Или все возможно в современном мире?

Ион СТЭВИЛЭ: Возможно все-таки, да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Спасибо огромное. Спасибо огромное, господин посол. Я очень надеюсь, что это наша не последняя встреча. Во всяком случае, пользуясь вашим присутствием здесь, я всегда буду рада видеть в студии Радио Вести вас, господин посол.

Ион СТЭВИЛЭ: Спасибо вам большое.

Читать все
Читать все