СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Максимум мнений", 24 апреля

Максимум мнений с Сакеном АймурзаевымКонгресс Ходорковского и диалог интеллигенции

Стенограмма вечернего эфира на Радио Вести

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Сегодня гость нашей студии, гость моей программы заместитель главного редактора телеканала "Дождь" Тихон Дзядко. Добрый вечер! Здравствуйте!

Тихон ДЗЯДКО, заместитель главного редактора телеканала "Дождь": Добрый вечер!

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Тихон приехал в Киев как журналист, как участник конгресса, который называется "Украина-Россия: диалог", организованный Михаилом Борисовичем Ходорковским и Юрием Луценко и ПЕН-клубом. Этот сегодня конгресс проходил в "Олимпийском", завтра он продолжится. Тихон непосредственный участник этого мероприятия, ведущий нескольких панелей дискуссионных. Давай несколько слов сначала в общем, вот твои ощущения, твои впечатления. Многие считали, в России считают даже, в сети такие серьезные баталии на эту тему вышли, вообще нужно это, не нужно вот такие вещи делать?

Тихон ДЗЯДКО: Смотрите, перефразируя известную, набившую оскомину фразу, плохая болтология лучше хорошей войны. Абсолютно очевидно, что в нынешней ситуации, в нынешней ситуации, которая сложилась в Украине, в России, вокруг Украины, в отношениях Российской Федерации и Украины очень важно, чтобы все друг друга наконец-то услышали. Если бы не услышали, то хотя бы друг друга послушали немного. Этот конгресс не является конгрессом российской оппозиции или российской позиции, или украинской позиции, или украинской оппозиции. В общем, это попытка наладить какой-то диалог. Наладить диалог, которого в сегодняшней ситуации нету, и диалог этот необходим как воздух. Сегодня в ходе различных панельных дискуссий, посвященных ситуации в образовательной сфере, посвященных ситуации в средствах массовой информации, в культуре, в науке мы увидели, насколько в отсутствии этого диалога мы зашли далеко. Диалога нет в принципе и понимания нет в принципе.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: То есть в молчании зашли далеко?

Тихон ДЗЯДКО: Я бы сказал не в молчании, а в конфронтации. Я был вместе с Валерием Калнышем модератором дискуссии, посвященной информационной войне и ситуации в СМИ. Информационная война несомненно сейчас идет между Россией и Украиной. И все мы, журналисты, хотим мы того или не хотим, невольно становимся участниками этой информационной войны. Так вот, в ходе этого 90% времени в зале в НСК "Олимпийски" звучали взаимные претензии. "Вы, – говорили украинские журналисты, – то". "Вы, – говорили российские журналисты, – это". И так далее и так далее. И лишь в конце нам удалось выйти на какой-то, может быть, более конструктивный, что ли, диалог и поговорить о том, чего, собственно, со всем этим нам делать. Поэтому на этом примере, мне кажется, очень отчетливо было видно, что если мы хотим вообще куда-то из нынешнего болота выйти, то нам нужно разговаривать. И выходить из этого болота в любом случае нам придется вместе. Если Украина считает, что она сможет дальше жить, абсолютно забыв о том, что существует Российская Федерация, или если Российская Федерация считает, что она сможет дальше жить, забыв, что существует Украина, мне кажется, это глубокое заблуждение. И движение вперед – уж так сложилось исторически, географически, цивилизационно – любое движение вперед наше, наше в смысле российское и украинское, возможно лишь сообща. И сегодняшний открывшийся конгресс – это вот такая первая робкая слабая попытка как-то пойти вперед не на уровне женевской четверки, где разговаривают, а вернее не разговаривают российские и украинские министры иностранных дел. Не на уровне межгосударственных каких-то переговоров, а на уровне общества. Потому что, несомненно, мы бы все не хотели, чтобы это произошло и говорили, что это не произойдет, и говорили, что ссорятся государства, а страны и народы не ссорятся. Так вот, это произошло, это неизбежно началось. И российское и украинское общество, к сожалению, сегодня в равной степени не слышат друг друга, как не слышат друг друга российские и украинские власти. Ответственность и заслуга лежит на средствах массовой информации обеих стран. Ответственность и заслуга лежит на властях обеих стран. На чьих больше, на чьих меньше – можно сейчас измерять. Мне кажется, смысла в этом особого нету. Нужно скорее искать выход из этой ситуации.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Но вот эта равная ответственность сторон, о которой сегодня много говорили, ты же знаешь, что это не принимается. Очень четко разделяется на… То есть вся действительность разделяется на агрессора и разделяется на страну, которая должна как-то противостоять этой агрессии.

Тихон ДЗЯДКО: Я бы не стал говорить о равной ответственности. Может быть, я не точно выразился. Я бы сказал о необходимости равных по масштабу действий теперь со стороны общества. Что же касается ответственности, то если разбирать по пунктам, абсолютно очевидно, что, к сожалению, в том кризисе, который сейчас происходит в Украине, нельзя сказать, кто больше виноват, но просто можно понять, кто в этом кризисе должен принимать участие активное, а кто не должен. В этом кризисе должна принимать участие активное Украина, потому что это часть Украины. Российская Федерация, на мой взгляд, единственное участие, которое у нее должно быть, это возможные посреднические переговорные функции. Но, тем не менее, Российская Федерация ни в коем случае здесь не должна выступать в качестве одного из участников происходящего. А по факту ровно это и происходит. Собственно, еще до крымского кризиса, еще в тот момент, когда происходили события на киевском Майдане, уже тогда Российская Федерация себя ставила…

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Она была участницей этих событий.

Тихон ДЗЯДКО: Но просто с какой стати, простите? Кстати, вот, прошу прощения, к разговору о новостях – Саймона Островского освободили в Славянске. Только что об этом пришли сообщения в социальных сетях.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вот. Саймон Островский, журналист.

Тихон ДЗЯДКО: Да, журналист издания VICE, американский, который на протяжении нескольких дней удерживался народным так называемым мэром Пономаревым в Славянске. Так вот мне кажется, что ответственность Российской Федерации в эскалации этого конфликта очевидна. И сегодняшние военные учения, которые начались неподалеку от границы Украины и Российской Федерации на территории России, они…

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, это вот буквально новость последних часов.

Тихон ДЗЯДКО: Это лишь лишнее подтверждение тому, что Российская Федерация, к моему огромному сожалению, власти Российской Федерации делают максимум для того, чтобы обстановка в восточных регионах Украины не стабилизировалась, не шла на деэскалацию, а наоборот, лишь ухудшалась.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну вот мы говорим с тобой об обществе сейчас, и в том числе об этом конгрессе, об этой встрече, организованной российской и украинской интеллигенцией, представителями этого общества, опинион-мейкерами, как их называют, люди, которые формулируют смыслы и какие-то авторитетные понятия для общества. Насколько российское общество представлено этими людьми? Насколько эти люди действительно уважаемы и слышими российским обществом – те, кто приехал сюда вот с этим посланием мира, по сути?

Тихон ДЗЯДКО: Мне кажется, есть огромный грех и в России, и в Украине, который называется обобщение. Дескать, в Украине все бендеро-фашисты, а в Российской Федерации все путинисты – и далее по списку взаимных стилистических каких-то определений первых и вторых. Те люди, которые приехали сегодня в Украину, они сюда приехали, потому что они хотят, чтобы этот диалог осуществлялся. Те люди, которые приехали, они приехали, потому что они хотят разговаривать с украинскими коллегами и со своими украинскими друзьями, можно сказать и так. Какой процент населения – 5, 10, 45 или 80% они представляют – неизвестно. В России отсутствует социология как класс. Все цифры, которые мы получаем раз в неделю об уровне поддержки Президента Владимира Путина, об уровне поддержки тех или иных решений, эти цифры, к сожалению, не релевантны, не релевантны уже давно. Поскольку как в России умерло государственное федеральное телевидение, так в России умерла и социология, на мой взгляд. Она является неким инструментом реализации неких решений, вернее обоснования для реализации этих решений. Поэтому, каков уровень поддержки – я не знаю. Мне хочется верить, что уровень поддержки высок. И я видел, когда состоялся "Марш мира" в Москве, что на улицы Москвы вышли десятки-десятки тысяч людей. Является ли это выражением поддержки? Несомненно.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Новости сейчас на Радио Вести. Поговорим в следующие 15 минут как раз о канале, поговорим об информационной политике в России. Сегодня не только Михаил Ходорковский собирал интеллигенцию и людей миротворческого настроя в Киеве. Путин собирал своих людей в Москве. Чуть-чуть об этом тоже поговорим.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Продолжаем общаться с вами. И сейчас продолжим разговор с нашим гостем, Тихоном Дзядко, российским журналистом, заместителем главного редактора телеканала "Дождь". Напоминаю вам, что можете писать нам SMS-сообщения с вашими мыслями, возражениями, идеями. Короткий номер 2435. Телефон прямого эфира 044-390-104-6. Будем включать вас и разговаривать, в том числе и с вами. Итак, сегодня Владимир Путин несколько заявлений делал по поводу украинских событий. В первую очередь комментировал антитеррористическую операцию, о чем мы в новостях много говорили. Но был в том числе и такой у него пассаж, посвященный Интернету и посвященный тому, кто Интернетом занимается и кто его придумал. Давайте послушаем выступление Путина и поговорим немножко об этом.

Владимир ПУТИН, Президент РФ: Все идет через сервера, которые находятся в Штатах. Все там контролируется. Вы же знаете, все это возникло на первом этапе, на заре Интернет как спецпроект ЦРУ США. И чего уж там, так и развивается.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Это Президент России говорит об Интернете. Тихон, вот скажи мне, пожалуйста, Интернет – одно из немногих свободных пространств. Что с Интернетом в России? Есть свобода в этом секторе?

Тихон ДЗЯДКО: Что касается Интернета в России, то это довольно фантасмагорическая история, которая заключается в том, что, очевидно, российские власти примерно до начала этого года или до середины прошлого года о существовании Интернета как будто бы не подозревали. Поскольку все так или иначе проводившиеся акции в том, что касается средств массовой информации, они распространялись на электронные СМИ, на телевидение, на радиостанции, на газеты, с ними как-то боролись, объявляли против них войну, закрывали, открывали и так далее и так далее, Интернета как будто бы не было. Интернет оставался зоной абсолютно свободного общения и свободного обмена информацией. Социальные сети были одним из важнейших двигателей протестных выступлений в Российской Федерации в 11-12 годах, и остаются таковыми и сейчас. Но очевидно, что в последние месяцы российские власти Интернет заметили. Они поняли, что это сила гораздо более значительная, чем они предполагали, гораздо более мощная и гораздо более неуправляемая. И поэтому решили Интернетом немножко поуправлять. В последние месяцы в России был принят целый пакет законов, которые касаются Интернета, которые касаются его регулирования. Теперь различные сайты у нас, к сожалению, российские власти имеют право закрывать вообще даже без решения суда. И поэтому, например, сайт ej.ru – это ежедневный журнал такой, публицистическое издание – заблокирован у едва ли не подавляющего числа российских Интернет-провайдеров. То же самое происходит с блогами Алексея Навального, одного из самых видных оппозиционных лидеров. Его блог в "Живом журнале", который является таким самостоятельным средством массовой информации, по сути, который читают огромное количество сторонников Алексея Навального, этот блог также заблокирован. И поэтому Навальный и его соратники, его сторонники ищут различные так называемые зеркала, чтобы информацию доносить.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Чтобы сохранить сайт, сохранить блог.

Тихон ДЗЯДКО: Да, чтобы сохранить блог и информацию, которая там публикуется, доносить до своих читателей. Помимо этого сейчас начинается и кампания против блогов, поскольку блоги с количеством посещения выше определенной цифры будут признаваться автоматически средством массовой информации. И такой законопроект сейчас рассматривает российский парламент. Это означает, что наравне с теми правами, которые имеют российские средства массовой информации, эти блоги будут иметь и такие же обязанности и такие же ограничения, которые… Например, любая информация, которая публикуется о другом человеке, она должна быть проверенной. Иначе здесь в силу идет закон о клевете. Поэтому, к сожалению, Интернет в последние месяцы оказался под пристальным вниманием наших властей, что довольно закономерно, поскольку все прочие источники информации, серьезные источники информации, они были основательно зачищены в последнее время.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Задолго до того, как они…

Тихон ДЗЯДКО: И задолго до, и в последние месяцы тоже. Например, агентство "РИА Новости", мощнейший информационный ресурс, даже мощнейший информационный ресурс, обладающий большим числом подразделений, касающихся освещения судебных историй, культурных и прочее-прочее…

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да и с гигантской корсетью по всему миру.

Тихон ДЗЯДКО: С гигантской корсетью по всей России и по всему миру. Это информационное агентство превращено в такую пропагандистскую машину под названием "Россия сегодня", которое, собственно, и вовсе не скрывает, что она является пропагандистской машиной.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну поскольку является государственной.

Тихон ДЗЯДКО: Конечно. А генеральным директором является символ российской нежурналистики сегодня, хорошо известный в Украине Дмитрий Киселев. Поэтому да, к сожалению, сегодняшние высказывания Владимира Путина о "Яндексе", они абсолютно неудивительны. Это все, с одной стороны, часть продолжения вот этой антиинтернет-кампании, с другой стороны, это часть вот этой американофобии, которая также в России в последние месяцы идет дружным маршем.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Интернет действительно внимание пристальное привлек, наверное, особенно после украинских событий, после Майдана. Но и ваш канал, телеканал "Дождь", на котором ты работаешь и которым руководишь вместе с друзьями и нашими уважаемыми коллегами. Насколько ваш канал ощутил на себе вот эту жесткую руку российской информационной политики государственной? И насколько вы это переживали? Мы, надо сказать, сообщали о марафоне, и очень многие люди спрашивали, как помочь, как пожертвовать, очень живо интересовались судьбой канала. Вот я для них и спрашиваю, какое будущее у канала? Что сейчас происходит?

Тихон ДЗЯДКО: Я, во-первых, хочу сказать огромное спасибо всем слушателям Радио Вести и не только слушателям Радио Вести, которые действительно оказывали нам большую поддержку и оказывают вот все эти месяцы с января, что мы находимся в такой непростой ситуации. Действительно, уж не знаю, в силу освещения событий в Украине, а мы были единственным российским телеканалом, который с первого до последнего дня событий на Майдане транслировал это все в прямом эфире, используя трансляции наших корреспондентов, которые сюда приезжали, или украинских коллег, которые стримили все эти события. Из-за этого ли, или из-за того материала, который у нас был о недвижимости российских топовых чиновников, или же в целом за выслугу лет, что называется, и учитывая все наши заслуги, на нас в конце января, против нас была организована мощнейшая кампания, которая привела к тому, что транслировать телеканал "Дождь" отказались все крупнейшие российские спутниковые и кабельные операторы. Мы, к сожалению, потеряли значительное число наших рекламодателей. Часть из них ушли по экономическим причинам, поскольку охват наш стал значительно меньше, чем он был, когда мы были в этих кабельных и спутниковых пакетах. Но в то же время часть ушла, и мы это знаем, попросту им было сказано от нас уйти, рекламодателям, и они от нас ушли. Так же, как и кабельным и спутниковым операторам было сказано от нас уйти. Мы это знаем от них напрямую. Поэтому мы сейчас находимся в очень непростом финансовом положении. Мы существуем за счет помощи наших зрителей, которые регулярно перечисляют нам деньги. Об этом, может быть, немножко стыдно говорить, но с другой стороны, совсем и не стыдно.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ничего стыдного в этом нет. "Громадское", кстати, начиналось и до сих пор существует во многом за счет именно зрительской, не имею в виду крупной зрительской помощи, знаешь, как бывает – один зритель есть у канала, и он ему помогает, а именно простых людей, которые дают деньги.

Тихон ДЗЯДКО: Вот здесь абсолютно то же самое. Это, на самом деле, идеальная, ранее в России не существовавшая модель настоящего общественного телевидения. Не того общественного телевидения, которое в России было создано государством, что само по себе абсурдно, а настоящего общественного телевидения, где люди, поддерживая нас рублем, на самом деле поддерживают самих себя и свою возможность, свой доступ к свободной, не ангажированной никем информации. Поэтому в этой ситуации мы сейчас находимся, в непростой ситуации. На днях Владимир Путин на прямой линии, отвечая на вопрос нашего коллеги Антона Желнова о телеканале "Дождь", сказал, что сделает все для того, чтобы чрезмерных проверок контролирующих органов не было. А они есть: трудовые инспекции, прокуратура и прочее-прочее. Но будет ли это воспринято как то, что называется сейчас в современной России сигнал – мы увидим, наверное, в ближайшее время. Мы надеемся, что да. К сожалению, Россия 2014 года – это Россия 2014 года. И в России 2014 года все хоть сколько-нибудь важные решения определяются указанием одного человека, имя которого хорошо, я думаю, вашим слушателям известно. Ну что ж, что есть, то есть. Однако никаким образом на нашей редакционной политике, естественно, это не отражается.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Тихон Дзядко, заместитель главного редактора телеканала "Дождь". И вот после новостей середины часа – сейчас мы на них уйдем, послушаем последние новости – пожалуйста, звоните. 044-390-104-6. Пишите ваши SMS-сообщения на короткий номер 2435. Хочу следующие полчаса с вами вместе провести эту беседу. Задавайте вопросы Тихону, обсуждайте сегодняшние события с нами в студии Радио Вести.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: 20 часов 33 минуты в Киеве. Тихо Дзядко – гость нашего сегодняшнего эфира, зам главного редактора телеканала "Дождь". Добрый вечер еще раз!

Тихон ДЗЯДКО: Да, еще раз добрый вечер!

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Я прошу вас звонить. Звонить и задавать вопросы Тихону и мне, и высказывать свое мнение о том, что происходит сегодня. Давайте – хотите, про антитеррористическую операцию. Мы, в основном, так как и я, и Тихон были свидетелями конференции, вот этого симпозиума, конгресса, диалога, который организовал Михаил Ходорковский в Киеве, можем о нем поговорить. 044-390-104-6. Пожалуйста, звоните. Люблю я такую обязанность ведущих. Смотрите, все, кто будут звонить, если хотите, театр имени Леси Украинки, киевский театр нашим слушателям подарил билеты на премьерный спектакль "Роме и Джульетта". Как бы ни казалось это далеким от реальности, но, тем не менее, "Роме и Джульетта" – это новый спектакль, премьера, в котором очень, как мне известно от актеров этого театра, с которыми я дружу, в котором есть много нашей действительно. И если захотите – пожалуйста, у нас есть билеты на пятницу, завтра, и на воскресенье. 3 билета на завтра, 4 билета на воскресенье. Если будете соглашаться, с радостью вам буду эти билеты дарить. Говорите, вы в эфире. Как вас зовут?

Слушатель: Меня зовут Виктор.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Виктор, откуда вы?

Слушатель: Из Харькова.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну что, вот задайте вопрос представителю канала "Дождь", или мне, или просто скажите, что думаете.

Слушатель: Я как бы хотел поговорить о блогерах.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Давайте про блогеров, да. Мы тоже говорили о них.

Слушатель: Как бы мнение таково, что в любом поле должна быть цензура.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Что? Еще раз. Должна быть цензура?

Слушатель: Ну конечно.

Тихон ДЗЯДКО: А зачем она там должна быть?

Слушатель: Ну как это зачем? Я понимаю, что у каждого человека должно быть свое мнение. Правильно?

Тихон ДЗЯДКО: Ну.

Слушатель: Но есть мнение человека, которое настроено… вот сейчас что мы видим в Украине.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А кто определяет, на что настроено мнение человека? Вот вы, Виктор, например, любите яйца всмятку или жаренные?

Слушатель: Допустим.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Допустим, любите их жаренными. А я не люблю. И я определяю, правы вы или нет. Виктор, это какая-то странная даже с бытовой точки зрения позиция.

Слушатель: Нет, ну вы просто утрируете.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Почему я утрирую?

Слушатель: Почему Украина запретила мультфильмы… Например, возьмем такой же утрированный ответ, как вот вы сейчас задали по поводу яиц. Почему Украина запретила мультфильмы "Ну, погоди!". Что в них плохого?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Когда она запретила мультфильмы "Ну, погоди!"?

Слушатель: Ну здрасьте. Там вносили: волк курит, пьет.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Нет, это были пожелания отдельной комиссии, которая имела претензии не только к "Ну, погоди!", имела претензии ко всему на свете. Мы же говорим сейчас о блогерах. Вот человек в блоге пишет, что, там, не знаю, что он за что-то выступает. А вы говорите: должна существовать цензура.

Слушатель: Ну конечно. Если люди будут выливать… Порнография запрещена?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Мы сейчас не про порнографию.

Тихон ДЗЯДКО: Смотрите, Виктор. Мне кажется, я понимаю, что вы имеете в виду, но мне кажется, вы ошибаетесь в том, что вы говорите. В любом законодательстве – и в российском, и в украинском, я уверен – есть огромное количество ограничений. Есть огромное количество ограничений, связанных с преступлениями против человечества, связанными с различными экстремистскими призывами и прочим, и прочим. Нынешнего законодательства достаточно для того, чтобы регулировать ситуацию в блогах. Если сейчас или 5 лет назад какой-нибудь человек написал бы в блоге призыв резать всех, кто ходит с косыми глазами, то этот человек понес бы ответственность, как и тот, кто об этом заявил бы на улице или написал в книге, а не в блоге. Понимаете, выносить блогеров в отдельную какую-то категорию, которая заслуживает отдельного какого-то отношения в хорошем или в плохом смысле – или в ту сторону, или в другую сторону – мне кажется, это избыточно и глубоко ошибочно.

Слушатель: Согласен. Я ж не говорю вам, что нужно блогеров закрыть как какую-то там…

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Как класс.

Слушатель: Как класс, да.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Понятно. Но, Виктор, если вы…

Слушатель: Я просто хочу сказать, что как бы хорошо рассуждать, когда у тебя, например, компания, которая состоит из трех-четырех сотрудников из ста, и можно как бы регулировать. Но когда это выходит на государственном плане, где у тебя государство многомиллионное, и куча мнений, куча всяких пониманий и трактований даже одного и того же – здесь как бы должен быть контроль. Это все равно как делать, например, прививку от оспы человеку, а потом сказать: "А давайте поэкспериментируем и сделаем такую прививку, которая навредит человеку".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Понятно. Ваше мнение понятно.

Слушатель: Поэтому я считаю, что должно контролироваться.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо. Вы в Киев не собираетесь в пятницу или в воскресенье?

Слушатель: Нет, не собираюсь. Чуть попозже.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Тогда билетов на "Ромео и Джульетту" мы вам не дадим. Приезжайте и сами сходите на этот спектакль в театре Леси Украинки. Всего доброго! До свидания!

Слушатель: Спасибо. До свидания!

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Алло! Говорите, вы в эфире. Здравствуйте! Как вас зовут?

Слушатель: Здравствуйте! Меня Станислав зовут, я из Харькова. Я хочу сказать, что цензура – это вообще какой-то… ну, ограничивает людей в том, что они могут высказаться. Это абсолютно неправильно. И те же блоги, блогеры, которые специально навязывают людям какую-то идею, которая не есть нормальной, это свобода, свобода слова. И ограничивать ее не стоит. А здравомыслящий человек – он и так поймет, что ему нужно, что ему не нужно.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Понятно. Могли бы поспорить – спасибо, Станислав – с нашим Виктором. Понятно, что есть разные подходы к цензуре. Но не хотелось бы мне все время о цензуре говорить. Пожалуйста, вы в эфире. Как вас зовут? Здравствуйте!

Слушатель: Здравствуйте! Сергей. Харьков. У меня всегда существует сомнение, что существуют независимые блогеры. Ведь независимому блогеру – ему все равно за что-то нужно жить. Поэтому блогеры…

Тихон ДЗЯДКО: Сергей, скажите, а у вас есть аккаунт в какой-нибудь социальной сети?

Слушатель: Да, конечно. Конечно, есть.

Тихон ДЗЯДКО: А в какой?

Слушатель: И в "ВКонтакте", и в "Фейсбуке".

Тихон ДЗЯДКО: В "ВКонтакте" и в "Фейсбуке". Так вот, Сергей, вы – блогер. Вы зависимы или независимы?

Слушатель: У меня даже есть свой блог.

Тихон ДЗЯДКО: Ну так вот. Вы – блогер, Сергей.

Слушатель: Но я хочу сказать, что я не верю в независимых блогеров, потому что…

Тихон ДЗЯДКО: Сергей, вот у вас есть блог, вы – блогер. Вы зависимый или независимый?

Слушатель: Я имею в виду тот, кто занимается этим постоянно, с утра до вечера…

Тихон ДЗЯДКО: В смысле? Людей, которые занимаются этим постоянно, примерно, я думаю, 5 человек в Украине и 5 в Российской Федерации.

Слушатель: А за что же они живут?

Тихон ДЗЯДКО: Они живут за то, что они у себя публикуют рекламу, они пишут статьи и так далее. Абсолютное большинство людей являются блогерами, одновременно с этим являясь журналистами, мотористами, швеями и много кем еще. Просто они ведут свой блог. У кого-то это получается лучше – и он становится известным блогером, у кого-то это получается хуже – и он становится менее известным блогером. Вот, например, один из самых известных блогеров в России, один из самых популярных – это такой Рустем Адагамов под ником Другой в "Живом журнале", в "Твиттере". Так вот он фотограф. Но известен он всем в первую очередь как блогер, потому что он в своем блоге вешает фотографии. Но от того, что он блогер, он фотографом быть не перестает ведь. И на этом, собственно, он зарабатывает деньги.

Слушатель: Я также знаю, что у блогеров специальная есть зарубежная организация, которая гранты выдает блогерам…

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да. ЦРУ называется. Сегодня об этом сказал товарищ Путин.

Слушатель: Я хочу сказать, что "Дождь" и Радио Вести – это два русофобских медиа, которые работают против России.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо. Вот прекрасно у нас закончился разговор.

Тихон ДЗЯДКО: Я единственно не понял – зачем надо было начинать так издалека.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: С блогов, да. Здравствуйте! Вы в эфире. Как вас зовут?

Слушательница: Здравствуйте! Я Наталья из Киева.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Наталья, хотите в театр?

Слушательница: Хочу.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: В пятницу или в воскресенье?

Слушательница: В воскресенье.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Хорошо. В воскресенье Наталья пойдет в театр на "Ромео и Джульетту". А что сказать хотели? Извините, я вас так сразу…

Слушательница: А что надо?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Нет, ну что надо. Вы эфир слушаете наш?

Слушательница: Да, я слушаю.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Канал "Дождь" смотрите?

Слушательница: Редко.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Когда смотрели?

Слушательница: Даже не скажу. Недели две назад.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Это не так редко. Бывает, и реже люди смотрят. Как канал украинские события освещал, смотрели? Когда Майдан был, основные вот эти события.

Слушательница: Нет. Это я смотрела по другим каналам.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Хорошо. Уходим мы на новости. Наталья, извините. Я вас переключу, запишут ваш телефон и подарят вам билет. Всего вам доброго! До свидания!

Слушательница: Спасибо. Какие вы добрые!

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, сейчас будет реклама, новости, потом вернемся к разговору с вами.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: 20 часов 46 минут. Уже осталось совсем немного до конца этого эфира. И мы немного поговорим с вами еще. Будем говорить с вами. Задавайте, пожалуйста, вопросы и что хотите говорите. Добрый вечер! Вы в эфире. Алло! Говорите, вы в эфире. Добрый вечер!

Слушатель: Добрый вечер!

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Как вас зовут?

Слушатель: Меня зовут Виталий.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да. Откуда вы, Виталий?

Слушатель: Я из Днепропетровска, вот сейчас живу и работаю в Днепропетровске, а родом из Донецкой области. Я хотел Тихону задать вопрос.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Давайте, задавайте. Вот Тихон.

Слушатель: Может быть, он сейчас покажется чем-то банальным и заезженным, но мне именно мнение россиянина, "свідомого", кажучи українськими словами, россиянина было бы интересно. Как вы думаете, Россия в целом, российское общество, российская государственная машина – прошла ли она ту точку невозврата, после которой невозможна демократическая смена правительства, демократичная и бескровная смена правительства?

Тихон ДЗЯДКО: Да, я понял ваш вопрос. Спасибо. У меня нет ответа на этот вопрос. Так же, как его нет ни у кого в Российской Федерации сегодня. Потому что мне кажется, что Россия, как и Украина, и как, на самом деле, и огромное количество республик на пространстве бывшего Советского Союза, хорошо это или плохо – не знаю, но чертовски непредсказуемо. То, что происходит сегодня в Киеве, вы могли себе это представить полгода назад? Наверное, нет. И, наверное, мало кто мог себе представить, что это будет. То, что происходит сегодня в России, тот тренд, который задан, могли ли мы себе представить, что это будет таким образом, например, в декабре 11 года, когда десятки тысяч людей выходили на митинги и в воздухе была совсем иная атмосфера, иное ощущение? Нет, не могли. Поэтому мы не знаем, что будет. Естественно, мы, как и вы, как и все адекватные люди, всегда надеемся на то, что все произойдет мирно, спокойно и каким-то демократическим переходным образом. Однако случится ли это или нет – неизвестно.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, спасибо за звонок. Спасибо вам за вопрос. Вот это то, о чем слушатель спрашивал – про надежду: может ли быть бескровно, может ли быть спокойно. Знаешь, есть ощущение… Вот я живу в Украине 6 лет и все последнее время находился и с людьми, и на Майдане, и вообще много изучаю все, что происходит вольно или невольно. Вот есть ощущение, что перестали как-то верить в светлое, доброе, разумное и чистое, что может быть в России. Такое чувство, что…

Тихон ДЗЯДКО: Перестал верить кто?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Люди, живущие в Украине, те, кто наблюдает за Россией извне, не находясь внутри страны, а извне. Ты наверняка заметил и в социальных сетях, и в разговорах какие-то и шутки, и триколор уже и не флаг, а какой-то символ безобразия, и георгиевская лента осквернена этими всеми манипуляциями и низведена до такого неприятного слова как колорадский жук или что-то такое. Вот что с этим со всем делать? Как ты считаешь, это абсолютно дискредитирована идея российского патриотизма, или она еще имеет шанс на существование?

Тихон ДЗЯДКО: Мне кажется, что нужно всегда следовать очень простому принципу, который в какой-то момент, кстати, был озвучен российским Президентом Владимиром Путиным в другом контексте, правда, совершенно. Нужно отделять мух от котлет. Нужно понимать, когда идет информационная война, а когда идет информационная каша. Нужно понимать, когда есть какие-то истины и есть какие-то ценности, а когда их нету, и за эти истины и ценности выдается извращенное изображение этих истин и ценностей. Если говорить про то, что происходит вокруг георгиевских лент, вокруг квасного патриотизма, который сейчас в России заключается, к сожалению, в значительной степени в каком-то таком безразмерном и бесконечном угаре и в таком вопле со сжатыми кулаками, то это все абсолютно сознательная политтехнологическая спланированная кампания. Что такое георгиевская лента? Георгиевская лента появилась в России как символ в середине нулевых. Это был проект агентства "РИА Новости" и еще кого-то, не помню кого, когда эти георгиевские ленты в качестве демонстрации памяти стали печатать тысячами и десятками тысяч и распространять по Москве и другим городам. Означало это, что люди, которые на себя эти ленты вешают, я помню, я горжусь, я помню о великой победе в Великой Отечественной Войне. И в тот момент, как мне искренне кажется, идея победы в Великой Отечественной Войне использовалась тогдашней и нынешней российской властью как едва ли не единственная тема, как едва ли не единственный такой какой-то культурный код, который объединяет российское общество. Если тебе нечем похвастаться в настоящем, если у тебя нету серьезных достижений в настоящем, то, естественно, ты в эти моменты обращаешься к прошлому. Есть шутка, которая бродит в Москве, что два главных достижения Владимира Путина – это полет Гагарина в космос и взятие Берлина в 45 году. Так вот взятие Берлина в 45 году – это стало нашим сегодняшним достижением, в середине нулевых. Однако затем, после того как Владимир Путин вернулся в Кремль в 12 году, как мне кажется, вот эта тема использоваться и с темы объединяющей превратилась в тему наступательную. Если мы вспомним выступление Владимира Путина на параде в мае 9 мая 2012 года, там была риторика ведь не примирительная совсем, очень наступательная. И пусть не назывались Соединенные Штаты Америки и их политика в мире, естественно, речь о них шла. Сегодня георгиевская лента та самая стала символом российского наступления, будь то Крым, будь то ситуация в Восточной Украине. И в любой непростой какой-то ситуации, в любой противоречивой ситуации сразу всплывает тема войны и тема георгиевской ленты. Дескать, вы с нами не согласны – тогда вы не уважаете подвиг наших дедов, тогда соответственно вы фашист. Поэтому этот патриотизм, он очень больной, он очень опасный и он очень недолговечный. Потому что вслед за пьянкой всегда наступает похмелье. И если патриотизм такой вот на отрыве, такой патриотизм как вопль в какой-то момент неизбежно… Как, к сожалению, как мне кажется, то, что сейчас, скоро произойдет в Крыму, когда люди вслед за восторгом по случаю воссоединения, как они говорят, с Россией, они увидят скоро, что цены в России выше. Субсидировать Крым сколько будут российские власти? Не все ведь время. И соответственно вслед за вот этим вот империалистическим патриотическим восторгом придет бытовуха. Бытовуха, которая заключается в том, что экономическая ситуация в России очень плачевная. Но одновременно с этим в последнее время я вижу и тот самый марш, который в 140-миллионной России может выглядеть не столь значительным событием, когда выходят 80 или 60 тысяч человек, но несомненно это является значительным событием. Так вот я вижу совсем другой патриотизм, который этим маршем и проявляется. Это патриотизм примирительный, это патриотизм добрососедский по отношению с теми, кого ты называешь своими братьями, но относишься к ним, к сожалению, не совсем как к братьям. Это патриотизм, заключающийся в том, что патриот хочет не крика и не вопля до красноты в глазах, а патриот хочет видеть болячки, признавать их и эти болячки лечить, и эти болячки обсуждать. Вот это движение идет сейчас параллельно тому движению, о котором я говорил вначале. Поэтому если сейчас говорят об информационной как минимум гражданской войне в Украине, то сегодня можно говорить и о цивилизационной гражданской войне в Российской Федерации. Это началось, мне кажется, в конце 2011 года. И с каждым месяцем это только обостряется.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Но я вот про долговечность все-таки этого всего. То есть при этой тотальной пропаганде, при том, что… Ну, вот тут я с тобой не согласен, потому что я все происходящее – вот вчера мы со слушателями говорили – я называю это совращением малолетних. То есть по уровню зла это сравнимо. Почему? Потому что малолетний, которого совратили, эту травму, эту рану носит очень долго, если не всю жизнь. И людям, которым меняют в России сознание, а таких людей – да, мы не верим в социологию, но их значительно больше, чем тех, кто пытается хотя бы узнать о действительности, о том, что происходит. Я не верю, что эти люди за какое-то короткое время, как ты говоришь похмелье, это похмелье может длиться десятилетиями, на мой взгляд.

Тихон ДЗЯДКО: Несомненно. Может десятилетиями, столетиями, а может длиться несколько месяцев. То, что я говорил, отвечая на вопрос вашего слушателя, что Российская Федерация всегда, и это всегда было, это иногда было хорошо, чаще это было плохо, но, тем не менее, Российская Федерация невероятно непредсказуема, но населяет ее огромное количество прекрасных и интересных людей.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Один из них у нас был в студии. Тихон Дзядко, зам главного редактора телеканала "Дождь", наш уважаемый российский коллега, переживающий за все происходящее. Я надеюсь, что ты еще приедешь в Киев и по каким-то радостным… Ты приезжал во время Майдана и по радостным поводам. Всегда ждем тебя в нашей студии.

Тихон ДЗЯДКО: Спасибо.

Читать все
Читать все