СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Сегодняшние заболевания в основном от радиации, полученной в первые годы"

ЭлементарноПоследствия Чернобыля: факты и домыслы

Стенограмма эфира программы "Элементарно" на Радио Вести

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Добрый вечер! С вами программа «Элементарно». Мы, как обычно, говорим о науке с различными выдающимися представителями украинской научной среды. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Сегодня наш гость Виталий Наумович Корзун, доктор медицинских наук, заведующий лабораторией специальных пищевых продуктов и эпидемиологии питания Института гигиены и медицинской экологии. 

ДОСЬЕ: Виталий Наумович Корзун в 1971 г. защитил кандидатскую диссертацию на тему «Эффективность профилактических средств при одновременном хроническом поступлении в организм Цезия-137 и Стронция-90». Виталий Корзун утверждал, что лучшим из всех природных средств для профилактики заболевания населения от радиоактивных изотопов являются морские бурые водоросли. Будучи отличными сорбентами, они способны связывать и выводить из организма Стронций и Цезий. С 2003г. – доктор медицинских наук. Профессор Корзун является заведующим лабораторией специальных пищевых продуктов и эпидемиологии питания Института гигиены и медицинской экологии им. Морзеева НАМН Украины. После аварии на ЧАЭС 17 лет возглавлял лабораторию в научном центре радиационной медицины. Виталий Наумович автор более 450 научных работ и учебников. Имеет 32 авторских свидетельства и 12 патентов на изобретения. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Мы не просто так пригласили Виталия Корзуна к нам в студию. 28 лет назад 26 апреля 1986г. произошла катастрофа на Чернобыльской АЭС. Было очень много апокалипсических предсказаний по этому поводу, спустя время мы хотим поговорить о том, что же на самом деле произошло и каковы последствия. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: После аварии на Чернобыльской АЭС стало модным списывать все проблемы со здоровьем на это. А что говорит на сегодняшний день наука? Какие реальные последствия с точки зрения медицины? 

Виталий КОРЗУН, профессор: Конечно, многие годы все списывали на Чернобыль. Я убежден, что это далеко не так. В первый год, 86-ой, главным ударом по здоровью населения была радиация. Это и внутреннее облучение от радионуклидов, которые поступали с воздухом, водой, пищевыми продуктами; внешнее облучение и особенно облучение щитовидной железы радионуклидами йода. Но к августу 86-го йод распался, остались последствия облучения. Короткоживущие изотопы тоже потихоньку убывали. Остался у нас Цезий-137, долгоживущий радионуклид, и Стронций-90, тоже с периодом полураспада 29 лет. Если исключить действие короткоживущих изотопов, то радиация последних 5-7 лет существенного ущерба состоянию здоровью не нанесла бы. А вот 86-ой и частично 87-ой – были большие дозы радиации, но эти дозы действовали на население совместно с рядом других негативных факторов, таких как загрязнение внешней среды, различными токсикантами химической, физической природы – с/х удобрения, средства защиты растений, выхлопные газы авто, загрязнение промышленностью. К сожалению, многие годы мы не придавали этому большого значения. И лишь добавка радиации привела к тому, что медики, политики обратили внимание на состояние экологии. Сегодняшние заболевания в основном от радиации, полученной в первые годы. Если облучена щитовидная железа мамы, папы, то не может у них родится здоровый ребенок, если родителям не оказали своевременную помощь. Мало того, у внуков тех уже взрослых людей тоже щитовидная железа не в порядке. И это будет продолжаться долгие годы, пока лечение щитовидки будет на таком же уровне, как и сегодня. Сегодня экологическая ситуация в Украине ужасная. Это и состояние воды, воздуха, пищевых продуктов, хочет быть лучше. Психологическая травма ужасная, это – травма Чернобыля, переживание за себя, своих потомков. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Мне неоднократно приходилось слышать, что из-за этой катастрофы в Украине существует эпидемия рака. 

Виталий КОРЗУН, профессор: Это и правда, и нет. Действительно рост онкологических заболеваний кровы, лейкозов существует, хотя не такой значительный и не только от радиации. Второе, увеличилось количество заболеваний щитовидной железы: рак, автоиммунные нарушения, зобы и так далее. Это не только от радиации, а и от боязни радиации. Это отказ от многих пищевых продуктов, которые все время необходимы человеку. Сужение рациона тоже привело к росту заболеваний. Сегодня говорят, что есть рост раков молочной железы. Хотя это тоже скорее вызвано поражением щитовидной железы, потому что половые органы и все органы внутренней секреции взаимосвязаны в организме. Если идет поломка в одном органе, то она обязательно отобразится на другом. Я защитил кандидатскую диссертацию давно, в 1971-ом году. Там я поставил вопрос, реальна ли защита от Стронция? Да, реальна. Все эти рецептуры лежали и лежат на полках, практически никто ими не пользуется. Еще в 88-ом году был изобретен замечательный альгиновый хлеб, в который добавляли морские водоросли. Он в 3-5 раз снижает всасывание Стронция, а Стронций такой изотоп, который не выводится из организма. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Напомню, что 26 апреля 1986 года произошла чернобыльская катастрофа, которая достаточно долго замалчивалась советским руководством. И спустя большой отрезок времени генсек ЦК КПСС Горбачев все-таки сделал по этому поводу заявление. Сейчас послушаем отрывок: 

Михаил ГОРБАЧЕВ, генсек: Все вы знаете, недавно нас постигла беда – авария на ЧАЭС. Она больно затронула советских людей, взволновала международную общественность. Мы впервые столкнулись с такой грозной силой, которой является ядерная энергия, вышедшая из-под контроля. Учитывая чрезвычайный и опасный характер того, что произошло в Чернобыле, политбюро взяло в свои руки всю организацию работы по быстрейшей ликвидации аварии, ограничению ее последствий. Большую долю ответственности взяли на свои плечи советские партийный и хозяйственные органы Украины и Белоруссии. На сегодня 299 человек госпитализированы с диагнозом лучевой болезни разной степени тяжести. 7 из них скончались. От имени ЦК КПСС и советского правительства выражаю глубокое сочувствие семьям, родственникам погибших, трудовым коллективам, всем, кто пострадал от этой беды, кого постигло личное горе. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Виталий Наумович, вы нам рассказали о том, что очень важна профилактика в связи с последствиями чернобыльской аварии, что в природе радионуклиды. Насколько я знаю, в первое время после аварии в аптеках пропал йод. Люди следовали чьему-то совету, потребляли йод, чтобы защитить свою щитовидную железу. Насколько целесообразными были эти действия? 

Виталий КОРЗУН, профессор: Спасибо, очень правильный вопрос. Задолго до аварии, еще в мои аспирантские годы, я участвовал в различных испытаниях по защите щитовидной железы на случай попадания радиоактивного йода. Разумное использование больших доз стабильного йода блокирует щитовидную железу и таким образом защищает от всасывания, накопления в ней радиоактивного йода. Нужно очень строго соблюдать инструкцию по применению таких защитных мер. К сожалению, мы ее часто игнорируем. Фактически мы были не готовы к действию радиоактивного йода. Запасы йодистого калия – это очень дешевые медицинские препараты, которые не имеют срока хранения, и они должны были быть на атомной станции и в 100-километровой зоне заражения. Этого не было. Можно было также использовать тот же 5% спиртовой раствор, настойку йода, ее нужно было всего 5-6 капель на 1 литр воды. Этот литр выпить в течении дня. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: А если больше, то это уже вредит щитовидной железе. Сами по себе большие дозы йода не безразличны щитовидной железе. Она как бы горит в нем. Отсюда те поломки, которые были. Люди думали, что можно взять 35мл раствор йода, налить в 3-хлитровую банку воды и пить, чем больше повредили свою щитовидку. Гипертиреозы до сих пор аукаются у большой части населения. А сколько нужно было этого йодистого калия? Конечно, нужно было его принимать минимум месяц по одной таблетке. Так вот посчитайте, если нужно было примерно 5 млн человек умножить на 20 дней, то такой дозы просто не было. А там, где была, ее выдавали или из-под полы, или не совсем тем, кому нужно было. В первую очередь нужно было защитить детей и особенно беременных. Вернемся к уже упомянутым нами продуктам моря. Дело в том, что только продукты моря содержат большое количество йода. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Тогда с СССР пошел пик популярности консервов с морской капустой. 

Виталий КОРЗУН, профессор: Это был фрагмент моей кандидатской диссертации, которую я готовил в Ленинграде. В морской водоросли, ламинарии, содержится в 1000 раз больше йода, чем в другом наземном пищевом продукте. Ее нужно всего 10 грамм в день для суточной нормы. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: А передозировать возможно ламинарию? 

Виталий КОРЗУН, профессор: Никак. Дело в том, что в ламинарии йод находится в связанном с белками и частично углеводами состоянии, это – органический йод. Он может всосаться в кишечник только после распадения белка или углевода. Но вся кровь из тонкого кишечника поступает в печень, а печень – это наш фильтр, который отделает нужное количество, а избыточность связывается желчными кислотами и выводится с калом. Ценность морской капусты еще и в том, что в ней есть так называемые элементы-сателиты, которые помогают и усвоить йод щитовидке, образовать в ней гормоны, и весь метаболизм этих гормонов в организме зависит от этих сателлитов. Это Селен, медь, цинк, железо, которые находятся в очень хорошем соотношении друг с другом. В те времена, банка морской капусты – это то, что нужно было впервую очередь давать. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Я сейчас, когда читаю состав морской капусты, там присутствует такой подозрительный элемент как бензат натрия. 

Виталий КОРЗУН, профессор: Не бензат, альгинат. Это соли альгиновой кислоты. Наверное, все знают, что такое пектин. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Я имею в виду пищевую добавку, которую при производстве добавляют в консервы. 

Виталий КОРЗУН, профессор: В морские продукты бензат натрия никогда не добавляется. Сама морская капуста может храниться в воде сколько угодно. Без всяких консервантов. Я был в Архангельске на водорослевом комбинате, там огромные чаны и выловленная морская капуста просто залита водой. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Хорошо, но ведь есть большое количество людей, у которых аллергия на морепродукты. Как им быть в данном случае? 

Виталий КОРЗУН, профессор: Да, есть такие люди, но их такое незначительное количество, я бы сказал 0,001%. Мы последние годы обследовали и кормили ребятишек препаратом из нашей черноморской водоросли. Житомирская, Черниговская, Ровенская, Киевская области – эти препараты приняло примерно 9 000 ребят. И лишь одна учительница с села Державинки, Черниговской области обратилась по поводу того, что у нее есть аллергия на эти водоросли. Это чрезвычайно преувеличенные слухи. Что касается йода неорганического, который может поступать с настойкой йода, йодированной солью, здесь чаще бывают эти аллергические состояния. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Многие люди просто не любят морскую капусту. Чем можно заменить ее?

Виталий КОРЗУН, профессор: Вопрос правильный. Для того, чтобы полюбить, надо немного осознать пользу, принимать необходимую минимальную дозу. В домашних условиях мои сотрудники выпекали пирожки с морской капусты, привезенной мной из Архангельска. После аварии я туда ездил специально и в мешках привез ее. Фаршировали яйца, ни один ребенок не отказался, только нужно дать правильную дозу. Для украинцев морские водоросли – нетрадиционная пища. Но нужно убеждать, объяснять, и не будет никаких проблем со щитовидной железой. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Виталий Наумович, а вы лично в каких количествах и какие употребляете морепродукты? 

Виталий КОРЗУН, профессор: Морскую капусту в настоящее время я и мои родственники не употребляем, потому что она стала дорогая. Но у нас с коллегами есть наши разработанные препараты из черноморской водоросли. Мои внуки, у меня их 5, периодически употребляют эти таблетки. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вокруг радиации до сих пор существует много различных слухов. После чернобыльской катастрофы все старались приобрести дозиметры, что-то ими измеряли. Во время заключения нынешнего кандидата в президенты Юлии Тимошенко, она жаловалась, что у нее отобрали дозиметр, она боялась радиоактивного отравления. Насколько человека возможно отравить радиационно? 

Виталий КОРЗУН, профессор: Возможно это сделать любым искусственно полученным изотопом, но для этого нужно иметь чистый изотоп и тогда его дать в какую-то пищу и…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: То есть, инцидент с отравлением Литвиненко, известного разоблачителя Путина, в Лондоне, он может быть? 

Виталий КОРЗУН, профессор: Да. Смертельная доза радиоактивного изотопа может быть ничтожно мала в весе. Это может быть капля или на кончике ножа порошочек, потому что роль играет не вес, а активность изотопа, как быстро распадаются радионуклиды. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: То есть, агент, наносящий такой вред нежелательной персоне, может остаться невредимым? 

Виталий КОРЗУН, профессор: Абсолютно. Если этот изотоп – бетта-излучатель, который не имеет большого пробега в воздухе, он берет спичечный коробок или в ампулу какую-то, алюминиевую или пластмассовую, которая защищает человека. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: В 86-87 годах ходили сплетни, что люди видели последствия, какие-то чудовищные мутации: двуглавые телята… Сколько здесь правды? 

Виталий КОРЗУН, профессор: К счастью, истинных ситуаций, вызванных радиацией, никто никогда не видел. В Житомирской области действительно был жеребенок, родившийся с двумя головами. Комиссия постановила, что уровень радиации на месте не мог повлиять на это. Оказалось, что лошади выпасались вокруг бывшего склада ядохимикатов, которые применялись для обработки хмеля. Причина не в радиации. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Я помню еще в советских газетах фотографии этих рожденных непонятных существ. Дальше мы поговорим о людях, которые не захотели уехать из чернобыльской зоны. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: Виталий Наумович, вы рассказали о биологически активной добавке, которая делается из украинской водоросли под названием цистазира. Ее можно употреблять только в виде таблеток или можно употреблять в салат? 

Виталий КОРЗУН, профессор: Безусловно, можно. В составе любых продуктов. Таблетки продаются в аптеках, но фирма, которая производит, очень маленькая, ее щиплют со всех сторон, как это принято у нас по отношению к малому бизнесу. Мы с моими коллегами разработали больше ста различных продуктов, кулинарных изделий с водорослями. Это могут быть и вареники, и пельмени, и супы – все, что угодно. 1% к весу суки в хлебе достаточно человеку, употребляющему 150-200гр. такого хлеба в сутки. Здесь дело за решением правительства выпускать такие продукты. Я не сторонник того, что у нас повсеместно должна выпускаться только йодированная соль, ведь это йод и все, а кроме него нужно еще много микроэлементов, которые вместе с йодом обеспечивают нормальную функцию щитовидной железы. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Известно, что огромное количество людей было в свое время эвакуировано из зоны отчуждения, но были люди, которые не захотели покидать своих домов. Бывали случаи каких-то захватов, когда на опустевшую территорию кто-то заселялся. Ученые как-то наблюдали состояние этих людей? 

Виталий КОРЗУН, профессор: Один из факторов, влияющих на здоровье человека, является психоэмоциональное воздействие. Люди, которые там остались, не боятся радиации. Я помню такой случай: село Аташев, бывшая база, передана центру радиационной медицины, для того чтобы мы могли там переночевать, работать. Мы познакомились с местными жителями, которые не эвакуировались. Была бабушка Мария и ее муж Степан. Бабушка говорит: я пережила германцев, так она их называла, я переживу и радиацию. Если меня захотят насильно выселить, то я уже предусмотрительно обменяла на самогонку канистру бензина, разолью, сожгу хату и сама тут сгорю. Я не уеду. На таких людей эта радиация не действует. Нет такого, чтобы люди, которые живут в зоне, болели чаще, чем те, кто живет вне ее. 

Дмитрий СИМОНОВ, ведущий: То есть, фактор страха тоже в этом случае актуален?

Виталий КОРЗУН, профессор: Безусловно. Живущие в зоне нормально питаются. У них есть достаточное количество молока, яиц, все свое. И все – полезная пища. Мы не рекомендовали, чтобы там жили дети. Люди старшего и пенсионного возраста могут там жить. В Гомельской области было: одно село выселено полностью, а второе рядом – совсем нет. Уровень радиации одинаковый. У нас в Украине такого не было. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Белоруссия получила гораздо больше облучения. 

Виталий КОРЗУН, профессор: И вот вечерком народ собирается возле нашей хаты, где мы с коллегами жили в Белоруссии, и говорят: скажите, почему село Острогляды выселено в другие места, там наши родственники, многие умерли, а у нас за это время умерло только две старые бабушки? Понимаете? Важно было в первые дни эвакуировать людей из зоны, защитить, а сейчас не такие дозы, чтоб они угрожали и людям пожилого возраста. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Еще есть такой миф: продукты, которые производятся на украинской, белорусской земле, которая попала под облучение после взрыва, все опасны для здоровья. Насколько это правда? Можем ли мы вообще говорить об экологически чистых продуктах, как страна, которая было поражена радиоактивным излучением? 

Виталий КОРЗУН, профессор: Первое, самым грязным продуктом до сегодняшнего для являются грибы. Так, наверное, природой устроено, что радионуклиды, которые выпали в лесу, они медленнее мигрируют вертикально, они находятся в т.з. лесной подстилке, листьях. Именно там питается корневая система грибов. Они очень хорошо набирают в себя Цезий. Правда, они также легко отдают, если правильно их обрабатывать. Молоко коров, которые выпасаются на болоте в лесу – это Ровенская область, села, которые находятся вблизи Белоруссии, там наиболее радиоактивное молоко было. Кислые почвы и болотная осока способствовали тому, что из почвы переходит в траву и далее в молоко. Поэтому два года назад в Ровенской области было 12 сел, где содержание Цезия в молоке превышало допустимую дозу. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И последний вопрос. Сейчас в Чернобыльскую зону возят даже туристов. Насколько это безопасно? 

Виталий КОРЗУН, профессор: В нормальных условиях – совершенно безопасно. Если ходит в запрещенную зону, к 4 реактору, где есть облучение, а радионуклиды содержатся в стой материалах, там можно переоблучиться. А так дозы радиации там ничтожно малы, по сравнение с тем, что мы имеем от природной радиоактивности. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Судя по нашему разговору, я понимаю, что человечество способно преодолеть даже такую катастрофу, если подходить к этому с умом и не заниматься самодеятельностью. 

Виталий КОРЗУН, профессор: Важно правильно питаться. Не гоняться за заморскими продуктами, а есть яблочко, морковочку, огурчик, помидорчик. Нормальное питание – это залог здоровья даже в наших условиях радиоактивного загрязнения. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Благодарю вас, до свидания.

Читать все
Читать все