СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Аудитории за последние годы медийными каналами нанесен большой урон"

"Война миров" с Дорошенко и ГончаровойГригорьев: "Мне не нужны никакие блага, я готов за свободу есть кусок сухаря"

Стенограмма эфира на Радио Вести

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: С вами Радио Вести, радио новостей и мнений. Программа «Война миров». Константин Дорошенко, Татьяна Гончарова, и Игорь Григорьев сегодня у нас в гостях – это свершилось.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да. Он проездом в Украине по секретным каким-то делам. Сейчас послушаем о нем справку, и потом выясним, что же он здесь делает. 

Справка: Игорь Григорьев - музыкант, композитор, журналист. В 1993 году основал первый российский глянцевый журнал «Империал». В мае 1995 года создал культовый журнал «Ом», формировавший вкусы целого поколения молодежи на постсоветском пространстве. На протяжении пяти лет его признавали лучшим журналом в России. В 1998 году Игорь Григорьев оставил пост главного редактора журнала, а спустя год уехал жить в Прагу. В 2000 году вернулся в Россию, и работал на телевидении. Потом занимался съемками музыкальных клипов. В марте 2003 снимал сериал «Твин Пикс» по собственному сценарию. Работу над сериалом остановили из-за недостатка финансирования. В этом же году Григорьев вернулся на пост главного редактора журнала «Ом». Уже через год последний номер журнала вышел с лозунгом «Мы все умрем однажды». С 2006 года живет в Рио-да-Жанейро. В 2008 основал черно-белый оркестр, став солистом проекта. Группа исполняла джазовые произведения в современных обработках. В декабре этого ж года коллектив прекратил свое существование, и Григорьев занялся сольной карьерой. Первый же клип, снятый в Казахстане на песню «Сны моей весны» вызвал широчайшее обсуждение в прессе. Критика называла его ироничной концентрацией вкусов, клише и образов наших девяностых. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Представляю, Игорь, насколько вам за эти годы надоели разговоры о журнале «Ом», и комплименты по его поводу. Ну, никуда от ни деться. Но, между тем, вот в этой связи, я хотел бы вспомнить ваши последние интервью, в которых вы очень критично относитесь поколению 26-28-летних, называя их «пирог ни с чем». Вы ругаете хипстер, вы ругаете любителей гламура, а ведь на самом деле это поколение на вашем «Оме» и выросло. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Ну, это нет. Которые 26-27? Нет.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Это поколение, поколение позже выросло на «Оме». Чуть-чуть позже.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Я бы их назвал бибибумерами. То есть те, которые были после нас. А, ну, во-первых. Здрастье всем киевлянам. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Здравствуйте, Игорь. На «Оме» выросла и я.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: О! Ну, вам же не 26, наверно?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Нет.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Выглядите вы конечно моложе. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: По старше. У меня до сих пор подшивка всех «Омов». Я, давайте открою секрет сразу в начале программе. В Луганске это сейчас символично очень храниться. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Какая прелесть. Да, как этот вот эхо этой войны, как я так в шутку говорю, хотя такое слово война, а сейчас, находясь в Киеве, наверное, с ним шутить не надо. Вот. Но, я так называю, что в девяностые годы, у нас же тоже была своеобразная война. Они – и мы. Былые – и красные. Новые – и старые. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Панки и комсомольцы.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Панки – и комсомольцы. Тоже была война. Но она, правда, была не такая лютая, как тут происходит. Вот. Но война миров. Правда! Это была война миров. На самом деле. И, конечно эхо этой войны, как говорю, так тянется. Я, буквально неделю назад был на встрече с первокурсниками факультета журналистики МГУ. Вот. Ну, я уж там не уже не в виде отца, в виде дедушки уже там сидел.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А вас позвали?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Позвали.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вас позвали проводить мастер-класс какой-то. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Да. Да.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А вот что просили вас читать? Как отец глянца, или, как человек, постоянно ищущий себя? Или как?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Ну, вот у них был такой интерес. Но, поскольку журналистика им конечно журналистика была интересна, которой я уже не занимаюсь много лет. А, собственно говоря, ну, а остальное все – да. И про Рио-да-Жанейро их интересовало. Так вот, что самое интересно, что, ну, сколько им. Поскольку им там, этим детям? По 17, по 18?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: 17-18 лет.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Я им говорю, но вот это конечно не помните. И, вдруг несколько человек говорят, как это мы не помним? Я говорю, Боже мой, так вас, наверное, в планах не было. Ну, им уже достались, как вы говорите, где-то они надыбали подшивки.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Подшивки. Ну, вот понимаете, как бы я не крутила. И, как бы Костя сейчас говорил, вот клише «Ом» отходить. Это когда было. Но, тем не менее, журналов то подобных.. Возможно, сейчас время такое. Их сильно много. Но толковых-то нет. Журналов равных «Ому», так и не создали.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Давайте вернемся собственно к тому, чем был «Ом». В чем он был толковый? Вот ты Таня говоришь, что толковый. Он как раз был совершенно бестолковый журнал. В нем присутствовала совершенно четкая вкусовщина. И, Григорьев тогда не скрывал, что он печатает только то, что интересно ему.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Ну, да.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Что, собственно говоря, в этом толкового?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ему было интересно. Интересно и его читательской аудитории.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Давай, как-бы не расхваливать тут гостей. Тут вопрос не в том, что он как раз не был толковый. Он был совершенно самоуверенный, он был совершенно самодурский. И в нем, как раз изобразительное превалировало над текстом. И, даже появлялись какие-то тексты, то это было больше похоже на какие-то записки на манжетах. Вот из таких текстов Слава Могутин потом сделал книжку «Америка в моих штанах». Текстов было очень мало. Они больше были какие-то впечатления, или афоризмы, дневники. Больше было, картинок. Я и почему и говорю, что, по сути…

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Я бы назвал это прообразом блогов.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вот. Вот. Но по сути этой визуальности – она же и подталкивала потом людей.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Она манила.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да. Она манила. Но она манила к чему? Опять же – к поверхностному. К картинке. Гламурные, это хипстеры.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Конечно. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ведь они же считывают картинку. То есть ваша роль в этом тоже есть.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Естественно. Нет, конечно. Естественно, это был такой расчет. И, кстати, вот одна из не самых глупых женщин Москвы, Алла Пугачева мне так и сказала, что когда мне сказали, что у нее на прикроватной тумбочке тоже подшивка лежит «Ома», я говорю, что она там понимает в этом «Оме»? Мы там писали о фон Триер, там это самое, о трип хопе, там, о Massive Attack. Че она там читает вообще, о сексуальности фашизма. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Картинки смотрит. Обложки.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Картинки смотрит. Она и сказала – да. Ты, понимаешь, говорит, в чем дело, говорит. Замануха была в картинках. Красивая мода, красивые девочки, мальчики. Красиво одеты. Вот. А потом я стала буковки читать. Это был такой расчет. А как же еще иначе. А тем более, сейчас в век ограничения сообщений до 120 знаков, или сколько? Вот, так сейчас, вообще с текстом беда. Я считаю, что это, как одежка, по которой встречают.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ну, да. А дальше будешь углубляться или нет.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: А дальше тебе будет симпатичен человек, да? А дальше ты уже поймешь. Будешь ли ты с ним делить свое сердце, душу, мозги – или нет.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну, вот на сегодняшний день такой подход к книге. А подход был такой, скажем вот прямо.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Ничего плохого не вижу.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Скажем вот прямо так – самодурский, он может сработать?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Самодурский? Что, в смысле кто-то будет…

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Кто-то один решает что интересно, а что не интересно. И есть редакционная политика?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Костя, вы все-таки. Я согласен со всем, но вы не правы. Я здесь в этом плане очень сильно ставил на команду. И, команда была очень сильная. То есть, я им позволял писать о том, о чем я был не в курсе. Когда музыкальный редактор приходил, и говорил – вот, мне здесь Бурлаков принес касэту «С морской», Илья Лагутенко, никто в мире.. Ну, может на Дальнем Востоке его знают. Вот. Но никто его не знал, как большого этого там артиста. Я послушал, и говорю – это неплохо. Ты что думаешь? Он говорит – я считаю, что это явление десятилетия. И я говорю – я тебе доверяю. Я не понял сразу. Поэтому я доверял. Я много доверял. То есть, конечно, какие-то вещи я мог там протаскивать, которые. Но они не входили в резонанс с тенденциями, которые были.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: То есть, все равно самодур-Григорьев, который доверяет команде?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да я ничего против не имею! Кстати. Ведь на самом деле. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Я в этом плане. Я очень дисциплину блюл. Вот они сейчас вспомнят меня. Недавно тоже вспомнили. Что я был сатрап. Вот это да. Я мог метнуть пепельницу в спину. Но такой я был очень жесткий конечно. Сейчас я другой. И когда я уже там стал буддизмом заниматься. Сейчас бы тут тоже чего-нибудь кинул куда-нибудь.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ведь я на самом деле…

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Ну, просто так.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На территории культуры я как раз совсем не против самодурства. Потому, что ну, очень мало людей, которые, в самом деле, имеют свой вкус, и определенную волю.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Имеют право дурить.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Имеют право дурить.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да. Таким, например, как Франсуа Пино. У нас тьма разных коллекционеров современного искусства. И, Пинчук в Украине. И Луче Прадо, и еще их там, ну.. не знаю. Десяток. Но вот сказать, что этот художник будет звездой, может пока что на сегодняшний день среди коллекционеров только Франсуа Пино. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Ну, конечно.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И это, в общем-то, достаточно интересно явление. Просто на него ставку нельзя делать. Потому, что личность такую его в колбе не вырастишь. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Ну, конечно. Конечно. Конечно. Да. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Интересно, а что дальше вот с этим мальчиком произошло, который Илью Лагутенка посчитал явлением? Вот дальше, он состоялся как музыкальный критик? 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Сейчас им все очень тяжело. Я бы. Если бы я сейчас выступал в России, я бы думал, что меня услышат, и не стал бы их обижать. Но дело в том, что наше поколение. Мы все одного поколения. Они чуть поменьше, мне вот в этом году будет 48. Вот уже слишком много. Дело в том, что это поколение на самом деле согнали с арены. Я не знаю как у вас в Киеве. В Москве согнали с арены вот эти хипстеры. Так называемые. Они уже открещиваются от этого названия. Не хотят, чтобы их так называли. Но суть от этого не меняется.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну, как согнали? Игорь, ну разве хипстеры могут кого-то согнать? Они просто вытеснили задами, скажем так. Вытеснили массой. Потому, что…

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: 
Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ну, да. Ну, так иначе будем называть. Конечно. То есть формировалось поколение уже на другом журнале, скажем «Афиша», который вот праздновало 16 лет. Вот. И, они уже интересы и то, что мы еще живы, и то, что мы чего-то соображаем, они не учитывают вообще. Потому, что.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ну, а много вы учитывали, открывая «Ом»? Это же ведь каждый раз происходит. Вот, приходит некто со своими вкусами, и интересами, и некто достойный, будем говорить, для своей аудитории, для своей публики. Вот, как мы вас назвали самодуром, да? И, человеком – окей! Можем обвинять вас там, в безвкусии, а можем наоборот – говорить, что это верх вкуса был. Но, тем не менее, вы, что считали с теми комсомольцами, которые там за вами..?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Нет. Мы все делали наоборот.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ну, вот же. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Ну, конечно. да. Это показательная история когда, Господи! Солит группы Pulp, мой любимый. У меня вылетело из головы. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: 48 лет – все-таки.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Да вообще. Сталкивал Майла Джексона со сцены? Вы знаете, да?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Да-да. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Как его звали. Харио? Ну, все. Я прошу прощения.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Не долог век звезды в наше время.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Да. Это очень показательная история. Всегда есть кто-то, кто сзади дает пинка. И, это здорово, замечательно. Но они как-то вообще. Мне то повезло в том плане, и я то, вообще ни от каких поколений никогда не зависел. То есть, если бы я оставался сейчас журналистом, меня бы они не взяли никуда. Ни в «Афишу», ни в Look At Me. Ни вот в эти новые средства, которые появляются. Никуда. Мы уже списанное поколение. Это к вопросу об этом мальчике, который еже не мальчик. И я знаю, что ему сейчас очень тяжело. Кто в свое время не вскочил на лошадку, какую-то. Не оседлал там спонсора. Не издал свой журнал какой-то левый. Мыкаются. Мыкаются. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но на самом деле эти люди, мне кажется, могут проиграть, знаете, но все равно, если человек имеет какой-то заряд личности, он находит, где взять реванш. Вот чем вы, например, занимаетесь? Вы, фактически берете реванш в культурной среде. Не обязательно через журнал. И, не обязательно через масс-медиа. Вы создали довольно интересный уникальный для российского рынка музыкальный продукт. Довольно странный, но вместе с тем такой, какой не оставляет равнодушным ни кого, кто с ним сталкивается. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Но, кстати вот, давайте вот молодых, которые ни учитывают нас. Все, практически все записали альбом в десятки лучших альбомов русских альбомов года. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Таки учитывают.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: И «Афиша». Ну, его трудно мне кажется было перескочить, и не заметить. То есть, к нему очень разное отношение. В том числе и у меня. Я согласен. Это очень противоречивая история.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но, вот Костя прав, говоря, что вы этим альбомом взяли реванш некий, и такая была..

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Нет. Реванш я возьму, когда «Олимпийский» соберу. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А есть такая цель? Желание такое?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: У меня есть. Конечно. Да.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Амбиции такие.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Да. Да. Да, есть, конечно. Да. «Олимпийский», понятно, о чем я говорю? Да?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Но это же такая музыка, и у вас оркестр живой. А возможно ли сейчас вот вернуться, как в Советский Союз, и собрать целый стадион, и на такой-то музыке, совсем иной?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Я так условно говорю «Олимпийский». Да. Сейчас мало кто собирает стадионы. Но мне бы хотелось больше. Более плотного коврового покрытия страны с этой музыки. Но, почему-то не получилось. Для меня это как-бы, честно говоря, разочарование было. Потому, что я слишком хорошо думал о публике. А публика оказалась слишком оболваненной. Слишком. То есть, я думал, что не так сильно девальвирован слух. Но оказалось за те годы, пока я путешествовал по Рио-да-Жанейро, с публикой сделали просто. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А кто сделал? Ну, кто сделал, Игорь?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Ну, как кто? Первый канал, Русское радио.. я вам могу просто список. Я разговаривал с Эрнстом по этому поводу. Я и сказал Косте о том, что он первый затеял разговор. Я пришел к нему в гости. Он затеял разговор. Ну, вот, говорит, я музыкой не занимаюсь. Потому, что.. а че – музыки нет. Я ему говорю, Костя, а кто виноват в том, что музыки нет? По сути дела, вот я вам скажу, что виноваты в том, что музыки. Мы понимаем, про какую музыку мы говорим.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Конечно.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Про хорошую музыку.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Да. Про хорошую музыку говорим. Хотя опять же, таки можем тут.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Ну, это очень да – расплывчато.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Относительно. Но тем не менее. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Да. Я считаю, что в России виноваты два человека. Константин Эрнст и Алла Пугачева.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Он признался вам? Ну, Алла Пугачева хотя бы «Ом» листала с картинками. Видите уже как.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Видите ли, у нее, она имела колоссальное воздействие на вкусы страны как никто другой. Колоссальные. Никто у нас за все вот, что я могу вспомнить, никто не обладал таким воздействием на вкусы. И вы помните, что она экспериментировала с хорошей музыкой. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Она пыталась выбирать хороших. Жанну Агузарову она продвигала. Еще, каких-то.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Конечно. Она все время заигрывала с прогрессивными музыкантами. Она ездила там к Курехину. Она тусовалась с Артемом Троицким. И она в какой-то момент могла повернуть вкусы в другую сторону. Вот в сторону тех, кого мы сейчас назвали. Тут даже «Агату Кристи» приплести. Там все эти рок-клубы, которые были. Но она повернула в сторону Натали Королевой. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И группой «Любэ».

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: И группой «Любэ».

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А почему, Игорь. Может быть потому, что эти прогрессивные музыканты в своей какой-то среде ее на самом деле в серьез не воспринимали. И все равно эта среда ее отторгала. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Я бы так не сказал. Нет. Я бы так не сказал. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Игорь. Вот тут вас обрываем. А что именно вы скажете, и как это объясните явление, почему все-таки хорошая музыканты отвернулась от Пугачевой, или она от них. Буквально через минуту узнаем от вас. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Потому, что у нас реклама. С вами Вести. Радио новостей и мнений. В эфире программа «Война миров». В студии Константин Дорошенко и Татьяна Гончарова. И наш гость сегодня человек, создавший самый, наверное, легендарный журнал на всем постсоветском пространстве «Ом», а на сегодняшний день музыкант, Игорь Григорьев.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Мы в предыдущей части, Игорь, остановились на том, что Пугачева могла развернуть вкусы населения, отдав предпочтение другим музыкантам. Но она этого не сделала. Но при этом вы сказали, что как раз хорошие музыканты ее уважали. Так почему же тогда произошел этот разрыв. Она пошла в одну сторону, а они в другую пошли? Музыки нет, как говорит Эрнст. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Мне кажется, это связано с ее личностными качествами. Ей проще с такими. Потому, что она плоть о плоти вот то, это все. Кровь от крови. Вот это все, что у нас сейчас на каналах там…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: И, все-таки. Разговор с Эрнстом. Вы начали цитировать. Вот интересно вы высказались, что он то и признал. Расскажите подробней об этом разговоре. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Ну, мы давно не виделись. Встретились перед Олимпиадой. И, поскольку давно не виделись. Стали говорить что происходит. Ну, вот он тогда сказала о том, что как бы так еще кино можно заниматься, а музыки совершенно нет. Потому, что нет контента. Я ему сказал, а кто создает контент? Кто культивирует контент? Потому, что вы понимаете, конечно. Сила Интернета, чего уж там говорить. Есть. Она присутствует. Но, допустим, в такой аграрной стране. В таких аграрных странах, как Украина, Россия Интернет начинается и заканчивается метрополиями. Сколько их там? Сколько бы их ни было, их все равно мало по сравнению с колхозными. У нас деревни – колхозы. Какие там Интернеты? Какие там? Я вот недавно бабушка у меня, казалось, 74 года, поклонница. Со станицы какой-то. И написала мне письмо, что она не может, у нее Интернет не закачивает мои клипы. Она с таким удовольствием их где-то там видела. Если бы я мог прислать ей на DVD, я записал на DVD. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Бог ты мой! Она узнала отдельно как-то от кого-то?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: 74 года.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Она узнала об этом альбоме единственном и первом, который вы издали. И вот как она?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Нет. Внук показал ей как-то там. Внук там что-то показал. И она стала моей фанаткой. И это в деревне. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ну, это прелесть. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: И это в деревне. То есть она не может через Интернет меня получать. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Это радостная история.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Это понятно. И, это, на самом деле 70 процентов населения. Поэтому, что остается? Конечно же, каналы, которые мы называем федеральными. Это конечно, самый крупный, как бы нам не было это противно. Самый мощный канал доставки информации. И, вот эти федеральные каналы соответственно сделали то, что сделали. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ну, тем не менее, федеральные каналы дали вам возможность участвовать в большом шоу. И там вы исполняли свои песни. Правильно?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Они конечно, да. Потихонечку да. Да. Потихоньку, так сказать интересуются чем-то. Но вот этот вот костяк, так сказать музыки, артистов, которые кочуют из программы в программу. Из канала в канал. Но это же невозможно. И дело в том, что они ошибаются. Я тоже говорил об этом руководителям. Что они ошибаются, что люди это хотят. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А вам не…

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Люди уже это есть не могут на самом деле. Не могут. Ваша Таисия Повалий присоединилась сейчас к нам. Как-то резко, после у вас всех этих событий. Ее так стало много. Она там, в обойме там нашей этой…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Но если, как сообщающиеся сосуды. Если нет здесь, то где-то она должна быть. Правильно?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Да. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Я вот что хочу сказать. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Ха-ха-ха! Не хватало нам еще Таисии Повалий. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На самом деле. Вам кажется. Мне кажется, что вы переоцениваете роль личности. Вот, на самом деле у нас тоже об этом процессе некого оболванивания, оглупления людей. И с точки зрения информации, с точки зрения вкусов, говорят еще со времен президента Кучмы. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Да.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: О том, что это была просто некая. Существует даже версия, что была некая такая специальная программа. Потому, что человеком незатейливым, примитивным гораздо легче управлять.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Легче. Да.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Гораздо легче человеку, у которого вкусы не развиты. Выбора у него мало. Гораздо легче ему подбросить некую идею. За кого голосовать, и так далее. То есть, может быть, в самом деле, здесь вопрос государственной информационной политики. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Говорят, что так есть.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А вовсе не в Алле Пугачевой.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Говорят, что так есть. Нет. Она-то это делать могла, когда еще, так сказать, у нас было все не так авторитарно, как сейчас. Она могла это сделать до этого. И в ней тоже. Но вот то, что вы сейчас говорите, я не сторонник теории заговоров каких-то. Особенно против больших масс населения. Ну, как-то я не очень в это верю.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Может вас не посвящали в это?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Ну, уж точно нет. Ха-ха-ха. Уж, точно нет. Я слышал, что якобы какие-то такие существуют программы. Черт его знает! Может быть. Потому, что при авторитарных режимах может быть что угодно.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Не только. Смотрите. Есть, какая тенденция вообще в современных медиа. Во что превратилось все современное телевидение, причем это началось на Западе еще в восьмидесятые. Да? До нас дошло позже. Сплошное реалити-шоу. А в чем собственно смысл реалити-шоу? Это обыкновенный совершенно человек. Бесталанный. Безынтересный. Ему внушается, что смотри ка! Ты можешь стать звездой! Молодец! Приходит. Делай свои глупости. Пой дурным голосом. Отвратительно танцуй. Мы за тебя проголосуем, мы тебе похлопаем. И ты молодец. Ты звезда! Ведь у нас сейчас, например, не знаю как в России, в Украине тотальное засилье таких чудовищных. Вообще, по-моему, антигуманных шоу. Где различные люди, представляясь, в Бог знает, в каком виде, почему-то считают себя героями, и очень этому радуются. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Иногда это весело. Это вы имеете в виду Х-фактор что ли?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вообще всевозможные шоу.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да. Их множество. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Любые! Обмен женами, обмен чего-бы то ни было. То есть, любой человек на экране он уже все – звезда. Как бы априори.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Кулинарные наши шоу страшнее смотреть, чем китайский цирк.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ну, подожди. Игорь же. Игоря же тоже можно обвинить в тому, что он этому способствовал. Он участвовал недавно в большом телевизионном шоу. И тоже можно сказать для кого-то снова подал пример. А вот могу же быть как Григорьев! А могу же так просто попасть в ящик. И вот – я звезда. Правильно?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Тут видите. Тут вообще это не только в телевидении. Ведь в музыке то же самое произошло. То есть это вот как бы поколение то, что называется по-английски бедрум-продюсеры. Как это? Спальные. Продюсеры из спален. Из спален. То есть, имеется в виду, что человек проснулся, открыл Мак, не вставая с кровати, быстро сочинил песню. То есть, все есть. Все программы. Вот это поколение спальных продюсеров, оно же тоже нивелировало музыку. Вот как вы говорите, что поколение ныряет в шоу, как-бы оболванило, как бы сам контент телевизионный, картинку. То есть что там произошло, то же самое произошло и везде. Я не хотел бы на самом деле ворчать по этому поводу. Хотя очень хочется. Правда. Ну, то есть, как-бы все понятно. Я все время хочу каких-то героев. Хочу чего вызывающего. Хочу восхищения. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ну, это наверное, когда 68 будет, тогда поворчим. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Хочу восхищения. Так уже приходиться. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Уже приходиться.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Уже приходится. Но я… тут понимаете, время нас никогда не спрашивает. Нравится оно нам или не нравится. Оно просто берет, и сбивает вас к черте на обочину. Не нравится? Стой в стороне. Вот. Я., Во-первых, не хочу стоять на обочине. Во-первых, я еще чувствую силы, что я могу с этим потоком времени что-то еще, какое-то количество времени проплыть. Поэтому я стараюсь понимать. Не приспосабливаться. Я никогда. Это просто не умел. Я стараюсь понять до конца. То есть, вот мой альбом «Корнукопия» вошел 25, значит, лучших русских альбомов по версии журнала «Афиша». Стоит он на 25 месте. Ну, так сказать…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Для вас это было ожиданием таким оправданным?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Нет. Я не ожидал.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Серьезно?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Да. Не ожидал. Вот. Так сказать, для своего успокоения, что я на последнем месте, сразу скажу, что «Мумий Тролль» последний альбом стоит на 23 месте. Дальше я вам скажу. Из 25 артистов, которые русских артистов, которые русскоязычных. Потому, что там были артисты из Украины, Белоруссии тоже. Вот, которые попали в эту двадцатьпятку, я знаю человек, который активно связан с музыкой, я знаю четыре имени. Я знаю «Мумий Тролль», Земфиру, Tesla Boy и себя. 21 имя мне ни о чем не говорит. Я, естественно начал с первого места. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А русскоязычный?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Любой. Группа «Петля пристрастия». 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Впервые слышу. Если честно.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Я думаю, мы там вряд ли кого-то знаем. Потому, что из Украины вообще это не видно российская эстрада.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Понимаете, вот я.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: «Петля пристрастия»! Бог мой! О чем они поют. Название какое! Допрос с пристрастием, петля пристрастия. Простите, нельзя смеяться. Творчество чье-то.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Да. Это чье-то творчество. Я не иронизирую. Я пытаюсь. Я, конечно, все с первого места начал прослушивать. Вот. И я до конца себя вот, до конца убеждал, что это не плохо. Что в этом что-то есть. Потому пришел Андрей Бухаринов, вот тот самый мальчик, которому под сорок. Который начинал. Я говорю, Андрей, ты музыкальный критик. Он с очень хорошим вкусом. Скажи, пожалуйста, вот мне кажется, что что-то там есть. На первом месте, на втором? Он говорит – да ничего нет, Игорь. Это полная туфта! Прекрати себе врать! Брехать себе, прекрати! Я говорю – да. Андрюша, спасибо. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Успокоил.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Да. Успокоил. Это правда – полная хрень. Абсолютная хрень. Но, черт его знает. Все когда-то что-то начинали. Из чего-то. Хотя, опять-таки. Знаете, первый альбом «Морской» был не такой ужас. Правда. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ну, видите. А кто же их тогда выбирает? Судьи то кто? Если Бухарин, например, в этом участие не приманил.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Мелкое время стало.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Мелкое время.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Да. Мелкие люди. Все мелкое. Вот, когда мне сколько раз мы начали с «Ома». Вот сколько раз говорили. Спрашивали. Возможен ли сейчас журнал «Ом»? Конечно же, невозможен. Почему? Потому, что было в девяностые, это было вообще, мне кажется, последний какой-то там серебряный в кавычках век. Перед вот просто тотальной очередной. Потому, что мы собирали такое количество имен. Их не было надобности искать. Обложки были расписаны на год вперед. Потому, что… и не одна обложка не подлежала сомнению. «Мумий Тролль», Земфира, Шнуров. Линда, «Дельфин».

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Линду мою вспомнили. Спасибо, Игорь.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Там. Бартеньев, ну. Просто на 12 номеров. Нам не хватало. Актеры, актрисы новые появлялись. Чулпан там, я не – не важно. Очень много. Кого я поставлю сейчас? «Петлю пристрастия»? Понимаете. Вот то же самое везде на самом деле. То же самое везде. Почему закрылся «Зе фейс». В Англии похожий журнал, который да. Потому, что все исчезли большие герои. Вообще. Не место большим героям. К сожалению.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Так что, нам теперь называть Игорь Григорьева героем прошлого?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Нет. Последним романтиком давайте.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Последним романтиком. С последним романтиком сегодня в «Войне миров» делаем небольшую паузу. После этого продолжим. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: В эфире Радио Вести. Программа «Война миров», Константин Дорошенко, Татьяна Гончарова. Разговариваем сегодня с Игорем Григорьевым. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Игорь Григорьев, создатель легендарного журнала «Ом». Музыкант. И, вот теперь вы только что достаточно эмоционально отзывались о том, что музыка измельчала. Что сложно найти вам своего слушателя. Но между тем, вы же сами создаете такие композиции, которые такие песни, которые не могут быть, например, в радио ротации. Роскошная совершенно, роковая такая вещь, одна из моих любимых, но, к сожалению, в эфире радиостанции я не могу назвать даже ее название. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Почему? «Бестолковая любовь» она называется.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А, ну да-да.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Вы просто хотели процитировать. Не надо. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да. То есть припев, который цитировать нельзя даже на разговорной радиостанции потому, что вы понимаете, что она особенно, в связи с российским законодательством, где обсценная лексика запрещена. И за нее штрафуют очень серьезно средства массовой информации. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Как петь то теперь будете?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ротации такой песни на радио невозможно. Вы сами создаете продукт, который невозможно донести до широкой публики посредством традиционных медиа. А не только Интернет. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Ну, я не сдамся на самом деле. Потому, что переговоры по-прежнему. Потому, что я артист Universal Music. У меня контракт с ними. И они от моего имени работают, как сказать. Ведут переговоры с радиостанциями крупными. И я все-равно не сдамся. Я все равно эту историю пробью.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Только штраф Universal Music…

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Ну, у меня же не все песни с, как называется эта лексика?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Обсценная лексика.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: С обсценной лексикой. Не все же песни написаны под абсентом.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А давайте вспомним ваш концерт. О музыке все время так говорим. Когда вы впервые в Киев привезли ваш концерт. В одном из клубов вы его давали. То же публика пришла. Это было вот невероятное. Новое. Но может быть, возможно, даже Григорьева ждали еще больше, отсылая его к «Ому». Но вот дали этот концерт. Как часто они у вас сейчас, и вот понятно, что ждете более твердого покрытия, как вы сказали. Более больших площадок. Но, тем не менее, на музыке сосредоточены все-таки все амбиции? На вот той программе, где логично ломаный, необычный, мелодичный.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Ну да. Да. Ну, вот показали в связи с выходом альбома показали в «Гугль центре» в Московском театре Кирилла Серебрянникова программу. Я ее назвал, это таким театрализованным представлением. Там с участием барабанных групп, цыганами. Видели? 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Нет.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: В Ютюбе есть полностью концерт «Корнукопия» называется. Да. Вот, показали. Потому, какие то, вот сейчас в Москве 22 мая. Киев вот не тянет на…. Но мне кажется, вот тут как-бы не до концертов. Ой, понимаете, дело в том, если бы я маркетингово все рассчитывал, я бы все по-другому сделал. Я бы и песни сделал проще. И на радио бы уже висел. И выступал бы с тремя музыкантами. А не с 33.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: И популярны бы были. Я уверена в этом.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Я уверен. Да. Но я делал. Как душа. Так, как душа велела.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: А вот в принципе, Игорь, в принципе. Есть понимание того, что нужно сейчас сделать. Вот, маркетингово, чтобы быть популярным?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Чтобы выстрелить?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Улавливаете эту волну?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Конечно, естественно.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: То есть вам она проста и внятна.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Естественно. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы принципиально не хотите? С дурным характером. Классический человек из девяностых. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Нет. Нет. Вообще нет. Нет. Наоборот хочу. Я, честно говоря, как последний романтик слишком, говорю, идеализировал ситуацию. Я не знал, что вообще культура. То есть, я как бы из нее выпал надолго. Я же путешествовал по миру. Не принимал участия, ни катался на этой карусели. То есть, я с нее сошел.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Пользовались знанием тайского, французского. Да?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Да. Да.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Английского?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Да-да. Португальского. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вы же в совершенстве знаете. Просто хочется об этом слушателям сказать. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Это, конечно не в совершенстве. Но, пускай будет так. Приятно. И когда я вернулся, понимаете, вот эти миры я обнаружил, что ситуация то совсем другая. Но это, понимаете? Я не сразу это понял. Я понял это потом, когда ко мне подходили люди мнения, которых для меня дорого, и говорили о том, что ты уже определись. Либо ты поешь, либо ты Вертинский с ломаными своими руками. Или ты уже рокер? С песней, которую нельзя произносить.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но мы же живем во время постмодернизма. Не обязательно же быть одним, одинаковым.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: А я вот это им и говорю. А они мне говорят – не работает. Вся культура сегментировалась до маленьких, мельчайших клеточек. Каждый кластер слушает свою радиостанцию. Ходит на определенные каналы. Они не смотрят ни вправо, ни влево. Практически нет буферных артистов. Буферных художников, которые бы устраивали, которые бы устраивали несколько кластеров. Все очень сегментировано. И я, это правда – так. Это правда, так. Потому, что как сказать. Ну, там люди ходят на концерты или на выставку художественную. Не столько я скажу за музыкой и за искусством. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Они выбирают снова свою же тусовку.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Да. Они ходят за средой. За себе подобными. И когда на одном кресле сидит человек, которому нравиться Вертинский, и он пришел ко мне потому, что меня там называют новым Вертинским. А рядом сидит Марья Ивановна, которая с «Новой весны» ля-ляля, давай! Вот. Им вместе не уютно. Вот и все. Вот я говорю. Постмодернизм, постмодернизм. Оказывается, постмодернизм то вместе плохо сосуществует. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но вот Rolling Stones так определил вашу аудиторию - поэты, художники, экстремисты и дуры. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: И дуры. Да. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вы согласны?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Абсолютно. Я их мониторю по фейсбуку.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Совмещаются вполне.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Да.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Дуры, кстати со всем совмещаются.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Со всеми предыдущими. Да. Да-да. Да. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И друг с другом даже.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Да-да!

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Получается в этом, такой вот маленький такой плохой момент получается. Идут они не на личности, идут то на свою тусовку. То на свою среду. То, опять же некий стереотип, что это новый Вертинский. Не вникая в сущность самого Григорьева, который за этим может стоять. Да?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Для этого нужно время. Я говорю. Для этого нужно просто время. Слишком большой урон был нанесен аудитории за последние годы, медийными каналами. Медийными каналами. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но вот другая оценка.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Я вот хотел стать. Я должен сказать, что я сейчас в Англии писал альбом. Я разговаривал с английскими продюсерами. И, значит, жаловался им на ситуацию. Они говорят – мы тебе то же самое можем сказать про Англию. Они говорят, что вот появись сейчас новые «редиохетли», появись сейчас новые Rolling Stones – их никто никуда не поставит. То есть, все мейнстримовые каналы крутят группу One Direction. Знаете такую?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Если взять весь такой набор поэты, художники и экстремисты, и дуры. Вот от Вертинского до дур, включая рокеров. В общем-то, по сути, это и будет некий слепок и российского, и постсоветского во многом понимания того, что присутствует в культуре и в музыке. Может быть, вы просто представляете все? Вот, и все. И вот тут интересно. Андрей Бабарыкин на своем сайте «Киеврепорт» в Киеве он написал, что вы своей музыкой возвращаете русской музыке то, что она давно потеряла – самоуверенность.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Я – да. Для меня было очень дорого это, когда он написал Андрей, это после концерта два года назад, в Киеве. Мне была очень дорога эта фраза. Потому, что я не этого, во-первых, не отдавал себе отчет. Вот, во-вторых, я бы так не сформулировал. То есть, вернуть музыке генную память. Да. Потому, что так сказать, русская музыка, вот по причине вот той самой причине, о которой мы сейчас говорим, там начиная от тюремного шансона, заканчивая просто насаждением на всех радиостанциях однотипно звучащих с одними голосами. Вы не отличаете их друг от друга. Вы одну. Одна песня может переливаться в другую песню спокойно. И может выглядеть, как одна большая 24-часовая песня. Вот этот вот, вот все это. Вот это вот.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Как и внешности этих исполнителей.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Они выглядят одинаково. Они с такими же начесами. С одними и теми же мейкапами. Их лица похожи. Правда, правда. Правда.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: При этом чтобы выделиться, каждый из них говорит – мы уникальны. Мы самодостаточные, самобытные. Сейчас словами они себя могут вытягивать, и снова-таки, забивать восприятие зрителя, которые никак не будут слышать, что они уникальные.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Да. Да. Да. Я говорю, я вот этого всего как-то не… Потому, что я все это не смотрел, и не слушал. Другое. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: То есть, вы собственно не верили, что люди дуры и дураки. Можно так сказать.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Ну, там, кстати, не в обидном ключе сказано. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да, на самом деле это не оскорбительно. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Нет-нет. А я сейчас перевела просто на другую плоскость, что Игорь говорит. Я не ожидал. То есть вы не верили в том, что окажется, что людей так легко оболванить. Их оболванили. А вы вот … 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Я не ожидал, что до такой степени. Правда. Нет, ну я думал. Я не жил в пещере. Я прекрасно отдавал отчет кто на первом канале, кто на втором канале. Я прекрасно знал, и знаю кто такой Николай Басков. Да. Вот. Но я не был до того, что прямо до такой степени. Что потому, что там, знаете, показывают, например, по каналу Ностальгия. У нас там есть такой канал, показывают старые футиджи телевизионное. Показывали концерт Давида Тухманова. В Государственном концертном зале «Россия», 1981 год. Обойма, как ни странно, та же. Леонтьев, Долина. Вот та же. Но послушайте, какая музыка. Такая не простая музыка. Тухмановская. Это такие аранжировки. Это такие мелодии. Такие ходы. Это полный зал. То есть, советская публика, получается, была по круче.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Я, кстати, боюсь показаться похожим на бабушку с Дерибасовской. Но на самом деле, даже, по-моему, студенческим воспоминаниям, когда мы слушали рок, и все мы любили совсем другое. Одной из самых неожиданных для меня больших впечатлений, был концерт Муслима Магомаева. На который случайно с тетушкой попал в Киеве, ради нее. И, совершенно был поражен какого уровня этот артист. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Какой он крутой. Это правда.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И, возвращаясь к вашему творчеству. Опять же. Андрей Бабарыкин в «Киеврепортерс». Симфония русской боли назвал он вашу музыку. Это как больно было воспринять? Вы согласны с такой формулировкой? По сути, во многом, ведь это понятие некой русской боли, оно включает в себя те составляющие от «Снов моей весны» до Введенского, который присутствует в вашем альбоме.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Ну, тут, как бы чего уж там скрывать. То, что великая русская культура повесила на нас такие багажи рефлексии, сомнений, и вообще безобразий. Вот понимаете, вот почему нравится Бразилия. Там ведь вообще никакой культуры. И это абсолютно первобытная часть.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Просто веселятся и радуются.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Просто веселятся и радуются. Я этому не нарадуюсь. Я даже книжку не открываю.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Но Григорьев почему-то там не остался, и все равно приехал сюда рефлексировать, и эти багажи через себя.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Я там все деньги спустил, и приехал сюда их зарабатывать на музыке.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Я знаю, что Игорь не просто так любит Киев. Мы об этом поговорим через минуту. В эфире Вести Радио новостей и мнений, с вами программа «Война миров». В студии Константин Дорошенко, и Татьяна Гончарова.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: У нас в гостях Игорь Григорьев. Он создал. Он сейчас на эстраде передает всю боль, как-бы это сказать, все багажи предыдущих поколений, воплощая их в музыке, Игорь. А вот правда, я хотела сказать. Откуда этот надлом? Это все-таки генетическая память? Это собственная какая-то боль, которая переживается. В любом случае нельзя просто брать что-то чужое, и пропускать через себя. И, вот выдаете это. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Вы знаете, мы все несем. Да. Мы все несем генокод, который мне кажется, начался с вот где-то там около петровских временах начался, когда собственно Петр объявил в обществе цивилизацию, русскую цивилизацию на про западников и народников. И, конечно, я отношусь к про западникам. Что ж там говорить. И, вот это вот, понимаете. Оттуда все пошло. Почему на Руси жить плохо. Почему здесь нас много таких. Много. Вон, включите телеканал «Дождь», увидите. Все плохо. Правда. Нам там очень плохо. Очень плохо. Ничего не нравиться. Строй не нравиться, люди не нравятся, нравы не нравятся. Агрессия не нравится. Все не нравиться. Мы, как чужие люди. Просто, это вот, понимаете. Это все оттуда пошло. Конфликт. Мы люди без родины. Вот я знаю, где моя родина. Я уже понял, что там, где хорошо. Я уже окончательно понял. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А вот интересно получается. Где вам хорошо. Потому, что кроме Лондона, кроме Рио вы, как с каким-то особенным чувством относитесь к Киеву. И я заметил, что даже в вашем Фейсбуке, еще в самом начале драматических событий в Украине. Когда еще не было там аннексирован Крым, когда еще все, когда еще только стояли люди на Майдане, и даже еще не пролилась первая кровь, вы уже поставили украинский флаг. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Я поставил украинский флаг да, с лозунгом «Молитесь за Украину». 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Но получается, вы тоже как чувствовали, некоторые только через несколько месяцев вообще начали открывать рты, и то часто не, по сути. А вы, получается, уже поддержали Украины. Для кого-то даже флаг выставить это какой-то страх. А у вас напрочь отсутствует, и чутье было какое-то, что будет происходить что-то неладное. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: И, Нину Матвиенко ставил там. Потому, что я два года назад ее посетил, познакомился с ней. И обнаружил, что она вообще с Интернетом не дружит. И вокруг людей нет. Я говорю – вы есть в Ютюбе? Она такая – а що це? Ну, как. Я ей сделал аккаунт. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Это потрясающая вещь. Это открытие. У нее есть дочка певица. И, дочка не научила маму пользоваться Интернетом?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Короче. Я ей сделал аккаунт на SoundCloud. Звучит ужасно. Да. То есть – я, я – открыл ей, так сказать. Аккаунт. Как по-русски сказать. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вот кто на самом деле стоит за Ниной Матвиенко, Игорь Григорьев!

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Я – да, да! Я! Я, теперь, когда посадил Нину Матвиенко. В SoundCloud хотят запостить там. На Фейсбуке берут то, что я открыл. Я туда закачал, ну довольно много песен. То есть, я сделал ей там это. Я вот ставил, да. Тогда, когда началась эта история, я ставил Нину Матвиенко с ее черная…

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Я считаю, что она великая.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Я считаю, что она великая. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Нет-нет. А вот что свело? Вот что свело. Кто свел? Как встретились?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Фейсбук. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Фейсбук.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Да. Это понимаете. Вот это сила конечно. С одной стороны мы можем бесконечно. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Наткнулись на песню какую-то, или кто-то ее упомянул?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Нет-нет. То есть, мы можем бесконечно, я хочу сказать, ругаться на то, что вот эти сети так сказать, и доступ бесталанных людей. Да. К мировому сообществу нивелировал многие сферы искусства и культуры. С другой стороны. Вы знаете, какая это сила. Вот как раз история с Ниной Матвиенко. Я проснулся ленивым воскресным утром. Включил какой-то там канал. И, вдруг песня «Ой, летили, дики гуси… ой-ой-ой..». и я вспомнил, что когда мне было там, совсем был маленький мальчик, эта песня. Я не знал кто это. Кто это поет. Я быстро в Ютюб. Начал – «ой, летили дики гуси». Нина Матвиенко. Я дальше – Нина Матвиенко. А… ничего. То есть, она фактически.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: То есть пропасть как бы. Никакой информации.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Ничего нет. Но там вижу, что жива там, и так далее. Я пишу в Фейсбук. Господи, Нина Матвиенко, наконец, узнал имя артистки, которую неосознанно, она мне нравилась, когда я слушал маленьким мальчиком. Наконец я узнал ее имя. Вот бы повидаться. Через полчаса мне в личку пишут сообщение – Нина ждет вас в Киеве. Я говорю – вы меня разыгрываете. А это оказывается ее друг такой весь, артист там, Артур Боссо. Не знаете вы его?

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Знаем, знаем. Конечно. Молодой парень, очень отзывчивый.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Да. Да-да! Он сразу. Он быстро переправил сообщение ей. А она, значит, посмотрела клип «Сны моей весны». Сказала, от такой артист. От, такой парень. И все, я был там через несколько. Через пару недель она уже встречала меня в своем доме. Представляете, как все. Вообще. Вот как, какой прозрачный мир. Да. С другой стороны. То есть, вот все. Кидаешь куда-то. Какую-то фразу, и через неделю сидишь в доме у человека, который считал кумиром. Но это же потрясающе. Это же невозможно!

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Как одна из героинь журнала «Ома» и его обложек, Жанна Агузарова пела когда-то – мы хорошие люди, мы встречаем хороших людей. И, в общем-то, так все и происходит. И, собственно я своими глазами видел Нину Матвиенко на вашем концерте в Киеве с букетом цветов. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: О, да. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Я понимаю, что существует симпатия взаимная. А есть ли идея совместного творчества?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Да. Мы давно хотели записать. Я вообще хотел записать даже на троих песню. Скорее всего, ее. Потому, что у нее есть потрясающие вещи. Которые я не знал. Я хотел взять совсем новое поколение, которое мы сейчас ругали. Там среди них есть очень хорошие. Их мало, но они есть. Мне очень нравится Миша Родионов с группой Retuses. Не знаю, знаете вы или нет. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Не знаем такого. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Но вот, у кого есть Интернет, пробейте. Вы увидите, что это правда, хорошо. Я хотел взять 16-летнего Мишу Родионова. Сорокалетнего меня, и вечно молодую нашу Нину Матвиенко.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вечно живую.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Вот я хотел взять три поколения, и спеть ее какую-то песню типа, типа вот…

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ну, давайте. Спойте сейчас на украинском в России, спойте, Игорь.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Типа «Скрипаля». Потому, что это вообще шедевральная песня. Совершенно шедевральная. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Замахнулись на такое. Это красиво бы было.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Это было бы очень красиво.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: В три голоса.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И когда ждать реализации этого проекта?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Вот, когда у меня время появится. Потому, что я потому. Потом уехал в Лондон.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Но вы же знаете, что Эрнст не поставит эту песню на украинском языке в эфире.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Ну, мы ж не для Эрнста. Вообще-то, в общем-то, было бы отличная идея. Спасибо, что вы мне напомнили про то, что мы об этом с Ниной говорили об этом.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Костя молодец.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Да. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Я прямо аж, замерла, я уже почему-то начала представлять визуальный ряд какой-то. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Она невероятная инопланетянка. Не знаю, у нас такой артистки нет.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: У меня, Игорь, такое ощущение, что вот Нина, это вообще какой-то сплошной голос, это сгусток. Это точно, это вообще нечто интересное. А что-то сотканное из…

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Она инопланетянка. Это правда. Это правда. Да. Она там увлекается. Не знаю, это может, я тайну выдаю. Она мне рассказывала. Она увлекается всякими братствами белыми там. Не знаете этого?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Различная мистика. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Различная мистика. Да.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Мистикой она увлекается. Мистикой. Но раз увлекается, наверное, дружит с какими-то энергиями тогда стопудово.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ну, а вы для себя, когда путешествовали много. Вы же тоже разные энергии открывали. И как это, другие миры открывали для себя?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Да.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вы же общались там с шаманами. Да? Было такое?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Ну, да. Были вопросы, на которые не мог ответить просто.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ну, это было интересно?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Ну, да. Иногда болезненно. Но, да. Все мы. Ну, да. Это такой опыт, который я там прошел.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Это я к тому, что вы же тоже не относитесь к материалисту. Правильно? Что стол, стул, и на это все, и точка.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Конечно, нет. Ну, какие мы материалисты. Если бы мы были материалистами, мы бы ездили на… ой. На позолоченных ролс-ройсах. Отдыхать бы на своих яхтах.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Как там «Аргументы и Факты», в которых вы работали. Да? Редактором отдела культуры. Они же о вас когда-то написали, что вот «Ом» закрылся потому, что вы искали себя, и вот это поколение. Вы его познавали. А потом как бы это стало не нужно. Да. Примерно такая не дословная цитата. Да.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Да.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Но тем не менее. И вот я еще раз, когда перечитала эту фразу, вот точно вспомнила вот этот концерт, который вы в Киеве давали. Вот вы весь сам, вот сейчас сидите, у вас хотя бы щечки есть. А тогда вы весь такой были бестелесный. Надломленный, разорванный. И, вот для меня этот образ. Сегодня вас увидела, и вы другой. Как-будто, бы уже чуть-чуть к ролс-ройсу вы ближе стали.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: А я не против. Мне нравится. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Вы и в них бы были хорош. Вот в чем дело.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Мне гедонизм мне по душе гедонизм. Правда, я люблю, чтобы все было красиво. Вкусненько. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Игорь, и все-таки. Если в Украине сейчас не происходит ваш концерт. И вы не приехали записывать песню с Ниной Матвиенко. Почему вы приехали сейчас в Украину? 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Во-первых, я хотел своими глазами посмотреть, что происходит с одним из любимых моих городов. Своими глазами посмотреть. Во-вторых, я давно не видел своих друзей. В третьих майские праздники подоспели. Ну, какие-то такие причины, в общем то. Потом, в Одессу. Там тоже ждут какие-то друзья. Которые давно зазывают. Я ни разу не был в Одессе. Ни разу. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Ух ты.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Ни разу в своей жизни. Первый раз. Да. Киев. Поэтому Киев. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И, посмотрев своими глазами. Что вы увидели, и почувствовали здесь?

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Я живу в доме у нашей общей знакомой на Майдане. То есть с балкона открывается вид на все это. И, конечно, что говорить. Пейзаж подпорчен. Да. Ну, тут, черт, побери. Я, честно говоря, не знаю. Тут, например, вот. Понимаете, кто за что голосует. Вот я, например, буду, есть кусок сухаря, и мне не нужны никакие вот эти вот блага. За свободу. Я выбираю этот путь. Никогда не буду в золотой клетке сидеть. Никогда в жизни. Буду, вот так может быть, около костров. Но зато, чтобы у меня было мнение. И никто мне за это мнение не бил ни по голове, ни по рукам. Может оно не сегодня будет. Может, будет завтра. Может его никогда не будет. Но я все равно буду стоять на этом. Я здесь, в Киеве, среди многих друзей встретил другое. О том, что люди, вот разговариваю с киевлянами, все понимаю. Даже завидуют Крыму. Потому, что там пенсии подняли. Потому, что там дали какие-то условия. А этим людям не нужна свобода. Им важно. Я их тоже могу понять. Кстати.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: То есть. Для кого демократические ценности, а для кого кусок хлеба. Это абсолютно их, правда. Их реальность. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: Для кого кусок хлеба. Да. Чего будет в результате? Никто не знает. Никто не знает. Я, как последний романтик, конечно за то, что восторжествует правда. 

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Просто у каждого разные.

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: У каждого разные. И честные кажутся более сильными. Яркими. Кто съел больше галюциногенна.

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: Риторическим вопросом мы заканчиваем сегодня «Войну миров» с Игорем Григорьевым. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: У того и сны ярче.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: С вами были Константин Дорошенко

Татьяна ГОНЧАРОВА, ведущая: И Татьяна Гончарова. 

Игорь ГРИГОРЬЕВ, музыкант, композитор, журналист: До свидания.

Читать все