СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Нас сознательно третья сторона сталкивает лбами"

"Точка зрения"Калныш: "Вопросы человечности решает не Верховная Рада"

Стенограмма эфира "Точки зрения" на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый день! В программе "Точка зрения" на Радио Вести, как обычно по вторникам, мы вместе – Валерий Калныш, журналист здесь. И мы так в свете всех последних событий, внимательно слушая вести, а мы считаем, что все новости Радио Вести достойны не просто печати, но и…

Валерий КАЛНЫШ: Прослушивания.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Оприлюднення хотела сказать. Ну, и что особенно удивило нас, конечно, эта новость о нашей участнице на "Евровидении". А я вот возьми и скажи: как информационное оружие надо использовать этот конкурс.

Валерий КАЛНЫШ: Если я правильно помню, то в первом полуфинале выступает и украинская исполнительница, и российская. И вот как бы мы этого хотели или…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это называется "скажи, чей Крым – я скажу, кто ты". И то же самое здесь.

Валерий КАЛНЫШ: …или не хотели, будут оценивать не только певческие качества, но и будут относиться к исполнителям с точки зрения страны – агрессор, не агрессор, захватчик, не захватчик. Это примерно та же самая история, которая возмутила российский МИД вчера, когда преподавательница, российская преподавательница подала документы на трудоустройство в один из швейцарских колледжей. И ей было отказано на том основании, что Швейцария… точнее, политика этого колледжа состоит в том, что они, в частности, там был перечень, по-моему, 5-6 пунктов…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Русским вход закрыт.

Валерий КАЛНЫШ: Да, не воспринимают и не принимают на работу людей, чья страна выступает в качестве захватчика другой территории.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну хорошо. Теперь от песенного к прозе перейдем, да. О делах давно минувших дней. Итак, 9 мая. 9 мая, нам сообщают, в Киеве существует угроза теракта. И сегодня должны были в закрытом режиме в Верховном Совете выступать силовики. Что там происходить – мы будем сообщать вам в течение дня. Но то что уже мы знаем по сообщениям некоторых народных депутатов на их страницах в "Фейсбук", случилось примерно следующее. Коммунисты дали о себе знать, вспомнив свою пророссийскую риторику. Удивительно, что 23 года эта риторика никого не напрягала, а теперь вдруг на это обратили внимание и изгнали на сегодняшний день коммунистов из парламента.

Валерий КАЛНЫШ: Интересно было бы почитать текст выступления, если… Опять же, я могу ошибаться, поскольку закрытое заседание – оно предусматривало, что журналистов не пускали даже в кулуар парламента. По-моему, это было выступление Симоненко. И было бы просто интересно почитать это выступление. Но то, что касается самого закрытого заседания, если верить народному депутату Анатолию Гриценко, опять же, который свои впечатления от этого заседания изложил в 8 пунктах на своей странице в "Фейсбук", то ничего не произошло. И я вот зацитирую его: "Нічого таємного та невідомого широкому загалу ми не почули". Это первое. "Доповіді силовиків, фотографії нинішнього стану. Прогнозу немає ні по масштабам, ні по часу завершення АТО". Я представляю, как это выглядело. Силовики выступили с своими заявлениями, Рада выслушала, кивнула и все, на этом все. Было принято несколько документов.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, будем говорить так: протокол соблюден. Потому что мы понимаем, что когда страна втянута в такое противостояние, в такой конфликт, то, наверное, было бы странно, если бы силовики сообщали и анонсировали события и план действий.

Валерий КАЛНЫШ: Ну, они по факту. Вот они отчитались о проделанной работе.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но вот возвращаясь к вопросу о коммунистах. Мы часто вспоминаем здесь опыт Грузии, когда под этой пресловутой люстрацией подразумевался запрет вообще коммунистической идеологии в стране. Не поздно ли мы сейчас встрепенулись?

Валерий КАЛНЫШ: Во-первых, на повестке дня не стоит вопрос запрещения Коммунистической партии. Потому что те люди, которые хотели бы это сделать, они упустили шанс 20 лет назад, они упустили шанс после Майдана, сразу после Майдана. Поэтому, я думаю, Компартии ничего не грозит сейчас.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но сохранит ли пророссийскую риторику теперь, вот даже в свете последних событий Коммунистическая партия Украины? Говорим мы сегодня, напомню нашим слушателям, с журналистом, заместителем главного редактора Радио Вести. Валерий Калныш наш гость. И мы будем, как вы понимаете, обсуждать сегодня события, которые нас потрясли, удивили. И вот, конечно же, события, которые разворачивались в парламенте, это тоже, скажем так, какому-то анализу сложно вообще подающиеся, но, тем не менее, мы попытаемся разобраться. У вас есть возможность высказать свое мнение посредством "Твиттера" и у нас на странице в "Фейсбук" Радио Вести. Итак, коллега?

Валерий КАЛНЫШ: Конечно, можно обращаться. Так вот, закрывая тему с коммунистами, то что их выгнали, опять же, разная информация – сколько депутатов проголосовало. Я видел 188. Это достаточно показательная история для того, что… Я вот сейчас байку расскажу. Это было третье, по-моему, по счету закрытое заседание парламента. Так вот на предыдущем заседании парламента часть депутатов, скажем так, демократических фракций всерьез в беседах предлагали не пускать туда представителей Партии регионов и коммунистов по одной простой причине – говорят, это все равно что устроить стрим-трансляцию в Кремль. Потому что, ну, так или иначе, все, что будет сказано за закрытыми дверями, уйдет и станет известно российским, в частности, спецслужба. Это сито такое. Но то, что знают двое, знает свинья. А то, что знает 450 человек – это уж совсем не утаишь.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, это, по меньшей мере, странно. Но вот на что еще хотели бы мы обратить внимание. Все-таки сегодня в Верховной Раде путано, но объяснили, почему референдум отложили. Как вы знаете, отсрочили всенародное волеизъявление. И аргументировали это невозможностью гарантировать безопасность членам избирательных комиссий. Во как!

Валерий КАЛНЫШ: Вот для меня, в частности, это достаточно тревожный звонок. Объясню, почему. Потому что если они не могут гарантировать безопасность во время проведения референдума, который совпадает с первым туром выборов Президента, это значит – нельзя гарантировать безопасность членам комиссий во время первого тура голосования по выборам главы государства. И это ставит под удар вообще перспективу проведения там выборов.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вот такой вопрос был задан членю фракции "Батьківщина" Андрею Сенченко на брифинге. Он, кстати, сообщил, что во время выборов может произойти так, что один регион поддержит больше одного кандидата, другой – другого, но результаты выборов по всей стране будут установлены. А в случае, если таким образом проводить референдум, то его результаты могут использоваться для политических манипуляций сепаратистами и их координаторами из спецслужб Российской Федерации, – считает Сенченко.

Валерий КАЛНЫШ: Но тут вопрос же не в результатах и не в том, кто кого поддержит. Да, у нас в стране отсутствуют, скажем, все вот эти избирательные цензы, по которым…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: На самом деле, просто Сенченко таким образом ушел от ответа на вопрос.

Валерий КАЛНЫШ: Ну конечно. Он не сказал ничего о безопасности членов комиссий. И если тот же самый Сенченко заявляет об угрозе, скажем так, как бы так помягче сказать, "заворушень" на 9 мая, то давайте пойдем до конца и будем говорить о том, что те люди, которые будут работать на избирательных участках, в избирательных комиссиях на востоке, они без преувеличения будут сидеть на пороховой бочке. Потому что мало ли что придет в голову тем людям, которые хотят сорвать выборы, которые могут не остановиться даже перед ценой человеческой жизни. Потому что опять же, какое сегодня сделала заявление Россия? МИД заявил о том, что будет… Во-первых, он по своему обыкновению заявил, что странно, что вообще в Украине проводятся выборы, поскольку идет антитеррористическая операция. Но это бог с ними. Но они сказали, что они будут рассматривать и оценивать результат выборов в том числе по тому, были ли какие-то насильственные действия во время самого дня выборов. Зная и понимая логику российских спецслужб, это тем самым как бы надо читать между строк. Вот если они боятся, значит – такие действия вероятны. Ну и понятно, что их будет реализовывать не украинская сторона, потому что Украина заинтересована в том, чтобы по итогам выборов получить легитимного Президента, легитимного человека, с которым можно будет уже вести диалог, и он будет всенародно избран. Поэтому этого стоит опасаться, конечно. Но Центральная избирательная комиссия, насколько я знаю, не собирается, пока во всяком случае, сокращать количество участков, заблокирован реестр для всяких сепаратистов.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Реестр избирателей, да. Но и пророссийские силы в Донецкой области не отказываются от запланированного референдума на 11 мая. Как тут быть? Об этом – сразу после небольшой паузы. Оставайтесь с нами.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Итак, мы говорим о событиях дня сегодняшнего. Вот из того, что происходило сегодня в парламенте, это, конечно, больше, наверное, вопросов, чем ответов. Потому что мы думали, что сегодня парламент продемонстрирует такую слаженную работу и мы услышим ответ на вопрос, как же быть с референдумом, что будет с законодательной базой. Потому что мы понимаем, для местных референдумов, которых требуют сепаратисты, для этого надо менять законодательство. Как это все будет?

Валерий КАЛНЫШ: Его даже не сколько менять, его надо просто принимать по новой, поскольку в Украине нет закона о местных референдумах. Вот в чем штука. Поэтому провести легитимно это невозможно. И понятно, что тот референдум, который самопровозглашенные власти донецкой и луганской республик анонсируют, он не будет принят вообще никем. Ну, может быть, Россией. Кто там еще? Северная Корея. Вот они могут принять вот это решение. Но то что это будет незаконно, вот именно исходят из того, что этого закона именно нет – это факт. Более того, открытый вопрос, например для меня, как ведется подготовка к этому референдуму. Потому что референдум, помимо того, что это люди, прежде всего, которые должны обеспечивать всю процедуру, это еще, извините, и бюллетени, это еще и кабинеты, это здания, где это должно быть, где должен проводиться подсчет голосов и должны паковаться эти бюллетени.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это безопасность все-таки людей, которые…

Валерий КАЛНЫШ: Это безопасность, конечно. Поэтому то, что этого нет… Возможно, уже где-то там на складах отпечатанные бюллетени с проставленными галочками, которые покажут очередные 97% поддержки, как в Крыму.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть версии такие, да, что эти бюллетени уже существуют, что галочки стоят и все в порядке. Но парадокс ведь в том, что вот этой слаженной работы, готовности решить и разрешить это противостояние не было сегодня продемонстрировано. И, конечно же, на фоне существующих сводок с поля битвы, с Краматорска, где сейчас все обсуждают погибшую, расстрелянную медсестру, вот ее фотографии сейчас видны. И когда ты понимаешь, что за всем этим противостоянием реальные судьбы, реальные смерти, то возникает вопрос: власти оттягивают решение этого вопроса, потому что они не знают, что делать, или у них есть какой-то "план Б"?

Валерий КАЛНЫШ: Сложный вопрос. На счет "плана Б" я сомневаюсь, потому что пока реализовывается так называемый "план А". "План А" состоит в том, чтобы использовать максимум силовых структур, максимум возможностей спецподразделений, армии, которая охраняет тылы для того, чтобы зачистить территорию. Что касается вообще дальнейших действий властей. Ведь тут же для меня не власти важны. Конечно, это логика войны: есть враг, есть противник, его надо подавить, его надо уничтожить. Но, возможно, мы не привыкли, я не привык к такой еще логике. Хотя я прекрасно понимаю. Для меня пока врагом осязаемым является та же самая Россия. Вот она, исходя из того, что я знаю, исходя из того, как та информация, которой я располагаю, как забрасывается сюда представители Главного разведывательного управления. Но меня больше всего расстраивает, настораживает то, что мы перестаем считать людьми людей с противоположной точкой зрения, как, например, в Одессе. Я далек, конечно, от всех этих… точнее, как преподают это российские СМИ со всей своей бредовостью о том, что в Одессе шли люди впереди с гранатометами, снайпера, что это вообще не напоминало даже близко и отдаленно мирное шествие. Но то что мы действительно считаем, что тот, кто думает не так, как мы, не такой, как мы, то есть такой недочеловек – это большая проблема. Потому что проблема уже… Знаешь, я вот сегодня ехал на работу и вспоминал, что была же другая Украина. Вот Украина, когда мы проводили Евро-2012. Когда все братались, когда неважно в Донецке или в Киеве проходили матчи, когда мы принимали иностранцев, когда были добры, веселы и счастливы. А потом вот произошел вот этот раскол. Просто надо понимать, что за спиной этого раскола стоят совсем другие люди, что это не наша история, что нас сознательно третья сторона сталкивает лбами. И трудно вот именно по-человечески, в каждом конкретном случае по-человечески объяснить тот или иной случай. Я не знаю и никаких слов нельзя подобрать отцам, матерям тех детей, кто вошел в Небесную сотню, но точно так же давайте признаем, что физически, возможно, те же самые люди гибли и в Одессе. Но это люди. И то что это погибли, в том числе, наши граждане – это, конечно, большая трагедия. И я не хочу даже цитировать вот эти совсем откровенные какие-то характеристики или оценки, которые появились после Одессы. Это действительно… Понимаешь, то что власть не принимает каких-то законов, не освобождает нас от какого-то человеческого отношения друг к другу. Эти вещи – они не регламентируются Верховной Радой, они не объясняются документами или не устанавливаются какими-то правилами. Это отношения по-человечески. Да, с другой стороны, я понимаю, что не по-человечески, возможно, относятся сторонники противоположной стороны. Возможно, мы просто защищаемся. Вот найти вот эту точку, где мы можем услышать друг друга, где мы можем понять друг друга, это большая проблема, и никто кроме нас самих, даже больше – никто, кроме как каждый из нас, для себя ее не найдет, не решит.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот наша программа началась в 16:00, а, собственно говоря, в это время появилась информация о том, что министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров назвал необычным и нелогичным проведение выборов Президента Украины 25 мая.

Валерий КАЛНЫШ: Это то, о чем я говорил. Вот это их нелогичность. Вот они создали проблему, а теперь вот так издалека выражает какое-то свое такое… Ну что это такое? Удивление.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Необычность он объясняет тем, что проводить выборы в ситуации, когда армия используется против части населения, достаточно необычно, – сказал он на пресс-конференции в Вене. Это все-таки не Афганистан, где идет война и, тем не менее, состоялись выборы, – добавил российский министр.

Валерий КАЛНЫШ: Все-таки прецеденты были.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Прецеденты были.

Валерий КАЛНЫШ: И провести такое возможно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но то, с чем вы имеете дело сейчас, так это вообще совсем не то.

Валерий КАЛНЫШ: Нет, ну, это их оценки, как бы понятно, в каком русле они движутся. Они движутся в русле, что нельзя признавать выборы легитимными, нельзя их проводить, нельзя, чтобы Украина получила легитимного Президента. С ними все ясно. Вот с нами не совсем все ясно. Хотим мы этого, не хотим? Сознательно, не сознательно? Получают люди деньги за это, не получают люди за это деньги и руководствуются своей идеей? Мы идем на поводу. И с другой стороны, я не знаю, вот как людям в Славянске, которые, не знаю, приносят бутерброды вооруженным боевикам, вот как им объяснить, что Украина – это хорошо, что единая Украина – это хорошо, что общая страна – это гораздо лучше, чем… Ну вот как-то ж они должны понимать. Ну не может самостоятельно, просто если просчитать экономически, существовать Донецкая и Луганская области. Ну не могут они. Нет там ни развернутой инфраструктуры, нет там ни больших экономических поступлений, что являются они дотационными. Это тоже надо признать. Поэтому ну надо как-то голову-то включать, ну елки-палки! Ну как по-другому?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Видишь, тут на информационной войне, как на информационной войне. С Крымом-то как? Крым не пропал. Свято место пусто не бывает.

Валерий КАЛНЫШ: Ну, не бывает.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И нас пригреют авось.

Валерий КАЛНЫШ: И что получили? Ну вот что получили?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Урожай риса пропал весь.

Валерий КАЛНЫШ: Да. Рост цен? Отсутствие туристов? Когда люди туда просто не едут? Когда повышают налоги и когда те бабушки, которые сдавали свои комнаты, теперь вынуждены платить налоги за то, что они сдают? А раньше же закрывали глаза, ну, по-честному. Ну и получили. Ну вот неужели это не является средством для того, чтобы задуматься, что выход с присоединением к России – это вообще не выход, это просто избавиться от самого себя вот просто на корню.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Понимаешь, мы так давно констатируем вот эту ситуацию в Украине, мы всегда голосуем не за кого-то, а против кого-то. Вот так вот мы были, мы голосовали…

Валерий КАЛНЫШ: Ну да, мы всегда на выборах выбираем из двух зол, конечно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, да. Вот мы не поддерживаем Януковича, мы просто против Ющенко. Мы не поддерживали Ющенко, мы просто были против Януковича. Вот так вот часто украинцы объясняют свой выбор. Но, может быть, уже пришло время голосовать не эмоциями и не сердцем, а разумом?

Валерий КАЛНЫШ: А это трудно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Почему?

Валерий КАЛНЫШ: Я объясню, почему. Потому что… Ну вот давайте мы можем голосование поставить – сколько людей прочитало избирательные программы своих кандидатов? И это не потому, что… Я более чем уверен, что большинство не читало. И не читало не только потому, что отсутствует практика чтения тех тезисов, с которыми кандидаты идут в Президенты. Не верят. И в массе своей эти тезисы являются лживыми. Потому что туда вписывается то, что удобно, то, что красиво, то, что вроде как бы чаяния удовлетворяет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну да, никто не говорит: "Не буду бороться с коррупцией, потому что коррупцию победить невозможно". Вот хоть кто-то бы пошел с таким призывом?

Валерий КАЛНЫШ: Ну да. Ну вот же кампания десятого года, она перед глазами. "Покращення вже сьогодні". Вот где "покращення"? Где тот же самый статус русского языка? Его нет. Точно так же, как и не было у других кандидатов присоединения к НАТО. Вот его нет. Поэтому голосовать разумом трудно, потому что программы не выполняются, обещания не выполняются.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А с плохой овцы – хоть шерсти клок.

Валерий КАЛНЫШ: Хоть шерсти клок. И вот мы смотрим и начинаем смотреть, нравится он физически – не нравится, симпатичен – несимпатичен.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: О какой-то зрелости нации хотелось бы уже говорить.

Валерий КАЛНЫШ: Эта зрелость – она… Понимаешь, нельзя требовать от нации зрелости, если нет зрелости у ее представителей. Вот если ты обещаешь и тебя избрали, и ты не выполнил – вот уходи в отставку сам.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Рыба гниет с головы. Продолжим говорить сразу после небольшой паузы на Радио Вести.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В "Точке зрения" на Радио Вести сегодня Валерий Калныш, журналист и заместитель главного редактора Радио Вести. Вот пока мы слушали свежие вести, такая новость появилась. В Мариуполе, вероятно, люди в масках и с оружием напали на автомобиль представителей миссии Организации по безопасности Совета Европы и похитили их. Ну, о похищении представителей миссии ОБСЕ мы уже говорили. И вот возвращение миссионеров было истрактовано по-своему, и российской стороной в том числе. Вот пока проверяется эта информация. Что это?

Валерий КАЛНЫШ: Мне это напоминает, знаешь… Опасно приезжать вот в таком каком-то качестве в Украину. Мне вот напомнило это что? Когда начинался Майдан, когда модно… не модно – тогда это было жизненной необходимостью – журналистам выдавали жилеты. А потом они стали мишенью, и целились именно в эти жилеты. Я тогда своим корреспондентам рекомендовал эти жилеты не одевать. Потому что они выделялись на общем фоне. Вот та же самая история сейчас.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы кто? Пройдите. Вам сюда.

Валерий КАЛНЫШ: Вот. Вы кто? Как только узнают о каком-то официальном статусе человека, он становится удобной мишенью для захватчиков, для террористов, которые пытаются получить какие-то преференции и льготы. Хотя то, что касается ОБСЕ, когда за день до того, как отпустили, сюда приехал спецпредставитель России, были перехвачены его телефонные разговоры с Гиркиным, и стало понятно, что все согласовано.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Откуда ноги растут.

Валерий КАЛНЫШ: Да. И давайте создавать трудности, а потом их героически преодолевать. Давайте мы их будем захватывать, а потом героически их отпускать. И при этом все лавры приписывать себе.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И так странно все. И это удивительно, что этот девиз, когда вор кричит "хватай вора" работает сегодня.

Валерий КАЛНЫШ: Да. Это ж общечеловеческая история. Она не…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Она не зависит от властей, согласна.

Валерий КАЛНЫШ: Да. И она не имеет срока давности.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот люди, вот этот человеческий фактор – вот как он сейчас работает, как он сработает? И, собственно говоря, наверное, победу будут праздновать ведь не верхи, да?

Валерий КАЛНЫШ: Я думаю, вообще никто победу праздновать не будет. Ведь когда-то наступит мир.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Просто в этом противостоянии между Россией и Украиной трудно вообще сказать, что будет победой. Вот что? Потому что никакого цивилизационного прорыва, мне кажется, в этом противостоянии нет и быть не может. Вот что?

Валерий КАЛНЫШ: Для России любой вариант, который предусматривает не захват Украины, я так считаю, будет поражением. Любой вариант. Договориться с Европейским Союзом и США, "Женева-2" – это будет проигрыш. Отозвать диверсантов из Луганска и Донецка – это будет проигрыш. Поэтому как бы это все ни звучало страшновато, я все-таки скептик в этом отношении, я думаю, что договориться, убедить на словах Россию отступиться невозможно. Соответственно любой вариант, когда Россия сделает шаг назад, в Украине будет восприниматься как победа. Но когда-то произойдет отрезвление, когда-то наступит мир и мы поймем, что блин, так мы ж воевали сами про себя.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И стреляли в своих.

Валерий КАЛНЫШ: Мы стреляли в своих и мы убивали сами себя. Понятно, что кто-то из нас был запорошен какими-то идеями, кто-то по другим каким-то своим мотивам, своими мотивами руководствовался. Но мы-то стреляем сами в себя.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вопрос – как долго?

Валерий КАЛНЫШ: Я думаю, все уже устали. Вот все устали. И это тоже, в общем, такая история психологически изматывает людей. Настраивать постоянно их друг против друга. Каждую программу я говорю один и тот же тезис: уберите внешнее вмешательство – мы сами с собой договоримся, мы друг друга поймем. Вот если нас не будут подзуживать с одной и с другой стороны, все будет хорошо.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну или нужно просто понять, кто тут свой, кто чужой. Вот как понять? Вот под Славянском, Донецкой области в ходе антитеррористической операции 5 мая погиб сотрудник СБУ, заместитель командира спецподразделения "Альфа" из Сум Александр Анищенко. Ну вот как это можно объяснить? А главное – ответить на вопрос: зачем все это? Под Славянском погиб Саша Анищенко, замкомандира сумской "Альфы" СБУ.

Валерий КАЛНЫШ: Парню было, по-моему, 20 лет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. "Вот мой хороший", – передает корреспондент УНИАН. Об этом на своей странице в "Фейсбук" сообщает экс-мэр Сум Геннадий Минаев. "Из всей "Альфы" знал его и Сергея Красняка. Они меня охраняли в апреле 2006 года, – пишет Минаев, – когда кому-то не понравилось, что я стал мэром города Сумы". То есть вот можно говорить, готовы ли вы умереть за родину. Но, мне кажется, гораздо эффективнее в XXI веке жить ради родины, трудится здесь так, чтобы…

Валерий КАЛНЫШ: Знаешь, возможно, ты…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да не вопрос. Валера, ну не вопрос. Мы можем умереть. Мы можем. На самом деле, мы можем. И все эти последние события показывают, что мы можем. Потому что оказывается, что для нас, простых смертных, вот такие слова как "родина" и "наши соотечественники" значат гораздо больше, чем люди, которые сейчас называют себя исполняющими обязанности властей. Вот что получается.

Валерий КАЛНЫШ: Народ всегда был умнее своих правителей. Хотя при этом он был всегда сер. Поэтому правители решают. Вот, кстати, как бы они сами себя не называли – демократы, не демократы, вот как угодно – они, и это надо признать, они решают, прежде всего, свои задачи. Вот незадолго до эфира мы с тобой обсуждали появление Калетника…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Беглого Калетника. Возвращение беглого коммуниста Калетника.

Валерий КАЛНЫШ: Да. В расположение штаба партии "Батьківщина".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, вот беглого Калетника, вернувшегося в Украину, никто не задержал, вопросов никаких…

Валерий КАЛНЫШ: Насколько я знаю, он с Тимошенко не встретился. Тимошенко отказалась встречаться. Но вот сам факт понимания того, что вот можно, вне зависимости от власти прийти, добекаться, договориться, мы типа все же свои… Это вопрос, опять же, политической ответственности. Все вот эти "тушки", эти перебежчики, эти чемоданы, которые, как говорят, стояли в аппарате Верховной Рады за переход из фракции во фракцию, просто этот чемодан давался в руки. Поэтому…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это стабильность такая возвращается, похоже, да?

Валерий КАЛНЫШ: Нет, это не сейчас.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот "Хюндаи" опять вернули на Львов.

Валерий КАЛНЫШ: Ну вот "Хюндаи" вернулись.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: С Бакулиным все хорошо и с вышками Бойко, стало быть, читай.

Валерий КАЛНЫШ: Все стало хорошо, да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вот видишь. Как-то странно…

Валерий КАЛНЫШ: На фоне войны вот эти все новости – они уже потеряли свой вес. Давай вспомним вот тот фурор, который был вокруг вышек Бойко. А теперь уже смотрят – ну, вышки Бойко. Ну и что?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну "Хюндаи". Ну и ладно.

Валерий КАЛНЫШ: Ну и "Хюндаи". Не ломается – и слава богу. Одна моя знакомая написала, говорит, что раньше никогда не могла понять, когда журналистов отправляли снимать сюжеты в зоопарк. Говорит: "Как я сейчас хочу снимать сюжеты про зоопарк".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Конкурс красоты.

Валерий КАЛНЫШ: Мы устали за мирной жизнью. Мы хотим мирной жизни. С другой стороны, надо понимать, что придет некое такое отрезвление, когда… Вот хорошо, если оно придет. Точнее, пусть оно придет как можно скорее. Вот такой вот посттравматический синдром. Я помню, такое было после Майдана. Вот такой какой-то короткий промежуток времени был, когда Майдан закончился – и ты вот чувствуешь, что блин, чего-то не хватает.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот чего-то не хватает. Верховная Рада приняла закон о частичной мобилизации.

Валерий КАЛНЫШ: Она продолжила, если я правильно все понимаю. И я читал заявление Тягнибока, который сказал о том, что те люди, которые отслужили, были призваны по мобилизации на 45 дней, они вернутся…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Их демобилизуют.

Валерий КАЛНЫШ: Да, они вернутся домой, и на их смену придут новые люди. Так вот эти люди есть. Есть те, кто готов защищать свою родину с оружием в руках. Уже никому ничего не надо доказывать. Уже те, кто рисует планы о том, что украинцы не будут защищать свои… Да будут. Потому что украинцы. Потому что страна-то наша.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот что происходит у соседей интересного. Молдова требует объяснить, почему вице-премьер Российской Федерации едет в Приднестровье без предупреждения. Об этом и не только поговорим сразу после небольшой паузы. Оставайтесь с нами.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В программе "Точка зрения" на Радио Вести сегодня журналист Валерий Калныш. Итак, мы сейчас поговорим о том, что, собственно говоря, наша программа сегодня выходит практически накануне 9 мая. 9 мая, как я уже сказала, в Киеве существует угроза теракта. Об этом сообщает замглавы Администрации Президента. Ну а Молдова требует объяснить, почему вице-премьер Российской Федерации едет в Приднестровье без предупреждения. Дмитрий Рогозин в Приднестровье отправляется по случаю празднования Дня победы. Вот не звенья ли это одной цепи?

Валерий КАЛНЫШ: Если вспомнить, что недавно непризнанные власти Приднестровья попросили Россию поступить с ними так же, как поступили они с Крымом, то это серьезный звонок. И пусть Россия не рассказывает о том, что "мы едем просто так отметить".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот, кстати, и в студии программы "Герой дня" мы говорили с послом Молдовы в Украине. Он сказал, что Приднестровье периодически просится. Вот вопрос – почему такая ситуация была с экстренным реагированием с Крымом и почему так экстренно не отреагировал Кремль на просьбы Приднестровья?

Валерий КАЛНЫШ: Ну он тоже все съесть не может за один присест.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: По чуть-чуть.

Валерий КАЛНЫШ: Поэтому откусывает по чуть-чуть, конечно. Вот эта вся история с собиранием земель, то, что плохо лежит – это очень как бы так в духе. Знаешь, я вот себя ловлю на мысли, я говорю, Россия, Россия, Россия. Слушай, я ж не был таким человеком.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А мы-то что? А наши-то что?

Валерий КАЛНЫШ: Я всегда воспринимал россиян если не как братьев, то как хороших друзей, как приятелей.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы ведь относитесь к тому передовому населению Украины, которое видит разницу между русским населением и русским Кремлем, правильно?

Валерий КАЛНЫШ: Да ну! А почему? Кстати, а почему?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Что почему?

Валерий КАЛНЫШ: Я работал в газете "Коммерсант", но за все время в России, в Москве я был…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Москва – это не вся Россия.

Валерий КАЛНЫШ: Не вся Россия, хорошо, согласен. Так вот последний раз я был в этом году, а предпоследний раз я был в 86-м. Поэтому я как бы их не идентифицирую, какие они были, какие стали. Но мне всегда казалось, что мы настроены по отношению друг к другу хотя бы так с пониманием.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это получается, что на самом деле у Кремля никакого проекта сотрудничества, который бы он мог нам предложить, не было. Вот что-то сильнее, мощнее, интеллектуальнее и попередовее…

Валерий КАЛНЫШ: Попередовее, да, у них есть.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вот и что с этим делать? Потому что мне кажется, предложи Путин эффективную политику сотрудничества, что, не согласились бы разве?

Валерий КАЛНЫШ: Так вот в том-то и штука, что… Знаешь, это как в журналистике. Я всегда придерживался тезиса о том, что говорить правду – это всегда выгоднее. Причем выгоднее с точки зрения и коммерческой, потому что люди покупали честную газету, вот они читали честные новости. Это выгоднее. Туда шел рекламодатель, который знал, что если мы туда зашли, значит – это все по-честному, и мы не запятнаем свое имя доброе. Так вот я всегда думал, что честное сотрудничество гораздо выгоднее, чем война и захват каких-то территорий, потом освоение этих территорий, вбухивание в эти территории какого-то количества бабла, абсолютно враждебное отношение той страны, у которой ты эту территорию забрал. То есть мне всегда казалось, что… Ну, вот я позитивист такой был. В принципе, я и сейчас им остаюсь. И я для себя принял такую внутреннюю какую-то установку, согласно которой вот если не будет Путина у руля России, то история поменяется. Вот выветрится вот это украиноненавистничество из голов россиян, которые, замечу, сегодняшние данные "Левада-Центра", 30% - там, 28, что-то такое, ну, 30%, округлим – уверены, что Россия введет свои войска в Украину. Рейтинг Путина – он заоблачный сейчас. По-моему, 72% поддерживает действия российского Президента из числа россиян. Так вот, если не будет его, это все выветрится, и отношения будут… Ну, они не будут, конечно, такими, как они были до или во время того же самого Советского Союза, они ухудшились, но можно будет, во всяком случае, договариваться, можно будет решать вопросы.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Но тут как мы будем внутри страны друг с другом договариваться. Вот в Луганской области криминогенная ситуация на сегодняшний день вышла из-под контроля милиции, поскольку большое количество огнестрельного оружия попало в руки жителей. Об этом сообщает…

Валерий КАЛНЫШ: Ну, тут еще, конечно, большой вопрос – где была эта милиция. Потому что насколько я знаю, то ведь планы по разжиганию вот этих сепаратистских настроений – ведь это история не Майдана, и не Майдан это породил, и это не реакция на Майдан – что это разжигалось планомерно последние несколько лет. Сюда заходили, я имею в виду на восток страны, заходили российские деньги. И эти настроения подогревались, какие-то люди подкупались. И есть большие подозрения, что подкупались и силовые структуры на местах. Просто Майдан стал вот таким спусковым крючком, когда вот началась революция в стране, значит – кто-то решил воспользоваться этой ситуацией и сделать революцию в отдельно взятом регионе. Поэтому это большой вопрос – как табельное оружие при попустительстве некоторых силовиков могло оказаться в руках. Как бы не сами отдавали.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть категория населения, которая относится весьма спокойно ко всему происходящему, говорит: just business, ничего личного. Люди зарабатывают деньги. То есть, значит, там даже называются расценки. Вот те, кто сидит в захваченных домах, получают 800 долларов, тот, кто берет в руки оружие, называются чуть меньшие суммы. Но суммы, на самом деле, нереальные.

Валерий КАЛНЫШ: Поэтому я несколько сомневаюсь в том, что мирное гражданское население в схеме, как говорится.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, кстати. Ну, может, и в схеме, но не в доле так точно.

Валерий КАЛНЫШ: Ну да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Поэтому тут, конечно, вопрос. Если бы мы между собой договорились, то, мне кажется, никакой внешний, назови как хочешь – враг, оккупант…

Валерий КАЛНЫШ: Слушай, вот смотри, опять же, трудно просить, трудно требовать у народа сознательности, когда его на улице останавливают люди с автоматами. Есть такая штука, которая называется страх, когда ты начинаешь о себе. Ты не думаешь уже вообще о стране ну ни разу. Ну вот стоит перед тобой – цензурно как-нибудь скажу – человек с АК-100. И вот что ты ему скажешь? Вот он говорит: "Ты сейчас встал, пошел, быстро принес хлеба, воды вот туда, на баррикаду". И ты принесешь. И обвинять тебя, и говорить о том, что ты поступил непатриотично, нельзя, потому что ты ничего не можешь противопоставить. И когда люди надеются на то, что придут освободители, неважно… Освободители не в том высоком патриотическом смысле, а придут люди, которые уберут вот эту всю пошесть – вот это единственная надежда. Действительно, мало кто, скажу так, мало кто думает интересами государства, целостности страны и все такое прочее. Ну люди: нафиг-нафиг, пусть будет спокойно. Все. Вот это главное условие, вот это главное требование. Обеспечить это спокойствие те люди с автоматами, которые называют себя активистами непризнанных этих республик, не могут.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: 11 мая – день, на когда запланировано проведение все-таки референдума. Состоится, не состоится?

Валерий КАЛНЫШ: Давай не будем называть это… Ну, не будет это референдумом. Мы уже обсудили, почему это не будет референдумом.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, к огромному сожалению. Но предпримут ли власти попытку переубедить своих же сограждан в "недоцільності"?

Валерий КАЛНЫШ: Я думаю, будет не попытка переубедить, я думаю, будет предпринята попытка не допустить.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Принимается.

Валерий КАЛНЫШ: Вот все что угодно. Могут сломаться ризографы, которые печатают бюллетени. Могут, не знаю, не открыться "избирательные участки", хотя они что там хотели – в палатках на улице проводить, да? То есть может произойти все что угодно. Ну и как это себе представить?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А дальше-то что?

Валерий КАЛНЫШ: Вот дальше что? Вот что будут делать с этими результатами? Рассказывать о том… Да не важно, любой более-менее студент первого курса юрфака объяснит, что это не имеет никакой силы, что не была соблюдена процедура, что это нельзя считать волеизъявлением, потому что нигде эти инициативные группы о референдуме не были зарегистрированы, не было указа Президента, который объявлял бы эти… Господи, да это миллион и одна причина вообще не считаться с этим.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть такая хорошая поговорка: то, что перестает быть страшным, начинает быть смешным. Я хотела, чтобы мы вознеслись над схваткой, над всей этой ситуацией и поверили в то, что это был страшный сон, и что на самом деле делить-то было нечего.

Валерий КАЛНЫШ: Да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Валерий Калныш сегодня высказал свою точку зрения на Радио Вести. Спасибо за доверие. Спасибо за внимание.

Валерий КАЛНЫШ: Спасибо.

Читать все
Читать все