СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Арбузов уже спал с копией удостоверения премьер-министра"

"Тема Калныша"Шуфрич: "Янукович играл в евроинтеграцию и обманул всех"

Стенограмма эфира "Героя дня" на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый вечер! Как обычно, в это время я представляю вам программу "Герой дня". Сегодня в этом проекте наш гость – народный депутат Украины. Дамы и господа, прошу любить и жаловать – Нестор Иванович.

Нестор ШУФРИЧ: Здравствуйте!

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, Нестор Шуфрич сегодня наш гость. Вот ваш секретарь меня поправила и сказала: глава Киевской организации Партии регионов. На что я сказала, что об этом сегодня лучше молчать. Или я не права?

Нестор ШУФРИЧ: Вы знаете, может быть, кто-то подумает, что сегодня выгоднее скрыть вообще причастность к Партии регионов, а тем более назначение в такой непростой период, безусловно, в городе, который недавно пережил потрясения, которые, без всякого преувеличения, были связаны в том числе и с деятельностью лидера нашей партии, если хотите – почетного лидера нашей партии.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы имеете в виду Виктора Федоровича?

Нестор ШУФРИЧ: Януковича, да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Он остается почетным лидером вашей партии?

Нестор ШУФРИЧ: Был на тот момент, когда…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ой, я уж думала, я что-то пропустила. Так-так.

Нестор ШУФРИЧ: Был на тот момент, когда собрался Майдан. Я бы мог по-разному ответить на этот вопрос. Юлия, обратите внимание, что последние 3 года вы меня нигде не видели, нигде не слышали.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Вот я сейчас спрошу, чем жили вы, Нестор Иванович, все это время.

Нестор ШУФРИЧ: Я скажу, почему так произошло. Наверное, вы помните, как в десятом году меня брутально разменяли на Балогу. Хотя я сразу сказал, что моя отставка с должности министра по вопросам чрезвычайных ситуаций связана с необходимость провести политический обмен на Балогиных депутатов. Сам Балога это опротестовал, хотя потом и его депутаты вошли в большинство, и сам он таки стал министром, несмотря на отдельный блок, в частности, фракции Партии регионов. Сколько бы Балога не говорил, что "я ніколи не буду працювати з Януковичем", пошел работать как миленький. Пришлось рассчитаться с ним должностью министра по вопросам чрезвычайных ситуаций.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А почему вас именно в жертву принесли?

Нестор ШУФРИЧ: Ну, я думаю, этот вопрос уже надо задать Януковичу.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет, давайте я этот вопрос хотела бы задать вам, потому что, может быть, дело в том, что вы слишком сговорчивый, Нестор Иванович?

Нестор ШУФРИЧ: По поводу моей несговорчивости, наверное, не совсем правильно. Потому что видите, когда были кризисы, я всегда был на месте. В той ситуации, которая имела место в десятом году, я призывал Януковича забыть о мести политической и действовать согласно той нашей программе, которую мы дали. Кстати, я выступил как член Кабинета министров Украины категорически против пенсионной реформы. Я сказал…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нестор Иванович, давайте разберемся. Янукович – мстительный человек?

Нестор ШУФРИЧ: Я говорил про политическую месть, что мы должны сегодня после победы Януковича стабилизировать политикум и работать в плюс, и ни в коем случае не в минус. В итоге я договорился до того, что оппозиции, может быть, уделяли меньшее влияние, чем собственным соратникам. То "внимание", которое я испытал на протяжении трех лет, я просто не хочу даже передавать. Но надо отдать должное, многие пытались обратить внимание Януковича, особенно после того, как его сын имел колоссальное влияние на события в Украине, приобрел, точнее, колоссальное влияние на события в Украине. Многие пытались обратить внимание Януковича на то, что мы, в конце концов, боролись за Президента Януковича Виктора Федоровича, а не Александра Викторовича. Но мы не были услышаны.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А каким образом его сын влиял, вот вы говорите? Сфера влияния сына Януковича.

Нестор ШУФРИЧ: Очень четко на этот вопрос ответил вице-премьер-министр Украины Бойко. Он с этим столкнулся вплотную, потому что я в это время был, мягко говоря, отстранен от эпицентра принятия решений. И Бойко сказал, что ни одно кадровое решение без согласования и собеседования у Александра Януковича не проходило. Я не имею оснований не верить Бойко. В сентябре прошлого года, 13-го года, я имел очень непростой разговор с Януковичем по поводу так называемой евроинтеграции. Я понимал, что это подвохи, я понимал, что это маневр. И я говорил, что нельзя обманывать людей, как и на юго-востоке, которым мы 10 лет говорили абсолютно другую стратегию, и, конечно же, нельзя вселять надежду в людей по евроинтеграции, заранее зная, что этой евроинтеграции не будет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Какой-то из сыновей Януковича учился в Лондоне. Об этом говорил сам Виктор Федорович.

Нестор ШУФРИЧ: Я не скажу, кто из них.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Кто из них кто. Но откуда такое влияние? Ведь Александр Викторович, он дантист – я правильно понимаю? – по образованию. Откуда…

Нестор ШУФРИЧ: Ну, стоматолог.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, стоматолог, да.

Нестор ШУФРИЧ: Дантисты были в те времена, а сегодня стоматологи.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, будем говорить человеческим языком. Откуда такая жажда власти и умение влиять таким образом?

Нестор ШУФРИЧ: Мне сложно на это ответить, потому что я еще раз подчеркиваю: был до того, как Александр Янукович получил соответствующее влияние, и оно вылилось в назначение Арбузова и Клименко, и Ставицкого. То есть пришла команда Александра Януковича, как ее называли. По-разному их называли. Их называли "овощной командой", учитывая фамилию руководителя этой группы. Но факт остается фактом: влияние, безусловно, имело место. Не признавать сегодня или не видеть этого – это было бы, по крайней мере, некорректно. С другой стороны, как это влияние произошло – я не могу сказать, потому что, еще раз подчеркиваю, я до этого был фактически разменян на Балогу.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы спросили, я уж не знаю, у Януковича-старшего или у Януковича-младшего, почему, за что?

Нестор ШУФРИЧ: Вы знаете, я слишком уважаю себя, чтобы задавать такие вопросы.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы слишком уважаете себя, но при этом это вам даже после бегства Президента Януковича не помешало возглавить Киевскую организацию Партии регионов.

Нестор ШУФРИЧ: О! А когда? Когда уже Януковича не было.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы искренне верите в то, что вам удастся обелить эту организацию?

Нестор ШУФРИЧ: Вы знаете, что такое Партия регионов сегодня? Это, безусловно, партия, которая не может не нести ответственность за действия своего лидера. Но…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это навсегда партия беглого лидера, Нестор Иванович.

Нестор ШУФРИЧ: Но этот беглый лидер, как вы сказали, убежал, в том числе, и от нас. Вы не можете, Юля, представить себе мои эмоции после 21 числа, когда мы проголосовали закон по возвращению Конституции 2004 года, после того, как мы проголосовали амнистию. Януковичу только надо было их подписать, эти законопроекты, и дальше процесс уже был бы независим от него. Он 22-го утром исчезает. Он бросил не только Украину, он бросил и свою партию. Поэтому некоторые не выдержали и сразу побежали: кто за ним, кто в сторону от него, в другие фракции, в другие группы сформировались, некоторые умудрились даже вернуться в свои старые партии, из которых перешли в Партию регионов. Я принял для себя решение, что мы не имеем права бросить тех людей, которые верили в нас. Сегодня Партию регионов, даже по сегодняшним социологическим опросам, поддерживают миллионы наших граждан, а на последних парламентских выборах мы получили поддержку около 8 миллионов людей, если я не ошибаюсь. Это значимая часть Украины, и мы не можем людей оставить сегодня сам на сам с теми проблемами, которые у них есть. И это проблемы, безусловно, мы сегодня наблюдаем. Наблюдали в Крыму, наблюдали в юго-востоке. Конечно, качественно разная ситуация в Крыму и в юго-востоке, но, тем не менее, это проблема, которая должна быть решена, и Партия регионов здесь не может быть в стороне. Что касается киевлян, то на последних парламентских выборах мы имели около 12% поддержки, около 13% поддержки.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но что уж тут жить воспоминаниями, Нестор Иванович. Вот сегодня Янукович…

Нестор ШУФРИЧ: Партия регионов всегда в Киеве была своего рода оппозицией.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, была. Поживем – увидим, Нестор Иванович. Сейчас вам будет очень нелегко. Вот сегодня Янукович потребовал от властей в Киеве прекратить террор против собственного народа.

Нестор ШУФРИЧ: Пусть приедет и требует. Вот моя позиция: пусть приедет и требует.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Связи прерваны? Когда вы виделись или общались с Президентом Януковичем последний раз?

Нестор ШУФРИЧ: Я Президента видел вечером, уже даже поздно вечером 20 февраля, после того как вернулся из парламента. Я присутствовал на этом очень непростом, но, наверное, историческом заседании парламента, когда было проголосовано 234 голоса "за" постановление Верховного Совета о прекращении огня. Хочу подчеркнуть: многие обвиняют Партию регионов в том, что она не понимала то, что происходит в Киеве и самоустранилась. Это абсолютная ложь. Если бы не 28 народных депутатов Украины, которые после секундного совещания приняли решение голосовать за это постановление, это постановление не было бы принято. Потому что в 234 голосах 28 голосов – это были голоса членов Партии регионов. То есть мы обеспечили своими голосами принятие постановления, которое фактически обеспечило прекращение огня и вывод войск из центра Киева. На следующий день, как следствие этого голосования, был подписан меморандум, были проголосованы законы, о которых я говорил. А что произошло 22-го – для меня это загадка до сегодняшнего дня. Так вот я хочу вам сказать по поводу Арбузова.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А чего вдруг? Ну ладно, давайте.

Нестор ШУФРИЧ: Буквально в декабре месяце, после известных событий на Майдане, я, глядя Януковичу в глаза, на заседании нашей фракции в присутствии Арбузова, то есть не за спиной Арбузова, потребовал отставки Арбузова. Сказал: Виктор Федорович…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Почему? По-моему, мне кажется, Арбузова ваши избиратели воспринимали как самого большого в вашей команде евроинтегратора. Он до последнего убеждал всех в том, что ассоциация будет подписана.

Нестор ШУФРИЧ: Я думаю, что он до последнего хотел убедить Еврокомиссию рекомендовать его на должность Премьер-министра после отставки Азарова. Давайте называть вещи своими именами. Ведь вы не забывайте, что…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Арбузов мечтал занять пост Азарова. Или ему был обещан пост Азарова?

Нестор ШУФРИЧ: Мне кажется, он уже спал с копией удостоверения Премьер-министра Украины. И это была жесткая позиция, я это ощущал, Александра Януковича. Эта ситуация не воспринималась парламентским большинством. Мы категорически выступили… Скажем так, старая гвардия выступила категорически против сохранения во власти Арбузова и его команды. Это вызвало беспрецедентную реакцию у Януковича. Он три раза меня останавливал и просил прекратить, я три раза продолжал и требовал сформировать правительство с учетом реалий, которые есть в парламенте. И следующий момент, который, я уже думал, честно говоря, снимет напряжение, это еще было до того, как произошло массовые столкновения с применением огнестрельного оружия и с огнем снайперов 18-20 февраля. Буквально 17-го нам удалось Януковича убедить 18-го утром вернуться к Конституции 2004 года. Это была моя жесткая позиция. Я не буду скрывать, я это согласовал с Турчиновым, тогда еще лидером оппозиции, это поддержал Яценюк, "за" был Кличко, в принципе, поддерживал это и Тягнибок. И мы убедили Президента 17-го числа. 18-го утром приходит глава Администрации и говорит, что да, Президент считает, что это решение правильное, но несколько преждевременное. На что я встал и начал кричать: если мы это не сделаем сегодня в 10 утра – начнется трагедия. К сожалению, я оказался прав.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы после свежих вестей вернемся в студию и продолжим наш разговор. Это Радио Вести. Оставайтесь с нами.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы обмолвились, Нестор Иванович, что вы говорили с ныне исполняющим обязанности Александром Турчиновым. И, собственно говоря, мы знаем о том, что вас связывают достаточно дружеские отношения и с лидером "Батьківщини", с соратницей Турчинова Юлией Владимировной Тимошенко. Я вот хотела вас спросить. Этот последний разговор, телефонный ваш разговор с Тимошенко. Вы ведь в какой-то момент сказали, что это фейк и этого разговора не было. Достаточно жесткую позицию в этом разговоре занимала Юлия Владимировна – говорила, что готова взять пулемет и стрелять кацапов. Был такой разговор или нет? Все хотела вас спросить об этом.

Нестор ШУФРИЧ: Вы тогда неправильно трактуете мое заявление. Я сказал: такого разговора не было. Ситуация была следующая, если это интересно. Было совещание лидеров фракций, когда обсуждали ситуацию на юго-востоке. Как раз в это время был звонок одному из наших коллег, и я имел возможность обсудить сложившуюся ситуацию с лидером "Батьківщини", настаивая на целого ряда моментов, которые, как показала жизнь, станут необходимыми – это учитывать мнение регионов при формировании местной власти и, безусловно, урегулировать вопрос использования русского языка, особенно после того, как был отменен так называемый закон Колесниченко-Кивалова.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но там женщина с голосом, похожим на Юлию Тимошенко, говорит, что готова взять пулемет. Было такое?

Нестор ШУФРИЧ: Я вам могу сказать, что тех слов… Там и пулемет был, и атомная бомба. Я уже слышал потом соответствующую запись. Этих слов не было. И если внимательно послушать, то даже видно, как врезали в разговор, который имел место, соответствующие новеллы. То есть кому-то этот разговор очень был нужен, и кто-то его использовал.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нестор Иванович, но ведь вопрос – кому? Потому что вот вы говорите, что там были смонтированы… Правильно я вас понимаю? Смонтированы.

Нестор ШУФРИЧ: Если вы внимательно послушаете, вы даже увидите, где.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А Юлия Владимировна не говорит, что там были смонтированы фрагменты. Она просто у себя на странице написала "Привет ФСБ".

Нестор ШУФРИЧ: Я не знаю, что говорила Юлия Владимировна. Я вам говорю про тот разговор и про ту ситуацию, которую четко знаю я.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я поняла, Нестор Иванович. Там человек с голосом, похожим на ваш, говорит, что "да, если бы ты была, ты бы этого не допустила". Вы действительно верите в то, что Тимошенко могла бы нейтрализовать вот это напряжение существующее, будь она на свободе?

Нестор ШУФРИЧ: Я работал с Тимошенко в бюджетном комитете, если не ошибаюсь, в 1998 году, мы работали в нескольких созывах парламента. И, конечно, в ситуациях, которые являлись кризисными, она демонстрировала незаурядные возможности их разрешения. Поэтому предположить, как бы она себя вела, если бы у нее были полномочия по принятию решений, и чем бы это закончилось, сегодня сложно. Но, я думаю, ни один человек в Украине, как бы он к ней не относился, негативно или позитивно, в нерешительности ее не упрекнет. А как раз очень многие сегодня и предъявляют власти обвинения в том, что в вопросе Крыма была нерешительность и определенная некоординация действий. Кстати, с этим нельзя не согласиться. Я скажу, почему. Ведь если я не ошибаюсь, 28-го вечером я был в Крыму и встречался с Константиновым и с Аксеновым. И, в принципе, они заверили киевскую власть, что у них нет никаких намерений по поводу отторжения Крыма. Более того, был разработан целый план действий, который должен был завершиться внесением изменений в Конституцию Крыма. И этот план, в принципе, был принят Киевом. Но, правда, кто-то додумался на следующий день направить в Киев, не согласовав, что является, кстати, нарушением Конституции Крыма, направить туда министра внутренних дел Крыма, если не ошибаюсь, прокурора, да еще в придачу принять в Печерском суде решение об аресте Аксенова и Константинова. После этого Аксенов принял решение о переподчинении себе всех военных формирований в Крыму. То есть я задаю вопрос: если мы начали диалог, то зачем мы пугаем арестом, который еще и не можем осуществить?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну да, это называется как мало пройдено дорог, как много сделано ошибок. Но раз уж вы говорите о решительности Тимошенко, как думаете, почему все-таки она проиграла Януковичу президентские выборы?

Нестор ШУФРИЧ: Потому что она их не могла выиграть в тех условиях.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Почему же?

Нестор ШУФРИЧ: В условиях ошибок, которые были сделаны властью в 2009 году, выиграть эти выборы было невозможно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А, может быть, она в принципе не могла выиграть президентские выборы в Украине?

Нестор ШУФРИЧ: Мне сложно ответить на этот вопрос, потому что есть факт – она их не выиграла. Между тем, мы не можем не учитывать и то, что в досрочных выборах, если не ошибаюсь, 2007 года ей удалось провести хороший результат для своей партии, сформировать правительство. С большим трудом, я помню тогда, подскакиванием и привставанием они таки сформировали правительство. Но знаете, что мы говорим сейчас? Если бы тогда при власти остался Янукович, то, наверное, президентские выборы выиграла бы Тимошенко. Потому что в условиях мирового кризиса, давайте будем откровенны, быть в оппозиции намного перспективнее с точки зрения следующих выборов, чем находиться при власти. Оппозиция в условиях кризиса всегда пользуется большей поддержкой. Ну и не последнюю роль тогда сыграл Ющенко, который, будем говорить откровенно, со своими администрациями, мягко говоря, поддержал своего рода нейтралитет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нестор Иванович, что уж тут нам о воспоминаниях. Тут просто констатировать можно факт. Выше себя не пригнешь, и есть политики, которые просто идеальны в какой-то оппозиционной борьбе, но есть такая историческая необходимость иногда слезать с танка и работать конструктивно. Когда вы говорите о ситуации с Крымом, вы думаете, что Турчинов не ведет никаких консультаций, Юлия Владимировна не имеет возможности влиять на принятие каких-либо решений, понимая, что Турчинов – всего лишь исполняющий обязанности, а Тимошенко – кандидат на пост Президента?

Нестор ШУФРИЧ: Давайте будем реальными людьми. Обратите внимание на дату принятия соответствующих решений. Если не ошибаюсь, 26 или 27 февраля – 5 дней после того, как… я даже не знаю, как на тот момент назвать. Давайте назовем их лидерами оппозиции – как лидеры оппозиции взяли власть в тот способ, в какой взяли. Я не хочу быть сейчас судьей или прокурором, но прошло только 5 дней, власть как таковая не была сформирована. Кабинет Министров Украины, по-моему, только-только сформировали, один или два дня, или даже, по-моему, и Кабинет Министров на тот момент не был сформирован. Был институт кучи исполняющих обязанностей. Это один момент. Второй момент – это то, что, если я не ошибаюсь, ее вообще не было в стране. Потому что тот разговор, который имел место, она, по-моему, как раз находилась в Германии.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это как раз сейчас не проблема, Нестор Иванович.

Нестор ШУФРИЧ: По телефону стратегические вопросы не решаются. Даже для того, чтобы принять какое-то решение, необходимо сделать следующее – встретиться. Для этого и существуют саммиты в рамках G8.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Правда ли, что Клюев встречался с Тимошенко, когда она пребывала еще в харьковской больнице?

Нестор ШУФРИЧ: Этого я не знаю.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы не знаете об этой встрече?

Нестор ШУФРИЧ: Этого я не знаю. Я читал об этом. Не могу ни подтвердить, ни опровергнуть.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Допустим, что эта встреча была. О чем мог говорить Клюев с Тимошенко?

Нестор ШУФРИЧ: Я не могу допускать то, о чем я не знаю. Юля, у меня такое ощущение, что у вас какая-то задача сегодня – обязательно поговорить про Юлию Тимошенко. Давайте поговорим о других политиках.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нестор Иванович, моя задача – получить ответы на вопросы, которые меня очень долго как журналиста интересовали, собственно говоря, и наших слушателей. Потому что они подтверждают этот интерес. Вы же знаете, что незнание порождает…

Нестор ШУФРИЧ: Давайте вопрос.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Незнание порождает кучу всяких домыслов. Вопрос мой заключается вот в чем. От того, что мы не понимаем, как будут развиваться события, мы не понимаем…

Нестор ШУФРИЧ: Я вас успокою. Есть большой шанс того, что события закончатся, скажем так…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: 25 мая?

Нестор ШУФРИЧ: 25-го или 15 июня, если я не ошибаюсь, когда там второй тур будет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы все-таки не исключаете, что второй тур будет?

Нестор ШУФРИЧ: Я почти уверен, что будет второй тур, потому что у меня есть очень много вопросов и к результатам социсследований. Но я рад тому, что два объединенных социал-демократа или близкие к объединенным социал-демократам – Юлия, по-моему, вы тоже не совсем чужой этой структуре человек, учитывая то, что вы начинали вашу карьеру, если я не ошибаюсь, и первая наша встреча была на "Интере".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это уже было продолжение моей карьеры, Нестор Иванович.

Нестор ШУФРИЧ: Я извиняюсь. Но первый раз мы встретились с вами на "Интере". А "Интер" был создан моим большим другом, светлая ему память, Игорем Плужниковым, великим человеком, безусловно, светлым очень. Светлый человек, который преждевременно покинул нас в непростом 2005 году. Так вот фактически два его ученика или один ученик и его соратник возглавят государство, судя по соцопросам, через буквально несколько дней. Арсений Яценюк, который по квоте Плужникова и по квоте объединенных социал-демократов был назначен первым заместителем руководителя Нацбанка при Тигипко, был пролоббирован Медведчуком и Плужниковым, перед тем занимая должность министра экономики, кстати, в Автономной Республике Крым. И второй наш соратник – член политбюро СДПУ(о) Петр Алексеевич Порошенко.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот вы категорически заявляете, что лидерство сохранят именно Яценюк и…

Нестор ШУФРИЧ: Премьер-министр сохранится. По крайней мере, Премьер-министр уже есть.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А откуда такая уверенность?

Нестор ШУФРИЧ: Про Петра Алексеевича?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да.

Нестор ШУФРИЧ: Ну, социсследования. И, наверное, это правильно, что два Майдана привело к власти двух соратников Медведчука, Шуфрича и всей нашей команды.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: То есть, возвращаясь к началу нашего разговора, Тимошенко в принципе не может выиграть президентские выборы в Украине, независимо от того, кто будет ее конкурентом?

Нестор ШУФРИЧ: Я сказал, что будет непросто, потому что сами выборы будет провести непросто.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот мы об этом поговорим. Как с результатами выборов, скажем, в Крыму и на юго-востоке.

Нестор ШУФРИЧ: Безусловно, у Петра Алексеевич есть определенные шансы на поддержку. Ведь одним из основателей Партии регионов, если не ошибаюсь, с Азаровым и Рыбаком был как раз Петр Алексеевич Порошенко. Только партия тогда называлась Партія відродження регіонів України, что-то такое.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нестор Иванович, у вас прекрасная память. Но почему все-таки вы считаете Порошенко? Почему вы скидываете со счетов Юлию Владимировну и Сергея Леонидовича Тигипко, например? Сегодняшние опросы – я уж не знаю, кому верить, но вот появилась информация о том, что Тигипко может занять вторую позицию в президентской гонке. Вот как вам такой прогноз?

Нестор ШУФРИЧ: Вы знаете, я не социолог, я политик.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: У вас должна быть хорошая политическая интуиция, Нестор Иванович.

Нестор ШУФРИЧ: В условиях революционной ситуации, а у нас ситуация сегодня без всякого преувеличения революционная, за 5, за 3 дня до выборов может произойти все что угодно. Поэтому я думаю, что сегодня мы можем базировать на тех социсследованиях, которые нам доступны на эту минуту. На эту минуту есть определенный рейтинг Порошенко, и на втором-третьем месте Тимошенко и Тигипко. Учитывая, что я не участвую в президентской кампании, я буду внимательно за этим наблюдать и, безусловно, буду поддерживать Михаила Добкина, который, я считаю, смог бы принести стабильность в юго-восточный регион.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А хотелось бы, Нестор Иванович? Хотелось бы?

Нестор ШУФРИЧ: Что касается моего личного участия в президентской кампании – она была предопределена тем, что Тигипко и Добкин самовыдвинулись, и я попросил товарищей в партии прекратить дискуссию по поводу возможного моего выдвижения, потому что от Партии регионов достаточно было уже на тот момент Тигипко и Добкина. Кроме этого, я уже не говорю, что выдвинулся еще и Царев, и выдвинулся еще и Бойко. И ради того, чтобы наши голоса хоть как-то были сконцентрированы, я…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы снова принесли себя в жертву, Нестор Иванович. Но о ваших президентских амбициях и о будущем Украины – сразу через несколько минут на Радио Вести.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вот, Нестор Иванович…

Нестор ШУФРИЧ: Да, Юля, я хочу подытожить наш предыдущий блок. Наверное, было бы логично, если…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: О ваших президентских амбициях вы все-таки хотите поговорить.

Нестор ШУФРИЧ: Давайте сначала о других президентских амбициях. Было бы логично и, наверное, это было бы для меня где-то даже и справедливо, если бы во второй тур выборов попал вице-премьер-министр правительства Януковича Сергей Тигипко и министр экономики правительства Януковича Петр Алексеевич Порошенко. Это было бы логичное завершение Майдана, и это бы подчеркнуло, что невозможно проводить в стране люстрацию. Потому что если бы люстрацию кто-то в этой стране и прошел, то это Партия регионов. Сегодня одни от нас убежали за границу, другие убежали в хлебные места, из-за которых к нам и пришли. Поэтому я могу сказать, что как раз Партия регионов – единственная партия, которая прошла реальную люстрацию жизнью.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Самоочистку вы хотели сказать?

Нестор ШУФРИЧ: Самоочистку. Это, скорее, была люстрация извне, обстоятельствами, на которые мы не имели влияния. Но очистка партии реально произошла. И сегодня в партии сотни тысяч людей, около миллиона членов партии, которые действительно хотят сделать все, чтобы в стране наступила стабильность. И это же касается и Киевской городской организации.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вот в стране наступила стабильность. Вот вы обратили внимание, пока мы слушали вести, пока мы тут с вами говорили и слушали выпуск новостей, стало известно, что донецкая народная республика превращается в суверенное государство, и вот еще немного – и будет требовать присоединения к Российской Федерации. А ведь ваш избиратель на юго-востоке, Нестор Иванович. Так чьи интересы вы в парламенте будете представлять, если уйдет Донецк?

Нестор ШУФРИЧ: По данным даже официальным власти, мы сейчас не будем опираться на данные, которые были оглашены руководителями так называемой донецкой народной республики, луганской народной республики, около 30% пришло на референдум. В двух областях это около двух миллионов людей.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: То есть вы не признаете результаты референдума?

Нестор ШУФРИЧ: Я не закончил. Это очень много. И даже этих двух миллионов людей нельзя не слышать. И это, кстати, жесткая позиция Партии регионов, которая не единожды была оглашена в парламенте. Я обращался к власти после того, как они пришли к власти. Неважно, как это произошло. Вы – власть. Вы должны сделать все, чтобы после Небесной сотни, к которой нельзя не относится с уважением, люди вышли за свои принципы и отдали за это жизнь. Второй вопрос – кто их вел? Вы знаете, у нас получается ситуация, что революцию делают романтики, а пользуются ее плодами мерзавцы. Я сегодня не буду определять, кто мерзавец в этой стране. Подождем. Это все проявится. Но люди отдали свои жизни. И, конечно же, их смелость, когда они бросались, не может не вызывать уважение. Но мое обращение к власти было следующим: вы не имеете права допустить новой сотни на юго-востоке страны. Услышьте этот регион и будьте властью для всей Украины. Этого, к сожалению, не произошло.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сколько депутатов в Партии регионов, представляющих интерес Крыма?

Нестор ШУФРИЧ: Было избрано?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да.

Нестор ШУФРИЧ: 10 по округам и…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: После аннексии Крыма кто-либо из этих ваших коллег, представляющих интересы крымского народа, крымчан в парламенте, сложил свои депутатские полномочия, свой депутатский мандат?

Нестор ШУФРИЧ: Многие сложили. Это в том числе и Вадим Колесниченко, если не ошибаюсь, Брайко, другие написали заявления о сложении своих полномочий. Колесниченко Вадима, по-моему, уже лишили мандата. То есть люди поступают так, как считают для себя возможным в этой непростой ситуации. И что касается референдума, который имел место. Безусловно, невозможно признать его легитимность по многим нормам юридического права. Но не услышать…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но сдавая мандат, депутаты признают результаты.

Нестор ШУФРИЧ: Я извиняюсь. Но не услышать людей в Луганске и в Донецке власть не имеет права. Это очень серьезный сигнал. Может, это последний сигнал, на который необходимо мгновенно реагировать. И я слышу, реакция уже соответствующая есть. Турчинов заявил о том, что необходимо организовать диалог с регионами и решить вопрос с учетом тех требований, которые выдвинули протестующие. Я подчеркиваю: там есть люди, и их сотни тысяч, и мы это уже сегодня видим, которые пришли отстаивать свои гражданские права. Но, к сожалению, мы можем предполагать, что есть и наемники, которые за 500 долларов в день пришли выполнять чей-то заказ. Вот этих людей мы должны отделить друг от друга и проголосовать амнистию. Иначе мы не найдем выход из этой ситуации. Кстати, я был автором первого закона про амнистию для активистов Майдана, и я подал первый закон про амнистию протестующих на юго-востоке. Людям надо дать возможность вернуться домой, не боясь дальнейшего преследования.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нестор Иванович, вот когда вы говорите об амнистии, вы понимаете, что если сейчас будет следующий раунд так называемого референдума, и все-таки представители донецкой народной республики инициируют этот вопрос о присоединении к Российской Федерации, какова будет современная история, история современной Украины дальше?

Нестор ШУФРИЧ: Я уверен, мы еще имеем возможность, если уберем амбиции и если мы перестанем проецировать свои действия на рейтинги, мы сможем сохранить единство страны.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ведь "Услышу каждого" – это был слоган вашего лидера некогда.

Нестор ШУФРИЧ: Давайте я сейчас, может быть, немножко цинично скажу, но не при Януковиче мы временно, я надеюсь, потеряли Крым, и сейчас стоим на пороге потери Донбасса.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да нет, Нестор Иванович. Хорошо, давайте. Я хотела не об этом говорить, хотя тут у меня есть свой аргумент, я его выскажу. Вот о чем хотел говорить юго-восток с Президентом? И чего Президент Янукович так и не услышал? Вот вы понимание, какой риторика должна быть нынешней украинской власти с жителями юго-востока? Вы ведь западный человек, прозападный, я бы сказала, потому что вы-то родом…

Нестор ШУФРИЧ: Из Закарпатья.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Из Закарпатья.

Нестор ШУФРИЧ: Но я более 10 лет отстаивал принципы сохранения и расширение экономических отношений со странами бывшего Советского Союза как традиционными рынками и производственной базой. И я более 10 лет, как человек, который говорит на пяти языках, в том числе четырех, которые используются на территории Украины – это венгерский, словацкий, украинский и русский язык, требовал сохранения обеспечения права использования русского языка во всех сферах жизни. И впервые этот вопрос возник в 2005 году, когда пришли "оранжевые" и начали через колено ломать русскоязычное население. А их у нас 20 миллионов человек. И с этим ничего не поделаешь. Их надо слышать и надо к ним относиться как к гражданам Украины, независимо от того, где они…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так что вы хотели услышать? Что они хотят вам сказать, чего вы не хотите услышать?

Нестор ШУФРИЧ: Почему мы?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну или чего так и не услышал Президент Янукович? Сформулируйте нам.

Нестор ШУФРИЧ: Вы знаете, как раз при Президенте Януковиче, я считаю, был одна проблема – это то, что он играл в евроинтеграцию и обманул как жителей юго-востока, так и жителей центра и запада Украины.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А зачем он это делал? Вы дали себе ответ на этот вопрос?

Нестор ШУФРИЧ: Мне сложно ответить на этот вопрос, потому что я как минимум не Янукович. Но я его предупреждал в эту игру не играть. И был отправлен, как называется, в ссылку за свою позицию. К сожалению, все мои опасения и предупреждения оправдались.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Где вы были последние 3 года, расскажите? Вы так вскользь упомянули, что вы на 3 года выпали из публичной политики. Чем вы занимались эти 3 года?

Нестор ШУФРИЧ: Есть у нас такое хорошее место для того, чтобы человека удалить и в то же время держать под контролем. Оно называется Совет национальной безопасности и обороны. К сожалению, этот конституционный орган, стратегически важный для нашей страны, был определен властью еще и при Кучме, и при Ющенко местом временной ссылки неугодных политиков.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Возможно, вас на сохранение таким образом отправили, Нестор Иванович?

Нестор ШУФРИЧ: Вы знаете, я бы не хотел, чтобы в такой способ… Вы знаете, тогда меня очень хорошо сохраняли. Потому что сохраняли каждый мой шаг и каждое движение, и каждый мой разговор. Это я чувствовал. Это было не сохранение, а охранение – от слова "охранка", которое постепенно, все время и постоянно ощущал возле себя. Но я это пережил и…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так, думаете, ваш разговор с Тимошенко слушал Президент Янукович, а не российские спецслужбы?

Нестор ШУФРИЧ: Мне сложно сказать, кто смонтировал этот разговор.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вернемся через несколько минут. Вы слушаете Радио Вести. Оставайтесь с нами.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Еще раз поприветствую наших слушателей и вас, Нестор Иванович. Добрый вечер всем, кто к нам только что присоединился!

Нестор ШУФРИЧ: Вы знаете, добрыми эти вечера в Украине нельзя назвать. И я не могу не воспользоваться такой возможностью. Мы, наверное, должны были это, Юля, сделать в начале передачи и выразить соболезнования семьям погибших, которые, к сожалению, гибнут в мирное время в Украине. И это то, что недопустимо, это то, что сегодня действительно делает больное. В мирное время гибнут люди. И впервые мы начинаем поднимать тосты и желать друг другу мира, приветствуя друг друга. Я никогда не думал, что это возможно. Причем первыми начали об этом говорить старшие люди. Первым это пожелание высказал мой отец на Пасху. Говорит: "Сын, я желаю мира в нашей стране". И это то, что действительно пронизывает, и из этого должны исходить все граждане, а политики в первую очередь.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нестор Иванович, ну вот смотрите, какая получается история. Вы причастны к Партии регионов, вы причастны и были дружны с вашим беглым лидером. И в вас ведь рационального больше, чем эмоционального ввиду того, что вы все-таки в политику пришли из бизнеса. Вы знаете, как…

Нестор ШУФРИЧ: Да, я этого никогда не скрывал.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Вы знаете, как сделать так, чтобы бизнес работал, приносил доход и был успешным. Но вот теперь, анализируя все эти поступки вашего лидера и, собственно говоря, полное отсутствие какого-то прогресса развития реформ, инноваций в любой, абсолютно любой сфере, в том числе попрание уважения к институтам государственной власти, абсолютный крах. И при этом вы остаетесь в политике, вы возглавляете Киевскую организацию Партии регионов. На что вы надеетесь, Нестор Иванович?

Нестор ШУФРИЧ: Юлия, я сегодня мог бы парировать, что при Януковиче…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не будем о прошлом. Давайте вперед.

Нестор ШУФРИЧ: Подождите. Вы ж мне апеллируете к прошлому. Поэтому разрешите я отвечу вам с этим небольшим экскурсом.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Давайте.

Нестор ШУФРИЧ: Кто бы что ни говорил, но при Януковиче никто не мог позволить поднимать тарифы на 75%, как это заявил киевский городской голова в городе Киеве, не поднимая при этом доходы, и снимая, как это мы слышим, муниципальные надбавки в городе, который имеет довольно значимые доходы бюджета. А в случае проведения конституционной реформы Киев имеет возможность стать одним из самых богатых городов Восточной Европы. И здесь у меня возникает вопрос. Почему, когда реально была возможность ликвидировать двоевластие в городе Киеве, коалиция не смогла набрать необходимые 226 голосов? Ведь это уже притча во языцех, что киевский городской голова, избранный киевлянами, должен иметь объединенную должность с главой администрации, пока эта должность не ликвидирована. А это конституционная должность. Мы ее можем ликвидировать только в случае внесения изменений в Конституцию, что мы и стараемся делать, ликвидируя государственные администрации во всех областях, в том числе и в городе Киеве. Так вот, когда этот вопрос поставили на голосование, коалиция за него не проголосовала. Вывод один – сегодняшняя коалиция не доверяет друг другу. И в зависимости от того, кто будет мэр, кто будет Президент, и тасуют под них полномочия. Это нечестно ни в отношении киевлян, ни в отношении граждан Украины, потому что сегодня мы хотим значительно сократить полномочия Президента даже в отношении Конституции 2004 года.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А чего вы не сократили полномочия Президента Януковича, Нестор Иванович?

Нестор ШУФРИЧ: Потому что он узурпировал власть в сентябре 2010 года. И я публично против этого выступил.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но из партии вы же не вышли. Пошли на сохранение в Совет национальной безопасности и обороны.

Нестор ШУФРИЧ: Ну, не пошел, а послали.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну уже послали, так послали. Нестор Иванович, информационную войну мы могли не проиграть, потому что вы были в Совете национальной безопасности и обороны.

Нестор ШУФРИЧ: Юля, я потому и не ушел из Партии регионов, потому что я понимал, надо противостоять, насколько это возможно. И сегодня обратите внимание, я в Партии регионов вместе с нашим киевским активом, который сегодня вышел 9 мая, приблизительно 2 тысячи человек нас было. Надо отдать должное правоохранителям города Киева – были обеспечены беспрецедентные меры безопасности. Да, мы пришли с георгиевскими ленточками, как символом победы, а не солидарности с так называемыми сепаратистами. Это действительно сегодня символ победы. Но мы вместе с георгиевской ленточкой прикрепили и наши национальные цвета.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нестор Иванович, давайте не будем уже ковыряться в прошлом, давайте вперед. Есть ли жизнь после 25 мая? Вот Татьяна спрашивает: "Спросите, пожалуйста, пана Нестора, он согласен на Тимошенко как Президента? Благаю".

Нестор ШУФРИЧ: Я согласен на Михаила Марковича Добкина как Президента Украины и буду за него голосовать.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А что так-то, Нестор Иванович? Почему? Только потому, что он однопартиец?

Нестор ШУФРИЧ: Я Михаила хорошо знаю.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А Юлию Владимировну что, плохо знаете?

Нестор ШУФРИЧ: Это, безусловно, талантливейшей руководитель, именно который проявил свой талант, управляя ключевым регионом в нашей стране. Я уверен, в сегодняшних условиях Президент от юго-востока…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я поняла, Нестор Иванович. Ну, у нас же не избирательная кампания.

Нестор ШУФРИЧ: Вы спросили, Юлия.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, вы ответили. Все, Нестор Иванович, вы ответили.

Нестор ШУФРИЧ: Только представитель юго-востока сможет стабилизировать ситуацию в стране.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Следующий вопрос. Нестор Иванович, Партия регионов слышала людей по всей Украине? "Хотя я к вам отношусь как к нормальному человеку, нормальному мужчине, – тут пишет слушатель наш, – вас уважаю, но не пойму ваших принципов. Мое мнение: вы слышите то, что хотите, то, что вам удобно. На счет вашей ссылки очень сомневаюсь". Вот такая реплика на ваш ответ.

Нестор ШУФРИЧ: Слышали. Слышали и говорили, но нашего голоса было недостаточно для того, чтобы…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Слышали и услышали немножко, Нестор Иванович…

Нестор ШУФРИЧ: Нет, мы слышали людей. Более того, мы это ощущали на себе. Я сейчас не буду говорить про перипетии судьбы своей, своих бизнес-структур, бизнес-структур наших соратников. Это коснулось и нас. Мы об этом говорили, но, к сожалению, не были услышаны.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нестор Иванович, какова будет ваша тактика, тактика вашей партии на президентских выборах? Мы понимаем, что на самом деле мы можем по-разному относиться к власти, у нас очень много вопросов к исполняющему обязанности Президента господину Турчинову, у нас очень много вопросов к министру обороны, к министру внутренних дел. Но мы понимаем, что 25 мая – это такая точка отсчета, когда мы сможем перевернуть страницу и все-таки…

Нестор ШУФРИЧ: Ну или 15 июня.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Пусть так, да. Вот вы, как депутат, ваши однопартийцы, потому что вы тоже власть – вы можете гарантировать безопасность и абсолютное честное соблюдение президентских выборов на юго-востоке? Потому что там ваш избиратель.

Нестор ШУФРИЧ: Вы же Турчинова, Тягнибока и Кличко властью не называли до 20 февраля.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Отчего же?

Нестор ШУФРИЧ: Безусловно, со своей стороны мы сделаем все, чтобы выборы прошли. Надо поставить точку в этом подвисшем вопросе легитимности власти, нравится нам эта власть или нет. Поэтому мы за то, чтобы выборы прошли, и чтобы этот Рубикон мы перешли. Следующий момент. И обратите здесь внимание на позицию Партии регионов. Мы за то, чтобы в стране наступила стабильность. И мы готовы стать своего рода посредниками для мостика или как это сейчас называют диалога между юго-востоком и Киевом. И это необходимо сделать, мы обречены это сделать. Но это мы должны сделать, внеся изменения в Конституцию, которые необходимо сделать до 25 мая. Я скажу вам, почему. Это очень важно. Люди должны знать, с какими полномочиями выбирают Президента и на какой период они выбирают Президента. Ведь мы точно знаем, что мэра мы выбираем на полтора года – до октября 15 года. Моя твердая убежденность в том, что Президента мы по действующим нормам переходных положений Конституции, которые были приняты, если я не ошибаюсь, в том же десятом году, мы выбираем до 15 года, марта месяца. И надо об этом говорить честно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нестор Иванович, мы так богаты, чтобы каждый год проводить президентские выборы, вы думаете?

Нестор ШУФРИЧ: Вот для того, чтобы этого избежать, мы должны внести изменения в Конституцию, и люди должны четко знать, какие полномочия у Президента. Ведь мы не выбираем главу исполнительной власти. Сегодня глава исполнительной власти – это Премьер-министр Украины. Моя точка зрения, что вообще сегодня это своего рода небольшой обман, когда людям вселяют надежду в то, что они выбирают главу государства, который влияет на ситуацию в стране. А реально на ситуацию в стране сегодня влияет парламент и Премьер-министр.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нестор Иванович, очень коротко о внешнеполитическом векторе. Вы, как человек, рожденный на Западе, в западной области…

Нестор ШУФРИЧ: В самом западном городе нашей страны – Ужгороде.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но представляющий интересы все-таки юго-востока в парламенте, у вас есть понимание того, что мы все-таки сохраним вот этот европейский внешний вектор или многовекторность? К чему мы будем стремиться?

Нестор ШУФРИЧ: Я уверен, Украина в силу своего географического и политического положения обречена на многовекторность. И я уверен, что понимание к этому уже пришло и в Европе, и в России. Украина должна быть для украинцев. Украина не должна обслуживать какие-то интересы стратегические любых наших соседей и стратегических партнеров. Мы должны партнировать на паритетных условиях со всеми странами, с которыми у нас есть интересы.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нестор Иванович, но вы же понимаете, что нужно определяться. Вот современный мир требует определенности. Итак, Таможенный союз или Евросоюз? Вот так вот поставлю вопрос.

Нестор ШУФРИЧ: В моем понимании кооперация в Таможенный союз имела значимые преимущества перед зоной свободной торговли. Сегодняшние события, конечно, усложняют прагматизм, сегодня доминируют эмоции. И я скажу откровенно, как один из самых пророссийских политиков, который отстаивал интересы интеграции со странами бывшего Советского Союза в течение последних 10 лет, после событий в Крыму, присоединение которого я не признаю и считаю, что этот вопрос обязательно должен быть пересмотрен или урегулирован, может быть, через новый законный референдум через 5-10 лет. Но, с одной стороны, мы должны услышать крымчан, услышать жителей Донбасса, но с другой стороны, мы должны обеспечить сохранность наших границ, существующих в границах 91 года. И это задача каждого политика. А что касается Евросоюза и России, то мы здесь должны занять позицию взаимного уважения и сохранения стратегических украинских интересов, а не подыгрывать чьим-то другим интересам. И в условиях, когда ситуация с российским руководством крайне напряжена, конечно, о какой-то интеграции говорить сложно. Поэтому мы должны сегодня воздержаться от интеграционных процессов до полной стабилизации ситуации в Украине. Я думаю, что ситуация на Донбассе не будет улучшена резким продвижением в еврозону. Сегодня надо воздержаться от любых интеграций и обеспечить стабильность в наших границах, в границах государства Украина.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но вы же не думаете, что юго-восток надо сбросить как балласт, чтобы продвинуться в евроинтгерации?

Нестор ШУФРИЧ: Ни в коем случае. Вы что?! Это преступное мнение. Я считаю, каждый политик, который это говорит, должен нести уголовную ответственность. И мы должны сегодня сделать все, чтобы в Украине был услышан каждый, независимо от того, где он живет, на каком языке он говорит. И мне одинаково близки все наши граждане, которые являются украинцами.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Очень надеюсь, что это наша не последняя встреча. Потому что вопросов еще очень много у наших слушателей.

Нестор ШУФРИЧ: Приглашайте. Спасибо.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Всегда пожалуйста. Спасибо за доверие Радио Вести.

Нестор ШУФРИЧ: Рад был видеть и слышать вас, Юля.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Взаимно. Нестор Шуфрич. Прощаемся до скорого свидания. Я желаю всем приятного вечера.

Читать все
Читать все