СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Максимум мнений", 12 мая

Максимум мнений с Сакеном АймурзаевымИнтервью с Кернесом и ДНР изнутри

Стенограмма вечернего эфира на Радио Вести

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: С вами проведем ближайший час, обсуждая события выходных, безусловно, важные события, события, которые наверняка будут развиваться, обсуждать то, что сейчас происходит в Донецке и в Луганске. Обсуждать отдельно – я приготовил для вас небольшую тему, небольшой рассказ о том, кто эти люди, которые управляют процессом в так называемой донецкой народной республике, с кем они связаны в России. После середины часа поговорим с вами о церкви, о том, что запретили въезд одному из самых влиятельных чиновников РПЦ. А сейчас у нас вот такой вот сюрприз эфирный. У нас Геннадий Кернес на связи. Алло, Геннадий Адольфович!

Геннадий КЕРНЕС: Добрый вечер!

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Добрый вечер! Я очень рад вас слышать и наши слушатели. И вас слушают в Харькове. И, в первую очередь, хотим спросить, как ваше здоровье, и пару слов о том, как вы себя чувствуете.

Геннадий КЕРНЕС: Мое здоровье удовлетворительное.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вы уже встаете?

Геннадий КЕРНЕС: Я учусь вставать. Я много сейчас учусь. Я хочу воспользоваться возможностью и поздравить всех слушателей с прошедшим праздником – Днем победы. Пожелать всем здоровья и мирного неба над головой.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И вам тоже, и вас с праздником. Мы следим за вашим "Твиттером", за всеми новостями, какие приходят из Израиля, из вашей клиники, из клиники, где вы сейчас лечитесь. Вот вы сегодня рассказали, что вы уже управляете городом. Как вам это удается?

Геннадий КЕРНЕС: Стараюсь. Мне это удается. Во-первых, я, много или мало, не один год уже проработал городским головой. Я знаю все коммуникации, знаю, где все должно работать. И поэтому утром начинается у меня с обзвона, мне докладывают, я принимаю решения. Вот знаю, что сейчас в Харькове есть накопление крупногабаритного мусора, есть в некоторых регионах невывоз мусора. То есть даны определенные задания, поставлены задачи. У меня есть определенная группа контролеров, которая мне докладывает отдельно, и я принимаю решения. Пока в таком режиме.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Судя по тому, что вы в "Твиттере", вы Интернетом активно пользуетесь. Следите за тем, что в Украине сейчас происходит?

Геннадий КЕРНЕС: Да, я знаю все, что происходит в Украине.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну и какие у вас есть мысли? В таком состоянии, наверное, мысли как-то особо приходят по поводу того, все ли спокойно, будет ли все спокойно у вас в городе в связи с…

Геннадий КЕРНЕС: Вы знаете, я хочу верить только в хорошее, в доброе начало и в добрый конец. Но то, что сейчас происходит – это не укладывается ни в какие рамки здравого смысла, потому что у нас все-таки мирное небо, вроде так мы говорим. И хотел бы я тоже, воспользовавшись возможностью, обратиться сегодня и к министру внутренних дел Арсену Авакову. Может быть, пора закончить вам эту стрельбу, а начать работать по делу и наводить порядок? Потому что сейчас происходят такие вещи, которые не укладываются в голове у людей, у которых за плечами целая жизнь. Понимаете, они не понимают, что происходит сейчас. Они не могут дать оценку происходящему. А я считаю, что мы наоборот, должны всех объединить и сделать все возможное для того, чтобы был наведен должным образом порядок и обеспечена безопасность для мирных граждан.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А вот этим людям, которые по соседству, недалеко от Харькова, сейчас в Донецке вот сегодня объявили независимость, присоединение к России, вот им бы вы что сказали?

Геннадий КЕРНЕС: Вы знаете, каждый человек имеет право выбора. Я думаю, что если в Донецке или в Луганске воспользовались своим правом, они посчитали необходимым так поступить – пусть этому оценку даст время. Главное, что на сегодняшний день есть уже так называемый барометр, куда двигаться. Потому что люди просят, чтоб их услышали, а их не слышат. И я думаю, что для нас очень важно, чтобы мы не углубляли конфликт, а наоборот, его могли остановить, эту эскалацию конфликта. Я могу сказать за Харьков, за харьковчан, я могу сказать за других людей, которых я знаю лично. Могу также сказать, что и в Луганске, и в Донецке, и в Николаеве, и в Одессе, и во Львове, и в Полтаве – везде живут одни украинцы. Прекрасные люди, у которых должно быть будущее и будущее их детей. Это очень важно нам понимать. Вот я вам так скажу. Вот я, попав в такую тяжелую жизненную ситуацию, решил организовать фонд поддержки. Вы знаете, был ранен парень Андрей под Славянском. Я выделил его семье 50 тысяч гривен для того, чтобы поддержать эту семью. Пускай хотя бы такой суммой, но чтоб они могли почувствовать, что о них заботятся и простые люди. Потому что когда их посылают на линию огня, им гарантируют, что если, не дай бог, их ранят, что им окажут квалифицированную медицинскую помощь. Поэтому мы должны тоже за это думать.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Я, вы знаете, пока это с вами все трагическое происходило, успел съездить в Харьков. И меня поразил ваш город своим спокойствием и какой-то обычной, нормальной человеческой жизнью. И мне мысль пришла в голову, что, в общем, все происходящее – это вот как-то очень искусственно создается, если там есть какая-то нестабильность, какая-то ненависть в городе. Не кажется ли вам, что это вообще в целом все-таки гастрольные туры? И вот как вам удается в своем городе этих гастрольных туров избежать в последнее время?

Геннадий КЕРНЕС: Вы знаете, я на протяжении последнего времени… ну, не протяжении последнего времени, а из года в год постоянно встречаюсь с людьми. Я знаю все, что происходит в городе. И для меня очень важно, чтобы власть имела лицо. Я это говорил всегда. Власть не может быть безликая. И вот власть должна иметь лицо. И власть, и население должны иметь общие ценности и взаимную ответственность. Я всегда выступал с такими призывами к горожанам. И я считаю, что если мы будем придерживаться критерия взаимной ответственности друг перед другом, мы быстрее разрешим те накопившиеся проблемы, которые накапливались десятилетиями. Плюс еще сейчас политические, национальные и другие конфликты, которые сегодня присутствуют у нас на территории страны. Очень важно, чтобы мы вспомнили, откуда мы вообще взялись, и что мы должны делать на этом белом свете, для того чтобы после себя оставить память и не сожженные дома и разрушенные дома, а наоборот, возрожденную и процветающую страну.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Я не могу не задать этот вопрос. Вам его задавали, и я наверняка, уверен даже, что у вас есть ответ. Но все-таки задам. Что вы думаете, что вы знаете по поводу того, кто вот это сделал, кто на вас покушался?

Геннадий КЕРНЕС: Вы знаете, я хочу сказать спасибо врачам и нашим, украинским, и в Израиле – те, которые спасли мне жизнь. И богу хочу сказать спасибо. Все остальное – это уже потом.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Хорошо. Выздоравливайте. Не будем вас мучить долго. Спасибо, что нашли время. Выздоравливайте. Всего доброго! До свидания!

Геннадий КЕРНЕС: Спасибо. До свидания!

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Это Геннадий Кернес, мэр Харькова, из Израиля, из Хайфы, из больницы вот нашел время, несколько минут с нами поговорить. И вы даже пишете в SMS, передаете ему привет и выздоровления. Решил его не спрашивать на слишком уж политические темы. Но вот, по крайней мере, услышали голос. И в Харькове вы, наши слушатели, удостоверились, что ваш мэр в порядке. Итак, давайте пишите 2435 короткий номер для SMS. Телефон непременно включим. Сайт радиостанции radio.vesti-ukr.com. Вернемся после новостей.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Значит, что мы имеем с вами сейчас? Мы имеем референдум закончившийся, мы имеем с вами результаты его, которые так называемая республика и ее руководство сегодня подвели. И обратились соответственно к Российской Федерации с просьбой взять Донецкую область или как они называются, самоназвание у них донецкая народная республика, включить в состав Российской Федерации. Когда подводился итог этого референдума сегодня, так называемого референдума, самоназначенного референдума – того, что считают референдумом вот эти вот люди, настроенные сепаратистским образом. Меня поразила цифра. Цифра – 89% конкретно в Донецкой области. И тут же вспомнилась та запись, которую я ставил вам несколько дней назад. Запись прослушки Александра Баркашова, лидера "Русского национального единства" и русского ультранационалиста, который, находясь на востоке Украины. курирует вот этот весь процесс. Значит, так, запомним результат референдума – 89%. И напомню вам отрывок из этого разговора Баркашова с одним из лидеров сепаратистского движения в Донецке.

Дмитрий БОЙЦОВ: Мы его не проведем. У нас не готово.

Александр БАРКАШОВ: Да вы впарьте все что угодно. Напишите, что 99%. Вы че, будете ходить бумажки собирать?

Дмитрий БОЙЦОВ: А-а, все, я понял.

Александр БАРКАШОВ: Напишите, что 90… Ну, не 90, там, 89% процентов за донецкую республику. Все.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Не знаю, может быть, у Баркашова такой пророческий дар, может быть, это совпадение, может быть, это просто так получилось, но вот 89% - именно так и посчитали те, кто считал этот референдум. И в связи с этим я хотел немножко поразмышлять о героях этого донецкого сопротивления единой Украине, донецкого сепаратизма. О тех людях, которые непосредственно возглавляют… А-а, вот у нас есть даже Денис Казанский, блогер из Донецка. Это очень здорово! Алло! Денис, здравствуйте!

Денис КАЗАНСКИЙ: Да, здравствуйте!

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Хорошо, что вы подключились, потому что я только что буквально дал послушать нашим слушателям еще раз отрывок разговора с Баркашовым одного из лидеров донецкого этого сепаратистского движения, где Баркашов говорит 89%. Вот, собственно, так и посчитали. Я хотел у вас спросить, вообще насколько в Донецке сегодня спокойно? Насколько эти результаты так называемого референдума обсуждаются? Насколько это вообще вам там в сердце этого самопровозглашенного донецкого движения, как вы себя там чувствуете?

Денис КАЗАНСКИЙ: На самом деле, здесь ничего не поменялось визуально. То есть сегодня так же ездят машины, люди ходят на работу и ходит транспорт. То есть с виду абсолютно нельзя сказать, что что-то произошло здесь такое вот важное, судьбоносное.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Недавно я читал: вот территориально, написал Дмитрий Орешкин, политолог, который побывал в Донецке, написал, что ДНР – это один гектар примерно. Ну, собственно, здание облсовета и все, что вокруг него. Вот это расползание произошло штаба этого движения?

Денис КАЗАНСКИЙ: Получается, там, где люди из ДНР, куда заявляются, там и ДНР. То есть, понимаете, какая ситуация. Я не знаю, понятно, что сейчас не подчиняются им бюджетные организации, которые начисляют налоги. Как я понимаю, сейчас все это по-прежнему, все деньги идут в Киев. Но сказать, что они занимают один гектар тоже нельзя, потому что по факту ведь милиция работает, как я понимаю, больше с ними в связке, чем на Киев. То есть Киеву вряд ли подчиняется местная милиция, вряд ли подчиняется местная СБУ. Мы не можем сказать, что ДНР занимает только одно здание. На самом деле, если откровенно говорить, власть ДНР – она ведь сейчас более реальна, чем власть Киева. Потому что ДНР – вот она, рядом, а Киев далеко. И сказать, что Киев здесь контролирует ситуацию, ну, достаточно сложно.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Но если даже назначенная Киевом власть уже сейчас открыто все говорят о том, что вряд ли контролирует в Донецке ситуацию, а контролируют эти люди. И вот про людей, собственно, я сегодня хотел поговорить, про товарища Стрелкова, Пушилина и про прочих – там, Бабай Можаев, Евген Злой и прочие-прочие боевики и силовое крыло. Знаете, вот присутствие Баркашова в этой команде навело многих публицистов и наблюдателей на мысль, что костяк вот этого всего движения – это такие обычные себе русские националисты, ультранационалисты, я имею в виду пришлых людей. Вам что оттуда известно, вот непосредственно из Донецка? Это действительно так?

Денис КАЗАНСКИЙ: Похоже на то. Дело в том, что на самом деле мало кто сейчас может сказать что-то определенное, потому что совершенно противоречивая информация приходит. Мы видим и интервью Павла Губарева, где он рассказывает о том, что, оказывается, Ринат Ахметов контролирует все вот это движение, ну, две трети активистов, как сегодня сам Павел Губарев сказал. Есть совершенно другая информация о том, что, например, Ахметов уже ничего не контролирует, то есть он пытался контролировать, но не удержал в своих руках эти рычаги – и ситуация пошла по такому неуправляемому для него сценарию. И сегодня я видел уже и аналитику, которая показывает, якобы Янукович пытается реализовывать один сценарий, а Ахметов другой. То есть Янукович хочет оторвать эту территорию от Украины, а Ахметов больше заинтересован в том, чтобы Донбасс был в качестве федеративного образования в составе Украины. Поэтому вариантов масса, на самом деле. И нельзя сказать, что какой-то из них превалирует. Потому что мы видим… Скорее всего, возможно, действительно есть разные игроки, каждый из которых пытается играть свою партию. Но мы сейчас не знаем, кто из них выиграет, чья линия победит.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А скажите, Денис, а есть ощущение общего штаба, который бы координировал все эти поступки, все эти решения, все эти заявления, перегруппировку сил, или нет ощущения, что все это координируется одним мозгом, условно?

Денис КАЗАНСКИЙ: Вы знаете, опять же, двойственное очень впечатление: и есть одновременно, и нет. Потому что мы, с одной стороны, видим, действует силовое крыло на севере области, вот в Славянске, где непосредственно идут бои, вооруженные группировки противостоят украинской армии. И видим некий политический центр в Донецке, людей, которые постоянно делают заявления, которые дают пресс-конференции. Насколько они между собой связаны? Сами они говорят, что связаны. Сами они говорят, что они действуют как бы в связке, то есть у них отлажено взаимодействие. Насколько на самом деле это так – опять же, сложно сказать. То есть, возможно, они действительно взаимодействуют. Но я считаю, что это больше автономные единицы, потому что мне сложно представить, чтобы вот эти военные ребята, у которых такой огромный боевой опыт, которые находятся сейчас в Славянске, чтобы они подчинялись, например, людям в Донецке, которые и младше их по возрасту, и у них, прямо скажем, опыта не хватает.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну да, и которые там, например, Пушилин прославился тем, что участвовал в движении "МММ", вот этой организации, и, собственно, боевых заслуг у этого человека по сравнению, например, с теми, конечно, не так много. Еще вопрос у меня. А что происходит у вас там с телевидением? Вы знаете, это так вообще трудно понять. Какие каналы там люди смотрят?

Денис КАЗАНСКИЙ: У меня опять же очень противоречивая информация. Дело в том, что я не смотрю телевизор. Поэтому я поскольку информацию всегда черпаю из Интернета, я читаю только Интернет, смотрю только в Интернете видео. Я не могу сказать. На самом деле, из разных концов города говорят разное. У кого-то идут каналы, у кого-то не идут, у кого-то включен, например, "5-й канал" и "1+1", у кого-то они показывают. Российские каналы, в принципе, включены у всех, то есть как это было до начала всех этих событий.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: То есть они смотрят российскую версию? Все это, при желании, доступно, получается?

Денис КАЗАНСКИЙ: Да, сейчас это доступно.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Понятно. Спасибо, Денис. Читайте блог Дениса Казанского в Интернете. "Франкенштейн" называется ваш блог. Очень информативный, можно узнать картинку из Донецка, даже если вас нет в нашем эфире. Спасибо, Денис, за интервью. Благодарю вас. До свидания!

Денис КАЗАНСКИЙ: До свидания!

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А с вами мы продолжим через небольшую паузу. Послушаем последние новости, послушаем небольшую рекламу, после чего продолжим все-таки. Так как с Денисом несколько неожиданно включение получилось, я продолжу, несколько слов скажу на тему того, кто, собственно, состоит в боевом крыле вот этого сепаратистского движения, кто эти люди, несколько слов о них и в целом о русском национализме, который сейчас использует Восточную Украину как место для самоутверждения и место для последующей, на мой взгляд, экспансии уже в России. Об этом – после новостей.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Итак, продолжим разговор, который начали в прошлой получасовке, еще с нашим экспертом из Донецка, Денисом Казанским, блогером. Продолжим разговор о том, какие люди, собственно, и занимаются тем, чем они занимаются на востоке. Вот Генпрокуратура поставит вопрос признания ДНР и ЛНР террористическими организациями. Министр юстиции Украины Павел Петренко считает так и сделал соответствующее заявление. Ну вот кто занимается этими организациями? Кто занимается боевым крылом этого движения?

Замечательное расследование нашел у одного из ведущих российских экспертов по националистическому движению, блог "Толкователь" называется. Здесь замечательная статья с фотографиями. Всех отсылаю туда желающих. Вот товарищ Стрелков, фамилия которого Гиркин, возглавляющий непосредственно силовые организации так называемого ДНР. Позывной Стрелок, фамилия Гиркин. Где служил, чем занимался – очень мало информации об этом человеке. Известно лишь, что, судя по всему, он был младшим офицером Федеральной службы безопасности и не служит в ГРУ, а работал непосредственно в ФСБ России. Очень активно увлекался добровольческой армией, вооруженными силами юга России, казачьим движением, гражданской войной 18-20 годов. И соответственно вот сейчас находится в Донецке. Бабай Можаев – человек, который Александр Можаев в миру, россиянин, против которого заведено уголовное дело в России. Он бежал из России в Крым, из Крыма – в Донбасс, и вот сейчас в 36 лет возглавляет также одно из подразделений, силовых подразделений ДНР. Раньше состоял в Краснодарском крае в казачьей сотне, в Волчьей сотне.

И, в общем, таковых людей немало. Вот Беркут Кобр Ткаченко, вот так вот сложно зовут, Владислав Валентинович Ткаченко, 75 года рождения, активно выступал в казачьих организациях Краснодарского края, воевал в Чечне, занимался стрельбой, ножевым боем, отряд следопытов "Реконструктор", и активно фотографировался в социальных сетях в различной военной форме и в форме казаков, и в полевой форме Вермахта, в форме нацистской Германии тоже можно в сети Интернет найти эти снимки. Ну и дальше там Тихон Каретный – тоже человек из Краснодарского края, неонацист славянского толка. И далее по списку: Антон Морозов из Иркутска, который состоял в Евразийском союзе Дугина, он язычник по вероисповеданию, такой очень настроенный прославянски, скажем так, человек.

Имя им "Легион", этим добровольцам, которые приехали из России. Люди, которые активно занимались казачьим движением, реконструкторы, люди, которые тренировались, люди, которые исповедуют ярую русскую идею, идею более радикальную, я так скажу даже, по своим формулировкам, чем любой украинский националист, которого публично можно услышать в пространстве публичном в Украине. Это люди, которые в России не могут реализоваться. В России они находятся под очень серьезным контролем ФСБ и российской власти, которая в течение последних лет заигрывала с этими движениями, финансировала эти движения, поощряла эти движения. И вот, собственно, добрые сыны и даже дочери – там несколько женщин есть среди этих активистов – националистического движения, в среде которого, кстати, надо сказать, украинские события вызвали живейший интерес за последние полгода, в том числе как плацдарм. Вот представляете себе, тренировались они годами по полям, по долам, бегали по речкам в костюмах, то есть люди, конечно, абсолютно повернутые в этом смысле на истории, на военном деле, на русской идее. И вот тут им предоставили замечательную возможность – вполне возможно, кстати, небескорыстно – поучаствовать во всем этом празднике непослушания и празднике ультранационализма, чем они, собственно, и занимаются.

Александр Баркашов, про которого мы говорили в нашей прошлой программе на прошлой неделе достаточно подробно, также в этом списке людей. И, собственно, вот. Надо сказать, что эта активность – она заметна и в Интернете, и среди даже диванных любителей русского мира, тех, кто считает своим долгом поддерживать это движение комментариями и текстами в Интернете. Вот даже среди этих людей мы можем найти совершенно неуправляемых уже сторонников именно русской идеи, я подчеркиваю, именно русской националистической идеи. Они реализуют ее, с огромным удовольствием реализуют ее в Донецке. И делают это либо виртуально, либо реально приезжая туда. Вот мы видим по этим вооруженным людям, по вот этому даже небольшому списку, который я вам представил, кто эти товарищи. Вот оттуда эти товарищи. Очень многие из них жили и занимались, и готовились к этой деятельности в Краснодарском крае, в непосредственной близости от украинской границы. В Ставропольском крае и в Ростовской области очень сильны казацкие движения, казачьи движения. Это все поощрялось, опять же повторюсь, властью и активно поддерживалось церковью в последние годы. Я ввиду личных обстоятельств достаточно часто бываю на Северном Кавказе, и могу вам сказать об этом совершенно ответственно. Казачьи организации, объединения добровольческие, вооруженные, к слову сказать, формировались не один год и не один год поддерживались. Кстати, один из высочайших иерархов Русской православной церкви, митрополит Кирилл зовут его, он сейчас служит в Ставропольском крае, и он является главой комиссии РПЦ по казачеству и таким главным, можно сказать, капелланом казачества. Так мы плавно перейдем к следующей теме.

А следующая тема у нас церковная. Ну, не совсем церковная – церковно-политическая, скажем так, Митрополит Илларион Алфеев, Волоколамский митрополит, председатель отдела внешних церковных связей Московского патриархата, такая правая рука патриарха Кирилла, очень молодой, энергичный, образованный иерарх Русской православной церкви, который сделал фантастически быструю карьеру благодаря добрым, хорошим, отеческим отношениям со стороны патриарха Кирилла, сейчас это фактически второй человек в Русской православной церкви. По данным, которые мне приходилось слышать, именно его патриарх Кирилл думал даже продвинуть на должность главы Киевской метрополии, чтобы этот человек возглавил Украинскую православную церковь Московского патриархата. Но этого не произошло. Тем не менее, митрополит Илларион достаточно часто посещал Украину и посещает Украину. И вот в последний раз в минувшую пятницу он пробовал это делать – приехать в Днепропетровск по церковным делам. На границе этого человека долго держали, как многих граждан России сейчас, спрашивали цели, и в итоге отказали во въезде в Украину. Там же, на границе, на пропускном пункте состоялась церемония награждения Днепропетровского митрополита. Митрополит Илларион передал ему награду от патриарха Кирилла. И отправился обратно в Москву.

Немного подробнее о том, кто такой митрополит Илларион, я вам расскажу после небольшой паузы. Скажу сейчас только одно, и мы сразу же давайте объявим голосование. Значит, нужно ли запрещать въезд в Украину высокопоставленным иерархам РПЦ? Давайте так. Если да – 0-800-50-49-01, если нет – 0-800-50-49-02. Пожалуйста, голосуйте. Пожалуйста, набирайте телефон 044-390-104-6. После небольшой паузы обязательно включим телефон и с вами пообщаемся на эту тему или на те темы, которые сегодня в нашем эфире поднимались. С удовольствием послушаю ваше мнение.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: 20:45 в Киеве. Итак, я спросил вас, нужно ли запрещать въезд в Украину высокопоставленным иерархам Русской православной церкви из Москвы? Понятное дело, мы не говорим об украинских иерархах этой церкви, о тех епископах, митрополитах, которые служат в Украине. Я имею в виду эмиссаров из Москвы. Если нужно запрещать им въезд – 0-800-50-49-01. Если нельзя распространять эти запреты на священнослужителей, каким бы высоким саном они не обладали – 0-800-50-49-02. На этот вопрос и на эту тему нас натолкнула новость о том, что второй человек Русской православной церкви, митрополит Илларион Алфеев, который занимает должность министра иностранных дел РПЦ, не смог попасть в Украину в минувшую пятницу. Новость об этом распространили только в субботу вечером. И вот, собственно, сегодня митрополит сказал, что не знает причин отказа. Этот митрополит – он не просто батюшка, не просто священник, это один из главных, в том числе и публичных, сторонников концепции русского мира. Этот человек работает на канале "Россия". Он не просто приходит туда в качестве гостя, а вот прямо как я – регулярно сидит, ведет свою программу на государственной российском телевидении, и рассказывает о том, как едины и велики народы, связанные русским миром. Этот человек активно пишет, активно выступает, является, кстати, также и композитором и прочее, прочее, прочее. И как обещал, включаю телефон. Говорите, вы в эфире.

Слушатель: Добрый вечер!

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Добрый вечер! Как вас зовут?

Слушатель: Киев. Максим. В Крыму, когда все это происходило, российские православные запретили нашим править в церквях. И даже татары разрешили в своих мечетях править службу. Это тоже показательный шаг.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, была ситуация. Спасибо. Спасибо, Максим. Извините, пожалуйста, я уже, к сожалению. Простите. Если хотите – еще раз наберите, я вас выведу в эфир. Мы говорим сейчас о церковных делах, стоит ли запрещать большим церковным начальникам из Москвы приезжать в Украину, или не стоит распространять этот запрет. Пожалуйста, звоните в эфир Радио Вести. Алло! Вы в эфире.

Слушатель: Алло! Доброго дня!

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Доброго дня! Как вас зовут?

Слушатель: Віктор, Київ. Звичайно, треба всіх високопоставлених попів московських заборонити.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вы так считаете?

Слушатель: Так. Вони тільки підбурюють, обзивають. Можна згадати, що було на Майдані, ким вони обзивали людей на Майдані. А що вони зараз кажуть про тих сепаратистів, а точніше бандитів? Що вони казали? Хоч слово замовили? Сказали, що це люди вбивають, тортурами займаються…

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Церковь оказалась тут в очень деликатной ситуации, как вы понимаете. У нее, Виктор, большинство паствы как раз в этих областях и живет. И если она начнет как-то резко их осуждать, то, видимо, просто церковь будет терять влияние в этих регионах, я так думаю.

Слушатель: Ну то, значить, можна порушувати заповіді? Значить, можна одним казати "вбий, вкради, знущайся", а всім іншим – навпаки, да?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А если, например, Виктор патриарх Кирилл сказал бы "Вот я поеду с миротворческой миссией в Славянск", вы бы сказали "Приезжайте"?

Слушатель: Перед тим він має якось показати діями, що в нього мозги працюють не як в КГБіста. Я впевнений, що він якесь має відношення до ФСБ, що він має очиститись, як у нас зараз прийнято говорити, що він починає називати речі правильно. Не словами Путіна говорити, а як звичайна нормальна людина чорне назвати чорним, а біле – білим. Ось так на мою думку.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо вам за мнение. Благодарю вас. До свидания!

Слушатель: Дякую вам! До побачення!

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Добрый день!

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Здравствуйте! Как зовут вас?

Слушатель: Александр, Днепропетровск. Я считаю, что запрещать въезд в страну нужно всем, кто провоцирует противостояние, хоть в религии, хоть между нерелигиозными людьми, в том числе и руководству Московского патриархата.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Но какой критерий вводить? Вот вряд ли все-таки митрополит Илларион, как человек образованный и большой церковный деятель, вряд ли он в своих программах или в своих проповедях говорит: "Давайте ДНР, давайте ЛНР, ХНР". Вряд ли. Ну, вряд ли.

Слушатель: Я не думаю, что ДНР и ЛНР и прочие Р он называет напрямую. Но все содержание проповеди, я думаю, говорит о его мировоззрении. И с мировоззрением, противоречащим, скажем так, мирному и соответствующую божьим заповедям, он не должен приезжать и совращать…

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Он как раз к вам летел, в ваш город. И он не успел ничего там сказать, его прямо в аэропорту развернули.

Слушатель: Возможно, те, кто разворачивали, чуть-чуть посмотрели его проповеди телевизионные. Да и, в принципе, я не считаю возможным, чтобы в нашей стране проповедовал тот человек, который будет освещать оружие на битву тех людей, которые придут убивать нас.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну понятно. Спасибо вам. Мы очень любим делать выводы заранее, не зная, что происходит. Тут я вопрос почему так поставил? Я вас спросил, нужно ли вводить запрет на въезд высоким церковным начальникам из Москвы? Я почему так вопрос поставил? Потому что для меня важно понять, вы, прихожане Русской православной церкви, не прихожане Русской православной церкви, в целом какие-то христиане других конфессий, вы как считаете, вот этот конфликт должен распространиться уже официально на церковь? Ведь, по сути дела, не пустили не просто гражданина России, не пустили высокого церковного иерарха, который имеет авторитет, имеет право принимать важные церковные решения. Русская православная церковь – крупнейшая церковь и в России, и на постсоветском пространстве она себя позиционирует как самая большая церковь. Вот этот конфликт, который сейчас происходит, он должен сейчас распространяться на церковь, или не надо церковь трогать, пусть церковь будет отдельно от этой политики, несмотря ни на что? Вот как я поставил вопрос и вот о чем хотел бы с вами говорить. Вы в эфире. Как зовут вас?

Слушатель: Алло! Меня зовут Михаил. Я просто хочу напомнить, что бывших КГБистов не бывает. Туда входят двумя ногами, а выносят ногами вперед. Поэтому главный террорист в мире – это Путин и Кирилл.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Давайте не будем так. Я не люблю вот эти огульные вещи такие – главный террорист в мире. Давайте докажем… Ну, я про Путина ничего не могу сказать. Но вот вы говорите – Кирилл. К Кириллу есть миллиард вопросов, и у меня лично. Давайте как-то сохранять человеческое лицо при этом. Да, вы в эфире. Говорите.

Слушательница: Я хотела вам сказать, что есть очень классный фильм, называется "На Дерибасовской хорошая погода, на Брайтон-Бич опять идут дожди". Так вот там сотрудники КГБ все были одеты в священников.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Это прекрасный повод всех считать КГБистами. Ну, не знаю, не знаю. Как вас зовут?

Слушательница: Анна.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Анна, понимаете в чем дело? Выключите звук, пожалуйста. Эхо слышно. Вот продолжается эхо. Не выходит у нас с вами. Извините, пожалуйста. Понимаете, в чем дело? Дело заключается в том, что митрополит Илларион достаточно молод. Он в силу своего возраста не мог служить в КГБ СССР. Я не знаю, какие были связи с КГБ у митрополита Кирилла и патриарха теперь Кирилла. Наверняка тогда связи с КГБ были у всех, как говорил когда-то патриарх Филарет, который возглавляет украинскую церковь. Он тоже был когда-то большим церковным начальником в Москве, в московской церкви и так далее. И он говорил о том, что это не было возможно физически – не иметь контакта с КГБ. Поэтому имел ли контакты с КГБ Кирилл – возможно, имел, скорее всего, да. Имел ли контакты этот Илларион, которого не пустили в пятницу в Украину – не имел, потому что он был слишком молод на тот момент. Может быть, он имел контакты с ФСБ РФ, скажете вы. Не знаю. Вы в эфире.

Слушатель: Алло!

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, говорите. Как вас зовут?

Слушатель: Добрый день! Меня зовут Александр. Я россиянин, и очень рад, что дозвонился.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, я слушаю вас. Давайте очень коротко – у нас минута осталась.

Слушатель: Хорошо. Я считаю, что церковь должна быть отделена от государства. К сожалению, в России этого не происходит. Испокон веков государство и церковь шли рука об руку. И вот эти все события, что произошли на Майдане, все, что сейчас происходит, то есть официального прямого какого-то волеизъявления и слова Российской православной церкви мы не видим. И поэтому я считаю, то, что не приехал этот человек сюда, в Днепропетровск, это абсолютно верно, потому что…

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо. Больше нет времени. Спасибо за мнение. Очень понятно и четко вы его высказали. Всего вам доброго!

Слушатель: Всего доброго! До свидания!

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Итак, я задавал вам вопрос, уважаемые радиослушатели, нужно ли запретить въезд высоким церковным начальникам в Украину из Москвы? 79% считают, что нужно это сделать, и 21% миролюбивых христиан, которые считают, что этот конфликт не должен распространяться на церковные структуры и на церковных деятелей. Благодарю вас за внимание. Через сутки опять в эфире программа со мной на Радио Вести. Всего доброго! И хорошего вам завтра дня!

Читать все
Читать все