СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Максимум мнений", 14 мая

Максимум мнений с Сакеном АймурзаевымКиселев: "Единство славян - это химера"

Стенограмма вечернего эфира на Радио Вести

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Мы с вами ближайший час проведем вместе. Поговорим о круглом столе национальном, который проходил сегодня в Киеве, в здании Верховной Рады. И после середины часа обсудим поведение России, поведение Москвы в отношении восточных регионов Украины, и что бы это значило. С политологом Дмитрием Орешкиным будет у нас разговор. Ваши SMS, пожалуйста, направляйте по телефону 2435. Пожалуйста, пишите, что думаете, задавайте вопросы. Мы перейдем плавно к разговору о национальном круглом столе. Ольга Куришко, наш журналист и человек, который выдержал этот круглый стол.

Ольга КУРИШКО: Здравствуйте!

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Здравствуй, Оля! Я хотел задать такой вопрос. Во-первых, кого там не было?

Ольга КУРИШКО: Мы не видели представителей Луганской области, мы не видели представителей так называемых самопровозглашенных республик – это донецкой и опять же луганской. Но они не были приглашены. Александр Турчинов в начале этого мероприятия ясно дал понять, что с этими людьми власть диалог вести не будет, потому что это террористы и сепаратисты. А диалог будет вестись с лидерами общественного мнения и с местными органами власти.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И эти местные органы власти были. Был губернатор Донецка, губернатор Луганска. Нет, не было?

Ольга КУРИШКО: Нет, не было. Как раз луганского не было.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А-а, луганского не было. Был мэр Донецка.

Ольга КУРИШКО: Был глава Харьковского облсовета. Лидер фракции Партии регионов Александр Ефремов был возмущен тем, что не всех пригласили, что вот нету представителей Луганска. Но потом уже, забегая немножко наперед, мы говорили после круглого стола с Сергеем Тарутой, и он сказал, что те, кто хотели приехать, те приехали. Так же само, как многие народные депутаты были, они пришли туда по своей инициативе, приглашений Верховная Рада им, по их словам, не отправляла.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Просто пришли?

Ольга КУРИШКО: Да.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Но не все просто пришли. Например, там не было Петра Порошенко, насколько я понимаю.

Ольга КУРИШКО: Да, не все кандидаты в Президенты пришли. Но была Юлия Тимошенко, был Сергей Тигипко. И кроме Петра Порошенко там еще не было Михаила Добкина, кандидата от Партии регионов.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А как их отсутствие объяснялось хотя бы вот в принципе? Какие версии?

Ольга КУРИШКО: Этот вопрос не обсуждался, потому что, возможно, их пригласили, но они просто были где-то в другом месте.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И Виктора Ющенко не было из бывших украинских президентов – ну и Януковича, естественно. В отличие от прошлых круглых столов, не было Ющенко.

Ольга КУРИШКО: Да, не было Виктора Ющенко. Его пресс-секретарь Ирина Ванникова, насколько мы слышали, она говорила, что его якобы намеренно не пригласили. При этом были Леонид Кравчук, бывший Президент, и Леонид Кучма, которые заявили, что сейчас они хотят выступить модераторами, ну и где-то проводниками вот этого переговорного процесса, потому что за ними все равно остается звание Президента, и они чувствуют за собой ответственность.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну да, Ющенко не пригласили – это тоже очень странная такая история. А чувствовалось, что кто-то там солирует, помимо Кравчука, который вел это мероприятие?

Ольга КУРИШКО: Нет. Александр Турчинов – он сразу, кстати, после выступлений официальных, после своего выступления, после выступления Арсения Яценюка он сразу передал слово и все бразды модераторства бывшим президентам. Но где-то вот все-таки я заметила, что перекос был. Изначально все журналисты ожидали, что первым дадут слова, учитывая формат мероприятия, представителям юго-востока Украины, то есть что первыми выступит, к примеру, Сергей Тарута или представители Харьковской области. А все началось с выступления, собственно, провластных депутатов и кандидатов в Президенты.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А кто первый кандидат, который выступил?

Ольга КУРИШКО: Юлия Тимошенко.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну и с чего они начали? Собственно, они все начали говорить про то, как ужасно, как война, да?

Ольга КУРИШКО: Да. Но я хотела бы отметить такой момент, что это было первое мероприятие такого рода, когда стороны не поссорились, все проходило удивительно – это действительно удивительно в последнее время – в достаточно спокойной атмосфере. Леонид Кравчук старался сгладить все острые углы, и сначала он дал слово представителям духовенства. И после этого уже начались выступления политиков. И где-то вот это вот дало такую более спокойную ноту.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Мы чуть-чуть позже продолжим этот разговор. Я хочу объявить голосование. Верите ли вы в эффективность таких национальных круглых столов? Если верите – 0-800-50-49-01, если неэффективны такие круглые столы – 0-800-50-49-02. Пожалуйста, голосуйте. Мы с Ольгой Куришко продолжаем наш разговор. А что конкретно предложили делать со всей этой ситуацией, с Донецком, с Луганском? Были ли какие-то четкие, конкретные предложения?

Ольга КУРИШКО: Да. Но они были оглашены, естественно, не сразу, после того, как стороны выпустили пар. Я хотела бы отметить такой момент, что те же представители Партии регионов, которые были на этом круглом столе, у них тоже не было единого какого-то мнения. К примеру, глава фракции Партии регионов Александр Ефремов – он был самым скептичным. Он потом, после этого круглого стола, сказал, что он не верит в то, что будут приняты какие-то решения, в то, что Верховная Рада примет меморандум и в конституционные изменения – он в это не верит. Но другие представители Партии регионов, к примеру, Татьяна Бахтеева, Евгений Геллер, ну, которые вот непосредственно из Донецка – они как-то более оптимистично высказывались. И вот Евгений Геллер уже тоже после этого мероприятия говорил, что да, необходимо действительно до первого тура президентских выборов хотя бы в 226 голосов хотя бы в первом чтении принять изменения в Конституцию. То есть это то, к чему в итоге пришли, чтобы закрепить вот эти полномочия местным советам – и бюджетные, и политические. И тогда это действительно разрядит ситуацию. То есть, в принципе, это была самая… Вообще вот эти вот предложения, которые по принятию меморандума, которые Сергей Тарута сказал, и Леонид Кравчук говорил, что необходимо очень ускорить принятие новой Конституции – вот это вот самые конструктивные предложения, которые звучали. И не исключено, что действительно до президентских выборов это решение может быть принято.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: И решили еще раз собраться, я так понял. Как всегда, самое главное – решить еще раз собраться.

Ольга КУРИШКО: Да. И притом очень скоро. Арсений Яценюк поручил провести серию таких круглых столов. Первый, точнее второй, будет проходить в Донецке. Сергей Тарута сказал, что вопрос "Когда?" еще решается. Это будет суббота эта или понедельник, но очень важно там обеспечить вопросы безопасности. И что еще хотела бы добавить? На этом круглом столе, которые будет происходить в Донецке, представители Партии регионов – они уже там ожидают, как они выразились, что будут присутствовать представители различных социальных групп. Есть сомнения, что там будут так называемые сепаратисты или самопровозглашенные лидеры республик, но, в общем-то, какие-то пророссийские активисты или лидеры общественного мнения, которые выводят народ на улицы, но не делают ничего противозаконного, скажем так, они будут присутствовать, и что начнется все на более таком региональном уровне.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Но представительство будет таким же? Поедет и Тимошенко, и Кравчук, и все они…

Ольга КУРИШКО: Юлия Тимошенко обещала быть обязательно.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Интересно. Значит, с Ольгой Куришко мы продолжим обсуждать, с вами уже, вы будете нам звонить. И мы своими мыслями еще поделимся 15 минут по поводу национального круглого стола.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: 20 часов 16 минут в Киеве. Обсуждаем сегодняшний общенациональный круглый стол. Эффективен ли круглый стол, конкретный имею в виду этот, общенациональный? Да, эффективен – 0-800-50-49-01; нет, неэффективен – 0-800-50-49-02. Итак, мы обсуждаем общенациональный круглый стол, встречу бывших президентов, тех, кто хочет стать президентами, священников, раввин и общественность там присутствовали. Что еще важного сказал донецкий губернатор, Оля? Потому что я слышал его речь, и она мне показалась какой-то очень примирительной, гуманитарной и вообще какой-то такой peace распространяющий.

Ольга КУРИШКО: Да, он приехал с определенными месседжами. Во-первых, он сказал, что… Ну, он обратился к СМИ, к журналистам, и особенно к российским СМИ. Он попросил объективно освещать ситуацию на Донбассе. А украинских журналистов он попросил не спекулировать на вот этих темах, не говорить, что Донбасс… Я процитирую его, потому что я помню многие моменты: "Не говорить, что Донбасс кто-то сдал. Донбасс никто не сдал и не сдаст", – сказал Сергей Тарута. Это во-первых, то, что из главного. Но при этом он сказал киевской власти – ну, он обращался от имени своего региона – он сказал, что жители поддерживают то, чтобы Донбасс был в составе Украины, Донецкая область, но они не воспринимают киевскую власть. Это тоже понятно. И он, в принципе, сказал, что, к примеру, когда вы говорите, чтобы убрали палатки из-под Донецкой областной государственной администрации…

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Совершенно верно, да. Я слышал этот отрывок.

Ольга КУРИШКО: …то, возможно, стоит убрать палатки с Майдана.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, он так и сказал: убрать Майдан в центре Киева.

Ольга КУРИШКО: Тогда у протестующих не будет аргументов, почему одним людям можно, а нам нельзя.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, у него была еще просьба не разжигать, потому что сейчас очень обострены эти все чувства. Действительно, у Сергея Таруты была речь важная. Если в Интернете посмотрите – послушаете эту речь. Я другие политические речи не буду комментировать, там разные звучали эмоциональные штуки. Но по-моему это был какой-то такой внятный разговор человека, который пытается там чего-то делать. 2435 SMS. Пишите нам.

Ольга КУРИШКО: Да. И еще из важных моментов Сергей Тарута попросил… Ну и обращаясь к Александру Турчинову, он сказал, что власти не стоит бояться референдумов, в том числе в Донецкой области, которые будут касаться расширения полномочий местных органов власти, что это можно провести, какой-то консультативный опрос, потому что власти в Донецкой области уверены, что жители выскажутся так, как нужно, и патриотично.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: 044-390-104-6. Пожалуйста, звоните. Что вы думаете об этом общенациональном круглом столе? Эффективен ли он, этот круглый стол? Пожалуйста, звоните и будете в эфире. Что думаете об этом общенациональном круглом столе, и может ли он вообще быть в принципе эффективен? А ты была на прошлых вот этих круглых столах, которые в дворце "Украина" проводился один, когда Янукович еще был, когда Янукович был Президентом, когда они в первый раз собирались?

Ольга КУРИШКО: Да-да, я помню. Нет, лично я не была.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: В фойе. А я вот сходил и выстоял там все это, весь этот разговор. Это, конечно, невероятно, на мой взгляд. Поясню, почему. Потому что, например, когда… Жалко, сегодня, я подчеркну, не было Виктора Ющенко. Мне кажется, что это все-таки какая-то некрасивая с точки зрения организации позиция, организации этого мероприятия. Но вот тогда, когда они все были, и Янукович в своем окружении, с 12 друзьями своими, был Азаров, Рыбак и весь этот их опричный полк очень таких статных регионалов в дорогих костюмах. Я очень хорошо помню их приход, уже все их ждали. И вот мы там сидели-сидели, слушали-слушали. Я все время думал: как же, черт возьми, везет Украине, что они могут вот так вот все взять и собраться, три бывших Президента и этот нынешний, какой бы он тогда ни был, но они готовы были говорить. Были священники, была оппозиция, было действительно общество, такой курултай. Очень красивая, на мой взгляд, практика. А что думают наши слушатели на этот счет? Алло! Вы в эфире. Как вас зовут? Да, говорите, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день! Это Вести?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да-да, радио.

Слушатель: Харьков. Игорь Александрович.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, Игорь Александрович, внимательно вас слушаем. Ой, Игорь Александрович, время – деньги. Извините. Пожалуйста, звоните 044-390-104-6. И не волнуйтесь, а спокойно рассказывайте, что вы думаете об этом общенациональном круглом столе. Не нервничайте, пожалуйста. Да, вы в эфире. Говорите, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте! Меня зовут Игорь, я из Харькова.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Игорь, здравствуйте!

Слушатель: Я хотел бы высказаться по поводу слов Таруты, которые, честно говоря, не кажутся мне очень примирительными, а кажутся мне той самой сдачей, которую он отрицает. Потому что ведь речь идет не о том, чтобы убрать палатки где-то. Речь идет о том, чтобы убрать вооруженных и стреляющих людей. И зря он делает вид, что он этого не понимает.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Он говорил про вооруженных людей. Вы зря так. Мы просто говорим о пакете его предложений, в которых, конечно, очевидно, никто, по-моему, из тех, кто там сидел, не отрицал того, что вооруженные люди, помимо, может быть, донецкого этого общественника, что вооруженные люди делают зло, в общем.

Слушатель: И что же он предлагает с этим делать? Он предлагает отменить антитеррористическую операцию. У него есть какие-то другие предложения, как он может справиться с этой проблемой?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Давайте мы позовем его обязательно. Спасибо за звонок, Игорь. Вот, кстати, если шире об антитеррористической операции. А какие позиции там у людей были на этот счет? Вот действительно.

Ольга КУРИШКО: Представители Партии регионов говорят, что необходимо, чтобы диалог этот имел какое-то продолжение, что власти стоит действительно остановить антитеррористическую операцию. Но Александр Турчинов высказался на этот счет очень категорично в самом начале мероприятия. Он сказал, что борьба с террористами будет продолжаться.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вот и ответ. Да, вы в эфире. Алло! Да, говорите.

Слушатель: Добрый день!

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Здравствуйте! Как вас зовут?

Слушатель: Александр из Харькова. Я бывший военный. Я понимаю, что если ввели антитеррористическую операцию, то должен не погибнуть ни один мирный человек. А эта операция идет против террористов, а не против населения мирного.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Это понятно. Название у нее такое даже.

Слушатель: Но вопрос другой: почему погибают мирные люди?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Понятно. А вы как сами себе на этот вопрос… Вот вы же на радио не просто звоните как источнику мудрости.

Слушатель: А потому что я все время езжу на машине. Ваше радио я уже месяца два не выключаю.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Я понимаю, мы часть вас. Но, тем не менее, вы как сами отвечаете на этот вопрос? Почему гибнут мирные жители?

Слушатель: Мирным путем и переговорами.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Мирным путем. Да, спасибо вам за миротворческий звонок. Мирным путем и переговорами. Да. Алло! Вы в эфире. Как вас зовут?

Слушатель: Алло! Добрый день!

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Выключите приемник, пожалуйста.

Слушатель: Сейчас, секундочку.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Как вас зовут?

Слушатель: Олег меня зовут. Из Киева. Я слушал сегодняшний круглый стол. Но вы знаете, такое впечатление, что каждый из участников пришел с какими-то своими мнениями, он их высказал, но не было какого-то консенсуса. Может быть, второй круглый стол что-то даст. Мне показалось, что многие пришли поучаствовать в предвыборных дебатах, скажем так. И следующий круглый стол – он должен быть, наверное, в меньшем, скажем так, состав именно тех людей, которые смогут принять решение.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да. Спасибо вам, Олег, за звонок. Ну вот.

Ольга КУРИШКО: Кстати, я хотела бы добавить. Представители Партии регионов некоторые, тот же Евгений Геллер, я у него спрашивала после круглого стола, какие у него впечатления, и он сказал: хорошо, что, по крайней мере, этот диалог состоялся. Ну, это самое главное приобретение. Но следующий круглый стол можно даже провести в закрытом режиме, и вот тогда он может быть более эффективен.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну да, там хотели некоторые закрыть это все. Но на самом деле все очень важно и красиво, и, мне кажется, хорошо, что это все в открытом доступе. Значит, 57% проголосовавших считают неэффективным круглый стол, и 43 считают эффективным. Это неплохой результат. И разрыв небольшой относительно говорит о том, что, в общем, у вас тоже свой круглый стол между тем, кто "да", и теми, кто "нет". С нами была Ольга Куришко. Спасибо тебе, Оля, большое.

Ольга КУРИШКО: Спасибо.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А мы после новостей поговорим с вами о последних действиях России в отношении Восточной Украины, и чего нам от этого всего ждать.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: 20 часов 33 минуты в Киеве. У нас еще полчаса в программе, чтобы поговорить о том, как ведет себя Россия, что делает Россия и что она вообще хочет делать с востоком и в этом конфликте. У нас будет на прямой связи Дмитрий Орешкин, политолог, географ, политгеограф из России, который недавно был и в Киеве, на востоке, и у него есть свои интересные впечатления. Чуть позже включу телефон – и поговорим уже с вами. Значит, почему о России, почему о том, что там себе думает Кремль во всем этом конфликте? По нескольким причинам. Поскольку сегодня прозвучали заявления и Сергея Лаврова, и Дмитрия Медведева, и, что самое интересное, Нарышкина Сергея, председателя Госдумы, которые, как мне показалось, несколько смягчили свой тон. Вот у нас Дмитрий Орешкин на связи. Добрый вечер, Дмитрий Борисович!

Дмитрий ОРЕШКИН: Добрый вечер, Сакен! Добрый вечер, уважаемые радиослушатели!

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вы разделяете робкий оптимизм в связи с последними заявлениями? Мы сегодня рассказывали о них слушателям.

Дмитрий ОРЕШКИН: Я сказал бы, что это не повод для робкого оптимизма. Я разделяю вашу констатацию. Да, действительно, стилистика поменялась. Да, действительно, господин Лавров как-то даже удивительно высказался в том плане, что не спешить присоединять эти республики, даже признавать тоже. Но оптимизма-то в этом особенного пока не вижу, потому что мы ж не знаем, как это переломится в реальной политике России. Пока мне кажется понятным одно – Россия решила дистанцироваться, во всяком случае, публично отстраниться, сделать вид, что это гражданская война внутри Украины. Хотя все понимают, откуда оружие, откуда камуфляж, откуда воины, откуда указания, откуда деньги и так далее. Так что оптимизм… Честно говоря, я не стал бы видеть в этих заявлениях повод для оптимизма. Стал бы видеть в этих заявлениях повод думать об изменившейся стилистике внешней политики. Причем сложно сказать заранее, в какую сторону. Потому что, может быть, это подготовка как раз к самому жесткому варианту действий. Мы неоднократно слышали от самого Владимира Владимировича, что войск в Крыму нет, и что Крым к России присоединять не собираются. В результате вот что получилось. Так что те, кто всерьез наблюдают за событиями на Украине или в Украине, если вам угодно, не очень-то склонны верить такого рода заявлениям. Хотя они что-то значат.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну да, мы уже привыкли читать по губам, замечать какие-то… Абсолютно византийская уже манера: вот тут мягче сказал, сказал не "паранойя", а "страх", например, и так далее. Но это все, с другой стороны, тоже достаточно забавно. Ведь слова с делами уже давно расходятся, по сути.

Дмитрий ОРЕШКИН: Конечно, слова с делами давно расходятся, и давно не надо обращать внимание на слова. Но все-таки интонация что-то значит. Мое самое простое объяснение заключается в том, что кто-то струсил слегка, на кого-то или санкции повлияли, или неожиданное сопротивление со стороны украинских силовиков, или, может быть, данные закрытых зондажей общественного мнения, которые наконец-то показали, что на востоке Украины никто с хлебом-солью зеленых человечков с оружием встречать не намерен. Что-то повлияло, а, может быть, все эти факторы вместе, и решили, так сказать, отойти назад, даже формально признав право Украины на выборы. Это абсолютно не значит, что не будет применена какая-то другая тактика – например, теракты даже на западе Украины или в центральных районах. Уже не массовые такие, с забросом нескольких десятков наемников…

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Точечные какие-то, да?

Дмитрий ОРЕШКИН: А точечные акции, чтоб дестабилизировать, создать ощущение страха, ужаса, утраты контроля над ситуацией и так далее. Так что расслабляться ни в коей мере повода нет.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вот всех наших слушателей отправляю на сайт "Новой газеты" или на сайт "Эхо Москвы", да и в "Фейсбуке" очень многие поделились вашей статьей "Никакой Новороссии нет". Это такое ваше осмысление визита в Украину. Меня вот очень заинтересовали те ваши наблюдения непосредственно с места событий. Вы не просто политолог, вы географ, человек, который очень чувствует и территорию, и население, и отношение между населением и территорией. Вот ваши впечатления, этот очаг – он может быть хоть как-то потушен или нет в ближайшее время?

Дмитрий ОРЕШКИН: Вы знаете как? Вы меня простите, пожалуйста, но я буду говорить, может, не очень вежливо, но то, что думаю. А думаю я вот что. Я об этом говорил, кстати говоря, на всех встречах и в Киеве, и в Харькове, и в Донбассе. Есть общая человеческая тенденция, которая заключается в том, что роль человека и в экономике, и в обществе растет. А люди живут на земле. И поэтому для того, чтобы эффективнее взаимодействовать с властью, люди притягивают эту власть к себе и делают от себя более зависимой. Это называется демократизация. Этот процесс в фундаментальном смысле сопровождается дроблением географических контуров политических государств на карте. Ну, была одна Чехословакия, разделилась на две: есть Чехия, есть Словакия. Была одна Югославия, разделилась на 5 республик. Был один Кипр, разделился на северный и южный. По разным причинам по-разному делятся – кровам образом, мирным образом, по-хорошему, по-плохому, под внешним воздействием, в результате внутренних раздраев. Но, так или иначе, до Первой мировой войны в Европе было всего 15 государств, перед Второй мировой войной, до 39 года – 30 государств, сейчас, не хотелось бы говорить "в преддверии Третьей мировой войны", но больше 50. Больше 50 государств. Никто точно не скажет, сколько, потому что непонятен статус Кипра, например, и так далее..

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Некоторых территорий, да.

Дмитрий ОРЕШКИН: И только один случай мы знаем обратного объединения – Восточная и Западная Германия. Причем случай, конечно, уникальный. Поэтому, из общих теоретических соображений, поскольку люди хотят, чтобы власть была ближе к ним, так или иначе, больше шансов единое украинское пространство разделить на несколько более независимых контуров. Причем нам теоретически нельзя предсказать, какие будут полномочия у этих контуров. Может быть, это будут отдельные государства, может быть, это будут более полномочные территории в составе единого государства в виде федерации или конфедерации. Может быть, будет просто переформатировано отношение между столицей и отдельными регионами. Когда я говорю, что я не наблюдаю единой Новороссии – термин, которым пользуется Путин – я имею в виду, что у Харькова есть свои проблемы в отношениях с Киевом, и Харьков будет, поскольку харьковчане заботятся о своей территории и хотели бы больше налогов оставлять у себя и соответственно заботиться о своей дорожной сети, здравоохранении и так далее, у Харькова изменятся и должны измениться отношения с Киевом. Это не значит, что Харьковская область должна отделиться. Это значит, что должна поменяться технология отношений региона и столицы. И точно то же самое у Львова с Киевом, с другой стороны. Почему нет? Аналогичный случай, скажем, с Одессой. Она тоже хочет повысить свой статус и меньше зависеть от Киева. И с Донецком, и с Луганском, и с Запорожьем, и с Днепропетровском. Но в некое единое целое эти территории не объединяются. У Харькова свой набор отношений с Киевом, у Одессы свой. И совершенно нет резона объединяться в какую-то общую территорию, которую из Москвы видят наши политики, называя ее Новороссией. То есть, есть объективно существующая проблема, которую надо решать – отношения между Киевом и регионами, но нет единства территориального, которое тянется, скажем, от Харьковской или даже, может быть, Черниговской области, где довольно много русскоязычных людей живет, через всю, вдоль всей границы с Россией и загибается туда на юге к Приднестровью. Вот этого единства нет. Есть единство интересов. Да, они все вместе хотели бы чуть-чуть меньше зависеть от Киева. Но при этом они вовсе не хотят зависеть друг от друга и вовсе не хотят иметь какую-то общую столицу. Представьте, где будет столица этой Новороссии? В Донецке? В Харькове? В Одессе? Да с какой радости? Это не единое пространство, это пространство выдуманное.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну да, и во многом миф. Я попрошу вас, Дмитрий Борисович, буквально минуту подождать, и у меня еще один к вам будет вопрос о уже социологии в России, как там это все воспринимается. После коротких новостей.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: 20:46 в Киеве. У нас на связи из Москвы политолог Дмитрий Орешкин. Дмитрий Борисович, еще раз добрый вечер!

Дмитрий ОРЕШКИН: Еще раз добрый вечер! Сакен, а можно я 30 секунд потрачу еще про федерализацию?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, давайте.

Дмитрий ОРЕШКИН: Значит, смотрите. Российский взгляд на Новороссию как на некое политическое единство, и нам так говорят. Соответственно федерализация понимается из Москвы как раскол Украины на как минимум два куска: один – условный запад, другой – условный восток. Чтобы понять, что эта логика абсолютно упадочная и ненастоящая, достаточно задать себе простой вопрос: если это единое территориальное образование, то у него должна быть одна столица. Вот что вы выберете столицей Новороссии? С тем, чтобы согласились другие регионы, в нее входящие. Я не вижу такой столицы. А чтобы продолжить логику Москвы, Новороссия, если это действительно такая концепция в голове у Москвы существует, то ее столицей, я думаю, вы понимаете, должна быть Москва.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну да, да. Мне кажется, тут даже как-то он это и подразумевал, когда говорил Путин про Новороссию.

Дмитрий ОРЕШКИН: Ну конечно, конечно. То есть, на самом деле, получается не Новороссия, а кусок территории, которая отгрызается от Украины и присоединяется к Москве. Вот не создалось у меня ощущение, что люди, живущие в русскоязычных областях Украины, всем сердцем жаждут присоединиться к Москве.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Стать новыми русскими, по этой логике.

Дмитрий ОРЕШКИН: …относительно Киева – несомненно. Все, простите, я…

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да-да-да, мы с вами об этом говорили в Харькове. Это действительно очень важный момент. Более того, мы тогда говорили о том, что вообще неплохо было бы другое слово придумать, чтобы не было этого изношенного слова "федерализация" в конце.

Дмитрий ОРЕШКИН: Назовите переформатированием политической системы отношений между центром и регионами.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, сейчас в наше время можно потратить 5-6 слов, чтобы описать одно явление, и не надо даже экономить, мне кажется, на этом.

Дмитрий ОРЕШКИН: Есть еще слово "децентрализация".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Или децентрализация, да. Вот вы ездили в Донецк, вы были в Донецке. Ваши впечатления тоже описываете и в статье. Вот вы видели этих людей близко, непосредственно боевое крыло протеста и вот этого сепаратизма. Это люди с переговорной позицией или нет, в принципе? Вот сегодня был круглый стол в Киеве, и говорили: надо вести переговоры. Вот это возможно, как вы думаете?

Дмитрий ОРЕШКИН: Я ж не могу за всех отвечать. Я могу говорить за тех, кого я наблюдал достаточно непродолжительный кусочек времени. Они не захотели разговаривать с нами. Они сочли нас провокаторами, они сочли нас врагами. Они искренни – вот что их в пользу можно сказать – они искренни. Но они крайне плохо понимают ситуацию. То есть им-то кажется, что они все понимают, и логика простая: еще неделю продержаться, а там ограниченный контингент подойдет, мы включаемся в Россию – и после этого наступает счастье. И договариваться, собственно, с ними теперь, тогда вернее, было не на чем, потому что договариваться они хотели только с Москвой. Но это, я думаю, что это меньшинство жителей Луганской области. Естественно, мне трудно верить и социологическим опросам, и результатам референдумов – простите, у меня есть некоторый свой опыт в организации этих процессов, я знаю, что так легко и так быстро такие вещи как референдум не организуются. Поэтому все эти 96% – понятно, что это выдумано. Но какая-то значимая часть людей действительно хочет быть с Россией. Еще большая часть людей, как мне кажется, я имею в виду Донбасс, хочет быть менее зависимым от Киева. И там действительно есть люди, которые боятся вот этого "Правого сектора"…

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, и это не одно и то же – хотеть быть с Россией и хотеть быть более независимым от Киева – то, о чем, собственно, мы говорили.

Дмитрий ОРЕШКИН: Совершенно разные вещи, конечно. Так вот мне кажется, как раз есть смысл говорить с Киевом. И, собственно говоря, сильно подозреваю, что именно этим там Ахметов и Тарута сейчас и заняты с тем, чтобы выторговать побольше полномочий для Донбасса. И с ними есть смысл договариваться. А вот с этими ребятами, которые с автоматами, они хотят отшнуровать кусочек украинской территории и пришнуровать к Москве. Но Москва-то это не хочет делать. Вот у них в голове этого абсолютно не было. Простите, пожалуйста, я точно процитирую слова Ходорковского. Ходорковский, встречаясь с защитниками донецкой республики сказал: "Но ведь от Москвы нет сигналов, что она готова вас принять". Они ему сразу начали орать: "Что ты здесь приехал?". Они верили в то, что войдет ограниченный контингент – и Москва их примет. Сейчас оказывается, что Ходорковский был прав. И Лавров, и сам Путин говорят, что "референдум уважаем, а республику не признаем".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Гипотетически, как сегодня Лавров сказал. Гипотетически.

Дмитрий ОРЕШКИН: Гипотетически. Потому что ссориться с Западом неохота. И на самом деле, потому что вот эти ребята с автоматами – извините, пожалуйста – это разменная монета для вот этой крупной геополитической игры и олигархов с одной стороны, Москвы с другой стороны, которая вот им денег и оружие подбрасывает и за счет них поддерживает напряжение, хочет сорвать выборы в Киеве, решает какие-то свои проблемы, а им рассказывает, что действует в их интересах. И они верят. Вот почему их искренне жаль – они действительно в это верят. Может быть, даже кто-то из них готов жизнь за это положить.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да уже кладут жизни, собственно. Там все это активно происходит. Чужие, в основном, да.

Дмитрий ОРЕШКИН: Ну, свои тоже, конечно. В общем, ужасно. Разменная карта какая-то эти люди. Ну, понимать же должны, с кем дело-то имеют. Нет, нет.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Верят. Дмитрий Борисович, и последний такой вопрос у меня к вам будет. Знаете, из-за всех этих событий отношение к россиянам в целом, к российскому обществу в Украине, конечно, серьезно меняется. Это странно было бы, если бы это не происходило. Но и особенно в этом смысле печалят и расстраивают цифры социологических опросов, по которым подавляющее большинство народа российского просто за. Вы можете как-то прокомментировать вот эту убежденность в том, что российская социология сейчас вот эти цифры дает – 80% с лишним, что это вот что?

Дмитрий ОРЕШКИН: Да-да, 80. Но вот последний опрос "Левада-Центра" – 82. Вы знаете, я склонен верить. Я знаю этих людей лично, я с ними это обсуждал. Это хорошие профессионалы. Другой вопрос – что эта цифра значит? Как правило, вот что на Украине трудно осознать – это до какой степени деградировали средства массовой информации в России. Они даже советскими такими не были. У нас просто откровенная какая-то по телевизору неограниченная тупая пропаганда. Причем, она действует. Понимаете, наши соотечественники за каких-то полгода всерьез стали думать, что – на Украине 45 миллионов, но, скажем, 3 – это Крым, значит 42 – эти 42 сплошь фашисты, бандеровцы, кто там еще, американские подстилки. Это по телевизору крутиться раз за разом, как кто-то кого-то убивает, как кто-то кого-то жжет. Выбираются самые страшные кадры, объясняется, что это делает, условно говоря, "Правый сектор", жидобандеровцы еще хорошее слово. И вот вся эта страшная публика наступает на Украину с запада, под рукой Соединенных Штатов. И люди этому верят. Точно так же, как жители донбасской республики верят. Вот очень важная деталь, которую, наверное, не знают слушатели вашей радиопрограммы, заключается в том, что среди тех опрошенных "Левадой-Центром" выделяется несколько социальных групп. Одна из них называется "люди, принимающие решения или управленцы", то есть это хозяева мелкого бизнеса, директора предприятий, чиновники и так далее. Эти люди: "а" – более информированные, и "б" – понимающие, что за каждое решение, в том числе политическое, надо платить определенную цену. Так вот среди этой подвыборки уровень поддержки украинской политики Путина в 3 раза ниже. Информированные, ответственные люди, которые понимают, чем это грозит и что это стоит, они поддерживают украинскую политику Путина в 3 раза слабее, чем население в целом. Потому что население в целом считывает картинку с экрана, а управленцы имеют альтернативные источники информации. Вот в чем разница.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ну, в этом есть хоть какая-то надежда. То есть люди, которые что-то делают действительно в России, принимают решения – они всего лишь на треть верят этому.

Дмитрий ОРЕШКИН: Меньше 30%. Точной цифры вам не скажу, но вот так вот. Поэтому, пожалуйста, не экстраполируйте это все на Россию. Это просто этих людей с телевизора кормят дрянью, ничего другого они есть пока не приучены, к сожалению, и поэтому у них в голове дрянь. Когда их спрашивают "Как вы относитесь к дряни?", они говорят: "Хорошо, потому что эта дрянь уже наша стала".

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Ничего другого не ели.

Дмитрий ОРЕШКИН: Им туда это вложили, вот в эту голову несчастную, а они ее там носят. Мне очень горько, потому что отношение к русским из-за этого меняется. Но на это шла наша власть, когда затевала вот такую вот штуку между двумя народами. Это цена. Кстати говоря, это одна из форм платы за удовольствие верховных лиц.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо, Дмитрий Борисович. Дмитрий Орешкин был в нашем эфире из Москвы по телефону. Всех еще раз отсылаю к его статье в "Новой газете", его впечатления о востоке, об Украине, о ситуации. Всего доброго! До свидания!

Дмитрий ОРЕШКИН: До свидания! Спасибо.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Мы заканчиваем наш эфир. И завтра в это же время, в 20:00 я буду в эфире. Обсудим завтра какие-то, наверное, тоже интересные темы, и обязательно с вами поговорим. Сегодня не так много было звонков. Всего доброго! До свидания!

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый вечер! Итак, события, которые удивили вас наибольшим образом. Что это?

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: В личном хит-параде меня, наверное, больше всего удивило назначение Игоря Диденко. Поскольку это человек с неоднозначной, колоритной биографией. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как объяснить его воскрешение?

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Не готов это комментировать, но удивлен. Думающие люди меня поймут. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А что поменялось, скажут думающие люди. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Мне кажется, я бы сказал так: в принципе, если нынешняя власть действительно хочет строить новую Украину, если она услышала то, что говорили на Майдане, что пишут в СМИ, соцсетях, она бы принимала очень взвешенные кадровые решения, искала бы новых людей более активно, а во-вторых, к каждому новому весомому назначению подходила бы с филигранной точностью. Искала бы людей с безупречной репутацией, хотя идеальных людей нет, и скамейка запасных коротка. Но нужно смотреть, что будет после 25 мая, возможно, очень многое переменится. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Возвращаясь к теме дня – круглый стол, который стал попыткой найти решение этому затянувшемуся противостоянию между востоком и Киевом. Леонид Кравчук призвал провести следующий круглый стол не позднее субботы-понедельника. В Донецке провести такое мероприятие лишь в том случае, если будут соблюдены гарантии безопасности. Что это означает?

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Когда кто-то говорит, что нужно разговаривать с востоком, юго-востоком, у меня возникает вопрос: а с кем именно? Кого должны услышать центральные власти? Я не хочу никого обидеть, это просто вопрос. Они хотят услышать массового избирателя, который пассивен? Участников непонятных вооруженных формирований, которых отчасти справедливо называют террористическими? Представителей бизнеса? Безумных старух? 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Которые мечтают умереть в СССР. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: С кулаками набрасываются на журналистов, как только им кажется, что журналисты не на их стороне. В прошлом часе Дмитрий Орешкин рассказывал о своей поездке в Донецк, где он был вместе с Михаилом Ходорковским, где на последнего обрушились чуть ли не с кулаками представители пророссийских сил, когда он сказал: а с чего вы решили, что Россия вас сейчас примет в состав? 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но Приднестровье неоднократно просило о присоединении. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Да, просило. И в Абхазии, и в Южной Осетии самопровозглашенные. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Какие странные приоритеты у РФ. В чем тут дело?

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Я не готов говорить за РФ. Могу только предположить, что в истории с Крымом, с одной стороны, есть давно сложившееся, устойчивое большинство, что Крым – это исконная российская земля. Попробуйте напомнить одному из представителей этой точки зрения, что когда-то это была исконно турецкая земля. А еще раньше – греческая. И вообще, крымские татары считают это своей землей. В отношении тех территорий, которые входят в т.н. Новороссию, такого консенсуса нет. Я считаю, что в большинстве российских умов Донбасс – это давно уже Украина, Одесса – тоже. Самое главное, почему так радуются ура-патриоты и говорят «затокрымнаш!», они полагают, что это благословенная земля, черноморская ривьера нам досталась, будем туда ездить отдыхать. Непонятно как, но будем. Для Крыма потери туристического бизнеса будут колоссальные. Это тот самый случай, что цыплят по осени считают. В чем привлекательность Луганщины и Донеччины для ура-патриотов? Ультрас? 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: У нас есть слушатель. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Олег, Киев. У меня просьба прокомментировать заявление Керри, что все было спонсировано РФ. И второе: заявление Ахметова, что он поддерживает целостность Украины, и никто не признает Донбасс. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Я не могу вспомнить заявление Керри дословно. А, вот: «И мы отказываемся верить, что бюллетени, помеченные Москве, или же референдумы, срежисированные оттуда же, могут решать будущее Украины». Всякое заявление госсекретаря США – это заявление человека, который возглавляет американскую дипломатическую службу. Керри еще один из самых уважаемых и влиятельных в США политиков, он баллотировался на пост президента США в 2004г. и чуть не выиграл, ему не хватило нескольких десятков тысяч голосов в свое время. Это мизер в масштабах Америки. Но история не знает сослагательного наклонения. Когда Керри говорит, к этому надо внимательно прислушаться. Госсекретарь США никогда не говорит того, чего не разделяет президент. Это ясный сигнал: Америка считает, что этот референдум проводился не без вмешательства Москвы, она не считает результаты этого референдума определяющими для дальнейшей судьбы Украины. Мы же не знаем, какие переговоры ведутся между Керри и Лавровым. Дипломатия как айсберг. Судя по тому, как в последнее время ведут себя высшие российские чиновники, Владимир Путин, Сергей Нарышкин, который сказал, что надо, чтобы выборы состоялись, а это очень существенно. Вполне возможно, что Россия получила какие-то жесткие предупреждения и от США, и от ЕС, и от стран Большой 7. Значит, немного отъехала Москва. Это не значит, что все кончено, но есть ощущение, что худшие сценарии, которые мы тоже здесь обсуждали, позади. А теперь про заявление Ахметова. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: «Счастливым Донбасс может быть только в единой Украине». 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Опять-таки ясный сигнал, что он против отделения Донбасса. Другое дело, наблюдая за политическим поведением Рината Леонидовича, видим, что он ведет себя как бизнесмен, а бизнесмены не любят складывать все яйца в одну корзину, они любят со всеми дружить, не любят ни с кем ссориться. Но надо понимать, что бизнес Рината Ахметова устроен таким образом, что ему не по карману ссориться с Европой, Западом, у него там колоссальные интересы, включая и личные. Он ценит, конечно, свою популярность на востоке, в Донецке, не хочет терять там свои позиции, но и терять Запад тоже не хочет. Такое его заявление нужно воспринимать как апдейт его позиции. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вторая часть цитаты такова: «Донецкая народная республика. Ее никто в мире не признает». 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Да, а зачем России Донбасс с его колоссальными экономическими, социальными проблемами? Бедные дончане, которые поверили, что они кому-то в России нужны. Их просто обманывают. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Евгений Киселев считает, что тактически Россия отступили. А стратегически? 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Об этом судить рано. Нет оснований предполагать, что Путин сейчас развернется на 180 градусов и вернется к политике, которую он проводил во время Сочинской олимпиады. Говорят: де-факто в России произошел своеобразный государственный переворот, который возглавил Путин. При этом большинство людей остались на своих постах, они начнут постепенно меняться. Мы уже видим, что в России происходят отставки и новые назначения. Абсолютный разворот в отношениях с Западом, закручивание гаек внутренней политики, продолжают приниматься разного рода репрессивные законы и в частности то, что произошло с Крымом, продолжает происходить с Украиной. Я убежден, что тут дело не в Украине. Хотя свое отношение к ней он сформулировал еще в 2008г., когда в печать попали отрывки его разговора с президентом Бушем. Когда он говорил, что Украина – это не государство, а территория… Недогосударство. Люди, знающие Владимира Путина, говорят, что у него искреннее убеждение, что нет ни украинского, ни российского народа, а есть российско-украинский, который исторически, в результате того, что Путин считает величайшей геополитической катастрофой, распада СССР оказались по разные стороны искусственно проведенной границы. Но у Путина, в его политике есть внутренний резон: ухудшается экономическое положение, ему надо было как-то поднять пошатнувшуюся свою популярность. В результате всего того, что он сделал после Сочинской олимпиады, когда и началась и военная, и политическая, и психологическая война против Украины, у него есть масса поводов для того, чтобы закрутить гайки. Если кто с ним не согласен – предатель, пятая колонна. У него теперь есть возможность экономические проблемы свести на санкции, все кругом враги, но мы же должны Крыму помогать, мы сейчас туда миллиард долларов закачаем, а вы все затяните пояса. Путин – искушенный политик. Он в такой ситуации имеет не один сценарий, а несколько. Если бы не было такой реакции Запада, если бы Украина не продемонстрировала готовность сопротивляться, армия стала приходить в себя, стали формироваться новые ресурсы вооруженного сопротивления. Россия поняла, что Украина не собирается сдаваться. Некоторые источники до сих пор говорят, что российские войска ходят недалеко от границы, и если начнутся вооруженные сопротивления, они попрут. Также считают, что Путин хотел бы войти в историю, как человек, вернувший России Крым, рядом с Екатериной. Но ему не хочется войти в историю, как человеку, который развязал кровавую войну между российским и украинским народами. Конечно, он мечтает, чтобы прежняя империя возродилась в бывших границах под другой вывеской. Хочет быть Иваном Калитой 21 века – собирателем земель исконно русских. С одной стороны, он человек рациональный, а с другой – обидчивый и злопамятный. Я думаю, он будет камень за пазухой еще долго держать и мстить Украине, что она не пошла тем путем, который он себе рисовал: купим Януковича, не дадим Украине пойти в ЕС и будем подтягивать к ТС. Вы еще пожалеете! Один мой знакомый сказал: 37,2, 37,5 – это не смертельная температура, но если человек постоянно живет с повышенно температурой, то он может за год-два превратиться в развалину. Так может и со страной произойти, если поддерживать температуру выше нормальной. Я думаю, что стратегическая линия нынешнего режима в России, это линия всегда поддерживать в Украине очаги нестабильности. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Принимаем звонок. Добрый вечер. 

Слушатель: Добрый вечер. Геннадий, Запорожье. Если в ДНР не любят все украинское, может от них отказаться? Если они там счастливы, может, стоит их отпустить? Столько денег идет из госбюджета, 7 десантников погибло, танки, БТРы, семьям нужно платить. Зачем нам эта тяжесть, которая мешает идти в Европу? 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: А вы уверены, что в ДНР большинство людей хочет отсоединиться от Украины?

Слушатель: Да. Если бы не хотели, Майдан бы собрали и задавили бы этих сепаратистов. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Спасибо за звонок. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Такая точка зрения, безусловно, существует. Люди вправе над этим размышлять подобным образом. Может, отгородиться от них, как в Израиле. Много было споров, как быть с арабскими территориями, но построили стену 10-15м высотой вдоль всей границы с наблюдательными вышками, колючей проволокой, кое-где с минными полями, КПП жесткими. Многие проблемы в Израиле сразу разрешились. Но в Украине другая ситуация. Чисто эмоционально я понимаю Геннадия, знаю людей весьма просвещенных и влиятельных, которые порой говорят, чтоб шли они своей дорогой. Но ведь каждый регион развивается по-своему. Этот регион отличается высокой социальной инертностью. Есть территории, где население чрезвычайно политически активно, как это было в Киеве. Очень многие не верили, что люди выйдут на Майдан. Есть регионы, которые живут по принципу «моя хата скраю», но не хотят менять гражданство на российское, потому что не мыслят себя вне украинского контекста. Что касается русского языка… Поймите, в Украине вообще очень высокий процент пожилых людей, аномально высокий, надо как-то мириться с этим, люди старшего поколения, которые выросли в советские времена, получали соответствующее воспитание, многие вообще приехали из других краев и областей бывшего СССР. Не выучили они в свое время украинский язык. 

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сообщение от Вячеслава: Предпочитаю ваш эфир любому телешоу. Былой Крым сближал русских и украинцев, как минимум летом. По вашему мнению, кто, где и когда возродит единство славян?

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Единство славян – это химера. Хорваты в свое время объединились с сербами в Югославию. При этом всегда у них были сложные отношения. Одни были православные, другие – католики. Одни были под влиянием Австро-Венгрии, итальянской культуры, достаточно посмотреть на города хорватские. Сербия была под властью Османской империи, там совершенно другая культурно-историческая парадигма. Чехия со Словаками развелись. Два славянских народа, но решили жить раздельно. А какие сложные отношения между русскими и поляками? А что касается Крыма – разные люди есть. Я первый раз в Крым приехал в 64-ом году, на несколько дней с моими покойными родителями. Вопрос государственного устройства меня мало интересовал. А когда я туда в 67-ом приехал, половину лета провел в Крыму, тогда я понимал много. Мне было 11 лет, но я был не по годам развитой мальчик, интересовался политикой. Мне объяснили, что Хрущев присоединил Крым. Родители сказали, что это было связано с экономическими проблемами, что не было общей границы между РФ и Крымом. Я знал о трагедии крымских татар. Видел, что люди, которые живут в Крыму, не имеют крымских корней… Я вообще эмоционально не понимаю людей, которые говорят: затокрымнаш! Ура!

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Будем надеяться, что в скором времени на Радио Вести появится авторский проект Евгения Киселева. До встречи через неделю. 

Евгений КИСЕЛЕВ, журналист: Спасибо.

Читать все
Читать все