СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Когда канал CNN устает от Украины – это уже круто"

"Точка зрения"Аймурзаев: "Эти республики - просто малина воровская"

Стенограмма эфира "Точки зрения" на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый день! Сегодня в программе "Точка зрения" на Радио Вести я, Юлия Литвиненко, с огромным удовольствием представляю вам мнение человека совершенно неслучайного здесь, в этой студии. Прошу любить и жаловать – журналист радио "Эхо Москвы", главный редактор службы информации Радио Вести Сакен Аймурзаев. Не слишком ли много тайн я выдала сразу?

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Нет, совсем нет, никаких тайн. Я хочу пояснить нашим слушателям, так как мы знакомы с ними, в общем, и сегодня вечером тоже в эфире буду, что это не значит, что радиостанция переходит на самообслуживание и самоокупаемость в том смысле, что мы теперь будем друг друга звать и наслаждаться друг другом. Просто дело в том, что сегодня мы приглашали главного редактора абсолютно нового издания "Новое время" – журнал такой выходит, сегодня вышел. Всех вас призываю в ларьки печати и купить его – Виталия Сыча, журналиста, который имеет потрясающе хорошую репутацию и много чего делал. Но Виталий, к сожалению, сегодня не смог – придет к нам на следующей неделе. Я поздравляю его и коллег, в первую очередь, с выходом нового журнала, с почином. Удачи вам, пожалуйста, всем!

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так странно – не позвали русского.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Русского главного редактора? Ну, чего ж в этом странного? Я думаю, что со временем эта тенденция вообще присутствия иностранцев на редакционных постах – она будет уходить. И я думаю, что это вполне себе даже природный процесс.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну а пока как легко вы, коллега, преодолеваете границы, как сейчас в Украине с видом на жительство? Вот есть проблемы сегодня?

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Прямо сразу так, как на паспортном контроле.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, у нас так.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Представим, что мы на паспортном контроле. Ну, у меня лично проблем с пересечением границы Украины не было за все это время, ну то есть если брать даже с начала крымских событий, когда обострение уже началось, открытое противостояние началось, и Россия начала проявлять агрессию, и Украина стала реагировать в своем пограничном режиме. Но я всего несколько раз пересекал, надо сказать, границу, и оба раза это все было спокойно, без каких-либо проблем. И у меня лично это не вызывало пока никаких затруднений. Что касается вида на жительство – действительно, я говорил об этом публично, о том, что я хочу его получать. Я надеюсь, что работодатель, как это и принято обычно, этим озаботится. Но если нет, то я пойду по процедуре, как многие мои друзья, многие мои товарищи. И тут, конечно, надо сказать, что люди сталкиваются с какой-то совершенно непонятной для меня, с каким-то непонятным для меня сопротивлением. Поскольку помимо того, что люди, те, кто не идут коррупционным путем, например, и тупо не платят деньги для получения вида на жительства, проходят все круги бюрократического ада. Но это бог с ним, на это многие готовы ради такого дела как получение вида на жительство и какого-то постоянного укоренения в Украине. Но проблема заключается в том, что миграционные власти украинские ввели квоты, и квоты эти каким-то очень странным образом не кодифицируют людей по разным группам. Например, если человек не занимается пропагандой, не занимается агитацией, не занимается разведдеятельностью в пользу российской власти, ну так какие могут быть претензии к этому человеку, если он российский гражданин и прожил в Украине достаточное количество лет, и проявлял не просто лояльность, а всяческую публичную дружбу по отношению к Украине и, например, занимается сейчас творчеством, чистым творчеством, без всякой политики. Этому человеку, грубо говоря, пудрят мозги. При этом это все происходит на фоне удивительного желания – тут программа "Точка зрения", можно немножко от себя сказать – удивительного и всеобщего, кажется, желания удержать тех боевиков, тех террористов, тех людей, которые переступили всякую грань разумного и человечного ради того, чтобы быть с Россией. Вот эти люди – они просто хотят быть с Россией, так и пусть они в эту Россию едут. И этих людей как бы держат и власть, и общественное сознание. Тех немногих людей, и поверьте мне, в нынешних условиях люди, которые из России, хотят в Украине остаться надолго, если не навсегда – это люди не плохие и не больные. И настолько им там тяжело, что они хотят быть с вами. Поэтому я в этом смысле как российский журналист сейчас выступлю и призову, если это возможно, власти и компетентные органы присматриваться к тем людям, которые из Российской Федерации приезжают в Украину и хотят, пусть постепенно, сделать так, чтобы Украина стала их родиной.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Перейдем теперь к событиям дня сегодняшнего. Вот прошу, коллега, обратить ваше внимание на такое заявление. Украина надеется получить американскую помощь в создании мощного военного средства сдерживания. Чтобы победить в "холодной войне", Президент Соединенных Штатов Америки Рональд Рейган проводил американскую позицию мира с позиции силы. Именно это должна сделать Украина, – пишет секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Андрей Парубий в статье, которую публикует Wall Street Journal. Каково?

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Да, программная статья. И я не ожидал, надо сказать, что именно Андрей Парубий подпишется под этой статьей. Я так понимаю, что это не столько колонка, сколько действительно заявление человека, который в последнее время ассоциируется у всего мира и у Украины как некий координатор всех силовых ведомств и человек, стоящий даже над, в некотором смысле, министрами силового блока. Ну что сказать? Наверное, с его точки зрения – ему известно намного больше, чем нам – эта позиция обоснована. И понятно, что если не говорить, например, о вот таких абсолютно специально написанных, на мой взгляд, для привлечения внимания формулировках – оружие сдерживания создать, если не представлять какую-то там футуристическую гигантскую башню, которая будет радиолокационными волнами отражать российскую пропаганду и влияние, а говорить просто уже сущностно по поводу армии и боеспособности украинской, то, конечно, это сектор нужно укреплять. И все, что происходило – тут я не оригинален – все, что происходило многие годы, разрушение армии и какое-то к ней небрежное отношение – это вот сейчас о себе дает знать. И тем достойнее, тем героичнее в некотором смысле выглядят те украинские военные, которые, не взирая ни на что, на трудности, на финансовые трудности, социальные трудности, на трудности отсутствия внимания многолетнего, сейчас честью и правдой несут свой долг и в зоне антитеррористической операции, и по всей Украине. Я знаю, в Николаеве именно военное сообщество является огромной сдерживающей силой для вот этих вот всяких сепаратистских и различных движений, которые направлены на то, чтобы расшатать регион. Именно военные, именно офицеры, именно солдаты. И глубокое уважение вызывают эти люди – офицеры, те, кто остаются в армии сейчас.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну тут армия и медиа. Вот на нас положена вот эта задача – и понятно, что это декларирует и исполняющий обязанности Президента – создать так называемый информационный щит. Насколько сегодня современные медиа готовы действительно выстоять в информационной войне и не допустить пораженческих настроений среди мирного населения?

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Это сложный вопрос, безусловно, потому что он касается, я так понимаю, в большей степени именно тех регионов, где этот щит наиболее необходим. По сути дела, чего закрывать, например, Львов щитом информационной защиты? Там все нормально. Люди смотрят телевизор, не знаю, читают газеты, слушают радио, Интернет читают, и как-то у них нет влияния российской пропаганды. В этом смысле щит от российской пропаганды. Значит, каким образом может быть создан этот щит? Украина никогда в ближайшие годы… ну, не никогда – в ближайшие годы, а я думаю, что и не нужно будет этого никогда, на самом деле, не сможет тратить такие деньги, какие тратит Владимир Путин и российское государство на пропаганду. Технологический, кадровый, ресурсный потенциал российской пропаганды опережает все украинские медиа на поколения. Ну, это просто так. Они просто поняли, что эти сверхдоходы в первую очередь нужно тратить на это – на то, как сделать информационную картину, соответствующую своему представлению о реальности.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну а если этого не показали по телевизору, то значит – этого и не было.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Значит, этого и не было. И вот создание этой сети, создание этого невероятного спрута, который не просто в России зомбировал 86% населения, по последним опросам, которые поддерживают политику Президента, но и распространяет свои щупальца на весь мир и, конечно же, на близлежащие территории. Каким образом это можно купировать? Во-первых, технически, на мой взгляд, прямыми какими-то помехами. Тем более, сегодня вы видели новость, наверное – спутник российский опять упал.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не везет им. Не везет.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Такими успехами скоро российское телевидение будет по старинке передаваться, и это будет легко достаточно купировать. Значит, второе – создание типа контрпропаганды. Я с этим не очень согласен. Я согласен с тем, что просто людям, которые там живут, в тех областях, которые под влиянием пропаганды, им надо просто давать максимально взвешенную информацию и уповать на то, что у людей как бы есть свой мозг, и они все поймут.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А это значит, что каким-то образом мы должны вещать и за пределы – украинские я имею в виду медиа – и за пределами Украины. А каким образом и кто мог бы это делать? Мы продолжим буквально через несколько мгновений. Оставайтесь на Радио Вести. После свежих вестей мы вернемся в студию.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вот на злобу дня мы послушали сейчас свежие вести. Пенсионный фонд не имеет денег. Правительство озвучивает это для того, чтобы оправдать себя и объяснить, что они не будут платить пенсии? Вот зачем правительство делает такие заявления?

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Ну а что, лучше было бы узнать об этом какой-нибудь бабушке в Полтаве…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да нет, лучше было бы, если бы правительство без объявления таких ужасов изыскало возможность заплатить пенсии.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Ну из ниоткуда тоже ничего нельзя взять. И сейчас упование, я так понимаю, на кредиты в первое время, а не на какую-то адресную помощь Украине в сложившейся ситуации. Поэтому я, кстати, надо сказать, долго думал над тем, а вот правильно ли в принципе со стороны власти делать вот такие признательные заявления?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Говорить, как им тяжело.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Да. Вот, например, когда Турчинов признался, что Донецк, Луганск не контролируют. Когда министр внутренних дел говорит на конкретный вопрос о происходящем в районе антитеррористической операции, говорит: "У меня просто нет слов". Но это, конечно, все очень забавно. Ну, как забавно? Было бы забавно. Это грустно. С другой стороны, это открытость, которая, мне кажется, от того, что вот такое сейчас время. Они даже прекрасно понимают – что говорить? Говорить, что все хорошо? Вот что эта Денисова должна была сказать?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это называется злоупотребление открытостью.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Может быть и так. Тем более, что все понимают, сейчас пройдут выборы, и какое-никакое в любом случае будет переформатирование системы, мне кажется, это очевидно. И поэтому ну уж пусть говоря. Слава богу, говорят хотя бы.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Конечно, тут больше вопросов, на самом деле, чем ответов у таких заявлений. Но не в этом-то сути власти – работать так, чтобы тебя не видели, но результат твоей работы все ощущали?

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Ну мы же понимаем, что сейчас любой представитель власти на это скажет: "Ну вот, мы в войне, оккупант забрал территорию и ведет сепаратистское движение на востоке". И против этого сложно что-то сказать. Тут, понимаете, сейчас же такой заговор лояльности, по сути, ну, людей, которые желают добра стране. Как бы лишний раз и этого не задеть, и этого не покритиковать, и не навредить своей критикой. Но вместе с тем, мне кажется, и в обществе, и в экспертном сообществе тоже есть понимание, что уж как бы прежнего наплевательского отношения власти к тому, что думают люди, к тому, что думают граждане, уже сейчас быть не может.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Кстати, к этой реакции со стороны народа тоже могут очень быстро привыкнуть. Как в старом добром мультфильме: "А что нам дедушка?". Но давайте обратим внимание вот на какую новость. Россия готова в ближайшее время ввести войска в Украину, – сообщает "Информационное сопротивление". Вот Тымчук делает такое заявление о том, что российские войска подтягиваются к границе Луганской области. Что это могло бы обозначать для всех нас?

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Я не знаю степень достоверности этой информации. Тут, как говорится, верить на слово товарищам из этого сопротивления… Не видел фотографий, не знаю, что там в Генштабе думают. Давайте предположим, что это действительно так, что вот они стягивают войска. Во-первых, это не означает, что они готовы их ввести на территорию Украины, на мой взгляд, поскольку есть тоже хоть какая-то логика поступков. Хотя я соглашусь с любым, кто скажет, что логика в действиях Путина не присутствует, что там ничего нельзя предсказать. Но, тем не менее, мы можем уже сравнивать действия российской власти, например, в Крыму и, например, сейчас. Ситуации разные, но есть некий общий план, который видим, как реализуется. И вот на мой взгляд, я в последние дни об этом говорил в программах своих, и с экспертами тоже говорил много о том, что мне кажется, что Россия сейчас если не уходит в отступление, то, по крайней мере, начинает какую-то долгую и более хитрую игру, чем просто введение войск и начало… Ну, это война. Поэтому мне кажется, что вот такого вот… Будут попытки провокаций, будет психологическое давление на день выборов. Это, конечно, понятно, что это будет происходить. Но, тем не менее, какое-то в этом во всем безумии наметился тренд на изменение тональности разговора российских лидеров и российского руководства, из чего я делаю вывод, что они не пойдут сейчас на абсолютно безумный и катастрофический шаг – начало открытых боевых действий на территории Украины. Я не представляю себе это возможным.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но крымский вопрос будут решать по-своему. Вот Мустафа Джемилев делает такой вывод: Россия действует как Советский Союз, загоняя крымских татар в подполье. Вы знаете о том, что новые оккупационные власти под эгидой России продолжают вести в отношении крымских татар политику, похожую несколько на Советский Союз, потому что они запрещают какие-либо празднования сейчас, посвященные 70-летию со дня депортации сталинским режимом крымско-татарского народа. Ну и тут, конечно, циники скажут: "А ведь мы предупреждали".

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Ну как сказать? В целом ситуация действительно территория иностранного государства, просто вот взяли и захватили ее. Все это имеет свои четкие определения, названия – аннексия и так далее, отторжение территории, незаконное совершенно с точки зрения цивилизованного мира. И дальше это влечет за собой просто набор таких родовых признаков тоталитарной системы. В этом смысле я вот недавно встречался с Мустафой Джемилевым, и мы долго говорили об этом – о параллелях с советским временем и так далее и так далее. По сути дела, конечно, нет речи о какой-то национальной дискриминации и именно крымских татар. Ну, то есть, как это было при советской власти, когда за несколько дней в 44 году просто народ взяли и выселили. Сейчас я думаю, что российская власть, ФСБ, прокуратура, которая начинает всяческие предупреждения выносить крымско-татарским организациям, она действует просто по закону "всякий другой, всякий инакомыслящий – он враг". В этом смысле крымские татары оказались в России сейчас, в российской вот этой истории, в российской истории неправосудного правосудия ровно в такой же ситуации, в какой, например, оказывались в течение многих лет те немногочисленные сторонники оппозиционного движения в России, какой бы национальности они ни были. Ребята сидели в тюрьмах и продолжают это делать, ребята выдерживали давление психологическое, давление физическое. И все это просто связано… В России притесняются геи, лесбиянки. Это просто набор признаков, которые имеет тоталитарная система, консервативно устроенная, устроенная на консервативных дрожжах. Вот она такая. Поэтому все и страдают, кто другой. При этом, конечно, не понимает российское руководство жуткую правду, что вот так обращаясь с мусульманским народом, с народом, который родственный многим российским народам, в том числе и по тюркской семье народной, и обижая и унижая таким образом этих людей, и особенно старейшин этого народа, как Мустафу Джемилева, обращаясь так со старшими, что для исламской культуры, кавказской культуры, тюркской культуры совершенно недопустимо – вот так обращаться с человеком, который в возрасте, который представляет народ. Поэтому и Путин, и эта госпожа Поклонская, прокурор Крыма, и, там, не знаю, кто там сейчас директор местного ФСБ – люди, которые совершают, в общем, не просто ошибку, а совершают трагическую ошибку.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: России каким-то образом надо вести все-таки себя толерантно, чтобы продемонстрировать, что крымские…

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Там есть попытки.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: …крымские татары – это не просто какой-то экзотический элемент.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Они делаются. И очень хитрые. За каждым районом Крыма, где проживают компактно крымские татары, закреплена одна из национальных республик Российской Федерации. Например, у Татарстана один район, у Чечни другой район, у Калмыкии третий район.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Шефская работа?

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Да, шефская работа. Именно мусульманские, тюркские республики России обязали финансировать, ездить, агитировать, в первую очередь, конечно, не финансировать, а агитировать крымских татар за жизнь в России. Это происходит, они так работают. Но они просто не могут понять, как, в общем, любая, еще раз скажу, тоталитарная система, любая тоталитарная система, основанная на органах безопасности, эта система не может понять инаковости. Она когда видит другого, она просто впадает в ступор. Она не понимает, что делать с другим человеком. Вот другим.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот мнение есть наших слушателей. Ну, с чего начнем? "Да, надо было соблюсти женевские соглашения, и люди в Донбассе с оружием в руках даже пикнуть бы не смогли, и Россия бы не могла сказать ничего".

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Женевские соглашения, при всей к ним любви…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это как вчерашний круглый стол, мне кажется.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Ну, тут я бы даже не сравнивал. Круглый стол – это все-таки внутреннее дело, и собрались там представители, политики, поговорили – и ладно. А тут как бы международный уровень высочайший. Встречаются, договариваются, подписывают, фотографируются, сидят весь день – и да, никакого соблюдения этого протокола, этих договоренностей мы не наблюдаем. Но, собственно, это давно уже стало ритуалом, мне кажется, для российской дипломатии – вот это общение, эти переговоры. Все решается в соседнем с кабинетом Президента России помещении, которое называется зал Совета безопасности России, где, собственно, сидит Путин и сидят ближайшие его советники и определяют будущее политической карты Европы.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А пока вот мы говорим об этом начинающемся, как нам кажется, противостоянии между Россией и крымскими татарами, Президент России, будто слушая все это, заявляет, что нельзя допустить, чтобы крымско-татарский народ стал разменной монетой в спорах между – внимание! – Киевом и Москвой.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Да. Мы же помним, как он даже с Мустафой Джемилевым по телефону разговаривал, когда Мустафа поехал в Москву, и был разговор, и очень жесткий и некорректный. Понятно было, что нет понимания. При этом, я думаю, Путин понимает сам, что – вот то, о чем я говорю – то, что с мусульманскими республиками, с национальными республиками в России не надо так обращаться на примере крымских татар. То есть просто это все выглядит, на самом деле, недальновидно, потому что у него огромное количество в стране мусульман и тюрков.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы обратим внимание еще на любопытнейший факт – о том, что сегодня Ахметов утверждает, будто бы не будет платить налоги сепаратистам. Что это значит? Давайте подробнее об этом сразу после свежего выпуска вестей.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Неблагородное это дело – считать чужие деньги, но мы не могли обойти вниманием новость, как вы слышали, о том, что Ахметов не будет платить налоги сепаратистам. Предприятия группы Рината Ахметова не намерены платить налоги в бюджет самопровозглашенной донецкой народной республики. Вот никаких изменений в Конституции не было. Мы понимаем, что донецкая народная республика есть, мы видим на страницах в "Фейсбуке" фотографии то министра иностранных дел…

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Нет, ну где она есть? Ну где она есть, Юля? С таким же успехом мы можем с вами сейчас объявить здесь шелковичную народную республику, и вы будете у меня министр иностранных дел. Ну давайте так все сделаем. В конце концов, что такое вот эти все самопровозглашенные "республики ШКИД", которые, значит, то ДНР, то ЛНР, ХНР хотели объявлять – что-то не вышло у них. Что это такое? Это просто малина воровская. Вот просто, знаете, как в фильме "Место встречи изменить нельзя", вот там вот, где Карп их сидел, вот это вот так. Вот в каком-то сарае сидят эти "Робин Гуды", очевидно, с деньгами у них уже все плохо, раз они дошли до того, что сегодня выставили ультиматум Ринату Ахметову – давай денег. Вчера вечером была новость про то, как ограбили инкассаторскую машину, которая – внимание! – перевозила деньги шахтерам и пенсионерам-шахтерам. И эти люди защищают ваши права? – спрашиваю я дорогих и уважаемых мною жителей Донецкой и Луганской областей. Это люди – просто разбойники с большой дороги, с националистической пятиконечной звездой во лбу. Вот и все.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Слушательница по имени Елена спрашивает вас, коллега: "Расскажите о телефонных разговорах Коломойского и Царева, а также Новинского. Что вы об этом думаете?"

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Я не слушаю чужие телефонные разговоры, уважаемая радиослушательница. Я думаю, что телефонные разговоры… Вообще если б мы все узнали телефонные разговоры кого с кем, особенно было бы мне интересно получить хотя бы список этих контактов за январь-февраль 2014 года, мы были бы очень сильно удивлены. И, в принципе, понимаете, вот мы тоже сегодня говорим о Ринате Ахметове. Вот только история, я очень на это надеюсь, рано или поздно откроет нам роль этого человека во всех событиях, которые сейчас разворачиваются в Донецке. Я не хочу не обвинять, не оправдывать его. Есть одно очень важное обстоятельство – Ринат Ахметов не покинул Донецк, не покинул Украину. Ринат Ахметов своими заявлениями и своим, для меня беспрецедентным, вот этим философическим обращением к украинскому народу, что есть счастье, к Донбассу вернее, вот не давно… Те, кто не видел, всех адресую. Хотя очень много просмотров на YouTube у этого ролика. Вот просто взял и выступил с обращением. И очевидно, что он гласно, негласно, подспудно, открыто претендует на роль регионального лидера, причем уже, судя по всему, не будет делать это прикрыто, скрыто, под лицом кого-то, как обычно происходило, он не выходил на первый план.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, был Виктор Федорович, который выходил.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Был Виктор Федорович, был Борис Викторович и были замечательные его люди, которые абсолютно ему преданны.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. И вот, кстати, это означает, что, на самом деле, и Таруту мало кто в глаза видел, и уж, тем более, Коломойского. И вдруг так легализовались олигархи.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Более того, один из олигархов имеет все шансы стать Президентом. И в этом смысле я скажу, что Украина сейчас в удивительном положении, когда, наконец, все назвали своими именами. Коломойский – Днепропетровск: сидел там, сделал свою вотчину. Вот и бери, и давай-ка ты ее рули. И рулит прекрасно. Вот Тарута – Индустриальный союз чего там? Донбасса. Езжай. Или Ринат Леонидович. В конце концов, его на тетрадках школьных Президентом называли всегда, писали "Ахметов, президент футбольного клуба "Шахтер", псевдо-государственной организации. Бери. Ну и не будем агитировать, еще один известный олигарх, в конце концов, распространился от запада на восток. Россия, Европа – все его знают и всех он знает. Бери и руководи. В этом смысле удивительно хороший и правильный процесс происходит. Как бы он не пугал сторонников левой идеи и врагов капитализма и либерализма капиталистического, я все-таки считаю, что лучше декларированный олигарх на посту губернатора или Президента, чем не декларированный олигарх.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, в России-то с олигархами поступают по-другому.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Совершенно верно. В России иначе.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Абрамович практически в ссылке.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Да не, ну все они, все они там… Последний был – того посадили, а теперь вот он уехал. В России нет олигархов, в России есть люди, которым доверили эти состояния, и они эти состояния ведут, находятся не просто в полном контакте, а в полной лояльности. А тут просто вот этот некий олигархический, скажем так, союз, клан просто перешел из своих кабинетов в кабинеты государственной власти. И если у него получится… И это интересный опыт. Я думаю, что если у этого клана получится действительно понять, что вот уже хватит играть, и благополучие, достоинство, независимость их страны напрямую связаны с их бизнесом и, в конце концов, хватит думать только о том, как бы срубить и свалить, то все может получиться.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вот сейчас подумала – какая интересная была б президентская гонка. Вот рискнул бы Коломойский, Тарута…

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Весь список Forbes. Взять просто 10 первых человек в Forbes и сделать бюллетень президентский. Кстати, там все так и есть. На самом деле, так и… Ну, Юлию Владимировну туда не вмещают, она не олигарх, уже давно в политике. Но, тем не менее, по сути дела, да, так и есть. Давайте среди них будем выбирать. Вот ребята доказали своим… Ну, ребята. Это уже все взрослые и седые, бородатые дядьки, но тем не менее…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но смогли. Но ведь смогли.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Смогли и сделали в этом диком поле бизнес. Более того, нашли в себе сейчас мужество, не знаю, романтизм, хитрость – да что угодно…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Помочь другим.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Мне не важно, зачем Коломойский это делает. Он просто встал и сказал: "Я буду" – и пошел.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Этот телефонный разговор в действительности мог состоятся между Коломойским и Царевым?

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Да могли быть все, разговоры со всеми. Во-первых, я действительно прошу прощения у слушательницы, я не слышал этого разговора, потому что в принципе не люблю слушать чужие разговоры. Олег Царев давно уже доказал свою невменяемость политическую. С кем он там разговаривал… А Коломойский доказал свою потрясающую ироничность и любовь потроллить людей. Вот он там и Добкина троллил, и Кернеса он троллил, и Путина троллил, ну и Царева, наверное, потроллил. Ну что я буду обсуждать личный разговор Коломойского?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но ваша реплика нашла место в следующем вопросе – о том, что у представителей донецкой народной республики плохо с деньгами. "Раз у них так плохо с деньгами, значит – их не финансирует Россия?" – с надеждой спрашивает…

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Так я ж вам о чем говорю? Уже полчаса вам о чем говорю? Вы послушайте, дорогие мои. Вчера Лавров, который, кажется, готов даже каннибализм объяснить всему миру так, что это в интересах России, он вчера сказал: "Не называйте этих людей пророссийскими". Он сказал: "Не называйте их пророссийскими". До этого сказал МИД ,что они не слышали… Российский МИД сказал: они не слышали, не получали просьб о присоединении к России. До этого глава Госдумы сказал, что выборы президентские – это ОК и гуд. А до этого Путин сказал, что президентские выборы – движение в правильном направлении. Просто как бы понимаете, я прекрасно понимаю, что, может быть, я прекраснодушный оптимист, и когда, там, не знаю, людоед переходит, начинает пользоваться ножом и вилкой, меня это немножко начинает радовать. Может быть, я такой. Но мне кажется, что все это признаки того, что ребята попали. И эти ребята из ДНР, ЛНР со своими женами-министрами иностранных дел сейчас окажутся просто в ситуации Приднестровья. Конечно, никто не будет от них отрекаться со стороны России, но и помогать им никто не будет. Просто Путин, видимо, хочет создать, вот так снизу взять Украину в такие клещи. Вот у него Приднестровье, у него на юге Крым и на востоке у него вот эта полоса нестабильности – Луганск, Донецк. И этим можно манипулировать, и постоянно, в случае необходимости, сжимать эти тиски, разжимать их. Я не знаю, может быть, так он мыслит. Но мне кажется, что… Слушайте, ну и потом, вот эта история с деньгами, с машиной, с Ахметовым… И постоянно, вы заметили, в последние дни мы все больше получаем новостей. Они пытались захватить Нацбанк, они… То есть пошли новости о денежной составляющей конфликта в Донецке. Это значит, что у них нет денег.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну и вопрос теперь – предстанут ли они перед судом? Насколько новые украинские власти готовы устроить показательный суд?

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Ну вот хотелось бы, чтоб они не уехали в Белгород, Курск и, не знаю, Смоленск, а все-таки как бы немножко как бы ответили за то, что происходит. Тем более, что мы каждый день получаем сумасшедшие новости об убитых, о каких-то жутких столкновениях, о заложниках – почти 50 человек они держат. И эти обещания пытать, убивать. И я вот опять же обращаюсь к достойнейшим людям, которые живут на востоке, которых, я уверен, огромное количество. Ну неужели вот эта малина должна вас представлять? Ну это абсурд.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сакен Аймурзаев сегодня в программе "Точка зрения". Вернемся после свежего выпуска вестей. Будьте с нами.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Очень живо наши слушатели реагируют на все, что Сакен говорит в этой студии. Потому что как человек деликатный, в своей программе, коллега, в программе "Максимум мнений" вы больше-то предоставляете возможность говорить вашим слушателям.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Да, я больше слушаю, а тут могу вот развернуться.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И в связи с чем упомянутый Абрамович нашими слушателями вспоминается здесь как мостик между Западом и Москвой. Ну а говоря о таких людях-мостах здесь, в Киеве, мы понимаем, что кто-то все равно должен будет послужить этим мостом и возможностью все-таки возобновления диалога между Россией и Украиной. Кто из ныне здравствующих и действующих политиков будет играть такую роль?

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Это провокационный вопрос. Потому что кого мне называть? Я могу назвать патриарха, например…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Юлию Владимировну Тимошенко.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: ...Филарета, и этим самым, не знаю, как-то уйти от разговора. Ну, смотрите, к каждому из таких вот больших рейтинговых политиков эта надежда приложима была бы, поскольку, например, когда встречаются журналисты с Юлией Тимошенко, у многих в голове сразу такой образ медийный, что у нее хорошие отношения с Путиным, и она, значит, вот человек, который мог бы с ним связаться, вступить в переговоры. Ну что? Я думаю, да, если бы она позвонила, он бы, наверное, ответил, и она могла бы с ним говорить.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сейчас будут рассуждать так: хорошие отношения – тогда цена на газ должна быть другой.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Ну, тоже верно. Или, там, Петр Порошенко, который обещает в трехмесячный срок наладить отношения с Россией, обещал, если станет главой государства. У него тоже прекрасные отношения были в свое время с Россией. И я помню, много лет подряд он участвовал в посольских вечерах Российской Федерации в Киеве, которые организовывал посол Зурабов, и был на этих вечерах и желанным гостем, и выступающим и так далее и так далее и так далее. И помимо прочего, с Россией у него и бизнес общий был, и, не знаю, сейчас есть, наверное. Поэтому и у него наверняка что-то получится. Но вопрос заключается в том, что это во многом зависит от России сейчас, от адекватности российской позиции, от желания слышать со стороны России, желание отступить безусловно, потому что на данный момент все, что творится, требует решительного отказа от этих действий и просто игры на 180 градусов иначе. Итак уже урон не просто двухсторонних отношениям, а международным отношениям, в смысле между двумя народами, нарушен. И очень часто уже мы наблюдаем нарушение коммуникаций между людьми из-за всего этого конфликта, между людьми Украины и России, нормальными обычными людьми, я имею в виду. Поэтому мостиком этим, я надеюсь, станет время и, я надеюсь, станет разум, который не покинет окончательно российское руководство.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, мы говорим, собственно говоря, уже почти накануне президентских выборов. Много было всяких опасений того, что выборы вообще не состоятся, и неизвестно, как пройдет этот день 25 мая. Но совершенно очевидно одно, что выборам быть. Но удивительно другое – почему тройка, я бы сказал, этих лидеров, известных всем нам, одни по-прежнему увеличивают, наращивают жиро, что называется, в виде голосов избирателей, а некоторые катастрофически теряют.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Знаете, тут я бы так сказал по поводу некоторых персон, присутствующих в списке кандидатов в Президенты. У меня есть столько вопросов, начиная с того вообще, что эти люди делают в этом списке. Но говорить как бы об их рейтингах, обо всех рейтингах мне бы не очень хотелось. Это в первую очередь я говорю, наверное, про непосредственных участниках прошлой политической команды. Я не против того, чтоб они принимали участие, и вообще не могу быть в этом смысле за или против, я просто хотел бы какой-то позиции по поводу того, что было раньше. Не просто отречемся от старого мира, будучи неотъемлемой частью старого мира. Вот это меня очень часто удивляет и в депутатах от Партии регионов, и в олигархах, министрах Партии регионов, которые сейчас ходят, смотрят, живут и как бы абсолютно отрекаются от того, что происходило, а какого-то осмысленного вывода из всей этой чудовищной истории.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вот есть отклик у наших слушателей опять же на вашу реплику: "Ну вот тогда скажите, придет (не будем называть имен) новый Президент и будет налаживать сразу же диалог с Москвой. А зачем нужно было разрушать этот диалог?". Ну тут много тоже действительно вопросов.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Ну зачем было разрушать? А кто первый начал? Ну слушайте, сейчас уже не будем.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А связываться не хотелось. Но, тем не менее, остается нерешенным вопрос. Вчера в этой студии мы в программе "Герой дня" говорили с экс-министром экономики Виктором Сусловым о том, что на само деле вот какой удивительный парадокс: наш посол, украинский посол, посол Украины в Российской Федерации был один из немногих политиков, к которому прислушивался Кремль, он был вхож в Кремль – его отозвали. Вместо него никто не был отправлен в Москву.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Нет, ну это как раз дипломатическая история. Понимаете, Россия…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну это война, это история…

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Ну конечно. Во-первых, Россия отзывала, и, собственно, отзыв произошел посла России. Посол России Зурабов уже много месяцев находится вне Украины. Ну и как бы это взаимная акция, наверное, была. Я думаю, что тут как раз как в шахматах: сходил пешкой, и вот тебе в ответ тоже пешкой, слоном – и слоном. Тут абсолютно симметричные вещи. Убрать посла – это большое решение. Это не маленький человек, это огромный представитель интересов и лоббист, и кто угодно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но это решение чего? Это создание еще одной проблемы, на самом деле.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Так это просто пинг-понг. Вот они так сделали, мы так, вы так, мы так.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это называется война, значит – война.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Можно назвать это войной, да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот Ксения из Днепропетровска, слушая вашу пламенную речь, обращенную, коллега, к жителям востока, пишет: "Крик души. Ну почему у востока нет такого радио? Как, по-вашему, можно решить информационную проблему на востоке?"

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Какого радио нет? У вас, Ксения, это радио есть. Вы же в Днепропетровске живете, и в Днепропетровске мы вещаем.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А люди, живущие в Днепропетровске, думают шире, чем границы города Днепропетровска.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: А если говорить о Донецке, Луганске – я был бы только за. Но там, к сожалению, вещают российские радиостанции, российская радиостанция вещает, и там показывают российские телеканалы. А вообще, конечно, задача, как совершенно справедливо написал в своем "Фейсбуке" Леонид Швец, замечательный журналист, написал: может быть, теперь кто-то поймет, насколько важно иметь русскоязычный канал для востока, адекватный. Понимаете? Да, есть русскоязычный канал "Интер", который в течение десятилетия демонстрировал убежденную русофильскую позицию, не знаю, в свои официальных мероприятиях, спонсировал визит Кирилла и транслировал его, патриарха, и всячески был такой… Ну, российский в смысле содержания. А тут надо придумать просто обращение к востоку. Действительно, создать какой-то… Я даже думаю, было бы неплохо большую такую корпорацию с множеством каналов, газет, журналов, радиостанций, открывать культурные центры, выставочные залы, современнейшие библиотеки, снабжать школьников Краматорска, Славянска, Мариуполя современными компьютерами, открывать им мир, открывать им большой, интересный, загадочный мир – и они никогда не будут слушать российскую пропагандистскую кашу.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я прям напряглась: открывать большой мир. Большой русский мир.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Нет, не русский. Не русский.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы шутим, конечно. Мы прекрасно понимаем, о чем идет речь.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Большой мир без всякого описания. Потому что проблема людей… Знаете, как тоже мой коллега с канала "Дождь" – он был в Мариуполе и написал: "Вот что такое Мариуполь? Это город запущенных заводов, ужасного неба, тяжелого воздуха. Город, где с одной стороны – трубы заводские, с другой стороны – море, над которым летают чайки. И люди смотрят на чаек и думают, почему они не могут летать как птицы".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Много-много, на самом деле, вопросов. На самом деле, вопросы, прежде всего, к нашей политической воле и желании наших властей. Вот Елена спрашивает: "Почему никто не задается таким вопросом. Мы буквально клянчим деньги у МВФ. А почему их не занять у своих же украинских миллиардеров?". Вот почему не изыскать внутренние-то резервы?

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Это называется национализация.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Грабь награбленное.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Понимаете, это интересный вопрос для исследования – вот сколько личных денег тратит, например, Сергей Тарута как крупный бизнесмен на свой донецкий проект как губернатор. Сколько личных денег тратит Коломойский? Ну, сколько личных денег тратит Ахметов, мы еще долго не узнаем, но тоже было бы интересно. Именно на область, именно на людей, на места. Это было бы интересно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Своих личных денег, которые он, собственно, и заработал в области.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Своих личных. Ну, в области, благодаря народу, не знаю. Ну, там все по-разному заработали. Кто-то заработал благодаря хитрости и уму, кто-то – благодаря трудолюбию работников. Все по-разному заработали. Тут я даже не призываю к пересмотру этих заработков.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вот на самом деле эта еще мысль еще интересна потому ,что, на самом деле, вот мы все ищем, что придет кто-то, кто облагодетельствует, да?

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Есть патернализм такой, надежда.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да-да-да, вот сейчас придет патрон – и все решит. А на самом деле, важно уже понять, что мы могли бы заявить о себе, как о некотором субъекте, и, собственно говоря, вести свою игру и войти в большую политику.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Кто? Украина?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Конечно.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Так уже давно. Ну, слушайте, сейчас Украина… Знаете, когда канал CNN устает от Украины – это уже круто. То есть ты понимаешь, что уже в повестке дня Украина так долго, так плотно и так важно – в мировой повестке дня. Там, не знаю, Папа Римский 4 раза вспоминает Украину за последнее время и письма пишет, там, мировые монархи, творческая интеллигенция, звезды шоу-бизнеса, все мировые каналы.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Но, Сакен, когда случилась эта трагедия чернобыльская, тоже все заговорили об Украине.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Это правда.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хотелось бы других, приятных поводов.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Будут, будут. Надеюсь, мы до них доживем.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Сакен Аймурзаев сегодня высказал свою точку зрения в прямом эфире Радио Вести. Пользуясь тем, что вы так популярны у слушателей, я предлагаю закрепить за вами пятницу.

Сакен АЙМУРЗАЕВ: Ну нет, я все-таки с этим не согласен. Слушатели, звоните в мой эфир, пишите. Я буду периодически приходить, когда в эту программу не сможет прийти Виталий Сыч.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не обманите. До скорой встречи! Приятного вечера всем, кто остается с нами дальше! Ну а сегодня будем говорить в программе "Герой дня" с Олегом Наливайко. Это человек, который теперь возглавляет Госкомтелерадио Украины. Будет очень много интересных откровений. Оставайтесь с нами.

Читать все
Читать все