СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Cегодня все-таки есть доверие именно к печатному слову"

"Тема Калныша"Наливайко: "В газеты возвратились письма"

Стенограмма эфира "Героя дня" на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый вечер! На Радио Вести, как обычно в это время, программа "Герой дня". Меня зовут Юлия Литвиненко. Я с огромным удовольствием сегодня представляю вам нашего гостя – это глава Государственного комитета телевидения и радиовещания, как мы привыкли говорить – Госкомтелерадио. Дамы и господа, Олег Игоревич Наливайко. Добрый вечер!

Олег НАЛИВАЙКО: Добрый вечер!

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Олег Игоревич, мне невероятно приятно вас здесь видеть хотя бы потому, что вы не случайный человек во всей этой индустрии. Вопреки тому, что у нас сейчас очень много случайных людей, которые вот так вот приходят и получают хорошее место, хорошее кресло, хорошую должность, не имея никакого представления о том, чем они будут заниматься. Вы все-таки в телевизионных информационных полях потрудились некоторое время. Возможно, именно поэтому, представляя вас коллективу Госкомтелерадио, вице-премьер-министр Украины Александр Сыч сказал, что информационная составляющая безопасности Украины разрушена до основания, и вот ваша задача – теперь все это воссоздать, этот национальный информационный щит. Каким образом будете действовать?

Олег НАЛИВАЙКО: Спасибо за хорошие слова. Я действительно не случайный человек, хотя назначение было абсолютно случайным. И, кстати говоря, за один день до назначения в Верховном Совете работали в Страсбурге над законопроектами, адаптированными к европейским нормам, в медийной сфере. И как раз меня, собственно говоря, оттуда, из Страсбурга вытащили, буквально на следующий день было голосование. Несколько ключевых моментов, собственно, почему я согласился и почему занимаюсь сейчас этими вопросами. У меня есть определенный опыт работы в Союзе журналистов. И вот за эти трудные последние полгода для нашей страны медиа-общественность сплотилась. И, собственно говоря, мы прекрасно понимаем для себя, для того чтоб провести какие-то реформы в медиа-структуре, необходимо влияние и в госсекторе. И, собственно говоря, вот поэтому для проведения законов об общественном телевидении, о разграфлении средств массовой информации по доступу к публичной информации и законопроекта, вот это была ключевая задача. Что касается информационной безопасности. Я бы с двух сторон эту тему поднял. Первое – это стратегический подход. К сожалению, за последние годы стратегией практически государство не занималось в силу разных причин. Есть причины финансовые, есть причины другие, какие-то приоритеты, интересы. Наверное, так остро не стоял вопрос информационной агрессии. И поэтому на сегодня приходится начинать с положения про Госкомитет. И первое, что мы для себя стратегически определились, что нам, собственно говоря, нужен сам ключевой документ (стратегия информационного общества в Украине) и нам нужна доктрина информационной безопасности. Вот недавно был подписан указ исполняющего обязанности Президента, он нам это поручил. И мы думаем, что буквально через две недели уже сможем на общественный суд эти два документа представить.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я так понимаю, вы имеет в виду вот это распоряжение, я мовою оригіналу процитую, розпорядження Президента України про заходи щодо забезпечення інформування громадськості про антитерористичну операцію?

Олег НАЛИВАЙКО: Нет-нет-нет. Это как раз я тут шире беру.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот я хотела про этот именно документ. Вы про структуру вообще, да?

Олег НАЛИВАЙКО: Да. Для того чтобы начинать серьезную работу, ее нужно начать сначала со стратегии, с миссии.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо. Давайте пока про этот документ чуть позже. Как вы миссию теперь возглавляемой вами структуры Госкомтелерадо определили?

Олег НАЛИВАЙКО: Мы как раз для себя определяем, что мы должны двигаться в направлении, как это ни странно сегодня звучит, разгосударствления средств массовой информации. Мы на сегодня считаем, что частный, приватный собственник информационный – он на сегодня более эффективен. Вот даже в этой ситуации, когда идет информационная война, если посмотреть, как работают каналы телевизионные, если мы говорим о телевидении, частные – они работают намного эффективнее. Безусловно, это более интересный, грамотный контент, это на сегодня более интересная работа журналистов. И поэтому мы для себя в будущем видим все-таки создание общественного телерадиовещания и считаем, что это будет очень эффективный механизм. Поэтому в концепции мы вот прописывали несколько моментов. Первое – создание общественного телевидения и радиовещания. Кстати говоря, законопроект уже проголосован, мы на сегодня работаем в этом. Ну, наверное, еще поговорим на эту тему. Второе направление – это связано с печатной прессой. На сегодня печатная пресса находится в крайне тяжелой ситуации. Хотя вот снова же, анализируя даже, насколько эффективна пресса по донецкому и луганскому региону – очень эффективна. На сегодня вот все-таки есть доверие именно к печатному слову.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А есть ли доступ в Луганске, в Донецке к украинской прессе, к украинскому телевидению? Какое там состояние дел сейчас?

Олег НАЛИВАЙКО: Расскажу. Есть такая проблема. Значит, проблема первая – это 27 апреля было захвачено помещение Донецкой областной государственной телерадиокомпании. Там на сегодня находятся террористы, мы считаем, которые захватили с оружием в руках это помещение. В бомбоубежище госкомпании находятся склады с боеприпасами. Не допускают руководство телекомпании к работе, идет ретрансляция "России 24", и пытаются наши сотрудники какие-то свои определенные программы поставить в эфир. Выходит это очень непросто. Вот последний такой недавний пример, когда пытались сделать новостийный блок, и уже в момент эфира, как показалось захватчикам, что информация, которую дают, она недостаточно положительна для них, и они просто вырубили вообще прямой эфир. Ну, то есть, каких-то норм профессиональных, общечеловеческих – их просто не существует.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: То есть они восприняли телевидение как информационное оружие, которое как бы действует, работает против них. Ну вот, пожалуйста, таким образом…

Олег НАЛИВАЙКО: Почта, телеграф, телефон. Первое, что было захвачено, как раз в таком именно режиме – это государственная телерадиокомпания. Подобная ситуация, кстати, была и в Крыму. Но снова же, это говорит о степени влияния государственной телерадиокомпании. То есть они не пошли на частные или другие структуры, а пошли именно сюда. Потому что к компании есть доверие, однозначно. Может быть, не такой рейтинг бизнесовый, но есть доверие. Это что касается Донецка. Вот недавно было обращение ко мне сотрудников государственной телерадиокомпании, которые сказали о том, что им крайне тяжело, им нужны какие-то конкретные рекомендации, чтоб не получилось как в Крыму – с военными. Хотя ситуация тут очень непростая. Выход, собственно говоря, какой есть? Или силовое возвращение назад (это не моя в данном случае компетенция, я не готов это обсуждать), второй вариант – это приостановить на какое-то время вещание, но это есть социальные вопросы…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А на какое время? Вот есть этот дедлайн?

Олег НАЛИВАЙКО: Вы знаете, мы идем третьим вариантом и мы пытаемся все-таки договариваться о возобновлении эфира, мы пытаемся какой-то искать компромисс. Почему? 250 сотрудников Донецкой областной телерадиокомпании. Зарплаты абсолютно небольшие. Мы понимаем, какой это будет социальный удар, если мы на сегодня, допустим, не профинансируем какие-то их определенные потребности. А проблема есть. Мы же не ведем финансирование гостелекомпании, мы оплачиваем просто за выполнение государственного контракта, который сегодня не выполняется, но в силу непреодолимых обстоятельств для компании. Поэтому ищем такой вариант и наш, и ищем сейчас у общественных организаций поддержку, чтоб просто люди там не остались без куска хлеба, другими словами говоря.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот уже упомянутый мной вице-премьер-министр в период этого представления вас коллективу Госкомтелерадио также сказал, что не надо сетовать на то, что часть украинцев свято верит в то, что подает им российская пропаганда. Эти люди просто не имели информационного контрпродукта. А вот кто должен и кто сможет, и кто будет в ближайшем будущем вот этим контрпродуктом наполнять телевидение, радио, печатные СМИ?

Олег НАЛИВАЙКО: Во-первых, контрпродукт – его надо назвать "качественное контентное наполнение наших телевизионных каналов". Он и есть контрпродуктом. Если же мы говорим о противодействии не на территории Украины, то для этого как раз, вот об этих мероприятиях, о которых мы говорили в стратегии расписанных, там есть момент создания иновещания. Иновещание – мы сегодня работаем над его таким пошаговым внедрением в жизнь, над его планами. Иновещание планируется на базе трех телеканалов создавать: это канал "УТР", это канал "БТБ" (и есть согласие руководства Национального банка) и это канал "Перший Ukraine". Хочу сказать по "УТР". Это канал, который, в принципе, и был ориентирован на иновещание, но в последнее время он каким-то образом сполз и начал, в основном, транслировать для граждан Украины свой продукт. А я вот помню где-то год или два назад на коллегии Гостелерадио руководитель "УТР" так с гордостью говорил, что "нас сегодня видит или слышит Уругвай". Я с большим уважением отношусь к Уругваю, но, наверное, это не самая главная задача, которая нам стоит.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не совсем стратегический партнер.

Олег НАЛИВАЙКО: Да. Поэтому говоря о контр-, то, по-видимому, это должна быть информация, которая должна готовиться вот как раз на ту пропаганду российскую, которая идет сюда.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Ну и, наверное, с целью все-таки какого-то восстановления информационного имиджа, потому что мы терпим грандиозное поражение в этой информационной войне.

Олег НАЛИВАЙКО: Вы знаете, у поражения три такие составляющих. Первая составляющая – за рубежом. Я б не сказал, что мы терпим поражение. Это можно проанализировать и по иностранной медийной прессе, которую мы анализируем, которая в целом с симпатией относится к Украине и наоборот, очень негативно относится к России и, кстати говоря, к российской пропаганде. Есть вторая тема в середине Украины. Я также не могу сказать, что была информационная война проиграна. Мы видим это по степени патриотизма наших граждан. Да, проиграна война в России, но она, собственно, и не велась. И у нас к этому не было никакого ресурса, ним никто не занимался, и, собственно, она застала нас врасплох. И проиграна по восточным регионам и по Крыму. Там, где было традиционно и технически подготовлено вещание Российской Федерацией вот все эти годы. Вот это была ошибка, что там не была проведена такая целевая программа телевизионная, больший доступ к нашим каналам.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Теперь мы понимаем в свете этого существующего противостояния между Украиной и Россией, что телевидение – такой стратегический объект, равно как и радио, как мы понимаем, и печатные средства массовой информации. Но вот допустима ли такая ситуация, когда украинские телеведущие ведут главные политические шоу в России? Нет, никогда. Это вопрос национальной безопасности, уж если угодно. Будут ли люди других национальностей, работающие в Украине, здесь, любить Украину больше, чем мы с вами – ответ тоже очевиден. И мы видим опыт работы и сотрудничества с Дмитрием Киселевым. Вот мне тоже довелось работать с ним канале ICTV. И мы понимаем, чем все это теперь закончилось. Можно сетовать на то, что на российском телевидении у них есть телевизионная школа и все такое прочее. А неужели этого нет у нас? И неужели у нас нет опыта, на который мы могли бы опереться? Давайте вот сразу об этом поговорим после небольшой паузы, после свежих вестей на Радио Вести.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый вечер всем, кто к нам только что присоединился. Это программа "Герой дня" на Радио Вести. Наш гость сегодня – глава Госкомтелерадио Игорь Наливайко. Мы затронули, ну, надеюсь, что нашим слушателям интересную тему. Итак, вот присутствие русских ведущих на государственных украинских телеканалах. С учетом того, что все-таки теперь мы говорим об информационной войне, о том, что телевидение – это такой стратегический объект, который тоже нуждается в особом внимании со стороны государства и в некоторой защите. Что это значит – вот присутствие русских на телевидении? И как долго это будет продолжаться?

Олег НАЛИВАЙКО: Это значит only business, только бизнес. Это привлечение фигур, лиц, которые, на взгляд владельцев, менеджеров каналов могли дать дополнительные рейтинговые пункты.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Но когда национальная безопасность рушится, то этот бизнес рушится вместе с этой национальной безопасностью, да?

Олег НАЛИВАЙКО: Безусловно, да. В свете событий, которые произошли, необходимо пересматривать стратегию не только Госкомтелерадио и каждому медиа-владельцу, каждому менеджеру, да, собственно, и каждому гражданину, кто работает в информационной сфере. Хотя вот есть пример Дмитрия Киселева, есть пример Евгения Киселева, который, на мой взгляд как зрителя, в общем-то, достаточно положительные какие-то моменты принес нашему телевидению. Снова же, это я в данном случае как зритель высказываюсь.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет-нет, я прекрасно понимаю вашу позицию. Но Олег Игоревич, вот о чем я говорю. Эти незабвенные строки Шевченко "Чужому навчайтесь, але і свого не цурайтесь". Вот так почему-то принято думать, что вот сейчас придет какой-то дядька из-за бугра и научит нас всему. Я не могу сказать, что какое-то раболепство, но поиск покровителей, поиск тех, кто придет, научит, покажет, как надо. Я уж молчу про эту очередь наших политиков, которые стоят и говорят: "Вот к Савику мы пойдем. А хто такі наші?". Это обескураживающий совершенно факт. Мне кажется, что сейчас мы должны просто все измениться и понять, что наше – это многое объясняет, потому что наше – это по-настоящему хорошо.

Олег НАЛИВАЙКО: И заметьте, это проблема не только медиа, это проблема и политтехнологов, которых могут просто пригласить кого-то политтехнолога зарубежного.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Заплатить ему 100 миллионов долларов.

Олег НАЛИВАЙКО: И чем больше, тем лучше. Это и спорт, это целый ряд отраслей. Это какая-то такая дань моде. Но мне кажется, что сейчас переломный момент наступил. И вот эта дань моде – наверное, уже прошедший день. Мне кажется просто, что в ближайшее время в основном наши и теле-, радиоканалы, газеты – в этом случае они были практически единичные варианты, я только могу припомнить в газете "Сегодня" аргентинец работал на долгое время. Поэтому…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет-нет, я не говорю, что давайте сейчас изгоним всех иностранцев и не будем… Нет, отнюдь. Но мы понимаем, что есть какие-то стратегические объекты, которые все-таки должны контролироваться нашими людьми. Потому что когда Президент Путин говорит, что иностранцы могут работать в России, но делать ту работу, которую не хотят делать русские граждане, мы понимаем, что это часть государственной политики. Давайте дадим работу нашим, обучим наших, будем гордиться нашими. Но и другие welcome, добро пожаловать, подтягивайтесь, ребята. Но мы понимаем, что наши в приоритете. Вот тут действительно ничего личного.

Олег НАЛИВАЙКО: Ну и заметьте, 300 государственных наград, которые Президент Российской Федерации вручил журналистам по итогам крымской аннексии, это как раз показывает, насколько россияне стратегически относятся к медийному ресурсу и как они, собственно, его оценивают.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Я уж не знаю, виноваты ли в этом сами журналисты, то ил наше отношение к ним. Вы же знаете, что всегда на телевидение, на радио люди шли искать правду. Потому что журналист – это такое олицетворение правды, справедливости. Вот каким образом вернуть доверие, на самом деле, и общественности к тому, что они слышат с экранов телевизоров, по радио и читают в прессе?

Олег НАЛИВАЙКО: Знаете, мне кажется, в первую очередь, это правда. И вот недавно журнал "Международная жизнь" российский, это ведущий орган Министерства иностранных дел, господин Лавров, министр иностранных дел, возглавляет совет, они напечатали публикацию, где высказались, что очень обеспокоены вот теми изменениями, которые в области контрпропаганды, информационной политики происходят на сегодня в Украине. Очень обеспокоенно выступили. И затем, после этого целая серия пошла публикаций на телеканалах российских, где цитировались в том числе и я, что вроде бы как есть такой приказ по Гостелерадио: журналисты, которые поддерживают или каким-то образом описывают ситуацию в донецком регионе, что они будут лишены аккредитации, они будут как-то в правах поражены. Безусловно, никакого такого приказа не было. А у меня была встреча с юнкорами. Мы проводили конкурс школьных газет, и на конкурсе школьных газет мне задали вопрос: каким должен быть сейчас журналист, что для него нужно? Вот на мой взгляд, на сегодня в первую очередь нужно быть патриотами, а во вторую – писать правду. У нас сегодня очень выгодный момент: правда – на нашей стороне. И я абсолютно уверен, как только мы сможем своих читателей и телезрителей убедить в том, что именно мы несем правду – вот это будет возвращение назад к тем таким хорошим временам, когда любое слово и с экрана, или с газеты, телевидения – они воспринимались как истина в последней инстанции, как правда. Кстати говоря, вот на сегодня тенденция у нас газеты. Сегодня в газеты возвратились письма. Я вот говорил с многими редакторами – вот такой давно забытый жанр, когда письма приходили сотнями, самые разные, и газеты их печатали.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, были даже отделы специальные по работе с письмами, кстати.

Олег НАЛИВАЙКО: Так вот сейчас как раз пошли. Это очень хорошо. Это, на самом деле, возвращается то доверие к печатному слову, которое было. Причем, я вот анализировал даже для себя, это не только бабушки и дедушки, которые традиционно были основными, кто писали в газеты и журналы, вот много пишут и молодежи, студенты. В десятки раз увеличились такие письменные обращения, письма, к разговору обращающиеся в газету.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вот возвращаясь к вопросу информационной безопасности, я хотела бы, чтобы вы прокомментировали создание пресс-центра, как я уже сказала. Кто будет курировать? Речь шла, по-моему, офицер Селезнев – на него возлагается вот эта необходимость создания этого пресс-центра. И речь идет о журналистах, которые будут работать на востоке – в Луганской, Донецкой области. Вот что-либо вам известно? Это уже как раз ответ на распоряжение Президента Украины про заходи щодо забезпечення інформування громадськості про антитерористичну операцію, чтоб вот ответная реакция какая-то была у читателей и слушателей.

Олег НАЛИВАЙКО: Сейчас идет работа над созданием трех пресс-центров. Один из них – который вы назвали, второй уже создан на базе информационного агентства "Укринформ" – это пресс-центр "Единая Украина". Мы пытаемся возвратить государственному агентству статус самого популярного, самого влиятельного и самого правдивого информационного агентства. Достаточная поддержка идет его ресурсами. И на сегодня мы просим наших руководителей государства, чтоб они в первую очередь обращали внимание на "Укринформ". Мы хотим, чтоб вот эта площадка, который в пределах "Укринформа", этот пресс-центр, который открыт, он нес как раз слово правды, которое не подлежит какому-либо сомнению. Второй пресс-центр, над которым мы сейчас работаем – это его открытие в Брюсселе, кстати говоря, которое очень обеспокоило Российскую Федерацию, возвращаясь снова к этой публикации в "Международной жизни". В Брюсселе мы хотели бы открыть при поддержке Брюссельского пресс-клуба центр, в котором объединены наши корреспонденты, которые уже работают в Брюсселе, с тем чтоб мы там делали специальный информационный продукт и могли нести европейским партнерам, европейским журналистам при помощи Брюссельского пресс-клуба правдивую информацию о том, что происходит в Украине. Это тоже один из моментов – то, что мы называли контрпропагандой. Что касается пресс-центра, который создается, о котором вы создали – это инициатива, в общем-то, Министерства обороны. Они этим занимаются. Но мы всячески им помогаем, и вот общественность привлекли, потому что на сегодня не готовы наши журналисты, у нас не было такого опыта, вести работу в условиях войны: как себя сберечь, как получить контакты, как найти вот именно тот источник информации. Я привожу такой пример. Где-то год назад в Администрации Президента (я еще руководил Союзом журналистов тогда) проводилось совещание, и нам проводили такой тренинг о возможных теоретических каких-то форс-мажорных ситуациях. И вот один из офицеров или Минобороны, или МЧС говорит: "Ну конечно, каждый журналист должен знать, что когда танк стреляет, он потом откатывается назад – нельзя стоять сзади". Мы тогда посмеялись, нам никому даже в голову не пришло, что на самом деле эти знания сейчас нужны.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Знания пригодятся. Ну вот видите, все, конечно, было б это смешно, если б не было так грустно. Возвращаясь к вопросу закрытия российских каналов и невозможности смотреть российское телевидение. Конечно, в XXI веке вы действительно считаете, что можно запретить смотреть желающим здесь, в Украине, российские каналы? Как вести себя? Вот какой должна быть политика Украины по отношению к русским каналам?

Олег НАЛИВАЙКО: Безусловно, закрыть на сегодня нет такой технической возможности. В принципе, каждый мало-мальски или знакомый с техникой человек, или даже не знакомый, но имеющий достаточно незначительное количество времени, он может восстановить этот сигнал себе через спутниковые ресурсы и массу других ресурсов. Я думаю, что это был – решение Национального совета и потом суда – ответ на ту такую вероломную, я сказал бы, информационную агрессию, которая состоялась. Несколько было вариантов. Был один из вариантов прекращать вещание именно тех программ, которые несут такую постоянную грязную пропаганду, грязную неправду. Выбран был Национальным советом вариант, вы знаете какой. Есть решение суда. Хотя, снова же, это полумера. Настоящая мера, когда мы все-таки возвратим к нашим телеканалам, к нашим ресурсам, что в этой борьбе нужно победить. Запретительство в мире технологий, в котором есть Интернет, есть спутник – это практически невозможно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но тут еще вопрос, наверное, телевизионных менеджеров, насколько они сейчас готовы. Вы, кстати, встречались уже с руководителями украинских телеканалов, да?

Олег НАЛИВАЙКО: Да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот в каком настроении они пребывают? Как они готовы гарантировать безопасность и как они готовы развивать украинское телевидение? Потому что все-таки вы понимаете, почему украинский зритель смотрит российское телевидение – потому что у них и техническая база, и возможности показа и мировых блокбастеров, и хорошего кино – это, конечно, пока у России в приоритете.

Олег НАЛИВАЙКО: Что касается наших телеканалов. Снова же, мне кажется, что во всей этой ситуации вот то противостояние, которое было в течение зимы у нас, очень достойно себя в целом, и журналистика себя очень достойно повела. Вы знаете, сейчас есть несколько заявлений руководителя "1+1" о том, что они у себя уже сняли сериалы российские, которые прославляют или российскую армию, или полицию, и предлагают это провести всем. Уже определенные критерии разработаны. Мне кажется, что общая тенденция сейчас будет такова, что это будут самостоятельные решения. То есть на сегодня, как бы там ни было, вот бойкот очень многих товаров российского производства – он в головах уже у наших граждан. Поэтому насколько будем готовы заменить продуктом? Вот это нужно сейчас резко включаться нам всем в работу. Это нужны наши сериалы, нам есть о чем их снимать, о чем показать. Безусловно, мы оказались на сегодня не готовы. И для быстрого старта нужно финансирование. На сегодня над таким инвестиционным финансированием мы работаем. Поэтому какого-то такого резкого отключения, безусловно, не произойдет. Но мне кажется, что тенденция будет такая, что будет все больше и больше украинское телевидение терять российских партнеров сериальных и находить своих.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы продолжим наш разговор сразу после выпуска свежих вестей.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В минувшие выходные, вы помните, все мы были обескуражены тем фактом, что с экранов наших телевизоров пропало телевидение вообще, пропали все телевизионные каналы. Знакомые люди, не связанные с телевидением, мне позвонили и сказали, что атаковали все каналы, все подожгли, все уничтожили, все, телевидения больше не будет. Ну, людям свойственна такая паника. Тем более, что они видели это черное так называемое зеркало, черные экраны в квартирах своих домов. Вот теперь понимание того, что случилось… Потому что Радио Вести тоже в некотором смысле пострадало – качество звука было не таким, как привыкли наши слушатели. Связано это с пожаром в результате диверсии. Расскажите нам детали.

Олег НАЛИВАЙКО: Вы знаете, все общество было наэлектризовано, с тревогой готовилось к 9 мая, и когда у меня в 5 с чем-то утра дома раздался звонок, что отключены все каналы, взрыв, диверсия, пожар и так далее, у меня самые плохие мысли сразу же.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Началось. Вот началось.

Олег НАЛИВАЙКО: Началось, да. Поэтому сразу же я выехал на эти объекты. Очень сильный был пожар, и поэтому спрашивают, почему пожарники так поздно начали гасить. Там проложены силовые кабеля, и пока не были они отключены, эти силовые кабеля, "Киевэнерго" не сделало определенные свои, пожар нельзя было тушить. Как вы знаете, есть две версии: одна версия – это диверсия, вторая версия – это короткое замыкание. Идет следствие. И по моей информации, на сегодня больше следователи склоняются, что это все-таки была какая-то техническая проблема и именно она вызвала, не диверсия. Хотя вопросов, конечно, очень много. Поэтому это именно одно из таких в техническом плане стратегических каналов, которые вот именно там в этот день, в этот момент произошло такое короткое замыкание. Безусловно, такое могло быть. Поэтому мысли основные были о том, что кто-то это место нашел, кто-то именно туда бросил "коктейль Молотова". Но пока идет следствие. Я информацию только которую могу сказать – на сегодня больше склоняются к тому, что это было короткое замыкание. Что положительно, что в условиях, когда на сегодня практически резервные каналы – они настолько не подготовлены… Это снова же к вопросу о том, как информационная безопасность наша обеспечивается. Очень плохо. Это как раз пример. Пускай мы исчезли на час с радиоэфира, на 3 часа Национальный телеканал, но такого быть, безусловно, не должно. Поэтому выводы свои мы уже сделали. Но тогда сработали все абсолютно такой единой командой, очень быстро было восстановлено вещание Национального радио, достаточно быстро. Мы успели все события основные осветить. Но на сегодня нужно дождаться следователей, их заключений.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Что касается вышек на востоке. Давайте чтобы поставить точку в этом вопросе. Каким-то особым образом они охраняются, вы контролируете, у вас есть люди, с которыми вы на связи? Есть вообще такая необходимость у нас?

Олег НАЛИВАЙКО: Вышки – это не наше хозяйство, это хозяйство концерна РРТ. Но они находятся практически все на территориях с нашими областными гостелерадиокомпаниями. Раньше это входило в систему Гостелерадио. Ну и вот, кстати говоря, мы и сейчас внесли предложения в правительство, в том числе и после последних событий, что это должна быть единая система, с единой системой защиты. Вносилось предложение, что вышки, как стратегический объект, он должен быть взят Национальной гвардией не только под охрану, но и под оборону. Не было это сделано, поэтому у нас есть по ряду вышек, вы видите, в Славянске ситуация, в Краматорске, снова же, мы говорили о Донецке. Мне кажется, что это стратегические объекты, которые должны охраняться усиленными воинскими подразделениями.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я скажу слушателям, что я достаточно давно знаю Олега Игоревича как такого руководителя либерального. Но в свете всех последних событий, если вдруг теперь на посту главы Госкомтелерадио вы будете понимать, что что-то случается с расфокусировкой каких-либо каналов, с информационной политикой, как, скажем, было до недавнего времени, в конце прошлого, ноябрь-декабрь прошлого года с – не будем говорить – с известными каналами. Мы понимали, что их картинка мира не соответствует тому, что мы видим, вот происходящее не совпадало. Слава богу, теперь с фокусом у них все хорошо. Но, тем не менее, если вы будете понимать, что такие вещи происходят, как вы будете действовать?

Олег НАЛИВАЙКО: Если я не ошибаюсь, 5 директоров областных гостелерадиокомпаний на сегодня уволены с занимаемых должностей. Единственное – мы принимали это непопулярное решение достаточно такое оперативное. Но новых директоров мы по-новому. Это не будет назначаться в моем кабинете. Мы идем через конкурс, мы привлекаем медиа-общественность, мы привлекаем общественность местную. И вот сейчас у нас идут конкурсы по Николаеву, Полтаве, Сумам, Луганску.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Какие требования вы выдвигаете участникам конкурса?

Олег НАЛИВАЙКО: А тут есть два. Вот мои личные требования – это только одно: патриот и профессионал. А есть выписаны по положению, какое должен иметь образование, какой опыт работы и тому подобное. Снова, это абсолютно открыто, конкурс сам проводится с присутствием всех, кто только захочет в нем принять участие, открыты эти все материалы. Вот тут мы хотим быть открыты, чтоб таким образом не было каких-то и злоупотреблений, не было каких-то людей, которые случайно придут. А их сейчас очень много – случайных людей, которые оказываются, особенно в нашей сфере. Это очень опасно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как будете вы теперь без тесной связи с Союзом журналистов, расскажите? Ведь вот ваша вотчина, можно сказать, практически.

Олег НАЛИВАЙКО: Тесные связи остались. Я секретарь Союза журналистов на общественных началах как был, так и остался. Союз журналистов и медиа-профсоюз – это правая и левая рука Гостелерадио. И мы, хочу сказать, вот каждую пятницу собираемся в комитете: это и движение "Стоп цензуре!", это и другие общественные организации, которые в медиа-сфере. Обсуждаем, какие законопроекты нужно продвигать, как-то там "сверяем часы" и так далее. Поэтому на сегодня я от общественности пришел, я с ней буду весь этот период работать. Ну и когда наступит тот момент, когда надо будет уходить, то тоже возвращусь точно так же в общественную структуру. Поэтому Национальный союз журналистов на сегодня – это 20-тысячная организация. Считаю, что очень достойно себя вместе с медиа-профсоюзом показала в этот сложный период противостояния. Так исторически получилось, что офис Союза журналистов находится на Крещатике. И, в общем-то, все эти месяца это было круглосуточно открытое место, где журналисты и могли отдиктоваться, и что-то снять, и они ночевали, они там питались, мы чем могли помогали в самую трудную минуту, когда, казалось бы, могут наступить какие-то зачистки и так далее. Это все знали на Майдане наши коллеги о том, что именно вот это место, где они получат защиту.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: О ваших новых инициативах и инновациях давайте поговорим. Вот есть ли у вас такой стратегический план того, что вы в ближайшем будущем сделаете? Понятное дело, не могу не вспомнить про книжную выставку, которую вы инициируете. Но киновыставка почему я сказала? Потому что за несколько минут до программы я вот предложила Олегу Игоревичу, что вот у нас, что называется, хорошее украинское слово "занепадає" наша студия Довженко. А мне бы так хотелось, чтобы мы понимали, что это достояние Украины. Ну, с Одесской киностудией там тоже есть вопросы, но давайте не будем. Там есть и другие интересы. Вот будущее нашей киностудии. Давайте начнем про выставку и про то, что вы собираетесь, собственно, сделать в этом статусе главы Госкомтелерадио.

Олег НАЛИВАЙКО: Вы знаете, у меня, я считал, скоро будет два месяца, как я на этой должности нахожусь.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В духе времени это уже не так мало.

Олег НАЛИВАЙКО: Да, согласен с вами. Я когда начинал баллотироваться, мы для себя выбирали несколько, скажем, в области законопроектной. И три ключевых закона, которые должны были быть проголосованы в парламенте. Два мы проголосовали. Один – это расширение зоны влияния закона доступа к публичной информации. С трудом его проголосовали. Вот именно как раз единым фронтом и общественность медийная, и Госкомтелерадио – мы добились от депутатов этого голосования. Сегодня по этому закону тот, кто им умеет пользоваться, он фактически закрытых зон, особенно у чиновников, их вообще не существует. Второй закон, как вы знаете, проголосован – это про общественное телевидение и радиовещание. К сожалению, вышла осечка по закону про разгосударствление коммунальных и государственных печатных изданий. Это на сентябрь месяц мы их внесем и будем голосовать. Мы говорили о тех направлениях, которые связаны с иновещанием. Но в зону управления комитета входит также и издательская сфера. Издательская сфера на сегодня в очень тяжелой находится ситуации, потому что идет падение издательского рынка. Оно не связано даже с политическими проблемами, это такая тенденция общая – закрытие точек книгораспространения. И вот у меня сегодня такое очень хорошее настроение. Я только что с Крещатика. Мы сегодня на Крещатике, буквально возле Майдана, на самой улице Крещатик открыли десятую книжную выставку киевскую. Хотя у нее история такая достаточно длинная, это уже десятая выставка. В 2004 году мы начали. Это впервые под открытым небом она проводится. Но это, скажем так, не от бедности, а от того, что мы хотели все-таки Крещатик, который на сегодня и баррикады, и такая очень напряженная психологическая ситуация на улице мы чувствуем. И когда у нас сегодня вдоль Крещатика стоят палатки, где продают книги, где лучшие писатели собрались, где проводят мастер-классы, где пришли студенты филфаков… Вообще мне кажется, что именно книга – это та вещь, которая должна как-то объединять и восток, и запад. Книга должна быть там, где мы должны найти совет – а как, собственно, Украине развиваться. И вот мы когда начали, утром ее открыли в 11 часов, после этого дискуссии снова же пошли под таким руслом: на какие книги нужно обратить внимание нашим руководителям государства, что нужно кому делать, воспоминания каких-то писателей о тех или иных книгах. И мне кажется, что если мы в такую трудную минуту проводим выставку, мы говорим о книгах, значит, я уверен, что у нашей нации, у нашего народа будет победа однозначно. Именно книга есть то, что нас сегодня объединяет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Шутка ли, самой читающей нацией мы же были неспроста. Вернуть бы нам вот этот статус.

Олег НАЛИВАЙКО: Сегодня, кстати, так интересно было. Подошла женщина. Ну, она, видно, проживает где-то в районе Крещатика. И говорит: "Вот это знаете, утром вышла – так напугалась. Смотрю – тут строят палатки, все. Ну, думаю, снова баррикады будут. Так, – говорит, – сердце защемило. А потом подхожу, спрашиваю "Ребята, что вы делаете?", а они говорят: "Мы строим палатки, тут 3 дня будет книжная выставка, можно будет купить книги, встречаться с писателями и так дальше". Она говорит: "Так от сердца отлегло". Если, наверное, мы о книгах говорим, то…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как это важно, что бояться больше нечего. Вернемся сразу после свежего выпуска новостей.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, собственно говоря, о будущем нашего радио и телевидения. Общественное телевидение. Очень многие страны на постсоветском пространстве делали громкие заявления, громкие попытки. Ничем почему-то ни у кого это не завершилось. Вот ваши амбиции касательно общественного телевидения. Есть будущее у общественного телевидения в Украине?

Олег НАЛИВАЙКО: Я оптимист. Однозначно, что есть. Два законопроекта – это по общественному телевидению и по разгосударствлению печатных изданий – это обязательство Украины, которое она приняла на себя добровольно во время вступления в Совет Европы в 2005 году. И вот с того времени принимались какие-то проекты, совещания различные проводились, очень много об этом говорили, указы подписывались. Но, в принципе, воз стоял и ныне там – парламент не голосовал, или голосовал в первом чтении, дальше это никуда не проходило. Хочу сказать, что нам, в принципе, я уже говорил о том, что удалось проголосовать общественное телевидение. Газетный законопроект – чуть позже он будет. Очень важно на сегодня, потому что мы даем импульс нашему обществу о том, что как бы не было тяжело, как бы нам сейчас не говорили о том, что нужно наоборот, концентрировать информационный бюджет, информационный ресурс, нужно концентрировать государственное телевидение, мы для себя наметили план, причем в короткой такой перспективе, уже с 1 января следующего года должно заработать общественное телевидение, что государство готово его отдать в управление общественности. Это очень важно, потому что это европейские ценности, это европейская перспектива, и мы таким образом показываем не только нашим партнерам, а показываем тут, в середине, что на сегодня правительство идет именно этим путем. Хотя дискуссия очень сложная. И даже то, что в парламенте, собственно говоря, буквально 5 или 6 голосов если бы не было, могли бы не проголосовать. Но законопроект, который, казалось бы, должен быть вычищен, и каждая позиция все расписаны, он на сегодня имеет рамочный характер. По-другому проголосовать в зале было нельзя. Поэтому сейчас создана рабочая группа. Мы расписываем шаг за шагом, как двигаться к общественному телевидению, с тем чтобы мы в ближайшее время сформировали наблюдательны советы, в которые вошли бы те люди, которым доверяет общество, это должно быть и географическое представление различных регионов, тут должны быть именно специалисты, с тем чтобы постепенно передать вот эту всю махину, которая у нас сегодня есть, довольно трудно управляемую, достаточно финансово затратную передать общественности. Но государство для себя оставляет момент – на протяжении четырех лет финансирования сумма бюджетная приблизительно будет закреплена та, которая есть на сегодня, с тем чтобы телевидение могло встать на ноги. Но важный момент – это не, допустим, из моего кабинета или из кабинета какого-то чиновника Кабинета Министров будут отдаваться эти указы или приглашаться генеральный директор и говорить, что вот мы тебе сейчас в этом месяце дадим такое-то финансирование, ты нам должен сделать то-то и то-то. Этого уже не будет. На сегодня влияние на правление общественного вещания будет иметь только вот этот наблюдательный совет. Это один из ключевых моментов.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Техническое оснащение – это тоже очень важная вещь, потому что мы понимаем, что тут в борьбе за внимание зрителей, тем более, понимая, что у нашего северного соседа телевидение оснащено так, что ох, есть куда нам еще стремиться, куда расти. Вот как этот вопрос будет решаться?

Олег НАЛИВАЙКО: Я на днях встречался с руководителями Европейского вещательного союза. Когда мы были в Страсбурге, проговаривали с руководителями комиссии, которая занимается медийными вопросами. Мы на сегодня абсолютно уверены, что получим техническую поддержку под этот проект и консультативную – ну, она уже есть. Мы сможем изучить лучший опыт, который только есть, но сможем получить и поддержку под техническое восстановление, я бы так это назвал, Национальной телекомпании. Потому что ее техническое состояние находится в достаточно такой сложной ситуации. Следующий момент. Учитывая, что государство видит для себя это как один из приоритетов, я думаю, что нам удастся в следующем году в бюджете запланировать на техническое переоснащение телекомпании. Чтоб не вышло, что у государства что-то не получилось, а мы теперь это сбрасываем на общественность – вот вы теперь занимайтесь, что у нас не вышло. Это неправильно, так не должно быть.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, долгое время был такой миф: телевидение – это развлечение для бедных. Ровно до тех пор, пока все не поняли, что телевидение уходит в Интернет. Вот как вы будете этот ресурс развиваться? У Интернет-телевидения есть перспектива?

Олег НАЛИВАЙКО: Есть, безусловно, перспектива. Несколько моментов, если мы говорим об Украине. Во многих регионах Интернет-покрытие недостаточно эффективное и качественное, а Интернет-пользователи не очень подготовлены. То есть ему все-таки лучше, этому пользователю, включить кнопку телевизора и посмотреть. Так еще какой-то период будет, особенно с тем, что цифровое телевидение развивается, будет больше покрытия. Но к этому мы все равно идем. И вот мы во всех наших, скажем, стратегических составляющих мы закладываем вот этот момент, в том числе и по общественному телевидению мы должны видеть в такой ближайшей перспективе. Хотя на сегодня вот в Интернет-вещании "Первый Ukraine" уже есть, он присутствует, его достаточно хорошо смотрят и за рубежом.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот отвечая на вопрос, почему мы проигрываем информационную войну, мне кажется, мы все-таки достаточно аморфная нация, к огромному сожалению. Есть у нас хорошие идеи и инициативы, но мы так забалтываем. Вот сейчас вопрос децентрализации. Мне уже страшно подумать, что будет, потому что все подтвердили, все согласились, но продвижения какого-либо существенного не наблюдается. То же самое с общественным телевидением. Вот у вас есть понимание вот этой даты, когда мы все-таки обеспечим? Я, конечно, далека от мысли, что мы сейчас будем провозглашать лозунги – к 2000 году каждой семье отдельную квартиру, но, тем не менее, у нас должен быть стратегический план, чтобы мы понимали, что это работает. Или мы откажемся от идеи общественного телевидения, если мы поймем, что к концу этого мы никак не продвинулись?

Олег НАЛИВАЙКО: Дата для нас – это 1 января 2015 года. Есть одна проблема. Мы понимаем, как это все строить на базе Национальной телекомпании. Есть еще ОДТРК. В законопроект ОДТРК также вошли. Это должен быть второй, ну, так называемый УТ-2, что раньше называлось. Вот тут есть дискуссия у меня и с руководителем Национальной телекомпании, и в целом с партнерами. Вот мы с вами говорим о децентрализации. На мой взгляд, это моя личная позиция: если мы сейчас будем строить второй канал и делать из него общественного вещателя, нам придется забрать ресурс областной гостелерадиокомпании сюда, в Киеве. На мой взгляд, это неправильно. Когда мы пытаемся сейчас отдать, и государство декларирует это, делает шаги о том, что отдайте права и определенные функции, определенные ресурсы в регионы. На сегодня ОДТРК во многих областях – это один из таких ведущих ресурсов, на которые опирается местная общественность. Поэтому, как мне кажется, что нам нужно какое-то время вот так за руку провести ОДТРК с тем, чтоб поднять их наполнение контентное и финансовое (мы сейчас в этом плане активно работаем), а затем уже передать общественное вещание в каждый свой регион, чтоб его руководителями стали не киевские представители, а именно местные представители, чтоб это был областной вот такой вот вещатель. Его можно каким-то образом объединить через центр в Киеве, наполнять 4, 5, 6 часов отсюда каким-то продуктом или какими-то фильмами, но, снова же, вот мне кажется, что нельзя было бы забирать областные гостелерадиокомпании у территориальных общин. Дискуссия на эту тему идет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну как вы готовы принимать решение?

Олег НАЛИВАЙКО: Я за то, что должны госкомпании оставаться в регионах.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть очень много хороших, опытных менеджеров, которые работают сегодня в России. Я имею в виду и такого известного телевизионного, некогда телевизионного менеджера, а теперь уже известного телевизионного и кинопродюсера Александра Роднянского. Вот готовы ли вы в свете последних событий, в свете противостояний между Украиной и Россией собрать всех наших, чтоб разработать такой план развития украинского телевидения, радио, чтобы мы смогли не просто выстоять, а восторжествовать?

Олег НАЛИВАЙКО: Ну, безусловно. Тот опыт Роднянского и в Украине, и в Российской Федерации – он очень важен. И я думаю, что он как патриот Украины откликнулся бы на такое предложение. Спасибо, кстати, за совет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну это я так сказала о Роднянском. А наших там много и в Голливуде, на самом деле. Там только вспомнить сейчас все эти.

Олег НАЛИВАЙКО: Я думаю, что обязательно воспользуемся этим советом.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но есть ли нам что предложить этим людям?

Олег НАЛИВАЙКО: Я думаю, что есть что предложить. Мы с вами буквально недавно говорили о том, что нужно и наполнять собственным контентом – те же самые сериалы и так далее. Вот мысли этих людей…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Наше кино. Да, наше кино это, конечно, всегда…

Олег НАЛИВАЙКО: Это должна быть какая-то, наверное, государственная программа. Особенно сейчас она важна.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну так что, лет через 10 будет ли существовать телевидение?

Олег НАЛИВАЙКО: Вы ж помните фильм "Москва слезам не верит".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да-да-да, скоро ничего не будет – одно сплошное телевидение. Я просто за то, чтобы доверие к нашему телевидению, к нашим телевизионным ведущим – оно все-таки вернулось. Вот, мне кажется, на востоке это будет сделать сложнее. Но ведь сложно, но можно, как думаете, Олег Игоревич?

Олег НАЛИВАЙКО: Абсолютно уверен в том, что это можно. И вот как мне кажется, на сегодня есть один очень хороший момент – у нас на сегодня действительно сильная медиа-общественность. Я не о Союзе журналистов говорю, а именно в целом о медиа-общественности. Комиссия по этике, сейчас единый кодекс журналистской этики (долго были различные его трактовки). Вот мне кажется, что вот в эту сторону этические, профессиональные стандарты – нам нужно их соблюдать, хотя это сейчас сложно именно вот этот момент делать. Но это именно как раз ключ к тому, чтоб нам поверили. И я хочу привести такой пример, я его часто привожу. Социология – ну, последний раз ее в сентябре или октябре проводили – кому больше всего общественность доверяет? Это до всех событий, которые вот были у нас недавно. Традиционно на первом месте церковь, на втором месте медиа, и потом с большим отрывом идут общественные организации, а еще с большим идут государственные структуры и так далее. То есть как бы там ни было, как бы нас не критиковали, что мы заджинсовались, что мы несем какую-то неправду, но мы вторые в этом рейтинге.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну да. Потому что, на самом деле, мы всегда не следовали моде. Ну, должны были не следовать, а задавать моду, мы всегда такими были передовыми в телевизионной индустрии людьми. Потому что обычно, собственно говоря, и сегодня очень многие люди доныне сверяют свою жизнь с тем, что показывают на экранах телевизоров, с тем, что они читают в газетах. Поэтому ну что, опережать время – это все, что остается вам, Олег Игоревич, на вашем новом посту?

Олег НАЛИВАЙКО: Спасибо. Вот если говорить о том, как добиться того, чтоб нам поверили, вот мне кажется, в ноябре, в декабре вот в той ситуации, когда много журналистов пострадали, и мы с ними в Союзе журналистов встретились. И среди них было очень много операторов телевидения и фотокорреспондентов. У них были разбитые головы. И вот приехали польские коллеги, были французские. Они задали им вопрос: "Слушайте, а почему так – вот у всех разбиты головы? Тем более, вы ж опытные ребята". А они говорят: "Вы понимаете, когда шел спецназ, мы своим телом закрывали камеры или фотоаппараты и забывали закрывать головы". Вот мне кажется, что наша журналистика в этот весь период такую прививку против тех негативов джинсовых и тому подобное, которые были, вот мы ее получили. Мне кажется все-таки, что вот эта прививка – она сработает, и именно она нам даст возможность возвратить правдивое отношение к нашим каналам.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вопрос приоритетов, вопрос ценностей. Но мне кажется, с этим у наших людей должно быть хорошо. После всего пережитого уж так точно. Я желаю вам всяческих удач! Спасибо большое за доверие Радио Вести.

Читать все
Читать все