СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Серия простейшего сериала стоит от 50 до 70 тысяч долларов"

Утро выходного дня с Павлом НовиковымРоссийские сериалы и 25-й кадр

Стенограмма утреннего эфира на Радио Вести

Марта МОЛЬФАР, ведущая: 12 часов и 4 минуты в городе Киеве. Еще раз приветствуем всех слушателей Радио Вести. И переносимся, скажем так, из мира авто, в мир кино, а точнее в мир ТВ, в мир телевидения. Именно поэтому помимо Юрия Кулинича и Марты Мольфар в студии появилась наш телеобозреватель Марина Бердичевская

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Здравствуйте.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да. А также Николай Мелиневский, журналист газеты "Вести", который занимался, скажем так, специальным расследованием, скажем так.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Был замечен.

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Добрый день.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: В сериальной зависимости от России, в сериальной зависимости наших каналов и наших зрителей от российских сериалов, скажем так.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Ну, как я понимаю, была инициатива некая, вот после событий. Вот в чем суть?

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Мы уже рассказывали об этом много раз. Но сейчас очень коротко напомним слушателям.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Коротко напомним. Телеканал "1+1" выступил с инициативой убрать из эфира большинство российских сериалов. Особенно те, которые прославляют служащих вооруженных сил, правоохранительных органов, других силовых структур Российской Федерации. Среди них такие сериалы. Как "Солдаты", "Спецназ", "Собур", и другие. И вот как генеральный директор телеканала Александр Ткаченко объяснил решение "1+1"

Александр ТКАЧЕНКО, как генеральный директор телеканала "1+1": Наша ініціатива відмови від багатьох російських серіалів на сьогоднішній день, в першу чергу продиктована тим, що ми б не хотіли, щоб демонстрація такого продуту була поміччю ворогу. Адже фактично ми знаходимося в стадії неоголошеної війни з боку Росії, і покази багатьох серіалів, які знімалися останнім часом в Росії, які прославляють міць російських Збройних сил, спецпризначенці, ситуація, що склалася, демонстрація таких серіалів виглядає щонайменше дивною або такою, яка фактично іде не поміч ворогові. Але все ж таки ми не оаголошуємо охоту чи полювання на відьом. Ми не відмовляється відмовлятися від усього російського продукту. Всі витрати, які ми понесемо, це наші витрати. Ми свідомо йдемо на це.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: То есть, канал согласился. Что будет нести убытки. Кроме того Ткаченко сказал, что телеканал "1+1" составил своеобразный манифест, и подал его в Генпрокуратуру, где поясняет, то есть, дает перечень тех сериалов, которые по их мнению нужно убрать из украинского эфира. И поясняет почему именно в данное время это нужно сделать. И хочет, чтобы Генпрокуратура присоединилась к этой инициативе, сделала ее общенациональной. То есть, видимо, ну, сделала какой-то документ, который будет иметь для всех общее действие. Хотя сложно это себе представить. Потому что большинство украинских телеканалов – это частные структуры, то есть, частные бизнес-структуры. Как можно их заставить – вот это вопрос, который собственно мы и зададим, наверное.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Тем более, что на уровне добровольном, скажем так, попытка эта провалилась. Было объявлено красиво о том, что все, российских сериалов, во всяком случае, такой направленности на наших каналах вы больше не увидите. Но все продолжается.

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Да, безусловно, все продолжается. Тем более, выходят даже премьеры. Несколько недель назад была премьера на одном из каналов телесериала "Минтовские войны-6". А почему провалилась эта попытка отказаться от российского продукта. Потому что в принципе 80-90% сериалов, которые мы видим на всех украинских каналах, - это снятые либо Россией, либо снято в копродукции. Что такое копродукция? Это когда снимается совместными силами российскими и украинскими. И выступают в данном случае заказчики наших же украинских каналов. И сериалов отснято на столько много. Они же не снимаются так, что вот сегодня закончили, завтра в эфире.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ты имеешь в виду по заказу украинских каналов?

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Да-да, конечно.

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Да.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: По заказу каналов "Украина", "1+1".

Марта МОЛЬФАР, ведущая: А ты можешь назвать примеры вот украинских сериалов?

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Чисто украинских сериалов?

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Чисто украинских, которые во всяком случае по заказу украинских каналов, которые мы можем называть нашими, украинскими сериалами.

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Я бы сказал так – значит на данный момент есть только два канала, которые снимают своими силами телесериалы. Это телеканал "Украина" в первую очередь, они сняли "Маруся"…

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: "Маруся", "Маруся-2", "Маруся-3", и так далее.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: "Доярка из Хацапетовки" тоже

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: "Доярка из Хацапетовки" – это "Интер".

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Почему я попросила, чтобы вы напомнили, Коля, Марина, мы хотим сделать голосование. Голосование для наших слушателей. Вот сейчас, пока мы полчаса, 20 минут еще осталось, будем это обсуждать, тройное голосование, вот я прошу у нашего продюсера. Вопрос зрителям, нашим зрителям, нашим слушателям в данном случае. Какие сериалы вы смотрите с большим удовольствием? – украинские, российские или зарубежные? Сейчас мы назовем номера телефонов, чтобы зрители, слушатели, слушатели и зрители, раз они смотрят и слушают нас сейчас, могли голосовать, вот, и после этого как раз продолжим эту тему. И мы к концу нашей беседы, и нам интересно, и слушателям интересна будет статистика. Что же больше смотрят? Вот что бы смотрели больше? что больше любят? Смотрят больше то, что дают. А вот что любят смотреть?

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Я бы хотел бы поправить вас. Что сериалы смотреть именно по телевидению. Потому что есть огромная разница между топовыми сериалами на ТВ, и топовыми сериалами, которые которые смотрят в Интернете.

 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: А вот мы сейчас не будем разделять. Вообще какие сериалы наши слушателя предпочитают смотреть? Вот какие им больше по душе? – Украинские, российские, зарубежные.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Вот если вы любители посмотреть украинские сериалы, звоните по номеру – 0800504901. Если вы любите смотреть российские сериалы, - звоните по номеру 0800504902.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: И если зарубежные, - 0800504903. Я еще раз напомню телефон, там отличаются только последние цифры. 08005049, украинский – 01, российский – 02, зарубежные – 03. Продолжаем.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Я вот только здесь могу ремарку сделать, что многие, я уверена, что многие зрители, наверное, не различают, да, вот украинские и российские сериалы. Потому что, как правильно Николай говорит, да, очень многие сериалы снимаются по заказу телеканала "Интер" или "1+1", и допустим, там играют, очень часто такое бывает, что играют и украинские и российские актеры. При чем, украинские актеры часто жалуются на то, я думаю, вот у Вики Хмельницкой обсуждена тема.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я снималась не в одном сериале, Марина, могу тебе рассказать.

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Я бы хотел добавить. А какое разделение? Главные роли играют россияне. Роли второго плана…

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Во всех, и в русских, и в украинских…

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Нет, то, что чисто в Украине, то есть, то, что снимает телеканал "Украина", там нету топовых российских актеров. Это снимается исключительно украинскими силами с участием украинских актеров.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Как я понимаю, еще можно различать. Потому что, например, я знаю ситуацию, когда съемочные группы из России приезжают в Украину снимать. Как считать вот эти сериалы? Это российские или украинские? Поскольку у нас, как я понимаю, все дешевле, на много.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Мы считаем, какой канал закала, так мы и считаем.

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Ну здесь очень четко разделить довольно трудно. Потому что очень многие сериалы производятся все-таки у нас. Я бы не сказал, что они на много дешевле, чем в России снимать. Этой разницы давно уже нету. По крайней мере принципиальной. Есть разница только в том, что когда совместно, по заказу российского и украинского канала, российский канал приблизительно 80% бюджета, украинский канал дает приблизительно 20% бюджета. И надо сказать, что производство сериалов, это давно уже не такая дешевая игрушка, как казалось бы. Потому что для того, чтобы, я говорил со многими режиссерами, продюсерами телесериалов, снять одну серию более-менее пристойного сериала, ну такого уровня, как "Ликвидация", если помнят.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: И вот по поводу цен и стоимости, я думаю, что мы сейчас прервемся.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Оставим на потом.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: И буквально через паузу.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Первая серия нашего сериала о сериалах подходит к концу. Следующая через 2 минуты.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: 12 часов 15 минут. И сразу напоминаем номера телефонов для голосования. Уважаемые слушатели, мы поставили вопрос вам такой – какие сериалы вам больше нравится смотреть? Украинские, российские или зарубежные? Нам очень важно ваше мнение. Пожалуйста, не поленитесь. Телефоны бесплатные совершенно. Но и вы, и мы все вместе получим важную информацию. И так, если больше вам нравятся сериалы украинские, пожалуйста, звоните нам по телефону 0800504901, если российские – 0800504902, зарубежные – 0800504903. Еще раз повторюсь, отличаются только последние цифры – 08005049, украинский – 01, российский – 02, зарубежный – 03.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Російський. Хорошо получилось.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Это я просто так торопилась-торопилась, чтобы время оставить для разговора.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Ну, по поводу сериалов мы прервали Николая.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Насамом интересном.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: На самом важном. О цене. Цена вопроса.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: О том, что это дорогое удовольствие.

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Да. Ну, начнем самого дешевого, все-таки. Значит когда телеканал снимает своими силами простейший сериал, как говорят режиссеры, на 3 стула, одна всего лишь серия стоит от 50 до 70 тысяч долларов. Что такое на три стула? Это посадили в кадр актера, играющего главную роль, желательно хотя бы звезду среднего уровня, и к нему кто-то приходит, и это постоянные 20 минут диалоги. Дальше, а о тех сериалах, которые приходят с высокими рейтингами. Вспомните, допустим, "Оттепель" Тодоровского. Этот сериал, одна серия обходилась в 500 тысяч долларов, одна серия. Тогда, когда снималась ликвидация, ну сериалу уже около 5 лет, если я не ошибаюсь, тогда одна серия с участием Машкова стоила 100 тысяч долларов. Сейчас такого уровня – это уже полмиллиона. И есть сериалы, вот сейчас снимаются чисто Россией сериал под названием "Родина". Это будет серий 10-12. Там вообще серия стоит 1 миллион долларов. Это и гонорары артистов, и огромное количество локаций. Что такое локация? Это ну то, что мы видим в кадре, место для съемки.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Вот с локациями всегда проблема, на сколько я знаю. То есть, обычно, чтобы сэкономить, берут 1-2 локации, и на весь сериал. И крутятся там в какой-то квартире, и в каком-то дворе, и все.

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Да, безусловно. А есть сериал, как допустим, "Скорая помощь". Это чисто украинское производство. Но опять же, с участием российских актеров, но малоизвестных. Была отстроена двухэтажная декорация. Это все больница, в которой все происходит. Но это было чисто украинское производство. Вот такой сериал стоит приблизительно одна серия около 70 тысяч, если разрезать на стоимость всего сериала, вот средняя цена.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: А вот ты рассказывал, что иногда украинские каналы платят 20%, а российские там 80% или 70 на 30. Какая выгода? Получают права на трансляцию каналы как бы совершенно бесплатно, или все равно они должны что-то платить?

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Если телеканал заказывает, то конечно бесплатно. Но при этом платит, а почему такая связка 80, 20, условно говоря? Потому что Россия более богатая. Российские каналы, которые заказывают сериалы, у них покрытие гораздо больше. Это сравнить все-таки территорию России, и территорию Украины. Но при этом заплатив большую сумму денег, естественно, они начинают диктовать свои условия. И это одна из причин почему мы не видим на главных ролях наших актеров украинских.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: И вот переходя от того, что действительно для Украины это дорого, и для украинских каналов дорого, и большинство украинских каналов являются все-таки дотационными или проще говоря убыточными.

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Ну, не большинство, а все.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Да. И получается, что эти каналы в большинстве своем закупили вот эти сериалы – "Менты", "Солдаты", "Спецназ", и так далее, что там еще? "Бригаду" на "ICTV" транслируют перед "Свободой слова". "Глухарь" в очередной раз, да. Они не хотят терпеть убытки. И вот об этом говорит медиаюрист Игорь Раскладай. Он конечно убежден, что "1+1" пошел на такой шаг именно из-за позиции своего собственника Игоря Коломойского, который сейчас проявляет свою патриотичность.

 

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": А скажите мне, пожалуйста, канал "2+2" – это одна телевизионная семья с "1+1"?

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Ну конечно.

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Ну так там состоялась премьера две недели назад "Ментовские войны-6", российский сериал.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Вот видите, при том, что "1+1" вышел с такой инициативой.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Одна рука не знает, что другая делает, да?

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Прекрасно знают. По всей видимости, сериал планировался на "1+1". Я могу только предположить это. Но после того, когда… такой мораторий, то они перебросили на мене рейтинговый канал.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Ну вот Игорь Раскладай, давайте послушаем, считает, что конечно украинские каналы все должны были последовать примеру "1+1", но увы, саботируют.

Игорь РАСКЛАДАЙ: Наші телеканали протягом досить тривалого часу годували нас достатньо отаким специфічним продуктом. Тому що він був дешевим, тому що він користувався попитом. Але, ну тут є завжди питання. Попитом навіть користуються страти публічні. Тобто наскільки оця планка якості падала останні десятиліття, навіть уже не роки, а десятиліття, то ми отримали той результат, який маємо, в тому числі і в країні. щодо те, що воно закуплено, будь-який бізнес, він завжди ризикує. Да, тобто очевидно каналу або доведеться перепродати комусь це, ну, або нести збитки. Хоча з іншого боку більшість телеканалів українських і так є збитковими.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ну вот собственно это и явилось нашей темой сегодняшнего разговора, явилось поводом к тому, чтобы мы поговорили о том, почему же не поддержали украинские каналы инициативу отказаться от подобного российского продукта. Николай, вот на сколько мне известно, ты в своем исследовании, в своем расследовании журналистском, да, пытался также выяснить можно ли как-то сериалы украинские, если их снимать на Украине только за счет украинских компаний, как-то финансировать, вот, например, за счет рекламы, которая будет идти в сериалах?

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Да, это идею высказал кинорежиссер Томаш Польский. Он действительно говорит, что снимать можно гораздо дешевле, чем те суммы, которые я назвал. То есть, он считает, что на одну серию вполне качественного сериала современного, чтобы по минимуму локаций, не использовать костюмов, и не прибегать к костюмам высокооплачиваемых топовых актеров, достаточно и 30 тысяч долларов на одну серию. И он говорит, что если изучить рекламную сетку, стоимость рекламы на топовых каналах, то за 15 минут они вполне могут заработать около 60 тысяч долларов. А у нас именно порой столько длиться рекламная пауза. И вот за этот счет и можно снимать качественные сериалы, он считает. Хотя я он часто столкнулся с тем, что говорят – не дадим мы того качества. Разговаривая вот с продакшен-студиями нашими украинскими, они говорят – даже если нам дадут миллион на серию, то мы не дадим того качества, которое мы получили в результате увидев российские сериалы.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: А почему?

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Да, в чем причина?

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Все-таки это российские режиссеры, у них набита рука. В России, можно сказать так, ренессанс в хорошем смысле слова телевизионных сериалов. Кроме 90-100-серийного мыла, они снимают 8-12 серий достаточно качественных, хороших фильмов.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Подожди, Николай. Но ведь многие украинские режиссеры снимают для российских каналов так называемые российские сериалы?

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Они снимают в основном как раз вот эти вот 90-серийки. А вот эти вот фильмы, которые можно назвать крепким хорошим фильмом, а не телесериалом…

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Ну вот та же "Оттепель", которая прогремела

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ну, "Оттепель" Тодоровского.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Тодоровского, конечно.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Тут еще и семейная такая наследственность.

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": "Ликвидация" – это "Дед Мороз", студия "Дед Мороз" московская, сейчас не помню просто режиссера. Потом "Ангел" с Мироновым тоже это чисто российское. И опять же, смотрите, здесь привлечение российских топовых актеров. У нас на данный момент в Украине такого уровня актеров просто нету. По качеству – может быть. По медийности – просто нет.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Но они не появятся, если не делать свой продукт.

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Да. Они не появятся. Но на втором плане тоже можно было бы себя проявить. Но пока никто себя и на втором плане на столько не проявил.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ну, например, Алексей Горбунов пробился. Сейчас уже считают его россияне русским.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Они считают его своим, конечно.

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Да. Даже у нас украинцы говорят – так это ж российский актер, забыли. Но все равно, опять же, Алексей Горбунов крайне редко в сериале играет главную роль. И хотя можно привести другой пример, как делают звезд. Вот вспомните сериал "Менты", когда он начинался в конце 90-х годов. Все эти актеры никому не были известны. Это были их может быть и не первые работ. Но после этого сериала они стали звездами. Их гонорары выросли очень сильно.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: В свое время там снимался и Хабенский. И после…

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Нет, не путайте. Хабенский снимался… Это было контрпрограммирование другого российского канала. И они сняли так, чтобы это было похоже на Ментов. Это было контрпрограммирование, и снималось так…

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Какие тайны мадридского двора прям…

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Вот я дополню, что Сергей Безруков уже собственно звезда, наверное, первого плана в России считается. Он же начал с "Бригады", которую вот сейчас транслируют перед политическими передачами предвыборными, да, там "Свобода слова", где присутствовали кандидаты. То есть, вот такое несоответствие. Ну, и возвращаясь, я тут дам одну ремарку, что вот как справляться с этой проблемой, что украинские каналы саботируют, то есть, продолжают показывать "Ментов", "Бригаду", "Глухаря", и другие сериалы, "Солдат" и "Спецназ". Тут единственный путь, как говорят медиаюристы, это идти через суд. То есть, доказывать, что сериалы либо разжигают агрессию, либо показывают украинцев, как людей второго сорта, либо пропагандируют войну и агрессию. Ну то есть, это длительный довольно процесс.

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Вы знаете, я разговаривал с телепродюссерами. Многие из них даже не считают, и я с ними скорее соглашусь, что уж такое сильное влияние имеют вот эти российские сериалы.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: И я соглашусь. Я вообще считаю, что подобное разрешение через суд, оно чревато более негативными последствиями. Тут уже на совести каналов должен быть выбор сериала.

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Конечно. Ну то есть, а если мы смотрим американский сериал с таким же сюжетом, так что же, вы считаете, что украинцы, посмотревшие его, захотят жить в американской армии?

Марта МОЛЬФАР, ведущая: К стати, Коля, по поводу американских сериалов, и вообще зарубежных сериалов. Почему, ведь они дешевле для наших каналов, для украинских. Почему закупаются не они? Бешанный успех "Доктора Хауса", дешевле в раза 2 или в 3.

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": "Доктор Хаус" – это скорее исключение из правил. Потому, что телевизионные сериалы, которые сейчас очень популярные в сети, вроде "Менталиста", "Игра престолов", и еще можно перечислять достаточно долго, эти сериалы у нас смотрят люди в сети, которые телевидение не смотрят. И были же попытки. "Игра престолов" шла на одном из украинских каналов. "Боржия" шла… ну я не буду называть эти каналы. Покупали "Карточный домик", тоже показывали, очень популярный сериал в сети. На телевидении они проваливаются.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Получается зритель не тот?

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Телевизионный зритель не готов.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: То есть разная ментальность Интернет-зрителей и телезрителелей?

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Да. Во-первых, возраст разный совершенно. Почему дико популярные на каналах сериалы про Зыкину, про Фурцеву.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Внучку Брежнева.

Николай МИЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Которые знают кто это.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Мы вынуждены вас прервать, но не долго. Мы продолжим эту тему сразу после новостей. И также от этой темы постепенно перейдем еще к одной темы – 25 кадр, его использование на телевидении.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Наслужбе российских СМИ.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да. Чуть позже подведем итоги голосования. Оставайтесь с нами. Это Радио Вести.

 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: 12 часов и 33 минуты в городе Киеве. На Радио Вести Юрий Кулинич и Марта Мольфар говорят с вами о телевидении. О том, что происходит на телевидении в кино за кадром. Сегодня вечером вы услышите в премьере программы "За кадром" с ведущей Викторией Хмельницкой. Не пропустите премьеру. Ровно в 7 часов вечера сегодня. Ну, а мы возвращаемся к нашей теме – сериалы. Почему пытались запретить на украинских каналах российские сериалы мы уже выяснили. Теперь выясняем что из этого получилось, и почему ничего не получилось.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Ну, получается, что действительно вот каналы, они…

Марта МОЛЬФАР, ведущая: А, да, Юра, гостей наших представить мы забыли. Еще раз представим.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Кроме Марты Мольфар и Юрия Кулинича, тут также присутствуют музыкальный журналист газеты "Вести" Николай Мелиневский, и наш телеобозреватель Радио Вести Марина Бердичевская. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Добрый день еще раз.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Еще раз здравствуйте.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Николай Мелиневский делал просто такое подробное расследование, пытался разобраться в этом вопросе. Поэтому сейчас он самый такой гуру-гуру.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Ну, мы говорили в прошлые полчаса о том, почему украинские каналы зависят от российских сериалов. И поняли, что это финансовая зависимость. А вот почему украинских зритель зависит от российских сериалов – это, наверное, что-то больше похожее на психологическую зависимость. И у нас на прямой связи, как нам передают, находится психолог Елена Вознесенская, старший научный сотрудник Института социальной и политической психологии Академии педагогических наук. Елена, здртавствуйте.

Елена ВОЗНЕСЕНСКАЯ, психолог: Здравствуйте.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Елена, мы обсуждаем тему почему украинских зритель, особенно зритель именно телевизора, смотритель телевизора, а не в сети, почему он зависит вот именно от российских сериалов? При чем, в основном на такую тему о спецназе, о солдатах, ну сериалы о ментах, как мы это называем.

Елена ВОЗНЕСЕНСКАЯ, психолог: Вы знаете, наверное, проблема на много шире. Это не зависимость от конкретных сериалов. Это зависимость от любого сериала, который человек смотрит, и это зависит от телевизора вообще. Дело в том, что придуманные образы, которые нам поставляет медиа, медиаобразы, они обладают определенной силой воздействия. Они вызывают определенные эмоции. И человек, когда смотрит телевизор, он погружается в эти эмоции, пребывая при этом в безопасности. Он находится дома в удобном кресле на диване. А все события происходят на экране, которые вызывают страх, гнев, идет приток адреналина у зрителя, других гормонов, которые связанные с определенными эмоциями. Он включается. Но при этом он знает, что с ним все в порядке, и с ним ничего не может произойти.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Но получается, что самую безопасную зону комфорта создают для зрителя российские продукты. Потому что, как показывает практика, рейтинги просто потрясающе выше в российского сериального продукта чем у западного.

Елена ВОЗНЕСЕНСКАЯ, психолог: Ну потому, что последнее время наш эфир был полностью забит именно продуктами российского сериального производства. Россия там лидирует в этом смысле. Но вы знаете, 20 лет назад "Рабыня Изаура", когда вся страна не отрывалась от телевизора, это все на другую тематику сериал. Он драматический. Но при этом эффект зависимости был тот же

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: То есть, в принципе, если вернуться, как предлагает канал "1+1", вернуться именно к мелодрамам, пусть даже и российского производства или совместного украино-российского, то это может пройти, да. То есть, люди, которые в принципе смотрят сериалы, они перейдут на этот режим мелодрамы от солдат, от спецназа.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Ну, солдат и спецназ это просто, ну в моем понимании, как реклама определенных силовых структур российских. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вот-вот-вот. Поэтому и возник вопрос запретить их. Ну не запретить, а скажем…

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Убрать из эфира…

Николай МЕЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Проигнорировать.

Елена ВОЗНЕСЕНСКАЯ, психолог: Возможно на какой-то промежуток времени, может быть не совсем вообще никогда, но на какой-то промежуток времени, как минимум, ну и вполне можно действительно. В любом случае наш зритель, наш народ. У нас две трети людей проводят свободное время перед телевизором. Поэтому в любом случае они будут это делать. Вопрос в том – какой продукт они будут потреблять.

Николай МЕЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Извините, пожалуйста, но все-таки сериалы еще рассчитаны на разные аудитории. Мелодрамы – это все-таки рассчитаны на женщин, а "Спецназ" и "Солдаты" – все-таки, это мужская аудитория, да. И такие сериалы, как правило, все-таки сдвигаются в эфирном времени. Они идут не в прайм-тайме.

Елена ВОЗНЕСЕНСКАЯ, психолог: Вы знаете, с тем же успехом можно показывать какие-нибудь детективные сериалы американские, английские, немецкие, и будет эффект. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: То есть, в принципе есть чем заменить, было бы желание, правильно, Елена?

Елена ВОЗНЕСЕНСКАЯ, психолог: Да, совершенно верно. Вопрос имен но в эмоциях, от которых зависимость. У людей зависимость не от сериалов, а от тех эмоций, которые они испытывают, проживая с героями сериалов события, которые происходят в этой медиажизни. 

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: То есть, все-таки вот адреналинованные эмоции нужны, но просто их можно получить из других…

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Сейчас их хватает конечно и с других источников.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Из новостей прежде всего. Елена, спасибо вам большое за ваш комментарий. У на прямой связи была Елена Вознесенская, старший научный сотрудник института социальной и политической психологии.

Николай МЕЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Я хотел еще добавить. Что все-таки, смотрите, есть один из таких вариантов, как просто покупать у запада формат, и снимать по нему сериалы. Потому что чисто от в американском виде…

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Как правильно называется этот формат?

Николай МЕЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Нет. Просто покупка формата сериала. Независимо от жанра – мелодрама, комедия…

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Тем более примеры есть. 

Николай МЕЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Покупается этот формат. Посмотрите, "Папины дочки", "Воронены".

Марта МОЛЬФАР, ведущая: "Побег из Шоушенка" знаменитейший сериал. Как он у нас… не у нас, а Россия снимала, просто побег из тюрьмы.

Николай МЕЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": "Побег из тюрьмы".

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Да, "Побег из тюрьмы".

Николай МЕЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Да, побег из тюрьмы назывался сериал.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Ну тот же "Леся плюс Рома", это ж как бы идея… Идея от туда.

Николай МЕЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Да-да-да. Эта идея покупается и снимается. Потому что какие-то американские шутки нашему зрителю просто не понятны. И наоборот. Поэтому необходимо покупать формат, а не в прямом смысле слова этот сериал. И адаптированный для нашего зрителя, он получает как раз гораздо более высокие рейтинги. Он гораздо более интересен.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: То есть, уже проверено популярен он будет или нет, уже можно делать какие-то предварительные прогнозы.

Николай МЕЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Можно, да. И в результате… но мы уже видим, что это получило популярность. "Воронины" идут до сих пор. "Папины дочки" снимались 7 или 8 сезонов подряд. Вот это популярность. Да, действительно.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: А есть ли смысл снимать украинские такие версии, если снимаются качественные российские? Вот, например, быть красивой… помогите вспомнить… Вот название знаменитого сериала "Не родись красивой".

Николай МЕЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Про Пушкареву.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Который с бешенным успехом прошел здесь. А есть ли смысл снимать такой же, но украинский сериал, когда вот прекрасный вариант российского был?

Николай МЕЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Поскольку это уже вышло, то конечно уже смысла снимать нет, тем более это свежо в памяти.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Хотя "Леся и Рома" снимались параллельно и в России, и в Украине.

Николай МЕЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Да, параллельно. Потому что в том случае был заказ от российского канала. Вот это и есть сериал на три стула. То есть, недорогой в своем производстве, когда все снимается в одной декорации. Вот это недорогой сериал, который потянет и украинский канал. Но подождите. Почему российские сериалы так популярны? Потому что Россия, как и Франция в свое время, занялась активно тем, что бы выбить мексиканское, латино-американское, бразильское мыло из своего эфира, и присадить на свою продукцию. Это делалось на протяжении нескольких лет. И только спустя там не знаю сколько получается, 10 лет…

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: То есть, это были целенаправленные действия. И Украине сейчас придется пройти такой же путь, если мы хотим выдворить российское мыло.

Николай МЕЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Франция делала тоже самое, когда выбивала из своего эфира и своих кинотеатров Голливуд. Но все равно, даже если сравнивать вот эту французскую борьбу с Голливудом, все равно у французских фильмов нету таких бюджетов, нету такой широкой аудитории. Все равно так или иначе Люк Бессон свои самые дорогие картины снимает в Голливуде. Тогда, когда он получает бюджеты в сотни миллионов долларов на свои картины, он их снимает в Голливуде, не во Франции. В лучшем случае это копродукция, когда совместно какая-то часть денег из Франции, большая часть денег в Голливуде.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ну, французский пример пытались уже использовать для развития национальной музык, ну скажем так, украинской музыки. Я не имею в виду фольклорную. Но к сожалению, не совсем сыграло.

Николай МЕЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Так и у французов это тоже не совсем сыграло.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Давай объясним слушателям, что определенное количество лет назад во Франции просто был наложен для радиостанций на музыку зарубежную. Но там соотношения было четко. Например, 70% должно звучать французской музыки, и только 30 зарубежной. Эту схему попробовали использовать в Украине тоже некоторое количество лет назад, но к сожалению, не совсем получилось.

Николай МЕЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Франция сама себя тогда блокировала. То есть, по большому счету, французские исполнители никому, кроме Франции и франкофонных государств, их артисты больше никому не нужны были. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вывод – путь ограничений – не всегда хороший путь.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Абсолютно. Я только хотела сделать такой же вывод.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Если даже и ограничивать, то надо тогда делать свой продукт, который может быть хотя бы конкурировать и заместить вот то, что убрал из эфира.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Ну, и говоря, возвращаясь к теме пропаганды, и вот пропаганды насилия, той же агрессии, о которой мы говорим, и вспоминая мотивацию Александра Ткаченка, к стати, отвечаю, Марта, на твой вопрос. Ты говоришь – надо ли в суд обращаться, если какие-то сериалы кажутся нам…

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я даже не задаю вопрос. Это риторический. Я считаю, что не надо.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Ты считаешь, что не надо.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Конечно.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: А вот, например, Александр Ткаченко упоминает о некоторых сериалах российского производства, которые пересматривают, позволяют себе пересматривать некоторые результаты Второй мировой войны. То есть, понятно в чью пользу, и там, допустим, не в пользу украинцев.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Если, например, речь идет о сериале "Смерж". Этот сериал снимался в Украине украинским режиссером. 60% украинских актеров участвовали в этом сериале.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Я не знаю о каком сериале конкретно говорил Александр Ткаченко, но у него была и такая тоже мотивация. Что не просто даже пропаганда насилия и агрессии, или прославление нынешних вооруженных сил. А некоторые пересмотры историй. То есть, бороться ли с этим, нужно ли с этим бороться. И какими методами? Запретительными или нет…

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вот оставим этот вопрос риторическим для наших слушателей. Подведем очень быстро итоги голосования. И так, мы задавали слушателям вопрос – какие сериалы, не вообще продукт телевизионный, кинопродукт. А только сериалов касается вопрос. Какие сериалы вы предпочитаете смотреть? Украинские, увы, заняли последнее третье место. Всего лишь 13% проголосовало. На втором месте зарубежные – 41. И российские – 46% заняли первую позицию.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Что и следовало доказать.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Хотя когда мы задавали с Юрой вопрос две недели назад какой продукт телевизионный вообще вы хотите смотреть, то на первом месте был украинский, на втором – зарубежный, на третьем российский. Видите, сериалы – это все таки отдельная киносфера, телесфера.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Ну как бы желания, и то, что получаем по факту, получается, что вот разное. Оставайтесь с "Вестями". Мы вернемся к эфиру через несколько минут.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: И так, продолжаем наш эфир. И плавно от такого психологического воздействия российских сериалов, но сериалов вообще в частности, как рассказала нам психолог, гостившая в нашей студии с помощью телефона, переходим уже не просто к зависимости, а к зомбированию. Вот так страшно устрашающе звучит это слово. Мы поговорим о 25-м кадре. 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Российское телевидение использует вот эту технологию в сюжетах об Украине. Об этом заявил руководитель пресс-службы СБУ Марина Остапенко. По ее словам, это видно на раскадровке видео сюжетов российского ТВ. Также добавила, что психологический метод 25-го кадра запрещен не только в международном законодательстве, но и в России.

Марина ОСТАПЕНКО, руководитель пресс-службы СБУ: Протягом всього випуску про події в Одесі 2 травня, під час яких сталася масова загибель людей, на екрані з’являлися надписи такого характеру, як "підпалив "Правий сектор", або "нацгвардія – вбивці", або "людей вбивали бандерівці", які не видно, коли дивишся, просто переглядаєш програму. Але коли дивишся з допомогою стоп-кадру, то ці написи досить яскраво проглядаються на екрані.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Я напомню, это как раз вот касалось сюжетов из Одессы.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Из Одессы, да. Пожар в Доме профсоюзов.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: При чем там не только были то, о чем сейчас говорит "Остапенко", когда погибло почти 50 человек. И то, что эту тему продолжают в своих ток-шоу каждые выходные обсуждать российские журналисты со своими гостями. Но я напомню, что вот на канале "Россия-24", вот я своими глазами видела, когда говорилось о 1,5 тысячах бойцов "Правого сектора", якобы вооруженных до зубов. В это время на видеоряду мы видели молодых мальчиков, вот ультрас, о которых и говорилось, в футболках и шортах. То есть, вот собственно даже получается то, что говорится за кадром, и то, что нам показывают, вообще не совпадает. Но тем ни менее, получается люди, наверное, как-то аудиально больше поддаются.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Одежда радикалов – футболки и шорты. Еще, наверное, шлепанцы тоже. Радикалы в шлепанцах.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Но при этом шла речь о вооруженных до зубов.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Вооруженных шлепанцами до зубов радикалов в футболках и шортах.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Бойцах. Вот у нас есть мнение медиаэксперта. Это Александр Чекмышев. Он считает, что сюжеты российского телевидения рассчитаны не на украинских зрителей. Исключительно на жителей России. Ну здесь я могу, например, с ним не согласиться. Но это моя точка зрения. Он напомнил в интервью Радио Вести, что методику 25-го кадра использовали еще в 70-е годы как СССР, так и США. То есть, это был вот такой метод холодной войны. И обсуждали мы здесь в студии, возвращается ли холодная война вообще в мир? Но российское телевидение, по мнению Чекмышева, использует психологические методы воздействия сейчас еще больше. 

Александр ЧЕКМЫШЕВ, медиаэксперт: Російськими телеканалами. Але ми бачили елементи, і про це справді можна науково довести, абсолютно, я готовий навіть в суд іти, навіть якщо мене викличуть, як експерт, доводити і показувати які були елементи лінгвістичного програмування, педалювання на таких самих, на стабільних фразах, які так би мовити зомбують людину. И навіюють їй стабільні штампи – бандерівці, фашисти, "Правий сектор". І активно використовуються в першу чергу не скільки проукраїнську аудиторію, скільки про власне саму російську аудиторію, яку Путіну необхідно, очевидно, відволікати від інших проблем, які мають місце в країні. І ось таким чином формувати образ ворога.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ну, давайте коротко, очень коротко о самом 25-м кадре. Нужно отдать должное, и сказать, что эта методика достаточно своеобразная. Да, она запрещена в ряде стран, в том числе и в России. Почему разгорелся скандал? В России, где эта технология запрещена, она якобы применяется. Ну, если верить СБУ, слово "якобы" убираем. Она применяется. Вот с помощью этих технологий работают некоторые российские каналы, чтобы внедрять скажем определенную идеологию. Но по большому счету, это очень сомнительная технология. На сколько она действует или не действует – было очень много споров. Более того, в общем-то первооткрыватель, автор метода Джеймс Веккери тоже в свое время признал, что он сфабриковал данные, которые якобы отражали влияние воздействия на психику человеку. Поэтому методика эта под вопросом. Более того, технологи говорят, что есть более современные методы воздействия на психику человека. А это уже устаревший, такой скажем допотопный, что ли, способ воздействия. Поэтому давайте сразу поставим все точки над "і", это очень сомнительное влияние вот этого 25-го кадра на психику человека, очень сомнительно.

Николай МЕЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Да, безусловно.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да, Николай, говорите.

Николай МЕЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Действительно, на сколько сильно влияет этот 25-й кадр, очень трудно проанализировать, и сказать – это результат или наоборот – полная безрезультатность. Потому что вот когда у нас была пауза, мы вспоминали к примеру 25-й кадр применен и в фильме, кто поставил кролика Роджера. И, ну это были приколы художников, которые рисовали эти мультяшные вставки к этому фильму.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ну, это даже был не 25-й кадр, а это было чуть шире чем 25-й. Вот можно вспомнить и бойцовский клуб. То есть, это были действительно кадры, но не 25-й, это, наверное, на кадра 2 задерживалась картинка, так что человеческий глаз мог ее хоть мимолетно удержать.

Николай МЕЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Нет-нет-нет. Именно в "Кролике Роджере"…

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Именно 25-й?

Николай МЕЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Да. Может это было тестирование. Но скорее это был просто прикол художника. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: И что там было? Пейти "кока-колу", покупайте попкорн?

Николай МЕЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Там не было прямой открытой рекламы. Там были просто приколы художников, когда вдруг появляется обнаженная девушка, или еще что-то такое. Ну, это был стеб.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Ну, сейчас, Николай, нам не до обнаженных девушек. У нас тут надписи идут по поводу убийц и фашистов из "Правого сектора".

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ну, я хочу сказать, что в свое время и "5 канал" российские СМИ обвиняли в том, что использовались революционные слоганы – "Слава Украине", "Героям слава", и так далее. В общем-то тогда бездоказательны остались эти обвинения. Никакие раскадровки не подтвердили, что это было. Но скандал был. И скандал был в общем-то не меньше чем вот сегодня имеет место скандал.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: У нас есть мнение шеф-редактора портала "Телекритика" Натальи Легачовой. Она с тобой согласна, Марта, в том плане, что тут важна не сама технология 25-го кадра, а именно вот серьезные манипуляции вознанием.

Наталья ЛЕГАЧОВА, шеф-редактор портала "Телекритика": Там и без 25-го кадра хватает манипуляций и откровенной лжи. Больше способ воздействия не столько на сами российские медиа, которые подконтрольные Кремлю и ничего с этим не сделаешь, сколько я думаю, прежде всего нужно пояснять и разъяснять тем, кого они обманывают, как в Украине, так и на западе, что против людей могут использоваться не только просто манипуляции, а и специальные технологи. И так и есть.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Увы, к сожалению, это так и есть. Всевозможные технологии используются для того, чтобы воздействовать на зрителя, и, наверное, никуда от этого не уйдешь, потому что часть идеологии государства. Такая, скажем, проблема по идеологическому зомбированию, ну не очень удачное слово, хотя, наверное, оно отражает суть, увы.

Николай МЕЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Да, это отражает именно суть, к сожалению, используется, то есть, пытается как-то зазомбировать людей. И тем более те, которые очень хорошо подвержены гипнозам и всякое такое. Конечно, это не 100% попадание, но все-равно есть люди, которых очень легко зазомбировать.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: А вот я завершая, расскажу вам, коллеги, историю, которая случилась несколько дней назад на российском телеканале "ТВЦ" в программе Сергея Минаево "Право знать". В гостях там был политолог Андрей Окара, известный украинскому слушателю, зрителю. И вот он посмел высказать не то мнение, которое совпадало с генеральной линией всех российских журналистов, и их гостей приглашенных. Он рассказал о том, как он оценил бы, как он назвал бы позицию российских телеканалов сегодняшнюю по отношению к событиям в Украине. Он дал новое понятие – телефашизм.

Андрей ОКАРА, полиолог: Мне кажется то, что сейчас происходит у нас в стране, и вообще в нашей информационной реальности, - это вообще небывалое в истории медиа, вообще в истории человечества инновация. То есть, фактически то, что сейчас у нас есть, можно назвать, наверное, словом телефашизм. При чем это происходит в эпоху, когда есть альтернативные источники информации, в том числе интернет и все остальное. Я думаю, если бы Геббельс сейчас работал бы на телевидении на российском, наверное, он кофе заваривал. У нас происходит не искажение информации, особенно вот в этой ситуации, связанной с Украиной. У нас не искажается реальность. У нас создается альтернативная реальность.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вот после этого заявления политолога Андрея Окары в эфире на российском телеканале "ТВЦ".

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: На него набросились, как на…

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да. Я просто за его жизнь уже боюсь. Скажу правду.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: При чем он очень спокойно реагировал. Да, ему опять аргументировали тем, что в Одессе это все задокументировано, что сожгли неугодных, по мнению российских политиков и журналистов. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ну это его шикарное сравнение – Геббельс бы заваривал бы кофе – это конечно…

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Журналист Максим Шевченко сказал, что ни одного оппозиционного канала в Украине нет, оппозиционного официальной нынешней власти, которую в России все время называют хунтой. И на что Андрей Окара сразу ответил, что есть такие каналы, и среди них Радио Вести было на первом месте.

Николай МЕЛИНЕВСКИЙ, журналист газеты "Вести": Ну мы не телеканал.

Марина БЕРДИЧЕВСКАЯ, телеобозреватель: Ну мы не телеканал. Канал коммуникаций, имелся в виду, информационный канал.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Да, но нас в тоже время можно смотреть в онлайне. Так что доступны мы и в скажем так теле- каком-то формате.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вот зачем вы сейчас распугиваете всех слушателей? Зачем вы такие вещи говорите? 

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Мы приглашаем звонить, дозваниваться, высказывать свое мнение, и делиться вместе с нами.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Но времени у нас уже на это нет. К сожалению, мы должны сейчас уже заканчивать наш эфир. Тем более я вижу вот через стекло студии просто великолепного гостя. Он именно так выглядит, как выглядел всегда. Это первый вокалист AC/DC Дейв Эванс. Он зайдет в эту студию буквально через несколько минут. Возможно он сядет на стул, который нагрела ему я. Ну, а нам остается сказать огромное спасибо всем, и попрощаться.

Юрий КУЛИНИЧ, ведущий: Да, что были с нами. У микрофона работали – Марта Мольфар, Юрий Кулинич, а также весь этот час с нами провели телеобозреватель Радио Вести Марина Бердичевская и музыкальный журналист газеты "Вести" Николай Мелиневский. Следите за вестями, и не забывайте, что "Вести" бывают разные.

Читать все
Читать все