СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Загадочное — это территория нашей надежды, когда рациональное исчерпано"

"Вне контекста"Пропавшие без вести

Стенограмма программы "Вне контекста" на Радио Вести

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Изымая определенную новость, события из бесконечного и, зачастую, бессмысленного информационного потока, мы можем узнать из этой новости или события гораздо больше, чем можно предположить на первый взгляд. Именно этим мы и предлагаем Вам вместе с нами в программе «Вне контекста». Напомню, что тема сегодняшней программы: «Исчезнувшие миры». Поводом для нее стало загадочное исчезновение малоазийского рейса, который направлялся в Китай, и, о котором, до сих пор, ничего не известно. И, хочу напомнить Вам, уважаемые слушатели, что мы просим ответить Вас на вопрос: чего больше в Вашей жизни? Если Вы считаете, что в Вашей жизни больше потерь, звоните нам, пожалуйста, по телефону: 0-800-50-49-01. Если Вы считаете, что в Вашей жизни все-таки больше приобретений, звоните по телефону: 0-800-50-49-02. Звонки бесплатные, хочу Вам напомнить.

Голос за кадром: В туристическом буклете фирмы «Сонетти» за 1911год было сказано, что она организует увлекательную и расширяющую кругозор поездку на комфортабельном поезде, отходящем от Рима в направлении Ламбарнии, которая пройдет через новый тоннель. Поезд в тоннель въехал и… пропал. Спустя пятнадцать лет, т. е. в 1926 году, родственник одного из ста четырех пропавших пассажиров в архивах наткнулся на загадочную запись, из которой следовало, что в 1845 году в Нью-Мехико появились сто четыре итальянца, заявлявших, что они прибыли поездом из Рима. Но, это еще не финал таинственного исчезновения поезда. В 1955 году он снова объявился, но уже в Крыму, в районе Балаклавы. Прогулочный локомотив, с тремя вагонами, с итальянскими пассажирами, чья прогулка, согласно рекламному буклету, обещала быть увлекательной, а, главное, расширяющей кругозор. 

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: Те, кто не дождался самолета, корабля, или, как в данном случае поезда, после их загадочного исчезновения, вполне естественно уповают на какое-то иррациональное объяснение. Например, самолет угодил, или поезд угодил, как в данном случае, в коридор времени. Полетает, полетает самолет, поездит поезд, и, может быть, однажды вернется. Тем более что подобные примеры, так или иначе, существуют. Загадочный рейс 914, который приземлился в 92-ом году в Венесуэле, да. Приземляется самолет. Вот. Самолет, стартовавший, в свое время, в 55-ом году из Нью-Йорка. Вот. Вот, и вот он где-то блуждал. Он вообще числился давно пропавшим. И очень специфично, тут забавно, не забавно, но вот когда он приземлился несчастные пилот и пассажиры, во всяком случае так свидетельствует диспетчер, который слышал переговоры, вот, они увидели реактивный самолет. Они сказали: «Иисус Христос! Джимми, что это, черт побери?!». Ну, потому что я понимаю их состояние, когда они увидели реактивный самолет. Ну, в общем, как космический корабль. Ну, вот такая загадочная история. И очень много свидетелей того, что, действительно, это имело место.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Так можно, конечно, договориться и до некой паралелльной реальности, и до каких-то там странных коридорах между… ну, там… провалах во времени, куда что-то может исчезнуть. Тут напрашивается сама собой история с Бермудским треугольником.

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: Ну, безусловно. А кому это мешает?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну, как-то, Вы знаете, довольно сложно во все это поверить. Хотя, на своем опыте, я вот неоднократно в течение жизни сталкивался с тем, что что-то может исчезнуть совершенно неожиданным непонятным образом. У меня вот периодически исчезают какие-то вещи, которые я прекрасно там помню, знаю. И вот они просто исчезают. Я не могу их найти. И, уж поверьте мне, у меня достаточно небольшая квартира, и она не захламлена. И вот какие-то вещи могут исчезнуть даже на годы. И потом совершенно неожиданно сами откуда-то появится. Но я далек от веры в каких-нибудь домовых и прочую ересь, но все же меня это бесконечно удивляет, когда что-то, что в твоем быту тебе казалось, что ты с этим попрощался уже давно. Пропало и пропало. Вдруг раз и оно откуда-то появляется.

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: По всей видимости радует Вас.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Как правило, да.

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: Ну, вот, когда говорят о призраках, о вот всяких кораблях-призраках и прочее, в определенном смысле это физический феномен, когда событие по какой-то причине зафиксировалось в пространстве. Призраки-люди, призраки-корабли возникают в нашем мире как фотоснимок, видеоряд. Они движутся одним и тем же маршрутом, всегда одинаковы. То есть, по сути, некая вспышка человеческой эмоции, которая становится видимой при определенных условиях. Я думаю, что когда-нибудь, это явление получит научное объяснение, да. Или не получит, что тоже неплохо. Загадочное, может, пусть лучше и остается загадочным. Но это территория нашей надежды, когда вот рациональное исчерпано. Надежда на то, что существует параллельная реальность. Значит, мы не исчезаем окончательно. Мы где-то еще присутствуем.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Иногда возникает впечатление, что когда что-то исчезает вот так вот глобально, пропадает вдруг с радаров, отовсюду, то, в общем, это кому-то нужно. Но, совсем недавний пример, из вообще новейшей истории Украины – это неожиданное исчезновение четвертого президента Украины, который вот исчез со всех радаров, который вот просто растворился на определенное количество времени в пространстве, как будто бы его поглотило НЛО. Никто не смог отследить вот в Украине пути его передвижения, при всем при том, ч то 21-ом веке это довольно сложно поверить, согласитесь. Есть спутниковая связь, есть много разных вещей. И тут он вдруг материализовался в некоем российском городе. Как он туда попал, как бы никто не отследил.

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: Наука то не знает, не ведает.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Науке пока не ведомо, каким образом четвертый президент Украины, растворившись то ли в Крыму, то ли в Харькове, тоже до сих пор никому неизвестно, вдруг, материализовался в Ростове-на-Дону, по-моему, да. То есть, исчезновения они, в общем, то не только над Китаем в воздушном пространстве происходят. Кстати, Алексей, очень приятно, что наш разговор как то сделал более оптимистичным наше голосование. Я хочу напомнить слушателям, что мы спрашивали Вас, чего больше в Вашей жизни: потерь или приобретений. Так вот, уже 54%, все-таки, считают, что приобретений больше, и 46% - что потерь больше в их жизни. Напомню, что если Вы считаете, что в Вашей жизни больше потерь, звоните нам по бесплатному номеру 0-800-50-49-01. А если думаете, что больше приобретений, то по телефону 0-800-50-49-02. 

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: Да… Вышел человек из дома и пропал… А бывает так, что целый, и никуда вроде не выходил, а растворяется. И тут приходят на ум цивилизации, страны. Некоторые из которых так окончательно исчезли, что мы даже название их не знаем. И вот, например, народы. Вот мы говорим поляне, древляне. К слову, поляне, древляне – это ведь название по месту проживания. Кто в поле, кто в лесу. Да. Так вот поляне, древляне и многие другие, скажем и славянские, и не славянские, которые в общем-то попали в один котел и в итоге получилась Киевская Русь. Так что в жилах среднестатистического жителя Украины если не радимичи с киримичами, то хазары с берендеями, или скандинавские балты, или, скажем, в жилах плещется загадочный народ с названием «водь». В этом смысле, каждый человек может ощутить себя таким себе морем, в которое впадают и наречья, и народы. И если бы, конечно, мы научились всю эту разноголосицу слышать, понимать, да. Понимать тот мир, который нам предшествует и делает, собственно говоря, нас нами.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну, собственно, действительно, это классический пример исчезновения страны, народа, цивилизации. Исчезновения в никуда. Это любимая вами Алексей, хазария, хазарский каганат. Империя, которая существовала около тысячи лет, судя по материалам, которые там существуют, там в византийских источниках и в прочих, и которую ищут до сих пор. Которая, по сути, из известных нам раскопок не оставила о себе никаких археологических… никакого археологического наследия вообще. То есть, куда исчезли эти неразумные хазары? Удивительный вопрос: может быть и вправду не исчезали? Может быть, как считали определенные ученые, например, гарвардский профессор Эмилиан Прицакивская, может быть Русь, может она и есть продолжением хазарии и хазарского каганата?

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: Ну, мы как-то уже обсуждали, кто строил Киев. То есть, версий тут бесчисленное множество. Вопрос не: кто строил? А: для чего строил? какая цель была? По всей видимости у хазар была цель не построения города в нашем понимании, а некоего молитвенного места, да. То есть, отсюда и отсутствие, ну, каких-то признаков вот каких-то жилищ и прочее. Потому что, на холмах как таковых они не могли строиться. Для них город, который они закладывали, это был храмовый город. Город для молитвы. Кто же живет на храмовой горе. Собственно говоря, вот в этом так сказать смысл. Отдельная история, безусловно, куда-то ушли и по сей день ищут город Этиль и другие города. И при том, что самое забавное, существует энное количество летописных свидетельств, т. е. хроник и так далее. То есть, да, вот известно было такое царство, государство, мир и он куда-то подевался.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Существует и дипломатическая переписка, на самом деле, хазарских правителей? То есть хотите сказать, что это не миф?

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: А по поводу исчезнувших бесследно в никуда людей. Вот, в нашей семье есть такая история. Была одна очень дальняя родственница моей бабушки, я уже не помню какая там «седьмая вода на киселе», вот у нее произошло такое вот удивительное исчезновение. Когда они вместе с мужем вышли по Киеву гулять, и муж зашел в магазин, чтобы что-то купить. Она его прождала под ним часа 2 или 3, а он исчез бесследно. А он просто вышел с черного входа и вот так вот где-то растворился. Так что люди, в самом деле, могут исчезать. Ну, собственно, у каждого человека своя ассоциация, когда слышит исчезающий, или исчезнувший мир. Скажем, для меня вот первый вот образ возникающий – это поле в Осокорках, где было озеро размером с кухню в хрущевском доме. Там жила щука. Вот. Мимо вот этого озера проходили, все проходили. Рыбаки заглядывали – на месте щука? На месте. Никто и не думал ловить. А вот сейчас на этом месте стоит большой многоквартирный дом. Вот. А, собственно говоря, так сказать, чуда то и нет.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну, да. А щука то исчезла. Ну, вот сделаем небольшой перерыв и посмотрим, что мы еще знаем про исчезнувшие миры.

Голос за кадром: «Вне контекста» - программа Алексея Захаровича и Константина Дорошенко.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На волне «Вести радионовостей и мнений» мы продолжаем с Вами говорить об исчезнувших мирах. Об объектах, цивилизациях, о людях, пропавших без вести. И, напоминаю, что мы просим Вас ответить вот на какой вопрос: чего больше в Вашей жизни: потерь или приобретений? Если потерь, звоните нам по телефону 0-800-50-49-01, если приобретений 0-800-50-49-02. Тем временем у нас есть еще одна история для Вас, над которой можно поразмыслить. 

Голос за кадром: Уильям Контелло держал небольшой паб в английском городе Саун Кингтон, что в графстве Хефшир, в подвале которого конструировал первый в мире пулемет. Свое изобретение он решил продать в соединенных штатах, куда и отправился один и исчез. Семья Контелло наняла частного детектива для расследования дела о его пропаже, но результата поиски не дали. Каково же было удивление сыновей Контелло, когда на фотографии, подписанной Хаемом Максим «Создатель пулемета» они увидели своего отца Уильяма Контелло. О личности Хаема известно не много. Во-первых, он категорически отрицал наличие жены и сыновей в Англии, а во-вторых, очень хорошо разбирался в спиртных напитках. Ни чуть не хуже, чем Уильям Контелло, державший, в свое время, небольшой паб в Саун Кингтоне, что в графстве Хефшир.

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: Ну, господин Максим или Контелло, уж кто узнает сейчас правду, помимо пулемета прославился изобретением мышеловки. То есть, на фронтах строчил пулемет, а в тылу шла великая битва с мышами. Да, так у человека был заточен разум на уничтожение всего вредного: мышей и людей. Ну, серьезный человек. Вы знаете, если мы уж говорим об исчезновениях, нельзя не вспомнить Антуана-де-Сента Экзюпери. Да, это история, которая, наверное, всем известна. Все-таки давайте вспомним, как 31 июля 44-го года отправился с острова Корсика в разведывательный полет и, собственно, говоря, обратно не вернулся. Притом, что на его поиски были брошены огромные силы. И пройдет очень много лет, и только в 2003 году неподалеку от лазурного берега на не очень большой глубине, на глубине 70м, обнаружится этот самолет. И про том, что этот самолет будет без следов обстрела, и притом, что внутри самолета не будет никакого присутствия человека. Скажем так, да. Вот загадочная история, которая, естественно, не могла не взволновать романистов и кинематографистов и так далее. И вот куда-то улетел Экзюпери, куда-то он девался.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Кстати, вот та история, которую мы послушали про изобритателя Максима, она заставляет задуматься о том, что, так называемые исчезновение, или потеря, или пропажа это человек, который может быть просто некоей метаморфозой. Когда человек берет псевдоним, меняет имя, меняет кардинально свою жизнь, получается, что тоже некий человек исчез и появился другой. Не значит бесследно, просто метаморфозно. То же самое происходит ведь и с цивилизациями, с территориями, с государствами. Они исчезают потому, что происходит либо распад некоего государственного образования, либо поглощение его другим образованием. Вот, например, Бухарский Эмират. Существовало такое государство. Потом вошло в состав Российской Империи. А потом оно исчезло. Не бесследно исчезло. На его территории были созданы и нарисованы границы Таджикистана, Узбекистана, и появились некие страны, народы, которые когда-то жили в совершенной единой государственной культурной системе, а потом оказалось, что это разные государства. Распался советский союз и теперь действительно разные государства, более того, в чем-то даже антагонистические в определенных своих взглядах. А потом любое священное Германской империи римской нации, где она пол Европы, в свое время, да почти всю Европу объединяла, на самом деле. Сколько там оставалось: Скандинавия да Франция. Развалилась. Нет такой страны. Есть огромное количество европейских государств. Что такое Австро-венгерская империя, Османская империя. Когда-то, и причем на протяжении столетий, это были совершенно реальные не то, что государственные образования, это были мощнейшие державы, которые определяли собой всю политику мира. Сейчас сложно представить, что Турция, то, что называется Турцией Османской империей, она была державой самой могучей в мире сопоставимой с сегодняшними соединенными штатами Америки. Не зря, Стамбул называют Нью-Йорком средневековья, например. То есть, я к чему это все говорю, что исчезновение, скорей всего это все-таки некая метаморфоза. Согласитесь Вы или нет, не знаю. Или вы думаете, что что-то может вообще бесследно исчезнуть?

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: Ну, я думаю, что тут уж наверняка бесследно исчезло. Точнее, не бесследно, просто мы эти следы прочитывать не умеем. Так сказать. Мы их не видим. Есть некие миры, которые в общем-то когда-то нам предшествовали, просто мы их не видим, поэтому убежденно говорим: «Да их просто нет!». Но, они то есть. А вообще, действительно чего больше в жизни человека: воспоминаний или будущего? Потому что мы живем в окружении не только своих воспоминаний, но и чужих. И не скажешь, что нематериальный мир, так как он состоит из каких-то обломков, из обломков каких-то вещей, например, запахов, которые вдруг становятся порталом, например, в забытый мир детства. Я думаю, что ощущение знакомо каждому, когда идешь себе по улице, и вдруг… Вот это вот вдруг непонятно, в связи с чем это вдруг? Непонятно, что произошло, и вдруг вот какой-то угол дома, или обшарпанный край скамейки, форма дерева и так далее. И что-то увидел, или что-то услышал, и ты попадаешь в давно забытую реальность, которая помнит тебя. Которую, как выясняется, ты тоже не забыл. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Ну, это наш такой субъективный, чисто человеческий подход, потому что мы все. Когда говорит человек: «Мера вех вещей». И это непросто красивая иллюзия, по сути, так и получается. Потому что всю жизнь все происходящее мы, так или иначе, меряем собой. Меряем своим опытом, тем, что мы живи, и еще здесь находимся. А вот однажды тоже, у нас есть на радио такая программа «Элементарное», где мы общаемся с различными учеными. И, в одном из эфиров, я уже не помню на какую тему мы говорили, была озвучена довольно интересная, удивившая меня теория о том, что за все время существования планеты Земля, белковая масса количества белка на этой планете неизменна. Только в одно время жили некие огромные существа, там скажем динозавры, сейчас живут вот люди, но за все эти миллионы лет белковая масса совершенно не меняется. До сих пор с трудом представляю себе как это возможно, например, хотя бы с бесконечным ростом населения Земли. Но возможно, за то мы знаем, что исчезают целые виды животных. Динозавры то крупные были. Они как-то вот уравновешивают все количество человек и населения. Мне кажется, проблема вообще в том, что мы и других забываем, и так или иначе, себя самих забываем. Мы часто ссылаемся на опыт. Это как бы наша точка опоры. А опыт это не механическое знание, а чувство персональной жизни. Т. е. такой жизни, которая уникальна в своей не заемной, своей собственной. Людей, проживающих свою собственную жизнь, к сожалению, гораздо меньше, чем должно было бы быть, так скажем. Вот это та ситуация, то состояние, как сказал А. А. Блок, что «через край перелилась восторга творческого чаша, и все уж не мое, а наше». И с миром утвердилась связь. Вот это особое состояние, которое дано, к великому сожалению, очень небольшому количеству людей, потому что они живут не заемной, своей персональной жизнью. Т. е. жизнью, которая способна оставлять оттиск. Оттиск, как на восковой пластине, оставляет отпечаток музыка. По этому следу вернуться нельзя, но можно вспомнить. Собственно, человеческая память это ведь нес столько наше свойство, сколько, в определенном смысле средство. Мы учимся запоминать, записывать и слова, и музыку, и числа. Память человеческая имеет достаточно много приспособлений, чтобы не забывать саму себя. По сути то, что мы называем цивилизацией – это и есть государство памяти. С другой стороны опыт это вещь очень опасная. Потому что человек взрослеет, человек стареет. Есть такая тоже научная теория о том, что процесс старения начинается с момента зачатия, на самом деле. И человек набирает под названием «опыт» огромное количество неких негативных воспоминаний, неких перепугов, и со временем становится регидным. Он начинает уже боятся нового, потом остается рабом своего, так называемого, опыта. Тут, мне кажется, что как раз позволять чему-то исчезать, позволять чему-то пропадать, из собственного опыта в том числе, он не умеет забывать – это в общем то тоже достаточно полезная и важная вещь. Не нужно боятся потерь. Потому потери высвобождают место для других приобретений, для энергии. 

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: Не нужно заводить архивы, над рукописями трястись. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Вполне, может быть. Опять мы должны ненадолго прерваться. А потом подведем итоги нашего голосования.

Голос за кадром: «Вне контекста» - программа Алексея Зароховича и Константина Дорошенко.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Продолжая рассуждать с Вами о теме исчезнувших миров и пропавших без вести объектов цивилизаций, вещей и людей, мы просим Вас ответить на вопрос: чего больше в Вашей жизни: потерь, если Вы считаете, то так, то звоните нам по телефону 0-800-50-49-01, или приобретений, и тогда Вы звоните по телефону 0-800-50-49-02. Кстати на номер 2435 приходят нам сообщения. Тоже люди нам комментируют нашу тему. И вот Олег пишет нам вот что: «Эгоист скажет, что больше потерял, а щедрый, что больше приобрел». Пожалуй, соглашусь, а пока послушаем что у нас там еще есть в запасе из истории.

Голос за кадром: Это была самая масштабная спасательная операция за всю историю Америки. Две недели 100 кораблей и 66 самолетов искали Амелию Ерхардс и ее штурмана Фреда Нумэна. «Где же ты, Амелия?» - спрашивали миллионы людей по всему миру. 2 июля 1937 года в ходе кругосветного перелета самолет Локхильд, пилотируемый Амелией Ерхардс и Фредом Нумэном выработал топливо и упал в воду. Такова была официальная версия. В 1944 году нашли свидетелей, утверждавших, что Амелия Ерхардс и Фред Нумэн попали в плен к японцам, где и погибли. История стала забываться. Когда в 2013 году в районе необитаемого острова Нико-Мароро были найдены обломки самолета, очень похожего на легендарный Локхильд-электра. На самом острове обжитая, но покинутая хижина. Так что вопрос: «Где же ты Амелия?» актуален и поныне.

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: Да. Было много историй вокруг вот этой истории, и действительно, что попали в плен, и даже вот в 37-м году был признан штурман, а Амелия умерла еще раньше, потому что заболела. Была история вот уже связанная с островом, где по одной из версий Амелия Ерхардс и ее штурман прожили долго и счастливо. Есть даже версия о том, что Амелия Ерхардс вернулась под другим именем в Америку. И т. д. То есть, много историй. Они свидетельствуют только об одном, как люди волновались, переживали, соучаствовали, сострадали о судьбе Амелии Ерхардс. Все-таки надеялись, что так или иначе она вернется.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Но, когда исчезают люди, те, кто переживает за них, кто желает их возвращения, иногда не задумываются о том, что это позиция тоже эгоистичная и, как вот, допустим, в истории с очень дальней родственницей моей бабушки, может быть, человек в самом деле просто хочет исчезнуть. Чтобы исчезнуть в том качестве, чтобы помножить на ноль тот опыт, о котором мы говорили, который у него накопился, чтобы начать существование как некое новое существо, некая новая идея, если хотите. Опять же, я к чему это говорю, что в любом исчезновении, в любой пропаже без вести, не стоит примитивно видеть только несчастье, только какую-то беду. Не знаю что, простите.

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: Мне кажется, что случаи с пропажей самолета и т. д., вообще пропажей человека и прочее. Ну, мы не можем видеть что-то другое, если, конечно, мы можем надеяться, что все-таки человек не пропал, а действительно где-то присутствует в реальном мире, или, в крайнем случае, в мире параллельном. Будем надеяться в реальном.

 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Тут вопрос еще в том, что людям вообще свойственно жалеть, когда они что-либо теряют, собственно, в общем то, цепляться к тому что они имеют. Это определенный консерватизм. Он существует. Вот я помню из того, что исчезло бесследно на моих глазах на реке Десенка (это под Киевом), были такие вот, назывались «домики». Это были места отдыха, домики на сваях. Они были в селах Троещины, Вигуровщины и т. д. И сейчас, как мы прекрасно понимаем, ничего этого не существует. Есть массив в Киеве Троещина.

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: Вот видите, у Вас есть свое озеро, щука.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да. Вот, собственно, то же самое. Я там впервые увидел корову на этом как бы даже не курорте. Это что такое рекреационная некая зона под Киевом. Много для себя сделал открытий. В какой-то момент мне даже из сентиментальности, захотелось поехать и узнать, что же там, увидеть это все. Ничего этого не осталось. Там теперь многоэтажные дома. Там живут люди, но по сути я не вижу в этом ничего плохого. Потому что, прекрасно, что город растет, прекрасно, что появляются дома с нормальными цивилизованными условиями для жизни. Как бы может быть и потеря, может быть и исчезновение… Наверное меня не поймут люди, которые очень любят природу, и которые считают, что каждый кусочек природы лучше, чем городская среда. Но, все очень относительно. Что-то теряется, что-то приобретается. И…

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: Ну, знаете, Вы уж проводите жизнь в таком значении, когда человек стремится наследить, обозначить территорию. Мне кажется, в этом значении наследить, т. е. натоптать. Так, чтобы после человека нужно было очень долго и очень трудно убирать. Мне вспоминается М. Цветаева, которая очень спокойно, например, относилась к сохранности своих рукописей, но с благодарением к чистой бумаге. Т. е. чистое пространство как возможность. Т. е. все может быть. В этом есть уважение к будущему: и к своему персональному, и будущему тех, кто прийдет после тебя. Мне думается, вот именно такой подход согласовывает все времена, заставляет их дружить. Как правило, ведь все происходит иначе. Прошлое кончается, забывается, а будущее еще не начавшись прописывается мелким почерком.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Есть еще одно из таких античных философских пожеланий: «Проживи незаметно». И есть, например, позиция того же Карлоса Костанеды, относительно того, что нужно стараться жить так, чтобы как можно меньше наследить материальными вещами. Текста не может быть. И, последователи Констанеды очень озабочены тем, на самом деле, я сталкивался с такими, чтобы не сохранилось никаких их фотографий, никаких следов в материальном мире. Это сторонники идеи того, что некий духовный путь, некий путь метаморфоз, или некий путь силы, как они это называют, нужно проходить так, чтобы в вещественном мире поменьше следить. Это в общем-то люди, настроенные сразу на некое мгновенное исчезновение, на исчезновение из жизни окружающего мира буквально каждое мгновение.

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: Может быть и не так. Потому что, мы говорим о некоем способе запоминания мира, на самом деле. Просто мир можно запоминать буквально, линейно, а может быть запоминание ассоциативное и не имеющее, зачастую, с происходящим здесь и сейчас. Есть и такой опыт.

 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Да. Я попросил бы слушателей, у нас остается буквально несколько минут до конца программы, если Вам угодно Вы можете еще ответить на наш вопрос: чего больше в Вашей жизни: потерь или приобретений? Если в Вашей жизни больше потерь, звоните нам по телефону 0-800-50-49-01, если все-таки Вы считаете, что приобретений больше, то Ваш телефон 0-800-50-49-02.

Алексей ЗАХАРОВИЧ, ведущий: Забавно. Вроде, с одной стороны человек хочет все объяснить, разложить по полкам, т. е. побороть хаос, что в общем-то естественно. Мир, окружающий нас, несопоставимо больший. Отсюда и социум человеческий, зацикленный на себе, на псевдо-приоритетах и прочее. Это способ спастись, защититься от необъяснимого, от того, что больше и несопоставимо сильнее тебя. А с другой стороны, когда человек все уже себе объяснил, все как бы понял, неизбежно происходит разлом, трещина в его мире. Начинается сквозняк и рушится вот это самый устоявшийся мира порядок. Но, вот тут, как ни парадоксально, человек только тогда и начинает жить. Поскольку заново вслушивается, вглядывается и снова удивляется. А вот, кстати, людей постсоветского пространства, это касается тех, кому сейчас в районе 40-ка лет и больше, затронул вот такой вот момент исчезновения. Исчезновения фактически целой цивилизационной системы. Потому что, советский союз – это была часть современной мировой цивилизации, и воспринимался как некий краеугольный камень. Без нее невозможно было представить ни геополитики, ни какой-то там борьбы экономических теорий, практик и идей. Многие, кстати, левые мыслители западные, в том числе и сегодня, считают, что фактически, с исчезновением советского союза исчезла политика как таковая. Потому что, спорить стало на уровне идей не о чем. И, между тем, увидев вот такое вот исчезновение или разлом, хотя с другой стороны, я склонен согласится иногда с людьми, которые считают, что советский союз как будто бы и развалился, но на самом деле не исчез, потому живет в определенных практиках. Но этот процесс безусловно продолжается. Мы видим, что он продолжается. С другой стороны, Византийская империя развалилась не за один день. Нельзя просто взять договорится и прочее, т. е. этот процесс идет и этот пир, он так или иначе исчезает в реальном времени. И вот это, по сути, развал советского союза, крушение одного из краеугольных камней современной цивилизации. Что: потеря или это приобретение? Тут и того, и другого очень, на самом деле много. Это тема отдельного разговора. И вообще даже не часового, но вообще исчезающий мир, безусловно, исчезает вместе с нами, или наоборот. Благодаря нам, живущим дальше, мир не исчезает совсем. И, скажем так, будем надеяться, совсем не исчезает. Давайте, вот что скажу: те, кто ждут, пусть дождутся и добрых вестей, и я буду надеяться, пусть их надежды сбудутся.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И очень приятно, что подводя итоги нашего голосования, и благодаря всем людям, которые приняли в нем участие, мы все-таки вышли на результат, что 55% позвонивших в студию людей считают, что в жизни больше приобретений, 45% - считают, что в жизни больше потерь. Надеюсь, что мы научимся понимать, что потеря – это иногда тоже приобретение. И, я не за какой-нибудь идиотичный оптимизм, а мне, кажется, в этом есть изрядная доля реализма. Всего Вам доброго. Спасибо. До встречи в эфире.

Голос за кадром: «Вне контекста» - программа Алексея Захаровича и Константина Дорошенко.

Читать все