СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Ориентир уже есть и для силовиков, и для бизнеса"

"Точка зрения"Калныш: "Логично, если общество подставит плечо президенту"

Стенограмма эфира "Точка зрения" на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый день! В это время, как обычно, на Радио Вести мы презентуем проект под названием "Точка зрения". Самые известные журналисты имеют возможность поспорить со слушателями, ответить на их вопросы. Сегодня участь эта не миновала заместителя главного редактора Радио Вести Валерия Калныша. У меня такое чувство, что уже третьи сутки наш уважаемый Валерий не покидает стен этой студии. Потому что это было беспрецедентно – замечательнейший марафон, который в 0 часов 0 минут…

Валерий КАЛНЫШ: Закончился гимном.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, прозвучал гимн и нам стало понятно, что все будет хорошо.

Валерий КАЛНЫШ: Серьезно, это был хороший опыт вчера. И я искренне благодарен всей группе, которая делала вчера этот марафон. И вот в студии нас было трое: Саша Иллерицкий, Сакен Аймурзаев. И вот когда мы запустили гимн…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы обнялись и расплакались. Ладно.

Валерий КАЛНЫШ: Ну почти. Нет, наши продюсеры просто сказали: "Вы знаете, ребята, даже в Новый Год так не получается выступить ровно в четыре нуля". Это хороший был символ.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А ведь на самом деле страна обнулилась и начался реально новый год. Новый год, новый отсчет нового времени. Но с новым ли Президентом? Ведь мы, украинцы, удивительная нация. Мы можем восхищаться, восторгаться. Но только мы его изберем…

Валерий КАЛНЫШ: Да, сразу посыплются на него все шишки.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот. Даже суток-то не прошло.

Валерий КАЛНЫШ: Да. Мы будем очень внимательно следить за его деятельностью.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И спуску мы ему не дадим. Но вот это как раз такой удивительный случай, когда, на самом деле, мы все очень давно знаем Петра Алексеевича, мы…

Валерий КАЛНЫШ: Ну да, мы знакомы.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы никогда не допускали мысли, что именно этот человек. Потому что, что произошло? Подобно тому, как в свое время Президент Ющенко, находясь на неслыханной высоте, обладая просто сто двадцатью процентами, что называется, поддержки, ушел в абсолютный ноль, даже в минус я бы сказала. А вот с Петром Алексеевичем Порошенко совершенно другая история. Имея абсолютно негативный имидж – этот бизнес вечно, эти склоки, скандалы, шутка ли, крылатую фразу… Ну, уж победителей не судят, мы не будем сейчас вспоминать эту фразу Юлии Владимировны, которую она в сердцах бросила, описывая состояние Петра Алексеевича, в котором он застукал в кабинете с Президентом Ющенко. Ну, кто старое помянет, что называется. Но, тем не менее, мало кто верил. Мало кто верил, что именно так судьбе будет угодно, чтобы Порошенко из абсолютно минуса в симпатии избирателей вот пришел к тому, что победил, шутка ли, в первом туре. Никто ведь тоже не надеялся.

Валерий КАЛНЫШ: Это действительно феномен. И объяснение ему… Вот мы вчера во время эфира пытались дать для себя ответ, почему это произошло. И правды здесь… Точнее, правда здесь у каждого своя. Например, Сергей Тигипко был уверен, что очень много добавило то, что: "а" – не смог проголосовать восток в той мере, в которой он всегда голосовал. Напомню, что по последним данным, если я ничего не путаю, проголосовало всего 7% жителей Донецкой области, Луганской области. Поэтому восток, который всегда, ну, он физически, территориально самые густонаселенные области, поэтому мы и видим сейчас результаты, что пока обработано 80% - это 14 миллионов. Раньше кандидаты в Президенты каждый набирал по 11, по 12 миллионов. Порошенко сейчас 7 с хвостиком, у Юлии Тимошенко – миллион с хвостиком. Второй момент, конечно же, война. Война, которая на востоке. И надо, наверное, отдать должное тем пиарщикам в том числе, которые за две-три недели до выборов начали поднимать тему о необходимости избрания Президента в первом туре. Очень, что называется, в яблочко попал тезис о том, что нам надо прекратить избирать Президента в первом туре, потому что идет война, и надо принимать решение как можно быстрее, как можно качественнее. Поэтому это сыграло. Люди просто устали от войны, люди устали от людей с оружием, вот эта неопределенность вечного напряжения. И кандидатура Президента, вообще фигура Президента была им преподнесена как персона, которая может разрешить все проблемы. И если посмотреть, как идет, точнее как отдали свои голоса, мы увидим, что ни в одном регионе, ни в одной области нет других кандидатов, кроме Порошенко. Это тоже отличительная особенность этой кампании. Потому что если раньше у нас были области, которые поддерживали то Януковича, то Тимошенко, то сейчас все солидарны. Все области, во всех областях Порошенко занимает первое место. Так что тот кредит доверия, который получил Петр Алексеевич, он даже больше, чем кредит доверия, который получил Ющенко в свое время. Потому что за него проголосовала вся страна. И это, конечно, велик соблазн сразу вспоминать о том, что Порошенко тоже был в команде Ющенко, он тоже относится к "оранжевым", которые, скажем так, профукали свою победу в 2005 году. Но я думаю, что логично, если общество подставит плечо Президенту. И это будет правильно с точки зрения и страны, и Президента. В общем, раз уж такая консолидированная позиция, то надо ей соответствовать. Тут я уже про Порошенко говорю. Потому что Порошенко должен понимать, что не только война… точнее, война и желание мира и спокойствие сделало его Президентом. Поэтому он должен остановить войну и вернуть спокойствие украинцам.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Абсолютно сюрприз – это, конечно, третья позиция…

Валерий КАЛНЫШ: Да, там миллион 200. Вот по последним данным, миллион 200 человек проголосовали за Ляшко.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Тигипко был удивлен? Тигипко-то думал, что он.

Валерий КАЛНЫШ: Да, он был удивлен. Знаете, даже не сколько удивлен, сколько очень разочарован.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В электорате? В протестном электорате?

Валерий КАЛНЫШ: В протестном электорате. И там если сложить, кстати, показатели всех представителей бывших, нынешних Партии регионов, они не дотягивали даже до Ляшко. Ну, серьезно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так пренебрежительно, коллега, вы: даже до Ляшко.

Валерий КАЛНЫШ: Послушайте, я не считаю Олега Ляшко серьезным политиком.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я уверена, что люди, которые проголосовали, тоже не считают. Но вот хорошее чувство юмора у протестного электората. А кто откажет?

Валерий КАЛНЫШ: Нет, ну это не чувство юмора.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну а за Жириновского? Вот кто те люди, которые голосуют за Жириновского? Вот кто?

Валерий КАЛНЫШ: Это вот, условно говоря, те люди, которых достало. Вот достало. И это протестный электорат, это показывает количество тех людей – вот все, нет веры уже никому.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хоть поржем это называется.

Валерий КАЛНЫШ: Уже на Олега Валерьевича сконцентрировались.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это, конечно, грустная, мне кажется, картина.

Валерий КАЛНЫШ: Да. Кто-то из моих знакомых написал, что "я, – говорит, – не хочу жить в стране, где Олег Ляшко заработал третье место". Ну вот просто как бы. Опять же, я понимаю, что в данном случае рационального, наверное, как мне кажется, было не очень много, когда люди голосовали за него.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вот чтоб выпендриться это называется. А вот давайте за женщину с бородой, вот так вот. Понимаешь, вот такая тенденция.

Валерий КАЛНЫШ: Ну, может быть.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А чего не Владимир Вольфович? А вот давайте мы вам покажем кузькину мать.

Валерий КАЛНЫШ: Мне почему-то казалось, что Ляшко, наверное, меньше и менее убедителен для принимающих решение людей, чем, скажем, Гриценко, который занял четвертое место.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Мне кажется, имели бы мы дело, находились бы мы в статусе европейской успешной страны – понятное дело, что даже было бы и странно. Но вот в России – Жириновский, у нас – Ляшко. Значит…

Валерий КАЛНЫШ: Значит, это кому-то нужно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Или кому-то нужно или, наверное, просто еще не излечились мы совершенно от… Хотя давайте продолжим мы эту тему сразу после свежих вестей. Оставайтесь с нами.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В "Точке зрения" на Радио Вести сегодня Валерий Калныш, журналист, заместитель главного редактора Радио Вести. Ну и говорим мы, ясное дело, об этом долгожданном событии, об неожиданном исходе президентской кампании. В первом туре все решилось, страна обрела Президента. Но обрела ли она долгожданный покой? Вот об этом тоже сейчас поговорим. Несколько заявлений из уст Президента прозвучало. Вот, например, сегодня днем, вот буквально час назад Петр Порошенко сказал, что антитеррористическая операция должна длиться не месяцы, а часы. И мы все понимаем, что тактика должна быть такой – быстро и эффективно должны были действовать военные.

Валерий КАЛНЫШ: Абсолютно справедливо. И я думаю, что именно этим объясняются вот события, которые сейчас развиваются в Донецке.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В донецком аэропорту в том числе. Там сейчас противоречивые приходят сообщения. Огромное, говорят, количество жертв. Но сложно об этом говорить, потому что, в конце концов, нужно было решать действительно этот вопрос быстро. Понятно, что затянувшиеся споры, наверное, без крови решить уже, наверное, можно было бы, но…

Валерий КАЛНЫШ: Война не бывает без крови, давайте признаем этот факт. Не работает вариант, когда словами можно убедить тех, кто настроен убивать. Ну, ладно, если бы один человек. А так… Вот, например, что касается Донецка – сегодня были фотографии о том, как террористы готовились к, собственного говоря, захвату аэропорту. Ну вот едет два – я видел два – вооруженных "КамАЗа" людьми, вооруженными автоматами Калашникова. И там кто-то из журналистов в стриме с места событий, и вот они рассуждают о том, что ну вот Порошенко сказал, что будет договариваться, ну вот он с нами так, мол, договаривается. Но извините, сдайте оружие – и будет разговор. Нет? Они уверены в том, что надо с оружием в руках доказывать свою правоту? Надо радоваться, как на том митинге, которые был 25 мая или 24 мая, когда они все выстреливали? Ну вот классический Грозный.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Но все осложняется присутствие мирного населения. Мы видели в телевизионных и в радиорепортажах, речь шла о том, что люди говорили: "Мы, возможно, и вычеркнули бы всех кандидатов, но не пустить нас голосовать – это просто кощунственно", – говорили жители Донецкой и Луганской области, у которых не было возможности проголосовать.

Валерий КАЛНЫШ: Да, и этим в том числе объясняется. Они в Донецке, я имею в виду террористов, которые называют себя бойцами донецкой непризнанной… тьфу, господи, народной республики, они считают – и это, кстати, показательно было заявление этого Пушилина, который сказал о том, что "ну вот Порошенко собирается в Донецк, мы воспринимаем это как визит в иностранное государство".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот я встречала сообщения о том, что…

Валерий КАЛНЫШ: Ну, они готовы к переговорам. Да, они готовы.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но с условием, что будет российская сторона.

Валерий КАЛНЫШ: А России они не надо уже.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: России не надо, да, абсолютно.

Валерий КАЛНЫШ: Вот я слышал мнение, я не помню, кто это сказал, кто-то из наших корреспондентов сказал… А-а, Богдан Амосов это, кажется, сказал – о том, что российские войска стоят на границе или отходят от границы не потому, что они хотели нападать на Украину, а для того, чтобы сдержать поток боевиков, которые ринутся из Украины в Россию. Там они не нужны, и никто их там не ждет. И Россия, которая сегодня в том числе устами министра иностранных дел Лаврова сказала, что готова вести переговоры с Порошенко, без посредников, условно говоря…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Без представителей донецкой народной республики.

Валерий КАЛНЫШ: Ну, они, наверное, вкладывали другой смысл, имеется в виду Евросоюза или США, на чем настаиваем, в свою очередь, мы, и Порошенко в том числе. Так вот все хотят посредников. Но качество этих посредников…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Посредников не будет. Я думаю, что если Порошенко будет встречаться в Донецке с людьми, которые… Ну, что, сейчас они должны переформатироваться и все-таки настаивать на федерализации или что может предложить им Порошенко, если все-таки такой диалог состоится?

Валерий КАЛНЫШ: Будет предложен, насколько я понимаю, исходя из его заявлений, референдум. Не будет вынесен вопрос федерализации как отделение территории, как принятие совсем самостоятельных административных единиц. Будет предложено увеличение финансовой независимости, цель которых будет оставлять большую часть налогов, собираемых в области, собственно говоря, в самих областях. Возможно, укрепится статус русского языка. И вот это, пожалуй, все. Вот это, пожалуй, все. И опять же, только при условии сдачи оружия. Другого варианта быть не может. Я подозреваю, что у представителей ДНР, ЛНР – они начинают понимать, что все, Россия отошла, внутренней поддержки нет, потому что можно сколько угодно кормить патриотическими обещаниями, но когда в магазинах заканчивается хлеб, люди начинают думать уже скорее желудком.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Другими категориями, понятное дело.

Валерий КАЛНЫШ: Конечно. Потому что это жизнь, и от нее никуда не денешься. И если ты хочешь жить в окружении бандитов – возможно, это действительно чей-то выбор. Но большинство, насколько я знаю, так жить не хотят.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, в ближайшие дни мы увидим развязку событий. Потому что, мне кажется, сам новоизбранный Президент не заинтересован в каком-либо затягивании.

Валерий КАЛНЫШ: Во-первых, подождите. У нас Петр Алексеевич еще кандидат. Он, конечно, лидер.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Лидер, да. Но глава Центризбиркома Михаил Охендовский сообщил, что, вероятнее всего, результаты первого тура будут все подсчитаны и оглашены официально до 5 июня.

Валерий КАЛНЫШ: Ну, это норма закона. Потому что ЦИК в течение 10 дней должен определить победителя.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну и потом, через 5 дней могут назначать инаугурацию Президента. И это будет означать, что Петр Порошенко вступает в должность Президента.

Валерий КАЛНЫШ: Уже понятно, как бы ориентир уже есть для силовиков и для бизнеса уже все ясно. Поэтому нет смысла ни себя сдерживать ни в действиях в рамках антитеррористической операции, ни в вопросе инвестирования в том числе. Потому что бизнес тоже достаточно чувствителен к кандидатам и вообще к персонам, которые возглавляют государство. Ну, так получилось.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А бизнес Петра Алексеевича Порошенко чувствителен вдвойне, потому что он заявил о продаже своего бизнеса.

Валерий КАЛНЫШ: Кстати, да, о продаже бизнеса. Я думаю, что вот, конечно, цена будет немаленькая. Ну, это как бы… В этом что-то есть – купить предприятие у Президента страны.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да-да-да, маркиза Карабаса.

Валерий КАЛНЫШ: Поэтому я думаю, что цена будет немаленькая. И интересно будет посмотреть на покупателя. Ведь…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: О! Так это шоколад президентского двора.

Валерий КАЛНЫШ: Да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну что ж, ставки растут, бизнес есть бизнес.

Валерий КАЛНЫШ: Ну вот интересно посмотреть, кто готов будет купить. Если это будет российский бизнес…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не думаю, что… Хотя…

Валерий КАЛНЫШ: Мы не будем забывать, что…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет, интерес российских кондитеров или шоколадных магнатов России нам понятен. Ну а смысл?

Валерий КАЛНЫШ: Кстати, вот тут Петр Алексеевич повел себя как бизнесмен. Он не ввел каких-то ограничений на покупку своего актива. Ну, он не сказал: "Русским не продам, продам только западным".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так они отказывались от продукции компании Roshen.

Валерий КАЛНЫШ: Ну, это они отказывались, потому что это был элемент давления на Украину в том числе. И у Roshen есть два предприятия в России, которые в трудные годы в Украине, кстати, работали. Да, потом были проблемы у российских предприятий.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, сейчас трудные годы наступили в России для украинских предприятий.

Валерий КАЛНЫШ: Да. Где были заблокированы счета, на которых лежало, если не ошибаюсь, порядка трех миллиардов рублей.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вот еще кто-то высказал сегодня из наших коллег удивительно простую мысль о том, что Порошенко был один из немногих олигархов так называемых или бизнесменов, который был заинтересован в росте благосостояния населения, потому что иначе как бы они покупали его продукцию. Потому что покупать продукцию, скажем, заводов Рината Ахметова население не готово было, да и не должно, и не нужно было.

Валерий КАЛНЫШ: Да и не может оно покупать.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И не может, да. Поэтому несравнимы заработные платы, скажем, на предприятиях Порошенко и на предприятиях Ахметова. Потому что в Донецке а абы выжить, говоря просторечием…

Валерий КАЛНЫШ: Ну, тут бизнес навечно, это бизнес для людей.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Для души.

Валерий КАЛНЫШ: Для души. Трудно рассуждать о духовной близости листового проката какого-нибудь. А здесь шоколад. Ну такая вот…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Семейная ценность.

Валерий КАЛНЫШ: Семейная ценность.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Кстати, семейные ценности. Мое все-таки глубокое убеждение – если даже мы проанализируем личную биографию, личные истории всех успешных и не очень президентов, премьер-министров – у кого проблемы в личном, так и нет счастья в профессиональном. Могу я заблуждаться или нет, но вот что далеко ходить? Вся эта мутная история с дамой сердца Президента Януковича – вот чем все завершилось.

Валерий КАЛНЫШ: Вот это сугубо женский взгляд.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Нет-нет-нет. Но какой он правдивый, этот женский взгляд. Вот история с Президентом Путиным. И нет душе покоя у Владимира Владимировича. Все мечется, мечется душа. И видите, в одном из интервью сказал: "Жену бы мне замуж выдать, и у самого сердце-то не на месте". Поэтому мы продолжим эту тему буквально через несколько минут, сразу как послушаем свежие вести. Оставайтесь с нами.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть интересные вопросы. Вот давайте-ка, коллега, мы обратим внимание на мнение Алексей из города Днепропетровска, родного для меня и…

Валерий КАЛНЫШ: Почти родного для меня.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, и по соседству родного для вас. "Які шанси на потрапляння до парламенту на дострокових виборах Партії регіонів та Комуністичної партії? А "Свободи"?".

Валерий КАЛНЫШ: Ну, шансы у них есть по одной просто причине – потому что электорат, поддерживающий и Партию регионов, и коммунистов – он, в общем-то, никуда не делся.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Но тут вот какая удивительная история. Все упомянутые партии, как, собственно говоря, мне кажется, коммунисты невозможны без "Свободы", "Свобода" невозможна без коммунистов. Это как Юлия Владимировна Тимошенко невозможна без Януковича, Янукович – без Юлии Владимировны.

Валерий КАЛНЫШ: Ну почему? Партии эти возможны. Я про Партию регионов сейчас. Если в Партии регионов пройдет некий такой какой-то ребрендинг, поменяется руководство, вплоть до того, что Тигипко вернется в партию, возглавит ее…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Он, может быть, и вернется. Да кто ж даст? Вот партия даже не доверила ему участие в президентской кампании. Выдвинула Добкина.

Валерий КАЛНЫШ: Даст. Вот осознают свои ошибки.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Покаются?

Валерий КАЛНЫШ: Покаются и попросят возглавить. Может быть и так. Потому что так получается, что ни одна партия, в общем, не прекращает своего существования серьезно на политическом поле, тем более, если у нее есть серьезные финансисты.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну почему? А вот социалисты.

Валерий КАЛНЫШ: Согласен, согласен.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Тихо и незаметно канули они в лету.

Валерий КАЛНЫШ: Ну потому что, я так думаю, Сан Саныч Мороз – он уже устал, собственно говоря, от этой истории, как построение партии, поэтому отошел.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Но это означает, что наши партии – они держались не на какой-то строгой вертикали, а исключительно на лидере. Вот нет Януковича – нет партии.

Валерий КАЛНЫШ: Может быть. Я вот сейчас просто поскольку как бы вопрос не то что врасплох задал, понятно, что он просто так неожиданно был сформулирован. Если призадуматься, во-первых, Петр Порошенко поведет на выборы – ну, конечно, не сам, это ему не позволит закон – поведет на выборы партию "Солидарность". О ней мало кто помнит, кто знает. Но это абсолютно не помешает ей набрать, давайте так погадаем, в районе 20-22% голосов.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Что немало.

Валерий КАЛНЫШ: Это очень немало. Помимо этого я подозреваю, что перетекание прежде всего представителей восточных областей произойдет именно из Партии регионов в "Солидарность". Это будет, конечно, поводом для инсинуаций, говорить о том, что как же, как же…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Что поменялось? Этот извечный вопрос.

Валерий КАЛНЫШ: Да, что поменялось. Ну, все люди – человеки, в конце концов, все по земле ходим. Поэтому Партия регионов может раствориться, но не окончательно. Я думаю, где-то 3-5% она все равно наберет. И она, конечно, не будет ведущей силой в парламенте, но, возможно, превратиться в ту "золотую акцию", как в свое время превратился Блок Литвина. Поэтому у них шансы есть. Что касается коммунистов – здесь сложнее. Здесь сложнее, потому что…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вот рискнет Президент инициировать…

Валерий КАЛНЫШ: Запрет?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да.

Валерий КАЛНЫШ: Во-первых, запрет уже инициирован. Соответствующие документы подал и. о. Президента Александр Турчинов. Их сейчас изучает Министерство юстиции. Но я думаю, исходя из плюрализма мнений, это не будет запрещено. Опять же, мы рассуждаем вот в категории, как будто партии – вот они занимаются своим прямым делом, а именно формулируют идеологию для граждан. Не надо забывать, что ставленники партий, необязательно провластных, занимают достаточно важные с точки зрения аккумуляции финансовых потоком места. И вот здесь партийная принадлежность является вторичной, но все-таки определяющей. Поэтому когда какую-то партию, которая находится у власти очень давно, пытаются запретить, а при этом у этой партии люди расставлены – ну, пофантазируем – в налоговой, в таможне, через которые проходят деньги не всегда честного характера, то избавляться от такой партии, конечно, можно, а можно, например, договориться о том, чтобы, например, эти потоки шли в правильном направлении. Поэтому это не просто вот партия, существующая сама по себе, вот она политическая и она занимается отстаиванием политических интересов. Это все-таки еще и деньги.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну да, тут можно запретить партию, но куда подевать носителей идеологии? Вот что с этими людьми делать? Кстати, вот если проанализировать это рекордное количество голосов, которое позволили Петру Порошенко одержать победу уже в первом туре, ведь часть этих людей на прошлых президентских выборов как раз голосовали за Тимошенко.

Валерий КАЛНЫШ: Да, наверняка. Во всяком случае, так точно на западе.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Очень требовательная, такая въедчивая публика.

Валерий КАЛНЫШ: Ну да. Для мен, кстати, не то чтоб большим откровением, но весьма показательной цифрой стала Львовская область. Там за Порошенко проголосовало 70%.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И вот эта их въедливость теперь не позволит Порошенко сойти с пути, предать и чего-то не выполнить из своих обещаний. Но, тем не менее, слушатель интересуется в ответ на то, о чем мы говорили, о продаже бизнеса: "А чи матиме право Порошенко продавати свій бізнес, будучи в статусі Президента? Це ж комерційна діяльність. Чи не буде це порушенням закону? Може, йому слід продати бізнес до інавгурації?"

Валерий КАЛНЫШ: Если успеет и найдет клиента. Нет, на самом деле, противоречий, насколько я помню, с законодательством нет. Более того, это будет обставлено как достаточно такой вот шаг навстречу людям – вот избавление. Ну, конечно, интересно еще будет посмотреть на окончательную сумму, потому что он, как Президент, должен будет декларировать свои доходы, как, в общем-то, любой гражданин. Но доходы Президента всегда на виду. Во всяком случае, в декларации. Мы помним, как журналистская братия издевалась над гонорарами Януковича за написанные книги, тоже там в районе 2 миллионов заработал. Поэтому, естественно, это будет отражено в налоговой декларации Петра Порошенко. И это будет как очередной повод позубоскалить. Но это будет, скорее всего, преподнесено вот именно как очищение Президента, очищение Петра Порошенко, вступившего на пост Президента, от какой-либо бизнес-деятельности. И, наверное, общество не воспримет, если актив будет переписан на какой-нибудь фонд, управлять которым может кто-то из его родственников. То есть тем самым актив останется в собственности Порошенко. Поэтому наверняка речь идет все-таки о прямой продаже и о полном разрыве отношений с бизнесом как таковым.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, перед очень многими задачами столкнется Президент, потому что это впервые мы избираем Президента, который чуть ли не каждый день получает эти сводки с востока о действии сепаратистов. И каким образом будет действовать Президент, останется ли у него время для того, чтобы продолжать говорить о досрочных парламентских выборах и, собственно говоря, о судьбе кандидатов, которым так и не удалось победить в этой президентской гонке – мы будем говорить в следующей части нашей программы.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вот мы обсуждаем результаты президентских выборов. И возник такой вопрос у нашего слушателя: "Чому так сильно здав Тягнибок, який поступився навіть Рабиновичу? Що він зробив не так? Адже він був одним з політичних лідерів Майдану". Ну и в этом контексте интересно, какие шансы у Тягнибока в случае досрочных парламентских выборов?

Валерий КАЛНЫШ: Вы знаете, вот тут ситуация. То ли мы впереди Европы, то ли Европа впереди нас. Сейчас идут выборы, проводятся итоги выборов в Европарламент. И очень много экспертов, в том числе мы говорили вчера об этом, отмечают, что Европа и Европарламент очень сильно поправел, там очень большое влияние начали иметь правые силы, которые декларируют повышенное внимание к национализму, борьбу с миграцией, в общем, ограничение и защита, прежде всего, титульных наций. Но в Украине прямо противоположный процесс идет. Вот для нас, я думаю, во-первых, вопросы национальности перестал быть настолько актуальным. Мы настолько все начали ощущать себя украинцами, что этот вопрос уже не надо выпячивать, как некое достижение какой-то политической силы защиты украинцев. Россия, и это стоит признать, Путин объединил нас. И вот своими такими "недолугими" действиями он сыграл на пользу украинцев. В данном случае я говорю не о территориях, я говорю не о смертях, я не говорю о ГРУшниках, я говорю о внутренних ощущении украинцев себя украинцами. Вторая история, конечно, ну, мне так кажется, объясняется тем, что на фоне других лидеров Майдана, скажем так, Олег Тягнибок вел себя достаточно размерено. С другой стороны, я не думаю, что это поражение Тягнибока говорит о поражении "Свободы" как таковой. Если посмотреть на выборы в Киеве, в частности, то "Свобода" получает свое, и даже больше. То, на что она раньше не могла претендовать. Поэтому мы понимаем, что любой проигрыш кандидата на президентских выборах по отношению к Порошенко, он в данном случае не является показательным, потому что Порошенко победил, повторюсь, не только потому, что он Порошенко и люди видят в нем известного экономиста, филантропа, человека, знающего, как управлять страной, сколько человека, который является лидером мнений, который выгодно отличается от других просто кандидатов возможностью вести переговоры и прочее. Другой вопрос, конечно, касается парламентских выборов. Петр Алексеевич абсолютно прав, отставка… точнее, избрание Президента не ведет к отставке правительства. Правительство слагает свои полномочия только перед новоизбранной Радой. Поэтому Порошенко уже заявил о том, что Яценюк, скорее всего, точнее, останется на посту главы правительства. И поэтому до осени, будем так считать, потому что считается, что парламентские выборы могут состояться в ноябре этого года. Но вот то, что касается оснований – пока Петр Алексеевич исходит из того, что в Верховной Раде нет парламентской коалиции. И отсутствие парламентской коалиции является достаточным поводом для того, чтобы распустить Верховную Раду. Вот если ему удастся, как главнокомандующему, провести успешную антитеррористическую операцию до выборов, даже не до выборов, а до начала избирательной кампании, на которую, если не ошибаюсь, отводится 30 дней или 45, тогда ОК, принимается. Но если страна будет погружена в еще одни выборы на фоне неразрешенного конфликта на востоке, неопределенной ситуации с экономикой, это нас, конечно, не добьет, это нас сделает крепче. Но это будет просто колоссальное напряжение. И вот тогда мы можем вернуться к вопросу, пройдут ли коммунисты и Партия регионов. Потому что всегда народ будет недоволен отсутствием положительных новостей. А на таком фоне положительных новостей будет очень немного. Если АТО успешно завершится, если Донбасс, Луганск останутся украинскими, тогда это будет победа и Президента, и той политической силы, которую он поведет, ну и соответственно поражением тех, кто эту историю развязал.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но в случае возможных разговоров о федерализации это тоже шанс остаться этим регионам в составе Украины? Или вы вообще исключаете?

Валерий КАЛНЫШ: Нет. Я исключаю вопрос федерализации. Потому что сегодня мы говорим о федерализации…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: О федерализации, кстати, говорил еще Вячеслав Черновол в свое время.

Валерий КАЛНЫШ: Да. И это, кстати, вот… Я даже больше скажу. Идеологи ДНР и ЛНР плохо учили историю. И они, если бы захотели, они могли бы найти кучу исторических прецедентов, включая те же самые Соединенные Штаты Америки, которые воспротивились британскому правлению и заявили о своей независимости. Но они, в общем, интеллектуально не очень дотягивают до того, чтобы строить такие сложные конструкции. Для них главный довод – это оружие, АК-100. Поэтому это вот да, действительно, Черновил об этом говорил. Но мне кажется, что ситуация на тот момент, когда он об этом говорил, конец 80-х – начало 90-х, там все-таки исторически была ситуация другая. Хотя я слышал в том числе от своих знакомых мнение, которым я дорожу, что черт, мы в очередной раз потеряли счастливую возможность избавиться от Луганска и Донецка. Но я этого мнения не разделяю. Это наша страна и это наши люди. И то что там, будем так говорить, тысяча человек вдруг возомнила себя освободителями, при этом не спросив мнения людей, а просто заставив их так думать силой оружия, мне кажется, что с этой ситуацией надо заканчивать.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Есть еще один вопрос: "Как вы думаете, тот факт, что у Порошенко нет своей партии, будет ли…"

Валерий КАЛНЫШ: Она есть.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, она есть.

Валерий КАЛНЫШ: Это партия "Солидарность". Я думаю, мы увидим в этой партии в самое ближайшее время очень видных политиков. Я догадываюсь, о ком идет речь. Я не буду, к сожалению, извините меня, пожалуйста, я не буду об этом говорить сейчас, поскольку это, что называется, не мой секрет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо. Когда прозвучал тезис о том, что гражданину Грузии будет предложен статус советника…

Валерий КАЛНЫШ: Советника. Да, речь идет о Кахе Бендукидзе, об отце экономических реформ Грузии и, скажем так, о "новом Бальцеровиче". Вот тут как раз могут воплотиться слова Яценюка, который, в свою очередь, повторил Черчилля – по поводу того, что я не обещаю вам ничего, кроме пот, кровь и работы. Поэтому это может быть действительно шоковая терапия для украинской экономики. Но кто сказал, что это плохо? Потому что та экономика, которая сейчас в нашей стране, я уже не говорю о том, что проблемы, скажем так, с сырьем, с добычей, то, чем, собственно говоря, славится… Мы ж не производим продукцию. Мы добываем сырье, отправляем его на Запад, на Западе готовят продукцию и продают ее нам. Поэтому у нас как бы первоначальный цикл, это про нас. Мы не являемся страной, которая делает товар. Мы страна, которая дает сырье. И, скажем, если произойдет вот этот перелом, когда мы будем предлагать Западу готовую продукцию, а не полуфабрикаты, то же самое сырье, это может пойти только на пользу.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А ведь вы знаете, что продукция у нас тоже есть.

Валерий КАЛНЫШ: Нет, она есть, конечно, но не в таких объемах, которые бы позволили всерьез конкурировать. Прости господи, я даже Азарова вспомню, который как-то задался вопросом: а почему, например, мы не производим телефоны, подобные iPhone? И вот действительно, почему, хочу я вас спросить.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы видели произведенные российские?

Валерий КАЛНЫШ: Да, это отдельная история, конечно.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, кстати, а почему нет?

Валерий КАЛНЫШ: Ну так вот и мы задаемся вопросом – почему нет? Вот Индия. Но там, конечно, совсем другая структура общества, другие интересы. Но вот эти реформы – ну, я о них, скажем так, читал, я видел в Грузии…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы все учились понемногу, да.

Валерий КАЛНЫШ: Я их видел в Грузии, все такое прочее. Они в конце концов, одно из последствий будет в том, что Запад увидит понятные правила игры. И это еще один плюс для того, чтобы инвестиции зашли в страну, потому что в стране, давайте скажем открыто, своих денег нет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, их нашли в Грузии. Будем надеяться, что их найдут и в Украине. И да поможет нам теперь уже вновь избранный Президент и добрая воля всех наших сограждан. Мы встретимся с вами, коллега, ровно через неделю. Ваше время во вторник. Такая небольшая рокировка у нас была произведена. Завтра скажу, почему. До скорой встречи!

Читать все
Читать все