СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Выслушивать и слушаться – это разные вещи"

"Дорогая передача"Любовь и ненависть к нашим детям

Стенограмма эфира "Часа с психологом" на Радио Вести

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Добрый вечер! Пришло время программы «Час с психологом». Сегодня у нас очень необычная тема, которую страшно даже произносить, но, тем не менее, придется это сделать. Мы с Юрой получили очень необычное письмо, не письмо, а сообщение. Хочу заявить сейчас эту тему: «Любовь и ненависть к нашим детям». Да, вы не ослышались.  Гипертрофированная любовь тоже детей калечит, насколько я понимаю, сегодня это выясним с Юрой, но и ненависть. Мне понять это было сложно, но когда мы получили очень необычное сообщение, я поняла, что это стоит того, чтобы посвятить этому отдельную тему. Оно звучит так: Я ненавижу своего сына, ему 14 лет, он учится плохо, постоянно плохо себя ведет, огрызается, срывает уроки, ворует, и с каждым годом все становится только хуже. Сообщение пришло без подписи. Вместо подписи – такой крик души стоял «что мне делать?» Как ты думаешь, Юра, что имела в виду мама, написавшая нам «что мне делать» с моим сыном или с собой, со своими чувствами?

 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: В первую очередь я думаю, что она размышляет, что делать с ним. Хотя твой вопрос мне кажется очень уместным. Что делать со своими чувствами? Со своим представлением об отношениях с ребенком. 

 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Сегодня мы с Юрой попробуем выяснить, в чем причина, еще раз хочу повторить, мы будем говорить не только о ненависти к своим собственным детям, что кажется парадоксальным, но и о гипертрофированной любви, потому ни то, ни то, к сожалению, не играет во благо нашим детям. Если ребенок слишком уж купается в любви, не просто купается в любви, а скажем так, если родители не могут вовремя перерезать пуповину, то тоже это на пользу ребенку не идет. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Знаешь, речь идет не столько о любви, потому что как бы перелюбить, больше дать любви, чем ребенок нуждается, невозможно. Возможно дать ему больше заботы или опеки. 

 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: То есть, не нужно путать любовь с опекой. 

 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Вот именно. 

 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Попробуем разделить, провести такую сепарацию чувств в нашей программе. 

 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Хоть ты и говоришь, что это такое, пугающее письмо, но я скажу тебе, что в практике приходится очень часто сталкиваться с этим. Буквально те же слова, с некоторыми там вариациями, встречаются довольно часто в практике в моей. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я тебе верю. И даже в данный момент не удивляюсь, потому что, готовясь к сегодняшней программе, мне захотелось хоть что-то об этом почитать, и я просто в поисковик забила фразу «я ненавижу своего…», даже дальше не успела продолжить, и первая строка, которая выскочила, «я ненавижу своего ребенка». Оказывается, этот запрос очень популярен. Это повергло меня еще больше в шок, чем письмо, которое мы получили. Мы попробуем разобраться в этой проблеме. Полезно будет не только если у вас есть дети, но и полезно будет абсолютно всем, потому что каждый из нас – сын или дочь своих родителей, возможно, у кого-то из наших слушателей свои детские скелеты в шкафу. Мы попробуем покопаться в шкафах. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Не возможно, а обязательно. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Если ваш скелет хоть как-то связан с гипертрофированной опекой или же наоборот – с недостатком любви, с ненавистью. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Если вы ощущали, но не могли поверить в это. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вам казалось, что родители вас не любят. А правда, что каждый ребенок иногда задумывается над тем, любят ли его родители?


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Когда ребенка яростно избивают, а это довольно частая история. Потом мать может виниться, или отец, что-то переживать. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Это проблемы родителей. Какие-то невротики, или я не знаю как…


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Скорее истерики, да. Это вообще проблема отношений. Дело в том, что у самих таких родителей, безусловно, в какой-то степени достаточно неблагополучное детство. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Если вы чувствуете какую-то сложность в отношениях с детьми, я очень рекомендую вам воспользоваться нашими контактами, чтобы позвонить сегодня в программу, высказать свою проблему, чтобы Юрий помог ее решить. Кстати, не зря накануне Дня защиты ребенка не зря мы эту программу подняли, потому что мне хотелось хоть как-то отметить эту дату, свою лепту, чтобы какую-то мы внесли нашей программой. Я хочу сказать, что все должны помнить о том, что ребенку некуда идти, то есть ребенок – это абсолютно зависимое от родителей существо


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Во всяком случае, до определенного возраста это так. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Если вы поссорились с супругом или супругой, у вас всегда есть возможность, я не считаю это выходом, но, скажем так, хлопнуть дверью, уйти к подруге, другу, то есть вы – взрослый человек, вы вольны делать все, что вы хотите, мир у ваших ног, в ваших руках. У ребенка ситуация другая. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Ребенок очень зависим. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ему некуда деваться из дома, ему некуда деваться от своих родителей, во всяком случае, как Юра сказал, до определенного возраста. В данном случае, эта ситуация с мамой, которая написала нам. В чем причина? Ведь не на пустом месте стал ребенок себя плохо вести, срывать уроки, и с каждым годом все хуже и хуже, пишет она. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Помнишь одну прекрасную фразу, которая прозвучала в одной из передач, я цитировал одного из моих коллег, к сожалению, не помню, чья: ненависть – это любовь к тому, чего нет. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Или к тому, чего ты не понимаешь, как ты говорил. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Да. Возможно. Но в данном случае, именно к тому, чего нет. Смотри, это все тоже следствие каких-то романтических ожиданий от ребенка. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: То есть, ты ставишь завышенную планку для своего ребенка, и если он не достигает этих целей…


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Не совсем так. Есть какое-то представление о моих отношениях с ребенком. Есть какое-то представление о том, как прекрасно это все устроено. Как мы все друг друга любим, как ребенок нежно относится, как он слушается, как это все происходит. Кроме всего прочего, в этой картинке нет постоянной усталости, истощенности. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: В смысле?


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Мать неизбежно рядом с ребенком сильно устает и истощается эмоционально. Если еще ребенок не так прекрасен, как был в ее какой-то картинке, то постепенно накапливается какое-то раздражение. Его невозможно не транслировать, оно все равно каким-то образом становится понятным, ощущаемым ребенком. Он по этому поводу тревожится и соответственно ведет себя еще хуже. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ему кажется, что он причина всех этих страданий. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Он пытается как-то что-то делать, что выглядит чаще неадекватно со стороны матери. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Хочется задать вопрос на голосование. Мы с Юрой говорили до эфира, вопрос решили задать такой, своеобразный, я на него бы сразу сказала нет, мне поэтому очень интересно, что скажите вы: испытывали ли вы хоть раз ненависть к своему ребенку? Давай сразу начнем со звонков телефонных? Добрый вечер. Вы в эфире. 


Слушатель: Добрый вечер. Илья, Киев. Мне кажется, что вся ненависть возникает именно из-за того, что родители проецируют что-то, что у них, возможно, не получилось. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: То есть, родители видят в своем ребенке самого себя в детстве. Илья, а вы сталкивались с этим лично?


Слушатель: Будучи ребенком? Нет, чувствовал любовь и поддержку в большинстве случаев, иногда негодование, когда совершал что-то, что не должен был бы. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Это очень интересная последняя часть фразы: совершал что-то, что не должен был бы. Конечно же, ребенок всегда делает что-то, что ему интересно. Вот это вот расщепление на должен и не должен, оно интересно, потому что ребенок либо протестует, либо помещает этот конфликт с родителями во внутрь себя, то есть, фактически, невротизирует себя. Уходит в невротическое поведение. Перестает замечать свое желание, в начале это вызывает некоторые протесты. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: То есть живет эмоциями родителей. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Начинает жить, со временем даже может перестать замечать свои желания. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: И чем это грозит, когда ребенок становится взрослым?


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: К сожалению, достаточно большое количество людей так живет. Когда спрашиваешь: чего ты хочешь? Встречный вопрос: а что я должен хотеть? Или что я могу хотеть?


Марта МОЛЬФАР, ведущая: А как же выйти из этой ситуации? Илья, у вас такое было или нет?


Слушатель: Скорее всего, нет. Моя реплика относилась больше к вопросу Что такое хорошо и что такое плохо?


Марта МОЛЬФАР, ведущая: То есть элементарно нельзя лазить на верхнюю полку шкафчика к банке с вареньем, таким какие-то элементарные вещи, не преступления. 


Слушатель: Да. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Спасибо вам большое за звонок. Юра, все-таки вы затронули такой момент интересный. Расскажите, как можно жить, не замечая своих чувств, а соответствовать только желаниям родителей?


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Ребенок очень сильно зависит от родителей, вначале мы просто не выживаем в младенческом возрасте, поэтому нам необходимо привязываться, формировать эту связь с родителями. И желательно, чтобы любовь. Ребенок подстраивается, насколько возможно для того, чтобы не потерять эту эмоциональную связь, внимание со стороны родителей. Это совершенно инстинктивная программа, от которой зависит выживание. Мы же все-таки эмоционально очень зависимы, нам нужны чувства. Родитель, очень легко лишая ребенка своей любви, своего теплого отношения, может заставить его отказаться от своих чувств, желаний, мотивации. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: С этим грузом приходится жить дальше. Вот уже ребенок вырос, стал взрослым, что ему сделать? Как ему уйти?


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Если он прожил лет там 15, дальше, с моей точки зрения, для того, чтобы обрести какую-то естественность, достаточную степень свободы, мне кажется, не обойтись без психотерапии. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Даже так. Самостоятельно сложно будет решить. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Конечно, выжить физически можно, без проблем. Можно жить дальше, но тогда все отношения будут достаточно исковерканы. И когда мы говорим о ненависти к ребенку, мы говорим о том, что является производным вот этого подавления себя в отношениях с родителями. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте!


Слушатель: Добрый день. Маргарита, Киев. У меня вопрос: у меня сейчас маленький ребенок, но моя мама, я не ощущала чувства ненависти, но у меня складывалось такое впечатление, так как она в детстве бросила меня, и я жила с папой. У меня сейчас иногда возникают такие чувства к своему ребенку, непонятные, бывает даже и как ненависть. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Спасибо, это прекрасный вопрос. Ребенок – это конкурент за ту любовь, которую я всю жизнь жажду. Я несколько лет работал в роддоме психологом, и сталкивался с тем, что у множества матерей. Буквально сразу после рождения…


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Маргарита, а сколько ребенку?


Слушатель: 5 месяцев. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Это не совсем послеродовая депрессия, хотя там есть некоторые элементы. Вообще послеродовая депрессия – этот сложное переживание, которое связано со множеством факторов: система отношений, в которой находятся мать и ребенок, как это, отношения с мужем, со свекровью. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Это первый ребенок ваш?


Слушатель: Да. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Это очень важно, потому что второго ребенка начинаешь любить еще в утробе. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: По крайней мере, это проще. Конечно, много тревоги, беспокойства. Надо учитывать, что ребенок фактически сразу, особенно у матери, чуть ли не всю свободу, но это, в общем, достаточно сложно переживание. Ведь мать, если она как-то заботится, настолько, насколько может, о ребенке, она теряет большую часть своей свободы, и при этом кто лишает – ребенок. Возникают такие достаточно сложные чувства. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Так что делать Маргарите?


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Я бы начал с того, что просто принять себя в этих сложных переживаниях. Действительно ребенок достаточно агрессивен по отношению к матери. Любовь настоящая появляется значительно позже. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: То есть Маргарита, все нормально, не переживайте, все будет со временем. Возможно, это не связано с матерью, это просто первый ребенок, еще маленький срок. Все у вас будет хорошо.


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Это бывает достаточно часто. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Юра, как ты говоришь, то, что такой вопрос уже задан, это говорит о том, что все будет хорошо. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Во всяком случае, если Маргарита размышляет над этим, то у нее достаточно любви к своему ребенку, чтобы об этом заботиться. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Спасибо вам большое за звонок. 


Слушатель: Спасибо. Всего доброго. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Причиной нашей сегодняшней темы стало письмо на наш сайт: Я ненавижу своего сына, ему 14 лет, он учится плохо, постоянно плохо себя ведет, огрызается, срывает уроки, ворует, и с каждым годом все становится только хуже. Сообщение пришло без подписи. Пришло уже несколько советов для автора этого письма. Помимо этого пришло несколько вопросов важных, болезненных. Сначала комментарии к этому письму: Если желаешь блага ребенку, не жалей для него розги. Притча Царя Соломона. Александр, Киев. – Но розги и ненависть – это все-таки разные вещи. Одно дело наказать за что-то, а другое – ненавидеть своего ребенка. Дальше. Она просто проецирует на ребенка то, что не может принять в себе. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Она скорее находит в ребенке что-то такое, что не принимали ее родители, и сейчас, следуя их примеру, не принимает сама. Хотя она может быть сильно злилась, обижалась и была в отчаянье от того, что ее не принимают такой. А сейчас она не может принять таким ребенка. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Как быть ребенку в такой ситуации? Давай я зачитаю еще пару вопросов, и тогда ты будешь на них отвечать, как пожелаешь. Жена оставила мне дочь, когда ей было 2,5 года. Теперь ей 9, и когда она делает что-то не так, как надо, я вижу в ее глазах тупость ее матери. Меня сильно это выводит. Я пытаюсь делать, что могу, и вижу, что она пытается угодить мне, но, мне кажется, что она меня просто боится, а не любит. Как мне поступить? Дальше. Дочери 8 лет, ворует. Устал наказывать. Ничего не помогает. Помогите. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: В первом вопросе он видит в дочери какие-то черты, особенности матери, естественно его чувства каким-то образом переносятся на дочь. На самом деле, это грустно слышать. Думаю, что это не тупость, это растерянность. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Наш слушатель и сам это понимает. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Я думаю, что у девочки действительно много страха. Во-первых, если он ее наказывает, причем наказывает даже физически, или лишение чего-то – это не самое страшное. Самое страшное для ребенка, если она уже потеряла контакт с матерью, ее любовь, для нее лишение любви – это самое ужасное. Она готова сделать все, что угодно, только для того чтобы угодить ему. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: А что делать? Просто обнимать почаще дочь, говорить ей какие-то теплые слова?


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Говорить. Можно даже говорить о своей злости, но искренне. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: А как? Я не представляю как.


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Знаешь, вот почему-то злюсь на тебя сейчас. Дальше я бы сделал пространство для нее, сделал бы паузу, и послушал бы, что она скажет, посмотрел бы ей в глаза. Попытался бы просто восстановить диалог, не продавливая какие-то свои идеи, а давая ей достаточно места. Скорее всего, она просто растеряна, затюкана и когда она поверит, что ее действительно слышат, что у нее есть право быть собой, она не будет выглядеть такой тупой. Но это непростая работа. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: А как вообще сделать, чтобы ребенок не боялся?


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Разговаривать с ним. Это не означает – слушаться ребенка. Выслушивать и слушаться – это разные вещи. Иногда ребенка обрывают, не выслушивают, но, тем не менее, ведутся на какие-то его манипуляции. Фактически слушаются его. Таким образом. Ребенок получает нужную ему власть, но не получает внимание. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Пишет, возможно, тот же автор: Диалог есть постоянно. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Понимаешь, я не могу сказать заочно. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Может быть, стоит прийти к психотерапевту? 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Может быть, стоит. Вплоть до того, что он может прийти и ко мне, если что. Пусть пишет. Это работа не одноразовая, это динамический процесс. Нужно смотреть, что происходит. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: У нас очень много звонков. Здравствуйте! Вы в эфире. 


Слушатель: Добрый вечер. Меня мама, мягко говоря, не могу сказать, что любимый ребенок, у меня есть свой ребенок. Меня никто не обидел… (неразборчиво)


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Как вас зовут?


Слушатель: Люда. Наверное, у меня как раз наоборот: я не проецирую на ребенка то, что там недополучила от мамы. У меня единственный ребенок, первый, кормленный грудью, то есть все нормально. Не было такого, чтобы я ненавидела ребенка. Я понимаю, что с ним есть некоторые вопросы, и это маленький ребенок, он уже умеет манипулировать. Вопросы с воровством: если мама будет постоянно акцентировать на этом внимание … школе…


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Вы пропадаете, к сожалению. 


Слушатель: Работали в школе, и у нас вызывали на педсовет одного папу, ужасная ситуация была: девочка воровала бутерброды. Папа сказал, что у них умерла мама. Папа при нас прижал руку ребенку и сказал, что больше такого не будет. У каждого свой вопрос и решение, и для меня это было на всю жизнь показательным. Дети, у которых родители не акцентировали на этом внимание, как-то боролись с этим. Скорее всего, тому ребенку в школе чего-то не хватает, он хочет показать, что у него есть деньги. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Хорошо, мы вас поняли. Спасибо вам за звонок. Буквально пару сообщений, которые вдогонку к этому письму. Виталий: У меня 4 сына. Была проблема с третьим сыном. Что я только не делал? Но сейчас я признал, что ребенка нужно просто любить и пытаться понять. Я хотел сделать из него математика, а он, оказывается, стал классным поваром. Немного подождите, в 18 лет он будет другим. Вы только не делайте ребенку больно словами, а учитесь слушать. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Прекрасно, приятно слышать. Мне тут кажется очень важным, что Виталий спокойно пишет о своей ошибке. Он сумел дать ребенку все-таки свободу. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Шанс стать тем, кем ребенок хотел. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Эта идея сделать из ребенка свое нарциссическое расширение, или кого-то, кто будет счастлив. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я знаю, как сделать программу счастья для своего ребенка. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Но при этом я его не слышу, чего он хочет. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Оказывается, у Виталия третий сын, как в сказке, он оказался сильным, он смог сделать так, как хочет он, а ведь многие покоряются. О покорности такой нам написал Мишка: Вовремя уйти из-под опеки невозможно. Сначала есть куда деваться от ненависти, а потом невозможно, так как это затягивает. Опомнишься – и тебе уже за 40, и ты понимаешь, что все твои близкие отношения строились на наркотике под названием «внимание», которое ты не можешь не продуцировать, не можешь не получать. С одной стороны это ад, с другой – наслаждение. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: И даже эти строчки прекрасны. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Возвращаюсь к нашим другим сообщениям-вопросам. Ответил нам человек, который писал о девочке, которые без мамы: может ли быть такое мнение из-за того, что я уделяю ей мало внимания, так как очень много времени провожу на работе? Их у меня аж две. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Это уже ответ. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Если человек задумывается и сам отвечает, значит, все будет хорошо в этой семье. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Я могу посоветовать. Действительно, иногда не хватает времени катастрофически, невозможно. Хотя по большей части – это такая точка зрения. Тогда нужно компенсировать это качеством диалога, внимательностью, но не дорогими подарками!


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Это плохо влияет и на детей, и на родителей. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: По поводу 8-летнего ребенка, который ворует. Устал наказывать – наказанием невозможно исправить эту проблему. В любом случае нужно постараться восстановить способность ребенка к диалогу. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Людмила нам написала страшную ситуацию, что они вызвали в школу родителей, пришел отец, думали, что ребенок ворует, потому что он голоден, и в итоге они увидели страшную картину, он просто ей задал руку и сказал, что этого больше не будет.


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Ребенок всегда ворует, потому что ему недостает чего-то, но не материального. Мы только что говорили, что пытаемся подарками компенсировать недостаток внимания или времени. Здесь то же самое: ребенок сам берет что-то материальное взамен чего-то душевного, эмоционального. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Как быть? 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Дать ему то количество внимания… Вначале это очень сложно, он будет отгораживаться, вначале нужно просто ему что-то говорить о себе, давать ему достаточно места. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ребенку, который много ворует, нужно дать просто больше внимания. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Если это уже затянулось на несколько лет, то, конечно, на это уйдет много времени, пока ребенок сможет поверить, что его действительно слышат. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Кстати, этот способ воровства даже многие сценаристы используют в кино, чтобы привлечь внимание супруга, который все время на работе или отца, который мало уделяет внимания, из обеспеченных семей, просто пытались украсть что-то в магазине, чтобы привлечь к себе внимание, чтобы вызвали милицию, чтобы отец приехал вызволять своего ребенка, чтобы тот обратил на него внимание. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Часто ребенок предпочитает быть наказанным, чем незамеченным. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Возможно, это просто такой способ обратить на себя внимание. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Это не вполне осознается ребенком, но, тем не менее. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вот еще комментарий: В нашей семье мы часто ругаемся, иногда испытываем чувство ненависти. Однако это не мешает нам любить друг друга, можно на поверхности бури устраивать, выпускать пар, но в глубине любить. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Это правда. Судя по тону этого сообщения, они испытывают все-таки не ненависть, а гнев или что-то такое. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Мы ставили на голосование вопрос: испытывали ли вы хоть раз ненависть к своему ребенку? 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Ненависть – это следствие очень долго накапливаемых переживаний, в частности, раздражения, досады, стыда, вины. Много каких-то переживаний, которые родитель не может переработать, которые провоцирует ребенок. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: У нас еще вопрос от Николая: как вы считаете, много ли таких недолюбленных среди child-free. Это своеобразная субкульутра, люди, которые добровольно бездетные, не в силу биологических причин, а в силу выбора личной свободы. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Я думаю, практически все. Я не стану однозначно говорить, но там точно какая-то проблема в отношениях с родителями. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Здесь мы говорим о сознательном отказе. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Я думаю, что иногда даже биологическая невозможность – это некоторый неосознаваемый отказ. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Когда-то я читала такой большой и любопытный материал о бесплодии женском. Когда женщина биологически здорова, но не может забеременеть и родить ребенка, иногда это следствие того, что она была недолюблена в детстве. И это желание сохранить свою инфантильность, получить максимум любви от родителей…


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Или страх ребенка. Там сложные переживания. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Подведем итоги голосования. Я поражена! По телефонным линиям: 50:50! Наш сайт показывает немножко другую картинку: 27% - да, 73% – нет. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Сайт – это более молодая аудитория, скорее всего, относительно. Возможно, не так глубоко заглядывают в свою душу. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я поняла тебя. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Я думаю, в телефонном голосовании большее количество родителей. 


Марта МОЛЬФАР, ведущая: Огромное спасибо всем вам, что вы приняли участие в нашей сегодняшней программе. 


Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Всего доброго.

Читать все