СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"55 лет для женщины и 60 для мужчины – это почти расцвет сил. Зачем им на пенсию?"

"Точка зрения"Киселев: "Чем больше министерств ликвидировать, тем лучше"

Стенограмма эфира "Точки зрения" на Радио Вести

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый день! Это программа "Точка зрения". Меня зовут Юлия Литвиненко. Мы приглашаем в это время в прямой эфир, в нашу студию журналистов, экспертов, людей, чьи мнения нам невероятно интересно и полезно услышать. Вчера мы вечером пообещали вам – в этой студии будет Евгений Киселев, популярный телеведущий, журналист. С минуты на минуту мы ожидаем его в нашей студии. Ну а пока у нас есть возможность, это редкие мгновения, когда в программе "Точка зрения" у вас есть возможность нам позвонить и высказать свое мнение или задать вопрос Евгению Киселеву, на который он непременно сегодня ответит. Я напомню телефон прямого эфира – 390-104-6. Можете звонить прямо сейчас. Код Киева – 044. Начался дождь в столице, и из-за этого сегодня так сложно добраться и до нашей студии в частности. Поэтому 390-104-6. Вот эти несколько мгновений мы можем посвятить нашим слушателям, пока ожидаем встречи в студии Радио Вести с Евгением Киселевым. Добрый день! Как вас зовут? Представьтесь, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте! Меня зовут Григорий, я из Израиля.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Очень приятно. Вы слушаете нас посредством Интернета, да?

Слушатель: Да, я вас слушаю фактически с самого открытия, постоянно комментирую и наконец-то мне удалось дозвониться к вам.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я поздравляю вас. Очень приятно. Сегодня, кстати, прозвучало мнение одной слушательницы. Очень-очень упадническое настроение у нее было, по всей видимости. И задала она вопрос "Как долго вы будете вещать?". Вот вы расстроитесь, если вещание Радио Вести будет прекращено?

Слушатель: Честно сказать, да, однозначно. Я с вами провожу весь свой рабочий день.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но мы можем претендовать и на вечер, между прочим. Потому что даже вечером в этой студии есть проекты, которые…

Слушатель: Я даже прокомментировал этой слушательнице, сказал: ну, если это ей продолжает здоровье и жизнь – пусть продолжает вас слушать.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я думаю, что это такое общее напряжение. Вот эти новости, которые мы слышим каждый день, конечно же, люди от них могут уставать, мы это допускаем. Но такой формат как разговорное радио, как вы считаете, есть будущее у таких проектов, в Украине в частности?

Слушатель: Я не думаю, только в Украине. Я думаю, во всем мире за этим будущее фактически – именно вот таким форматом радио.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не за музыкальным. Ну людям надо, может быть, музыка, веселые истории, анекдоты, а мы тут все о вечном, да о серьезном.

Слушатель: Ну, вы знаете, есть броадкасты, а есть и другие каналы. У вас новостной канал, у вас немножко не в формате музыка. Поэтому общение у вас именно в том самом формате, в котором должно быть.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я думаю, человеческое общение – это еще та музыка. Поэтому мне кажется, что мы тут можем как раз посоревноваться с очень многими музыкальными станциями. Как…

Слушатель: Не могу не согласиться.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Расскажите-ка нам. Вот у нас в Украине… Вы, кстати, как давно живете в Израиле?

Слушатель: Я живу в Израиле 17 лет, родом из Харькова.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы родом из Харькова?

Слушатель: Я в Харькове сегодня.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: И все эти события, которые происходят в Украине, на востоке, на юго-востоке, как чувствуете вы, когда читаете эти вести?

Слушатель: Вы знаете, я, наверное, не один, не единственный житель Израиля, который с начала декабря ложится спать и просыпается с новостями об Украине. Я почти не живу новостями сегодня Израиля, я живу новостями именно Украины.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но вы получили гражданство в Израиле, я понимаю, да?

Слушатель: Ну, именно поэтому я здесь 17 лет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Служили в армии?

Слушатель: Конечно. Я лейтенант в отставке.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Лейтенант в отставке.

Слушатель: Точнее, не в отставке, а в запасе.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Я поняла. Ну хорошо. Вот мы вспоминали вчера с моим коллегой Евгением Киселевым Израиль как страну, которая перманентно находится в состоянии войны. Вот каково это?

Слушатель: Вы знаете, очень тяжело. Но рано или поздно к этому привыкаешь. Насколько это ни цинично прозвучит, к этому привыкаешь, когда слышишь, что "Катюши" прилетели из Сектора Газа или начали бомбить из Ливана. Ну, научились с этим жить. Вы знаете, у меня ощущение есть, что Украине и украинским жителям на сегодняшний день не хватает одного – не хватает достаточно сильной любви к своей земле для того, чтобы объединиться и быть вместе, и нести эту любовь постоянно. Это то, что происходит у израильтян.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну да, какое-то объединение. Но я почему спрашиваю? Потому что, мне кажется, вот в этом противостоянии между Украиной и Россией никакого цивилизационного прорыва быть не может. Вот на чем спор? Допустим, мы можем… Израиль. Вот такая себе война миров, война религий, война цивилизаций, если угодно.

Слушатель: Нет. К сожалению, война заработка. На сегодняшний день Израиль с Палестиной находится в состоянии перманентной войны, назовем это так, вот уже 60 с лишним лет. И, на мой взгляд, мир не происходит только по одной причине – кто-то очень хорошо зарабатывает на горе других людей и с одной, и с другой стороны. Я вам скажу честно, у меня нет каких-то предвзятых отношений ни к арабам, ни к любым другим нациям, так же, как и меньшинствам, но у меня есть проблема с фанатиками. А их везде хватает, к сожалению.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вот, похоже, их теперь есть и на востоке.

Слушатель: Я хотел, если можно, задать вопрос Евгению Киселеву.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Конечно, да.

Слушатель: Вот у меня несколько такой вопрос, знаете, в плане помечтать. Допустим, закончится АТО. Допустим, выгонят террористов – дай бог, чтобы это произошло. Не допустим, а дай бог, чтобы это произошло. Но ведь останутся люди, которые их поддерживали и голосовали. Обычные граждане, которые не брали в руки оружие, но голосовали и поддерживали. Как быть с этими людьми? Как их убедить или дать им понять, что они не преданы, что они не брошены, что они не являются изгоями?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну да, вопрос ваш понятен. Но не кажется ли вам, что на самом деле… Вот есть даже такая формула: любая война должна быть очень быстрой, потому что через две недели все патриоты, готовые взять в руки оружие, превращаются в пацифистов, устают от войны. Вот вам не кажется, что на самом деле все эти люди, если…

Слушатель: Вы знаете, на этот вопрос отвечу не я, а история Израиля. 6-дневная, 3-дневная война, война Судного дня – они заканчивались крайне быстро. Самая длинная война – это была Вторая ливанская – полтора месяца. Тем не менее, ума у правительства и правительства Ливана хватило, чтобы остановить это все.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, мы-то уповаем на избранного Президента теперь. Теперь-то у нас есть легитимно избранный Президент. Как думаете, вот какая тактика должна быть Президента: прекращение антитеррористической операции, максимальный диалог с Россией для того, чтобы остановить войну? Вот как должен был действовать Президент?

Слушатель: Вы знаете, мне кажется, в данной ситуации новоизбранный Президент, которого я поздравляю, само собой, должен немножечко оставить в сторону амбиции и подумать о том, что безвинно льется кровь невиноватых людей, и попробовать все-таки садиться за стол переговоров. Формат двухсторонний, трехсторонний – это уже не так важно. Но переговоры.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошо. Спасибо большое. Ну что ж, я тогда ваш вопрос буду адресовать Евгению Киселеву. Я приветствую Евгения Алексеевича в нашей студии. Добрый день, коллега!

Евгений КИСЕЛЕВ: Добрый день!

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот Израиль с нами на связи, наш слушатель, который внимательно нас слушает, уже 17…

Евгений КИСЕЛЕВ: Я слышал сейчас в машине, что он спрашивал.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот.

Евгений КИСЕЛЕВ: Значит, тем, кому не хочется жить в Украине – скатертью дорога в Россию. Пусть живут в Сибири. Это я шучу.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В деревню, в глушь, в Саратов.

Евгений КИСЕЛЕВ: Если серьезно, на самом деле, такой вариант тоже не исключается. Я не знаю, правительственная программа переселения всех желающих в соседнюю Россию. Открываем коридоры через границу: чемодан – вокзал – Магадан или Колыма, что вам больше нравится. При этом, я думаю вот что на самом деле, если совсем серьезно. Я думаю, что только успех нового демократического украинского проекта, строительства новой, действительно новой европейской Украины сможет переубедить людей в том, что в России жить лучше. Ну и, кстати, неудача крымского проекта. Я думаю, что крымский проект российский, в общем, обречен на неудачу. Чудес не бывает. Я думаю, что у крымчан спустя какое-то время наступит протрезвление. А когда они протрезвеют и поймут, что, в общем, никаких там молочных рек с кисельными берегами Россия в Крым не направит, а так немножко сейчас попрыгают, поскачут, пообозначают некую бурную деятельность, а потом все это, как говорится, порастет пустым бурьяном – мой такой прогноз.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да куда уж больше бурьян? Вот за 23 года то, что на самом деле украинские власти могли сделать…

Евгений КИСЕЛЕВ: Понимаете, вот сейчас посмотрите на… Была бурная многолетняя жизнедеятельность такая в России вокруг Сочи, сочинской Олимпиады. Посмотрим, как Сочи будут жить через 2-3-4 года. То же самое будет с Крымом, я думаю.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Мы продолжим буквально через несколько мгновений. Свежие вести на очереди. Оставайтесь с нами.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В программе "Точка зрения" на Радио Вести сегодня журналист, телеведущий Евгений Киселев. У вас есть возможность позвонить нам, высказать свою точку зрения, поспорить, задать вопрос на события текущего дня. 390-104-6 телефон прямого эфира. Код Киева, напомню, 044. Ну, есть слушатель. С чего начнем? Давайте со слушателя, да?

Евгений КИСЕЛЕВ: Да с чего хотите.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вот есть у нас звонок. Добрый день! Как зовут вас? Откуда вы звоните?

Слушатель: Сергей, Киев.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Слушаем вас.

Слушатель: Был звонок от женщины. Я узнал ее, это была Кабаева. Она не хочет, чтоб вы вещали. А я вам желаю удачи и хочу вас слышать.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну да, шуткой на шутку. Позвонила одна экзальтированная дама, которая задала один-единственный вопрос нашим коллегам в предыдущем часе. Вопрос прозвучал так: как долго будете еще вещать? Ну, всяко бывает.

Евгений КИСЕЛЕВ: Не дождетесь надо отвечать. Не дождетесь.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Хорошая реплика. Добрый день! Откуда вы звоните? Вы тише сделайте приемник. Да, ну, мы сами себя послушали. Добрый день!

Слушатель: Алло! Добрый день!

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Откуда звоните? Как вас зовут?

Слушатель: Харьков. Меня зовут Юрий. Вопрос господину Киселеву. Если господину Киселеву не нравится жить на востоке или он не уважает мнение тех же харьковчан, сумчан, допустим, тех же донетчан…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А какое мнение? В чем мнение заключается?

Слушатель: А вот если не нравится жить на востоке, то пусть едут в Россию. Ну вот господину Киселеву вопрос такой: а не хочет ли он поехать жить в Европу с Украины? Мы живем на своей земле, и мы отсюда уходить никуда не собираемся.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Но люди, которые на востоке выступают за присоединение к России, хотят, чтобы наши земли принадлежали…

Слушатель: Мы их не поддерживаем. Но много гибнет людей, которые ни в чем не повинны. И всегда можно сесть за стол переговоров. Любой конфликт заканчивается всегда переговорами.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, вот не хотят сепаратисты.

Слушатель: А кто с ними разговаривает?

Евгений КИСЕЛЕВ: Простите, а с кем вести переговоры?

Слушатель: Как с кем?

Евгений КИСЕЛЕВ: Ну с кем?

Слушатель: Даже с теми же людьми, с теми же полевыми командирами. Россия смогла с Чечней договориться, со всеми полевыми командирами? Смогла. Кровь не льется? Не льется.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Подождите. Чечня договорилась с Москвой или…

Слушатель: Не, ну какая разница? Что, нельзя…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так договоренностей не было никаких.

Евгений КИСЕЛЕВ: Давайте разберемся по порядку, сударь.

Слушатель: Давайте, давайте.

Евгений КИСЕЛЕВ: Вы спросили мне, хочу ли я поехать жить в Европу?

Слушатель: Да.

Евгений КИСЕЛЕВ: Да вообще не отказался бы. Понимаете, только в Европе меня не ждут, как и вас, кстати. Это первое. Во-вторых, я опять-таки повторяю: кому не нравится жить в Украине – неважно, на востоке, на юге – ради бога, пожалуйста, давайте поможем им найти новое счастье на безграничных просторах новой российской империи, которую там сейчас ударными темпами строят. Может, людям действительно хочется обрести счастье в другой стране. Зачем же им в этом отказывать? Если все-таки люди хотят жить в своей стране, в Украине, если они являются украинскими патриотами и не поддерживают этих самых сепаратистов – ну и на здоровье. Значит, берите, начинайте ковать собственными руками свое счастье. Создавайте, я не знаю, отряды самообороны, сделайте так, чтобы земля горела, в конце концов, под ногами этих самых сепаратистов, террористов – назовите их как хотите. А вот на счет переговоров – не совсем понимаю, с кем их вести. Знаете ли, там каждой твари по паре. Бандиты, как мы их вчера все не могли вспомнить, как они называются, реконструкторы, всякие там Гиркины, "Абверы", Пушилины. Говорю, повторяю: каждой твари по паре там. Какие-то спецназовцы то ли отставные, то ли действующие различных российских силовых структур. С кем переговоры вести? И о чем, собственно говоря? В чем предмет переговоров? Они же в Россию хотят? Они хотят взять и отторгнуть Донецкую и Луганскую область от Украины и сделать частью России. Кстати, Россия не торопится их к себе принимать. Одно дело – Крым, а другое дело – депрессивный Донбасс. Таких депрессивных регионов у России самой хватает, десятки – дотационные, депрессивные регионы. Знаете, Россию в основном судят по ее витрине – Сочи, Москва, Петербург. А вы на 100 километров отъедьте от любого из этих городов, посмотрите, как российская глубинка живет. Вам мало не покажется. Украинская провинция, кстати, живет гораздо лучше, чище, зажиточнее, аккуратнее.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Евгений Алексеевич, но вы ведь помните эти все разговоры о нанотехнологиях, "Сколково". Сколько надежд, на самом деле.

Евгений КИСЕЛЕВ: Там умеют щеки надувать. Там умеют щеки надавать и продавать, торговать воздухом, что называется, делать вид, что у нас все очень круто, у нас все зашибись. Вот смотрите, история с Китаем.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Но ведь подписали же.

Евгений КИСЕЛЕВ: А давайте разбираться, что на самом деле по поводу Китая. На самом деле ведь это подается как? Что вот все, мы сейчас махнем рукой на Европу и начнем весь наш неиссякаемый газовый поток направлять в Китай. При этом аккуратно умалчивается – я сейчас про Россию говорю – аккуратно умалчивается очень много информации чрезвычайно существенной. Во-первых, Китай – вовсе не бездонная бочка, которая умирает и, знаете, как алкоголик, нуждающийся в очередном возлиянии, ждет нового транша энергетического. Ничего подобного. Китай – великая угольная держава. Газ в энергетическом балансе Китая составляет знаете сколько всего?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не знаю.

Евгений КИСЕЛЕВ: 5%. 5%!

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так контракт на 30…

Евгений КИСЕЛЕВ: А совсем недавно, лет 10 тому назад – 2,5%.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: На 30 лет подписан контракт.

Евгений КИСЕЛЕВ: Ну хорошо, представим себе, что через 20 лет будет не 5, а 15%. Но все равно Китай – великая угольная держава, Китай добывает собственную нефть, Китай добывает очень много собственного природного газа. Китай имеет терминалы для приема сжиженного природного газа с этих самых супертанкеров, которые могут привезти этот газ хоть с Ближнего Востока, хоть из Юго-Восточной Азии, хоть из Австралии. И разрыв вот необходимый газу… Грубо говоря, Китаю нужно сейчас всего 40 миллиардов кубометров газа. Это примерно столько, сколько Украина потребляет. Все. Это, грубо говоря, весь этот великий шум из-за того, что в реальной жизни Россия будет поставлять Китаю, и не сейчас, а в будущем, примерно столько, сколько она какой-нибудь Франции или Финляндии поставляет. Речь идет всего лишь об объемах потребления, сопоставимыми с объемами потребления в одной из больших европейских стран. И кроме того, не забудьте, что для этого, чтоб начать поставлять газ в Китай, России нужно разработать новые месторождения в Якутии и построить газопровод от этого месторождения в Якутии до, грубо говоря, Хабаровска, Владивостока. Газопровод под названием "Сила Сибири". Так вот, значит, разработка месторождения 15 миллиардов долларов стоит, строительство этого самого газопровода из Якутии в Китай – 25 миллиардов долларов. При этом тщательно умалчивается о том, что от будущих поставок газа, по соглашению, которое Путин подписал в Пекине, бюджет российский не получит ничего, потому что договорились обнулить так называемую ставку налога на добычу природных ископаемых, сокращенно НДПИ. Вот с китайского газа, который "Газпром" будет поставлять в Поднебесную, НДПИ брать не будут. Это значит – шиш с маслом получит российский гражданин, все доходы достанутся только "Газпрому". А зачем это нужно? А вот зачем. Потому что вокруг "Газпрома" существует целая компания присосавшихся к нему государственный компаний-подрядчиков, которые занимаются, в частности, строительством этих самых газопроводов. А во главе этих компаний стоят крупные российские миллионеры и миллиардеры, ближайшие друзья Путина. Вот вам и ответ. Путиномика так называемая – в основе ее лежит распил бюджетов. Те же самые компании строят олимпийскую деревню в Сочи. Те же самые компании строят газопровод "Южный поток". Те же самые компании мы очень скоро увидим в Крыму, которые будут осваивать и распиливать те самые бюджеты, которые Москва будет выделять на преображение Крыма.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Не корысти ради.

Евгений КИСЕЛЕВ: Не корысти ради, да. Токма пославшего мя Ротенбергу.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, в общем, "Точка зрения" в эфире Радио Вести. Мы продолжим. У нас очень много телефонных звонков и на нашем сайте много вопросов. Евгений Киселев сегодня высказывает свою точку зрения. Оставайтесь на Радио Вести. Вернемся через несколько минут.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В программе "Точка зрения" на Радио Вести сегодня журналист, телеведущий Евгений Киселев. И говорим мы вот о, собственно говоря, отвечаем большей частью на вопросы наших слушателей. А слушатели внемлют каждому слову. Борис, Санкт-Петербург: "Китайцы от этого угля уже дышать не могут, поэтому переходят на газ". Сергей: "Ну зачем же Китай заявил, что переводит промышленность на более экологичное топливо – газ?". Усомнились.

Евгений КИСЕЛЕВ: Значит, не выдавайте желаемое за действительное. Китайцы – люди чрезвычайно прагматичные. Повторяю, газ в топливном балансе Китая составляет примерно 5%. Причем до этого уровня 5% росли 10 лет, с 2,5. 10 лет назад было 2,5. И никаких программ экстренного, срочного, форсирования перевода промышленности на газ не планируется. Китайцам очень нравится быть самодостаточными со своей собственной нефтью, со своим собственным углем. Кстати, давайте не будем забывать о том, что в Китае по-прежнему у власти находится Коммунистическая партия, которая, с одной стороны, проводит весьма либеральную экономическую политику, но с другой стороны, по-прежнему очень жестко относится к своему собственному населению. И знаете, вот если Китаю выгодно жить на угле, значит – Китай будет жить на угле. А то, что кто-то там задыхается от этого угля – это, знаете, лирика. Не забывайте, коммунистический режим есть коммунистический режим.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Партия сказала "надо".

Евгений КИСЕЛЕВ: Партия сказала "надо", китайцы ответили "есть".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вот слушатель наш хотел бы задать вопрос. Откуда вы звоните? Как вас зовут? Представьтесь. Добрый день!

Слушатель: Валерий, Киев.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Слушаем вас.

Слушатель: Мне вообще интересно, сколько можно сказки рассказывать по радио?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так не слушайте.

Слушатель: А куда он денет фашистов своих?

Евгений КИСЕЛЕВ: Кто денет своих фашистов?

Слушатель: Ну ты денешь. Куда своих фашистов денешь, украинских?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Это вы откуда звоните?

Слушатель: Из Киева я звоню, откуда же.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Так, из Киева.

Евгений КИСЕЛЕВ: Понятно.

Слушатель: Где вы нашли государство Россия, которое принимает участие в конфликте на Украине?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А где вы нашли фашистов? Вот в Киеве ходят фашисты?

Слушатель: Вон которые расстреливают своих и сжигают, военных расстреливают, которые не хотят в мирных горожан стрелять.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вам сколько лет?

Слушатель: 40.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы записались в Национальную гвардию?

Слушатель: В какую?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В украинскую Национальную гвардию. А в какую вам еще предлагали?

Слушатель: Я в другую запишусь, если надо будет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В какую? И будете в своих стрелять?

Слушатель: Своих – это в кого? В фашистов, которые в Одессе людей сжигают, которые расстреливают военных, которые не хотят в мирное население стрелять?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы смотрите российское телевидение?

Слушатель: Конечно. Я все телевидение смотрю.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну понятно. Спасибо.

Евгений КИСЕЛЕВ: Ну понятно. Это к доктору.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Добрый день! Откуда… Ой, тише сделайте, пожалуйста, приемник.

Слушатель: Делаю, делаю. Сейчас, секундочку. Здравствуйте!

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вы будете слышать ответы в телефонную трубку. Добрый день! Как вас зовут? Откуда вы звоните?

Слушатель: Киев. Вадим. Добрый день!

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Здравствуйте, Вадим! Ну вот такой радикальный слушатель только что…

Слушатель: Да-да, я слышал. Я хотел, во-первых, извиниться за всех тех слушателей, которые высказываются таким образом, это первое. У меня вопрос. Во-первых, я поддерживаю Евгения Киселева по поводу если кто кричит на Украине "Россия!", значит – билет, паровоз и подальше. Вопрос в другом. Скажите, есть ли влияние или было ли влияние на Майдан Европы, Америки? И если да, то в таком случае Россия – она в данный момент защищается или атакует?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, ясно.

Евгений КИСЕЛЕВ: Понятен вопрос. Смотрите, мне так кажется, что если бы киевляне, а также жители других городов и областей страны не хотели бы выйти на Майдан и выразить свой протест против сначала отказа немотивированного, по сути дела, и такого высокомерного, презрительного по отношению к своим гражданам прежней власти подписать соглашение об ассоциации с Евросоюзом, потом избиение студентов, потом всех прочих неадекватных шагов, которые предпринимала власть, ну и, собственно, против самой опостылевшей власти, то никакая Европа, никакие Соединенные Штаты не смогли бы их заставить это сделать. Ну так не бывает просто, понимаете? Пока нет у граждан вот этого желания выйти из дома и пойти на Майдан, ну, даже самые изощренные и влиятельные европейские или американские политики не смогут заставить их это сделать. Да, конечно, Европа поддерживала Майдан. Конечно же, Соединенные Штаты поддерживали Майдан. Причем, в определенных ситуациях их вмешательство помогло предотвратить серьезные трагические события, большое кровопролитие. Это было, например, в декабре, 11 декабря. Я сейчас уже, к стыду своему, уже не помню, это была ночь с 10 на 11 или с 11 на 12, но вот когда личное вмешательство Виктории Нулланд, заместителя госсекретаря США, которая в тот момент присутствовала в Киеве, Кетрин Эштон, еврокомиссара по международным делам, которая тоже была в Киеве, и очень жесткое заявление госсекретаря США Керри, который сказал буквально, я это на всю жизнь запомню, что "происходящее в Киеве, действия украинских властей вызывают у нас омерзение". Вот впервые это слово "disgust" было употреблено, которое, в принципе, такое сильное слово, в дипломатической практике не применяется. Именно то, что вот такое выражение было использовано, это был чрезвычайный сигнал тревоги. И, конечно, истерика, которая потом была, которую закатили в Москве по этому поводу – ах, Виктория Нулланд потом пришла на Майдан и печеньки раздавала. Ну пришла, ну раздавала. А вы не пришли. Русские не пришли никуда и никому печеньки не раздавали. Они вон патроны сейчас раздают на востоке, чтобы люди, вот эти все отморозки стреляли в мирных граждан и убивали их.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну чего тоже отморозки? За деньги. Люди на работе.

Евгений КИСЕЛЕВ: Знаете, там все сложнее. Давайте не будем тоже упрощать. Там есть и люди, которые на работе, там со всего Советского Союза бывшего всякий сброд съехался туда, всякие "Абверы", Гиркини, Пушилины, Бородаи. Кого там только нет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Ну вот у слушательницы по имени Ирина такой вопрос: "Евгений Алексеевич, на ваш взгляд, надо ли ввести на востоке военное положение? И как вы думаете, чем и главное когда это все может закончиться?".

Евгений КИСЕЛЕВ: Смотрите, военное положение – да, очевидно, нужно вводить. Нужно, очевидно, предпринимать самые решительные и жесткие меры по блокированию этого региона, чтоб, с одной стороны, оттуда люди не просочились, не дай бог, в соседние области Украины, и чтобы перекрыть границу самым суровым образом. Я понимаю, что построить сотни километров пограничных сооружений – это нереально. Но, по крайней мере, существуют те или иные способы хотя бы патрулировать границу с воздуха вертолетами, самолетами, применить все достижения космической и электронной разведки. Говорят, что электронная разведка как раз в украинских Вооруженных силах – это сильная сторона армии. Я боюсь, что ситуация там тяжелая. Кто-то сегодня уже говорил о том, что похоже на Чечню. Да, действительно, во многом похоже на Чечню. Нужно быть морально готовыми к тому, что завершить антитеррористическую операцию или, скажем, войсковую операцию по искоренению этого вооруженного сепаратизма за короткий срок не удастся. Возможно, на это понадобятся месяцы, а может быть даже и годы.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну это грустно, конечно, такой грустный прогноз.

Евгений КИСЕЛЕВ: Я считаю, что всегда, знаете, надо настраиваться на худшее. Мечтать о лучшем, а настраиваться на худшее, чтоб потом, как говорится, суровая реальность не ударила ножом в спину.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вот Борис из Санкт-Петербурга говорит: "Музычко и граждане Украины в Чечне против России воевали". Ну, кстати, вот не доказаны, на самом деле, эти факты. Они встречаются очень часто, об этом говорят, но…

Евгений КИСЕЛЕВ: Ну это, знаете, из истории про а еще расскажите мне… Как зовут молодого человека из Петербурга? Или он там анонимно пишет.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Борис. Нет, представляется.

Евгений КИСЕЛЕВ: Ну вот, Борис из Санкт-Петербурга. Из Петербурга вообще. По-русски говорят Петербург. Санкт-Петербург это говорят новые адепты новой… Никогда не при Пушкине, не при Лермонтове Санкт-Петербург никто не говорил. Говорили Петербург или даже Питер. Как сказала бы моя бабушка, вот это пафосная приставка Санкт выдает человека низкой культуры. Так вот к вопросу о Петербурге. Расскажите мне еще про литовских или каких-то там эстонских снайперш, про белые колготки.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, тут на войне, как на войне. Это вот вам пропаганда и ее результаты.

Евгений КИСЕЛЕВ: Понимаете, в Чечне с российской армией воевали тоже вооруженные сепаратисты. Правда, у них была совершенно другая история, была совершенно другая мотивация. И будь, кстати говоря, российская власть, российское правительство, Президент России тогда, в начале 90-х, чуточку более дальновидными – удалось бы и Чечню удержать, и избежать всего этого ненужного кровопролития. А то пытались танками, покойный министр тогдашний обороны России Павел Грачев грозился, что он одним десантным батальоном возьмет Грозный. А в результате ввели в город танки, которые превратились просто в живые мишени и полыхали там как свечки вместе с экипажами. Просто устроили бессмысленную, никому не нужную бойню, вместо того, чтобы все-таки попытаться вести переговоры. И то, что Владимир Владимирович Путин в итоге сделал – он, по сути, дела пошел на чеченизацию конфликта. Он передал Кадырову и его клану всю полноту власти в Чечне и в обмен на лояльность и огромные денежные влияния в Чечню дал поручение самим разобраться со своими политическими противниками. И когда вот чеченцы стали воевать с чеченцами, все сразу замечательно устаканилось очень быстро. И теперь город Грозный образцово-показательный, и там самая большая мечеть в Европе, и живут они по своим законам, по сути дела, чуть ли не по законам шариата.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, уж мы-то знаем, по чьим законам живут вот сейчас.

Евгений КИСЕЛЕВ: Вот честно говоря, мне бы не хотелось, чтобы, условно говоря, умиротворение востока Украины осуществлялось по такому сценарию, когда какому-нибудь Гиркину или Пушилину дадут много денег и скажут: "Вот давай сам…

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Разберитесь по-быстрому.

Евгений КИСЕЛЕВ: …разберись со своими – и будешь иметь полную автономию".

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В "Точке зрения" сегодня Евгений Киселев. Возвращаемся сразу после выпуска вестей.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: В программе "Точка зрения" на Радио Вести – Евгений Киселев, журналист и телеведущий. Ну, есть реплика жителей Харькова о том, что максимальный репост, вот настаивает тут Марья из Харькова: "Яценюк согласился на кабальные условия МВФ. Украина выполнит все условия Международного валютного фонда для получения кредита, – заявил Премьер-министр Арсений Яценюк". Ну вот цитирует Марья.

Евгений КИСЕЛЕВ: Так чем же она, жительница Харькова, встревожена?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Встревожена тем, что вот нужно будет повысить пенсионный возраст, ликвидировать институт специальных пенсионных пособий, повысить цену на газ. Ну, в общем, вот.

Евгений КИСЕЛЕВ: Во-первых, давайте разбираться. Специальные пенсионные пособия – это специальные выплаты, которые предусмотрены только определенным категориям граждан, которые, замечу, и так зачастую неплохо живут. В частности, речь идет о ликвидации выплат разных добавочных пенсионных всяким якобы заслуженным в прошлом пенсионерам.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, бывшим госслужащим, да.

Евгений КИСЕЛЕВ: Бывшим госслужащим, кого там только… Опять-таки, каждой твари по паре. Повысить пенсионный возраст? Ну слушайте, господа хорошие, наши представления о пенсионном возрасте уже давным-давно отстали от европейских и мировых норм. Ну никто уже сейчас не выходит на пенсию в 60 лет мужчины и в 55 женщины. В наше время, господа хорошие, 55 лет для женщины и 60 лет для мужчины – это еще люди почти в расцвете сил. Зачем же их на пенсию выгонять? Посмотрите на это чуточку по-другому. Необходимо повышать пенсионный возраст, особенно с учетом демографической ситуации в Украине. Если бы было очень небольшое количество стариков, но Украина, к сожалению, находится в такой демографической ситуации, когда очень высокий процент людей пожилого возраста.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А вот еще хороший пункт: сократить состав министерств до 14, оставить лишь одного вице-премьера, отменить должность…

Евгений КИСЕЛЕВ: Ну вообще чем меньше будет бюрократов, чем меньше будет чиновничий аппарат, тем лучше.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, отменить должность министра Кабинета Министров. Вот для меня всегда это совершеннейшая загадка – министр Кабинета Министров. Завхоз – не завхоз.

Евгений КИСЕЛЕВ: Начальник аппарата.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, начальник аппарата, да. Ликвидировать…

Евгений КИСЕЛЕВ: Министр Кабинета Министров – человек, который возглавляет аппарат Совета министров или Кабинета Министров Украины и организует вот эту вот чисто бюрократическую, кстати, порой чрезвычайно важную бумажную работу, документооборот. Такие должности существуют в любой стране. Обязательно должен быть человек, который возглавляет внутреннюю работу аппарата. Без него, кстати, никак не обойтись. Можно обойтись без каких-то других людей. Я, например… Ну, не буду сейчас называть конкретные должности. Но вспоминается анекдот про Министерство культуры и про прачечную.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да-да-да. А вот ликвидировать 6 министерств?

Евгений КИСЕЛЕВ: Чем больше министерств ликвидировать, тем лучше. Потому что вообще в цивилизованной в стране вмешательство государства… А что такое министерство? Это органы, с помощью которых государство вмешивается в жизнь общества. Вот вмешательство государства в жизнь общества и в частную жизнь граждан, оно должно, по-хорошему, быть сведено до минимума. А что касается повышения цен на газ до рыночного уровня – ну, правильно ведь. Сейчас, до недавнего времени все платили за газ одинаково. Вот представьте себе, речь идет о том, чтобы повысить цену на газ для людей с высокими и средними доходами. Пострадают-то как раз люди, которые не привыкли деньги считать.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да-да-да, вот, кстати, один из…

Евгений КИСЕЛЕВ: Вот представьте себе, стоит домина в частном секторе или где-нибудь за городом – где-нибудь в Конча-Заспе или в Пуще-Водице.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: На 6 этажей.

Евгений КИСЕЛЕВ: На 6 этажей, да. А хозяин этого архитектурного чуда платит за газ, которого он сжигает немереное количество, потому что, глядишь, у него там и дом, и банька, и помещение для охраны, и теплый гараж, и бассейн, и чего там только нет. И все это отапливается газом по той же цене, по которой платит пенсионер, живущий где-нибудь на левом берегу в скромной квартирке. Справедливо? Нет. Но только разного рода популисты сразу поднимают крик и говорят, что от этого пострадают самые малоимущие граждане, что не соответствует действительности. Как раз для малоимущих граждан предусмотрены дотации.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Вот еще один из пунктов – ограничить излишнюю оплату труда государственных лиц. И сразу мне вспомнилось – кто-то из журналистов на своей странице в "Фейсбук" вчера разместил фотографию, на которой вице-премьер Великобритании и мэр Лондона сидят на скамеечке в ожидании электрички, пьют кофе из пластиковых стаканов. Ну вот вам либерализм в действии.

Евгений КИСЕЛЕВ: Ну да.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: А к нам, кстати, в студию Радио Вести министр сельского хозяйства приехал на "Рейндж Ровере". Вот ведь. А мы говорим бедная страна.

Евгений КИСЕЛЕВ: Страна бедная, а министр сельского хозяйства живет кучеряво, зажиточно. Крепкий хозяин министр сельского хозяйства.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вот Лиля пишет нам: "Спасибо всем создателям Радио Вести. Респект и уважение Евгению Киселеву. Действительно, очень интересно и очень познавательно. Прошу передать мое восхищение вашему гостю". То есть это меня просят. Вот я с огромным удовольствием говоря вам слова спасибо от Лилии.

Евгений КИСЕЛЕВ: Спасибо. А что-нибудь более содержательное? Нет? Может быть, звонки?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну давайте попробуем, кстати. Это будет несправедливо. Люди столько висят на проводе и все никак. Добрый день! Откуда вы звоните?

Слушатель: Алло!

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да. Как вас зовут?

Слушатель: Добрый день! Олег, Киев.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Да, слушаем вас.

Слушатель: У меня вот вопрос. Вот вы говорите про газ, про газ, про газ, да? А вернитесь в Украину. Давайте рассмотрим этот вопрос. 332 гривны стоит газ наш украинский, 21 миллиард, который добывается, а по 485 нам предлагается. Извините, 450 долларов на тысячу кубов газа – вопрос – где, куда деваются? А коммунальные услуги и все прочее нам на 60% и более поднимаются. Плюс электроэнергия. Вопрос: где, куда, почему?

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну, вопрос риторический.

Евгений КИСЕЛЕВ: Нет. Значит, вы знаете, я понимаю, о чем идет речь. Боюсь, только наш радиослушатель сформулировал вопрос так, что только специалист может догадаться о том, о чем в действительности идет речь. А речь идет вот о чем, что действительно, есть в Украине два газа: один газ тот, который добывается непосредственно на территории Украины, давайте не будем забывать, что в Украине есть свои месторождения природного газа. И, конечно же, цена на газ, который добывают внутри страны, гораздо ниже, чем тот газ, который покупают в России. Но, как говорится, один газ от другого в трубе не отделишь. Поэтому очень многие вещи происходят чисто виртуально, на бумаге. И, к сожалению, наличие двух этих газов – одного дешевого, отечественной добычи, и одного дорогого, поставляемого из России – конечно же, создает почву для разного рода злоупотреблений, не побоюсь этого слова, даже для коррупции. Потому что ведь всегда возникает соблазн взять газок, не купленный в России, а добытый здесь, а продать его за границу.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Как импортный товар.

Евгений КИСЕЛЕВ: По российской цене, как импортный товар. Так что есть над чем работать.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: Ну вот задача и задание перед новыми властями, перед легитимно избранным Президентом. Было бы желание. Вот есть все шансы, все возможности. Дай бог. Евгений Киселев сегодня высказал свою точку зрения. Мы прощаемся с Евгением Алексеевичем на неделю. Мы встретимся в следующую среду, я очень надеюсь. Коллега, вы знаете, у вас открытый пригласительный билет.

Евгений КИСЕЛЕВ: Спасибо большое. Я постараюсь непременно быть и в следующую среду, и в следующий четверг.

Юлия ЛИТВИНЕНКО, ведущая: До скорой встречи!

Евгений КИСЕЛЕВ: До свидания!

Читать все
Читать все