СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"На примирение должен идти тот, у кого есть желание что-то менять"

"Дорогая передача"Отцы и сыновья

Стенограмма вечернего эфира на Радио Вести.

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Добрый вечер! Вы слушаете радио «Вести», и как обычно в нашем эфире программа «Час с психологом». Психолог Юрий Шевченко уже на своем рабочем месте. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Добрый вечер. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: И я, Марта Мольфар. Сегодня мы поднимем тему, к которой я очень долго и осторожно подходила, можно даже сказать подкрадывалась. Я очень хотела, чтобы одна из подобных тем прозвучала в нашем эфире, а всего, я думаю, их будет, как минимум, три. Это тема отношений родителей и детей, но мы с Юрой решили эту огромную тему немножко разбить на несколько подтем, потому что каждая из них очень самодостаточна. Я уверенна, что каждая из них интересует радиослушателей. Я хочу сказать, что сегодня мы планируем дать достаточно большую трибуну для наших радиослушателей. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: И с вашей помощью сформировать эти подтемы. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Часто я обещаю дать много времени слушателям, но получается, что мы с Юрой съедаем его сами. Сегодня мы поговорим об отношениях отцов и сыновей. Сразу хочу сказать, что эту тему мы сузили, потому что тема, например, дочки-матери, понятно, что я женщина, я мать, у меня самой есть ребенок, она мне, казалось бы, ближе, но тема дочки-матери тоже интересна. Я знаю абсолютно точно, что дочерям тяжелее, чем сыновьям в отношениях с матерью, на эту тему была написана не одна диссертация, не одна научная работа, поэтому мы обязательно поговорим об этом. Отношения отцов и дочерей – эта тема тоже заслуживает отдельного внимания. Но сегодня мы решили начать с отцов и сыновей. Сразу хочу сказать, что будет интересно, полезно послушать сегодняшнюю программу не только тем мужчинам слушателям, у которых есть сыновья, но абсолютно каждый слушатель является сыном отца. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Даже и матерям сыновей важно послушать и вообще поучаствовать в этом разговоре. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Кстати, если говорить о матерях сыновей, абсолютно полезно будет послушать сегодняшнюю тему матерям, которые воспитывают сыновей без отца, потому что я хочу, чтобы мы обязательно коснулись отчасти сегодня фрагмент программы был посвящен детям, которые воспитываются без отца. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Во всяком случае мы постараемся это успеть, если нет, мы в любом случае будем возвращаться к этому. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Хорошо, итак. На чем вообще строятся отношения отцов и сыновей? Еще я хочу проанонсировать фрагмент программы – хочу, чтобы мы поговорили об обиде сыновей на отцов, особенно если эти сыновья уже сами взрослые, нереализованная обида, вспомним, конечно, письмо Кафки своему отцу, я кусочек процитирую. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: А еще и обида отцов на сыновей, что тоже является некоторой инверсией переживаний в отношениях со своими отцами. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Давай я начну с самого банального вопроса, который возникает, если говорить на эту тему: должен ли отец быть строгим? Мы с тобой уже обсуждали тему, что настоящие мужчины не плачут, я очень хорошо помню, что ты тогда сказал, что плакать нужно, потому что настоящие мужчины, которые никогда не плачут, рано умирают от инфаркта. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Да, не только, там много всяких сложностей возникает. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Этот стереотип, что отец должен быть строгим, а мать – доброй и ласковой, насколько он уместен. Я хочу, чтобы мы сейчас вместе попробовали поставить запятую в такой фразе «жалеть нельзя наказывать» отцу. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Я не знаю, наказывать ли. Я не совсем согласен с этой фразой, хотя иногда и нужно. Иногда отцовскую функцию вполне исполняет мать, как и материнскую вполне поддерживает отец, но если мы говорим о традиционном разделении функций в семье, то поддержание и установление границ – это функция отца. Все правила в семье, порядок, некоторая семейная мораль – это то, что за поддержанием чего следит отец. Для того, чтобы поддерживать некоторую безопасность отношений в семье, отец должен быть достаточно ясным, четким и иногда, правда, строгим. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ясным, четким… Я не совсем понимаю. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Если я устанавливаю правила поведения в семье, то нужно, чтобы эти правила были очень ясны тому, для кого я их устанавливаю. Если я их устанавливаю для 2-летнего ребенка, я не могу этого делать такими словами, какими я говорю с женой, а теми, которые будут понятны ребенку. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Теперь я поняла. Это действительно важное замечание, потому что иногда, бывает, слышишь разговор отца с маленьким ребенком, особенно если это молодые отцы, такое ощущение, что он говорит с равным, а не с ребенком. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: И они удивляются: как ты этого не понимаешь? Взрослый делегирует ребенку свой уровень понимания реальности, а у ребенка он другой. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Если сын еще не подросток, но с ним уже можно говорить, как это нужно делать? 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Самое главное, на уважении к личности ребенка. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Отец должен уважительно относиться к своему ребенку, и тогда со временем он получит зеркальную копию, ребенок, повзрослев, будет уважать отца. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Это не исключает строгости, иногда наказания, я этого не исключаю. Я думаю, что на самом деле наказания редко нужны, если есть четкие, ясные правила, до наказания может не доходить, достаточно просто сказать ребенку, что чего-то нельзя делать. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ладно, с наказаниями понятно. Доверие, откровенность какая-то, допустим, отец такая неприступная скала, авторитет, его слово весомо в семье и для сына. Сын прислушивается, сын слушает, но эта гора-скала отец отталкивает от какой-то откровенности, она неприступна для сына. Сын слушается, уважает, но откровенным с отцом не будет. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Интересно, уважает или боится, это тонкая грань. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Если эта грань уже перейдена, действительно есть какой-то страх. Возможно ли отцу вернуть какие-то доверительные отношения с сыном? 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Возможно, но при условии, что отец готов вкладывать в это силы. По собственному опыту, те же проблемы, когда отец думает, что сын его будет понимать автоматически. Я в какой-то момент не отдавал себе отчета, что детям нужно просто объяснять то, что я думаю, чувствую, хочу сделать. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Кстати, многие спрашивают, как можно попасть к тебе на прием. Наверное, рекламу давать ты не можешь. Связывайтесь со мной в Фейсбуке. Возвращаемся к нашей теме. Сегодня мы говорим об отношениях отцов и сыновей. Я на это смотрю издалека, на своей шкуре этого испытать не могу. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Ну, ты же рядышком все равно находишься. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да, я наблюдаю, не буду рассказывать что там и как у меня в семье, тоже, наверное, не все идеально, потому что идеала не бывает, хотя такая картинка, как в нашей семье, она меня вполне устраивает. Есть иногда такие ситуации у многих, что то, что складывается в их семье их устраивает не совсем. Если говорить о картинке у меня в семье, мне кажется, что все довольно гладко в отношениях моего мужа и нашего сына. Может быть потому, что я не все знаю, что сын не во всем откровенен. Я знаю, что у мужа есть какая-то определенная недосказанность, это может быть легкая обида на отца, хотя у него замечательный отец и у них прекрасные отношения. Сейчас мы переходим к такому больному вопросу – обида сына на отца, и наоборот. Я обещала прочитать фрагмент письма Кафки. Кафка – один из моих любимых писателей, своеобразный автор. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Достаточно трагичный. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да, не только его произведения, но и его судьба. То, что он умер от туберкулеза и был всю жизнь свою одинок. Он сам, не будучи психологом, покопавшись в своей жизни, решил, что все проблемы его заключаются в детстве, а именно во взаимоотношениях с его отцом. Когда ему было за 30, в том, что жизнь его сложилась не так, как он хотел, то, что он – изломанная ветка, во всем этом виноват отец. Я вам хочу сказать, что Кафка не придумал, отец был действительно не подарок, это был страшный человек. Он, например, мог наказать сына за какой-то поступок 10-летнего мальчика, выставив зимой, на улицу, закрыв дверь, в ночной рубахе. Бедная мать, которая хотела вернуть сына в теплый дом, он ей просто запрещал. То, что мать – курица в семье, она просто молчала…

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Ты, похоже, сильно злишься на нее. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да, потому что мне очень жаль маленького Кафку мальчика. И впоследствии у Кафки, как у Сартра, который тоже, в чем-то их судьбы схожи, у них в произведениях нет ни одного женского образа, который вызывает симпатию. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Кстати, ты говоришь об обиде на отца. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: А тут обида на мать получается…

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Но мать, вроде как, второстепенная фигура. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Когда Кафка написал письмо своему отцу, оно так называется «Письмо отцу». Я очень рекомендую отцам, которые воспитывают сыновей, или, может быть, уже воспитали взрослых сыновей, найти в Интернете это письмо и прочитать, потому что там настолько описаны обобщенные претензии обиженного сына отцу, это полезно будет прочитать и в качестве профилактики, чтобы не допустить ошибок, и в качестве даже способа отойти от своей обиды, попробовать ее как-то исправить, чтобы прочесть, что ты – не один, кто-то озвучил твои потаенные мысли. Давайте я просто фрагментик прочитаю. Письмо это отправил Кафка матери с просьбой передать отцу, мать этого не сделала, она вернула Кафке письмо, с такой припиской, успокаивающими словами. Вот еще один момент, тоже второстепенный, об очень неактивной отрицательно роли матери. Начало письма: «Дорогой отец, Ты недaвно спросил меня, почему я говорю, что боюсь Тебя. Кaк обычно, я ничего не смог Тебе ответить, отчaсти именно из стрaхa перед Тобой, отчaсти потому, что для объяснения этого стрaхa требуется слишком много подробностей, которые трудно было бы привести в рaзговоре. И если я сейчaс пытaюсь ответить Тебе письменно, то ответ все рaвно будет очень неполным, потому что и теперь, когдa я пишу, мне мешaет стрaх перед Тобой и его последствия и потому что количество мaтериaлa нaмного превосходит возможности моей пaмяти и моего рaссудкa». – Дальше уже пошли конкретные конкретности. – Во многом это письмо открывает суть проблемы. Я неоднократно встречала в жизни своей людей, у которых есть обида на отца. У мужчин разного возраста. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Это абсолютное большинство мужчин. Степень обиды бывает разная, но она практически всегда есть. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Как разобраться в этом? Как избавиться от этой обиды? Если отец жив, то, наверное, проще высказаться. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Иногда бывает не проще, особенно если речь идет о взрослом мужчине и его стареющем отце, которого не хочется обижать. Психика старика может быть достаточно ригидной. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Олег пишет: Кто должен первым идти на примирение, если сын уже взрослый? 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Тот, у кого есть желание что-то менять. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Помнишь, нам звонил один раз слушатель, у которого обида на отца, и ты посоветовал ему поговорить с отцом, поехать к нему, они там много лет не общались, и для него это было как открытие, причем взрослый, очень умный, самодостаточный мужчина, ему эта мысль не приходила, потому что он отодвигал ее куда-то в подсознание. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Просто из практики могу сказать, что в таких случаях, это очень частая ситуация, когда у ребенка проблемы с отцом. Практически всегда можно найти те слова, которые помогут хотя бы немного снизить напряженность в этих отношениях. И это уже очень много, если удается хотя бы понять, что отцу не безразлично то, что происходит. Очень часто за строгостью отца скрывается его собственная неуверенность или тревога, стыд, разные переживания. Чаще сын может преодолеть этот барьер, который создается, а создается он вначале самим отцом, а потом поддерживается обоими. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Как сделать, чтобы этого барьера не возникло, если нас слушают люди, у которых еще маленькие сыновья?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Я думаю, не впадать в образ идеализированного отца. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: То есть, это просто последствие такой ролевой игры с собственным ребенком?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Конечно, зачем мне нужно так строго наказывать ребенка?

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Действительно, зачем так строго наказывать? 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Потому что я боюсь, что он перестанет меня слушаться. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Это получается завоевание авторитета страхом?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Именно, через страх. Мы говорили про эту грань между страхом и уважением. Если я ясен и достаточно убедителен в своих объяснениях, то ребенок чаще всего будет слушаться и без наказания. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Мама Леся из Харькова написала нам следующее: Нужен совет. После хорошего времяпрепровождения – парк развлечений или зоопарк – с мамой, приходит домой и не разговаривает с отцом. Не здоровается, ведет себя плохо. Как себя вести папе?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Мне трудно понять, на каком это фоне, потому что это отдельно взятый феномен отношений. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я так поняла, что когда хорошо было с мамой, игнорируется папа. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Нужно понять, что заставляет ребенка так себя вести: обида, или еще какое-то переживание. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я так понимаю, что какая-то обида. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Скорее всего. Но ведь бывает и по-другому. Я понимаю, что ребенок может прийти и начать как-то бурно делиться своими впечатлениями, или обижаться на меня. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вот как папе быть? Может, просто спросить, в чем дело, у сына?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Конечно. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Меня улыбнуло сообщение. Андрей, Киев: Прав ли отец, крича на 17-летнего сына, если тот, управляя семейным автомобилем, случайно задевает бровку и не наносит вред машине? – Улыбнуло потому, что наверняка писал 17-летний сын. Мое мнение – конечно, не прав отец, что он кричит на сына, но когда мой муж учил сына водить машину, это был ужас. Андрей, лучше учитесь с кем-то другим, они ведь сумасшедшие! Когда кто-то другой сидит за рулем его куколки-машины, дело в том, что это кричал даже не отец на сына, а водитель на другого водителя, который посмел сесть в его водительское кресло. Не берите близко к сердцу, это совершенно не относится к сыновье-отцовским отношениям. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Относится, но это не все еще. Спонтанное раздражение, или досада, она совсем не отражает отношение отца. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Есть еще сообщение: Чаще всего отец переносит на ребенка стереотип своей детской семьи. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Да, такое бывает довольно часто. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Но мы не можем говорить, что это – стандарт. Тогда даже выходя замуж, женщины будут смотреть на семью жениха…

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Частично они будут правы, потому что даже если ребенок был ущемлен в семье, если он получил какие-то психические травмы, то очень часто он все равно повторяет модель поведения, будучи отцом. К сожалению. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Но есть же возможность этого избежать. Я не фаталистка, мне всегда очень печально, когда лепят на лоб стереотипы, какие-то клише. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Часто бывает наоборот, даже если ребенок вырос с «плохим» отцом. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Да, это еще не аксиома. Мне всегда хочется дать людям больше возможностей, не ограничивать. Если вырос ребенок в такой семье, которая его не устраивала чем-то, то мне хочется, чтобы он осознавал, что у него есть потенциально возможность свою жизнь изменить. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Тут же есть еще какая-то засада. Идентичность складывается из основания от кого я произошел, очень трудно…

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Не уважая своих родителей, начать уважать себя?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Да, самооценка всегда будет неустойчивая. Даже если родители были недостаточно хороши, отец пьющий…

Марта МОЛЬФАР, ведущая: В каждой семье, наверное, какие-то свои тараканы есть. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Все-таки нужно найти то, на что можно опереться в отношениях с родителями. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Нужно отыскать хорошее, зацепиться за это как за спасательный круг, и тогда не утонешь, а выплывешь. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Даже если говорить о Кафке, его письмо начинается «дорогой отец». У него есть интенция и желание любви. И еще Алис Миллер «Драма одаренного ребенка» и «Вначале было воспитание». 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Хочу перейти к вопросу о матери, которая воспитывает сына без помощи отца и подносит его в черных красках. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Это довольно распространенная ситуация. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Пишет нам Ирина, Киев: Как правильно объяснить 18-летнему сыну, что отец, который вел распутный образ жизни, пил, не может быть авторитетом и ориентиром в жизни? Как ребенку не перенять такую модель поведения?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Зачем ребенку перенимать то, что плохо? Я думаю, что наша слушательница пытается сложить все в одну корзину, и его потребность в близости с отцом и какие-то недостатки отца. Важно разделить это. У отца могут быть недостатки, но есть то, на что ребенок опирается, он все-таки привязан к нему, я бы поддерживал эту привязанность, теплые чувства, но разделял бы отношение к каким-то действиям отца и…

Марта МОЛЬФАР, ведущая: А как это делать? Говорить, что твой отец в общем-то неплохой, просто он начал спиваться. Или как?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Я не стал бы вообще оценивать – плохой или не плохой. У ребенка всегда есть необходимость иметь отца такого, которым можно дорожить. Ребенок часто достраивает образ, даже если отец в действительности недостоин, он создает некоторую картинку для себя, на которую он может опереться. Кроме всего прочего, это некоторая модель поведения. Как мальчику сформировать свою мужскую идентичность, если перед глазами нет мужчины, который более-менее…

Марта МОЛЬФАР, ведущая: А если его нет вообще, такого мужчины? Кого преподнести в виде авторитета?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Я бы порекомендовал не демонизировать образ отца. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: И образ мужчин вообще. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Потом всегда есть кто-то в семье – дедушка, родственники. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: А если нет никого?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Для меня это тоже вопрос, как женщина могла оказаться в ситуации, когда вокруг нет никого из мужчин. Тогда это вопрос к ней самой. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Я хочу пару сообщений прочитать. Глеб, Киев: Мне думается, родителям стоит общаться с детьми как с равными, тогда возникает доверие, а оно, поверьте, дорогого стоит. Когда ребенок вырастает, он видит в родителе друга, это очень важно. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Я только хочу такой нюанс отметить. Мы не можем быть равными, мы можем уважать друг друга, но степень ответственности выше, чем степень ответственности ребенка, мы не равны. Не надо становиться совсем уж равными, но какие-то теплые отношения должны быть. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Иванна: Как отец может сформировать правильное отношение сына к противоположному полу? Подозреваю, что через отношение к матери, но интересно послушать мнение психолога. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Я совершенно согласен с тем, что говорит Иванна. Ребенок в первую очередь записывает в свое подсознание то, как строятся отношения между родителями. И это – основная модель, которая используется. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Более того, ты говорил уже в одной из наших передач, что самое правильное воспитание ребенка – это хорошие отношения между мужем и женой. Они должны больше думать не столько о детях, сколько о своих отношениях, тогда и детям будет лучше всего. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Причем мы не говорим об идеализированных отношениях между родителями. Это значит ясные, не избегающие каких-то острых углов. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вместе решаются проблемы, если они возникают. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Это когда родители уважительно относятся друг к другу даже в конфликте. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Оксана, Киев: У меня отец был деспот, но я смогла его простить через переосмысление его детства. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: В каком-то смысле да. Даже есть такая техника. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Ирина, Харьков: Нельзя настраивать ребенка против отца. В разводе всегда виноваты оба. И поверьте, плохой отец лучше никакого. Маме надо быть мудрее так направляя поведение сына, чтобы он смог взять от отца все лучшее. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Я только могу согласиться с этим. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Есть у нас телефонный звонок. Здравствуйте, вы в эфире. 

Слушатель: Добрый вечер. Артем, Киев. У меня маленькая дочь, и я сейчас жду сына. Я всегда хотел сына, но первой родилась дочь. В таком свете свою дочь я воспитывал, что она почти как мальчик. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Вы у нас просто вынимаете из контекста вопрос следующего вторника, но Юра ответит. 

Слушатель: Как мне переключиться теперь на то, что у меня будет сын, и как мне с дочерью поступать?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Сколько лет дочери?

Слушатель: Четыре. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Я думаю, что еще вполне идентичность ее пластична, поддается корректировке. И она опирается не только на ваше отношение, а еще на отношение вашей жены. Как между ними складываются отношения?

Слушатель: Во мне она видит жутко главного, а в ней – маму, к которой можно побежать, пожаловаться, сказать, что папа меня наругал. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: То, что вы описываете, это маркер женской идентичности, мягкость у нее есть. Я думаю, что ничего катастрофического не произошло. Но если вы сейчас будете в ней видеть девочку, будете получать удовольствие от того, что она девочка, то ей вполне удастся все скомпенсировать. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Мне понравилось, как Артем сказал: видит во мне жутко главного. Спасибо за звонок. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: В ваших словах явно слышится, что вы к ней хорошо относитесь. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: У нас есть еще один звонок. Здравствуйте!

Слушатель: Светлана, Киев. Так в жизни сложилось, что я ребенка воспитываю сама. Он подросток, ему 16 лет. Сначала я уделяла внимание, он занимался шахматами, плаваньем, потом я хотела, чтобы ребенок занимался борьбой, чтобы наставником в жизни у него был мужчина, чтобы он равнялся и брал только самый лучший пример. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: То есть, тренер как образец мужского достоинства, авторитет. 

Слушатель: Да, он не только тренировал ребят, но и был как хороший наставник. Но отношения с ребенком у меня ухудшились. Я обращалась к психологу, психотерапевту. Сейчас мы не понимаем друг друга. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Что значит ухудшились?

Слушатель: Он живет своей жизнью. Если раньше он учился хорошо, был книголюбом, то сейчас в его жизни компьютер, и как у всех подростков проявляется сексуальный интерес к девушкам. Он ведет закрытый образ жизни. Он во что-то меня посвящает, но это происходит редко. Он и сам говорит, что мы друг друга не понимаем. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Это этап сепарации. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: И проблема вовсе не в том, что нет отца рядом?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Да. 

Слушатель: У меня нету примера отношений мужчины и женщины. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Да, он все равно формирует отношения как-то. 

Слушатель: Да, так сложилось в жизни, что у него был дедушка, но умер. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Это не редкий случай, такие ситуации есть. 

Слушатель: Мы живем – три поколения: я, мама и сын. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Может стоит сыну походить к хорошему психотерапевту? К мужчине?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Хороший психотерапевт вначале усилит этот конфликт, это в принципе сепарационный конфликт. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Но он же потом разрешится?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Да, но не так быстро. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: А что же делать Светлане?

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Я думаю, что нужно принимать то, что есть. Попробовать поддерживать с ним отношения, но не столько регулировать его.

Слушатель: Сейчас я уже и не хочу контролировать ситуацию, потому что начинаются эти недоразумения. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Я думаю, что вам очень трудно отпустить. Лучший вариант – была бы психотерапия для вас, если это возможно. Если нет, попробуйте немного отпустить его. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Нужно перерезать пуповину. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Не прекратить отношения, а перестать так сильно его контролировать, потому что степень его раздражения практически пропорциональна степени вашего контроля. 

Слушатель: Сейчас у нас отношения с ним не лучшие. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Это не на всю жизнь, это изменится. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Может, если у вас будет возможность, походите к психотерапевту вы. Спасибо вам за звонок. 

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Удачи вам в отношениях. 

Марта МОЛЬФАР, ведущая: Всем, кто сегодня не смог дозвониться, я обещаю начать эфир в следующий вторник со звонков по теме отцы и сыновья. На этом ставим точку.

Юрий ШЕВЧЕНКО, психолог: Всего доброго.

Читать все
Читать все