СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

Максимум мнений, 1 июля

Максимум мнений с Сакеном Аймурзаевым"Путин выстроил себе такое ТВ и сам поверил ему"

Стенограмма вечернего эфира на Радио Вести

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: 20 часов 3 минуты 36 секунд. Вот наша машинка тоже нервничает. 1 июля, вторник. Вы слушаете Радио Вести. Сакен Аймурзаев у микрофона. Добрый вечер! Мы с вами проведем ближайший час в эфире, обсуждая самые важные события. Безусловно, будем говорить о наших коллегах, журналистах "Громадского" Анастасию Станко и Илью Бескоровайного, которые похищены. Расскажу вам чуть позже, ближе ко второй половине эфира. Ведь недавно Анастасия была в моем эфире, и мы с ней после эфира достаточно долго говорили о происходящем там. И она как раз говорила о возможности того, что… об опасности того, что можно попасть в плен. И это, конечно, все невероятно расстраивает, и переживания жуткие из-за этого. Поговорим также о возобновлении антитеррористической операции и об ответе Путина, который сегодня, по сути дела, признался в том, что воспринимает происходящее в Украине как глобальный конфликт. Обо всем этом мы сегодня с вами будем рассуждать. Пожалуйста, 2435 это ваши SMS. Жду ваших мыслей, вопросов. И чуть-чуть позже включим телефон. Обязательно послушаю, что вы думаете по поводу последних событий. Надо сказать, что меня не было в стране в последние дни, несколько дней, когда был вот День Конституции, эта ночь принятия решения Петром Порошенко. Я за этим наблюдал издалека, и не по телевизору, через Интернет, через "Фейсбук", через какие-то статьи, "Твиттер" и прочее-прочее. Меня, конечно, поразило эта обстановка накаленная, которая прямо чувствовалась, несмотря на мою личную удаленность от Украины и ожидания, как все ждали, что скажет Президент, какое решение он примет. В этой связи несколько мыслей у меня возникло таких. Во-первых, как же все мы уже устали, как же мы все сильно устали от всего происходящего, в том числе и я, в том числе и мои коллеги-журналисты. Вплоть до того, что вот читаешь какие-то мысли, замечания на сей счет и поражаешься просто тому, насколько часто агрессия, какой-то гневливый пафос и прочее-прочее перекрывают, как мне показалось, такую универсальную вещь как стремление к миру и желание мира. Критика Президента, или наоборот, критика Президента за то, что он возобновил антитеррористическую операцию, или критика за то, что он недостаточно жестоко обращается с боевиками на востоке. В целом кажется, что только насилие, только агрессия, только желание скорейшего разрешения любыми средствами, любой ценой окончательно захватили наши умы, наши сердца и наши вообще какие-то помышления. Это все, с одной стороны, понятно, поскольку и конфликт длится уже черти сколько. С другой стороны, ну как-то я не могу этого вместить, как говорят. Не могу вместить уровня эмоций и уровня агрессии, которые сейчас конкретно даже давайте в нашем профессиональном сообществе стали присутствовать. Я понимаю, что хочется как можно скорее закончить этот ужас и привести все к какому-то логическому концу. Но как-то забывать о том, что везде тоже есть люди – странно. Странно. Это к моим наблюдениям о том, что происходило в ту ночь, когда Петр Порошенко принимал решение о возобновлении операции, накануне ночью это все происходило. Не знаю, какие у вас мысли на сей счет. 2435 SMS. Напишите, пожалуйста. Мне просто очень интересно. Я говорю, что в каком-то очень узком таком формате узнавал новости. Хотелось бы знать, как вы на это реагируете на последнюю информацию, есть ли у вас надежда, что пусть даже сейчас какой-то ценой потерь и, не знаю, насилия жуткого это все закончится, и когда это закончится. У вас есть какое-то свое ощущение? У меня, надо сказать, ощущения, что это скоро закончится – нет. Именно потому, что сегодня Президент России Путин, встречаясь в послами России, которые работают по всему миру, такие встречи регулярно проводятся в Кремле. Вот Путин собрал всех представителей Российской Федерации по всему миру и дал свою оценку происходящему. Почему мы концентрируемся на Путине? Потому что, как мне показалось, в этой своей речи, о которой вы наверняка слышали в нашем эфире сегодня, Президент России недвусмысленно дал понять, что Петр Порошенко – это, знаете, такое "стеклянное окно", через которое он видит своего основного врага. А это весь западный мир, это вся другая цивилизация. В речи Путина впервые за последнее время вновь стали звучать разговоры о едином русском мире, о русской цивилизации, о защите русских людей. И, в частности, как мне показалось, очень любопытно и важно для понимания того, что происходит сейчас на востоке страны, это признание Владимира Путина, что вся эта крымская история, аннексия Крыма состоялась из-за того, чтобы туда не пришли войска НАТО, и чтобы не был изменен баланс сил в Причерноморье. Собственно, об этом мы всегда и говорили. Владимир Путин – человек, который вырос на советской программе "Международная панорама", который абсолютно четко представляет в своем сознании врага в лице Запада. К сожалению, с возрастом у него это обострилось. К сожалению, с возрастом отношение к другим, как к врагам, только усугубляется. Не только у Путина. Посмотрите вокруг. Наверняка рядом с вами есть сварливые, достаточно злые и, может быть, даже жестокие пожилые люди, которые, приближаясь к старости, становятся не просто категоричными, а безапелляционно категоричными. Вот ровно это самое мы сейчас наблюдаем. Для тех, кто хочет понять природу этого мировоззрения, скажем так, я вам очень советую действительно посмотреть какие-нибудь советские выпуски программ о международной политике, посмотреть, как это подавалось тогда, и как это сейчас, спустя десятилетия, начинает возобновляться. И Владимир Путин говорил о том, что перемирие было, как сейчас выражаются, фейковыми. Он сказал, что никакого перемирия не было, это был ультиматум, и назвать это перемирием сложно. Начал говорить о том, что западный мир не смог убедить Порошенко для того, чтобы на востоке прекратила литься кровь. И что самое удивительное – вот этот вокабуляр, набор слов, которыми пользуется Президент России – мировая казарма, угроза соотечественникам, угроза русским людям, политика сдерживания – вообще вся эта лексика, весь этот набор слов так пахнет нафталином историческим и дипломатическим, что прямо оторопь берет, честно вам скажу. И никакой надежды у меня после этой речи Путина и каких-то таких вдохновленных ожиданий того, что скоро все закончится, нет. Более того, я вам скажу, сейчас, вот я был в Европе, и главная тема в прессе европейской в самой разной (в исторической, публицистической, еженедельной, легкой, нелегкой – во всей прессе) это сейчас юбилей Первой мировой войны, войны 14 года. И во всех практически статьях и изданиях, которые мне удалось пролистать и посмотреть, проводится недвусмысленная параллель с тем, что происходит сейчас. Да, так уже просто нельзя развязать войну, как было тогда, убийством эрцгерцога Фердинанда, и вряд ли это произойдет таким образом или что-то подобное произойдет. Но в целом вот накаление этих разных очагов цивилизационных, оно отмечается европейскими журналистами, мыслителями, публицистами с огромной-огромной убежденностью. И я скажу, почему я им еще и доверяю в этом смысле. Все-таки знаете, близко, вот находясь в стране, находясь в этом постоянном потоке информации и реакции на эту информацию, находясь в потоке той самой агрессии, о которой я вам говорил в начале, находясь в море, просто в настоящем море пафоса, в котором сейчас очень многие находятся, а пафос, он вообще ослепляет. Знаете, за пафосом очень трудно увидеть человека в принципе, как правило. Любить весь мир легче, чем любить одного человека – мать Тереза говорила. И вот без всего этого и без всех этих обид, без всякого Путина под боком, без всяких собственных тяжелых переживаний по поводу событий люди видят, что наш мир и наш континент европейский начинает расходиться, очень серьезно расходиться по разным полюсам. Продолжим этот разговор после коротких новостей и рекламы.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: 20:16 точное время. Вы слушаете радиостанцию Вести. Продолжаем наш разговор. 2435 телефон для ваших SMS. Пожалуйста, посылайте свои мысли, что думаете, может быть, что-то спросить вам хочется. Но в целом о нашем разговоре, о том, что происходит в последние дни. И главная моя мысль, о которой я с вами говорю, о том, что масштаб бедствия намного шире, друзья мои, чем несколько районов Луганской и Донецкой области. Масштаб проблемы и масштаб проблемы глобальной. Именно об этом еще эти 15 минут поговорим с вами. Вот пишет нам из города Лозовая Владимир Журавлев: "Люди, не переживайте, все наладится до августа месяца этого года". Я не знаю, Владимир, откуда такая точная информация и откуда такая уверенность. "Тебе ли судить Путина?" – спрашивает меня один слушатель, перешедший со мной "на ты". Я не сужу Путина, видите ли. Я обсуждаю то, что этот человек делает, то, что он говорит. Более того, делюсь с вами, неназванный, еще и оскорбивший слушатель, делюсь с вами, который не читает газет не то что украинских, не то что западных, а вообще никаких. Вообще, наверное, читать не умеете, если пишете такие вещи. "Скоро не закончится. Впереди трудные испытания народа Украины. Путин не отступит". Макс, Харьков. Совершенно верно, Макс. Более того, Путин не отступит совсем даже не в отношении народа Украины. Путин не отступит гораздо шире. И сегодняшняя речь, сегодняшнее обращение российского Президента к дипломатам ровно об этом и говорит. Да, там еще нет милитаризма, в этих словах нет военной лексики, военных интенций, военных планов. Пока этого нет. Но цивилизационно, еще раз говорю, мировоззренчески этот человек абсолютно разделяет понятие "Россия" и "остальной мир". Вот это возникло. И это сегодня мы увидели в его словах, о которых в новостях в том числе и говорят. "Я думаю, предполагаю, что в ближайшее время все наладится на Донбассе и Луганске". Да, ну вот опять надежды, надежды. Владимир, да. "Меня разрывает от желания мира, как прошлым летом или позапрошлым. Я верю в мир. Хочу, чтобы верили все". Коля, Николай, Киев. Коля, ваш пацифизм очень приятен для меня. Но, к сожалению, вот таких людей как вы, я отчасти такой же человек, я тоже считаю, что peace and love это в первую очередь, а не АТО и перемирие. Это в принципе, по жизни. Но, к сожалению, Коля, вас могут обвинить либо в том, что вы шпион Путина, либо в том, что вы сумасшедший в такие времена. В такие времена это все не слушается. "Очень хочется позвонить вам, но денег нет. Бои идут у нас, беженцы-крымчане. Военное положение не вводят и никто не думает". Наталья, Краматорск. Наталья, напишите ваш телефон. Вот вы написали Наталья, Краматорск. Напишите: Наталья, Краматорск, и свой номер телефона – и мы вам позвоним. Это не проблема, что у вас нет денег. Пока у нас немного есть, мы можем вам позвонить. "Мы – сильная нация. Путін не перший. Всім удачі". Рома. Да, Рома, кстати, Путин тоже категориями нации сейчас стал мыслить, поэтому тут да. "Путин – агрессор. У нас была очень хорошая страна, которая превратилась в "горячую точку" благодаря ЕС и США". Ну, во-первых, благодаря нельзя говорить, когда что-то негативное, это так, филологически я вам скажу. Но в целом такое мнение разделяет Владимир Путин. Отчасти его признают некоторые политологи на Западе и некоторые публицисты западные, которые говорят, что не уж совсем из-за ЕС и США, а из-за того, что вот западный мир не совсем четко себе представлял в последние годы, в последние 10 лет, давайте так скажем, что такое российский режим и куда он идет. Всем казалось, что коррупционная система российская, система вот этих сдержек и противовесов, построенных на личных связях и личной лояльности к Путину, это все какой-то, знаете, дикий мир матрешек и медведей. Нет, это не дикий мир матрешек и медведей, это мир новой идентичности, новой российской идентичности. Я сейчас, будучи в Европе, встречался со своими друзьями из России, которые приехали туда тоже. И мы разговаривали много об этом. И вы знаете, вот эти все разговоры о защите России, о подъеме России, о новом витке российской истории – эти разговоры повсеместные. Они касаются людей не только зомбированных телевидением, скажем так. Они касаются даже тех, кто критически мыслит, людей образованных. Об этом сейчас говорят все. Так, что еще? "Путин. Ла-ла-ла". Знаете, это уже, во-первых, я думаю, не поможет, кричалка. А во-вторых, ну ла-ла-ла, да. Дальше что? "Все закончится только после смерти Путина". Костя, Киев. Во-первых, я, как сторонник мира, еще раз вам говорю, никому смерти не желаю, в том числе и этому человеку. Я бы просто хотел, чтобы он ответил перед историей или перед законом, или, лучше всего, перед своим народом за то, что он делает. Но это не закончится, давайте скажем, с уходом Путина. Это не закончится с уходом Путина. Та идеологическая работа, которая проводится сейчас в России, это совращение малолетних. Я не раз уже об этом говорил. Сравнимо с совращением малолетних. То есть шок от этого насилия проходит. Человек может восстановиться, человек может прийти в себя и начать нормальную жизнь. Но травма, но рана душевная, психологическая, мировоззренческая травма, нанесенная россиянам, она, к сожалению, уважаемый слушатель, очень надолго. Очень надолго. И это тот самый случай, когда можно сказать, что рубцы от наших ран растут вместе с нами, шрамы растут вместе с нами. И этот шрам будет расти вместе с российским народом. И никуда он не денется. По крайней мере, это не вопрос 5-6 лет. Как мне кажется, все это очень надолго. "Хочу сказать насчет путинской защиты русских в Украине. Вот, например, я русская, приехала из Сибири в Харьков 20 лет назад. Мои дети наполовину русские, наполовину украинские. И как он нас защитит, если в Харьков придут боевики? Да нас сметут как песчинок". Алина, Харьков. Безусловно. Безусловно. Но вопрос ведь еще в чем, Алина, заключается? Вопрос заключается в том, что Президент России в последнее время демонстрирует удивительную убежденность в том, что он говорит и что он получает в информационном пространстве российском. Помните его недавнее заявление в Вене, когда он говорил про Одессу, и как он это говорил, и какими словами он это говорили, и как эмоционально он это говорил? Насколько для него рассказанное российским телевидением информация является правдой неоспоримой. В этом смысле это ведь тоже советский человек. Это тоже человек, который привык верить всему, что напечатано, особенно тому, что показывают по телевизору. Слово, сказанное по телевидению, для советского человека это закон, это заповедь, это реальность. Так и есть. Да, он выстроил такое телевидение, его система его выстроила. Да, так получилось. Но он поверил в это. Это удивительная история. "Вы ответите за свою ложь". Дмитрий, Харьков. Да, надеюсь, и вы, Дмитрий, за свою тоже. "Если мы не остановим Москву, позже Путин сотрет Украину с политической карты мира". Олег из Киева. "Как можно поддерживать Путина? Глухие и слепые". Наталья. Так-так-так. Что еще вы пишете? 2435 телефон для SMS. Большое спасибо, что пишете активно. Это очень-очень меня радует. "Сакен, а что же российские журналисты? Ваши коллеги и знакомые понимают, что они в одной игре с Путиным? Мой знакомый спросил одного из редакторов канала в Москве. Ответ: "Понимаем. Но это бизнес, ничего больше". Значит, зарплаты хорошие". Руслан, Киев. Вы знаете, Руслан, вы в точку попали. Очень многие мои коллеги, даже те, которые несколько лет назад проявляли журналистскую адекватность и журналистскую честность, к сожалению, у них сместилось это понятие. К сожалению, у этих людей такой прицел сместился, и они стали тоже верить в то, что они делают правду, они говорят правду. Или другое – они говорят, что они профессионалы. Вот профессионализм – и все. Это профессионально – говорят они. И этим абсолютно спокойно себя оправдывают. Сейчас у нас будет включение, которое… Мы хотим просто выяснить судьбу лидера организации "Просвита" Владимира Семистяга, о котором сегодня говорили, что человек пропал и даже погиб, говорили. У нас историк Павел Мовчан. Добрый вечер, Павел!

Павел МОВЧАН: Доброго здоров’я!

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Доброго здоровья и вам! Какая информация о Владимире Семистяге? Что знаете, расскажите?

Павел МОВЧАН: Слава богу, він живий. Ми щойно розмовляли з його сестрою, яка поїхала за його тілом до моргу, як їй повідомили. І слава богу, з’ясувалося, що його немає. І більше того, зв’язали по телефону його сестру з ним.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: То есть все нормально, он жив?

Павел МОВЧАН: Все нормально, він живий, слава богу. Але це своєрідний терор. Я потрактовую це для того, щоб до шокового стану довести його родину, для того, щоб… Це своєрідна терористична акція. І я інакше не потрактовую. Хоча я був певен, що він живий, бо знаю, що він людина, яка була без зброї.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Павел Михайлович, а что они хотели от его семьи? Что можно хотеть от лидера организации "Просвита", от гуманитария?

Павел МОВЧАН: Це тому, що він українець, принциповий українець, послідовний українець. Для нього українська мова рідна, бо він з рідної Донеччини, з Луганщини, де його родина, де його всі україномовні, де він займався історичними дослідженнями. Людина, яка дуже багато зробила, як редактор "Бахмацького шляху" – єдиного на сході українськомовного часопису. Людина, яка спростувала всі красногвардійські ці міфи про "Молоду гвардію". Бо це він перший підняв ті документи і з’ясував, що ніякої "Молодої гвардії" не було, що це гвардія була заснована молодих похідними групами УПА. І знайшов того героя, який живий був, як Євген Стахів, відомий в еміграції діяч громадський український. Це він засновував, це він робив. Це він робив диверсії проти німців на окупованій території. Тобто він зробив для української держави дуже багато.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да. Ну, то есть, это чистой воды просто человек.

Павел МОВЧАН: Це чиста ідеологія.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да. Вот человек думает иначе – и все, и вот тебе и террористическая эта… Извините, у меня приличных слов нет. Павел Михайлович, спасибо вам.

Павел МОВЧАН: На превеликий жаль, так. І тому ця історія – це є терор.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Спасибо. Передайте, пожалуйста, Владимиру наши пожелания здоровья. Пусть держится.

Павел МОВЧАН: Дякую. Якщо я зв’яжуся… Дай боже.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, поддержите его семью. Всего доброго! До свидания!

Павел МОВЧАН: На все добре! До побачення!

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Павел Михайлович Мовчан, историк был в нашем эфире. Вот так. Вот видите, как разные темы все в одну реку стекается у нас в итоге. Коллективного безумия, провокации и ужасов вот этого вот происходящего там, на востоке. Ладно, давайте новости послушаем. После новостей поговорим о журналистах "Громадского" и еще о том, о чем говорили до. 2435, ваши SMS, прошу, пишите, что думаете.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: 20:34 точное время. Вы слушаете Радио Вести. Здравствуйте! Здравствуйте еще раз! Сакен Аймурзаев у микрофона. Мы продолжаем с вами эфир. 2435 для ваших SMS номер. Очень активно вы сегодня пишете, и большое вам за это спасибо, несмотря на то, что очень много каких-то негативных вещей и про меня, и про нашу радиостанцию. Но пишите, что хотите. В конце концов, компьютер все стерпит, а я не все прочитаю. Поэтому давайте, 2435 телефон. Подписывайте ваши сообщения. И мы в этой части поговорим о журналистах "Громадского" и позвоним нашей слушательнице из города Краматорска. Нашли ее телефон. Узнаем, что там и что она хотела сказать. Мне тоже интересно, что думает человек, который находится непосредственно в этом месте, где сейчас совсем не мирно. Ну вот вы все знаете, конечно, и телевидение, и мы все рассказываем постоянно об Анастасии Станко и об операторе Илье Бескоровайном, которые задержаны, захвачены, находятся в плену в Луганской области. Для меня эта история жуткая по многим причинам. Я вчера узнал, как, наверное, вы все, когда это произошло, в Интернете написали сразу. Потому что с Настей я дружу. Настя Станко – человек, которого я знаю много лет, уже находясь в Украине мы подружились и близки, в том числе и по нашим религиозным воззрениям. Она – прихожанка греко-католического храма, в который я иногда хожу. И мужа ее знаю. Короче говоря, человек для меня совсем не чужой. И, наверное, из тех людей, которых захватывали в плен вот эти боевики, эти сепаратисты, члены объявленные террористическими организаций, наверное, это самый близкий мне человек. Вот так я вам скажу. И когда Настя пришла ко мне в эфир, это было 24 июня, на прошлой неделе, мы разговаривали с ней о том, что происходит в Луганске, где она была. После этого зашли в комнату, где я работаю, вот тут буквально в нескольких метрах от студии. У меня висит карта над столом, над креслом. Большая карта Украины. И я ее попросил, говорю: Настя, покажи мне все – вот как, кто, откуда, что, как их много, где они, какой вообще широты и долготы этот район, в котором засела эта заноза. Покажи. Она мне стала все показывать и убедила меня в том, как мало в территориальном смысле это все занимает, какой это маленький кусочек Украины и даже Луганской и Донецкой области. Какой это анклав, маленький анклав нестабильности, насилия и агрессии. И потом мы говорили с ней о безопасности работы. Я резонно спросил: а как же ты не боялась? Ты же известный журналист, и ты известна в том числе визуально для этих негодяев, которые там могут взять тебя в плен. Она сказала, так очень спокойно сказала… Да извинит меня Настя, что я передаю наш личный разговор, но сейчас это кажется мне очень важным. Она мне сказала: "Да что! Единственное жалко – потеряю неделю или две, не смогу работать". Вот такой она человек, очень искренний, очень честный, в первую очередь перед собой. И я невероятно переживаю за судьбу Насти и желаю ей и ее близким как можно скорее увидеть ее, обнять, обязательно сам это сделаю, как только смогу. Чем мог бы, помог. Но вот понимаю, что вы тут пишете мне сейчас всякие гадости за то, что я вам рассказываю про Путина, про сошедших с ума российских журналистов, сошедших с ума от крови и денег террористов на востоке. Это все, что я могу сделать сейчас для Насти. Давайте будем надеяться, что скоро мы их увидим. Увидим живыми и здоровыми, обязательно пригласим сюда и поговорим в нашем эфире. Давайте позвоним сейчас нашей слушательнице из Краматорска и спросим ее, что она там видит, как переживает сама эту ситуацию всю. Значит так, 2435, напоминаю, SMS пишите, почитаю ваши сообщения, даже если не сейчас, то распечатаю себе и потом почитаю. Да, здравствуйте!

Слушательница: Здравствуйте!

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Наталья вас зовут, да?

Слушательница: Да, Наталья.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вот вы написали мне SMS – и я вам позвонил.

Слушательница: Да, спасибо большое.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: С помощью Валерии Широковой. Без нее бы не получился эфир. Помогает мне в этой эфире. Скажите, пожалуйста, где вы находитесь сейчас?

Слушательница: Не буду кривить душой. Сейчас я нахожусь уже с детьми в Харькове. Спасибо большое людям – приютили.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Так. Вы уехали?

Слушательница: Да. Я хочу сказать, все время слушаем ваше радио. Включим радиоприемничек и все время слушаем.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Я еще думал – как же вы в Краматорске нас слушаете? Все-таки там мы не вещаем, это во-первых.

Слушательница: Да-да, там уже не вещает ничего.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Во-вторых, там ничего не вещает. Но когда вы уехали из Краматорска?

Слушательница: Мы уехали еще 12 числа, но каждый божий день, буквально сегодня созванивалась, там же остались все родственники. Как говорится, в охапку детей – и уехал. Ну, жить-то не за что и жить нет возможности такой. И разговаривала буквально с сестрой. Живем в частном секторе. Говорит, ужас и кошмар. Ночуют в подвалах, в руках – документы. И если боевики ставят на "Газельках" гаубицы и стреляют прямо из-за домов. А соответственно украинская армия стреляет в ответ, это посреди поселка. Все это, конечно, очень ужасно, безумно. Услышала, в Краматорске попала под обстрел маршрутка – бегом звонить матери. Потому что она работает и ездит. Слава богу, ее там не было.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: А как они там живут? Что они едят? Как они живут?

Слушательница: Вот. Обстреляли больницы, обстреляли склады с продукцией. Как живут? Никак. Мы уехали в Харьков специально, чего уж там кривить душой, чтобы оформить хоть какие-то пособия. Опять же хочу обратиться к нашему Министерству соцполитики. Спасибо вам огромное, что вы нам помогаете. Только речь ведется о том, что можно выехать в другой регион и оформить пособия на детей. Два месяца без денег. Тянут, тянут резину.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Наталья, вот пожалуйста, нас слышно в Харькове сейчас. Пожалуйста, я очень надеюсь, что местные сотрудники социальных служб вам помогут.

Слушательница: Хочу сказать, что от них это не сильно и зависит. Это все зависит от Киева. Мы привезли сюда и свои дела, всем и привезли, все принесли. Нет, им нужно подтверждение электронное о том, что… Ну, в общем, это долгая история. Смысл в том, что рубят на… Мы не приезжаем и за две недели ничего не получаем. Может быть, в июле, сказали. А может быть и в августе. А никто не спрашивает, как нам жить. А как жить?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: У вас сколько детей?

Слушательница: Трое.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Трое детей.

Слушательница: Один из них инвалид детства. Так получилось, что он остался сейчас в Краматорске, потому что, спасибо, в Кривой Рог его забрали в лагерь, среднего ребенка мы могли уже из Харькова забрать, со Святогорска, а уже из Кривого Рога привезли в Краматорск. И мы не можем теперь его забрать. Там он с бабушкой, с дедушкой. Но это не облегчает мое положение. Душа там.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Держитесь, Наталья. Держитесь. Единственное, что я могу вам сказать и рассказать вашу историю вот всем нашим слушателям. Спасибо, что написали. Держитесь.

Слушательница: Спасибо, что о нас думаете.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: До свидания!

Слушательница: До свидания!

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да, вот наша слушательница Наталья из Краматорска сейчас находится… ну, это беженцы, беженка. Находится в Харькове, и рассказала нам немного. Эмоционально, конечно, – ну а как иначе? – о своей жизни, о жизни своих близких, которые там остались. Мы эту часть заканчиваем. В следующие 15 минут ваши звонки. 044-390-104-6. Пожалуйста, все сейчас очень напряжены, эмоции на пределе. Но, тем не менее, я призываю вас что-то осознанное сказать, если вам есть что сказать. Почитаю еще ваши SMS в последние 15 минут. После коротких новостей вернемся в студию.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: 20:46 точное время. Продолжаем наш эфир. У микрофона Сакен Аймурзаев. 2435 телефон для SMS. И по Интернету тоже пишите, задавайте вопросы. Вот Мишка тут переживает, что поздравил меня с Рамаданом. Ничего страшного, Мишка. С религиозными праздниками легко приму ваши поздравления, и ваши также, если вы отмечаете этот святой для ислама месяц. Надеюсь, что принесет мир. Телефон 044-390-104-6 тоже буду включать в эти оставшиеся минуты. И скажу вам, что завтра – мы планировали в моем эфире сейчас это сделать – но завтра, после программы "Ланч-тайм" мы поставим повтор интервью с Настей Станко, которое я сделал в моей программе. Так что завтра днем вы сможете послушать, что она рассказывала про Луганск. И мы надеемся, что скоро Анастасию увидим живой, здоровой, ее коллегу увидим здесь, в Киеве. Вот перешли, наконец, к… Я просто читаю SMS. Некоторые слушатели уже перешли к брутальным оскорблениям. Ладно. Значит, смотрите. Я пока тут ездил, нашел замечательную совершенно статью мыслителя, политолога и политфилософа Збигнева Бжезинского, который удивительным образом, опять же возвращаясь к началу эфира, был одним из самых постоянных героев программы "Международная панорама" в советское время, и был таким, знаете, символом врага западного, таким мозжечком загнивающего западного мозга. Вот он был всегда этим человеком, советник по нацбезопасности Президента Соединенных Штатов, уже глубоко пожилой человек, сохраняющий при этом, на мой взгляд, невероятную масштабность мысли. Он выпустил доклад, который называется "В борьбе с российским шовинизмом". Опубликован этот доклад был в журнале "American Interest". И мы этот доклад с вами будем в течение нескольких дней так частями, потому что он достаточно большой, читать, изучать и обсуждать. Потому что он невероятно, на мой взгляд, передает все происходящее сейчас и на востоке Украины, и в целом на геополитической карте континента. И что особенно важно – Збигнев Бжезинский человек невероятной философской и политологической фантазии, которая всегда подкреплена какими-то аргументами. Поэтому мы будем читать по кусочку и обсуждать. Вот начинает свой доклад Збигнев Бжезинский, в свою очередь ссылаясь на доклад, опубликованный в России агентством РИА Новости. Это к разговору о журналистах, о том, что там с журналистами. Знаете, сошли с ума многие, в том числе и те, кто занимается аналитической работой. Вот, оказывается, я об этом не знал, благодаря Збигневу Бжезинскому узнал об этом, доклад вышел совершенно недавно, буквально несколько недель назад, о новой идентичности россиян и русских людей. Конечно, в этом докладе огромная часть посвящена Украине. Ну вот слушайте, что пишет Бжезинский: "В этом докладе речь идет о четырех ключевых концепциях. Во-первых, концепция разделенного народа; во-вторых, тема защиты сограждан за рубежом; в-третьих, тема русского мира; в-четвертых, значение признания и сохранения, приятия и продвижения "великой русской цивилизации". Я упомянул об этом, потому что считаю, что было бы ошибкой считать кризис в Крыму и на Украине продуктом внезапной вспышки гнева. В некотором смысле их можно таковыми считать. Однако было бы гораздо умнее со стороны России провернуть то, что она только что провернула через 10 лет. К тому времени она стала бы сильнее и крепче в экономическом плане. Но все произошло, и эти концепции сыграли значительную роль". Бжезинский продолжает: "Концепция разделенного народа – это отправная точка для шовинистических заявлений о том, что суверенитет России распространяется на всех русских людей, где бы они не находились. И тем, кто знаком с историей Европы до начала Второй мировой войны, заявления эти неизбежно покажутся пугающе знакомыми. Разумеется, эта концепция приводит нас к идее защиты сограждан, проживающих за рубежом. И это имеет особое значение для тех государств, на территории которых проживают этнические русские, которые граничат с Россией". Тут Бжезинский говорит не просто об Украине, я сразу оговорюсь. Это в первую очередь. И потом в процессе изучения с вами этого доклада мы услышим от Бжезинского эти мысли. Он говорит о Белоруссии, он говорит о Казахстане, в том числе Северном Казахстане, который тоже является территорией, где проживают русские. Тут видите как уже – русские. Этническая идентификация происходит. "Концепция разделенного народа и защиты сограждан за рубежом приводит нас к идеи русского мира", – пишет Бжезинский. – "Под ним подразумевается органическое целостное единство всех русских людей, независимо от их места проживания. И эти места проживания могут быть изменены путем воссоединения этнических русских. Вспомните о странах Балтии". Завтра мы продолжим этот доклад изучать. Там Бжезинский будет говорить о новой русской цивилизации и о ее соотношении с Китаем, Европой, Соединенными Штатами. Но в целом это я почему решил прочитать прямо сейчас, хотя, в принципе, планировал говорить об этом докладе? Это нашим уважаемым слушателям, которые считают, что все, что я говорю, это похмельный бред или, как там вы пишете, мои личные фантазии. Вот понимаете, в чем дело? Бжезинский этот доклад сделал 27 июня. Путин сегодня говорил теми же словами. Теми же самыми словами. И кто из нас сумасшедший? Да, давайте звонки примем. Да, вы в эфире. Как вас зовут?

Слушательница: Добрый вечер!

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Здравствуйте!

Слушательница: Я Дарина, Киев. Значит, в шестом поколении киевлянка. Моя бабушка рассказывала, как Муравьев пришел в Киев. Бабушка и мама были во время оккупации в Киеве. И я буквально сейчас звонила вам – и на одной волне с Бжезинским.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вот видите.

Слушательница: Мне вот пришла такая идея в голову. Пусть товарищ Путин вместе с Думой издают указ, что все этнические русские и желающие русскоязычные, как во время того, как организовался Израиль, приезжают на свою историческую родину.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Репатриируются, да.

Слушательница: Оплачиваем им кредиты в ту страну, в которой они брали. Мы их обеспечиваем жильем. Кто хочет в деревне – гектары земли, помогаем со стройкой.

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Вот Дарина, вы понимаете, к чему это все приведет, если вот так пойдет дело?

Слушательница: Тогда решится вопрос с Эстонией, Латвией, Литвой. А вы думаете, многие поедут?

Сакен АЙМУРЗАЕВ, ведущий: Да конечно не поедут. Во-первых, не поедут. Ладно, не поедут. Но те, кто поедут, они будут использованы в идеологической пропагандистской работе так, что мы с вами окажемся на пороге крупнейшего национального конфликта. Национального конфликта, когда русская идентичность… Спасибо вам за звонок, не буду вас держать, все-таки денег стоит. Послушайте. Когда русская идентичность будет противопоставляться славянской идентичности – то, что сейчас происходит в Украине. Результат этот мы видим и в "Фейсбуке", результат этот мы видим всюду – и в прессе, и в разговорах людей, когда близкие по языковой, культурной, цивилизационной составляющей народы противопоставляются друг другу по принципу дробления: русские – не украинцы, русские – не белорусы, русские… Понимаете, вот о чем сейчас речь. Тут вопрос не о репатриации, не о том, что надо забирать русских, которые вот так жить не могут, вот просто совсем им плохо, надо их забрать. А вопрос во внутренней позиции России, которая становится национальным государством и становится государством, которое изолирует себя от всего остального, даже славянского, мира. Вот в чем для меня самое страшное происходящее сегодня. Так, значит, что вы пишете. Так-так-так. "Мы уже в Евросоюзе. Это уже хорошо". Мы пока не в Евросоюзе, и это не так уж… "Сакен, прокоментуйте, будь ласка, позицію Тетяни Даниленко стосовно включення в вашому ефірі представника ЛНР". Олег, Киев. Я, безусловно, эту реакцию видел. Вот и сейчас Татьяна передо мной на "5-м канале" в экране телевизора. Я Татьяну знаю лично. И немножко меня удивило, что она не нашла нужным позвонить мне по этому вопросу, как человеку, который отвечает за новости на этой радиостанции. Ну что ж, она такую позицию заняла. Ладно, заняла. Завтра я опубликую в Интернете полную расшифровку этого сюжета, который, на мой взгляд, наш коллега Юра Петрушевский сделал профессионально, выдержав все позиции. Кстати, интервью с представителем ЛНР он сделал потому, что этот представитель говорил о судьбе Насти и оператора, задержанных в плен, находящихся в плену. В этом смысле тогда давайте скажем, почему "Громадское" разрешило включить Настю в свой эфир, которой разрешили это делать террористы. Ведь это же не без их согласия случилось. Это первое. А второе. Если в эфире "5-го канала" какой-нибудь русский националист сумасшедший будет кричать "Смерть украинцам", и это вырежут просто в виде маленького синхрона, и будут говорить, что "5-й канал" желает смерти украинцам, я скажу, что это неправда. Всего вам доброго! И завтра встретимся и продолжим наши увлекательные, на мой взгляд, беседы.

Читать все
Читать все