СЛУШАЙТЕ РАДИО «ВЕСТИ» ГДЕ УДОБНО И КОГДА УГОДНО!
стенограмма

"Космические технологии очень дорогие по отработке"

ЭлементарноНа орбите - первый украинский наноспутник

Стенограмма эфира программы "Элементарно" на Радио Вести

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Добрый вечер, дорогие радиослушатели! Сегодня в нашей программе мы будем говорить о наноспутниках. 

Дмитрий СИМОВНОВ, ведущий: В гостях у нас сегодня Борис Михайлович Рассамкин, кандидат технических наук, руководитель лаборатории тепловых труб и наноспутниковых технологий при КПИ. Сейчас – немного больше информации о нашем госте. 

ДОСЬЕ: Рссамакин Борис Михайлович, кандидат технических наук, руководитель лаборатории тепловых труб и наноспутниковых технологий при КПИ. В 1977, по окончанию теплоэнергетического факультета КПИ, получил звание специалиста. В 1984 году защитил кандидатскую диссертацию, связанную с разработкой тепловых труб и устройств, которые применяются в различных областях космической техники, а также приборостроении, электротехнике, энергетике и медицинской технике. С 1989 года принимал участие в целом ряде проектов, в том числе и международных, связанных с разработкой космических аппаратов. Борис Рассамакин является автором около 50 публикаций в специализированных научных изданиях. 

Дмитрий СИМОВНОВ, ведущий: На прошлой неделе буквально все новостные агентства облетела информация о том, что был запущен в космос украинский наноспутник. Я впервые услышал об этом понятии. Сейчас он находится на орбите. Спутник этот был полностью создан в нашем КПИ. Борис Михайлович является идеологом и руководителем этого проекта. Борис Михайлович, что такое наноспутник?

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Зарубежные коллеги понимают наноспутник по классификации, которая говорит о том, что до 1 кг – это пикоспутник, 10 кг – это наноспутник, выше – микроспутник (до 100 кг), которые известны в мировой практике. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Это совершенно небольшие летательные объекты, по сравнению с тем, что мы привыкли воспринимать, как космический объект, эти просто крошечные?

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Они выполняют функции больших спутников. Они управляются с Земли и сами в автоматизированном режиме, передают информацию, заряжают аккумуляторные батареи, имеют фотоэлементы и датчики ориентации, GPS системы навигации – это все есть. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Какие задачи этот наноспутник решает? Если действительно возможно решать научные задачи, запуская такие небольшие объекты, как наноспутники, может имеет смысл отказаться от дорогостоящих космических программ, которые развивали в США, СССР?

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Наноспутники не исключают большие спутники. Наноспутник сегодняшнего исполнения – это орбита 700-690 км, а вы, наверное, говорите о спутниках, которые по 40 000 км, у них функции и габариты другие, и назначение другое. Наш спутник – технологический, отработка технологий КПИ. Он разработан, испытан и программное обеспечение силами КПИ, факультета электроники, радиотехники и теплоэнергетический. Испытательная база находится на факультете электроэнергоавтоматики. 

Дмитрий СИМОВНОВ, ведущий: До этого были в Украине наноспутники созданы?

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: У меня нет такой информации. Наноспутник такого формата, который предложил в 2000 году профессор Твикс Калифорнийского университета, вошло в практику, сейчас это обычная технология кубисатовская, которая в Интернете фигурирует. Наше отличие – в особенностях самого спутника. Габариты и весовые характеристики в общем-то мировые известные, нами подтверждаются. В Украине нам примеры не известны. 

Дмитрий СИМОВНОВ, ведущий: Вы говорите о формате Кубсат. А что он подразумевает?

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Это формат, который интегрируется в контейнеры IC-Pod, в которых размещаются 1-3 юнита прибора. У нас 1 юнит. То есть, прибор 100х100 мм стандарт, который предложен мировым сообществом. Получается такая условно сосиска. 100х100 и до 600 мм известны кубсатовские форматы наноспутников. 

Дмитрий СИМОВНОВ, ведущий: Но ваш спутник гораздо меньше весит. 

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: 1 кг 80 гр. В стандарт первого юнита мы вошли, и под контейнер мы проходили, нас приняли к полету. 

Дмитрий СИМОВНОВ, ведущий: То есть, визуально ваш спутник похож на такой кубик, 10х10. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На сосиску, Дима, вам же сказали. 

Дмитрий СИМОВНОВ, ведущий: Я видел картинку в Интернете. 

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Кубик – это один юнит, а если 6 – то это сосиска. 

Дмитрий СИМОВНОВ, ведущий: Как вы изначально пришли к этой идее?

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Идея появилась в 2004 году у начальника проектного отдела Тараса Васильевича, который считал, что молодежь должна самостоятельно строить подобные спутники своими силами. Почему-то он считал, что микроспутник – это 25 кг. Но до 2010 года эта идея не была подтверждена финансами, и, по-моему, она не выдержала критики. КПИ само предложило малобюджетный проект, который заключался в том, что мы преобразуем все функции большого микроспутника спутника в наноспутник, возьмем контейнер голландский под программу «Днепр». С 2010 года началась доработка идеи, с целью выполнить технологические задачи, научные и образовательные. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Если я правильно понимаю, такой наноспутник зациклен на научно-исследовательские проекты КПИ, он работает на то, что молодежь КПИ имеет доступ к своим практическим исследованиям в космосе. 

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Это факт. У нас – порядка 22 магистерских работ уже посвящены наноспутнику. Многда не успеваю информировать факультет, что к нам приходили подписывать автовнедрение, такая у нас специфика работы, какой результат получен, куда будут направлены эти результаты. Готовится кандидатская диссертация Коваленко Евгения, который систему энергообеспечения построил на этом спутнике. И еще 2 кандидатские в работе, которые будут защищены в следующем году. Это должно быть документально подтверждено. Технологически это подтверждено тем, что мы разработали платы, 3 основные, которые обеспечивают энергией радиоканал и центральный процессор с системами управления и навигации. Мы хотим его проверить в лете, на факторе космического пространства. Конструктивно он также отличается от имеющихся в международной практике. Мы используем светопанельные конструкции, которые мы минимизировали. Толщина светопласта, который является защитой от радиации и тепла, чтобы температуру поддержать в том диапазоне, который необходим, это и есть то новое в кубсатовской технологии КПИ в отличии от мировой практики. 

Дмитрий СИМОВНОВ, ведущий: Я видел названия ваших научных работ. Большинство из них было посвящено тепловым трубам. Какая связь между тепловыми трубами и космическими технологиями? 

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Тут есть определенные несовпадения. Тепловые трубы родились в космосе. Они обеспечивают температурный режим, стабилизацию электроники аппарата. Это элементы системы терморегулирования. Проектируя тепловые трубы, мы поневоле имели представление о конструкциях аппаратов, и тем самым понимали, что имеется в виду под космическим аппаратом, его функциями, возможностями, весовыми габаритами и прочее. Наш руководитель лаборатории 72-го года Михаил Григорьевич до сих пор руководит космической тематикой. Финансирование моей работы позволяет поддержать другую технологию, спутниковую. По части работ сотрудники используют свои достижения для наноспутниковых технологий. Имея программное обеспечение для тепловых труб, как они ведут себя на орбите. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А вот эти исследования тепловых труб, вы говорите, что они финансируются. Вы взаимодействуете с космическими программами других государств, насколько я понимаю. 

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Мы сейчас являемся поставщиками тепловых труб в Россию. Разработки ведутся в Алкотель французский. До усложнения отношений с Россией мы поставляли им оборудование в виде светопанелей с тепловыми трубами для аппарата. Разработка и передача оборудования была запланирована с 2004 года. Но этого не произошло. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А эти исследования используются только в космосе или и на Земле их применить можно?

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Космические технологии очень дорогие по отработке. Чтобы находиться на орбите 10-15 лет, надо трубу внимательно и по европейским стандартам PSS-49 провести испытания, их там порядка 18-20 циклов. Для наземной техники это прежде всего непростая пионерская разработка – солнечные коллекторы для бытовых целей, нагрева воды от солнечной энергии. Мы их делаем на тепловых трубах. В какой-то степени повторили немецкие проекты, которые были пионерами в этой области. Особенность в том, что во всех коллекторах медные тепловые трубы, а у нас – алюминиевые. Характеристики, которые мы заявляем по солнечным коллекторам наземного применения тепловых труб, соответствуют европейским стандартам, конечно, стоимость единичных образцов вызывает вопросы у потребителя, и мы не пользуемся пока спросом этих коллекторов, хотя разработка под ключ. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Эти ваши исследования могут использоваться в альтернативной энергетике. Может быть, имело бы смысл обратить на них внимание на государственном уровне?

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Хотелось бы это видеть, чтобы опыт работы с тепловыми трубами был, а до 91-го года на мировом известном уровне. Мы считаем, что не потеряли свой мировой авторитет, работая в этой области. 

Дмитрий СИМОВНОВ, ведущий: Вы упомянули о непростых украино-российских отношениях, но запуск наноспутника происходил именно с российской территории. Были ли какие-то проблемы?

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Меня пригласила персонально «Космотрас» - международная космическая корпорация, присутствовал при запуске, это подтверждение того, что в этой сфере отношения сохранились на прежнем уровне. Полигон в течении двух дней – никаких особенностей отношения не наблюдал. Даже не было напоминаний о сложных отношениях. Представителей из Украины было порядка десятков, которые обслуживали ракету. Мы были частью научной делегации, с ЮжМаша были представители, которые работали с ракетой, обеспечивали сам пуск, он оказался действительно удачным, что мы наблюдали на экране пуска, посекундное исполнение процесса отделения всех составляющих ракеты, и отделения спутника – этого не забыть. Совместная работа так и называется «Днепр-1», которую ведет Космотрас, хотелось бы поддерживать с украинской стороны, с российской это делают уверенно. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: По-видимому, научная среда интернациональна, потому что ученные работают на будущее всей Земли, а не какой-то конкретной страны. Хотелось бы. Чтобы это понимание сохранилось и в наши дни. 

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Наша задача донести, что Украина готова поддерживать этот проект. Я в общем-то разработчик, а не организатор пусков. И с финансовой стороны Космотрас, и с голландской стороны, российская сторона была на высоте.

Дмитрий СИМОВНОВ, ведущий: Это очень приятно слышать. Насколько мне известно, спутники запускаются такими пакетами. И на этот раз ракетоноситель вывел на орбиту порядка 33 спутников. Кому принадлежали остальные? Они чем-то принципиально отличались от того наноспутника, который разработали вы?

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Кубсатские контейнеры были отдельно вместе с кубсатскими спутниками американскими, два российский заказ на американскую университетские технологии. Их было 21. Они находились в 5 контейнерах. Мы находились в контейнере со спутниками Кубсат-1 и 2, отработочные самого голландского спутника. Был израильский, уругвайский спутники. Есть в Интернете заставка международной компании Космотрас, плакат полезной нагрузки Казахстана, Испании, а остальные – дополнительная полезная нагрузка Саудовская Аравия, Россия.

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Запущенный КПИ наноспутник дает прекрасный материал для образования, это очень хорошая мирового уровня внутриуниверситетская программа. На основе этого наноспутника будут защищаться работы. Помимо внутриуниверситетских исследований, каково может быть его значение?

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: У нас есть надежда на то, что демонстрация результатов летного эксперимента подтвердит наши возможности и появятся те заказчики, которые могут быть потенциальными пользователями этой разработки. В частности у нас уже был контракт с китайским университетом, который стал сторонником очередного совместного спутника, где его интересы как в учебном так и научном плане. Там есть фазы, которые они нам запланировали: предварительной рекламы своего университета, учебного направления, самостоятельное изготовление своего шиньянского спутника, чтобы показать возможности китайской стороны. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Можно ли сказать, что в первую очередь наноспутники – это программы обучения, по формированию новых поколений ученных или заказчиками наноспутников могут быть какие-то коммерческие структуры?

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Я думаю, что кубсатовские форматы известны как образовательные спутники. Большинство ведущих университетов мира имеют сборку наноспутников с магазина, который есть в Европе и Америке. Имеются отдельные подсистемы свободно продаваемые. Украинские университеты не могут себе их часто позволить финансово. Можно купить подсистемы, а программное обеспечение, которое они дорабатывают, позволяет им сделать спутник под ту полезную нагрузку, которую университет может себе позволить. Развить технологию своего университета. Этот путь оказался для нас неприемлемым по разным причинам. Мы ставили цель обучить молодежь, показать возможности университета. Коммерческая сторона не последнее место занимает в нашем проекте. Мы надеемся на то, что в нас поверят наши инвесторы. Есть спонсоры, которые ждут результатов. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: А как может коммерчески применяться спутник?

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Наиболее приемлемое и доступное – обычное зондирование, съемка земной поверхности для МЧС, сопровождение грузов, радиосвязь. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Эти вещи могут быть востребованы и службами безопасности, и в каких-то армейских вопросах. Если я правильно понимаю, наноспутники могут решать и некие оборонные задачи. 

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Я не могу сразу ответить, по сути, это функционально возможно. Может быть не один кубсат, а 10-15, которые будут одновременно ходить на одной и той же орбите, информацию выдавать непрерывно. А так один должен поддерживать радиосвязь периодически. Не так все просто. Зондирование земной поверхности, разливов, изменение травяного покрова, урожай, лесного массива, это может проводиться на коротком бюджете. Хотя большие спутники эту нишу закрывают свободно, но эту информацию надо покупать. Украина является законодателем ДЗЗ – дистанционного зондирования Земли в этой области. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Практически технологии развиваются так, что какой-то обеспеченный человек может позволить себе личный наноспутник, если он инвестирует в него?

Дмитрий СИМОВНОВ, ведущий: И как это выглядит с юридической точки зрения?

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: По нашему опыту вывоза за границу, нереально частному лицу иметь такой спутник. Экспортный контроль давал заключение о вывозе с подтверждениями космического агентства, таможенные ограничения, лицензия на разработку элементов и комплекса космической техники, которая есть у КПИ. Хотя заказчик может быть и частное лицо. 

Дмитрий СИМОВНОВ, ведущий: На данный момент подобные спутники невозможно запускать с территории Украины, нужно договариваться с другой страной?

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Это космодром должен быть. У нас же нет его. 

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Наблюдение за выходом ракеты из шахты вызывает восхищение украинскими технологиями. РС-20 или СС-18 – по терминологии НАТО – это сатана, известный объект, который утилизируется таким образом. Снимается боеголовка. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: И он утилизируется запуском в космос. 

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Запуском полезного груза в космос. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: То есть, таких спутников. И вы хотите сказать, что таким образом реализовывается программа разоружения Горбачева?

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Так точно. 

Дмитрий СИМОВНОВ, ведущий: Двойная польза получается. 

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Это факт. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: В интервью президент Леонид Кравчук говорил, что все ракеты ядерные, которые в СССР создавались, срок годности истекал где-то в 98-ом году. Было интересно понять, как они на самом деле утилизируются. 

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Кравчук у нас сыграл немало важную роль, он был приглашен в ноябре прошлого года в КПИ, и конструкцию этого спутника поддержал на уровне Кучмы и того правительства, что КПИ может и будем поддерживать. И у нас старт удался. 19 июня в 19 часов 11 минут 11 секунд, по мировому времени – час ночи 11 минут 11 секунд на полигоне. Это было символично. Многие не спали с моей команды. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Мы вас поздравляем с этим успехом, и с теми эмоциями, которые вы получили от этого. 

Дмитрий СИМОВНОВ, ведущий: За две недели нахождения спутника на орбите, я так понимаю, проходит процесс беспрерывного слежения за ним, уже получены какие-то данные. Можно ли уже говорить о каких-то первых результатах?

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Телеметрия с борта получена, потребовалось 2-3 дня для ее дешифровки. Телеметрия – это информация о состоянии подсистем спутника: напряжение, токи, система электропитания, состояние подачи напряжения на каждую подсистему спутника, работоспособность солнечной батареи… это состояние спутника в момент нахождения его на орбите над нашей территорией. 4-5 раз мы можем видеть его над Киевом на корпусе 5 КПИ. Спутник еще не ориентирован на сегодняшний день в своем полете. Он работает в спящем режиме и показывает значение – точное время борта, которое совпадает с наземным. Большинство систем готовы к работе по управлению спутником. Температурный диапазон на всех частях тепловыделяющих плат от 5 до 36 градусов Цельсия. 

Дмитрий СИМОВНОВ, ведущий: Сейчас спутник находится на высоте 700 км над Землей?

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Солнечная орбита круговая с наклонением 98 градусов по орбите. Высота орбиты приблизительно 702 км, была заявлена голландской стороной до 694 км. 

Дмитрий СИМОВНОВ, ведущий: Как долго этот спутник сможет летать, работать и передавать на Землю данные?

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Это вопрос к системе аэродинамики, которая позволяет говорить о том, что объект на такой высоте может спуститься до плотности атмосферы не раньше, чем 6-7 лет. Наша надежда на то, чтобы они гарантировано хоть год проработал, а дальше уже судьба электронных компонентов, которые прошли испытание на Украине и подтвердили, что полтора года электронные компоненты должны выдержать. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: На самом деле удивительно, насколько далеко и в краткие сроки шагнула наука от запуска первого спутника СССР до таких наноспутников. Развивается мода на присутствие в космосе. Вот ведут переговоры с вами китайские университеты. Как вы думаете, это будет дальше распространяться по миру? Наноспутник ведь гораздо дешевле запустить, чем большой. Может, через 20 лет каждое государство мира захочет себе наноспутники запускать? Можно прогнозировать такие вещи? Вот сейчас Китай, а там и Вьетнам, Лаос подтянутся. 

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Вьетнам, по-моему, использует разработку, заказанную у серьезной компании. Эстония, Литва – 2 спутника. О чем это говорит? Такие небольшие государства уже имеют спутники, а Украина не имела. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Даже есть информация, что КНДР еще при Ким Чен Ыре запустила спутник, все сначала не поняли, что это было, подумали, что ракета сатана. А оказалось, что всего лишь спутник Земли. Как вы, кстати, относитесь к северокорейским исследованиям в космосе, поскольку там принято опираться на собственные силы, они официально заявляют, что спутник полностью сконструировали сами? 

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Я не имею такой подробной информации, но считаю, что каждая страна имеет право на собственную разработку. Я понимаю, что есть определенное беспокойство. 

Дмитрий СИМОВНОВ, ведущий: Само название объекта – нано – предполагает миниатюризацию. Можем ли мы пофантазировать, что другие аппараты, которые мы запускаем на Луну, также будут становиться более компактных размеров и будут дешеветь? 

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Мы коснулись снижения веса, габаритов спутников в принципе. Мне известны разработки американских университетов, которые именно в этом запуске 19 числа 2013 г. итальянские профессора запустили кубик 50х50 с функциями нормального большого спутника. Более подробной информации у меня нет. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Согласитесь, это довольно странно использовать огромный ракетоноситель, чтобы запустить спутник 50х50 мм. Тут нужно, наверное, целую мириаду таких спутников выводить на орбиту, чтобы это было экономически оправдано. 

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Так вопрос не рассматривался. Наши спутники являются дополнительно полезной нагрузкой. А в этом конкретном запуске Казахстан обеспечил основную полезную нагрузку. У него весовая характеристика 170 кг. И испанский спутник порядка 144-145 кг. Все остальные являются грузом дополнительным. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Спутники спутников. 

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Да. Основная ракета заказана для этих двух спутников, орбита их, а мы уже в какой-то степени привязаны к этой орбите, времени запуска, мы несем меньшую финансовую нагрузку, чем основные заказчики ракеты. 

Константин ДОРОШЕНКО, ведущий: Хочется пожелать вам, чтобы вы не только несли меньшую финансовую нагрузку при запуске наноспутников, но получали хорошо финансируемые заказы и от правительственных учреждений украинских, и, может быть, частных корпораций, которые могут быть заинтересованы в подобных исследованиях. 

Дмитрий СИМОВНОВ, ведущий: Нам остается поблагодарить вас за интересный рассказ о наноспутниках и вашем проекте в частности. 

Борис РАССАМАКИН, соразработчик наноспутника: Спасибо.

Читать все